09 Dec 2016 Fri 16:29 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 09:29   

Скачать книгу в Word(doc)

Скачано 1539 раз



Скачать книгу в формате e-Book(fb2)




Юрий Фельштинский, Владимир Прибыловский

Корпорация. Россия и КГБ во времена президента Путина

Корпорация

Предисловие. Подарок президенту.


В октябре 2006 г. в подъезде своего дома была убита Анна Политковская, известная российская журналистка, опубликовавшая не одну книгу на многих языках, бескомпромиссный критик российского правительства, российской политики в Чечне, российской армии в Чечне и президента Путина как главы государства, допускающего совершаемые в Чечне преступления. Было естественно предположить, что к убийству Политковской имели отношение прежде всего какие-то прокремлевские чеченские руководители, например нынешний президент Чечни Рамзан Кадыров, тогда только договаривавшийся с Путиным о том, чтобы стать президентом в обход конституции чеченской республики (формально Рамзан Кадыров был слишком юн для занятия им этой должности, он родился в 1976 г.). Уместно было, вполне в восточной традиции, преподнести Путину подарок, сделать ему что-то приятное. В ближайший день рождения Путина, в рамках лучших восточных традиций, этот подарок был Путину преподнесен: голова убитого врага. В день рождения Путина, 7 октября 2006 г., Анна Политковская была убита. В виде подарка.

Те, кто убивал Политковскую, имели выбор. Они могли убить ее 5 октября или 8-го. Но они знали, что Путину понравится сделанный ими подарок. И подарок, очевидно, понравился. 2 марта 2007 г. Рамзан Кадыров стал президентом Чеченской республики.

Мы начали писать биографию Путина в 2003 г. Как часто бывает, мы не планировали завершать эту книгу в ближайшие годы, хотели выждать ухода Путина от власти, дабы считать период его правления завершенным. Но в конце мая 2007 г. Федеральная служба безопасности России (наследница КГБ) произвела обыск в квартире Владимира Прибыловского, живущего в Москве, и конфисковала все его компьютеры, материалы, нашу переписку. Если нашу книгу без нашего на то согласия конфискует и читает ФСБ, вправе ли мы лишить возможности ознакомить с ее содержанием рядового читателя?

Прошедший двадцатый век вошел в историю как век тиранов. Сталин, Гитлер, Муссолини, Мао Цзедун… Маленькие и большие, абсолютные и умеренные, коммунистические и националистические, они принесли неимоверное зло своим жертвам и дали обильную почву для многочисленных исследований. Привыкнув прибегать к помощи аналогий, мы и сейчас пытаемся подогнать новые явления, с которыми нам приходится сталкиваться, под известные старые. Применительно к Путину мы хотим ответить на вопрос, деспот он или нет; будет ли он воссоздавать некое подобие старого Советского Союза; станет ли мир свидетелем новой холодной, а то и атомной войны?

Между тем мы имеем дело с очередным экспериментом в России, который на этот раз проводит не коммунистическая партия, а ФСБ. Цель эксперимента – получение абсолютного контроля над Россией. Ради неограниченной власти, которая дает доступ к неограниченным деньгам, которые, в свою очередь, дают возможность беспредельной власти. В Советском Союзе бедными были все, даже члены правящей номенклатуры. Сталин и Брежнев имели власть, но не имели денег. Их квартиры, машины, дачи принадлежали государству. Они не имели яхт и самолетов, не могли кутить за границей. Не назначали своих детей в советы директоров крупнейших российских корпораций. Члены новой правящей корпорации – ФСБ – хотят власти и денег для себя и своих детей и близких родственников. За примерами не нужно далеко ходить. Сын бывшего премьер-министра (и будущего руководителя СВР) Михаила Фрадкова заседает в правлении совета директоров государственного Внешэкономбанка. Бывший директор ФСБ Николай Патрушев устроил своего сына Андрея советником главы Роснефти. Младший сын вице-премьера Сергея Иванова оказался на должности заместителя президента Газпромбанка.

Сам Путин тоже представляет собой абсолютно новое явление, с которым еще не приходилось сталкиваться человечеству. Все известные нам диктаторы были самовыдвиженцы. С риском для жизни они захватывали в свои руки власть и с еще большим трудом удерживали ее, чаще всего погибая, как Троцкий, Гитлер, Муссолини и Чаушеску… Реже – умирая своей смертью, как Франко, Мао, Тито и Пиночет. В некоторых случаях нам до сих пор до конца не ясно, умер ли диктатор естественной смертью или же был убит конкурентами (Ленин и Сталин).

Путин не пробивался к президентскому креслу. Он был отобран Федеральной службой безопасности России. Именно эта структура, часто называемая самими эфэсбешниками «конторой», добилась утверждения президентом Ельциным и российскими олигархами его кандидатуры в качестве преемника.

Биограф Путина не может не поймать себя на мысли о том, что писать о нем скучно. Путин кажется сереньким человечком, не ярким и не харизматичным. У него нет собственного я. Он не жаждет власти и не наслаждается ею. Скорее, он кажется послушной игрушкой в чьих-то руках. Помогавшие Путину стать президентом олигархи считали, что эти руки – их. Но оказалось, что руки, направляемые Путина, принадлежат совсем другому ведомству – «конторе». И эти руки поставили президентом Путина именно потому, что не искали человека яркого, харизматичного, независимого. Потому что незаурядный человек может полюбить власть и захотеть стать диктатором. А диктаторы, как известно, всегда убивают, причем начинают с тех, кто рядом, кто привел их к власти, со своих товарищей, с соратников и сослуживцев. Сталинский опыт в этом смысле оказался очень поучительным. Нового Сталина не хотят не только новые бизнесмены, но и старые спецслужбисты. Серенький Путин всех устраивает.

При советской власти страной руководила политическая партия, вооруженная коммунистической идеологией. При Путине многочисленные политические партии, входящие в российский парламент (Государственную думу) слабы. Это не случайно. ФСБ не нуждается в сильной политической партии, так как мощная политическая партия неизбежно станет конкурентом за власть и, по определению, может представить для ФСБ угрозу. То же самое можно сказать и про Думу – слабую, разобщенную и подконтрольную президенту; и про отсутствующую идеологию, в которой тоже не заинтересована ФСБ, так как любая идеология рано или поздно приводит к созданию политической партии, а политическая партия потому и называется политической, что стремится к власти (которую в случае России нужно будет отнять у ФСБ).

Одна из особенностей ФСБ как системы – извечное желание все и всех контролировать. Контролировать на индивидуальном уровне сложно, если не сказать, невозможно. Проще контролировать группы. Активная часть взрослого населения страны так или иначе в группы собрана, и во все эти группы (бизнесы, неправительственные организации, политические партии) внедрены кадровые сотрудники ФСБ, оповещающие свою организацию обо всем происходящем. Сложнее с молодежью. Ее трудно собрать в группы, трудно контролировать и уж совсем тяжело инфильтрировать, так как сотрудники, агенты и осведомители ФСБ это, как правило, совершеннолетние взрослые люди. Здесь, конечно же, помогает и старый советский опыт, и новая изобретательность. ФСБ успешно взращивает с самого раннего этапа различные молодежные организации. Те из них, которые набирают силу, как движение «Наши», берутся под полный контроль и подключаются к аппарату усиления власти. Подконтрольная организация, конечно же, конкурентом на власть стать не способна.

Сегодня очевидно, что проведенная ФСБ операция «Преемник» – по насаждению Путина в качестве президента России – будет иметь свое продолжение. ФСБ планирует создать клон Путина, такого же, как Путин, только другого, кто тоже будет править Россией от имени и по поручению ФСБ следующие 4-8 лет. На место Путина, который просто обязан был уйти в 2008 г., чтобы не стать вторым Сталиным, корпорация ФСБ выбрала еще одного серенького человека, для которого ФСБ выше чем собственное «я».

В современном мире ФСБ мыслит и действует как корпорация. Она предпочитает подчинять или покупать, а не убивать. Тем не менее ФСБ – организация убийц. И если она считает, что должна защитить себя от грозящей опасности, причем не может более эту опасность контролировать, она убивает. Именно по этой причине были убиты Анна Политковская и Александр Литвиненко. Они представляли серьезную опасность для корпорации ФСБ и не могли быть взяты под контроль или куплены.

Справедливости ради следует сказать, что система корпорационного правления была задумана и создана не ФСБ, а олигархами. В июне 1996 г. Ельцин, не имевший, как всем казалось, шансов быть переизбранным демократическим способом президентом, склонялся к тому, чтобы объявить в стране чрезвычайное положение, отменить выборы, не допустить, таким образом, победы на выборах кандидата от коммунистической партии Геннадия Зюганова и остаться заложником сторонников силового решения вопроса – начальника службы охраны президента Александра Коржакова, директора госбезопасности Михаила Барсукова и их партнера по власти вице-премьера Олега Сосковца. Это была вторая (после неудачного августовского путча 1991 г.) неуклюжая попытка российских спецслужб захватить власть в России. Но эта попытка не увенчалась успехом.

В часы, когда уже был подписан президентский указ об отмене выборов и введении в стране чрезвычайного положения, одна из властных корпораций России – корпорация олигархов – предложила Ельцину деньги, контролируемые олигархами газеты и телевидение, многочисленных нанятых ими менеджеров, готовых организовать предвыборную кампанию Ельцина, но с условием, что Ельцин откажется от силового решения проблемы, отзовет уже подписанный указ об отмене выборов и введении чрезвычайного положения в стране, уволит Коржакова, Барсукова, Сосковца и проведет демократические выборы. Ельцин внял членам корпорации олигархов, принял их помощь, вступил в формально честную борьбу с Зюгановым и победил. Разумеется, критики утверждали, что победа Ельцина не была честной, что купленные олигархами газеты и телевидение играли на стороне Ельцина. Но и особой жалости к коммунистам ни у кого не было. Слишком памятны были недавние события августа 1991-го и октября 1993 г., которые рассматривались населением как попытки коммунистического реванша.

В июле 1996 г. Ельцин был переизбран президентом. Но победа эта имела свою цену. Акции власти получила корпорация олигархов. Четыре последующих года, до выборов 2000 г., эта корпорация управляла страной. Президентом этой корпорации был Ельцин. Обложенные спецслужбистами со всех сторон, грызущиеся и конкурирующие друг с другом, неопытные в политике (в которой в демократической России неопытны были все), презиравшая народ, не верившая в демократию вообще и в российскую демократию в частности, корпорация олигархов пришла к выводу, что на президентских выборах 2000 г. президентом должен быть выбран руководитель спецслужбы. Почему-то считалось, что этого руководителя олигархи смогут легко контролировать и купить.

У каждого олигарха к 1999-2000 гг. был свой солидный, проверенный в делах спецслужбист. А у каждого спецслужбиста свой проверенный в делах олигарх. У Романа Абрамовича, Бориса Березовского и Анатолия Чубайса был полковник Владимир Путин, директор ФСБ. У Владимира Гусинского – первый заместитель председателя КГБ СССР генерал армии Филипп Бобков. У Юрия Лужкова – первый заместитель председателя КГБ СССР, директор Центральной службы разведки СССР, директор Службы внешней разведки России Евгений Примаков. У Михаила Ходорковского – генерал КГБ Алексей Кондауров… Близкие Ельцину олигархи и спецслужбисты объяснили президенту, что единственный, кто сможет гарантировать личную неприкосновенность Ельцина и его семьи после ухода Ельцина от власти это бывший руководитель ФСБ. Все равно какой именно бывший руководитель (тут Ельцину предоставили выбор), но обязательно – бывший руководитель ФСБ. Потому что если коммунисты придут к власти, то посадят Ельцина за разгон парламента танками в октябре 1993 г.; если демократы – за начало первой и второй чеченских войн и за геноцид чеченского народа; и уж кто бы ни пришел к власти, непременно попробует посадить Ельцина и членов его семьи за проведенную в России приватизацию и последовавшую крупномасштабную коррупцию.

Ельцин поверил, и своими же руками, теми самыми, которые в августе 1991 г. вырвали власть у коммунистов, передал управление Россией руководителю ФСБ как своему преемнику. За год он попробовал на роль преемника трех человек. Первой кандидатурой на должность будущего президента России стал Евгений Примаков. Он был назначен премьер-министром в августе 1998 г., но уже в мае 1999 г. уволен, так как не устроил олигархов, поскольку откровенно пообещал после победы выпустить из тюрем 90 тысяч уголовников и посадить в освободившиеся камеры 90 тысяч бизнесменов. Следующим кандидатом в президенты был Сергей Степашин, директор ФСБ в 1994-1995 гг. Он не устроил «семью» Ельцина, точнее отдельных ее представителей: олигарха Романа Абрамовича, советника президента и будущего зятя президента Валентина Юмашева и руководителя администрации президента Александра Волошина. Им показалось, что Степашин переходит на сторону конкурента Ельцина на власть в стране мэра Москвы Юрия Лужкова. В августе 1999 г. Степашина сняли. На его место был поставлен Путин, бывший до тех пор директором ФСБ. Путин понравился и Ельцину, и олигархам. Именно его 31 декабря 1999 г. отобрали в преемники Ельцина, в следующие президенты России.

Олигархи (за исключением Владимира Гусинского, поставившего не на ту лошадь) считали, что их корпорация по-прежнему остается у власти. В конце концов ведь именно они дружно поддержали Путина и предоставили в его распоряжение во время предвыборной кампании те же механизмы и тех же менеджеров, которые обеспечивали победу Ельцина на выборах 1996 г. Но была еще одна корпорация, незаметно для общественности поддерживавшая Путина и обеспечивавшая его победу своими силами и своими методами: корпорация ФСБ. И первые шаги Путина как президента отличались подчеркнутой лояльностью по отношению к членам обеих корпораций.

Постепенно, однако, баланс сил менялся в пользу ФСБ. Сначала была разгромлена империя Гусинского и империя Березовского, перешедшего в оппозицию Путину, а Гусинский с Березовским оказались в изгнании за границей. Затем была разгромлена империя Михаила Ходорковского, а сам Ходорковский был арестован и приговорен. Одновременно ряд выборных региональных должностей был заменен на назначаемые президентом. В коррумпированной России, где коррупция особенно расцветала на местных выборах, сама по себе отмена региональных выборов и введение назначаемых администрацией президента должностей многим казалась правильной и приемлемой. Но на все вакантные должности, равно как и на все вообще мало-мальски важные государственные и политические посты, Путин стал назначать офицеров КГБ-ФСБ.

Не все и не сразу поняли, что происходит. А когда поняли, было поздно. От 70 до 80 процентов всех высших постов в государстве были захвачены спецслужбами и военными. Впервые в истории власть в государстве получила ФСБ, т. е. люди, всю свою сознательную жизнь прослужившие в системе КГБ-ФСБ, ненавидевшие Америку и Западную Европу, не имеющие позитивной программы и опыта строительства; привыкшие лишь разрушать, контролировать, подчинять и убивать. Как о курении и раке, как о Гестапо в нацистской Германии, о ФСБ, в защиту этой структуры, нельзя сказать ни одного доброго слова. ФСБ – абсолютное зло, которое по чистому историческому недоразумению не было уничтожено в августе 1991 г.

По иронии судьбы государственные деятели часто входят в историю событиями, которые сами они наверняка считали мелкими и недостойными упоминания. Мы знаем, что президента Путина в Великобритании будут помнить как человека, отравившего своего политического оппонента в центре Лондона с помощью самодельной атомной бомбы с радиоактивным полонием. Остальное будет забыто.


Мы снова у власти, теперь навсегда

Владимир Путин, премьер-министр. Из выступления перед сотрудниками ФСБ, Москва, 1999.

Мы не отказались от своего прошлого, честно сказали: «История Лубянки уходящего века – это наша история…»

Н. П. Патрушев, директор ФСБ. Из интервью «Комсомольской правде» 20 декабря 2000 г., в День чекиста


Пролог первый. История названия

В декабре 1917 г. большевистское правительство создало структуру, от которой в дальнейшем всем был один вред. И поскольку в теории структура была полезна и необходима, а на практике абсолютно вредна, ее постоянно реформировали и переименовывали в надежде, что от этого изменится ее суть. Но суть оставалась та же. Сегодня эта структура называется ФСБ РФ – Федеральная служба безопасности Российской Федерации. Эту книгу будет проще читать, запомнив краткую историю названий ФСБ.

20 декабря 1917 г. постановлением Совета народных комиссаров (СНК) Российской республики за подписью Ленина была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия при СНК по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). С августа 1918 г. ВЧК стала именоваться Всероссийской чрезвычайной комиссией при СНК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. Первым председателем ВЧК был Феликс Дзержинский.

6 февраля 1922 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) принял постановление об упразднении ВЧК и образовании Государственного политического управления (ГПУ) при Народном комиссариате внутренних дел (НКВД) РСФСР.

2 ноября 1923 г., после образования в декабре 1922 г. Союза Советских Социалистических республик (СССР), Президиум ЦИК СССР создал Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР.

10 июля 1934 г. в соответствии с постановлением ЦИК СССР ОГПУ вошло в состав НКВД СССР.

3 февраля 1941 г. НКВД СССР был разделен на два самостоятельных органа: НКВД СССР и Народный комиссариат государственной безопасности (НКГБ) СССР. Но уже в июле того же года НКГБ СССР и НКВД СССР вновь были объединены в единый наркомат – НКВД СССР. А в апреле 1943 г. был вновь создан НКГБ СССР.

15 марта 1946 г. НКГБ СССР был преобразован в Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР. Тогда же все Народные комиссариаты (наркоматы) стали называться министерствами.

7 марта 1953 г., через два дня после смерти Сталина, было принято решение об объединении Министерства внутренних дел (МВД) СССР и МГБ СССР в единое МВД СССР.

13 марта 1954 г. был создан Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. В 1978 г. приставка «при Совете министров» была ликвидирована и структура стала называться КГБ СССР.

6 мая 1991 г. председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин и председатель КГБ СССР В. Крючков подписали протокол об образовании Комитета государственной безопасности РСФСР (КГБ РСФСР), имеющего статус союзно-республиканского государственного комитета.

26 ноября 1991 г. новоизбранный президент РСФСР Ельцин подписал указ о преобразовании КГБ РСФСР в Агентство Федеральной безопасности (АФБ) РСФСР.

28 ноября 1991 г. президент СССР Михаил Горбачев подписал указ «Об утверждении Временного положения о Межреспубликанской службе безопасности (МСБ) СССР.

3 декабря 1991 г. президент СССР Горбачев подписал закон «О реорганизации органов государственной безопасности». На основании этого закона КГБ СССР был упразднен, а на его базе были созданы две службы: Межреспубликанская служба безопасности (МСБ) и Центральная служба разведки СССР.

19 декабря 1991 г. президент РСФСР Ельцин подписал указ «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» (МБВД). При этом была фактически упразднена МСБ. Однако 14 января 1992 г. Конституционный суд Российской федерации (РФ) признал указ не соответствующим Конституции РСФСР и отменил его.

В течение 1992-1993 гг. органы госбезопасности Российской федерации существовали в рамках Министерства безопасности (МБ) Российской Федерации. 21 декабря 1993 г. Ельцин подписал указ об упразднении МБ и о создании Федеральной службы контрразведки (ФСК) РФ.

3 апреля 1995 г. Ельцин подписал закон «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», на основании которого ФСБ стала правопреемником ФСК.

Все эти годы ВЧК-ФСБ находилась в одном здании – в самом центре Москвы, на улице Лубянка. Так и прозвали здание: Лубянка.


Пролог второй

В школе будущего президента России Владимира Путина звали «Ути-Пути», то ли из-за утиной походки, то ли из-за этой истории…

По совету старших товарищей в недоедающем Советском Союзе Володя Путин и его одноклассники во время летних каникул под присмотром любимой учительницы откармливали утят, чтобы в какой-то момент их съесть. И вот пришло время забить одну из уток. Все отказывались рубить голову бедняжке. Чтобы не так печально все выглядело, ребята разыграли сценку. Устроили суд над уткой, обвинив ее в том, что, дескать, дерзко нарушала правила жизни: ела больше всех, уплывала дальше, чем положено, позже всех засыпала. Привязали бедняжку за шею и с грустными причитаниями потащили виновницу к плахе – ею было обыкновенное бревно. Кое-кто из мальчишек наотрез отказался быть палачом. Володя Путин не отказался. Он накинул на себя красное одеяло – которое должно было символизировать палаческий балахон, голову закрыл целиком – ведь лицо палача должно быть неузнаваемо… «Введите несчастную, – сказал Володя. – Положите ей голову так, чтобы я, не видя ее, мог одним ударом отсечь ей голову».

Из воспоминаний учительницы Владимира Путина Веры Гуревич (Владимир Путин. Родители. Друзья. Учителя). 2-е изд., дополненное. СПб.: изд-во Юридического института Санкт-Петербург, 2004.


Глава 1. Заговор Коржакова

Первый компонент – СБП

После неудавшегося государственного переворота, проведенного ГКЧП, после распада Советского Союза и формального упразднения Комитета государственной безопасности, огромная организация – КГБ – была расчленена на различные самостоятельные ведомства. Одной из первых на базе 9-го и 15-го управлений КГБ, ведавших охраной первых лиц государства, партийной номенклатуры и членов их семей, а также охраной особо важных государственных объектов, была создана Служба безопасности президента (СБП). Создавалась она Александром Коржаковым – бывшим охранником руководителя КГБ, а затем и советского государства Юрия Андропова и нынешним охранником Бориса Ельцина.

По характеру выполняемых задач 9-е управление ("Девятка"), несмотря на важность охраны первых лиц государства, относилось к числу вспомогательных подразделений. Сотрудники и руководящий состав этого Управления уступали в оперативном мастерстве и кругозоре офицерам разведки и контрразведки, так как главной задачей "Девятки" была физическая охрана определенной категории лиц и объектов.

Верный и преданный (как всем тогда казалось) Ельцину человек, кадровый "девяточник" Коржаков прекрасно понимал, что подразделение охраны президента, даже такого своенравного, как Ельцин, в обычной ситуации должно быть второстепенным по значимости во вновь создаваемом преемнике КГБ. Но в 1991-1992 гг. ситуация в России была неординарной, и Коржаков сделал все возможное для того, чтобы новая служба охраны президента стала по существу мини-КГБ. Во главе же новой структуры, созданной вместо упраздненного КГБ – Службы безопасности России (СБР) – Коржаков поставил своего человека, сослуживца по кремлевскому полку, бывшего коменданта Московского Кремля Михаила Барсукова, молчаливо согласившегося с первенством Коржакова. Сумев провести в жизнь идею создания самостоятельной службы охраны президента и расставив на командные должности лично ему преданных людей, незаметно для всех, в первую очередь для своего патрона Ельцина, Коржаков стал фактически вторым человеком в России.

Однако плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. А в России плох тот начальник охраны, который не мечтает занять место им охраняемого. В случае Коржакова это место занимал Ельцин. С тех исторических дней августа 1991 г., запечатленных исторической хроникой, когда полный сил человек, еще неизвестный великой стране России (и этим человеком был Коржаков), стоял за спиной Ельцина, как преданный пес готовый растерзать любого врага или телом защитить от пули, задумал Коржаков сменить Ельцина на его посту. Для этого были необходимы несколько компонентов.

Свою собственную спецслужбу под названием СБП с собственным спецназом, называвшимся Центром специального назначения (ЦСН), Коржаков отстроил быстро и без особых проблем. А вот с обработкой общественного мнения в стране или, выражаясь современным языком, с пиаром, у Коржакова было хуже. Нужны были свое телевидение и свои газеты. Тем более, что не один Коржаков мечтал занять кресло Ельцина. Свое телевидение и газеты были у главного конкурента Коржакова Филиппа Бобкова. Кем же был этот почти забытый сегодня человек?


Конкурент Филипп Бобков

Телевидение, являющееся мощным средством пропаганды и воздействия на общественное сознание, всегда находилось под постоянным контролем со стороны КГБ СССР.

В прежние, советские, времена в системе госбезопасности существовало специальное подразделение, основной задачей которого являлась "борьба с идеологической диверсией противника". Это было 5-е управление КГБ СССР и его подразделения на территории Советского Союза. Под "противником" понимались страны-носители иной, буржуазной, морали и идеологии, базирующиеся на свободе предпринимательства и гражданских свобод. Соответственно, в числе "противников" оказывались все без исключения капиталистические страны и их союзники.

Термин "идеологическая диверсия" был достаточно объемен. Его было легко расширительно толковать и использовать. Сюда входили такие понятия, как "вредная идеологическая направленность", применимые к любым аспектам человеческой деятельности и творчества, не вписывавшимся в рамки политической структуры государства и не соответствовавшим установленным государственным идеологическим канонам. Неукоснительно следуя политическому курсу, определенному Центральным Комитетом КПСС, в частности его Отделом агитации и пропаганды, КГБ развернул в стране широкомасштабную борьбу с любыми проявлениями инакомыслия. В целях осуществления тотального контроля за политической ситуацией в стране и умонастроениями граждан органами госбезопасности производилась вербовка агентуры из числа советских и иностранных граждан. При этом решались важные оперативно-стратегические и оперативно-тактические задачи. Важнейшей стратегической задачей являлось укрепление идеологического влияния КПСС в Советском Союзе, в странах социалистического содружества и в мире в целом. Тактической задачей было повсеместное насаждение агентуры госбезопасности, посредством которой осуществлялось противодействие "вредному идеологическому воздействию" на население, а также проведение контрпропагандистских акций в отношении стран-противников.

Многие годы, практически с момента его образования, 5-е управление КГБ возглавлял Бобков, закончивший службу в органах госбезопасности в начале 1991 г. в должности первого заместителя председателя КГБ в звании генерала армии. Вскоре Бобков стал достаточно широко известен как консультант олигарха Владимира Гусинского, владельца корпорации "Мост", включавшей подструктуры "Мостбанк", "Медиа-Мост" и другие. В действительности Бобков был фактическим руководителем службы безопасности корпорации. Гусинский находился в поле зрения Бобкова уже много лет, поскольку был хорошо известен 5-му управлению еще со времен подготовки Московской олимпиады 1980 г.

Заместителем Бобкова в 5-м управлении был генерал-майор Иван Павлович Абрамов. Впоследствии, когда Бобков стал заместителем председателя КГБ, сменив на этом посту Виктора Михайловича Чебрикова, возглавившего Комитет госбезопасности после Андропова, избранного на пост Генерального секретаря КПСС, Абрамов стал начальником 5-го управления и генерал-лейтенантом. Офицеры, служившие под руководством Абрамова, называли его Ваня Палкин за склонность к самодурству и жесткое, часто несправедливое отношение к подчиненным. Мечтавший о должности заместителя председателя КГБ и реально имевший шансы на ее получение, Абрамов в конце 80-х годов неожиданно для всех (прежде всего для себя самого) был переведен в Генеральную прокуратуру СССР на должность заместителя генерального прокурора.

Заместителем Абрамова был Виталий Андреевич Пономарев. Ветеринар по образованию, затем партийный работник, Пономарев в начале 80-х годов был направлен на службу в органы госбезопасности СССР. Вскоре он стал председателем КГБ Чечено-Ингушской АССР, а спустя короткий срок был переведен в Москву на должность заместителя начальника 5-го управления КГБ. Так стал он заместителем Абрамова. Было это в преддверии Московского международного фестиваля молодежи и студентов 1985 г., и именно это политически важное мероприятие было поручено контролировать Пономареву через курируемые им подразделения 5-го управления. В ходе подготовки к фестивалю и во время его проведения Пономарев познакомился с главным режиссером праздника открытия фестиваля Владимиром Гусинским, тем самым, который спустя несколько лет станет одним из богатейших и влиятельных людей России и "шефом" Бобкова.

Так что, пока Коржаков создавал свое мини-КГБ через Службу безопасности президента Ельцина, Бобков отстраивал собственное мини-КГБ через империю старого знакомого Владимира Гусинского.

Возглавляемая Бобковым служба безопасности "Моста" состояла преимущественно из бывших подчиненных Бобкова по 5-му управлению КГБ и являлась сильнейшей и самой многочисленной в России. Ее кадровый потенциал значительно превосходил СБП Коржакова. Служба безопасности "Моста" собирала информацию по широкому кругу вопросов текущей российской жизни – от расклада политических сил наверху государственной власти до составления досье на видных политиков, бизнесменов, банкиров и на различные государственные и коммерческие структуры. Аналитики Коржакова не шли ни в какое сравнение со своими бывшими коллегами по КГБ, теперь трудившимися в службе безопасности "Моста" не за идею, а за высокую заработную плату, и не в рублях, а в долларах, причем уровень их денежного содержания во много раз превосходил формальное генеральское жалованье Коржакова. Умные и опытные добытчики информации и аналитики Бобкова не могли не видеть шагов Коржакова, направленных на усиление своего влияния и создание им влиятельной группы сторонников. Кроме того, подчиненные Бобкова имели хорошие деловые контакты со своими коллегами, оставшимися на службе в Федеральной службе безопасности России (ФСБ).


Операция "Мордой в снег"

К концу 1994 г., незадолго до президентских выборов, намеченных на 1996 г., Коржаков и Бобков решили померяться силами. Гусинский сделал заявление о том, что сможет сделать президентом кого захочет. Коржаков на это ответил, что "не вам выбирать президента" и 2 декабря 1994 г. вступил в открытый бой с Бобковым. В этот день отряд Центра специального назначения СБП совершил нападение на кортеж Владимира Гусинского. Как позднее вспоминал бывший диверсант-подводник офицер ЦСН Виктор Портнов, "перед нашим подразделением стояла задача спровоцировать Гусинского на активные действия и узнать, чьей поддержкой он заручился во властных структурах, прежде чем делать подобные заявления".

Утром 2 декабря бронированный "мерседес" и джип охраны Гусинского, направлявшийся с дачи Гусинского в Москву, выехал на Рублевско-Успенское шоссе. На повороте "вольво" с сотрудниками ЦСН вклинилась между джипом и "мерседесом" Гусинского. Так хвост в хвост, на скорости 100-120 км в час выехали на Кутузовский проспект в Москве; затем остановились между зданием мэрии Москвы, где был офис Гусинского, и Белым домом.

Гусинский тем временем позвонил начальнику управления ФСБ по Москве и Московской области Евгению Савостьянову и начальнику ГУВД Москвы и сообщил им о разбойном нападении (кто именно преследует Гусинского понятно не было; с некой вероятностью это могли быть просто наемные убийцы). Савостьянов прислал отряд из департамента по борьбе с терроризмом; начальник ГУВД выслал специальный отряд быстрого реагирования (СОБР). Началась перестрелка, во время которой, правда, никто не пострадал, так как выяснилось, что нападавшие – из СБП Коржакова. Пришлось покориться. Сотрудники ЦСН вытащили людей из джипа Гусинского и уложили их лицом в снег. На этом операция Коржакова закончилась. Она вошла в историю как операция "Мордой в снег". В результате этой блистательной операции был выявлен один политический союзник Бобкова: директор ФСБ по Москве и Московской области генерал Савостьянов. В тот же день по требованию Коржакова он был уволен Ельциным со своего поста. На его место был поставлен ставленник Коржакова генерал Анатолий Трофимов, в советские годы курировавший диссидентов.


Второй компонент – Первый канал

Но эта победа оказалась призрачной. Находившиеся под контролем Гусинского средства массовой информации сделали из Коржакова котлету. Начиная с этого дня Коржаков был обречен, хотя понимание этого пришло к нему лишь в 1996 г., когда было уже поздно. Тем не менее в декабре 1994 г. Коржаков извлек главный урок из происходящих событий: в современной России недостаточно иметь в своем распоряжении мини-КГБ. Нужно еще иметь и медиа-империю, собственные подконтрольные СМИ. Самым лакомым и естественным объектом для поглощения показался Коржакову первый канал российского телевидения, охватывавший до 180 млн зрителей России. Однако и тут позиции Коржакова оказались не слишком сильны.

В период существования КГБ "Девятка", на базе которой создавалась СБП, традиционно держалась обособленно. В основном ее подразделения располагались на территории Кремля, так как именно там находились охраняемые люди и объекты. Сотрудники и руководящий состав "Девятки" редко контактировали с представителями других оперативных подразделений центрального аппарата КГБ. Соответственно, у "Девятки" не было агентуры в средствах массовой информации, в том числе на телевидении, среди видных политиков и в академической среде.

Начавшаяся в СССР перестройка в экономическом смысле была прежде всего беспрецедентным переделом государственной собственности. В числе тех, кто первыми почувствовал запах больших денег, были функционеры советского телевидения. Нарождающиеся бизнесы нуждались в рекламе. Возможности телевидения в области рекламы были безграничны. Многие редакции телевидения, конкурируя друг с другом, торопились с предложением своих услуг по рекламированию на центральном телевидении России. Значительная часть средств, поступающих в качестве оплаты за рекламу, выплачивалась в американских долларах и в немалом количестве оседала в карманах главных редакторов и их подчиненных, работающих напрямую с рекламодателями. На центральном телевидении в описываемый период работало четырнадцать вновь созданных рекламных агентств. Они договаривались с тематическими редакциями о продаже им эфирного времени. После получения времени в эфире рекламное агентство дробило его по своему усмотрению и продавало рекламодателям. Приобретая время по оптовым ценам, так как закупалось оно от десятков минут до нескольких часов в сутки и на период от нескольких дней до нескольких месяцев в году, перепродавалось оно затем по секундам и минутам и по значительно более высокой цене. Прибыль от подобных сделок была колоссальной. Получаемые по подобным схемам денежные средства не поступали на счета государственного телевидения. Они распределялись среди группы людей, сумевших в обход государства, поделить между собой огромный телевизионный рынок рекламы.

За всей этой деятельностью в телевизионном центре "Останкино", находившегося в Останкинской телевизионной башне, самом высоком строении в Москве, следили по крайней мере 30 агентов, завербованных КГБ, аккуратно докладывавшие своему начальству о неучтенном рекламном бизнесе, так как по всем серьезным вопросам переписка с ведомствами и организациями шла исключительно через 1-й отдел (КГБ) телевидения. Но все эти люди были связаны именно с Бобковым. Как же они оказались в телецентре и кем они были, все и друг друга знающие, друг другу помогающие, друг друга проталкивающие, и в советские годы, и в постсоветские?


Офицеры действующего резерва

Когда будущий сотрудник Гусинского Бобков стал первым заместителем председателя КГБ, его предыдущая должность – зам. председателя КГБ и куратора 5-го управления КГБ – оказалась вакантной. Новым начальником 5-го управления был назначен генерал-майор Евгений Федорович Иванов (который после упразднения КГБ возглавил аналитическое подразделение "Моста" Гусинского).

Кроме официальных сотрудников КГБ, курировавших советское телевидение, в различных его структурах работало немало представителей негласного аппарата госбезопасности – резиденты и агенты, завербованные из числа работников телевидения или внедренные в его структуры офицеры госбезопасности, вышедшие в отставку. По терминологии КГБ-ФСБ эти люди назывались "офицеры действующего резерва". Активно использовались также вышедшие на пенсию сотрудники спецслужб.

Должности "офицеров действующего резерва", как и само понятие, появились во времена Ю. Андропова, возглавлявшего КГБ с 1967 г. по 1982 г. Офицеры госбезопасности, занимавшие должности действующего резерва, работали во многих министерствах, ведомствах и государственных организациях. (Следует заметить, что до 1989-91 гг. в СССР все было государственное.) Введению их в конкретном месте предшествовала рутинная бюрократическая процедура: представление КГБ в ЦК КПСС обоснования о необходимости наличия такой должности в одной из госструктур СССР. Затем следовало Постановление Секретариата ЦК КПСС с одобрением или отклонением инициативы КГБ, после чего, в случае положительного, решения следовало утверждение Политбюро ЦК КПСС с последующим указанием правительству. По инициативе Бобкова эта должность была введена даже в ЦК партии. Дело в том, что Бобков уже тогда пробовал поставить под контроль КГБ так называемые партийные деньги, которые в разгар перестройки были выведены за границу и найдены никогда не были. Понятно, что за границу их выводили работавшие в ЦК партии офицеры действующего резерва КГБ, где Бобков был первым заместителем председателя, т. е. вторым человеком. В частности, операцией по выведению денег за границу занимался работавший в ЦК партии офицер действующего резерва КГБ Вевеловский.

Постепенно должности офицеров действующего резерва были введены во всех мало-мальски важных объектах, предприятиях, учреждениях, институтах, бизнесах, начиная с ЦК коммунистической партии до, конечно же, телевидения.

Офицеры госбезопасности, зачисленные в действующий резерв, оставались в составе своего подразделения, но при этом направлялись в гражданское учреждение на работу. На указанной должности они выполняли официальные функции, т. е. работали на новой работе, но при этом основной их задачей было осуществление деятельности в интересах органов госбезопасности. Формально уходивший в отставку офицер ФСБ, на самом деле переводимый из КГБ-ФСБ на гражданскую работу, оставался на этой работе негласным сотрудником КГБ-ФСБ, агентом государственной безопасности. Это было поистине революционное нововведение, готовившее тылы на случай непредвиденного развития событий в стране. Именно тогда появилось понимание, что бывших сотрудников спецслужб не бывает. Они, действительно, не становились бывшими. Они были офицерами действующего резерва КГБ-ФСБ – шпионами КГБ-ФСБ на гражданском или военном объекте.

Помогал введению новых должностей в гражданских ведомствах ставленник Бобкова Е. Ф. Иванов. Сам он стал офицером действующего резерва КГБ в ЦК партии и был направлен в отдел административных органов, курирующий всю правоохранительную систему Советского Союза: прокуратуру, Верховный суд, КГБ и Министерство внутренних дел. Там он проработал около двух лет и уже в чине генерал-майора вернулся на должность заместителя 2-го Главного управления КГБ. Иванов курировал кадры этого главного в системе КГБ контрразведывательного подразделения. Вскоре он стал начальником 5-го управления КГБ СССР и генерал-лейтенантом.

В перестроечные годы под руководством Е. Ф. Иванова 5-е управление КГБ было преобразовано в Управление по защите конституционного строя, управление "К". Освободившееся после ухода Иванова из ЦК место офицера действующего резерва занял другой представитель 5-го управления, в прошлом первый секретарь Красноярского краевого комитета комсомола Александр Николаевич Карбаинов, вместе с Ивановым занимавшийся реорганизацией 5-го управления в управление "К". Вскоре Карбаинов стал начальником пресс-бюро КГБ, которое при нем было преобразовано в Центр общественных связей (ЦОС) КГБ – пропагандистский рупор перестраивающейся госбезопасности России. Затем он был назначен в качестве офицера действующего резерва заместителем министра авиационной промышленности СССР. Заместитель Карбаинова по ЦОС генерал КГБ Кондауров получил назначение, которое следует назвать ожидаемым: в качестве офицера действующего резерва он был направлен сотрудником к еще одному бывшему комсомольскому руководителю (с которым Карбаинов был знаком по комсомольской работе) – будущему российскому олигарху Михаилу Ходорковскому. У Ходорковского Кондауров возглавил аналитическое управление ЮКОСа.


Александр Комельков

Заместителем начальника 2-го отделения 14-го отдела 5-го управления КГБ, курировавшего телевидение, был выпускник Московского Института культуры майор Александр Петрович Комельков по кличке Баклажан. Прозвали его так приятели-собутыльники, коллеги по Управлению, за характерный багрово-красный с синюшным оттенком цвет лица. В телевизионный отдел Комельков пришел из другого подразделения – Управления, курировавшего Московский университет им. Ломоносова и Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Отец Комелькова служил в 1-м главном управлении КГБ (разведке), и это определило карьерный рост Комелькова.

Комельков же, в свою очередь, привел на телевидение своего старого знакомого по 5-му управлению подполковника Валентина Васильевича Малыгина, который стал начальником 1-го отдела (КГБ) телецентра. Кандидатуру Малыгина поддержал возглавлявший тогда 5-е управление генерал И. П. Абрамов, и утверждение Малыгина по линии КГБ прошло легко и быстро.

На должность офицера действующего резерва от 5-го управления в телецентре был назначен старший оперуполномоченный 1-го отдела 5-го управления майор Владимир Степанович Цибизов. Подчинялся он непосредственно начальнику 1-го отдела (КГБ) телецентра. В КГБ, где долгие годы служил его родной дядя, Цибизов пришел после окончания Государственного института театрального искусства. В 1-м отделе 5-го управления он курировал театры и Госконцерт СССР – ведомство, которое занималось гастролями советских творческих коллективов за границей и организацией на территории СССР гастролей зарубежных артистов.

Телецентр являлся так называемым режимным объектом. Вход в него осуществлялся по специальным пропускам (постоянным – для его сотрудников или же разовым – для посетителей). Начальнику режимного отдела офицеру госбезопасности В. С. Цибизову хорошо был известен круг лиц, посещавших Останкино. При необходимости по его приказу любому посетителю могло быть отказано в получении пропуска, а любой сотрудник комплекса и его личные вещи могли быть досмотрены при входе в здание или при выходе.

В перестроечные годы Комельков и Малыгин умело распоряжались своим административным ресурсом – телецентром "Останкино", прежде всего эфирным временем теле– и радиоканалов и помещениями, которые сдавались коммерческим телевизионным структурам. Закончилось это для Комелькова катастрофой: его отправили в отставку с унизительной формулировкой, говорящей о профнепригодности.

Уйдя из телецентра, Комельков открыл ресторан на Кутузовском проспекте в Москве, напротив Триумфальной арки. Во время летней Олимпиады в Барселоне он успешно осуществил проект по сдаче российских теплоходов у испанских берегов под гостиницы для туристов. Но больше всего на свете Комельков, прослуживший 15 лет в 5-м управлении КГБ, мечтал работать в 9-м управлении, причем на должности "прикрепленного" (офицера, отвечавшего за личную охрану высшего должностного лица в государстве или компартии). Комельков, однако, не подходил под определенные критерии, которым следовали при отборе кандидатур на подобные должности. Основными критериями являлись физические данные кандидата. Прежде всего рост – не менее 180 см и прекрасная физическая форма. В основном в 9-м управлении "прикрепленными" делали бывших советских спортсменов, достигших высоких результатов на международном уровне в различных видах спорта.

Невысокий, чуть более 170 см ростом, рано пополневший Комельков объективно не подходил для подобной службы. Но мечта оставалась и в конце концов сбылась. После распада СССР и создания новой службы охраны президента люди понадобились Коржакову. Последнему Комелькова рекомендовал, несмотря на увольнение из КГБ, его старый приятель по совместной учебе в Институте культуры и службе в 5-м управлении Геннадий Зотов, в прошлом сотрудник 4-го отдела 5-го управления, курировавшего религию в СССР и осуществлявшего разработку религиозных деятелей, ставший впоследствии начальником Службы собственной безопасности ФСБ, генерал-лейтенантом, представителем российской службы безопасности в Болгарии.

С Комельковым Коржаков беседовал лично. Он предложил ему прежде всего заниматься сбором информации обо всем, что происходит на телевидении. Прежде всего его интересовали люди и группировки, негативно относившиеся к президенту и СБП. Ожидалось также, что Комельков сможет влиять на редакционную политику в выгодном для Коржакова направлении. Наконец, Коржаков предупредил Комелькова, что утечки информации от него к бывшим его коллегам по 5-му управлению, работающим теперь во главе с Бобковым у Гусинского, быть не должно, и, наоборот, нужно по возможности, используя старые связи, пытаться собирать информацию обо всем том, что происходит в корпорации "Мост".

Комельков, являвшийся до увольнения из КГБ одним из руководителей подразделения, курировавшего Останкинский телецентр и в силу этого сохранивший в памяти много ценной информации о сотрудниках телевидения и возможность возобновить контакты с ними, как никто другой подходил Службе безопасности президента для работы среди "телевизионщиков". Учитывалось Коржаковым и то обстоятельство, что Комельков был "порченый", уволенный из КГБ, обиженный на коллег, и прежде всего на своего бывшего шефа Бобкова. Это давало Коржакову основания считать, что Комельков сможет и будет работать против своих бывших коллег по 5-му управлению, составляющих костяк службы Бобкова в "Мостбанке".

Кроме того, Комельков после увольнения из КГБ успел поработать в собственном бизнесе, приобретя контакты в среде московских бизнесменов и в криминальных кругах. Частыми гостями в его ресторане на Кутузовском проспекте были лидеры московских организованных преступных группировок (ОПГ), прежде всего "солнцевские" бандиты. Кутузовский проспект относился к числу правительственных трасс, наблюдение за которыми вело 9-е управление, а затем служба, возглавляемая Коржаковым. Так что информацию о ресторане Комелькова Коржаков имел полную, так же как и об отправке теплоходов на Олимпиаду в Испанию (и об офшорных счетах, на которые были положены деньги, заработанные в Испании на этом проекте). Иными словами, Коржаков знал о Комелькове достаточно для того, чтобы сделать его преданным человеком или чтобы легко уничтожить того, если потребуется.

Комельков приступил к работе. Много лет Комельков был знаком с Юрием Балевым, закончившим службу в КГБ в качестве начальника 2-го отдела Управления по защите конституционного строя, преемнике 5-го управления КГБ. Несмотря на смену названия, все оставалось по-старому. Отдел, который возглавлял Балев еще в бытность 5-го управления, занимался национальными проблемами СССР. При смене названия управления сохранился номер отдела, остались на прежних позициях его руководители и оперативный состав. Отдел являлся одним из ведущих в управлении по характеру решаемых задач, в особенности в годы перестройки. В стране повсеместно усиливались центробежные тенденции: многочисленные республики – от прибалтийских до кавказских и среднеазиатских – подумывали о собственной независимости и выходе из СССР, угрожая целостности Советского Союза. С этими многочисленными национальными движениями как раз и боролся отдел Балева.

После распада СССР перешедший в структуру Гусинского Бобков предложил бывшему своему подчиненному Балеву работать в новой структуре. Балев ушел к Бобкову и стал у Гусинского одним из ведущих аналитиков службы безопасности "Мостбанка". С Комельковым Балев продолжал поддерживать приятельские отношения, возможно, рассчитывая получать от него информацию о ведомстве Коржакова. Комельков рассчитывал, в свою очередь, получить от Балева информацию о ведомстве Бобкова и в какой-то момент открыто предложил Балеву шпионить на Коржакова. Балев Комелькову не просто отказал, но и заявил о разрыве с ним отношений. Через несколько дней Балев был жестоко избит неизвестными у своего дома.

Гораздо проще обстояли дела у Комелькова по получению информации о процессах, происходящих на телевидении. Остались старые связи и старые контакты. Имея за собой поддержку в лице могущественного Коржакова, он быстро сумел стать достаточно влиятельным человеком в телецентре. С его мнением считались. Мало было желающих ему перечить. Большинство кадровых назначений теперь проходило по согласованию с Комельковым.

В этот период активнейшим образом продолжалась коммерциализация государственного телевидения. Те, кто успел приватизировать отдельные каналы, получали огромные личные доходы. Комельков внимательно отслеживал эти процессы, достоверно зная, кто, сколько и от кого получает. Вернувшись к контролю над телевидением, он с огорчением отмечал, что многое им было уже упущено. Сформировавшиеся на телецентре финансовые группы и их лидеры не торопились допускать кого бы то ни было к установившемуся теневому распределению эфирного времени и, соответственно, к дележу огромных денежных средств, исчисляемых миллионами долларов.

В конце 80-х на телевидении появился бывший комсомольский функционер Сергей Лисовский. До прихода на телевидение он стал достаточно широко известен в Москве, благодаря организации грандиозных дискотек в спорткомплексе "Олимпийский". В 1991 г. он организовал телевизионные рекламные агентства "ЛИС'С" и "Премьер СВ". До 1998 г. "Премьер СВ" контролировал 65% телевизионного рекламного рынка. Именно через него решил зайти Коржаков в рекламный бизнес телевидения. В 1995 г. Комельков, знавший о том, какие именно доходы от рекламного бизнеса получает Лисовский, направил к Лисовскому человека, предъявившего удостоверение полковника СБП. К Лисовскому полковник приехал на "мерседесе", отвез его в свой кабинет в Кремле и потребовал плату в 100 тысяч долларов ежемесячно. Лисовский отказал. На следующий день бизнес его был разгромлен людьми из службы охраны президента.


Владислав Листьев

В конце 1987 г. на телевидение пришел работать журналист Владислав Листьев. Через несколько лет он стал ведущим телевизионным журналистом, всеобщим любимцем. Выросший в простой семье, рано потерявший отца, Листьев поступил в лучший советский университет – Московский (МГУ). Учился он на факультете журналистики, а спустя несколько лет перевелся на факультет международной журналистики.

На факультетах Московского университета училось много иностранных студентов, приезжавших на учебу в СССР из различных стран мира. Все они были объектами пристального внимания со стороны органов государственной безопасности. МГУ и Университет Дружбы народов им. П. Лумумбы находились под оперативным контролем 3-го отдела 5-го управления.

В целях осуществления наиболее полного контроля за иностранными студентами, глубокого изучения их политических взглядов и ориентации, их характеров и психологических особенностей производилась массовая вербовка профессорско-преподавательского состава и студентов университетов, как из числа советских граждан, так и иностранцев. Агентуре, приобретенной из числа иностранных студентов, уделялось большое внимание, так как из них готовились, по терминологии КГБ, "агенты оседания". На Западе такую категорию агентов называют "спящими агентами". Первоочередной их задачей была легализация в какой-либо стране и занятие положения в обществе, дающее возможность получения информации, представляющей интерес для органов госбезопасности СССР.

Многие иностранцы – выпускники указанных университетов – по возвращении в свои страны достигали определенных высот в карьере и добивались высокого положения в обществе. Были среди них члены кабинетов министров, видные политические и общественные деятели, дипломаты и известные журналисты. Помимо высокого уровня образования, их успеху в жизни способствовало наличие у большинства из них влиятельных родственников, живущих на их родине. Из числа отдельных студентов-иностранцев, не имевших влиятельных родственников и приехавших в СССР на учебу по рекомендации зарубежных коммунистических партий, готовились агенты-нелегалы, которые впоследствии работали в различных странах мира под вымышленными именами и соответствующими легендами.

Работа по вовлечению иностранных студентов и аспирантов в агентурную сеть КГБ требовала наличия в ней советских граждан. Именно тогда, в начале 80-х, пересеклись судьбы будущего тележурналиста Владислава Листьева и сотрудника 3-го отдела 5-го управления КГБ оперуполномоченного, старшего лейтенанта Александра Комелькова.

В престижных московских вузах учились дети советской и партийной элиты, представителей творческой среды. Небольшому числу выходцев из простых советских семей, попавших в эти престижные заведения, было очевидно, что их возможности по окончании вузов будут сильно ограничены по сравнению с "блатными" студентами, имевшими влиятельных родственников. Наиболее интересные и перспективные направления на стажировку в процессе учебы и на работу по окончании вуза получали именно дети элиты. Соответственно, достаточно легко и успешно складывалась вся их дальнейшая карьера. Тем же, кто не имел поддержки со стороны, приходилось рассчитывать на свои собственные силы и способности или пытаться обрести поддержку путем вступления в брак с представителями элиты. Был еще один способ: обрести поддержку в лице КГБ, влившись в число многочисленных агентов и доверенных лиц этой организации.

При отборе кандидатов для последующей вербовки в качестве агентов органов безопасности осуществлялась своего рода социальная селекция. Представители высшей партийно-советской номенклатуры и члены их семей согласно имевшимся инструкциям КГБ не могли быть завербованы в агентурную сеть госбезопасности. Эти же требования распространялись на родственников состоящих на службе в КГБ офицеров госбезопасности. Относительно представителей советской творческой элиты каких-либо ограничений в плане их вовлечения в негласную деятельность в интересах госбезопасности не было.

В силу указанных обстоятельств агенты, завербованные из числа студентов вузов, в большинстве своем были представителями средних и низших слоев советского общества. Значительная часть среди них были дети из простых рабочих семей, которые полагали, что, оказывая помощь органам госбезопасности, демонстрируют свою лояльность советскому строю и могут рассчитывать на помощь в дальнейшей жизни и становлении карьеры. И, действительно, органы КГБ активно продвигали свою агентуру, тем самым создавая "агентов влияния", занимающих видное место в политической и общественной жизни страны, осуществляющих свою деятельность в интересах органов госбезопасности.

Общительный и спортивный студент факультета журналистики МГУ Владислав Листьев не мог не привлечь внимания кураторов из 3-го отдела 5-го управления. С помощью куратора факультета он смог попасть в группу для углубленного изучения иностранных языков, а через пару лет перевестись на вновь созданный факультет международной журналистики, куда стремились попасть очень многие, в том числе и имевшие весьма влиятельных родственников-просителей. Звонки шли на уровне ректора университета и декана факультета. Для всех было очевидно – новый факультет открывает прекрасные перспективы для его будущих выпускников в плане работы за границей – предел мечтаний многих советских людей. Но при отборе на этот факультет решающее слово было за КГБ.

Листьева зачислили на факультет международной журналистики. Вскоре он был включен в состав группы студентов для прохождения преддипломной практики в одной из зарубежных стран. Оформление документации на выезд шло через КГБ. Кандидаты подвергались тщательной проверке со стороны соответствующих подразделений госбезопасности. Проводилась так называемая "установка по дому", в ходе которой собирались данные об образе жизни и родственниках кандидата на выезд за границу. Осуществлялись подобные "установочные" мероприятия 7-м отделом УКГБ по Москве и Московской области. Этим подразделением проводилось наружное наблюдение (слежка) за объектами оперативной заинтересованности Московского управления и "установки по дому" для всех оперативных и кадровых подразделений центрального аппарата КГБ и его московского филиала. Кроме того, "установки" проводились по запросам подразделений, осуществлявших проверку советских граждан, оформлявшихся для выезда за границу: в командировки, по частным делам и в качестве туристов. Такая проверка называлась "специальной" и подразделения, ее осуществлявшие, соответственно, назывались "подразделения спецпроверки".

В отношении Листьева в процессе "установки по дому" были получены сведения, характеризующие его и его близких родственников с отрицательной стороны. В деле спецпроверки (такие дела имелись на всех советских граждан, оформлявшихся на выезд за границу) на Владислава Листьева имелась справка: "Известен 3-му отделу 5-го управления КГБ СССР". Подобная терминология означала, что проверяемый либо состоит в агентурной сети органов госбезопасности, либо изучается в качестве кандидата на вербовку. Понятно, что из-за негативной информации, собранной про Листьева и его семью, несмотря на заинтересованность 5-го управления, в выезде Листьеву за границу было отказано. Листьев был также выведен из состава группы студентов, отобранных для преддипломной практики за границей.

При отборе кандидатов на работу в советские средства массовой информации, прежде всего на радио и телевидение, их кандидатуры в обязательном порядке согласовывались с органами КГБ. Перевод на более высокую должность, как и прием в другие масс-медиа, также проходил под контролем госбезопасности. Кураторы из 5-го управления не забывали Владислава Листьева. С их помощью, несмотря на серьезные проблемы в личном плане, он был принят на работу в редакцию иновещания Всесоюзного радио. Вскоре он вновь встретится с офицером госбезопасности, знакомым ему еще по периоду обучения в МГУ, Александром Комельковым, бывшим куратором ряда факультетов университета, переведенным в середине 80-х годов в 14-й отдел 5-го управления на вышестоящую должность – заместителя начальника отделения. Благодаря поддержке Комелькова (и КГБ) Листьев, несмотря на весьма небезупречную биографию, в 1987 г. смог оказаться в элитной группе молодых журналистов, приглашенных для работы на телевидении в новую молодежную программу "Взгляд". И хотя Листьев неоднократно напивался, прогуливал и даже не являлся в прямой эфир, в отношении него действовал принцип всепрощения. Листьева не трогали.

С годами программа "Взгляд" вошла в число наиболее популярных на телевидении, а ее ведущие стали всенародными любимцами. Равным среди них по праву был Владислав Листьев. Год от года он становился все более популярным. Росло его профессиональное мастерство и авторитет среди коллег. В 1990 г. он стал художественным руководителем популярнейшей программы "Поле чудес", а также программ "Тема" и "Час пик". В 1991 г., после провала августовского путча, он был назначен генеральным продюсером телекомпании.


Третий компонент – Олег Сосковец

Александр Коржаков в те годы вел сложную многоходовую политическую игру. Сравнительно молодым пришедший во власть и как ему представлялось – надолго, Коржаков даже в мыслях не допускал возможности ее утраты. Он готов был сражаться за эту власть любыми средствами и умышленно спаивал охраняемого им президента Ельцина, чтобы сделать его недееспособным. На роль преемника Ельцина Коржаков готовил вице-премьера российского правительства Олега Сосковца, бывшего директора Карагандинского металлургического комбината. Верный своему принципу продвигать и подчинять себе лишь скомпрометированных людей, Коржаков остановил свой выбор на Сосковце, так как знал, что против него было возбуждено уголовное дело из-за крупных хищений на руководимом Сосковцом комбинате. Иными словами, компромат на Сосковца у Коржакова был.

План Коржакова был достаточно прост. Коржаков как руководитель СБП, Барсуков как директор госбезопасности и Сосковец как вице-премьер (некий аналог вице-президента) должны были реально сосредоточить в своих руках всю полноту власти в стране, прежде всего контроль над всеми силовыми ведомствами, военно-промышленным комплексом и торговлей оружием в России и за ее пределами. Любой ценой необходимо было сделать из российской Государственной думы управляемый орган. Спаиваемый Ельцин должен был либо постоянно находиться в недееспособном состоянии, либо в конце концов умереть от алкогольного отравления. К этому моменту в стране было бы желательно иметь объявленным чрезвычайное положение (ЧП) под тем или иным предлогом, позволяющее не проводить очередные или внеочередные президентские выборы. Такое чрезвычайное положение позволило бы объявить Сосковца преемником Ельцина или исполняющим обязанности президента. Получив в какой-то момент контроль над главным первым каналом российского телевидения, можно было бы правильно провести предвыборную кампанию и в выгодный для Сосковца момент провести наконец "демократические" выборы и сделать Сосковца формальным президентом. Срок проведения задуманной Коржаковым операции, которую правильнее назвать государственным переворотом, был известен: не позднее предусмотренных законом выборов президента 16 июня 1996 г.


Четвертый компонент – Деньги

Иногда невольно проговариваясь в своем окружении, заявлял Коржаков чтонибудь типа: "Что вы думаете, не смог бы я управлять таким государством, как Россия?" Сосковец для Коржакова был лишь временной политической фигурой в деле достижения конечной цели – абсолютной власти. Но нужны были деньги, очень большие деньги, посредством которых можно купить ведущих политиков, Думу, избирателей. Вопрос был в том, где эти деньги взять.

Коржаков, используя СБП для вымогательства денег из бизнесов, от бизнесменов и чиновников, располагал значительными денежными средствами, в том числе в иностранной валюте. Тратились эти средства в целях подготовки им ползучего переворота в стране. Более 50 млн долларов было затрачено СБП России на приобретение за границей высококачественной аппаратуры слухового контроля, значительная часть которой была установлена в Кремле. Контроль был тотальным. Немецкими суперсложными "жучками" были нашпигованы кремлевские кабинеты, о чем их высокопоставленные обитатели, в принципе, догадывались, но сопротивляться тотальной слежке Коржакова и Барсукова не могли. Руководитель администрации президента Ельцина того времени Сергей Филатов постоянно жаловался журналистам, что в своем кабинете он вынужден общаться с посетителями посредством записок, а самые важные переговоры вести в коридоре. По оценке ряда аналитических структур, спецслужба Коржакова насчитывала к 1995 г. более 40 тысяч человек (во времена Андропова численность КГБ СССР с входящим в его состав Управлением внешней разведки была около 37 тысяч).

Назначая Комелькова "смотрящим" за телецентром, Коржаков еще не подозревал о том, какие валютные средства обращаются на телевидении. Позднее, когда он наконец оценил примерный уровень валютных поступлений от рекламы, он задался целью подчинить себе эти финансовые потоки, не учитываемые налоговым управлением и государственным бюджетом. Этих денег, безусловно, хватило бы для любого государственного переворота. Однако нужен был человек, совершенно непосвященный в цели планируемой операции по захвату власти, неискушенный в большой политике, не имевший контактов в Кремле, пользующийся при этом авторитетом на телевидении. Человек этот должен быть уверен, что все, что он будет делать, делается на благо страны, так как внешне все должно было выглядеть как наведение финансового порядка на телевидении в интересах государства. Выбор по настойчивой рекомендации Комелькова пал на Владислава Листьева.

И Коржаков, вхожий в семью президента Ельцина, стал внушать мысль о том, что именно Листьев является будущим российского телевидения. В сентябре 1994 г. Листьев усилиями Коржакова был назначен вице-президентом Академии российского телевидения, а в январе 1995 г. – генеральным директором Общественного российского телевидения (ОРТ), созданного 30 ноября 1994 г. в результате приватизации первого государственного канала в соответствии с указом президента Ельцина, инициированного Коржаковым.

Для Коржакова Листьев действительно был идеальной наивной фигурой. На ОРТ он хотел быть продюсером развлекательных программ и не видел себя ни в чем большем. Правда, Коржаков и Комельков требовали от Листьева совсем другого: подчинения всего рекламного рынка на ОРТ, причем все средства, вырученные от реализации рекламного времени, должны поступать на счета, подконтрольные СБП Коржакова.

Через несколько дней после своего назначения, в январе 1995 г., Листьев сделал публичное заявление о том, что отныне реклама на ОРТ будет передана ограниченному кругу подконтрольных ему лично компаний. В среде телевизионщиков буквально началась паника. Газета "Вечерний клуб" писала: "Оно и понятно. Реклама – это живые деньги. Доходы телекомпаний и личные доходы. Как легальные, так и нелегальные. На ТВ существует даже специальный термин "джинса". Им обозначается передача, телесюжет, информация, сделанные по "левому" заказу. Оплата которого идет непосредственно исполнителям, минуя официальную кассу. На Останкино теперь такой кормушки не будет (подобная ежемесячная недостача исчисляется в сумме 30 млн рублей). Последствия несомненно объявятся". Примерно половину телевизионного рекламного бизнеса в России контролировала фирма Лисовского "Премьер СВ".

Одним из авторов идеи реформирования и приватизации первого канала был Борис Березовский, предложивший создать акционерное общество, 51% акций которого будет принадлежать государству, а 49% – лояльным президенту Ельцину частным инвесторам, что позволит президенту реально контролировать ОРТ, а главное – использовать этот ресурс в предвыборной президентской кампании 1996 г. План удовлетворил Ельцина и стоящего за ним Коржакова, которого Березовский в тот момент считал своим очевидным союзником. Имея такого союзника, Березовский, безусловно, усилил свое политическое влияние в Кремле, а его концерн ЛогоВаз получил доступ на рекламный рынок первого канала и подписал соответствующее соглашение с рекламным магнатом Сергеем Лисовским. К тому же 49% акций ОРТ оставались у группы лиц, подобранной Березовским, прежде всего у самого Березовского.

После приватизации первого канала генеральный директор ОРТ Листьев по требованию Коржакова – Комелькова решил сосредоточить свое внимание прежде всего на деятельности, из-за которой канал недополучал миллионы долларов – продаже рекламного времени. Куратору Листьева офицеру СБП Комелькову с помощью его коллег – начальника режимного отдела телевизионного комплекса подполковника ФСБ Цибизова и начальника 1-го отдела ОРТ, резидента госбезопасности В. В. Малыгина – были достаточно хорошо известны планы основных бизнесменов-рекламщиков, все их связи, структуры, которые обеспечивали их финансовую поддержку и безопасность. Фамилии людей, посещавших различные редакции телевидения, были известны через отдел оформления пропусков ОРТ. Через оперативный учет ФСБ-МВД не составляло большого труда выявлять лиц, связанных с различными организованными преступными группировками Москвы.

О рекламном бизнесе ОРТ Коржаков с Комельковым знали все. Прежде всего Листьев начал переговоры с Лисовским. Последний предложил заплатить ОРТ отступные за право распоряжаться рекламой на канале и тем самым сохранить свой контроль. Одновременно Листьев начал переговоры с еще одним бизнесменом рекламного бизнеса Глебом Бокием, представляющим торгово-промышленную группу БСГ. Переговоры затянулись. 20 февраля 1995 г. Листьев, открывший для рекламного бизнеса собственную компанию "Интервид", объявил, что вводит временный мораторий на все виды рекламы, пока ОРТ не разработает новые этические нормы. Понятно, что Коржаков пытался таким образом нанести удар по Лисовскому и Бокию, может быть, даже вывести их из рекламного бизнеса, переключив всех клиентов на "Интервид".

30 марта 1994 г. в ресторанчике на Кропоткинской улице в Москве состоялась встреча между Листьевым, Лисовским и Бокием. Лисовский с Бокием требовали от Листьева поделить эфирное рекламное время, и неопытный Листьев, уступив совместному напору конкурентов, очевидным образом ошибся. Через день его ошибка была исправлена: на улице Спартаковская кадиллак Бокия был продырявлен шестью выстрелами из пистолета "ТТ". Для верности в машину бросили еще и гранату. Бокий скончался на месте.

9 апреля 1994 г. застрелили руководителя "Варус-видео" Г. Топадзе, имевшего 6,5-процентную долю в рекламном бизнесе первого канала. В июне было совершено покушение на Березовского, в результате которого погиб его водитель, а сам Березовский был ранен. Чтобы предотвратить повторное покушение на Березовского Гусинский срочно вывез его из России на своем частном самолете. Столь открытое вмешательство Гусинского – Бобкова на стороне Березовского должно было показать абсолютно всем заинтересованным лицам, что за последними убийствами и покушениями стоит очевидный соперник концерна "Мост".

Затем пришла очередь Лисовского. Его, как считалось, прикрывал лидер Ореховской преступной группировки Сергей Тимофеев (Сильвестр). В сентябре 1994 г. Сильвестр был взорван в своем "мерседесе" вместе с водителем. Кто-то планомерно и хладнокровно устранял конкурентов Листьева. Этим "кем-то" был всесильный в те годы генерал Коржаков, бившийся за полный контроль над ОРТ в преддверии президентских выборов лета 1996 г.

Коржаков торопил Листьева. Нужны были деньги на подготовку общественного мнения по замене спаиваемого Ельцина на молодого и деятельного вице-премьера Сосковца. Нужен был полный контроль над ОРТ. Времени было мало – приближались президентские выборы в стране, и мало было уверенности у Коржакова и членов его команды, что нынешний президент с предельно низким рейтингом популярности сможет их выиграть. Сумма предстоящих затрат была определена Коржаковым в 50– 60 млн долларов. Листьев этих денег выбить для Коржакова не смог. Нужно было срочно избавляться от Листьева и брать контроль над ОРТ в свои руки.

Когда именно созрел план убийства Листьева определить сложно. Но очевидно, что операция задумывалась как многоцелевая. На первом ее этапе убирался Листьев. На втором – обвинение в организации убийства Листьева выдвигалось против влиятельного в России и на ОРТ человека, пользовавшегося в тот период влиянием на Ельцина – Бориса Березовского, и против основного конкурента Листьева на рекламном рынке Лисовского. На третьем этапе арестовывался Березовский, а Ельцин, разочарованный в Березовском, Лисовском и в связанном с ними влиятельном политике-реформисте Анатолии Чубайсе, передавал контроль над ОРТ новому предложенному Коржаковым человеку. 49% негосударственных акций получал в свое распоряжение Коржаков или его люди. Попавший под подозрение Лисовский также лишался возможности продолжать свою деятельность на ОРТ.

Листьев ждал в те дни представителей солнцевской группировки, которые должны были прийти к нему с требованием отступного в несколько миллионов долларов, так как проект, в котором они были заинтересованы, оказался Листьевым провален. Листьев просил Комелькова вмешаться и оградить его от денежных домогательств "братков". Простейшей формой защиты, как полагал Листьев, был бы отказ им в выдаче пропусков в здание на Останкино. Факт выдачи пропусков "солнцевским" представителям означал для Листьева, что Комельков и кураторы из СБП его бросили. Возможно, соответствующее указание от Комелькова получили именно "солнцевские" бандиты. 1 марта 1995 г. Листьева не стало. Он был убит в подъезде своего дома. Предположить, что Комельков провел эту операцию без указания Коржакова, невозможно.

Как и планировал Коржаков, под подозрением оказались прежде всего Березовский и Лисовский. Однако предпринятая СБП попытка ареста Березовского в штаб-квартире ЛогоВаза на Новокузнецкой улице в Москве не увенчалась успехом. Березовский сумел вовремя связаться с премьер-министром Виктором Черномырдиным, и последний предотвратил арест. Через контролируемые Гусинским СМИ в прессу оперативно были сброшены компрометирующие Коржакова и Барсукова материалы. На стороне Березовского и Гусинского выступил Чубайс, пользовавшийся авторитетом у Ельцина. ОРТ осталось в руках Березовского, а Коржаков так и не получил рекламных денег и необходимых ему для перелома общественного мнения 50-60 млн долларов. Тогда он решил пойти по самому дешевому пути, не требующему телевизионного пиара.


Пятый компонент – Маленькая, но ни в коем случае не победоносная война

Самым слабым звеном многонациональной российской мозаики оказалась Чечня. Считая Джохара Дудаева своим, КГБ не возражал против его прихода к власти. Генерал Дудаев, член КПСС с 1968 г., был переведен из Эстонии в родной ему Грозный будто специально для того, чтобы стать в оппозицию местным коммунистам, быть избранным президентом Чеченской Республики и провозгласить в ноябре 1991 г. независимость Чечни (Ичкерии), как бы демонстрируя российской политической элите, к какому расколу ведет Россию либеральный режим Ельцина.

Наверное не было случайностью и то, что еще один близкий Ельцину чеченец, Руслан Хасбулатов, также стал повинен в нанесении смертельного удара режиму Ельцина. Хасбулатов, бывший работник ЦК комсомола, член коммунистической партии с 1966 г., в сентябре 1991 г. стал председателем парламента Российской федерации. Именно этот парламент, возглавляемый Хасбулатовым, будет разгонять Ельцин танками в октябре 1993 г.

К 1994 г. политическое руководство России уже понимало, что не готово дать Чечне независимость. Предоставление суверенитета Чечне действительно могло привести к дальнейшему распаду России. Но можно ли было начинать на Северном Кавказе гражданскую войну? "Партия войны", опиравшаяся на силовые министерства, считала, что можно. Однако к войне нужно было подготовить общественное мнение. На общественное мнение легко было бы повлиять, если бы чеченцы стали бороться за свою независимость с помощью терактов. Осталось дело за малым: организовать в Москве взрывы с "чеченским следом".

18 ноября 1994 г. ФСБ предприняла первую зарегистрированную попытку совершить террористический акт, объявить ответственными за него чеченских сепаратистов и, опираясь на озлобление жителей России, подавить в Чечне движение за независимость. В этот день в Москве на железнодорожном мосту через реку Яузу произошел взрыв. По описанию экспертов, сработали два мощных заряда примерно по полтора килограмма тротила каждый. Были искорежены двадцать метров железнодорожного полотна. Мост чуть не рухнул. Однако теракт произошел преждевременно, еще до прохождения через мост железнодорожного состава. На месте взрыва нашли разорванный в клочья труп самого подрывника – капитана Андрея Щеленкова, сотрудника нефтяной компании "Ланако". Щеленков подорвался на собственной бомбе, когда прилаживал ее на мосту.

Только благодаря этой оплошности исполнителя теракта стало известно о непосредственных организаторах взрыва. Дело в том, что руководителем фирмы "Ланако", давшим названию фирмы первые две буквы своей фамилии, был 35-летний уроженец Грозного Максим Юрьевич Лазовский, являвшийся особо ценным агентом Управления ФСБ (УФСБ) по Москве и Московской области и имеющий в уголовной среде клички Макс и Хромой. Забегая вперед, отметим, что абсолютно все работники фирмы "Ланако" были штатными или внештатными сотрудниками контрразведывательных органов России и что все последующие теракты в Москве 1994-1995 гг. также организованы группой Лазовского. В 1996 г. террористы из ФСБ были арестованы и осуждены московским судом. Но первая чеченская война к этому времени стала свершившимся фактом. Лазовский сделал свое дело.

Войной в Чечне было очень легко прикончить Ельцина политически. И те, кто затевал войну и организовывал теракты в России, хорошо это понимали. Но существова еще примитивный экономический аспект взаимоотношений российского руководства с президентом Чеченской Республики: у Дудаева постоянно вымогали деньги. Началось это в 1992 г., когда с чеченцев были получены взятки за оставленное в 1992г. в Чечне советское вооружение. Взятки за это вооружение вымогали начальник СБП (Службы безопасности президента) Коржаков, начальник ФСО (Федеральной службы охраны) Барсуков и первый вице-премьер правительства РФ Олег Сосковец. Понятно, что не оставалось в стороне и Министерство обороны.

Когда началась война, наивные граждане России стали недоумевать, каким же образом осталось в Чечне все то оружие, которым чеченские боевики убивали российских солдат. Самым банальным образом: за многомиллионные взятки Дудаева Коржакову, Барсукову и Сосковцу.

После 1992 г. сотрудничество московских чиновников с Дудаевым за взятки успешно продавалось. Чеченское руководство постоянно посылало в Москву деньги – иначе Дудаев ни одного вопроса в Москве решить не мог. Но в 1994 г. система начала буксовать. Москва вымогала все большие и большие суммы в обмен на решение политических вопросов, связанных с чеченской независимостью. Дудаев стал отказывать в деньгах. Изначально финансовый конфликт постепенно перешел в политическое, а затем силовое противостояние российского и чеченского руководства. В воздухе запахло войной. Дудаев запросил личной встречи с Ельциным. Тогда контролирующая доступ к Ельцину троица затребовала у Дудаева за организацию встречи двух президентов несколько миллионов долларов. Дудаев во взятке отказал. Более того, впервые он припугнул помогавших ранее ему (за деньги) людей, что использует против них компрометирующие их документы, подтверждающие небескорыстные связи чиновников с чеченцами. Дудаев просчитался. Шантаж не подействовал. Встреча не состоялась. Президент Чечни стал опасным свидетелем, которого необходимо было убрать. Началась спровоцированная жестокая и бессмысленная война.

23 ноября девять российских вертолетов армейской авиации Северо-Кавказского военного округа, предположительно МИ-8, нанесли ракетный удар по городу Шали, примерно в 40 км от Грозного, пытаясь уничтожить бронетехнику расположенного в Шали танкового полка. С чеченской стороны были раненые. Чеченская сторона заявила, что располагает видеозаписью, на которой запечатлены вертолеты с российскими бортовыми опознавательными знаками.

Главный штаб вооруженных сил Чечни утверждал, что на границе с Наурским районом, в поселке Веселая Ставропольского края, происходит концентрация воинских частей: танков, артиллерии, до шести батальонов пехоты. Как стало известно позже, колонна российской бронетехники, сформированная по инициативе и на деньги ФСК, с солдатами и офицерами, нанятыми ФСК на контрактной основе, в том числе среди военнослужащих Таманской и Кантемировской дивизий, действительно составляла костяк войск, сосредоточенных для штурма Грозного.

25 ноября семь российских вертолетов с военной базы в Ставропольском крае сделали несколько ракетных залпов по аэропорту в Грозном и близлежащим жилым домам, повредив посадочную полосу и стоявшие на ней гражданские самолеты. Шесть человек погибли и около 25 получили ранения. В связи с этим Министерство иностранных дел (МИД) Чечни направило заявление администрации Ставропольского края, в котором, в частности, указывалось, что руководство региона "несет ответственность за подобные акции и в случае применения адекватных мер с чеченской стороны" все претензии Ставрополя "должны быть отнесены к Москве".

26 ноября силы Временного совета Чечни (чеченской антидудаевской оппозиции) при поддержке российских вертолетов и бронетехники с четырех сторон атаковали Грозный. В операции со стороны оппозиции принимали участие более 1200 человек, 50 танков, 80 бронетранспортеров (БТР) и шесть самолетов СУ-27. Как заявили в московском (марионеточном) центре Временного совета Чечни, "деморализованные силы сторонников Дудаева практически н оказывают сопротивления, и к утру, вероятно, все будет закончено".

Однако операция провалилась. Наступающие потеряли около 500 человек убитыми, более 20 танков, еще 20 танков было захвачено дудаевцами. В плен были взяты около 200 военнослужащих. 28 ноября "в знак победы над силами оппозиции" колонна пленных была проведена по улицам Грозного. Тогда же чеченское руководство предъявило список четырнадцати взятых в плен солдат и офицеров, являющихся российскими военнослужащими.

Создавалось впечатление, что 26 ноября бронетанковую колонну в Грозный вводили специально для того, чтобы ее уничтожили. Разоружить Дудаева и его армию колонна не могла. Захватить город и удерживать его – тоже. Армия Дудаева была укомплектована и хорошо вооружена. Колонна могла стать и стала живой мишенью. Министр обороны Грачев намекал на свою непричастность к этой авантюре. С военной точки зрения задача захвата Грозного, заявил Грачев на пресс-конференции 28 ноября 1996 г., была вполне осуществима силами "одного воздушно-десантного полка в течение двух часов. Однако все военные конфликты окончательно решаются все же политическими методами за столом переговоров. Без прикрытия пехоты вводить в город танки действительно было бессмысленно". Зачем же их тогда вводили?

Позже генерал Геннадий Трошев расскажет нам о сомнениях Грачева по поводу чеченской кампании: "Он пытался что-то сделать. Пытался выдавить из Степашина и его спецслужбы ясную оценку ситуации, пытался перенести начало ввода войск на весну, даже пытался лично договориться с Дудаевым. Теперь мы знаем, что такая встреча была. Не договорились".

Генерал Трошев, ведя уже вторую войну в Чечне, недоумевал, почему Грачев не смог договориться с Дудаевым. Да потому, что Дудаев настаивал на личной встрече с Ельциным, а Коржаков не соглашался проводить ее бесплатно.

Блистательную военную операцию по сожжению колонны российской бронетехники в Грозном действительно организовал не Грачев, а директор ФСК Степашин и начальник московского УФСБ Савостьянов, курировавший вопросы устранения режима Дудаева и ввода войск в Чечню. Однако те, кто описывал банальные ошибки российских военных, вводивших в город бронетанковую колонну, обреченную на уничтожение, не понимали тонких политических расчетов провокаторов. Сторонникам войны нужно было, чтобы колонну эффектно уничтожили чеченцы. Только так можно было спровоцировать Ельцина на начало полномасштабных военных действий, которые действительно начались в декабре 1994 г.


Шестой компонент – Торговля оружием

Во времена существования Советского Союза продажей оружия за рубеж ведало Главное инженерное Управление (ГИУ) Министерства внешних экономических связей. Cотрудниками ГИУ преимущественно являлись кадровые офицеры Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны СССР (ГРУ). Однако после августовской революции 1991 г. денежные потоки от торговли вооружением решил подчинить себе руководитель СБП президента Коржаков. 18 ноября 1993 г. Ельциным был подписан секретный Указ № 1932-c, в соответствии с которым в целях упорядочения ведения дел в непростом бизнесе по продаже вооружения была создана государственная компания "Росвооружение", представлявшая интересы военно-промышленного комплекса (ВПК) России перед зарубежными компаниями, торгующими оружием. Этим же указом контроль за деятельностью госкомпании "Росвооружение" возлагался на Службу безопасности президента.

В этих целях в СБП был создан отдел "В" (от слова "вооружения"), основной задачей которого являлся контроль за деятельностью компании "Росвооружение", Госхрана и Госдрагмета. Руководителем Росвооружения стал генерал Самойлов. А во главе отдела "В" Коржаков поставил преданного ему Александра Котелкина.

Котелкин, 1954 г. рождения, закончил Киевское военно-техническое училище, в течение ряда лет проходил службу в военновоздушных силах. Затем был принят на службу в ГРУ и направлен на учебу в Дипломатическую академию Министерства иностранных дел СССР. В конце 80-х годов Котелкин проходил службу в качестве офицера военной разведки под дипломатическим прикрытием в постоянном представительстве СССР при ООН.

В период пребывания в США Котелкин попал в поле зрения ФБР в силу многочисленных любовных связей с женами советских дипломатов сотрудников ООН, а также из-за нетрадиционных сексуальных отношений с коллегами по резидентуре ГРУ. В близких приятельских отношениях Котелкин был также с Сергеем Глазьевым, бывшим в правительстве Егора Гайдара заместителем министра, а затем министром внешних экономических связей. При содействии Глазьева Котелкин был назначен на должность начальника Главного управления военно-технического сотрудничества (приемника ГИУ) Министерства внешних экономических сношений (МВЭС). Находясь на этой должности, Котелкин злоупотреблял служебным положением, незаконно получал от подконтрольных предприятий премии, исчисляемые десятками тысяч американских долларов.

Когда в 1993 г. была создана госкомпания "Росвооружение", стараниями Коржакова именно Котелкин был взят на должность начальника направления отдела "В", контролирующего вновь созданную госструктуру. Коржаков имел достаточно компромата против Котелкина. Это и было гарантией того, что Котелкин будет выполнять любые указания Коржакова. В ноябре 1994 г. Котелкин возглавил Росвооружение. В результате Коржаков и преданные ему люди из числа сотрудников Росвооружения в период до лета 1996 г., когда Коржаков был уволен с госслужбы, сумели присвоить несколько сот миллионов американских долларов.


Седьмой компонент – ЧП

Перед самыми выборами 1996 г. Коржаков, Барсуков и Сосковец убедили президента Ельцина в том, что у него нет шансов выиграть выборы у главного конкурента, кандидата от коммунистической партии Геннадия Зюганова и что единственный способ удержать власть в стране – объявить чрезвычайное положение (ЧП), ссылаясь на продолжающуюся войну с Чеченской республикой. В этом была своя логика. Если бы Зюганов пришел к власти, он, безусловно, посадил бы Ельцина в тюрьму за разгон парламента в октябре 1993 г. Насильственный роспуск законодательного органа России легко можно было представить как антиконституционный, со всеми последствиями. Если бы к власти пришли демократы, они с легкостью могли бы привлечь Ельцина к ответственности за развязывание первой чеченской войны, военные преступления, совершенные российской армией в Чечне и геноцид чеченского народа. И любой новый президент мог поставить под сомнение законность проведенной Ельциным приватизации российской экономики. И Ельцин подписал указ об отмене президентских выборов и объявлении чрезвычайного положения.

Однако до его публикации об этом стало известно всем тем, кого не успел добить Коржаков: Березовскому, Чубайсу, Гусинскому, Лисовскому и всем тем, кого впоследствии стали называть российскими олигархами. В едином порыве, какого с тех пор ни разу не видела российская история, с помощью дочери президента Татьяны Дьяченко, они добились приема у Ельцина и предложили ему использовать вместо танков и декрета о введении чрезвычайного положения деньги, газеты и телевидение. И Ельцин отозвал уже подписанный им декрет, отправил в отставку Коржакова, Барсукова и Сосковца и назначил руководителем своей администрации Чубайса. Березовский отвечал за поддержку Ельцина на ОРТ. Гусинский – на НТВ. Лисовский – за рекламу. Почти неизвестный Роман Абрамович – за внебюджетное финансирование… При исходной популярности в 3% Ельцин сумел набрать наибольший процент голосов в первом туре выборов в июне, вышел во второй тур вместе со своим основным противников Зюгановым и на втором туре выборов в июле одержал над Зюгановым победу. Вскоре после выборов Ельцина, 31 августа 1996 г., было подписано мирное соглашение с Чеченской республикой. Первая чеченская война завершилась. Россия вернулась на путь демократии. А Комельков покинул СБП и вернулся на службу в ФСБ в качестве заместителя начальника Управления по защите конституционного строя.


Глава 2. Who is Mr. Putin

Альтернативная биография

9 марта 2000 г. при взлете в Шереметьевском аэропорту в Москве разбился самолет "Як-40", на борту которого находилось девять человек: президент холдинга "Совершенно секретно" Артем Боровик, глава холдинга АО "Группа Альянс" чеченец по национальности Зия Бажаев, два его телохранителя и пять членов экипажа.

"Як– 40", около года назад арендованный Бажаевым у Вологодского авиапредприятия через столичную авиакомпанию "Аэротекс", должен был вылететь в Киев. В сообщении комиссии по расследованию происшествий на воздушном транспорте говорилось, что вологодские авиатехники перед взлетом не обработали самолет специальной жидкостью против обледенения, а его закрылки были выпущены всего на 10 градусов при необходимых для взлета 20 градусах. Между тем утром 9 марта в Шереметьево было всего четыре градуса мороза, без осадков. И обрабатывать самолет жидкостью "Арктика" не было необходимости. Кроме того, "Як-40" без проблем можно было поднять в воздух и при выпущенных на 10 градусов закрылках: удлинился бы разбег и взлет стал бы "ленивым". Судя по тому, что самолет рухнул примерно в середине взлетной полосы, которая в Шереметьево имеет длину 3,6 км, разбег у самолета был штатный -около 800 м.

Сразу же после гибели Боровика и Бажаева в СМИ было высказано предположение, что катастрофа не была несчастным случаем и что саботаж самолета организовали российские спецслужбы. Дело в том, что Боровик (через Бажаева) в эти дни и недели активно собирал материал о детстве Путина, причем публикация этого материала должна была состояться 12 марта 2000 г., перед самыми президентскими выборами. Что же собирался опубликовать Боровик? Чем были так встревожены Путин и те, кто продвигал его к власти?

Боровик располагал информацией о том, что настоящей (биологической) матерью Путина является не Мария Ивановна Путина (Шеломова), 1911 г. рождения, а совсем другая женщина – Вера Николаевна Путина, 1926 г. рождения, уроженка города Очёра (Пермской области), по сей день проживающая в селе Метехи Каспского района Грузии, примерно в часе езды от Тбилиси. С трех до девяти лет жил в Метехи и нынешний президент России Владимир Владимирович Путин.

Государственной тайной информация эта считалась по следующим причинам. В КГБ СССР с особой готовностью брали сирот или усыновленных детей, живших не с биологическими родителями. Считалось, что такие молодые люди и девушки, лишенные тепла и защиты родителей, часто своими родителями брошенные и преданные, прошедшие из-за этого через тяжелые испытания жесткой советской жизни, обиженные, униженные и битые, идут в КГБ как в новую семью, потому что ищут настоящей защиты от всех тех злых людей, с которыми сталкивались в детстве и юношестве, во всесильной государственной структуре, наводящий страх на всю страну. Юный Путин стал заниматься дзюдо, чтобы защитить себя физически. Он пошел на службу в КГБ, так как считал, что только служба в этой организации сможет сделать его сильным и уважаемым человеком. Со временем КГБ действительно стал его семьей. Его единственной семьей. И если все рассказанное Верой Путиной правда, совсем иначе видится и служба Путина в КГБ, и возвышение его к власти. Обиженный, преданный, лишенный родительского тепла в детстве, Путин шел в КГБ прежде всего для того, чтобы найти там новую семью и свести счеты со всем обижавшим его миром. И когда в 1990-е гг. КГБ-ФСБ или, как они себя называли, "контора" стала продвигать Путина к власти, в одном они были уверены наверняка: более преданного кандидата в президенты, в смысле его лояльности ФСБ, быть не может.

Вера Николаевна, утверждавшая, что является настоящей матерью Путина, рассказала в видеоинтервью следующее:

"Происхождением я с Урала. Там же получила образование в техникуме. Во время учебы я познакомилась с одним парнем. От него в 1950 г. я родила Вову. Его отца я даже не хочу вспоминать. Он меня обманул. Я уже была беременна, когда узнала, что у него есть семья. Я сразу же ушла от него. Целый год Вову фактически растили мои родители. Потом, когда я была на практике в Ташкенте, я познакомилась с моим [нынешним] мужем, Георгием Осепашвили. Он был в армии тогда. Когда я вышла за него замуж, мы переехали в Метехи, и через некоторое время моя мать привезла Вову сюда. Тогда ему было три года.

Но вскоре, когда у нас пошли собственные дети, муж был недоволен, что Вова находится здесь. Бить он его не бил, просто не хотел, чтобы Вова находился здесь, – кто хочет чужого ребенка. Один раз сестра мужа даже тайком от меня отдала Вову какому-то бездетному майору. Я его еле отыскала и вернула обратно. Пришлось отвезти Вову к моим родителям, которые хотели, чтобы я сохранила свою новую семью. Фактически получилось, что я поменяла Вову на девочек. После этого я больше не видела Вову, хотя постоянно искала его и спрашивала у родителей – где он. Никто ничего мне не хотел говорить. Позже я узнала, что Вова, уже будучи в КГБ, запретил всем говорить мне, где он находится.

[…] Я, конечно, слышала, что Вова работает в КГБ, а потом в правительстве России. Иногда о нем говорили мои дочери, постоянно говорят мои односельчане. Но теперь его детство засекречено и он не хочет признавать во мне мать. […] Здесь ко мне приезжали люди из КГБ, они забрали все мои семейные фотографии и сказали, чтобы я никому не говорила о Вове"[1].

Фотографии были забраны в январе 2000 г., когда по одним сведениям сотрудники российского КГБ, по другим – грузинской госбезопасности – приехали в Метехи и, согласно показаниям местных жителей, долго расспрашивали про Володю Путина. Они забрали у Веры Николаевны фотографии ее сына и предупредили ее, чтобы она о нем никому не рассказывала.

Пришлось высказываться по поводу родства Путина президенту Грузии Эдуарду Шеварднадзе, которого осаждали журналисты. Он предложил предоставить Путину "право самому разобраться в этом вопросе"[2].

Образование метехский Володя Путин получил в местной средней школе. Удалось побеседовать и с одноклассниками Путина. Так, бывший одноклассник Путина начальник проектной организации Каспского района Габриэль Даташвили рассказал, что дружил с Володей и что в классе они вдвоем были отличниками:

"В школе мы оба были отличниками и очень дружили. Кроме меня, у него фактически не было друзей. […] Он был очень тихим скрытным ребенком. После уроков часто уходил на рыбалку или приходил ко мне и мы играли вместе: в войнушки, фехтовали, в лахти играли и боролись. У меня была одна фотография, он мне подарил ее, когда уезжал отсюда. Там была такая надпись: "На память Габриэлю от Вовы". […] Если Путин помнит период жизни в Метехи, он должен помнить и меня. […] Маленький, слабый мальчик, русые волосы и голубые глаза. […] Потом его мать, г-жа Вера Путина, увезла его обратно в Россию к своим родителям[…] Как я знаю, причиной этого были трудности в семье. Вдобавок, у г-жи Веры появились новые дети. Когда Вову увезли в Россию, уже были две девочки: Софья и Люба. Потом, в 1961 г., родился мальчик, после него еще две девочки".

Один из жителей Метехи рассказал, что во время рыбалки Путин сильно поранил палец:

"Вова стоял у школы и навзрыд плакал. В подушечке указательного пальца левой руки торчал крючок для ловли рыбы. Его нельзя было вытащить, если не вырвать кусок мяса. Кровь лила ручьем. "Не бойся, сынок, пройдет", – говорил я, успокаивая его, и в это время вытащил крючок, но рана была такая, что не могла не оставить шрама".

Еще одной особой приметой были две явные выпуклости по углам лба (прикрытые прической). Говорили, что метехские школьники дразнили даже из-за этого Володю "чертом".

В параллельном классе с Путиным училась Дали Гзиришвили:

"Он был маленьким, слабым ребенком, с резкими, как у матери, движениями. Я даже не знала, что его зовут Владимир. Называла просто – Вова, и все звали его таким именем. А мать называла его Вовкой. […] Я уверена, что и. о. президента России – наш Вовка. Не может быть, что это не он. Очень на мать похож. […] Он был такой белобрысый, волосы ежиком. Я знала, что он не Георгия сын. Было его очень жалко, я помогала ему, они жили очень бедно. Приносила ему яблоки, груши, виноград, все, что могла. Он всегда брал. Мы вместе играли у реки в лахти, в бурти. Он был грустный такой, часто уходил на рыбалку. Ему дядя Гоги вытащил крючок, застрявший в руке. Должна была остаться отметина. Он очень злился и плакал, когда его материли. Сельчане знали, что это злит его, и материли, а он злился и плакал. […] Это он, точно он".

Нора Гоголашвили, преподавательница начальных классов, так вспоминала своего ученика Путина:

"Тихий, грустный, замкнутый ребенок. Из игр больше всего любил борьбу. Почти всегда был чем-то недоволен. Физически не работал, но очень хорошо учился. В семье было очень трудно. […] В школу Вова ходил в штопаной одежде. Его называли моим приемным сыном. Если его ктонибудь обижал, его защитником была я. Я очень его жалела. […] Очень жаль его было. Как кошка, прилипал ко мне".

Самбист Олег Иадзе, тоже из Метехи, лет на 10 моложе Путина, встречался с будущим президентом на соревнованиях по самбо:

"Но он с самого начала был угрюмым и замкнутым. Здоровался лишь в том случае, если с ним здоровались. Представляете, такое отношение у него было и с русскими. Холодная личность. Чтобы подойти и самому заговорить, это было не в его природе. […] Очень замкнутый человек. Тогда он работал в КГБ и молчал как могила. Я видел его только на соревнованиях. […] Между прочим, был такой случай: его полусестра звонила его дяде и тот сказал, что Вова в российском правительстве стал большим человеком. Но тот ли Вова Путин, исполняющий ныне обязанности президента России, трудно сказать. Но на метехскую Путину похож, как две половинки яблока. Вот это я могу сказать".

Правда, здесь имеются расхождения. В ряде публикаций указано, что Путин подошел к Иадзе, поздоровался и сказал: "С Метехи и меня кое-что связывает"[3].

Очередной приезд журналистов к В. Н. Путиной пришелся на 11 марта 2000 г., день похорон Артема Боровика. Вера Николаевна, похоже, понимала, что из-за нее начинают гибнуть не знакомые ей люди. "Я боюсь, что из-за меня Володя не станет президентом", – сказала она. Журналистов было два десятка, в том числе из российского НТВ. Проверили паспорт В. Н. Путиной, метрику, фамилии родителей, еще раз уточнили имя отца Путина – Платона Привалова. Все происходящее записывалось на пленку несколькими камерами, в том числе НТВ (репортаж НТВ так никогда и не был показан).

Побывали журналисты и у сестры Путина (по материнской линии) Софьи (Софио) Георгиевны Осепашвили, 1954 г. рождения, медработника туберкулезной больницы в Тбилиси. Посмотрев на фотографию 14-летнего Путина, опубликованную к тому времени в книге "От первого лица" (презентация книги состоялась 13 марта, а на следующий день она появилась в интернете), Софья сказала:

"Посмотрите на него и на меня – если это не мой брат, покажите мне моего брата. […] Я посылала ему телеграммы в Очёр, в его комиссариат. Сначала мне говорили, что такого Путина у них нет, а потом сказали, чтобы я его больше не искала. Оказывается, он в это время уже работал в КГБ".

Без сомнения, они были похожи. У Софьи была фотография Володи, которому было тогда семь лет. Фотография сохранилась лишь потому, что Софья жила в Тбилиси, а не в Метеки.

Итак, В. Н. Путина отвезла своего сына родителям: Анне Ильиничне и Михаилу Илларионовичу. Те, в свою очередь, почти сразу передали его своему бездетному родственнику Владимиру Спиридоновичу Путину, который и стал родным отцом будущего президента России. Владимир Спиридонович увез Володю в Ленинград, а Вере Николаевне сказали, что сына отдали в интернат: "После того, как я увезла его к родителям, – вспоминала Вера Николаевна, – позже мой отец заболел и ребенка отдали в интернат"[4].

В плане образования годы обучения в местной грузинской школе оказались потраченными впустую. В Ленинграде вместо четвертого класса Володя, которому через месяц с небольшим исполнялось 10 лет, пошел 1 сентября 1960 г. в первый класс. Именно тогда пришлось изменить год его рождения в метрике, с 1950-го на 1952-й, видимо, чтоб не травмировать ребенка. С этого момента и ведет отсчет официальная биография Путина: с 1 сентября 1960 г.


Биография по официальным источникам

Владимир Владимирович Путин родился 7 октября 1952 г. в Ленинграде, русский. Был третьим ребенком в семье (два первых сына его родителей умерли в младенческом возрасте – первый перед войной, второй – во время блокады от дифтерита).

Отец, Владимир Спиридонович Путин, родился в 1911 г. в Санкт-Петербурге, откуда вся его семья уехала в начале Первой мировой в село Поминово Тверской области. Мать Мария Ивановна Путина (в девичестве Шеломова) родилась в соседнем селе Заречье, также в 1911 г. Отец служил в Красной Армии подводником, в довоенной юности был деревенским комсомольским активистом. Родители Путина поженились в 1928 г.; перед войной переехали из Тверской области в Петергоф. С началом войны отец пошел на фронт добровольцем, служил в истребительном батальоне НКВД. Мать в начале блокады с помощью своего брата Ивана Ивановича Шеломова (1904-1973), до войны служившего в НКВД, перебралась из Петергофа в Ленинград.

Дед по отцу, Спиридон Иванович Путин, всю жизнь работал поваром (сначала в подмосковных Горках, "где жил Ленин и вся семья Ульяновых. Когда Ленин умер, деда перевели на одну из дач Сталина… И Сталина тоже пережил и в конце жизни, уже на пенсии, жил и готовил в доме отдыха Московского горкома партии в Ильинском"[5]. Дед умер в 1979 г., бабка, Ольга Ивановна – в 1976 г. Оба похоронены на Ильинском кладбище в Красногорском районе Московской области[6]. Предки Путина по прямой отцовской линии жили в Тверской области с начала XVII в. в селах Тургиново и Поминово, первый известный предок Путина, бобыль Яким Никитин жил в деревне Бородино Тургиновского прихода и был крепостным боярина Ивана Никитича Романова, дяди царя Михаила Федоровича[7]. Бабка по матери, Елизавета Алексеевна Шеломова была смертельно ранена случайной пулей во время наступления немцев в Тверской области в октябре 1941 г.

В 1950– е гг. Путин-старший служил в военизированной охране Ленинградского вагоностроительного завода им. Егорова, позже работал мастером на этом же заводе, был секретарем партбюро цеха. М. Путина работала после войны санитаркой, дворником, приемщицей товара в булочной, сторожем, уборщицей в лаборатории. Оба родителя умерли от рака, мать -в начале 1999 г., отец – 2 августа 1999 г.; похоронены в Санкт-Петербурге на Серафимовском кладбище.


Образование

С 1960 по 1968 г. Путин учился в школе-восьмилетке № 193 на канале Грибоедова в Ленинграде, был председателем совета пионерского отряда. После 8-го класса поступил в среднюю школу № 281 в Советском переулке (спецшкола с химическим уклоном на базе технологического института), которую окончил в 1970 г. В 1970 г. поступил на международное отделение юридического факультета Ленинградского государственного университета (ЛГУ) им. Жданова, которое окончил в 1975 г. Тема дипломной работы: "Принцип наиболее благоприятствующей нации в международном праве". Кандидат экономических наук (тема диссертации, защищенной 27 июня 1997 г. в Санкт-Петербургском Горном университете: "Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений. Санкт-Петербург и Ленинградская область"); среди рецензентов были Валерий Сердюков и Сергей Глазьев. Во время обучения в университете Путин познакомился с Анатолием Собчаком, который в качестве ассистента кафедры некоторое время вел у него занятия по хозяйственному праву.

В ЛГУ Путин вступил в КПСС, оставался членом КПСС до ее запрещения в августе 1991 г. В 1985 г. окончил московскую Высшую школу КГБ ("101-я школа"; она же – Краснознаменный институт им. Ю. В. Андропова; ныне – Школа Внешней разведки).


Потерянные годы

Согласно официальной биографии Путина он родился 7 октября 1952 г., когда его матери Марии Ивановне Путиной был 41 год, что случалось редко. В Советском Союзе женщины в таком возрасте, как правило, не рожали. В школу Володя пошел в первый класс в Ленинграде 1 сентября 1960 г., когда ему было почти 8 лет. Его школьный ленинградский друг Вячеслав Яковлев – одно из немногих свидетельств того, что Путин рос в Ленинграде, – утверждал: "грузинского периода у и. о. президента быть не могло, потому что они вместе учились с 1-го по 10-й класс. С Володей мы пошли в первый класс 193-й школы в 1959 г. Помню, он пришел с мамой, неся огромный букет роз. Жили мы тогда в одном дворе и вместе ходили в школу и домой. Кстати, до школы я Володю тоже видел во дворе с родителями"[8].

Это единственная не слишком убедительная фраза о дошкольном периоде Путина. К тому же, Яковлев ошибся на год, видимо, прибавив стандартные 7 лет к 1952 г. рождения Путина. Путин пошел в первый класс 193-й школы не в 1959 г., а в 1960 г.

Правдоподобнее звучит другое свидетельство: "У нас с Путиным разница в четыре года. Мне, наверное, лет двенадцать было, когда я его впервые заметил во дворе", – вспоминал сосед Путина по переулку Вячеслав Ченцов[9]. Иными словами, до первого класса, до восьми лет, во дворе Путина не помнили.

Согласно неофициальной биографии Путина он родился 7 октября 1950 г., когда его матери Вере Николаевне Путиной было 24 года. В школу Володя пошел в Метехи и учился там с шести до девяти лет, закончив три класса. И именно по этой причине три года из жизни Путина необходимо было "потерять". Их удачно потеряли следующим образом. В Метехи Володя пошел в школу 1 сентября 1957 г., когда ему почти исполнилось семь лет. По окончании третьего класса летом 1960 г. Володе было 9 лет. Затем Володю отправили к родителям Веры Николаевны и вскоре – к его новым родителям. К 1 сентября 1960 г. Володя уже жил в Ленинграде, и 7 октября 1960 г. ему исполнялось 10 лет. В этот момент и была переписана метрика Путина с 1950-го на 1952-й год рождения. Когда Володя 1 сентября 1960 г. пошел в ленинградскую школу ему снова было 7 лет (7 октября 1960 г. согласно метрике Володе исполнилось восемь).


Путин в КГБ

После окончания Ленинградского университета в 1975 г. Путин был по распределению направлен в КГБ СССР и около пяти месяцев работал в секретариате Ленинградского управления КГБ и, по его словам, "подшивал дела какие-то"[10]. С февраля по июль 1976 г. он учился на курсах переподготовки оперативного состава, после этого полгода, до начала 1977 г. работал в Ленинградском УКГБ, по собственным словам, в "контрразведывательном подразделении… занимался иностранным элементом"[11] 1, а по свидетельствам сослуживцев – в "пятерке", 5-м отделе Ленинградского УКГБ, входившем в систему Пятого главного управления, которое курировало "борьбу с идеологическими диверсиями противника" и слежку за диссидентами. Во время работы в "контрразведывательном подразделении" обратил на себя "внимание сотрудников внешней разведки", после чего получил предложение на переход из "пятерки" в Первое главное управление (ПГУ, внешняя разведка) и был направлен на годичные курсы переподготовки в Москву. По возвращении в Ленинград "четыре с половиной года" (1979-83 гг.) служил в первом отделе Ленинградского УКГБ.

В 1984 г., получив звание майора, Путин был направлен в московскую Высшую школу КГБ (Краснознаменный институт имени Андропова), где учился под псевдонимом Платов. В Высшей школе КГБ был старшиной отделения, специализировался на германоязычных странах (Австрия, Швейцария, ФРГ, ГДР – 4-й отдел ПГУ КГБ СССР). По окончании Высшей школы КГБ Путин был в середине 1985 г. командирован в представительство КГБ в ГДР, где работал в качестве директора Дома советско-германской дружбы в Дрездене. В Дрездене жил на улице Радебергер-штрассе[12]. Курировал со стороны КГБ поведение советских студентов в ГДР. В число обязанностей Путина одно время входил контроль за секретарем дрезденского отделения Социалистической Единой партии Германии (СЕПГ) Хансом Модровом (будущим последним лидером СДПГ и ГДР), а также отслеживание антикоммунистических акций протеста в ГДР[13].

В 1986 г. Дрезден с целью встречи с Х. Модровом посетил председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Впоследствии Крючков не мог вспомнить офицера ПГУ Путина и предположил, что Путин, вероятнее всего, не был кадровым разведчиком, а всего лишь сотрудником какого-нибудь другого подразделения КГБ, направленным в командировку в ГДР на обычный срок в пять лет. Этим же предположением Крючков объясняет возвращение Путина из Дрездена в 1990 г. в отдел по работе с личным составом Ленинградского управления КГБ[14].

В 2004 г. в Москве были опубликованы мемуары эмигрировавшего в Чехию подполковника КГБ в отставке Владимира Усольцева (настоящее имя Владимир Гортанов, он же Владимир Артамонов), сослуживца Путина по разведработе в Дрездене о дрезденском периоде жизни Путина. Усольцев шутит, что "берлинские" советские разведчики в основном увлекались добыванием в магазинах западного сектора бесплатных каталогов с фотографиями тряпок, которые они потом успешно перепродавали портнихам и модницам на родине. У них с Путиным, "дрезденских", таких возможностей не было и приходилось выпрашивать каталоги у "берлинских". Но Путину такое выпрашивание удавалось гораздо лучше, чем Усольцеву, потому что в Берлине служило много его земляков-ленинградцев.

Своих дрезденских сослуживцев Усольцев называет без фамилий, по именам: Сергей, Борис, Николай, Виктор, Володя Усатый, Володя Малый. Правда, сразу сказано, что это Путина все называли Володя Малый, а самого Усольцева Володя Большой, а кроме того, совсем не закодирован шеф дрезденской развед-группы – пожилой полковник Лазарь Лазаревич Матвеев, у которого капитан Путин был любимчиком.

Хозяйственный Сергей, лучший друг Володи Малого по добыванию и распитию пива "Радебергер", – это несомненно Сергей Викторович Чемезов, в настоящее время генеральный директор ФГУП "Ростехнологии". Земляк Путина Борис, по совету которого полковник Матвеев взял Путина под свое крыло, – это Борис Александрович Мыльников, бывший до ноября 2006 г. руководителем Антитеррористического центра стран СНГ. Саша из пензенской глубинки – это Александр Иванович Бирюков, нынешний руководитель Управления Службы по налогам и сборам по Пензенской области. В неназванном по имени берлинском кураторе Путина угадывается полковник Юрий Сергеевич Лещев – его бывший начальник по Ленинградскому управлению КГБ, в настоящее время пенсионер и почетный сотрудник госбезопасности. Где-то среди других неназванных "берлинцев" – Андрей Юрьевич Бельянинов, бывший при Путине директором Федеральной службы по оборонному заказу, а с 2006 г. – директор Федеральной таможенной службы. "Дрезденцы" Виктор, Николай и Володя Усатый – это Виктор Адианов, бизнесмен; Николай Токарев, с 2007 г. президент Транснефти; Владимир Брагин, ныне пенсионер, живет в Сочи.

Были у Путина в Дрездене и немецкие знакомые – сотрудники Штази, собственные агенты, просто приятели. Некоторые из них работают сейчас в "Дрезднер-банке" и "Дойчебанке" – любимых финансовых учреждениях Путина во времена его вице-мэрства в Питере. Сегодня с помощью этих банков Путин распиливает на части нефтяную компанию Михаила Ходорковского ЮКОС. Этот вопрос могла бы прояснить немецкая мемуаристка Ирен Питч, автор книги "Пикантная дружба", но она пишет, аккуратно избегая имен: "Это были восточные немцы, с которыми Путины познакомились в Дрездене и которые жили теперь в Москве, где муж занимал руководящий пост в одном из крупных германских банков, именно в том, председатель правления которого организовал поездку Людмилы"; "муж был коллегой Володи по Штази"; "в Гамбурге… номер для Людмилы был забронирован тем самым немецким банком, имя которого все чаще упоминалось в связи с Людмилой и Володей". Речь идет о бывшем сотруднике Штази Маттиасе Варниге. С декабря 2005 г. он – управляющий директор Северо-Европейской газопроводной компании (North European Pipeline Company), она же – "Северный поток". В 2002-2005 гг. Варниге был президентом российского ЗАО "Дрезднер-банк", дочки одноименного немецкого банка.

Воспоминания Усольцева значительно более информативны. Объясняя, как Путин продвинулся в Дрездене на две служебные ступеньки и две партийные, чем потом обольстил Собчака, а позже и дедушку Ельцина, Усольцев пишет: "Володя умел быть вежливым, приветливым, предупредительным и ненавязчивым. Он был способен расположить к себе кого угодно, но особенно это ему удавалось именно в отношениях со старшими, годящимися ему по возрасту в отцы".

Усольцев отмечает, что для сотрудника КГБ высказывания Путина были слишком смелыми: "Володя набрался всех этих диссидентских премудростей еще в Ленинграде, работая в 5-й службе, ориентированной на борьбу с "идеологической диверсией"… Многих диссидентов Володя упоминал в наших беседах с уважением. Особым почтением у него пользовался Солженицын. Подобных настроений среди оперработников 5-х подразделений в Красноярске и в Минске я и близко не встречал".

В разговорах с чужими он был иронично лицемерным: "Володя, не смущаясь, поддерживал разговоры о "сионистском влиянии" на академика Сахарова. Однако был его тон всегда с долей иронии, которую я хорошо понимал. В этом был весь Володя, зачем наживать неприятности, плюя против ветра?"[15].


Глава 3. Путин в Санкт-Петербурге

Back in The USSR

В родной Ленинград (вскоре переименованный в Санкт-Петербург) офицер действующего резерва КГБ Владимир Путин, бывший секретарь парторганизации дрезденской группы представительства КГБ в ГДР, старший помощник начальника отдела и член парткома представительства, вернулся в первой половине 1990 г. Источники расходятся в точной дате.

По версии, восходящей к большому интервью, которое было дано Путиным в начале 2000 г. трем журналистам газеты "КоммерсантЪ" и составило основу предвыборной книги "От первого лица", он пребывал в Дрездене до января 1990 г.: "Когда в январе 1990 г. мы вернулись из Германии, я еще оставался в органах, но потихоньку начал думать о запасном аэродроме"[16].

Супруга президента Людмила помнит почти ту же дату: "Мы вернулись в Союз в начале 1990 г., кажется, 3 февраля". 2 Однако бывший сослуживец Путина по Германии подполковник КГБ Владимир Гортанов (автор мемуаров, опубликованных под псевдонимом Владимир Усольцев) с уверенностью настаивает на другой дате. Во-первых, Усольцев весной 1990 г., будучи в Лейпциге по делам своего научно-технического кооператива, заезжал к Путину в Дрезден. Вовторых, последний раз Усольцев лично встречался с Путиным, когда вместе со своим начальником по кооперативу Евгением Белявским навестил бывшего сослуживца в том же Дрездене летом 1990 г. 3

Вряд ли здесь следует винить кого-то в неизжитой чекистской привычке "путать следы". Возможно, здесь имеет место чья-то ошибка памяти. А может быть, Путин не сразу сдал дела по своей службе в ГДР и с февраля по июль 1990 г. "жил на два дома" (и два места работы), периодически наезжая из Ленинграда в Германию, в том числе в Дрезден, где его дважды застал Усольцев.

Косвенным подтверждением этого предположения может быть упоминание одного из бывших берлинских кагебешников о том, что весной 1990 г. он устраивал Путина в гостиницу, когда тот приехал в кратковременную командировку в Берлин. Этот сослуживец Путина (и давний его приятель еще со времени совместной учебы в Краснознаменном институте им. Ю. В. Андропова, где Путин учился на одногодичных курсах) припоминает, что у Путина "были идеи сделать кандидатскую диссертацию", но "впечатления, что Путин собирается уходить из разведки, не сложилось". 4

Людмила Путина не без горечи вспоминала об этом периоде их жизни: "Как только мы вернулись в Ленинград, муж сразу окунулся в работу. Думаю, он настолько устал в Дрездене от размеренного и устоявшегося режима в течение четырех с половиной лет, что в Санкт-Петербурге его простонапросто не бывало дома. И это выглядело так, словно муж из дома исчез, сбежал". Путин не только сам не появлялся дома, но и не приносил жене зарплату, вспоминала Людмила: "Три месяца ему не платили зарплату. Помню, к концу третьего месяца у меня возникла внутренняя тревога, потому что простонапросто не было денег. Но потом, правда, все сразу выплатили". 5

Мелькал ли Путин после февраля 1990 г. по старым "разведывательным" служебным делам в Германии или нет, остается, таким образом, до конца не выясненным. Однако не позднее начала весны 1990 г. основным официальным местом его работы был уже Ленинградский государственный университет (ЛГУ) им. А. А. Жданова. Как пишет придворный биограф президента Олег Блоцкий, в ЛГУ Путин стал "помощником ректора по международным вопросам – должность, которая традиционно была "закреплена" за внешней разведкой". 6

Правда, бывший генерал КГБ Олег Калугин определял должностные функции Путина в университете несколько шире, чем сотрудник "внешней разведки". Он писал, что Путин в ЛГУ был резидентом КГБ.

Кроме помощника ректора по международным связям в ЛГУ существовала еще одна должность, предназначенная для "преподавателей из КГБ в штатском": должность проректора по международным вопросам. Этот пост, который по статусу, естественно, стоит выше, чем помощник ректора, занимал в 1990 г. Юрий Молчанов. Фактически Молчанов и Путин работали вместе и по версии ряда источников, к которым следует, в частности, отнести журналиста, обозревателя "Новой газеты" и члена бюро партии "Яблоко" Бориса Вишневского, лично хорошо знакомого с большинством городских политиков, должность Путина называлась не "помощник ректора", а "помощник проректора". 7 В качестве помощника проректора Путин курировал в том числе иностранных студентов и аспирантов ЛГУ.

Таким образом, не только фактически, но и формально проректор по международным вопросам Молчанов (а не ректор ЛГУ Станислав Меркурьев) был непосредственным начальником Путина. Очень возможно, что Молчанов был его непосредственным начальником и по линии действующего резерва КГБ. (Забегая вперед, укажем, что с осени 2003 г. Молчанов занимал пост вице-губернатора Санкт-Петербурга по инвестиционным вопросам, курируя большинство крупных проектов, а близкий друг и бывший коммерческий компаньон его приемного сына, Андрея Молчанова, – Сергей Миронов – стал председателем верхней палаты российского парламента.)

Работая в ЛГУ, Путин впервые проявил способности менеджера. В это время университеты еще не имели права просто сдавать свои помещения в аренду иностранным физическим или юридическим лицам. Однако запрет можно было обойти: фактический арендодатель и фактический арендатор могли создать совместное предприятие (СП) и законно использовать принадлежащее арендодателю помещение как бы "совместно". При этом доля советской (государственной) стороны в уставном капитале СП могла быть сколь угодно малой. Молчанов и Путин составили договор, согласно которому ЛГУ и известный западный производитель моющих средств – компания Procter Gamble (PG) создали такое СП. ЛГУ имел в СП всего 1%. Компания получила право занять один из особняков на Университетской набережной и целый год снабжала профессоров дефицитным американским мылом и стиральным порошком. 8 Можно, конечно, предположить, что Путин и Молчанов получили от Procter Gamble за сдачу помещения не только мыло и стиральный порошок, но и деньги.


Второе лицо в мэрии Санкт-Петербурга, или "Засланный казачок"

Вскоре, не уходя из КГБ и университета, Путин получил третье место работы – у Анатолия Собчака. Собчак в своем последнем опубликованном при жизни интервью рассказывал, что помнил Путина "как хорошего студента" и поэтому пригласил его работать к себе, случайно встретив в университете. 9 Но очевидно, что Собчак говорил неправду. Путин был послан на работу к Собчаку руководством КГБ, которое, предвидя перспективы Собчака, прикомандировало к нему на заре перестройки Путина. 10 Переход Путина к Собчаку в КГБ был согласован и утвержден.

Сам Путин дает несколько иную версию случившегося. Но даже из его воспоминаний однозначно следует, что согласование этого перехода утверждалось Путиным у его непосредственного начальства в КГБ:

"Ректором ЛГУ тогда был Станислав Петрович Меркурьев… В университете я восстановил связь с друзьями по юрфаку. Некоторые остались здесь же работать, защитились, стали преподавателями, профессорами. Один из них и попросил меня помочь Анатолию Собчаку, который к этому времени стал председателем Ленсовета. Он просто сказал мне, что у Собчака никого нет в команде, его окружают какие-то жулики, и спросил, не могу ли я Собчаку помочь.

– Каким образом? -поинтересовался я.

– Перейти к нему на работу из университета.

– Знаешь, надо подумать. Ведь я сотрудник КГБ. А он об этом не знает. Я его могу скомпрометировать.

– Ты с ним поговори,-посоветовал приятель.

Надо сказать, что Собчак был в этот момент уже человеком известным и популярным. Я действительно с большим интересом смотрел за тем, что и как он делает, как он говорит. Не все, правда, мне нравилось, но уважение он у меня вызывал. Тем более было приятно, что это преподаватель нашего университета, у которого я учился. Правда, когда я был студентом, у меня не было с ним никаких личных связей. Хотя позже очень много писали, что я был чуть ли не его любимым учеником. Это не так: он был просто одним из тех преподавателей, которые один-два семестра читали у нас лекции. Я встретился с Анатолием Александровичем в Ленсовете, в его кабинете. Хорошо помню эту сцену. Зашел, представился, все ему рассказал. Он человек импульсивный, и сразу мне:

– Я переговорю со Станиславом Петровичем Меркурьевым. С понедельника переходите на работу. Все. Сейчас быстро договоримся, вас переведут.

Я не мог не сказать:

– Анатолий Александрович, я с удовольствием это сделаю. Мне это интересно. Я даже этого хочу. Но есть одно обстоятельство, которое, видимо, будет препятствием для этого перехода.

Он спрашивает:

– Какое?

Я отвечаю:

– Я вам должен сказать, что я не просто помощник ректора, я -кадровый офицер КГБ.

Он задумался – для него это действительно было неожиданностью. Подумал-подумал и выдал:

– Ну и… с ним!

Такой реакции я, конечно, не ожидал, хотя за эти годы ко многому привык. Мы ведь с ним видимся первый раз, он – профессор, доктор юридических наук, председатель Ленсовета – и он вот так, что называется, открытым текстом мне ответил. После этого говорит:

– Мне нужен помощник. Если честно, то я боюсь в приемную выйти. Я не знаю, что там за люди.

…Ребята, сидевшие у Собчака в приемной и на тот момент как бы составлявшие его ближайшее окружение, вели себя жестко, грубо, в лучших традициях комсомольской, советской школы. Это вызывало, конечно, сильное раздражение в депутатском корпусе… Поскольку я это понимал, то прямо сказал Анатолию Александровичу, что с удовольствием приду к нему работать, но тогда я должен буду сказать своему руководству в КГБ, что ухожу из университета". 11

Собчак не был наивным политиком. Он понимал, что в Ленинграде КГБ представляет собой очень серьезную силу и что в его окружение КГБ пытается внедрить своих людей. Но Собчак был наивным человеком. Он считал, что сможет переиграть КГБ. Олег Калугин пишет, как лично проинформировал Собчака о том, что в его команде есть офицер КГБ по фамилии Щербаков. Собчак ответил: "Дорогой Олег, я чувствую себя одиноким. Мне нужен человек, который бы поддерживал контакты с КГБ, контролирующим город". Собчак спросил, кого бы Калугин мог ему порекомендовать. Тот смеясь ответил, что такого человека не существует. В этот момент подвернулся Путин.

В КГБ сообщение Путина о том, что Собчак предлагает ему работу, восприняли с восторгом. Подослать с такой легкостью своего агента ко второму после Ельцина демократу в России в КГБ никто не рассчитывал. Путин вспоминает, как пришел "сообщить вышестоящим начальникам", что есть возможность перейти к Собчаку:

"Я пришел к своему руководству и сказал:

– Мне Анатолий Александрович предлагает перейти из университета к нему на работу. Если это невозможно, я готов уволиться".

"Уволиться" из университета, разумеется, не из КГБ.

"Мне ответили:

– Нет, зачем? Иди, спокойно работай, никаких вопросов". 12

Бывший депутат Ленинградского совета (Ленсовета) и однокурсник Путина Леонид Полохов вспоминает, что впервые встретил Путина в Мариинском дворце в мае 1990 г., когда на заседании городского парламента "утверждали депутатский мандат Собчаку, который тоже был депутатом Ленсовета. Я выхожу из зала и вдруг вижу Путина. И вот тогда-то он мне рассказал, что работает в команде Собчака помощником по международным вопросам". 13

В городской парламент Собчака действительно избрали 13 мая 1990 г. – на остававшийся вакантным после мартовских выборов мандат, чтобы сделать его председателем Ленсовета. Вожди демократического большинства Ленсовета (в первую очередь Петр Филиппов и Марина Салье) так и не смогли договориться, кто из них главнее, и поэтому решили призвать на руководство Ленсоветом одного из демократов – члена общесоюзного парламента. Народный депутат СССР Юрий Болдырев не изъявил такого желания, а народный депутат СССР Анатолий Собчак предложение принял. Их коллеги по общесоюзному парламенту и демократической Межрегиональной депутатской группе (МДГ) Гавриил Попов и Сергей Станкевич уже возглавили к этому времени Московский совет (Моссовет). Попов – как председатель Моссовета, а Станкевич – как его заместитель. 23 мая – через 10 дней после избрания его депутатом Ленсовета – Собчак был избран спикером городского парламента. 14

Именно в эти дни, между 13 и 23 мая 1990 г., Путин стал помощником Собчака, только что избранного в Ленсовет, но еще не ставшего его председателем. Трудно предполагать, что операция по внедрению Путина к Собчаку проводилась в эти дни КГБ случайно. Скорее, КГБ из своих источников уже имел информацию о том, что демократическая общественность Ленинграда собирается избрать Собчака председателем Ленсовета и торопился оформить переход Путина к Собчаку до избрания его спикером. Так что Путин в своих воспоминаниях рассказывает не всю правду и несколько меняет последовательность событий.

Кто был "соучеником по университету" и "другом по юрфаку", порекомендовавшим Путину уйти к Собчаку, остается загадкой. Путин почему-то не выдает нам фамилию. Этим неназванным другом мог быть Анатолий Шестерюк – однокурсник Путина и доцент юридического факультета ЛГУ, или адвокат Николай Егоров, тоже однокурсник Путина и тоже преподаватель университета. Путин мог обсуждать этот вопрос с проректором ЛГУ Молчановым, который наверняка мог оказать и оказал протекцию Путину в этом вопросе и по линии ЛГУ, и по линии КГБ. Но Молчанов не был другом Путина по юрфаку, так как по образованию был физиком, а не юристом. Наконец, Путин мог советоваться насчет перехода к Собчаку и с другими "юристами", в том числе работавшими не в университете, например со своим сослуживцем по КГБ выпускником юрфака ЛГУ 1973 г. Виктором Черкесовым, одним из ближайших своих друзей и соратников.

В целом в Ленинграде с самого начала было распространено мнение, что Путин "приставлен" к Собчаку от КГБ. 15 В прессе высказывались и более радикальные предположения: в университете к Путину в руки якобы попал какой-то компромат на Собчака, что позволило Путину в дальнейшем манипулировать мэром. 16 Именно так считает, в частности, известный ленинградский демократ Вишневский: "Моя версия (можете ссылаться) проста: занимая пост помощника проректора по международным связям, Путин по долгу службы читал все доносы, которые преподаватели ЛГУ писали друг на друга. Я не исключаю, что в руки Путину мог попасть какой-нибудь документ, подписанный Собчаком. И что после его обнародования осталось бы от светлого облика отца российской демократии?"

Собственно, история внедрения Путина к Собчаку ничем не отличалась от многочисленных других историй по внедрению сотрудников КГБ во все прочие политические и деловые структуры, начиная с внедрения Коржакова к Ельцину и Бобкова к Гусинскому, причем гэбешники внедрялись и в России, и в других республиках тогда еще единого СССР. Так, цитированный выше мемуарист В. Усольцев (он же подполковник КГБ В. Гортанов), возвратившийся в СССР раньше Путина, был откомандирован своим кагебешным начальством в Белоруссию, в минское Научно-производственное объединение (НПО) точного электронного машиностроения на пост заместителя главного инженера объединения. Там Гортанов вошел в команду тогдашнего главного белорусского демократа Александра Добровольского, возглавив его избирательный штаб по выборам на Съезд народных депутатов СССР. 17 В Москве в ближнее окружение мэра Г. Попова, с согласия самого же Попова, пытались внедрить полковника КГБ Евгения Саушкина, следователя, ведшего в свое время дело известного советского диссидента Александра Гинзбурга. При поддержке Попова Саушкин стал депутатом Моссовета от "Демократической России". Правда, на этом его демократические достижения закончились. После падения коммунизма в августе 1991 г. он, забросив политику, увлекся коммерцией. Зато помощником и советником Попова стал внештатный сотрудник КГБ Константин Затулин, дважды неудачно пытавшийся избраться в Моссвет от "Демократической России" (сегодня Затулин – советник мэра Москвы Юрия Лужкова и депутат Государственной думы от партии "Единая Россия").

В Молдавии Мирча Друк, предположительно являвшийся агентом КГБ, возглавил правительство Народного фронта. В Абхазии Тамаз Надарейшвили, также предположительно являвшийся агентом КГБ, был избран депутатом Верховного Совета, стал лидером фракции "Демократическая Абхазия", а потом – спикером Верховного Совета Абхазии. Так что и Путин, и Гортанов, и Саушкин были не исключением из правила, а стали частью распространенной практики КГБ по внедрению в демократические круги и частные бизнесы. Офицеры действующего резерва КГБ становились разведчиками во вражеском лагере демократов (точно так же, как раньше служили разведчиками за рубежом).


Специалист по общению с людьми

Собчак был конфликтный политик и не легкий в общении человек: самолюбивый, высокомерный, вспыльчивый и раздражительный. Он был блестящий оратор, но совершенно не имел склонности к договорам, переговорам, согласованию интересов даже с единомышленниками и союзниками, не говоря уже о противниках или личных недоброжелателях, которых вокруг него всегда было много. Политики Ленинграда (Санкт-Петербурга) считались с популярностью Собчака и на первых порах были готовы относиться к спикеру Ленсовета как к первому среди равных. Он же их всех считал пигмеями и бездарными демагогами. Более или менее равными себе Собчак признавал только знаменитых ленинградских писателей и ученых-академиков, но никак не вождей демократии или рядовых депутатов Ленсовета.

Уже в первые месяцы своего правления спикер утратил уважение и поддержку городского депутатского корпуса и собственного исполнительного комитета (исполкома – руководящего органа Ленсовета). При этом он сохранил симпатии горожан, что позволило ему, бросив Ленсовет, триумфально избраться мэром города в июне 1991 г. Собчак чувствовал себя комфортно и с восхищенным "народом", находясь на трибунном возвышении от него, и в окружении почтительных студентов, и давая указания покорным функционерам-исполнителям. В то же время к рутинной организационно-административной работе у него совершенно не было пристрастия, и он испытывал настоятельную потребность в людях, которые его от повседневных организационных усилий могли бы избавить.

Поэтому вокруг трона Собчака приживались в основном личности комсомольского или директорско-прорабского происхождения, умеющие уловить настроение шефа и угодить ему – серые "хозяйственники" без чувства собственного достоинства, но с некоторыми организационно-административными талантами. Как известно, одним из таких "хозяйственников" был Владимир Анатольевич Яковлев, заместитель Собчака, впоследствии Собчака успешно "подсидевший" и ставший губернатором Санкт-Петербурга.

Некоторое исключение в окружении Собчака представляли, правда, Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин. Но и Чубайс при всем его прагматическом таланте ладить с начальством и использовать любых людей, в том числе неудобных, к концу лета 1991 г. оказался у Собчака в полуопале. Если б Егор Гайдар, ставший осенью 1991 г. вице-премьером нового правительства, не забрал Чубайса в Москву, отношения Чубайса и Собчака вряд ли остались бы хорошими.

Как рассказывал один соученик Путина по Краснознаменному институту им. Ю. В. Андропова, в институте их учили и научили "правильно выстраивать взаимоотношения с людьми… прививали умение устанавливать межличностные отношения, влиять на человека". 18 И сам Путин любил говорить: "Я – специалист по общению с людьми". 19

Вехи Путина на поприще "специалиста по общению с людьми" – это непосредственный начальник в Дрездене полковник КГБ Лазарь Матвеев, мэр Анатолий Собчак, супруга Собчака Людмила Нарусова, дочка Собчака и Нарусовой Ксения, управделами президента Ельцина Павел Бородин, сам дедушка Ельцин, дочка Ельцина Татьяна, олигарх Борис Березовский, канцлер Германии Герхард Шредер, президент США Джордж Буш, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони…

Практически все приятели и добрые знакомые Путина по "Большому дому" на Литейном, Краснознаменному институту им. Ю. В. Андропова, дрезденской служебной командировке, коллеги по службе в мэрии и строительству криминального капитализма в Санкт-Петербурге – ныне участвуют в руководстве государством. Путин со всеми отстроил прекрасные отношения.

Борис Березовский вспоминал, как в самый разгар его травли в России премьер-министром Евгением Примаковым, в феврале 1999 г., Путин, бывший тогда директором ФСБ, пришел с букетом цветов поздравить жену Березовского Елену с днем рождения.

– Ты с ума сошел, -сказал впечатленный Березовский, – Примаков узнает…

– А идет он на… -ответил Путин. – Я его не боюсь.

И Березовский понял, что этому человеку можно верить, на него можно положиться.

Путин действительно ничего не боялся, потому что все его шаги были заранее обсуждены и одобрены корпоративным руководством Комитета государственной безопасности, или "конторой". С согласия "конторы" можно было и Собчака поддержать в августе 1991 г., и жену Березовского поздравить в разгар опалы влиятельного олигарха. И двигаться по служебной лестнице еще выше.


Вице-Собчак

Первое время Путин работал у Собчака на общественных началах, потому что еще продолжал трудиться в университете, и только через месяц-два перешел к Собчаку на постоянную работу 20 как офицер действующего резерва. С июля 1990-го по июнь 1991 г. Путин значился советником председателя Ленсовета. Все помощники депутата Собчака, в том числе Путин, стали официально именоваться советниками, видимо, с момента утверждения штатного расписания аппарата Ленсовета, т. е. с начала июля 1990 г.

Через год, 12 июня 1991 г., Собчак был избран мэром Ленинграда. По результатам проходившего тогда же референдума в сентябре 1991 г. городу было возвращено старинное название: Санкт-Петербург. "В том, что Собчак стал первым всенародно избранным мэром города, – вспоминал затем Путин, – определенную роль сыграл я. Убедил многих депутатов ввести в Петербурге, так же как и в Москве, должность мэра. Собчака, как председателя Ленсовета, в любую секунду могли снять те же депутаты…Мне все-таки удалось часть депутатов убедить в том, что это будет целесообразно для города. Кроме того, удалось мобилизовать руководителей районов города, которые придерживались того же мнения. Они не имели права голоса, но могли повлиять на своих депутатов. В итоге решение о введении поста мэра было принято Ленсоветом с перевесом в один голос". 21

Путин явно преувеличивает свою роль в учреждении поста мэра и избрании Собчака. В 1991 г. Путин большинству депутатов был вообще неизвестен, и авторитетом не пользовался. Идея введения поста мэра принадлежала комиссии Ленсовета по организации государственной власти под руководством Михаила Горного с целью заставить Собчака хоть за что-то в городе отвечать, а не перекладывать всю ответственность на исполком Лен совета.

Одним из первых своих распоряжений мэр Собчак создал 28 июня 1991 г. Комитет по внешним связям (КВС) мэрии и назначил его председателем Путина. С этого момента авторитет Путина действительно стал возрастать. Он оказался руководителем очень важного бюрократического учреждения.

В августе 1991 г. Путин сыграл определенную роль в непростых переговорах, которые Собчак тогда вел с руководством ленинградского КГБ, стремясь добиться (и добившись) нейтралитета КГБ в противостоянии демократических городских властей и ГКЧП. В ходе этих переговоров были оговорены гарантии для чекистов на случай победы демократов. После 21 августа главный ленинградский чекист и гэкачепист Анатолий Курков – "очень порядочный, кстати сказать, человек", по мнению Путина, 22 – не только не подвергся репрессиям, но продолжал занимать пост начальника КГБ по Ленинграду и Ленинградской области вплоть до конца ноября 1991 г., когда, уйдя в действующий резерв КГБ, переместился в сферу банковского бизнеса. На его место Собчак, не взирая на протесты бывших диссидентов, пролоббировал друга Путина Виктора Черкесова, про которого сам же говорил: "Черкесов на службе у тех, кому принадлежит власть. Речь идет о людях, для которых "законность" и "демократия" просто лишены смысла. Для них существуют лишь приказы, а законы и права являются для них препятствиями". Но так как Собчак считал, что КГБ контролирует город, он исходил из того, что без КГБ управлять нельзя.

С июня 1991 г. при каждой реорганизации органов власти Санкт-Петербурга роль и влияние Путина только возрастают. После ликвидации ГКЧП Путин подписывает заявление об отставке из КГБ, выходит из коммунистической партии, членом которой он, разумеется, был, и в звании подполковника переводится в действующий резерв КГБ. В конце 1991 г. его назначают заместителем мэра Санкт-Петербурга с сохранением за ним поста председателя КВС.

С 1992 г. во время частых поездок за границу Собчак стал оставлять вместо себя "на хозяйстве" именно Путина (который, правда, за границей тоже проводил очень много времени). Факсимиле с подписью Собчака находилось именно у Путина, и в отсутствие мэра он всегда принимает самостоятельные решения. 23 Путин даже рассказывал, что, уезжая, Собчак оставлял ему чистые листы со своей подписью. 24 При этом Путин максимально старался находиться в тени, оставляя все представительские функции Собчаку; избегал излишней саморекламы, редко выступал по телевидению и в прессе. Правда, имидж "серого кардинала" можно было объяснить и тем, что публичные выступления Путину всегда давались тяжело. Когда изредка Путину приходилось выступать перед Законодательным собранием Санкт-Петербурга, его речи с трибуны звучали кратко и жестко. Путин просто боялся говорить долго и прикрывал жесткостью отсутствие какого-либо ораторского мастерства. Собчак как-то рассказывал: "Пришел Путин с собрания, я его таким никогда не видел, почему-то весь синий и, кажется, на несколько килограммов похудел!"

Постепенно Путин замкнул на себя вопросы не только внешнеэкономической деятельности, но также многие другие важные направления политической и хозяйственной жизни города. В частности, он координировал работу всех силовых ведомств города, включая ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Управление административных органов, Управление гостиниц, Управление юстиции, Регистрационную палату, Управление по связям с общественностью (руководитель – Александр Беспалов). В итоге в мэрии сложилось неписаное правило – все ключевые решения должны были пройти экспертизу Путина. И Собчак большое значение придавал тому, чтобы проекты его распоряжений и постановлений были отмечены резолюцией его заместителя. Путину была поручена также комиссия мэрии по оперативным вопросам. Депутаты, присутствовавшие на заседаниях городского правительства, когда на них председательствовал Путин, отмечали, что, в отличие от Собчака, Путин вел заседания "по-деловому и эффективно".

16 марта 1994 г. Собчак в ходе очередной реорганизации учредил в Санкт-Петербурге городское правительство, став его председателем. Первым заместителем председателя правительства Санкт-Петербурга, заместителем мэра по международным и внешнеэкономическим связям и председателем КВС был утвержден Путин. Было создано несколько позиций первых вице-премьеров. Первыми вице-премьерами кроме Путина стали будущий мэр Санкт-Петербурга Владимир Яковлев (председатель Комитета мэрии по городскому хозяйству) и будущий министр в правительстве президента Путина Алексей Кудрин (председатель Комитета по экономике и финансам). Вице-премьерами стали Валерий Малышев (руководитель аппарата правительства), Виталий Мутко (председатель Комитета мэрии по социальным вопросам), Михаил Маневич (председатель Комитета по управлению городским имуществом – КУГИ) и Олег Харченко (председатель Комитета градостроительства и архитектуры – КГА).

В том же году, несколько позже, название должности Путина было еще раз видоизменено: первый заместитель мэра Санкт-Петербурга – председатель КВС правительства Санкт-Петербурга (первыми заместителями мэра – председателями комитетов правительства стали также В. Яковлев, А. Кудрин и В. Малышев).

Если Санкт-Петербург Собчака сравнивать с Москвой, то должности Путина во второй столице формально соответствовала должность заместителя мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе, а функции другого первого вице-мэра Санкт-Петербурга Владимира Яковлева примерно соответствовали должностным обязанностям в Москве Владимира Ресина, с той разницей, что в Москве был (вплоть до августа 2005 г.) еще и вице-мэр Валерий Шанцев, а в Санкт-Петербурге эти функции были поделены между Путиным и Яковлевым. Кроме того, в Москве мэр Юрий Лужков всегда вникал во все вопросы и плотно контролировал всех своих заместителей и помощников. Собчак же почти не вмешивался в повседневную деятельность своих заместителей, а из властных функций интересовался только представительскими. И хотя по мелочам Собчак иногда самодурствовал, он скорее царствовал, чем правил. К тому же иногда месяцами Собчак путешествовал за границей.

Фактически Санкт-Петербургом при Собчаке руководили два первых вице-мэра – Путин и Яковлев. Можно сказать, что они по-братски поделили между собой экономику города: Яковлеву досталось старое советское городское хозяйство, строительство, жилищно-коммунальный комплекс, транспорт, а Путину – новая капиталистическая экономика, приватизация, зарубежные инвестиции, совместные предприятия (СП). При этом Путин не стремился к видимой власти, предпочитая роль серого кардинала. Яковлев же с осторожностью (учитывая ревнивый характер Собчака), методично продвигал в городские народные массы собственный образ – деловитого "хозяйственника", "санкт-петербургского Юрия Лужкова", что и позволило Яковлеву весной 1996 г. неожиданно (для Собчака) выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора и выиграть у Собчака выборы. Третьим фактическим соправителем Санкт-Петербурга (много меньшим по значению) был городской министр финансов Кудрин.

В марте 1994 г. Путин был назначен руководителем Координационной группы по подготовке проекта реконструкции и расширения аэропорта "Пулково". В апреле был включен в наблюдательный совет Санкт-Петербургского банка реконструкции и развития (в наблюдательный совет вошли также Собчак и Яковлев). В марте-апреле Путину было поручено курировать от городской исполнительной власти избирательную кампанию по выборам городского Законодательного собрания (ЗС) и создание дружественного мэрии блока "Весь Петербург" во главе с бывшим руководителем КУГИ Сергеем Беляевым. Особого успеха блок "Весь Петербург" не имел, да и выборы в более чем половине округов весной 1994 г. не состоялись.

Осенью 1994 г. Путин курировал дополнительные выборы в Законодательное собрание, на которых около половины мандатов получили лояльные мэрии бизнесмены и политики центристской и умеренно-демократической ориентации (так называемый "Единый демократический список", в котором объединились кандидаты "Всего Петербурга", "Демократического единства Петербурга" и некоторые независимые). Второе место на выборах заняли "Коммунисты Ленинграда" (4 мандата), третье – "Любимый город" (3 мандата). В числе избранных от независимых оказался ставленник семьи Молчановых Сергей Миронов.

При поддержке группы независимых депутатов в Законодательном собрании города Путин добился в начале 1995 г. снятия фракцией "Любимый город" неприемлемой для мэрии кандидатуры контр-адмирала Вячеслава Щербакова и избрания спикером Собрания нейтрального Юрия Кравцова (от "Любимого города"), а заместителями спикера независимых депутатов Сергея Миронова и Виктора Новоселова.

В конце апреля 1995 г. премьер-министр Виктор Черномырдин поручил Собчаку создание в Санкт-Петербурге регионального отделения Всероссийского общественно-политического движения "Наш дом Россия" (НДР), проправительственной партии, создаваемой по указанию Ельцина. Было очевидно, что политической задачей партии будет поддержание кандидатуры Ельцина на президентских выборах 1996 г.

Сколачивание петербургского НДР Собчак перепоручил Путину, который возглавил организационный комитет. В числе 21 члена оргкомитета были президент совместного предприятия "Ленвест" депутат Владимир Коловай, президент концерна "Ленинец" Анатолий Турчак, президент финансово-строительной компании "Двадцатый трест" депутат Сергей Никешин, генеральный директор петербургского отделения информационного агентства ИТАР-ТАСС Борис Петров, ректор Санкт-Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая, президент телекомпании "Русское видео" Дмитрий Рождественский.

В петербургском отделении партии бывшего премьер-министра Егора Гайдара "Демократический выбор России" (ДВР) в это время существовали два крыла – "прагматическое" (в основном бизнесмены) и "правозащитное" (в основном бывшие диссиденты), и Путин привлек "прагматиков" из ДВР к созданию НДР. 5 мая 1995 г. торжественно прошла учредительная конференция Санкт-Петербургского "Наш дом Россия" (НДР). На этой конференции Путин был избран председателем совета регионального отделения.

На учредительном съезде НДР 12 мая 1995 г. в Москве Путин вошел в Политический совет НДР из 126 человек, а руководителем санкт-петербургского НДР оставался до лета 1997 г. 21 июня 1997 3-я конференция Санкт-Петербургского регионального отделения НДР удовлетворила его просьбу об освобождении от должности в связи с переездом в Москву и назначением на пост руководителя Главного контрольного управления (ГКУ) администрации президента. Новым председателем регионального совета НДР стал президент ОАО "Ленинец" Анатолий Турчак; в 1999 г. его сменил президент ЗАО "Петербургская топливная компания" (ПТК) Андрей Степанов. С 2000 г. руководителем санкт-петербургского НДР был ректор Горной академии Владимир Литвиненко. И первый, и второй, и третий были ставленниками Путина. Членом Политсовета НДР Путин формально оставался вплоть до избрания его президентом в 2000 г., хотя не присутствовал на съездах НДР, начиная с VII съезда 1999 г.

Летом– осенью 1995 г. Путин руководил проведением кампании НДР по выборам в Государственную думу второго созыва. Избирательная кампания НДР в 1995 г. была пышной и дорогостоящей. Путину во время этой избирательной кампании удалось привлечь в избирательный фонд НДР 1 млрд 100 млн неденоминированных рублей, предоставленных по большей части санкт-петербургскими банками (тогда как из центрального избирательного штаба НДР было перечислено только 15 млн рублей). Особенно жителям Санкт-Петербурга запомнилась избыточная многочисленность цветных плакатов с изображением Черномырдина на дорогих рекламных стендах -до пяти одинаковых плакатов на одном стенде и по 10-15 плакатов на заборе (впрочем, то же самое было в Москве). Сам Путин объяснял это тем, что рекламная продукция была ему в изобилии предоставлена федеральным руководством НДР, а "кашей масла не испортишь" и "не пропадать же плакатам".

Тем не менее сами выборы были НДР проиграны. "Партия власти" НДР смогла выставить своего кандидата (Алексея Александрова) только в Северо-Западном округе, в одном из 8-ми городских округов, причем выдвиженец Путина проиграл выборы кандидату от "Яблока" Анатолию Голову. По пропорциональной системе список НДР занял в городе третье место (12,78% голосов), после "Яблока", получившего 16,03% и КПРФ, получившей 13,21%; и немного опередив блок "ДВР – Объединенные демократы" (12,37%). По списку же, по его региональной части, НДР получила в Санкт-Петербурге всего два мандата, доставшиеся А. Александрову и супруге мэра Людмиле Нарусовой. Еще один член петербургской НДР – бывший председатель КУГИ Сергей Беляев – стал депутатом по федеральной части списка НДР.

В марте 1996 г. Путин вошел в штаб Санкт-Петербургского отделения движения общественной поддержки президента, в которое объединились организации, выступавшие за переизбрание Ельцина на пост президента. По этому поводу лидер петербургского "Яблока" и доверенное лицо кандидата Г. Явлинского Игорь Артемьев (ныне антимонопольный министр в правительстве президента Путина) направил заявление в городскую прокуратуру, утверждая, что участие Путина в работе отделения нарушает закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан", в частности, ограничение, направленное на "воспрепятствование использованию служебного положения отдельными должностными лицами в целях создания преимуществ для отдельных кандидатов". Прокуратура не дала ход этому заявлению, приняв к сведению официальное разъяснение Путина, что он вошел в Движение не как первый вице-мэр, а как руководитель региональной организации НДР.

Возглавляя весной 1996 г. региональный штаб Движения и НДР по выборам Ельцина, Путин одновременно занимался избирательной кампанией Собчака по выборам на пост губернатора Санкт-Петербурга. Именно Путину Собчак поручил убедить депутатов городского Законодательного собрания перенести выборы с 16 июня на 19 мая, чтобы скомкать избирательную кампанию соперников, из которых наиболее опасным тогда представлялся Юрий Болдырев. Как рассказывает Вишневский, ранним утром 13 марта Путин привез в Законодательное собрание президентский указ, разрешающий провести выборы 19 мая и проект решения Собрания о переносе выборов. На протяжении недели Путин буквально "выкручивал руки" городскому парламенту: кого-то уговаривал, кому-то откровенно обещал руководящую должность в мэрии, кого-то просил смириться с неизбежным. 25 Усилиями Путина 20 марта – в последний день, когда еще можно было легально перенести выборы – большинство депутатов проголосовало за 19 мая. При этом председательствовавший на заседании первый вице-спикер С. Миронов откровенно фальсифицировал кворум, которого на самом деле не было.

Впрочем, это мелкое жульничество Собчаку и руководившим его избирательной кампанией Путину и Кудрину не помогло. Собчак проиграл выборы Яковлеву.

То, что у Собчака не много шансов быть переизбранным, стало ясно в самом начале кампании. Из кассы НДР были выделены небольшие средства для печатания так полюбившихся Путину плакатов, но для взятия Смольного этого было явно недостаточно. Теперь и Путин это понимал. Нужны были большие деньги. В начале апреля 1996 г. в пансионате "Белые ночи" в Сестрорецке состоялась встреча Путина с группой руководителей фирм и акционерных обществ, соучредителями которых являлись городские власти. Путин предложил сброситься в предвыборную кассу Собчака. Вопреки ожиданиям разговор получился трудным и жестким. Фактически коммерсанты отказали Путину, заявив, что он может рассчитывать лишь на дивиденды, получаемые мэрией от прибыли в пределах доли города. Личные средства бизнесмены вкладывать не хотели, понимая, что Собчак переизбран не будет, так как против него действует Коржаков.

Предвыборный штаб во главе с Путиным очень надеялся и на материальную поддержку Конгресса малого и среднего бизнеса. Но Собчак на решающее заседание Конгресса не приехал, просто забыл. Естественно, Конгресс помочь мэру отказался. Старые друзья Путина – руководители компании "Русское видео" – Миралишвили и Рождественский обязались обеспечить рекламу Собчаку на 11-м канале санкт-петербургского телевидения и по федеральным телеканалам. Взамен Собчак обещал обеспечить им льготный кредит в 300 млн долларов. Однако в это время начались организованные Коржаковым проверки "Русского видео" налоговой полицией, и пиарная кампания Собчака на телевидении захлебнулась, не развернувшись.

В результате, накануне выборов Собчак и Путин остались без средств. Путина объявили виновником поражения; обвиняли в "полном непонимании специфики избирательных технологий" и "создании вокруг мэра Собчака политического вакуума". А что мог сделать Путин с такой "хромой уткой" без денег?

Путин рассказывал, что после их общего с Собчаком поражения сам отказался от предложения нового мэра Яковлева сохранить за ним пост заместителя. 26 Здесь, однако, Путин говорит неправду. Яковлев не мог хотеть оставить Путина своим замом. Вот что свидетельствует Вишневский:

"Есть легенда: когда Собчак проиграл выборы, Яковлев просил Путина остаться, а тот с негодованием отказался. Все это ерунда. Через два дня после того, как Яковлев стал губернатором, я по каким-то делам был в Смольном. Встречаю там Яковлева. Стоим, разговариваем. Подходит какой-то чиновник: "Владимир Анатольевич, там Путин приехал, сидит и ждет, что вы насчет него решите". Я навсегда запомнил, что ответил Яковлев. Он побагровел и сказал: "Чтоб завтра духу этого п…ка не было". 27


КВС Путина как многопрофильный концерн

В качестве руководителя одного из важнейших комитетов мэрии Путин принимал активное участие в экономической деятельности региона. КВС Путина выступил соучредителем нескольких десятков и регистратором тысяч коммерческих предприятий в Санкт-Петербурге. Единообразной системы регистрации предприятий в это время еще не существовало, и в качестве регистрирующих органов в городе выступали несколько подразделений администрации, в том числе и КВС, регистрировавший преимущественно совместные предприятия, а также другие компании с иностранным участием или экспортно-импортной сферой деятельности. Фирмы, получившие "путинскую" регистрацию, в базе данных мэрии в большинстве случаев легко опознаются по буквенному индексу АОЛ в номере свидетельства о регистрации (например: АОЛ-165, АОЛ-244 и т. д.).

Должность Путина в мэрии, по его собственному признанию, "позволяла решать довольно много проблем и задач, представлявших интерес для различных бизнесструктур". 28 Например, он являлся учредителем всех элитных клубов города, что давало возможность знать или иметь выход на всех ведущих бизнесменов страны, так как все они бывали в создаваемых ими же для себя элитных клубах Санкт-Петербурга. В качестве председателя КВС Путин лично курировал подписание в 1992 г. договора о консультировании мэрии крупной международной аудиторской фирмой KPMG и инвестиционный проект по организации производства в Санкт-Петербурге кока-колы. Путин способствовал приходу в город ряда немецких компаний. При его содействии был открыт в 1992 г. BNP-Drezdner Bank – один из первых иностранных банков на территории страны. Российским филиалом этого банка до декабря 2006 г. руководил старый знакомый Путина по его работе в Германии офицер восточногерманской Штази, вынужденный после объединения Германии перебраться в Россию во избежание возможных преследований со стороны германских властей, Матиас Варниг, ставший в 2003 г. членом совета директоров банка "Россия".

Путин негласно руководил созданной при мэрии конторой "Рубеж", монопольно торговавшей в Санкт-Петербурге "конфискатом", т. е. товарами и грузами, конфискованными таможней. Поскольку цены на продаваемые конфискованные товары определял "Рубеж", за бесценок "своим" оптовикам сбывались тонны конфискованного металла, контейнеры спиртного и все прочее, что по неопытности или по злому умыслу было неправильно оформлено на ввоз или вывоз из региона.


"Список преступлений Путина"

Россия – коррумпированная страна, которой управляют коррумпированные чиновники. Это не секрет, и это знает каждый. В эпоху президента Ельцина (1991-1999) совершалось много преступлений на экономической почве, но их не совершал лично Ельцин из личных корыстных соображений. С этим скорее всего согласятся и друзья и недоброжелатели Ельцина. С приходом к власти Путина ситуация изменилась. У власти оказался человек, лично участвующий в операциях, которые в разговорном языке чаще всего называются преступлениями. Разумеется, формальное право определять преступления во всех цивилизованных странах принадлежит суду. Поэтому, используя в этой главе слово "преступление", мы сразу оговариваемся, что не вкладываем в него формально-юридический смысл, тем более, что не все обвинения, выдвинутые против Путина за последние годы, проверены и подтверждены. Какие-то могут быть основаны на слухах. Какие-то собраны и обнародованы конкурентами или недоброжелателями.

Вот выдержки из одного такого документа, по некоторым внешним признакам составленного в начале 1999 г. Стилистика документа, его оформление, например расположение текста, шрифт пишущей машинки, свидетельствуют о том, что он составлялся в низшем звене либо прокуратуры Санкт-Петербурга, либо в одном из милицейских подразделений этого города. Не исключено, что справка писалась для кого-то из окружения мэра Санкт-Петербурга Яковлева или даже для самого мэра с целью дискредитации набравшего силу Путина (в это время Путин был уже директором ФСБ). Часть фактов, изложенных в этой справке, подтверждены другими источниками. Часть – звучит голословно. Тем не менее люди, составлявшие эту справку, скорее всего знали, о чем писали. Машинистка, набиравшая основной текст, не знала, на кого составляется справка и вместо имени героя документа оставляла пробелы. Имя Путина было впечатано позже на механической печатной машинке, как и название организации, где он работал: КГБ.

В ФСБ документы с прочерками обычно составлялись не в отношении высших государственных чиновников, к каковым в тот момент, безусловно, относился Путин, а в отношении объектов оперативной заинтересованности и при составлении аналитических документов и справок в отношении личного состава, чтобы технический персонал (машинистки и секретари) не знали, о чем и о ком идет речь в конкретном документе. Но так как Путин в те месяцы возглавлял ФСБ, трудно предположить, что справка на него составлялась в руководимой им структуре:

По мнению многих людей, близко знавших Путина, стремление последнего к личному обогащению и отсутствие моральных барьеров проявились в самом начале его карьеры…

Он участвовал в приватизации, в частности:

· БМП – Балтийского морского пароходства. Контроль за БМП позволил организовать продажу российских судов по заниженным ценам, при этом все действия осуществлялись через криминального авторитета Трабера И. И.;

· завода крепких спиртных напитков "Самтрест" (через криминального авторитета Мирилашвили М. М. – Миша Кутаисский);

· гостиницы "Астория".

Осенью 1998 г. в Санкт-Петербурге был проведен тендер по продаже 40% пакета акций гостиницы "Астория". Путин попытался увеличить свою долю акций в компании, владеющей гостиницей, победив на указанном тендере. Это ему сделать не удалось: акции достались директору завода по производству спиртных напитков А.F.В.-2 Сабадашу А. В. Путин пригрозил Сабадашу А. В., что разгромит завод и расправится с его хозяином. В конце 1998 г. между сторонами был достигнут компромисс: Сабадаш А. В. заплатил Путину "отступные" (около 800 тыс. долларов США).

При приватизации (с участием Путина) 11-го канала телевидения Санкт-Петербурга и продаже его каналу "Русское видео" был нарушен закон о приватизации.

По данному факту в отношении "Русского видео" возбуждено уголовное дело, которое находится в производстве у старшего следователя по особо важным делам Управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ Ванюшина Ю. М. По материалам дела арестован генеральный директор "Русского видео" Д. Рождественский, который финансировал поездки жены Путина за границу.

В компании "Русское видео" нелегально снимались порно-фильмы. Работа велась через Д. Рождественского. Соответственные материалы находятся у заместителя начальника Управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры – руководителя следственной бригады – Лысейко В. А. С ситуацией вокруг "Русского видео" знаком заместитель Генерального прокурора Катышев. Путин пытается оказать влияние на ход следствия.

Будучи вице-мэром Санкт-Петербурга, Путин отвечал за лицензирование ряда казино, получая за каждую лицензию от 100 до 300 тыс. долларов США.

Ближайшей связью Путина по коммерческой деятельности является Цепов Р. И., руководитель охранной фирмы "Балтик-Эскорт" (ее основал некто Золотов, в прошлом начальник личной охраны А. Собчака, ныне руководитель личной охраны Путина). В 1994 г. Цепов привлекался к уголовной ответственности по ст. 222 Уголовного кодекса РФ от 1996 г. (незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия).

Несмотря на это, Цепов является кадровым офицером 7 отдела РУБОПа города Санкт-Петербурга. Именно Цепов собирал деньги при лицензировании игорного бизнеса города. В качестве примера можно назвать казино "Конти", руководитель которого Мирилашвили ежемесячно через Цепова выплачивает мзду Путину. Фирма "Фармавит" платит Путину 20 тыс. долларов США в месяц.

В 1995 г. Цепов подарил жене Путина изумруд, который он выиграл в карты у преступного авторитета Боцмана. Последний в 1994 г. украл изумруд в Южной Корее. Изумруд находится в розыске в Интерполе (каталог 1995-96 гг.). Цепов оказывает услуги Путину с условием, что последний будет "прикрывать" его деятельность. Через Путина Цепов получил пять документов прикрытия, в том числе ФСБ РФ, СВР РФ, МВД РФ.

В марте 1998 г. заместитель Генерального прокурора Катышев возобновил уголовное дело в отношении Цепова (находится в производстве у указанного выше следователя Ванюшина Ю. М.). В настоящее время Цепов скрывается от уголовного преследования в Чехии, куда выехал по подложным документам (загранпаспорт, права оформлены на подставную фамилию в УФСБ по г. Санкт-Петербургу).

В следственной бригаде прокуратуры (Ванюшин Ю. М.) имеются материалы о том, что бывший руководитель специализированного бюро ритуальных услуг Макутов ежемесячно выплачивал Путину по 30 тыс. долларов США.

С помощью вице-губернатора Санкт-Петербурга Гришанова (бывший командующий Балтийского флота) Путин через порт Ломоносов занимался продажей кораблей военно-морской базы.

Данный порт, находящийся на территории бывшей военно-морской базы и созданный Собчаком, Путиным и Черкесовым, является пропускным пунктом по контрабанде природных ресурсов из России и ввозу в нашу страну импортных товаров. Работа по данному направлению осуществлялась, в частности, морским департаментом "Русского видео".

Весной 1996 г. на предвыборную кампанию Собчака было переведено из банка "Царскосельский" в Швейцарский банк около 30 млн долларов США. Проводку контролировали Путин, Черкесов, Григорьев. (Материалы находились у начальника Службы СКРОСО УФСБ Десятникова Б. О.).

Глава администрации Василеостровского района В. Голубев знаком с Путиным со времени работы в… КГБ СССР по г. Ленинграду. Бывшие коллеги организовали ряд фирм, через которые "прокручиваются", а затем присваиваются бюджетные деньги.

Путиным была создана система "продажи" детей за границу через детский дом Центрального района г. Санкт-Петербурга. (Материалы у руководителя следственной бригады Лысейко В. А., а также у заместителя Генерального прокурора РФ Катышева.)

Будучи вице-мэром, Путин через Ленинградское Адмиралтейское объединение организовал продажу подводных лодок за границу. В 1994 г. зам. генерального директора объединения был убит (одна из версий – за отказ осуществить незаконную продажу военного имущества за границу).

БФГ – Балтийская финансовая группа (генеральный директор Капыш) ежемесячно финансово помогает Путину и Черкесову. В 1994-95 гг. у Капыша по нефтяному терминалу Морского порта возник конфликт с одним из учредителей терминала. Капыш заказал убийство этого учредителя. Путин за 50 тысяч долларов США уговорил учредителя урегулировать конфликт… после чего тот выехал в Израиль.

По имеющимся данным, Капыш передал Путину 6 млн долларов США якобы на президентскую кампанию 1996 г. Деньги прошли через один из областных банков, который вскоре был закрыт. [Павел Капыш убит летом 1999 г. – авторы.]

Созданная Путиным, совместно с депутатами Законодательного собрания Никешиным и Гольдманом, корпорация "ХХ трест", полученные на строительство, в том числе бизнес-центра "Петра Великого", бюджетные деньги перевели в Испанию, где в г. Торвиехо была куплена гостиница. Часть украденных средств пошла на покупку Путиным виллы в испанском городе Бенидор (материалы имеются в КРУ Минфина РФ по г. Санкт-Петербургу и обл.).

Путин и Черкесов в 1997 г. незаконно продали здание, принадлежавшее газете "Час пик" (имеется арбитражное дело). Ими газете "Московский комсомолец" нанесен ущерб в несколько сотен тысяч долларов США.

"Список преступлений Путина", проработавшего несколько лет вторым человеком криминальной столицы России, можно считать бесконечным. К нему, видимо, следует присоединить обвинение, четче всего сформулированное в статье Владимира Иванидзе "Неразборчивые связи северной столицы. В контейнере с тушенкой была обнаружена тонна кокаина", опубликованной в газете "Совершенно секретно" в августе 2000 г. Как писал Иванидзе, через Россию действовали крупные каналы доставки кокаина в Европу. Активность наркоторговцев была очень серьезной: задержанные в Европе партии составляли сотни килограммов. Однако доказательств существования российского канала не было, пока в феврале 1993 г. под Выборгом не задержали контейнер с грузом колумбийской тушенки. Вес кокаина, спрятанного в банках, составил 1092 килограмма. Участников низшего звена операции, граждан России, Колумбии и Израиля, арестовали, но организаторы поставки не пострадали.

Кокаин, разумеется, предназначался не для России. "Тушенка" должна была следовать в Германию. Поставка была контролируемой: европейские спецслужбы проводили операцию под названием "Акапулько", целью которой было выявление всей наркосети по маршруту Колумбия – Германия. В Германии кокаин должен был быть арестован вместе со всеми участниками преступления и уничтожен. Но все получилось иначе. Кокаин задержали российские спецслужбы. Более двух лет наркотики пролежали на складе в Санкт-Петербурге, хотя по международным нормам должны были быть уничтожены, а в 1996 г. "отправлены на переработку" в Москву, как раз когда туда переезжал Путин. Больше об этом кокаине никто никогда не слышал.

После задержания тонны кокаина руководители наркобизнеса создали в Санкт-Петербурге и Москве целую сеть компаний, в том числе совместное предприятие с участием руководимого Путиным Комитета внешних сношений. Речь идет прежде всего о бельгийской компании DTI, созданной Оскаром Донатом. Донат был арестован в Израиле как подозреваемый по делу о выборгском кокаине, однако вскоре был освобожден за недостатком улик. Именно его компания DTI должна была осуществить перевозку колумбийских "консервов" из Санкт-Петербурга в Голландию. Партнером семьи Доната в этом бизнесе был Ювал Шемеш, один из арестованных и впоследствии осужденных организаторов поставки кокаина в Европу. Их совместная компания JT Communications Services создала в Санкт-Петербурге и Москве одно из крупнейших предприятий пейджинговой связи. Однако это было лишь прикрытием для реальной деловой активности – наркоторговли, – для обеспечения которой DTI открыла один из крупнейших таможенных терминалов в Санкт-Петербурге. Основными партнерами DTI в этом бизнесе были Объединение охраны ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Особый отдел Санкт-Петербургской военно-морской базы.


Отступление "О составе преступления"

Обычно судебному преследованию подлежат действия, являющиеся нарушением существующих (на момент нарушения) законов, не отмененных впоследствии. В этом смысле в России в 1990-е гг. сложилась уникальная ситуация. После распада Советского Союза в августе 1991 г. старые советские законы формально не были отменены, но использовать их, если не иметь в виду уголовные законы против личности (убийства, нанесение телесных повреждений, откровенные воровство и грабеж), было практически невозможно. Советское законодательство предусматривало отсутствие частной собственности и запрещение частного бизнеса. Оно вводило запрет на использование и хранение иностранной валюты, причем операции, связанные с иностранной валютой, относились к категории тягчайших преступлений и карались в отдельных случаях смертной казнью.

Формально не отмененная система прописки, по существу запрещала переезд людей с одного места жительства на другое и переход на другую работу. Поэтому с августа 1991 г. в России существовало беззаконие, причем следует признать, что для атмосферы глобальной анархии, в которую погрузилась огромная страна, уровень саморегулируемого порядка в России следует признать крайне высоким, а не крайне низким, как это кажется на первый взгляд. Население достаточно быстро выработало свой собственный кодекс законов, заменив отмершие старые советские законы "понятиями". Так и осуществлялось российское правосудие на всех уровнях – по понятиям.

Разумеется, сложившаяся система была порочна. Многочисленные центральные и региональные чиновники сочиняли и переделывали законы, решения, постановления и инструкции под себя и своих экономических вассалов и партнеров, преследуя прежде всего свои собственные экономические или политические интересы. Иногда закон издавался под конкретную операцию (типа "залоговых аукционов" для приватизации государственной собственности за символические деньги), а затем радикально менялся под условия другой аналогичной операции. При таком состоянии законодательства и правоприменения даже самое безобидное административно-экономическое деяние со стороны чиновника или бизнесмена чтонибудь обязательно нарушало. В то же время зачастую самые явные корыстные экономические и финансовые махинации и аферы не подпадали под прямое нарушение закона и не становились наказуемыми преступлениями.

Основу всех финансовых операций составляли наличные расчеты так называемым "черным налом", нигде не учитываемыми деньгами, в рублях и в иностранной валюте. При полной бесконтрольности финансовых трансакций попытка государства собирать налоги по старинке, опираясь на старое налоговое законодательство, была бессмысленна. А новый налоговый кодекс создан не был. Его просто невозможно было создать в стране дикого, зарождающегося, стремительно развивающегося динамичного капитализма, каковой стала Россия. В результате вся страна со всем ее многомиллионным населением не платила налоги с левого неучитываемого дохода, получаемого наличными деньгами, и стала очевидным нарушителем отсутствующего налогового законодательства.

С 2000 г., с приходом к власти Путина, ситуация изменилась. Законы так и не были созданы, однако система понятий была устранена. Расследованиями и репрессиями экономической деятельности населения в период 1991-2000 гг. стали заниматься теперь назначаемые администрацией президента судебные и силовые чиновники, не без участия которых совершались экономические "преступления" предыдущего десятилетия. Основным оружием государства стала возможность отбирать из общей массы по своему усмотрению объекты для преследования, расследования и наказания. Поскольку уязвимыми перед следователями были все, Путин и управляемое им государство получили возможность расправляться с любым противником путем расследования экономической деятельности жертвы в период 1991-2000 гг. Классическим примером стало дело Михаила Ходорковского, арестованного и осужденного хозяина нефтяной компании ЮКОС. Между тем Ходорковский, пусть и ставший с годами олигархом и миллиардером, тем не менее оставался частным предпринимателем, а не государственным чиновником. Вряд ли ему следовало ставить в вину в судебном порядке то, что он использовал "дыры" в существовавшем тогда законодательстве в интересах своего бизнеса. И хотя всем был очевиден президентский политический "заказ" Путина на посадку Ходорковского, российский (не свободный и не независимый) суд, формально подойдя к делу, нашел Ходорковского виновным в многочисленных нарушениях и преступлениях, совершенных им и его компанией в период бурного предшествующего десятилетия, и Ходорковского осудил.

В противоположность этому крупный чиновник московской мэрии Василий Шахновский арестован не был, хотя, уйдя с государственной службы, оказался собственником 7% гибралтарского офшора Group MENATEP Ltd., владевшего ЮКОСом, причем именно он курировал от городского московского правительства переход столичных структур ЮКОСа под контроль МЕНАТЕПа. Иными словами, было очевидно, что Шахновский получил 7% акций как взятку. Дети премьер-министра Виктора Черномырдина и многолетнего председателя Совета директоров Газпрома Рема Вяхирева к концу премьерства Черномырдина оказались владельцами крупных пакетов акций Газпрома. Но и их никто не преследовал за очевидное мошенничество.

Несколько лет тянулось дело директора Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ) генерала армии Александра Старовойтова. Его пытались привлечь к уголовной ответственности за взятки, так как подозревалось, что он получал 20% комиссионных от всех идущих через него контрактов на поставки оборудования германского концерна "Сименс". Немецкая сторона платила комиссионные официально, согласно контракту. Старовойтов же, разумеется, в бюджет государства комиссионные не возвращал. Осужден Старовойтов не был. Таких примеров можно привести тысячи.

По любой логике после экономического беспредела 1991-2000 гг. следовало бы объявить экономическую амнистию всему населению за экономические преступления того периода, а если уж расследовать и карать экономическую коррупцию, то только в отношении государственных чиновников, бравших взятки и занимавшихся вымогательством. Путин сделал прямо противоположное. Он простил преступления чиновников, но оставил за собой право расследовать возможные нарушения бизнесменов.

Сделано это было достаточно остроумно. В мае-июне 2000 г. контролируемая президентом Государственная дума приняла постановление об амнистии, под которую подпали все граждане России, награжденные правительственными орденами, т. е. весь чиновничий корпус, включая членов Думы, так как каждый чиновник, прослуживший некоторое время в аппарате центрального или местного правительства, хоть однажды, либо в советские годы, либо в ельцинские, удостоился по крайней мере одного ордена. Фактически была проведена сословная амнистия, хотя и не без издержек. Владимир Гусинский, арестованный как раз в это время, оказался носителем полученного от Ельцина ордена Дружбы. Гусинского действительно не стали судить за экономические преступления, совершенные до 2000 г. Ему просто предложили отдать собственность и выставили за границу.

На момент принятия российским парламентом закона об амнистии в июне 2000 г. президент России Владимир Путин тоже являлся орденоносцем. Он был кавалером ордена Знак Почета. Поэтому описываемая в этой главе деятельность Путина в Ленинграде (Санкт-Петербурге), часто смахивающая на деяния, подпадающие под статью "экономические преступления", не может являться основанием для судебного преследования героя настоящей книги.


Лицензионный скандал

Операция "Сырье в обмен на продовольствие" является самым известным и самым первым по времени скандалом, связанным с деятельностью Владимира Путина в мэрии Санкт-Петербурга. В конце 1991 г. председатель санкт-петербургского КВС Путин выступил инициатором программы продовольственного снабжения Санкт-Петербурга из-за границы в обмен на экспорт российского сырья. Сам Путин так описывал происходившее:

"В 1992 г., когда в стране был фактически продовольственный кризис, Санкт-Петербург испытывал большие проблемы. И тогда наши бизнесмены предложили следующую схему: им разрешают продать за границу товары, главным образом сырьевой группы, а они под это обязуются поставить продукты питания. Других вариантов у нас не было. Поэтому Комитет по внешним связям, который я возглавлял, согласился с этим предложением. Получили разрешение председателя правительства, оформили соответствующее поручение. Схема начала работать. Фирмы вывозили сырье… К сожалению, некоторые фирмы не выполнили главного условия договора – не завезли из-за границы продукты или завезли не в полном объеме. Они нарушили обязательства перед городом". 29

Путин относит начало истории к 1992 г., однако первый известный подписанный им документ датирован 4 декабря 1991 г. В этот день Путин подписал письмо в Комитет по внешним экономическим связям (КВЭС) Министерства экономики России, возглавляемый Петром Авеном, нынешним руководителем "Альфа-групп", ставшим с тех пор олигархом, миллиардером и вечным попутчиком Путина. Путин писал:

"Единственным источником поступления продуктов в регион с января по февраль 1992 г. может стать их импорт в обмен на экспорт… Региону на период с января по февраль 1992 г. требуется: 83 тысячи тонн замороженного мяса, 11 тысяч тонн масла, 3 тонны сухого молока, 0,4 тонны детского питания, 4,5 тонны растительного масла, 56 тонн сахара, 2 тонны чеснока, 3,5 тонны цитрусовых, 8 тонн какао. Всего на сумму 122 млн долларов.

В связи с чрезвычайным характером сложившейся ситуации и необходимостью начала осуществления обменных операций прошу предоставить квоты на экспорт следующих видов сырья: 750 тысяч кубометров леса, 150 тысяч тонн нефтепродуктов, 30 тысяч тонн лома цветных металлов, 14 тонн редкоземельных металлов (тантал, ниобий, гадолиний, церий, цирконий, иттрий, скандий, иттербий), 1 тысячу тонн алюминия, тонну меди, 20 тонн цемента, тонну аммония, всего на 124 млн долларов.

Для обеспечения гарантий безопасности проводимых обменных операций прошу дать разрешение и на импорт 120 тысяч тонн хлопковолокна. Наконец, прошу, чтобы возглавляемому мной Комитету было предоставлено право на распределение квот и выдачу лицензий". 30

1 февраля 1992 г. председатель КВЭС Петр Авен визировал письмо Путина: "Предоставить Комитету Санкт-Петербурга право распределять квоты и выдавать лицензии", а 25 марта Министерство экономики России распоряжением № 172 предоставило КВС Санкт-Петербурга право подписывать экспортные лицензии. Однако еще до получения официального разрешения путинский комитет начал выдавать экспортные лицензии.

Вскоре об этом проведали депутаты городского Совета, конфликтовавшие с Собчаком и усердно "копавшие" под мэрию. Уже 10 января 1992 г. по решению 13-й сессии Совета была создана специальная депутатская Рабочая группа по расследованию деятельности КВС. Группу возглавили председатель комиссии городского Совета по продовольствию Марина Салье и член комиссии по торговле и сфере бытовых услуг Юрий Гладков (в 2003-2007 гг. Вице-спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракции "Союз правых сил"). Результаты их расследования превзошли самые смелые ожидания. 31


Сырье в обмен на продовольствие

Сам Путин утверждал, что ни он, ни его Комитет экспортных лицензий не выдавали: "Лицензии мы не имели право давать. В том-то все и дело. Лицензии давали подразделения Министерства внешнеэкономических связей. Это федеральная структура, не имевшая никакого отношения к администрации города". 32

Однако, как явствует из материалов Рабочей группы М. Салье, лицензии выдавались, и Путин факт выдачи лицензий признал. В справке "О состоянии дел по выдаче лицензий под обеспечение города продовольствием" от 14 января 1992 г., которую Путин вынужден был предоставить Рабочей группе городского Совета, председатель КВС сообщал: "По состоянию дел на 13 января 1992 г. Комитетом по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга выданы лицензии, перечень и объемы которых приведены в таблице". Далее следовал список выданных лицензий.

В 1991– 92 гг. Путин под предлогом обеспечения горожан продовольствием заключил договора с фирмами-посредниками на экспорт нефтепродуктов, лесоматериалов, металла, хлопка и другого сырья на сумму более 92 млн долларов. При этом он не согласовал квоты на ресурсы, выделенные правительством России, с Министерством экономики, т. е. нарушил поручение правительства от 9 января 1992 г., и в обход постановления правительства № 90 от 31 декабря 1991 г. "О лицензировании и квотировании экспорта и импорта товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в 1992 г." не объявил тендер. Фирмы, которым давались лицензии, отбирал сам Путин. 33 Они не являлись производителями экспортируемого сырья, не специализировались на сырье, не представляли контрактов с зарубежными фирмами на импорт продовольствия. Некоторые фирмы были иностранными, т. е. не поддавались проверке и контролю российского правительства.

Все договора, заключенные КВС, с юридической точки зрения были ущербными: отсутствовали подписи и печати каждой из договаривающихся сторон как на самих договорах, так и на неотъемлемых от них приложениях; на некоторых отсутствовали даты заключения; в двух договорах отсутствовали приложения, упомянутые в тексте; в некоторых содержались арифметические ошибки, исправления, подчистки. Какие-то договора были составлены на финском языке без русского перевода. В четырех договорах, заключенных КВС "в лице Путина", напротив его напечатанной фамилии стояла подпись заместителя Путина по КВС Александра Аникина. Общая сумма, на которую были заключены такие договора, составила более одиннадцати с половиной миллионов долларов. 34

Лично Путин в рамках операции "Сырье в обмен на продовольствие" подписал минимум четыре документа. Были подписаны две лицензии. Одна – компании АО "Невский дом", 20 декабря 1991 г., на вывоз 150.000 тонн нефтепродуктов (мазута, дизельного топлива, бензина) на сумму более 32 млн долларов. Другая – АОЗТ "Фивекор", 26 декабря, на вывоз 50 тысяч кубометров лесоматериалов на сумму около трех миллионов долларов (в обмен на сухое молоко). Кроме того, были подписаны два договора. Первый, 25 декабря, – с Георгием Мирошником, президентом концерна "Международный коммерческий центр" ("Интерком-мерц – Формула-7"), об оформлении лицензии на экспорт 150 тысяч тонн нефтепродуктов (в обмен на мороженное мясо, картофель и сахар). Второй – 3 января 1992 г. – с муниципальным предприятием (МП) ЛОКК (Ленинградское общество Красный крест). Согласно этому договору МП ЛОКК получило лицензию на экспорт редких металлов и трех тонн алюминия марки A5N в обмен на 1750 тонн мяса. 35 Впрочем, в том же январе 1992 г. лицензия на экспорт 150 тысяч тонн нефтепродуктов от Мирошника перешла в распоряжение "Невского дома" Владимира Смирнова.

МП ЛОКК, заинтересованное в экспорте алюминия, было не чем иным, как "коммерческо-издательским предприятием" региональной общественной организации Общества Красного креста. Руководителем фирмы был Сергей Борисович Платонов, впоследствии деловой партнер Романа Цепова, начальника охраны в Санкт-Петербурге жены и дочери Собчака и Путина. "Интерком-мерц – Формула-7" – московская компания Мирошника – была связана с бывшим сотрудником Штази Матиасом Варнигом. Во всяком случае, немецкая подруга Людмилы Путиной Ирен Питч утверждает, что в 1996 г. факсы Людмилы Путиной, ездившей время от времени в Москву, приходили к ней из фирмы "Интерком-мерц", где их друзьями были "восточные немцы, с которыми Путины познакомились в Дрездене и которые жили теперь в Москве, где муж занимал руководящий пост в одном из крупных германских банков". 36 "Восточными немцами" были Варниг и его супруга, а "крупным немецким банком" – "Дрезднер-банк".

Четыре известных подписанных лично Путиным документа были оформлены ранее 2 февраля 1992 г., когда заявку Путина завизировал П. Авен, и ранее 25 марта 1992 г., когда Министерство экономики разрешило путинскому комитету подписывать экспортные лицензии. Более того, лицензии выдавались даже до подписания соответствующих договоров с коммерсантами: с "Невским домом" договор был подписан в январе 1992 г. (точная дата не указана), хотя лицензия была подписана уже 20 декабря 1991 г.; с "Фивекором" договор был подписан только 1 ноября 1992 г. (а лицензия выдана еще 26 декабря 1991 г.). Договор с "Невским домом" на более чем 32 млн долларов заключался "в лице" А. Г. Аникина и замдиректора АО "Невский дом" В. М. Витенберга, но подписан был совершенно другими лицами, которых Рабочая группа Петросовета не смогла идентифицировать. На лицензии же стояли подписи Путина и генерального директора совсем другой фирмы, зарегистрированной по другому адресу, но с таким же названием: "Невский дом".

Непосредственно подчиненным Путину зампредседателем КВС, начальником управления внешнеэкономических связей Александром Гаврииловичем Аникиным были подписаны не менее 13-ти лицензий и договоров, оформленных до получения официального разрешения КВЭС Министерства экономики России на выдачу лицензий. Предмет этих договоров состоял в бартерных сделках: Комитет предоставлял поставщику "лицензию на экспорт" определенного вида и объема сырья, а поставщик осуществлял обмен сырья на продовольственные товары. В нарушение постановления правительства России № 90 от 31 декабря 1991 г., согласно которому право выдачи лицензий на ввоз и вывоз товаров было дано только Комитету внешнеэкономических связей России и его уполномоченным на местах (и никому другому), санкт-петербургский КВС выдал лицензии на сумму более 95 млн долларов.

"Договаривающиеся стороны" не преследовали в качестве истинной цели поставку продовольствия в Санкт-Петербург. Весь смысл операции состоял в том, чтобы составить формальный договор "со своим человеком", выдать ему лицензию, заставить таможню на основании этой лицензии открыть границу, отправить груз за рубеж, продать его и положить деньги в карман. Именно поэтому не объявлялся тендер. Понятно, что для осуществления этой грандиозной аферы нужны были свои "партнеры" из теневой экономики, криминальные и мафиозные структуры и подставные фирмы. Никого из задействованных в этой схеме людей Путин впоследствии не забыл. Так, бывший руководитель одного из подразделений ленинградского Управления внутренних дел Владимир Михайлович Витенберг, задействованный в этой схеме, сейчас является генеральным директором частной охранной фирмы "Охранное предприятие Кречет" и совладельцем нескольких торговых фирм.

Корыстная заинтересованность чиновников санкт-петербургского КВС подтверждается баснословными размерами комиссионных, которые предусматривались договорами – от 25 до 50%. При этом санкции за непоставку продовольствия были ничтожны. Это также делалось в обход решения правительства, которое предусматривало использование всей валютной выручки, полученной от бартерных операций, для закупки продовольствия для населения города. Так, в договоре от 3 января 1992 г. с МП ЛОКК, подписанном лично Путиным, комиссионные составили 540.000 долларов (25%). В договоре, заключенном 10 января 1992 г. "в лице председателя Комитета Путина В. В." с Международной лесной биржей ("Интерлесбиржа") "в лице вице-президента Крылова В. Н.", комиссионные составили 5.983.900 долларов (50%). По соглашению с фирмой "Святослав", подписанном с Василием Ховановым, комиссионные составили 12 млн долларов за реализацию 20 тысяч тонн хлопка. Общая сумма комиссионных по 12 договорам превысила 34 млн долларов и в среднем составила 37% комиссионных. 37

Не исключено, что фирма "Святослав" была московской фирмой, за которой стояли гендиректор Московского концерна по производству текстильной промышленности (МОСТЕКС) Джалдасбек Айтжанов и президент банка "Санкт-Петербург" Юрий Львов. По московскому адресу фирмы "Святослав" размещался также Уникомбанк, в совет директоров которого входили Д. Айтжанов и Ю. Львов.

В банке Ю. Львова "Санкт-Петербург" были открыты счета для нескольких фирм, получивших лицензии от Путина, а одна из фирм была зарегистрирована по адресу этого банка. Именно для того, чтобы осуществлять дальнейшие операции с валютой, Львов, В. Смирнов и Путин создали в 1992 г. Санкт-Петербургскую валютную биржу.

Кроме нестандартно высоких комиссионных в договорах использовались столь же нестандартные занижения цен. Так, в договоре КВС с СП "Джикоп", которому тем же КВС была выдана лицензия на вывоз 13.997 килограммов редкоземельных металлов, цены на большинство из них были занижены в 7, 10, 20 и даже в 2000 раз. Например, за 1 кг скандия договором устанавливалась цена в 72,6 немецких марки, тогда как на мировом рынке его цена превышала 150.000 немецких марок. Только на демпинговых ценах в одном договоре, и только с одной фирмой, город терял, а кто-то зарабатывал более 14 млн немецких марок или по курсу тех дней более 9 млн долларов. 38

Иногда лицензии выдавались на объемы меньшие чем предусматривали подписанные договоры. Так, договор с СП "Интервуд" предусматривал выдачу лицензии на экспорт 25.500 кубометров пиломатериалов хвойных пород на сумму 2.805.000 долларов. Лицензию же выдали только на 500 кубометров. На такой же объем древесины за ту же сумму был заключен договор с АО "Сансуд", причем таможня не приняла у АО "Сансуд" документы на оформление. 39 15 января 1992 г. судно "Космонавт Владимир Комаров", вывозившее сырье за границу, было задержано. Лишь 23 февраля – под личную ответственность Путина – судну разрешили выехать за границу. 40

В лицензионных договорах КВС были странности с ценообразованиями. Так, за одни и те же пиломатериалы в договоре № 4 стоит цена 110 долларов за тонну, а в договоре № 9 указана цена в 140 долларов. Лом черных металлов оценивается в договоре № 6 в 50 долларов за тонну, а его реальная цена в Чехословакии, куда поставлялось сырье, составляла не менее 410 долларов за тонну. В договорах №№ 3, 5, 7 и 8 сахар оценен в 280 долларов за тонну, а его действительная цена в то время не превышала 200 долларов. 41

При содействии Путина право на поставку за рубеж алюминия и цветных металлов получила также в 1992 г. корпорация "Стрим" 42 (в 1992 г. она также носила название "Кварк"). "Стрим" возглавлялась офицером действующего резерва КГБ Владимиром Якуниным и предпринимателем Юрием Ковальчуком. Туда входили также будущий министр образования и науки Андрей Фурсенко и председатель совета учредителей одного из первых СП Санкт-Петербурга генеральный директор обувной фабрики "Пролетарская победа" Владимир Коловай. Все четверо были коллегами и партнерами Путина на невидимом фронте работы в КГБ и бизнесе. Металл продавался корпорацией "Стрим" непонятным посредникам и по демпинговым ценам, а продукты закупались по ценам дорогим. Это, безусловно, указывало на наличие так называемого "боковика", параллельного договора, согласно которому разница между заниженными при продаже и завышенными при покупке товаров шла фирме-посреднику.

Через Якунина, являвшегося также членом Совета директоров Балтийского морского пароходства, осуществлялся контроль Путиным над еще несколькими внешнеторговыми организациями, которым был предоставлен режим наибольшего благоприятствования: "Ленимпекс", "Ленфинторг", "Ленэкспо", "Великий город" (последняя в основном занималась контрабандными поставками на экспорт цветных металлов).

В итоге Путин и стоявшие за ним бизнесмены лишили своих горожан единственной тогда возможности получить продовольствие за счет бартерных операций. Вместе с продовольствием он отнял у города примерно 100 млн долларов. Это то, что поддается подсчету. Правительство России выделило в те годы квоты на сырье общей стоимостью около одного миллиарда долларов. Куда делись остальные 900 млн – неизвестно. Точно известно, что исчезли 997 тонн особого чистого алюминия марки А5 стоимостью более 717 млн долларов. Исчезли также 20.000 тонн цемента и 100.000 тонн хлопка на сумму 120 млн долларов. 43 Из ввезенного в обмен на вывезенное и исчезнувшее прослеживаются лишь 128 тонн растительного масла. 44

Сам Путин признавал, что "город, конечно, не сделал всего, что мог. Нужно было теснее работать с правоохранительными органами и палкой выбивать из этих фирм обещанное. Но подавать на них в суд было бессмысленно – они растворялись немедленно: прекращали свою деятельность, вывозили товар. По существу, предъявить-то им было нечего. Вспомните то время – тогда сплошь и рядом возникали какие-то конторы, финансовые пирамиды… Мы просто этого не ожидали". 45

Разумеется, Путин был последним человеком, заинтересованным в преследовании и поиске этих "контор" и в расследовании происшедших афер. Как заключила Рабочая группа М. Салье, "анализ ситуации, сложившейся вокруг экспортно-импортных операций по обеспечению населения Санкт-Петербурга продовольствием, был существенно затруднен ответственными сотрудниками мэрии города – Путиным В. В. и Аникиным А. Г", не предоставлявшими информацию и документы о лицензионных сделках. "Расхождения документов, по которым проводился анализ, нельзя объяснить только беспрецедентной халатностью и безответственностью, с которой отнеслись т.т. Собчак А. А., Путин В. В., Аникин А. Г. при представлении ответов на запросы депутатского корпуса… Эти несоответствия связаны с попытками скрыть истинное положение дел, затянуть и запутать расследование в бесконечных перепроверках фактов…Большинство договоров, подписанных КВС мэрии, с юридической точки зрения позволяет фирмам-посредникам уклониться от взятых на себя обязательств…В действиях председателя КВС Путина В. В. и его заместите ля Аникина А. Г. просматривается особая заинтересованность в заключении договоров и выдачи лицензий определенным лицам и фирмам… Председатель КВС мэрии Путин В. В. и его заместитель Аникин А. Г. проявили полную некомпетентность, граничащую с недобросовестностью".

В этой связи Рабочая группа рекомендовала отстранить Путина и Аникина от занимаемых должностей.

Материалы расследования были переданы в ГКУ администрации президента (которое возглавлял тогда Юрий Болдырев) и в прокуратуру Санкт-Петербурга (прокурору города Владимиру Еременко). О результатах проверки был официально извещен министр Петр Авен, бывший председатель КВЭС.

Усилиями депутатов городского Совета председателю КВС Путину на какое-то время запретили выдавать лицензии. Однако уже 25 марта 1992 г. Авен приказом № 172 вновь предоставил комитету Путина право выдачи лицензий. Санкт-Петербургское "направление" деятельности министерства Авена в 1992 г. курировал новоназначенный замминистра Михаил Фрадков. С весны 2004 г. Михаил Ефимович Фрадков является премьер-министром России.

Руководитель ГКУ администрации президента Ельцина Юрий Болдырев 31 марта 1992 г. наложил на докладную Рабочей группы резолюцию: "В Управление поступили материалы от депутатов Городского совета Санкт-Петербурга, свидетельствующие о необходимости отстранения от занимаемой должности председателя Комитета по внешним связям города Владимира Владимировича Путина. Прошу не рассматривать вопрос о его назначении на любую другую должность до принятия Управлением решения по данному вопросу". 46

8 мая 1992 г. материалы расследования Рабочей группы обсуждал городской Совет. Он вынес решение предложить мэру Санкт-Петербурга Собчаку уволить Путина и Аникина с занимаемых ими должностей. Однако прокуратура города криминала в действиях Путина не нашла, хотя прокурор города Еременко направил Собчаку представление о "некорректно составленных договорах КВС и неверном оформлении некоторых лицензий".

Заместитель Путина Аникин все-таки был вынужден из-за скандалов оставить свой пост (и стал гендиректором "Ленфинторга"), а часть заключенных под эгидой Путина сделок была расторгнута. Должность Аникина унаследовал заместитель Аникина Алексей Миллер. С мая 2001 г. Алексей Борисович Миллер является председателем правления ОАО "Газпром".

Что касается утверждения Путина, что фирмы и их владельцы "растворились", то президент лукавил. Почти все физические и юридические лица, причастные к лицензионному скандалу 1992 г., и далее продолжали присутствовать в экономической жизни города и страны. Многие с повышениями переместились вслед за Путиным в Москву. Практически единственное исключение составил московский концерн "Интеркоммерц – Формула-7" Мирошника.

Георгий Михайлович Мирошник, он же Николаидес, по некоторым сведениям сын тбилисских греков Николаидесов, усыновленный офицером НКВД, молдаванином Михалом Мирошником. В советское время имел три судимости (отсидел в общей сложности четыре года). В перестройку стал кооператором, основал концерн "Формула-7". В 1991 г. стал советником вице-президента России Александра Руцкого. Был президентом Московской агропромышленной биржи. Закупал товары у Западной группы войск (ЗГВ). Обвинял тогдашнего командующего ЗГВ Матвея Бурлакова в хищениях, за которые сам попал под следствие и обвинялся в присвоении 18 млн долларов. В июле 1992 г., когда Мирошник был с Руцким в Испании в составе правительственной делегации, вылетевшей на Олимпиаду, на подмосковной даче Мирошника был произведен обыск. Мирошник не вернулся в Россию и был объявлен в розыск. В 1997 г. он был арестован в США с греческим паспортом на имя Николаидеса и получил год за ношение незарегистрированного оружия. По окончании срока был депортирован в Грецию, несмотря на просьбу генпрокуратуры России выдать его России. В Греции был приговорен к тюремному заключению, после освобождения приехал в Москву с двумя паспортами (греческим и российским) на имя Константина Атмансидиса. 9 декабря 2001 г. был арестован в Москве. В ноябре 2002 г. был приговорен к двум годам, из которых почти год уже отсидел. В январе 2003 г. вышел досрочно с учетом примерного поведения и плохого состояния здоровья.


Дело Санкт-Петербургских казино

В партнерские отношения с организованными преступными группировками (ОПГ) силовые структуры города, направляемые путинским КВС, вступают в конце 1991 г. К этому времени относятся первые разделы собственности между двумя группами людей, контролирующими Санкт-Петербург, не случайно называемый "криминальной столицей России": чекистами и бандитами. Классическим стало формальное соглашение между "городом" (за которым стоял КГБ) и "бизнесменами" (за которыми стояли гангстеры) о совместной организации и управлении игорным бизнесом. Согласно распоряжению, подписанному Собчаком, бизнесом этим руководил лично Путин. Вот текст соответствующего постановления:

Мэр Санкт-Петербурга

Распоряжение от 24 декабря 1991 г. № 753-р


ОБ УПОРЯДОЧЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ, ПОЛУЧАЮЩИХ ДОХОД ОТ ИГОРНОГО ДЕЛА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ЗОНЕ СВОБОДНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

В целях упорядочения деятельности предприятий всех форм собственности, получающих доход от игорного дела:

Создать при мэрии постоянный Наблюдательный совет по казино и игорному бизнесу в составе:

Путин В. В. – председатель Комитета по внешним связям; Хижа Г. С. – председатель Комитета по экономическому развитию; Медведев С. Ф. – начальник Главного Финансового управления (ГФУ); Филиппов Д. Н. – начальник Налоговой инспекции; Горбачевский Н. М. – заместитель начальника ГУВД; Кармацкий А. И. – заместитель начальника службы АФБ; Председателем Совета назначить В. В. Путина.

Наблюдательному совету в срок до 15 января 1992 г. в соответствии с решением II сессии городского Совета № 38 от 15 октября 1991 г. разработать правила эксплуатации игральных автоматов, предложения по ставкам и порядку взимания муниципального налога с предприятий на право размещения на территории города и районов, административно подчиненных Санкт-Петербургскому городскому Совету, игральных автоматов, карточных столов, столов рулетки и других форм игорного бизнеса. Пакет предложений вынести на рассмотрение очередной сессии городского Совета в январе 1992 г.

Для разработки нормативной документации, регламентирующей деятельность в сфере игорного дела, сформировать рабочую группу в следующем составе:

Болдовский К. А., Сафонов О. А., Поломарчук В. В. – Комитет по внешним связям; Прихожденко Н. Н. – ГФУ; Бахвалова В. И. – Налоговая инспекция; Михайлов М. И., Гудзь А. Н. – ГУВД; Корниенко Г. А. – АФБ; Ласовская Н. К. – Юридический комитет мэрии.

Поручить рабочей группе в срок до 20 января 92 года разработать Положение о порядке лицензирования деятельности предприятий, получающих доход от игорного дела.

Главам районных организаций, ГУВД, ГФУ, Налоговой инспекции в срок до 30 января 1992 г. осуществить проверку предприятий всех форм собственности, занимающихся игорным делом, на право занятия указанным видом деятельности.

Рабочей группе в срок до 30 января 1992 г. разработать Положение о конкурсе на лучшую организацию казино в Санкт-Петербурге и организовать проведение открытого конкурса в соответствии с утвержденным Положением.

Комитету городских имуществ по согласованию с наблюдательным Советом в срок до 1 апреля 1992 г. выделить необходимые для размещения казино помещения.

Установить, что налоговые отчисления от валютных средств, полученных от эксплуатации казино, будут использоваться для финансирования первоочередных социальных программ.

Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на председателя Комитета по внешним связям мэрии В. В. Путина.

Мэр Санкт-Петербурга

А. А. Собчак


АФБ, упомянутое в документе – Агентство Федеральной безопасности, бывшее КГБ и будущее ФСБ России. Силовикам Санкт-Петербурга в этом бизнесе принадлежал 51% акций. Преступным группировкам – 49%. На бумаге показывались одни убытки. В 2000 г. в книге "От первого лица", не подозревая, что распоряжение Собчака о назначении Путина главой игорного бизнеса города может стать достоянием гласности, Путин сам расскажет, что происходило с доходом от игорного бизнеса:

"Я не первый раз был в Гамбурге и, не поверите, по долгу службы изучал их злачные места: мы в то время пытались навести порядок в игорном бизнесе Санкт-Петербурга. Тогда я считал, не знаю, правильно или нет, что игорный бизнес – это такая сфера деятельности, в которой должна быть монополия государства. Но моя позиция противоречила уже принятому Закону об антимонопольной деятельности. Тем не менее я попытался сделать так, чтобы государство в лице города установило жесткий контроль над игорной сферой. Для этого мы создали муниципальное предприятие, которое никакими казино не владело, но контролировало 51 процент акций игорных заведений города. В это предприятие были делегированы представители основных контролирующих организаций: ФСБ, налоговой полиции, налоговой инспекции. Расчет был в том, что государство, как акционер, будет получать дивиденды с 51 процента акций. На самом деле это была ошибка, потому что можно было владеть каким угодно пакетом акций и при этом ничего не проконтролировать: ведь все деньги со столов уходили черным налом. Владельцы казино показывали нам только убытки. То есть в тот момент, когда мы подсчитывали прибыль и решали, куда можно будет ее направить – на развитие городского хозяйства, на поддержание социальной сферы, – они смеялись над нами и показывали убытки. Это была классическая ошибка людей, которые впервые столкнулись с рынком. Позже, особенно во время предвыборной кампании Анатолия Собчака в 1996 г., наши политические оппоненты пытались найти какой-то криминал в наших действиях, обвинить нас в коррупции. Мол, мэрия занималась игорным бизнесом. Смешно было это читать. Все, что мы делали, было абсолютно прозрачно. Можно только спорить о том, правильно ли это было с экономической точки зрения. Судя по тому, что схема оказалась неэффективной и с ее помощью не удалось достичь задуманного, – надо признать, что она была не продумана до конца. Но если бы я остался работать в Санкт-Петербурге, все равно эти казино додушил бы. Я бы их всех заставил работать на нужды общества и делиться с городом своими прибылями. Эти деньги пошли бы пенсионерам, учителям и врачам". 47

Трудно представить, что все четыре года (1992-96) партнеры по казино воровали и смеялись, а чиновники и кураторы от ФСБ, налоговых служб и мэрии этого не замечали или ничего по этому поводу не делали. Логичнее предположить, что чиновники были в доле – как это было по всей стране, не только в игорном бизнесе. Так кто же получал деньги?

"Муниципальное предприятие", о котором упоминает Путин, – фирма "Нева-Шанс". Путин, однако, не точен. В марте 1992 г. два подразделения мэрии – возглавляемый Путиным Комитет по внешним связям (КВС) и Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ), который тогда возглавлял Сергей Беляев, учредили не муниципальное предприятие (МП), а акционерное общество (АО), названное без претензий на оригинальность просто "Казино". Руководителем АО "Казино" был назначен друг Путина, офицер действующего резерва ФСБ Валерий Поломарчук.

Изначально предполагалось, что принадлежащее мэрии – точнее, двум ее комитетам – акционерное общество будет непосредственно заниматься игорным бизнесом, а исправное поступление прибыли в бюджет структур мэрии будет обеспечивать руководитель, которому учредители, и прежде всего Путин, доверяют. Однако такая структура была уязвима юридически. Поэтому уже через месяц АО "Казино" самоликвидировалось, а вместо него непосредственно мэрия учредила муниципальное предприятие (МП) "Нева-Шанс". Но официальным адресом регистрации МП "Нева-Шанс" стал фактический адрес путинского КВС – переулок Антоненко, 6. Новое предприятие возглавил тот же Поломарчук. Фактический контроль над новой структурой сосредоточился, таким образом, в руках Путина, а другие комитеты, включая КУГИ С. Беляева, были от контроля и дележа прибыли оттеснены.

В отличие от АО "Казино", МП "Нева-Шанс" не должно было непосредственно заниматься игорным бизнесом. Оно входило вместе с физическими и юридическими лицами в качестве соучредителя как в новосоздаваемые, так и в старые игорные заведения, становясь совладельцем этих предприятий. Доля МП "Нева-Шанс" в уставном капитале учреждаемых фирм обычно составляла 51%. В уставной капитал эта доля вносилась не живыми деньгами (которых у мэрии не было), а правом на получение арендой платы за помещение – точно так же мэрия и ее комитеты входили в уставной капитал и других коммерческих структур, не игорных. Изобретение этой схемы принадлежало юридическому эксперту КВС Дмитрию Медведеву. Именно он одним из первых в Санкт-Петербурге, да и в России, придумал, как власть может "войти" в акционерное общество, не нарушив существующих законов: не землей, не помещениями, а арендной платой за землю и помещения.

В июле 1992 г. в дополнение к МП "Нева-Шанс" появилось АОЗТ "Нева-Шанс", зарегистрированное по тому же адресу КВС, переулок Антоненко, 6, с тем же Поломарчуком в качестве руководителя. В феврале 1993 г. была создана еще одна структура: АООТ "Нева-Шанс" с адресом Садовая улица, 53, в которую совладельцами вошли два новых соучредителя вместо городской мэрии и с тем же руководителем во главе – Поломарчуком. Новыми учредителями стали КУГИ и АОЗТ "Телеказино" (ранее учрежденное муниципальным предприятием "Нева-Шанс") совместно с компанией "Русское видео", возглавляемой Д. Рождественским и Владимиром Груниным, полковником, бывшим начальником службы "Т" ("терроризм") ленинградского КГБ.

Если в этот момент читатель почувствовал, что окончательно запутался, значит схема дала свои результаты. Именно в этом и была цель постоянного создания новых и новых структур с одним и тем же названием, зарегистрированных по разным или одним и тем же адресам, принадлежащих разным или тем же соучредителям, часто пересекающимся как совладельцы с другими структурами под таким же названием, но с другими совладельцами. При наличии нескольких "Нева-Шансов" разобраться в том, кто чем владеет и совладеет, кто что контролирует и кто какие доходы получает, не могли уже ни пытливые депутаты городского парламента, ни следователи прокуратуры.

В начале 1994 г. генерального директора Поломарчука сменил Игорь Горбенко – основатель и совладелец казино "Конти", самого первого игорного заведения в Санкт-Петербурге. Компаньоном Горбенко и основным владельцем "Конти" был мафиози Мирилашвили (отсидевший 8-летний срок за организацию убийства на почве мести двух мелких "воров в законе" и вышедший на свободу 22 января 2009 г.). Тогда же появился третий, совсем странный соучредитель фирмы – Международный фонд спасения Санкт-Петербурга. Как именно фонд занимался спасением города через игорный бизнес никто не знал.

Всего в 1992-95 гг. фирма "Нева-Шанс" стала учредителем примерно 25-ти коммерческих предприятий, преимущественно игорных или обслуживающих игорный бизнес (например, ООО "Полли плюс", ЗАО "Санкт-Петербургские лотереи", нескольких казино: "Телеказино", "Фортуна Казино Санкт-Петербург", "Панда, "Сириус", "Венеция", "Клео", "Аркада"). По крайней мере одно из них ("Фортуна Казино Санкт-Петербург") возглавлял друг Путина и офицер действующего резерва Поломарчук. ООО "Казино "Аркада" было учреждено совместно с Мирилашвили, Борисом Спектором и Д. Рождественским. Были заведены партнерские отношения с аналогичными московскими структурами, в частности с концерном "Олби" московского финансового магната Олега Бойко. Игорное предприятие ООО "Планета Санкт-Петербург" было учреждено совместно с московским АОЗТ "Планета-Олби" (среди учредителей был также Б. Спектор). Соучредителем ЗАО "Санкт-Петербургские лотереи" стало АОЗТ "Олби-блок". Поломарчук в декабре 1993 г. возглавил филиал концерна "Олби" – Олби-Санкт-Петербург" (в связи с чем ушел с поста гендиректора в АОЗТ "Нева-Шанс", уступив эту должность Горбенко).

В мае 1993 г. городская прокуратура Санкт-Петербурга (прокурор – Владимир Еременко, ранее уже сталкивавшийся с Путиным по делу о незаконных экспортных лицензиях) провела проверку деятельности одной из структур, связанных с игорным бизнесом Путина. Рассматривая дело СП "Мелодия" следователи установили, что фирма незаконно получила 16-миллионный доход от игорного бизнеса. Началась общая прокурорская проверка, по результатам которой выяснилось, что в городе работают 180 игорных точек и 1600 игровых автоматов, и, помимо 26-ти зарегистрированных казино, уставы еще более сотни коммерческих предприятий предусматривают игорный бизнес. При этом согласно распоряжению Совета министров России от 26 июня 1991 г. для занятия игорным бизнесом необходима была лицензия Министерства финансов, а в Санкт-Петербурге такую лицензию, выданную еще бывшим вице-премьером, министром экономики и финансов Егором Гайдаром, имеет только муниципальное казино "Адмирал". Все остальные игорные предприятия города, с точки зрения федеральных законов, существовали в городе незаконно.

12 февраля и 2 апреля 1992 г. мэр Анатолий Собчак издал распоряжения № 134-Р и № 170-Р, в которых обязал глав администраций районов приостановить работу игорных заведений без лицензий. 48 Однако эти распоряжения мэра игнорировались игорными заведениями, которые имели разрешения, выданные местными властями районов и чиновниками той же мэрии, и ссылались в свое оправдание на то, что федерального закона об игорном бизнесе формально не существует. (Разрешения на ведение игорного бизнеса в городе выдавались на местном уровне, в большинстве случаев, разумеется, за взятку.)

3 сентября 1993 г. прокуратура Санкт-Петербурга направила Собчаку официальное представление о том, что все игорные заведения в городе, кроме казино "Адмирал", действуют без федеральных лицензий, что противоречит законодательству. Прокуратура также отметила, что незаконной является выдача фирме "Ленатракцион", эксплуатирующей игровые автоматы с денежным выигрышем, специального разрешения № 274 от 27 мая 1992 г. на игорный бизнес за подписью Путина. 49

Демарш прокуратуры не имел видимого успеха. В октябре 1993 г. разразился общий политический кризис в стране, сопровождавшийся в Москве беспорядками и расстрелом с помощью танков Белого дома, где заседал мятежный парламент, возглавляемый Русланом Хасбулатовым. В этом конфликте Собчак и Путин оказались на стороне победителей, а победителей, как известно, не судят. В 1993-94 гг. были три подряд избирательные кампании: выборы в новый парламент в конце 1993 г., выборы в городское Законодательное собрание Санкт-Петербурга весной 1994 г., дополнительные выборы в Законодательное собрание осенью 1994 г. Всем было не до обсуждения законности городских казино, и этот вопрос всплыл вновь только в ходе избирательной кампании по выборам губернатора Санкт-Петербурга весной 1996 г.

Оппоненты Собчака и руководителя его избирательной кампании Путина справедливо задавали вопрос о доходах игорного бизнеса, в котором контролируемые Путиным городские структуры имели 51% акций. Через четыре года Путин ответил: "Владельцы казино показывали нам только убытки… Но если бы я остался работать в Санкт-Петербурге, все равно эти казино додушил бы".

Следует отметить, что "душил" Путин очень выборочно. Бывший куратор сети санкт-петербургских казино Валерий Поломарчук, покинув "Олби", занял пост представителя "Лукойла" в Санкт-Петербурге. Процветает в городе бизнес его брата Владимира, сына Олега и племянника Кирилла. Как минимум однажды, после избрания по пост президента, Путин встречал Новый (2002-й) год на санкт-петербургской квартире Поломарчука, причем по протекции хозяина дома к участию в праздновании в тесной мужской компании был допущен президент "Лукойла" Вагит Алекперов.

Игорь Горбенко сегодня является президентом "Группы Конти" и одним из лидеров игорного бизнеса в Москве и в стране. Вместе с Борисом Спектором они создали "Единую игровую систему Джекпот". Как и многие другие санкт-петербургские приятели Путина Спектор вслед за Путиным переехал в Москву, где стал заместителем генерального директора "Московской игровой системы Джекпот".

Но одного своего бывшего подельника по игорному бизнесу (и близкого соратника по созданию в Санкт-Петербурге отделения НДР в 1995 г.) – Рождественского – Путин все-таки если не сам "додушил", то позволил "додушить" другим. Рождественский был арестован генеральной прокуратурой в сентябре 1998 г., когда Путин занимал пост директора ФСБ. Про игорный бизнес в обвинении не было ни слова. Дело началось с налоговых претензий к санкт-петербургскому телеканалу "Русское видео", приватизированному Рождественским, а продолжилось претензиями к самой приватизации канала. Настоящей же причиной расследования был тот факт, что Рождественский перепродал свой канал основному на тот момент политическому противнику Путина Владимиру Гусинскому, ставившему в большой политической игре не на Путина, а на других лошадей: Юрия Лужкова, Евгения Примакова и Григория Явлинского. Рождественский был отправлен в следственный изолятор ФСБ Петербурга, откуда вышел под подписку о невыезде в августе 2000 г., уже после президентских выборов, на которых победил Путин, с многочисленными приобретенными в тюрьме болезнями, включая тяжелую форму диабета. В январе 2002 г. он был осужден на три года, сражу же амнистирован, а через полгода умер. По официальной версии – от сердечного приступа. Правда, высказывались предположения, что Рождественского отравили и что он был выпущен из тюрьмы исключительно для того, чтобы запланированное отравление произошло на свободе и тюремная администрация не отвечала за его смерть. 50


Дело фирмы "Спаг"

13 мая 2003 г. 40 сотрудников Федерального управления уголовной полиции Германии штурмовали офис фирмы "S. Petersburg Immobilien und Beteilgungen Aktienge-sellshaft" (SPAG) в городке Мерфельден-Вальдорф, на юге земли Гессен. Одновременно проводились обыски на квартирах менеджеров компании. О полицейской операции был проинформирован непосредственно канцлер Герхард Шредер. Уведомление получило также Министерство внутренних дел России. Причиной необычной открытости полиции были опасения, что акция, затрагивающая фирму, некогда связанную с Путиным, может вызвать дипломатические осложнения.

В тот же день были проведены обыски в общей сложности в 28 фирмах и жилых помещениях в районе Рейн-Майн, Гамбурге и Мюнхене. В числе прочих обыску подвергся баварский банк Baader Wertpapierhandelsbank AG, который, приобрел 30% акций компании SPAG и выставил ее бумаги на бирже. Акции компании SPAG на весну 2003 г. все еще котировались на немецкой бирже. Ими торговали в Берлине, Бремене, Штуттгарте, Мюнхене, а также на электронных площадках. Курс акций составлял 0,64 евро, понизившись по сравнению с рекордным уровнем, который был достигнут летом 1999 г. (35,28 евро), примерно на 98%.

Фирма СПАГ имела свою историю. В 1992 г. во главе городской делегации Владимир Путин посетил Франкфурт-на-Майне, где он и другой член делегации, Владимир Смирнов, убедили группу франкфуртских инвесторов создать компанию SPAG. Это была уже вторая совместная поездка Путина и Смирнова во Франкфурт-на-Майне. В 2001 г. Смирнов так рассказывал об их знакомстве: "С Владимиром Владимировичем Путиным я познакомился в 1991 г. во Франкфурте-на-Майне, где решался вопрос привлечения в наш город первых частных западных инвестиций… Я знаю Володю вот уже 10 лет, и за все это время он меня ни разу не разочаровал, как предприниматель, профессионал, как человек".

4 августа 1992 г. SPAG была создана и зарегистрирована в Торгово-промышленной палате Франкфурта-на-Майне. Через посредство дочерних российско-немецких компаний СПАГ должна была заняться инвестированием в санкт-петербургскую недвижимость, т. е. на деньги иностранных вкладчиков закупать, ремонтировать и строить объекты в Санкт-Петербурге. В числе учредителей компании были адвокат Рудольф Риттер (брат министра экономики Лихтенштейна Михeля Риттера [Michael Ritter]), по существу являвшийся руководителем компании и занимавший в ней пост вице-председателя наблюдательного совета; Комитет по управлению государственным имуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга, банк "Санкт-Петербург" и германо-российское СП "Информ-Футуре".

КУГИ в августе 1992 г. возглавлял С. Беляев; банк Санкт-Петербург – будущий заместитель министра финансов России (в 2000-01 гг., с 2001 г. – глава банка Газпрома – Газпромбанк) Юрий Львов; СП "Информ-Футуре" – Владимир Смирнов, числившийся с 1992 г. советником А. Собчака. В феврале 2000 г. Смирнов стал председателем Биржевого совета некоммерческого партнерства "Санкт-Петербургская фьючерная биржа", с мая 2000-го по декабрь 2001 г. – работал в Управлении делами президента (Путина) генеральным директором "Предприятия по поставкам продукции". С 3 января 2002 г. – заместителем генерального директора, с 4 января – временно исполняющим обязанности директора, и с марта 2002 г. – генеральным директором фирмы Техснабэкспорт, State atomic company, поставляющей уран за границу.

В Консультативный совет СПАГа в 1992 г. вошли кроме бизнесменов четыре чиновника санкт-петербургской мэрии, в том числе Путин. 200 акций фирмы получила в собственность мэрия города, но в декабре 1994 г. эти акции были переданы Путиным в управление Смирнову.

СПАГ имел покровительство в лице Собчака. "Мы поддерживаем вас политически и административно",– написал фирме СПАГ Собчак в приветственном послании. Кроме Путина разные лица входили в состав постоянно обновляющегося консультативного совета СПАГа. Входил туда будущий министр экономики Герман Греф, председатель Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Олег Харченко и занимавший различные посты в городской администрации Михаил Маневич (убитый в августе 1997 г.). Сам Путин согласно документации фирмы 1992 г. числился в СПАГе "заместителем председателя". По другим сведениям он был всего лишь "советником". Официально зарплаты от СПАГа Путин не получал. 23 мая 2000 г. на интернетовском сайте SPAG появилась информация о том, что в связи с подготовкой к принятию присяги Путин прекратил выполнение своих обязанностей. На следующий день этой информации на сайте уже не было. Однако нынешний директор SPAG Маркус Резе (Markus Rese), пояснил, что Путин до марта 2000 г., работал в компании в качестве консультанта вместе с Германом Грефом.

13 июля 1994 г. возглавляемый Путиным КВС Санкт-Петербурга зарегистрировал АОЗТ "Знаменская" во главе с Владимиром Смирновым. В уставном капитале ЗАО "Знаменская" 2520 акций или 50,4% принадлежало СПАГу. Самому Смирнову через его офшорную фирму "ВС риел истейт инвестсментс, Лтд", зарегистрированную на острове Джерси, принадлежало еще 43,6% (с 20 октября 1995 г.). Остальные акции принадлежали еще примерно десяти физическим и юридическим лицам, часть которых в 1995 г. сменилась.

Не менее сложной была структура фирмы ТОО СП "Информ-Футуре", в которой СПАГ владел 51% акций. Среди восьми совладельцев-соучредителей был сам Смирнов, две его офшорных фирмы: VS Real Estate Investments Ltd. (зарегистрированная на острове Джерси) и Е. С. Experts Ltd. (зарегистрированная на острове Мэн). До 27 октября 1995 г. в числе учредителей была также государственная муниципальная структура – ТПО "Жилищное хозяйство мэрии Санкт-Петербурга". С мая 1991 г. фирму "Информ-Футуре" возглавлял Смирнов.

Меньше чем через месяц после регистрации – с молниеносной для России быстротой – "Информ-Футуре" получила право бессрочного использования 1287 квадратных метров земли в центре города. Свидетельство было выдано на основании распоряжения мэра Санкт-Петербурга Собчака, которое он подписал 21 октября 1992 г. В пункте 2 этого распоряжения говорилось: "Предоставить совместному российско-германскому предприятию "Информ-Футуре" земельный участок площадью 1,2 гектара на площади Конституции в квартале 15 западнее Варшавской улицы для строительства гостинично-делового центра сроком на 50 лет". Партнером иностранной фирмы "Информ-Футуре" в этом СП была муниципальная структура Санкт-Петербурга: ТПО "Жилищное хозяйства мэрии Санкт-Петербурга". Однако в налоговой инспекции города "Информ-Футуре" была зарегистрирована уже как фирма с другим адресом, причем российский партнер – город Санкт-Петербург – куда-то испарился, а учредителей у фирмы осталось всего трое: Е. С. Experts Ltd., VS Real Estate Investments Ltd. и СПАГ. Генеральным директором фирмы остался Смирнов.

Похожим образом развивались события вокруг фирмы "Знаменская". Меньше чем через месяц после регистрации фирмы, городское правительство передает "Знаменской" в собственность целый квартал в центре города для создания "бизнес-центра". Сумма компенсации городу за расселение людей, проживавших в домах, подлежащих сносу или реконструкции, составила полтора миллиарда рублей. Через полтора года в другом постановлении по тому же вопросу фигурировала просьба Собчака выплатить городу деньги. Новый мэр Санкт-Петербурга Яковлев тоже подписал распоряжение, где требовал от руководства ЗАО "Знаменская" оплатить долг в полтора миллиарда рублей. Это означало, что Смирнов деньги за расселение жильцов городу так и не выплатил.

В августе 1994 г. Путин подписал от имени мэрии еще одно важное распоряжение, не имеющее непосредственного отношения к СПАГу, но имеющее прямое отношение к Смирнову: о создании "Петербургской топливной компании" (ПТК). Смирнов занимал в ПТК пост гендиректора в 1997-98 гг., а с января по май 2000 г. был председателем совета директоров и президентом компании. Вице-президентом ПТК с июля 1998 до начала 2000 г. был Владимир Кумарин (он же Барсуков). Компания получила право монопольной розничной торговли бензином, включая поставки бензина всем муниципальным (городским) службам. В дополнение к этому Путин подписал еще и постановление о создании сети бензозаправочных станций "Петербургской топливной компании".

Российские правоохранительные органы считали Кумарина (по кличке Кум) основателем, руководителем и мозговым центром "Тамбовской" ОПГ. В период с 1990 по 1993 гг. Кумарин отбывал тюремное наказание за вымогательство. Освободившись в начале 1993 г., стал заниматься бизнесом в Санкт-Петербурге, в том числе ресторанным бизнесом и казино. Его преступная группировка занимала по одним сведениям лидирующее положение в Санкт-Петербурге, по другим – была второй по мощи и численности; насчитывала 300-400 бойцов, специализировалась на вымогательствах, похищениях людей, ограблениях и разбойных нападениях. Имела службу наружного наблюдения и радиотелефонного контроля, агентурную сеть среди сотрудников ГУВД Санкт-Петербурга; поддерживала контакты с охранными фирмами "Торнадо" и "Комкон", считалась самой дисциплинированной из городских ОПГ. В 1994 г. на Кумарина было совершено покушение. Его водитель и телохранитель были убиты. Сам Кумарин выжил, но потерял руку. Месяц был в коме, затем уехал лечиться в Германию и Швейцарию. Вернулся в Санкт-Петербург в 1996 г., поменял фамилию на Барсуков (арестован 22 августа 2007 г.).

Акционерами ПТК были разные юридические и физические лица. Самый крупный пакет акций – 14,5% принадлежал КУГИ. Имелись пакеты акций и в собственности административных структур Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 5% акций принадлежали фирме почетного консула Сейшельских островов Виктора Хмарина – "Вита-Х". Хмарин – однокурсник и друг студенческой юности Путина; его сестра Людмила Хмарина была невестой старшего лейтенанта КГБ Владимира Путина, с который старший лейтенант расстался накануне свадьбы.

В начале 1996 г. SPAG официально сообщает в германском коммерческом регистре, что "имеет в собственности крупные объекты недвижимости в Санкт-Петербурге". Представитель Торгово-промышленной палаты во Франкфурте добавляет в официальных бумагах, что "права на собственность в Санкт-Петербурге остаются неясными". Смирнов же в своих интервью неоднократно утверждал, что работы по реконструкции и строительству зданий в Санкт-Петербурге ведутся исключительно на средства, полученные от продажи акций петербургских компаний холдинга на бирже во Франкфурте-на-Майне. Иначе говоря, работы ведутся не на кредитные средства, а за счет продажи выпущенных акций. В некоторых публикациях даже называлась цена в 140 марок за акцию. Однако, если посмотреть, как продавались акции SPAG в Германии, где они были выставлены на бирже с 1997 г., то их стоимость, за редким исключением, неизменно снижалась, и цена в 140 марок была сильным преувеличением.

Для обсуждения проблем СПАГа Смирнов, Риттер и Путин неоднократно встречались в период 1994-1998 гг. Немецкий бухгалтер Клаус Питер Зауэр (Klaus Peter Sauer), участвовавший в создании компании и до сих пор являющийся одним из ее директоров, встречался с Путиным шесть раз, как в России, так и во Франкфурте. Зауэр же свидетельствует о по крайней мере одной встрече между Риттером и Путиным в 1994-95 гг. Точно известно, что в августе 1998 г. Риттер также встречался со Смирновым.

Партнерам было что обсуждать. Строительство гостинично-делового центра должно было завершиться в 2001 г., на что указывалось в официальном сообщении муниципалитета. Для реализации этого проекта требовалось от 80 до 100 млн долларов иностранных инвестиций. SPAG поместила на своем сайте информацию, что является единственной иностранной организацией, получившей право на инвестирование в крупные строительные проекты в Санкт-Петербурге. Действительно, примерно 140 млн немецких марок было вложено СПАГом в строительные проекты. Но деятельность фирмы в целом все больше и больше походила на банальную аферу.

Именно к этому времени относится начало партнерства СПАГа и Кумарина-Барсукова. Весной 2004 г. немецкая полиция допросила (при посредничестве органов российской прокуратуры) Барсукова-Кумарина, о чем тот рассказал в одном из своих интервью: "А что я мог им сообщить? Я вообще узнал об этом проекте в 1996 г., когда лечился в Германии после покушения. Тогда общие знакомые познакомили меня с Руди [Рудольфом Риттером] и с другими людьми и предложили поучаствовать в проекте "Знаменская" – там надо было расселить 300 коммуналок и построить бизнес-центр. Я вошел в совет директоров как вице-президент Петербургской топливной компании, чтобы разобраться, стоит ли нам в этом участвовать. Мы даже расселили штук семь коммуналок. Но потом мы решили что нам выгоднее строить бензоколонки, и я из проекта вышел". 51

На самом деле Кумарин-Барсуков в июне 1999 г. только вошел в совет директоров ЗАО "Знаменская". Он был избран туда четырьмя неназванными в проспекте акционерами. Одним из этих акционеров был Смирнов.

В апреле 1999 г. германская служба безопасности BND в отчете, посвященном Лихтенштейну как европейскому центру по отмыванию денег, назвала основателя и директора Рудольфа Риттера агентом колумбийского наркотреста братьев Очоа и российской организованной преступности. BND сообщала, что Риттер создал целую сеть подставных фирм для отмывания денег. Деньги переводились через румынский банк IRB [International Bank of Religions] с целью приобретения недвижимости в России, что приносило прибыль Риттеру, акционеру SPAG с большим пакетом акций.

В поле зрения БНД и других спецслужб, включая лихтенштейнские, SPAG попала в связи с тем, что австрийский прокурор Шпитце, назначенный по инициативе князя Ганса Адама II для расследования фактов отмывания денег, пришел к выводу, что в Вадуц, столицу Лихтенштейна, при посредничестве Риттера переводились значительные суммы денег из петербургской штаб-квартиры СПАГа. 13 мая 1999 г. Рудольф Риттер был арестован в Вадуце в рамках полицейской операции, осуществленной во взаимодействии с австрийской финансовой бригадой. Вместе с ним были арестованы еще четверо адвокатов и бизнесменов, в том числе партнер Риттера адвокат Эжен (Евгений) фон Хоффен-Хееб (Eugen von Hoffen-Heeb). Риттеру инкриминировались незаконные трансакции на сумму от 6 до 8 млн долларов, относящиеся к 1995 г.

Уже после ареста Риттера и Хоффен-Хееба, 17 декабря 1999 г., состоялась "чрезвычайная встреча" крупных еще не арестованных акционеров SPAG, связанная с обсуждением процесса полного слияния компании со своими петербургскими "дочками" ЗАО "Знаменская" и "Информ-Футуре", в уставном капитале которых доля SPAG достигала 51%. Через договор о залоге с компанией СПАГ (в качестве дополнения к инвестиционному контракту от 1997 г.) ЗАО "Знаменская" становилась петербургским филиалом СПАГа и передавала всю свою собственность – объекты в историческом центре города – германской фирме СПАГ. Среди отданного – бизнес-центр на улице Тамбовской (ООО "Информ-Футуре") и торгово-развлекательный комплекс "Невский международный центр" (ЗАО "Знаменская"). За этот "залог" Смирнов получил деньги. В течение первой половины 2000 г. СПАГ перевел в ЗАО "Знаменская" сумму, исчисляемую в миллионах немецких марок. 52

В 2000 г. в интриги, связанные с делом СПАГ неожиданно включилось украинское правительство, возглавляемое президентом Леонидом Кучмой. Дело в том, что к этому времени российские спецслужбы, потратив большое количество денег, скупили в Германии компрометирующие президента Путина документы, однако один комплект досье на Путина оказался в распоряжении украинской разведки (и был передан руководителю Службы безопасности Украины (СБУ) Леониду Деркачу. Обо всем этом мы бы никогда не узнали, но в 2000 г. группа офицеров охраны Леонида Кучмы под руководством бывшего руководителя КГБ Украины генерала Евгения Марчука организовала несанкционированное прослушивание и записывание разговоров в кабинете Кучмы, и среди многих сотен часов записей оказались в том числе и разговоры, касавшиеся досье немецкой разведки на Путина. Вывезенные за границу, эти несанкционированные записи, получившие название "Пленки Кучмы", благодаря усилиям целой группы лиц стали достоянием общественности. Отрывки из разговоров в кабинете Кучмы с очевидностью доказывают главное: досье немецкой разведки о вовлеченности Путина в незаконные операции существовало, и, по мнению украинского правительства, оно безусловно компрометировало президента Путина. Вот несколько цитат из этих записей, относящихся к июню 2000 г.


Разговор первый:

Деркач: Леонид Данилович, мы вот тут у немцев интересную информацию вытянули. Значит, арестован вот такой вот деятель. Вот, он еще не переведен. Вот.

Кучма [читает]: Риттер, Рудольф Риттер [Rudolf Ritter].

Деркач: Да. И по делу на этих, на контрабанду наркотиков. […] Вот они, документы. Вот они вынули и документы. Вот здесь и Вова Путин.

Кучма: Это про Путина?

Деркач: Значит, россияне вот это все выкупили. Вот эти все документы. Остались только у нас. Я думаю, что Патрушев будет [в Киеве] 15-16-17 [июня]. Вот это ему для работы […]

Кучма: Угу.

Деркач: Ну, а у себя будем хранить. Они тут где-то хотят все закрыть.


Разговор второй:

Кучма: Только под запись Патрушеву передавать! Это действительно ценные материалы или нет?

Деркач: По этому…

Кучма: По Путину.

Деркач: Да. Там имеется очень много ценного. Это действительно фирма, которая…

Кучма: Нет, ты мне скажи – это Путину передать или сказать ему, что у нас есть материалы? […]

Деркач: Ну, можно. Но он все равно поймет, откуда мы взяли материалы. […]

Кучма: Я скажу, что у Службы безопасности нашей есть интересные материалы. Я не буду ему даже передавать.

Деркач: И сказать, что мы выбрали из Германии, и все, что было, значит, у нас […] Больше ни у кого нет. […] Теперь, я подготовил все документы по Путину и отдал вам.

Кучма: Видимо, если будет необходимость. Я не говорю, что я буду лично отдавать. Может, ты Патрушеву отдашь?

Деркач: Нет, ну я просто, как мы примем решение, все равно отдавать надо. Потому, что они все эти документы выкупили по всей Европе, потому что только у нас остался. Эта спецслужба в Германии […] Поэтому он очень заинтересован.

Кучма: А может, я скажу, что у нас есть документы, подлинные факты в Германии. Я вдаваться не буду.

Деркач: Ага.

Кучма: Скажу: "Дайте поручение своим, пускай с нашей службой свяжутся". А когда они с тобой свяжутся, скажешь: "Я президенту отдал, блядь. Забрать у него никак не могу".

Деркач: Хорошо.

Кучма: Поиграть надо тоже.


Разговор третий:

Деркач: И еще один вопрос, по Путину […]

Кучма: Я сказал, что наша служба какие-то материалы взяла у немцев, они могут представлять интересы для вашей страны. Значит, если вы не возражаете, мы передадим Патрушеву, мой руководитель службы передаст Патрушеву. Я говорю: "Я не знаю ценности того, что там было". Так что я очень корректно сказал.

Деркач: Но вы сказали так, да?

Кучма: Да, да. А ты с Патрушевым встречался?

Деркач: Я встречался, но я без вас не могу.


Разговор четвертый:

Кучма: […] Ну а дальше будем с россиянами работать по спецслужбам. У нас нормальное сотрудничество, и идет процесс. […] Ну, по Путину там тоже начали. […] Причем, мне показывали материалы из Германии абсолютно достоверные о создании там компании в Санкт Петербурге, где стоял Путин […]. Материалы действительные. […] У нас один краденый экземпляр есть, так сказать, а россияне выкупили все до мелочей.

Международное расследование деятельности Риттера, Хоффен-Хееба и фирмы СПАГ тянулось несколько лет. 13 июля 2001 г. прокуратура Княжества Лихтенштейн предъявила арестованным обвинение в отмывании денег и злоупотреблении доверием. Евгений фон Хоффен-Хееб за месяц до этого уже был приговорен к 8 годам тюремного заключения за мошенничество, но подал на апелляцию. Главный прокурор Лихтенштейна Готфрид Клотц (Gottfried Klotz) в интервью газете "КоммерсантЪ" пояснил, что "эти господа принимали выручку от операций с наркотиками, которые осуществлялись колумбийскими картелями, и отмывали ее на бирже, покупая акции SPAG. Да еще и по завышенной цене – то есть в процессе отмывания обманывали клиентов. В результате они присвоили около 226 тыс. швейцарских франков (133 тысяч долларов)". 53 Предполагалось, что суд над Риттером и фон Хоффеном начнется в октябре 2001 г., но этого не произошло.

Если прокуратура Княжества Лихтенштейн и германские власти к Путину претензий не предъявляли, то в США к этому делу подошли строже. По настоянию американских официальных лиц Россия была занесена в международный "черный список" государств, причастных к отмыванию денег, составленный группой Financial Action Task Force. Как заявил бывший высокопоставленный чиновник американской администрации, одним из главных оснований для внесения России в "черный список" была солидная стопка разведывательных донесений, в которых Путин упоминался в связи с незаконными операциями фирмы SPAG; хотя пресссекретарь Financial Action Task Force Алисон Бенни (Alison Benney) указала, что Россия была включена в черный список по десяти разным критериям, и не из-за Путина и СПАГа. 54

Правда, и адвокаты Риттера не бездействовали. По словам Германа Бокля, представлявшего его интересы, на Риттере, руководителе 24 трастовых фондов в Княжестве Лихтенштейн, оставалось всего два обвинения. Одно действительно было связано с акциями фирмы СПАГ, поскольку следователи считали, что из-за действий Риттера немецкие вкладчики были обмануты на 300.000 немецких марок. Другое обвинение не имело отношения к СПАГу. Следователи обвиняли Риттера в том, что он принял на счета своих трастовых фондов полтора миллиона долларов США от некоего Хуана Карлоса Сааведра (Juan Carlos Saavedra), который подозревался в работе на колумбийский наркокартель "Кали". Деньги колумбийца были переправлены из Милана и Мадрида через границу княжества в мешках.

После решительных действий, предпринятых немцами, дело в отношении Риттера и фон Хоффена наконец дошло до суда в Лихтенштейне, который состоялся в октябре 2003 г. (хотя обвинительное заключение прокуратуры Лихтенштейна поступило в суд еще 9 декабря 2002 г., было предъявлено 12 декабря и зарегистрировано 23 декабря). Подсудимые настаивали, что отмыванием криминальных денег не занимались, а лишь использовали легальные для Лихтенштейна схемы минимизации налогов. Фон Хоффену дали еще один год (к его восьми, из которых он уже отбыл три). Риттер получил 18 месяцев условно за то, что продал немецким инвесторам три десятка акций СПАГа, помимо биржи и по завышенной цене.

Германские правоохранительные органы лихтенштейнским судом остались неудовлетворены, и прокуратура Дармштадта начала дополнительное расследование по подозрению в отмывании денег, которые через немецкую компанию СПАГ вкладывались в российскую недвижимость. 55 Однако суда в Германии по делу Риттера пока не было. Возможно, органы германского правосудия ждали дня, когда Путин перестанет быть президентом и его можно будет допросить, чтобы получить недостающие ответы на вопросы.

Что касается Лихтенштейна, то Риттеру и фон Хоффену удалось добиться своего полного оправдания решением Верховного суда Княжества Лихтенштейн, которое вступило в силу в феврале 2005 г. По мнению Верховного суда Лихтенштейна, Риттер не знал о принадлежности его колумбийского клиента Хуана Карлоса Сааведра к преступному миру. Согласно этому вердикту причастность обоих обвиняемых к операциям по отмыванию "грязных денег", а также связи с наркокартелями и иными преступными организациями признаны не соответствующими действительности. 56


Пленки Кучмы как источник по изучению коррупции в России

Разумеется, в течение 2000 г., первого года правления Путина, когда в кабинете Кучмы велись несанкционированные записи, касательно России и Путина обсуждалось не только досье германской разведки. В этой главе достойны упоминания несколько эпизодов.

Незаконное и негласное, в обход украинского и российского законодательств, соучастие в покупке в 2000 г. украинской компании "Украинский алюминий" российской компанией "Сибалюминий" за 100 млн долларов, выведенных для этого на офшорные счета кипрской офшорной компания "White Orient World Invest Limited", Кипр, Лимассол. Уклонение от уплаты налога в бюджет России в размере 20 млн долларов, а также уклонение от уплаты соответствующего налога в бюджет Украины "Украинским алюминием".

Незаконное получение от 50 до 60 млн долларов наличными из украинского банка "Украина" с ведома и по указанию президента Украины Леонида Кучмы для ведения Путиным собственной избирательной кампании в России; возврат Украине в счет полученных наличных после победы Путина на президентских выборах 268,5 млн долларов в форме списания государственного долга Украины России. Иными словами, Путин провел финансирование собственной избирательной кампании за счет бюджета российского государства, заплатив за это Украине из Российского бюджета более 200 млн долларов. Правда, эти 200 с лишним миллионов легли не в казну Украины, а через украинскую фирму "Итера" были переведены на офшорные счета, указанные украинским правительством.

Следует отметить, что сумбурность мыслей и нечеткость смысла присуща оригинальному тексту и не является следствием неправильной распечатки пленок или неточного перевода. Государственные деятели Украины разговаривают именно так.


Разговор первый

17 апреля 2000 г. Запись разговора президента Леонида Кучмы с Главой налоговой администрации Украины Николаем Азаровым

Азаров: Теперь вот завтра будете с Путиным встречаться, да?

Кучма: Да.

Азаров: Вот. Может быть, дадите материал? Для нас очень большое значение имеет, с кем мы имеем дело. Либо с офшорами – тогда не только наши деньги уплывают, не только российские деньги уплывают в офшоры, как сейчас происходит, но есть реальные сведения о реальных контрактах. Если договор на поставку нефтепродуктов, газа заключен с офшорной компанией, мы абсолютно не знаем и не владеем вопросом. Не знаем направление курса. Поэтому, я думаю, Путин должен заинтересоваться вопросом, куда его деньги идут. Почему не напрямую нам работать? Вот, мы можем передать справку. Расчеты идут через восемь там или девять офшорных компаний. Если бы мы заключали договора напрямую с обязательствами наших стран – наша структура и их структура, российская. Напрямую. Какие вопросы? За все это мы ни копейки не получаем. […] Практически все абсолютно поставляется через офшоры. Вот эту папку я вам подготовил. Вообще, конечно, надо бы договориться, чтобы все-таки нам дали информацию по всем этим вопросам. А сейчас пока Россия для нас – темный лес. Нам иногда проще информацию получить где-то в Латвии, чем в России. Я понимаю, почему. Потому что там они все завязаны.

Кучма: Завязаны, правильно ты говоришь.

Азаров: Все завязаны, повязаны. […] Теперь по "Украинскому алюминию". Вообще, вы в курсе, как это все приватизировалось?

Кучма: Ну, в целом за ним стоит "Российский алюминий".

Азаров: Сибалюминий.

Кучма: Сибалюминий.

Азаров: А в принципе, приватизировали его – хотите смейтесь, хотите нет – кипрская офшорная компания "White Orient World Invest Limited", Кипр, Лимассол.

Кучма: Это откуда деньги пойдут?

Азаров: Да. Откуда деньги пойдут.

Кучма: Это российские деньги. […] Cейчас они под крышей у Путина практически. […] Но это ж колоссальные деньги.

Азаров: Да, но Кипр, Лимассол.

Кучма: А с Кипра они ничего не платят.

Азаров: Ну теперь давайте задумаемся, куда ж они пойдут? Мы ж тоже смотрим на все эти дела странно. Мы ж строим бюджет. И наш, и российский. Если б это делалось не через Кипр, а делалось напрямую, как положено, то российский бюджет получил бы свои 20 процентов и мы получили.

Кучма: Да.

Азаров: А так мы через всех этих клиентов, так далее и так далее… Я просто вам для информации.

Кучма: Ну, так я ж это знаю. Самое главное, что за 100 миллионов долларов продали.


Разговор второй

15 июля 2000 г. Запись разговора президента Леонида Кучмы с главой налоговой администрации Украины Николаем Азаровым

Кучма: Ну, а куда все потоки пошли денежные? Разберетесь сами. Мы перед выборами в России, по просьбе Путина, заплатили, значит, не знаю там 50 или сколько миллионов, или 60 миллионов долларов. Ну, которые наличные. Один кредит дал экспортно-импортный банк и еще кто-то дал.

Азаров: "Украина", Банк "Украина".

Кучма: Да? Банк "Украина"?

Азаров: Да.

Кучма: С банком "Украина" рассчитался экспортно-импортный банк, он миллиона два выиграл заодно. […] Мне сказали, что он отдал миллионов 20 из 30-ти. Ну, так уточни. Первое, я сам могу уточнить, если тебе не дают. Ты должен знать, сколько засчитала Россия. Я убежден, и, когда меня просили, мне сказали, так сказать, что засчитали не 53,7 миллионов, а засчитали перемножить на пять.

Азаров: Наоборот.

Кучма: Наоборот! То есть списали долг намного больше.

Азаров: Намного больше.

Кучма: Так вот, он это "намного больше" показывал или нет? И эта разница…

Азаров: [перебивает]. Во взаимным расчетах.

Кучма: Во взаимных расчетах. И эта разница пошла куда? Рассчитывались через "Итеру", чтоб не через РАУ "Газпром", там же чересчур, так сказать, видно, что это меньше. Изымали сразу через оффшорные зоны. Так? Ну, чтоб ты знал.


Кооператив "Озеро"

Советский человек всегда хотел иметь хорошую квартиру и дачу. Хорошие квартиры были у немногих. А дач почти ни у кого не было. Будущий президент Путин тоже был советским человеком. Он тоже хотел хорошую квартиру и дачу. Как только позволили обстоятельства, а Путину обстоятельства позволили это сделать уже в 1992 г., через год после начала работы в городской мэрии, Путин купил и то и другое.

В Петербурге одним из самых фешенебельных районов считается Васильевский остров. Именно в этот район переехал Путин во время работы в правительстве Санкт-Петербурга. Квартира в доме № 17 по 2-й линии Васильевского острова досталась Путину весьма странным образом. Изначально этот дом был поставлен на капитальный ремонт (за счет города) для того, чтобы впоследствии передать эти квартиры согласно закону тем, кто должен получить их от города в порядке определенной специальной процедурой очереди. Однако квартиры в элитном доме достались совершенно посторонним людям, в том числе Путину. Сам Путин объясняет свой переезд в дом № 17 тем, что он с кем-то совершил обмен квартирами. Действительно, 23 февраля 1993 г. Путин получил "обменный ордер" № 205553/22. Однако в графе, где должны были быть указаны данные человека, с которым Путин поменялся, стоял прочерк.

Примерно в это же время, в конце 1992 г., Путин купил два соседствующих земельных участка – 3302 и 3494 кв. м. под дачу в поселке Соловьевка Приозерского района Ленинградской области. Печальный вывод, который приходится сделать, заключается в том, что государственный чиновник за государственную зарплату не мог позволить себе в 1992-93 гг. приобрести квартиру и купить дачу, разве что он имел какой-то "левый" доход. Путин этот доход, конечно же, имел.

К лету 1996 г. на участке была воздвигнута двухэтажная дача, похожая на дворец. Летний дом Путиных оценивался примерно в 500 тысяч долларов и был зарегистрирован на жену-домохозяйку Людмилу Путину. "Дом был кирпичный, но изнутри обшит деревом", с сауной на первом этаже, вспоминал Путин. 12 августе 1996 г. Путин с приятелями, в том числе мужем его секретарши Марины Ентальцевой, справлял в сауне "поминки по прежней должности", утраченной благодаря проигранным Собчаком выборам. Попарившись, они искупались в озере и вернулись в комнату отдыха при сауне, не заметив, что баня в их отсутствие загорелась. Люди все еле выбежали, но все наличные деньги Путиных сгорели вместе с дачей – поскольку Путины, как все истинно русские люди, хранили деньги (естественно, доллары) не в банке, а в портфеле"дипломате". "Пожарные, когда сделали экспертизу, – вспоминал Путин – пришли к выводу, что во всем виноваты строители: они неправильно сложили печку. А раз они виноваты, то обязаны возместить ущерб. Первый способ – заплатить деньги. Но непонятно было какие. […] В общем, непонятно, как индексировать. Поэтому второй способ мне понравился больше. Заставить их восстановить все в прежнем объеме. Что и было сделано. Они поставили точно такую же коробку, сами наняли польскую фирму, и она все доделала. Строители сделали все это за полтора года. Все стало, как до пожара и даже немножко лучше. Только сауну мы попросили вообще убрать". 57

Видному чиновнику администрации президента (каковым Путин стал вскоре после пожара) строительная фирма не смогла отказать в его пожелании "восстановить все в прежнем объеме".

Пока строители восстанавливали дачу, Путин, чтобы не терять времени, создал целый дачный кооператив. 10 ноября 1996 г. восемь владельцев дачных поместий на берегу Комсомольского озера (Ленинградская область, петербургский аналог Жуковки и Рублевки). Среди названных учредителей кооператива были Владимир Путин, занимавший в то время должность заместителя управляющего делами президента; владельцы корпорации "Стрим" и акционеры банка "Россия" Юрий Валентинович Ковальчук и офицер действующего резерва Владимир Иванович Якунин, бывший офицер КГБ под дипломатическим прикрытием, с 2005 г. – президент РАО "Российские железные дороги", созданного на основе Министерства путей сообщения; Андрей и Сергей Фурсенко (братья); Николай Шамалов – бизнесмен, доставлявший в стоматологические клиники Санкт-Петербурга оборудование фирмы "Сименс", владелец 12,65% акций (на 1 июля 2005 г.) банка "Россия" (его сын Юрий почему-то назначен главой крупнейшего российского пенсионного фонда Газфонд). Разумеется, Владимир Смирнов тоже был в числе учредителей. Он был председателем кооператива "Озеро". Восьмым учредителем был тогдашний председатель правления банка "Россия" Виктор Мячин.

Кооператив охранялся ЧОПом "Риф", принадлежащим Барсукову-Кумарину. Охранять было что: трехэтажные дачи, построенные прямо в лесу, радиомаяк, метеорологическую станцию, площадку для вертолетов, на которую прибывали в обстановке секретности на уикенд президент Путин, глава ФСБ Николай Патрушев, полномочный представитель президента по Северо-Западному округу Виктор Черкесов…

Наверное, именно здесь, на берегу озера Комсомольское, Путин, может быть, травмированный историей со сгоравшей на его глазах даче вместе с дипломатом с деньгами, так проникся строительством резиденций, что всерьез занялся улучшением своего быта, когда стал президентом России. От Ельцина Путин унаследовал двенадцать президентских резиденций и пансионатов: "Ново-Огарево" (Московская область), "Ватутинки" (Московская область), "Русь" (Завидово, Тверская область), "Горки-9" (Московская область), "Валдай" (Новгородская область), "Бочаров ручей" (Сочи, Краснодарский край), "АБЦ" (Москва), "Шуйская Чупа" (Карелия), "Волжский утес" (Самарская область), "Сосны" (Красноярский край), "Ангарские хутора" (Иркутская область), "Тантал" (Саратовская область).

В марте 2001 г. Управление делами президента обратилось в Министерства экономики и финансов за согласованием программы реконструкции президентского пансионата "Ватутинки". Программа предусматривала в том числе закупку нескольких джакузи, стоимостью 2,7 млн долларов.

В дополнение к ельцинским резиденциям в 2001 г. было принято решение перевести в разряд резиденций президента исторический Константиновский дворец в Стрельне под Петербургом, который с этой целью предстояло перестроить. Стоимость проекта оценивалась в сумму от 50 до 150 млн долларов.

В начале 2003 г. Путин распорядился о переводе здания НИИ растениеводства имени Николая Вавилова, расположенного на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге, в ведение управления делами президента с целью использования ее в качестве резиденции, поскольку Стрельня находится слишком далеко от центра города.

29 апреля 2003 г. на Московском судоремонтном заводе была спущена на воду новопостроенная моторная яхта "Паллада" стоимостью около 4 млн долларов, предназначенная для морских выездов президента. Ранее Путиным использовался находящийся на балансе Московского речного пароходства теплоход "Россия" (модернизированный в 1994 г. для Ельцина в Финляндии), а также теплоход "Кавказ", формально находящийся в ведении Федеральной погранслужбы.

Но все это было потом. А пока оставшийся без работы после поражения Собчака Путин решил перейти как офицер действующего резерва в фирму "Ленфинторг" на должность генерального директора – это место давно было забронировано для Путина как "запасной аэродром". Но тут неожиданно последовал вызов в Москву.


Примечания

1. Геворкян Наталья, Колесников Андрей, Тимакова Наталья. От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным. М., изд. "Вагриус", с.76.

2. Блоцкий Олег. Владимир Путин. Книга вторая. Дорога к власти. М., ОСМОС-ПРЕСС, 2002, с. 271.

3. Усольцев Владимир. Сослуживец. М., ЭКСМО, с. 241-242. В. Усольцев (псевдоним; настоящее имя – Владимир Гортанов) служил вместе с В. Путиным в Дрездене в 1985-88 гг. и вышел в отставку, как и Путин, в звании подполковника. За год до выхода этих мемуаров интервью с автором и отрывки из книги были опубликованы в "Известиях" за 4 и 5 марта 2003 под псевдонимом Владимир Артамонов.

4. Блоцкий Олег. Дорога к власти, с. 307-308. У Блоцкого этот сослуживец именуется Глебом Новоселовым – с уточнением, что "фамилия изменена". Предположительно, это Борис Мирошников – с 2001 г. начальник Главного управления специальных технических мероприятий МВД.

5. Там же, с. 271-273.

6. Там же, с. 283. Если следовать самому Путину, то его должность в университете называлась не "помощник ректора по международным вопросам", а "помощник ректора по международным связям" (От первого лица, с. 77).

7. Вишневский Б. Прикомандированный к власти. Владимир Путин между Лубянкой и Кремлем. // "Независимая газета", 31 июля 1998; Российская элита. Психологические портреты. М., "Ладомир", 2000, с. 178; Вишневский Б. Господин Никто // К демократии и обратно. Сборник статей. М., ООО "Интеграл-Информ", 2004.

8. Бричкина Лиза. Владимир Путин. Последний патрон. // "Профиль", № 32 (154), 30 августа 1999.

9. "Литературная газета", № 8 (5778), 23-29 февраля 2000.

10. Токарева Марина. Здесь каждый камень Путина знает. // "Общая газета", № 2 (336), 13-19 января 2000.

11. От первого лица, с.78-79.

12. Там же, с. 79.

13. Блоцкий Олег. Дорога к власти, с. 287.

14. Вишневский Б. Смертельная ошибка Ленсовета. // "Политический журнал", 23 мая 2005.

15. Архипов И. Хождение в разведку и в политику. // "КоммерсантЪ-Daily", 14 сентября 1996. Вишневский Борис. Прикомандированный к власти. Владимир Путин между Лубянкой и Кремлем. // "Независимая газета", 31 июля 1998; Вишневский Б. О биографии В. Путина. // "Известия", 12 августа 1999.

16. Боброва И., Маркина М., Бычков С., Ростовский М., Хинштейн А., Деева Е. Семь мгновений из жизни преемника. // "Московский комсомолец", 18 августа 1999.

17. Усольцев В. Сослуживец, с. 7-8.

18. Блоцкий О. Дорога к власти, с. 154.

19. От первого лица, с. 41.

20. Блоцкий О. Дорога к власти, с.309.

21. От первого лица, с. 104-105.

22. Блоцкий О. Дорога к власти, с. 331.

23. "Новые Известия", 26 декабря 2002.

24. От первого лица, с. 81-82.

25. "Известия",12 августа 1999.

26. От первого лица, с. 107.

27. Президент тебе товарищ. Журналисты "Эхо-ТВ" вновь попытались ответить на вопрос "Who is Mr. Putin?". Правда, их ответ россияне в эфире не увидят // "Московские новости" № 25, 9 июля 2004; http://www.mn.ru/issue.php?2004-25-51

28. Блоцкий О. Дорога к власти, с. 327.

29. От первого лица, с. 89-90.

30. Бонини Карло, д'Аванцо Джузеппе. Годы Путина между мафией и КГБ // La Repubblica, 13.07.2001.

31. Правда, оригиналы документов исчезли. Судя по всему, они пропали где-то в период 1997-99 гг., когда Путин занимал должности начальника контрольного управления президента и директора ФСБ, а питерское Законодательное собрание (которому в 1994 г. достались архивы Петросовета) возглавляли близкие Путину люди – Юрий Кравцов, Виктор Новоселов, Сергей Миронов. Но ксерокопии материалов комиссии Салье – Гладкова частично сохранились. В марте 2000 г. М. Салье опубликовала на сайте фонда "Гласность", принадлежащего Сергею Григорьянцу, статью "В. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!" См. также Иванидзе В. Неразборчивые связи северной столицы. // "Совершенно секретно", август 2000.; Лурье О. Колбаса для Питера // "Новая газета", № 10 (581), 13-19 марта 2000.

32. От первого лица, с. 91.

33. Салье М. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!

34. Там же; Лурье О. Колбаса для Питера.

35. Салье М. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!; Бонини Карло, д'Аванцо Джузеппе. Годы Путина между мафией и КГБ // La Repubblica, 13 июля 2001.

36. Питч Ирен. Пикантная дружба. М., изд. Захарова, с. 171.

37. Салье М. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!

38. Там же. Вот один из таких договоров:

"Договор № 11/92. О ведении бартерных операций для обеспечения Санкт-Петербурга продовольствием. 13 января 1992 г. Санкт-Петербург.

Комитет по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга в лице заместителя председателя Комитета Аникина А. Г., именуемый о дальнейшем Комитет, с одной стороны, и акционерное общество "Джикоп" в лице заместителя генерального директора Иванова С. В., именуемый в дальнейшем Поставщик, заключили настоящий договор о следующем:

Предмет договора. Комитет предоставляет Поставщику лицензии на экспорт редкоземельных материалов, 8 позиций, согласно представленному перечню и прилагаемым сертификатам. Общее количество имеющихся в наличии – 13.997 кг. Поставщик осуществляет бартерную сделку – обмен указанных материалов на продовольственные товары".

В Приложении № 1 к договору были перечислены эти "8 позиций": ниобий электрический, ниобий пятиокись, тантал пятиокись, тербий, церий двуокись, итрий, скандий, цирконий – с количеством килограммов и ценой в немецких марках за килограмм (ниобий пятиокись – 3000 кг по 711 марок, скандий – 7 кг по 72,6 марок и так далее. (Лурье О. Колбаса для Питера // "Новая газета", № 10 (581), 13-19 марта 2000).

У СП "Джикоп" было еще два совладельца – Джангир Рагимов и Сергей Викторович Иванов – очевидно, тот самый Иванов, который в качестве заместителя генерального директора фирмы "Джикоп" подписал договор с КВС "в лице заместителя председателя Комитета Аникина". Аникин, начиная с сентября 1992 г., работал гендиректором Внешнеторгового хозрасчетного объединения "Ленфинторг", которое впоследствии, в декабре 1994 г., выступило соучредителем АОЗТ "Контраст-Тур". Руководителем "Контраст-Тура" стал Дж. Рагимов. В другой фирме Дж. Рагимова – "Русской торговой палате" (РТП) – начинал в 1991-93 гг. в качестве исполнительного директора свою деятельность на поприще строительства капитализма в России Сергей Миронов, ставший несколько позже менеджером у отца и сына Молчановых, затем депутатом под патронажем Путина в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, а впоследствии спикером верхней палаты российского парламента. Родным братом Джангира был Ильгам Рагимов – однокурсник Путина, староста его студенческой группы и один из четырех ближайших друзей студенческого времени Путина. Трое других студенческих друзей Путина – погибший на тренировке по дзюдо Владимир Черемушкин, Николай Егоров и Виктор Хмарин.

39. Салье М. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!

40. Ежков Дмитрий. Проблема 2000-2008 // "Новая газета", 16 марта 2007.

41. Лурье О. Колбаса для Питера // "Новая газета", № 10 (581), 13-19 марта 2000.

42. Салье М. Путин – "президент" коррумпированной олигархии!

43. Карло Бонини, Джузеппе д'Аванцо // La Repubblica, 13 июля 2001.

44. Ежков Дмитрий. Проблема 2000-2008. // "Новая газета" ("цветной" выпуск "Свободное пространство", № 9 (19), 16 марта 2007).

45. От первого лица, с. 90.

46. La Repubblica, 13.07.2001; Какие документы есть за разоблачениями И. Рыбкина и М. Салье // "Новая газета", № 9, 9-11 февраля 2004.

47. От первого лица, с. 93-94.

48. "КоммерсантЪ-Daily", № 169, 4 сентября 1993.

49. Там же.

50. Многозначительная деталь. Д. Рождественский возглавлял "Российскую Гранд Приории Мальтийского ордена" с центром в Каннах – один из многочисленных самозванных, нелегитимных Мальтийских орденов. Но даже здесь, в Мальтийском ордере", в Каннах, заместителем Рождественского по "Российской Гранд Приории" был бывший начальник службы "Т" ("терроризм") ленинградского КГБ полковник Владимир Грунин.

51. Цыганов Андрей. У Путина таких фирм штук 800 или 1800. // "КоммерсантЪ" № 60 (2899), 5 апреля 2004.

52. Шлейнов Роман. Россией владеет один человек – ее управляющий // "Новая газета", № 9, 7 февраля 2005.

53. Седых Игорь. В Лихтенштейне обвиняют работодателя Владимира Путина и Германа Грефа // "КоммерсантЪ", 23 июля 2001.

54. Борисова Евгения. Мы – в "черном списке" из-за Путина // The Moscow Times, 29 августа 2001.

55. Шлейнов Роман. Россией владеет один человек – ее управляющий.

56. Ответ компании "СПАГ Санкт-Петербург Иммобилиен унд Бетайлигунгс Акциенгезелльшафт" на публикацию "Есть вопросы к свидетелю: президенту России" ("Новая газета", выпуск № 18 (1043), 14 марта 2005) // "Новая газета", № 79, 24 октября 2005.

57. "Общая газета", 2000, № 2; От первого лица, с.114-117.


Глава 4. Путин в Москве

Замеcтитель управляющего делами президента

После поражения Собчака на выборах в Санкт-Петербурге, когда из-за расследования деятельности КВС над Путиным стали сгущаться тучи, встал вопрос о срочном переводе его в Москву, желательно с повышением. Здесь неоценимую услугу Путину оказал Анатолий Чубайс, возглавивший весной 1996 г. Администрацию президента Ельцина. Чубайс добился перевода Путина в Москву на должность заместителя управляющего делами президента России. Для санкт-петербургских следователей и депутатов, расследовавших коррупцию в городе, Путин стал теперь недосягаем.

Новая должность сулила крупномасштабную работу. Будучи заместителем руководителя Управления делами президента с июня 1996 г. Путин надзирал за недвижимостью, находящейся на балансе Управления и оценивавшуюся примерно в 600 млрд долларов. После распада Советского Союза указом Ельцина зарубежная собственность России также перешла в распоряжение этого ведомства, а состояла она из 715 объектов недвижимости в 78 странах мира площадью свыше 550 тысяч квадратных метров.

Вслед за Путиным в Управлении делами оказался его старый знакомый по Дрездену офицер КГБ Сергей Чемезов. Вот что он сам рассказывал об этом переводе: "На должность руководителя Управления внешнеэкономических связей меня рекомендовал Владимир Владимирович. Я занимался тем, что пытался упорядочить использование российской загрансобственности, возвращал государству некогда ему принадлежавшее, но утраченное в результате бездарного хозяйствования. Порой вскрывались такие факты, что в пору было за голову хвататься".

Часть российской загрансобственности находилась на территории бывших советских республик и стран "социалистического содружества", в Восточной Европе. Так, при выводе трехмиллионной армии, входящей в состав группы советских войск в Восточной Германии, а также почти полуторамиллионной Западной группы войск, размещавшейся на территории Польши, Чехословакии и Венгрии (без учета членов семей военнослужащих), на территориях покидаемых стран оставалось значительное число объектов различного назначения: детские сады, школы, культурные центры, здания, в которых размещались Общества дружбы, а также представительства различных внешнеторговых ведомств, корреспондентские пункты и прочее. Определенная часть советской зарубежной собственности передавалась восточно-европейским странам. Для людей предприимчивых это открывало самые широкие возможности, так как объекты по договоренности могли передаваться за согласованные сторонами суммы или даже бесплатно. При такой системе на бумаге объекты передавались за одни суммы, а продавались за другие. Разумеется, разница оседала в карманах заинтересованных лиц, ответственных за проведение сделок, причем речь шла о многомиллионных суммах.

О коррупции в высших эшелонах российской власти интересны свидетельства бывшего советского гражданина, живущего в Швейцарии, консультанта крупного швейцарского банка Филиппа Туровера:

"Володя Путин – это особая и длинная история, – рассказывал Туровер. – Мне доводилось с ним сталкиваться… За восемь месяцев своей работы в Управлении делами президента в 1996-97 гг. Путин отвечал за советскую собственность за рубежом. Объясню. Кроме долгов от бывшего Советского Союза Россия получила многомиллиардную собственность за рубежом, в том числе и принадлежащую КПСС. В 1995-96 гг. на нее претендовали различные организации – МИД, Минморфлот и многие другие. Но в конце 1996 г. Ельцин издал указ о том, что вся собственность СССР и КПСС за рубежом переходит совсем не Министерству государственного имущества, а почему-то в Управление делами президента. И вот тут на нее и наложил лапу господин Путин. Естественно, по команде сверху.

Когда он приступил к так называемой классификации собственности бывшего СССР и КПСС в 1997 г., тут же были созданы всевозможные подставные фирмы АО и ООО. На эти структуры и оформлялась большая часть самой дорогой недвижимости и другие зарубежные активы. Таким образом, до государства зарубежная собственность дошла в весьма общипанном виде. И общипал ее нынешний премьер". (Путин тогда был премьер-министром. )

Руководил Управлением делами президента Павел Бородин. До 1993 г. он был председателем Якутского городского совета. На этом посту сумел понравиться Борису Ельцину, посетившему в декабре 1990 г. Якутию. Запомнился Ельцину теплый прием в выстуженной зимней Якутии – яранги для высокого гостя, установленные на поле аэропорта, роскошный меховой национальный костюм, врученный ему прямо у трапа самолета, обильные угощения.

1 апреля 1993 г. Бородин вступил в должность исполняющего обязанности начальника Главного социально-производственного управления администрации президента России. В ноябре 1993-го он возглавил вновь созданное подразделение – Управление делами президента России. В 1996 г. у него появился новый заместитель – Владимир Путин, приведший с собой проверенного в делах офицера действующего резерва ФСБ Сергея Чемезова. 23 августа 1996 г. Управление делами президента подписало контракт со швейцарской фирмой "Мерката" о реконструкции Большого Кремлевского дворца. Выгодный контракт швейцарская фирма получила без конкурса. Вскоре эта же фирма выиграла тендер на реконструкцию здания Счетной палаты. Общая стоимость контрактов составила примерно 492 млн долларов. Как впоследствии было установлено швейцарскими следователями, за содействие в получении контрактов "Мерката" выплатила 62 млн долларов комиссионных, из которых 41%, равный 25.607.978 долларам, был переведен на счета в швейцарских банках, принадлежащие Бородину и его родственникам.

Однако отношения Бородина и Путина не сложились. Не исключено, что представитель старой школы чиновников Бородин видел в молодом, энергичном и агрессивном Путине угрозу своему месту (и справедливо). С другой стороны, очевидно, что Путин – офицер действующего резерва ФСБ в управлении Бородина – с точки зрения Бородина и на самом деле был засланным к нему шпионом, получившим доступ ко всем тайнам ведомства Управления президента, сравнимым по масштабам, пожалуй, только с Газпромом.

В Управлении делами президента Путин прежде всего занялся решением квартирных вопросов в Москве для себя и своих соратников, перевозимых им из Санкт-Петербурга (квартира в Москве это очень важный момент в карьерном росте и финансовом благополучии чиновника). В Управлении делами Путин курировал внешнеэкономические связи и всю договорно-правовую деятельность Управления. В его ведении было создание компаний, призванных управлять собственностью Кремля за рубежом.

В Управлении догадывались и о лояльности Путина другим людям и структурам, и о намерениях Путина сменить Бородина. Ошибки Собчака Бородин повторять не собирался. Путина не пустили даже в основной офис Управления в Никитском переулке. Кабинет засланного Путина находился на Варварке. Правда, на три дня Путин все-таки оказался в кресле Бородина. Ельцин, по совету дочери, взял и Бородина уволил. Но через три дня Ельцина уговорили Бородина восстановить. Увольнения этого никто, кроме Бородина, не заметил. Но Бородин о нем помнил и вскоре после восстановления в должности попросил Путина от него забрать. Мстительный Путин Бородину тоже отплатил: как только Путин стал исполняющим обязанности президента, он снял Бородина с должности и назначил его секретарем Российско-Белорусского союза – главой бессмысленной структуры.


Руководитель главного контрольного управления

Как принято в российской бюрократической машине, Путина перевели с повышением. В марте 1997 г. Чубайс стал первым заместителем премьер-министра (место руководителя Администрации президента занял будущий зять Ельцина Валентин Юмашев). Поддерживавшие Путина Чубайс и Юмашев быстро сумели провести через президента новое назначение Путина. 25 марта 1997 г. Путин стал заместителем руководителя администрации президента и начальником Главного контрольного управления (ГКУ). На этом посту он сменил другого представителя "петербургской команды Чубайса", бывшего заместителя Собчака и старого знакомого Путина Алексея Кудрина, назначенного заместителем министра финансов. Собственно, именно Кудрин рекомендовал назначить вместо себя Путина, и так как Путина поддержали еще и Чубайс с Юмашевым, назначение на высокую должность прошло. В числе причин, по которым Юмашев одобрил кандидатуру Путина, называют преданность, продемонстрированную Путиным по отношению к бывшему начальнику – Собчаку, и отсутствие у Путина излишней политизированности.

Из тесного офиса на Варварке Путин перебрался на Старую Площадь, в роскошный кабинет, который некогда принадлежал председателю Комитета партийного контроля при ЦК КПСС члену советского политбюро Арвиду Пельше. Рассказывая о планах на новой должности, Путин сообщил о планируемых им проверках различных государственных структур, естественных монополий, вооруженных сил и военно-промышленного комплекса. Он рассчитывал выявить в этих структурах злоупотребления и, таким образом, улучшить ситуацию с государственным бюджетом. Путин подчеркнул, что деятельность ГКУ носит консультативный характер и сведения о выявленных правонарушениях будут передаваться в Генеральную прокуратуру, а сами проверки должны будут осуществляться в сотрудничестве с Генпрокуратурой и другими правоохранительными органами. Основным направлением работы ГКУ под руководством Путина была борьба с нецелевым использованием бюджетных средств в регионах страны и в федеральном центре. Первым документом, подписанным Путиным на посту руководителя ГКУ, было распоряжение о начале проверки именно в этой области.

На новой должности Путин активно собирает информацию о 89 субъектах Российской федерации, прежде всего о губернаторах. При Путине из недр ГКУ в Кремль стали поступать толковые сводки о положении дел в регионах. Участились и более жестко стали проводиться центром организованные ГКУ региональные проверки. Некоторые губернаторы справедливо предполагали, что Путин таким образом собирает на них компромат, что было не сложно. В региональных прокуратурах за ельцинские годы скопилось много незавершенных дел о коррупции местного руководства. Нецелевое использование бюджетных средств происходило повсеместно. Может быть, именно эти компрометирующие губернаторов материалы стали золотым ключиком к их сердцам: за год работы в ГКУ Путин ни с кем из губернаторов не разругался, со всеми нашел общий язык, даже со строптивым губернатором Красноярского края Александром Лебедем.

В мае 1998 г. в администрации Ельцина прошли крупные кадровые перестановки. 25 мая Путин был назначен заместителем руководителя администрации, ответственным за региональную политику. В отличие от своей предшественницы – старой соратницы Ельцина Виктории Митиной, – Путин получил должность первого заместителя главы администрации. Однако он не долго совмещал обе должности. 1 июня на посту руководителя ГКУ его сменил генерал-лейтенант госбезопасности Николай Патрушев, также выходец из Санкт-Петербурга, которого в Москву перетащил Путин. Он же рекомендовал назначить Патрушева своим преемником.

Отставку Митиной и назначение на ее место Путина связывали с желанием администрации установить жесткий контроль над региональным руководством (в частности, в свете подготовки к выборам 2000 г.), – Митина, по мнению наблюдателей, с этой задачей не справлялась. Ожидалось, что работа Путина, который, будучи директором ГКУ, установил контакты с руководителями регионов и освоил рычаги влияния на них, будет более эффективной.

4 июня, в ходе своей первой пресс-конференции в новой должности, Путин сообщил, что руководство страны будет уделять больше внимания региональной политике, контроль за выполнением президентских поручений, распоряжений и указов на местах усилится, однако не следует ожидать "закручивания гаек". Путин также рассказал о результатах своей деятельности на посту главы ГКУ – выявленных злоупотреблениях (в частности, в виде нецелевого использования бюджетных средств) и возбужденных уголовных делах. Так, Путин указал на нарушения, обнаруженные в финансовой деятельности компании "Росвооружение", и продолжающуюся проверку этой организации.

Проверка была вызвана прежде всего тем, что во главе этой организации стоял человек, поставленный Коржаковым, – Евгений Ананьев. Путин же задумал поставить руководителем этого третьего после нефти и газа лакомого куска российской экономики своего знакомого, офицера действующего резерва ФСБ. Эту шахматную партию Путин выиграл с блеском. Он добился увольнения Ананьева, реструктуризировал Росвооружение и поставил во главе новой организации своего сослуживца по разведке Андрея Бельянинова (первым заместителем Бельянинова стал Чемезов).

15 июля 1998 г. Путин был назначен вместо Сергея Шахрая главой Комиссии при президенте России по подготовке договоров о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. С тех пор ни один такой договор подписан не был.


Директор ФСБ

25 июля 1998 г. указом президента Путин был назначен директором Федеральной службы безопасности России (ФСБ). Деятельность Путина в качестве директора ФСБ, подчинявшегося непосредственно президенту, отчасти координировалась премьер-министром. Премьер-министром в тот момент был Сергей Кириенко. Он представил нового руководителя аппарату ФСБ, охарактеризовав Путина как человека, имеющего опыт работы в спецслужбах и борьбы с экономической преступностью.

Путин в своем выступлении заметил, что возвращается в ФСБ как "в свой родной дом" и настроен на большую конструктивную работу. Тем не менее в книге "От первого лица" он вспоминал, что воспринял новое назначение без энтузиазма. Другой вопрос – насколько он тут откровенен.

Без энтузиазма отнеслись к назначению Путина и многие кадровые сотрудники ФСБ. Вскоре после назначения Путина правительство Кириенко, самое молодое за всю российскую историю, считавшееся прозападным и реформистски настроенным, было отправлено в отставку. Сменивший Кириенко Примаков, бывший первый заместитель председателя КГБ и директор Службы внешней разведки, был очевидным противником и Ельцина, и всего его окружения. Для генералитета ФСБ приход Примакова на пост премьер-министра означал если не свершившийся переворот, то по крайней мере его начало. Доставшийся в наследство от ушедшей эпохи Кириенко Путин всерьез не воспринимался. К тому же Путин был всего лишь подполковник. В военной организации, где к чинам относились серьезно, без улыбки или злобы нельзя было упоминать воинский ранг Путина.

Направление прошлой деятельности Путина в КГБ также было причиной для насмешек. Путин работал в ГДР, куда посылали троечников от разведки. Первый эшелон сотрудников направлялся, конечно же, в капиталистические страны, прежде всего в США и Западную Европу. Если бы к Путину как к специалисту в КГБ относились серьезно, он работал бы в Западной Германии, а не в Восточной.

Но именно потому, что центральным генералитетом ФСБ Путин не воспринимался как свой, он и был поставлен хитрыми царедворцами – Чубайсом и Юмашевым – во главе ФСБ. Дело в том, что предшественник Путина генерал ФСБ Николай Ковалев (союзник Лужкова и Примакова) был в ФСБ слишком своим и имел определенную политическую цель: захватить власть в России, как когда-то пытался сделать Коржаков. Только не для себя, а для идеологических противников Ельцина. Поскольку в России получение власти во многом связано с наличием денег, Ковалев попытался взять под свой контроль основные экономические структуры страны с помощью двух самых крупных в ФСБ экономических отделов: Управления экономической контрразведки (УЭК) и Управления контрразведывательного обеспечения стратегических объектов (УКРОСО). Это и стало основной причиной увольнения Ковалева и начала реформирования ФСБ, которое было поручено Путину. В окружении Ельцина посчитали, что Путин, дослужившийся всего лишь до подполковника в провинциальном восточногерманском городе Дрезден, должен быть обижен на систему и лоялен останется Кремлю, а не Лубянке.

Одним из направлений работы Путина стало противодействие сложившейся тенденции, в рамках которой мэр Москвы Юрий Лужков и губернатор Санкт-Петербурга Яковлев оказывали все большее влияние на региональных руководителей ФСБ. Иными словами, Московское и Санкт-Петербургское управления ФСБ по существу подчинялись не директору ФСБ, а городским начальникам. Диктовалось это экономическими соображениями. На официальную государственную зарплату никто из офицеров ФСБ давно не жил. В дополнение к зарплате всем выдавались пакеты с наличными деньгами. Эти деньги нужно было где-то брать, и региональные управления ФСБ повсеместно вступали в непосредственные коммерческие отношения с городскими руководителями, предоставляя им за получаемые деньги определенные услуги: персональную охрану, крышевание бизнесов и прочее. Чем крупнее был город, тем влиятельнее начальники. До прихода Путина на должность директора ФСБ руководитель Управления ФСБ по Москве и Московской области по политическому влиянию в правительстве мог тягаться с директором ФСБ, а по экономическим возможностям оставлял директора ФСБ сильно позади.

Следует отдать должное Путину. С задачей реформирования ФСБ он справился блестяще. Прежде всего он показал старшему офицерскому составу ФСБ, кто в доме хозяин, причем сделал это достаточно иезуитским способом. Он вывел за штат, т. е. уволил, примерно две тысячи офицеров ФСБ, включая всех сотрудников двух экономических отделов и руководителей-генералов из Коллегии ФСБ. На освободившиеся вакансии в Коллегии он назначил выходцев из Санкт-Петербурга, бывших сослуживцев по КГБ, генералов Виктора Черкесова, Сергея Иванова и Александра Григорьева. В октябре 1998 г. своим заместителем в ФСБ он сделал старого знакомого – ленинградца Патрушева. В Москву были также переведены коллеги Путина по ленинградскому КГБ Владимир Проничев (ставший начальником Департамента по борьбе с терроризмом) и Виктор Иванов (Начальник департамента Собственной безопасности ФСБ – внутренняя контрразведка). Личным помощником и доверенным лицом Путина в ФСБ стал капитан Игорь Сечин, меньше чем за полгода дослужившийся до полковника (в ранг полковника был произведен и директор ФСБ Путин).

Вместо упраздненных управлений экономической контрразведки и контрразведывательного обеспечения стратегических объектов были созданы шесть новых управлений во главе с новыми руководителями. В эти новые управления Путин набрал старых выведенных за штат сотрудников, завершив этим реорганизацию, на которую ушел примерно месяц. Без работы никто из выведенных за штат не остался. Общее число сотрудников ФСБ Путин не сократил.

Путин сделал работу в ФСБ более привлекательной в финансовом отношении. Он добился регулярного финансирования ФСБ и – непосредственно у Ельцина, минуя бюрократическую лестницу, – повышения зарплаты сотрудникам ФСБ, которых теперь уравняли с работниками Службы внешней разведки (СВР) и Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ).

29 марта 1999 г. Путин был назначен секретарем Совета Безопасности РФ с сохранением должности директора ФСБ. Так что с точки зрения карьерного роста работу Путина в ФСБ следовало признать успешной. Что же касается борьбы с преступностью, то здесь возникли проблемы. В период директорства Путина в ФСБ в России были совершены следующие крупные преступления (почти все оставшиеся нераскрытыми):

Убийство на даче под Смоленском президента Ассоциации российских производителей бриллиантов Александра Шкадова (1 августа 1998 г.).

Покушение на мэра Махачкалы Саида Амирова (8 августа 1998 г.).

Взрыв у здания приемной ФСБ на Лубянке (13 августа 1998 г.). По обвинению в организации этого взрыва в 1999 г. был арестован Александр Бирюков из левацкой группы "Новая революционная альтернатива", признанный впоследствии параноидальным шизофреником.

Убийство главного редактора журнала "Юридический Петербург сегодня" Анатолия Левина-Уткина (20 августа 1998 г.).

Убийство во дворе Центральной мечети Махачкалы муфтия Дагестана Саид-Мухаммада Абубакарова и его брата (21 августа 1998 г.).

Убийство в Подмосковье президента Российского общественного фонда инвалидов военной службы Алексея Вуколова (3 сентября 1998 г.).

Очередное покушение в Махачкале на Саида Амирова (4 сентября 1998 г.).

Убийство в Санкт-Петербурге заместителя председателя городского Комитета по потребительскому рынку Евгения Агарева (28 сентября 1998 г.).

Похищение в Грозном (29 сентября 1998 г.) и убийство (3 октября 1998 г.) заместителя представителя правительства РФ в Чечне Акмаля Саидова.

Убийство радиоуправляемой миной президента АО "Петербургская топливная компания", бывшего кандидата на пост губернатора Санкт-Петербурга Дмитрия Филиппова, доверенного лица Геннадия Селезнева (умер 13 октября 1998 г. от ран, полученных 10 октября).

Ранение в Санкт-Петербурге в результате покушения советника и спонсора Селезнева Михаила Ошерова (16 октября 1998 г.).

Убийство в Москве гендиректора ЗАО "Томс-Нефть-Восток" Александра Берлянда (20 октября 1998 г.).

Убийство в Московской области следователя спецпрокуратуры Юрия Кереся (20 октября 1998 г.).

Покушение в Грозном на муфтия Чечни Ахмад-Хаджи Кадырова (26 октября 1998 г.

Убийство заместителя гендиректора АО "Челябэнерго" Николая Щапина (1 ноября 1998 г.).

Убийство начальника транспортной милиции Новороссийска Евгения Федорякина (5 ноября 1998 г.).

Убийство в Москве советника губернатора Кемеровской области Александра Гонтова (18 ноября 1998 г.

Убийство в Санкт-Петербурге Галины Старовойтовой (28 ноября 1998 г.)

Покушение на убийство первого зампрефекта Центрального округа Москвы Петра Бирюкова (28 ноября 1998 г.).

Убийство в Чечне трех англичан и одного новозеландца (иностранные специалисты были похищены 3 октября 1998 г., а их обезглавленные тела обнаружены 10 декабря).

Покушение на адвоката Петра Кучерену (16 декабря 1998 г.).

Взрыв автомобиля у посольства США в Москве (17 января 1999 г.).

Поджог здания УВД в Самаре 10 февраля 1999 г. Во время пожара погибло 57 сотрудников УВД.

Убийство в Москве редактора журнала "Российский адвокат" А. Полякова (4 марта 1999 г.).

Похищение в Грозном полномочного представителя МВД России генерала Геннадия Шпигуна (5 марта 1999 г.).

Погром в синагоге в Новосибирске (в ночь с 8 на 9 марта 1999 г.).

Взрыв на рынке во Владикавказе, более 60-ти человек убито, более 100 ранено (19 марта 1999 г.).

Покушение на первого заместителя главы администрации Омской области Андрея Голушко. Голушко тяжело ранен (22 марта 1999 г.).

Попытка обстрела из гранатомета посольства США в Москве (28 марта 1999 г.). Один из террористов впоследствии дал интервью, в котором рассказал об участии в теракте и был арестован и осужден.

Убийство в Махачкале заместителя генерального прокурора Дагестана Курбана Булатова (31 марта 1999 г.)

Повторный взрыв под стеной здания приемной ФСБ на Лубянке (4 апреля 1999 г.). По обвинению в организации этого взрыва были впоследствии осуждены три девушки из подпольной группы "Новая революционная альтернатива".

Убийство в Санкт-Петербурге главного координатора ЛДПР по Петербургу и Ленинградской области Геннадия Туманова (9 апреля 1999 г.).

Покушение на председателя Республиканского суда Карачаево-Черкессии Ислама Бурлакова (13 апреля 1999 г.).

Попытка взорвать офис Иосифа Кобзона в гостинице "Интурист", ранено 16 человек (26 апреля 1999 г.).

Минирование еврейского театра "Шолом" в Москве (10 мая 1999 г.).

Покушение на заместителя начальника Северо-западного РУБОПа Санкт-Петербурга полковника Николая Аулова и его жену. Оба тяжело ранены выстрелом из снайперской винтовки (26 мая 1999 г.).

Второе покушение на муфтия Чечни Ахмад-Хаджи Кадырова (конец мая 1999 г.).

Убийство атамана реестрового Всевеликого войска Донского Геннадия Недвигина (6 июня 1999 г.).

Убийство мэра г. Дедовска Московской области Валентина Кудинова (22 июня 1999 г.).

Убийство мэра г. Кызыла, лидера тувинского отделения партии ДВР Генриха Эппа (21 июля 1999 г.).

Обстрел из гранатомета дома приемов ЗАО "Логоваз" в Москве (8 августа 1999 г.).

Лишь одну операцию Путин провел успешно: по снятию со своего поста генерального прокурора России Юрия Скуратова. Почему коррумпированный генеральный прокурор России решил бороться с коррупцией в Управлении делами президента и самим Ельциным, сказать трудно. То ли из-за лояльности Коржакову, то ли из-за политических симпатий коммунистам, то ли под давлением Евгения Примакова, являвшегося тогда премьер-министром, крайне негативно относившимся и к Ельцину, и к его окружению, часто называемому "семьей", в том числе и к управделами президента Павлу Бородину. Уж в чем точно нельзя было заподозрить ни Скуратова, ни всех следующих генпрокуроров России, это в искреннем желании бороться с коррупцией в верхних эшелонах власти, что в общем-то генпрокуроры обязаны были делать по должности.

8 октября 1998 г. Скуратов возбудил уголовное дело по фактам коррупции в Управлении делами президента. Совместно со швейцарскими коллегами российские следователи выявили ряд злоупотреблений при подписании и осуществлении контрактов по реставрации Кремля и обновлении салона самолета президента, в том числе счета с многомиллионными вкладами на имя Павла Бородина, его дочери и зятя. Расследования Скуратова буквально пошатнули трон Ельцина. Все чаще и чаще в Думе звучало слово "импичмент".

Однако спустя шесть месяцев после начала расследования было возбуждено уголовное дело в отношении самого Скуратова, который обвинялся в поступках, несовместимых с его должностью и званием. Дело в том, что в распоряжении ФСБ в марте 1999 г. оказались видеозаписи, на которых "человек, похожий" на Скуратова в абсолютно голом виде занимался любовью с двумя столь же голыми "девушками по вызову". В ночь с 1 на 2 апреля 1999 г. заместитель прокурора города Москвы возбудил в отношении Скуратова уголовное дело. Поспешность в возбуждении уголовного дела объяснялась просто – швейцарские следователи быстро продвигались в расследовании незаконной деятельности швейцарских фирм, осуществлявших работы по выполнению контрактов с Кремлем, и необходимо было как можно быстрее прекратить это расследование. Сделать это можно было лишь сменив генерального прокурора, отставку которого по закону должна была утвердить верхняя палата российского парламента – Совет Федерации. Процедура была сложная и долгая.

В отличие от российских коллег швейцарские следователи довели расследование до конца. Итогом его явился получивший широкий международный резонанс арест в США Павла Бородина, прибывшего туда на процедуру инаугурации президента Джоржа Буша, с последующей его экстрадицией в Швейцарию. В ходе следствия и судебного разбирательства была вскрыта коррупционная схема, используемая Бородиным и его швейцарскими подельниками. Бородин по решению швейцарского суда был оштрафован на примерно 375 тысяч долларов, но вины своей не признал и от уплаты наложенного на него штрафа отказался. Отказалась вносить штраф за Бородина и Россия. Деньги, являвшиеся залогом для освобождения Бородина из швейцарской тюрьмы, были внесены одним из его швейцарских партнеров. В конце концов дело закончилось фарсом.

Практически совпали по времени атаки на генерального прокурора Скуратова и свидетеля швейцарской прокуратуры Филиппа Туровера, информация которого использовалась швейцарскими и российскими следователями. После отставки Скуратова в отношении швейцарского подданного Туровера прокуратурой Москвы было возбуждено уголовное дело. Вот что пишет в своих воспоминаниях "Вариант дракона" Скуратов: "Туровер нам помог более чем ФСБ, МВД и СВР вместе взятые. Все показания его, увы, подтвердились. Не зафиксировано ни одного случая лжесвидетельства с его стороны. Наши спецслужбы, защищая "кремлевских", начали разрабатывать Туровера и дискредитировать его". Он обвинялся в обмане, подстрекательстве, даче взятки и краже. В связи с возбуждением уголовного дела Туровер был объявлен во всероссийский розыск, а затем и в розыск по линии Интерпола. Правда, обвинения российской стороны против Туровера не подтвердились и со временем дело было закрыто.

В операции по дискредитации и снятию Скуратова самая главная роль была отведена Путину. Именно его агенты сняли и оплатили квартиру, в которую приехал Скуратов для встречи с девушками. Именно его агенты произвели запись развлечений генерального прокурора. Именно в распоряжении Путина оказалась пленка, на которой "человек, похожий на генерального прокурора", как писала, в соответствии с законом российская пресса, не имевшая права утверждать, что на пленках запечатлен именно Скуратов, находился в компании двух проституток. И именно Путин публично озвучил требование президента Ельцина к Скуратову добровольно уйти в отставку во избежание скандала.

После отказа Скуратова запись сексуальных развлечений "человека, похожего на генпрокурора", была продемонстрирована по государственному телеканалу РТР. Видеозапись руководителю РТР Михаилу Швыдкову предоставил лично "человек, похожий на директора ФСБ" Путина. Несколько позже пленка была также продемонстрирована по каналу ОРТ в программе Сергея Доренко.

7 апреля 1999 г. директор ФСБ Путин сообщил в своем выступлении на телевидении, что предварительная оценка экспертов ФСБ и МВД признала видеозапись сексуальных развлечений генпрокурора подлинной и вновь высказался за добровольную отставку Скуратова. Он также заявил, что "мероприятие", зафиксированное на видеопленке, оплачивалось "лицами, проходящими по уголовным делам", расследуемым генпрокуратурой, и потребовал "объединить" материалы двух уголовных дел: дела по ст. 285 УК РФ ("злоупотребление служебным положением") против Скуратова и дела по ст. 137 ("вмешательство в частную жизнь") – против лиц, незаконно следивших за генпрокурором. В конечном итоге лица, сделавшие скандальную видеозапись, остались официально неизвестными, а идентичность Скуратова и "человека, похожего на генерального прокурора", не была установлена юридически. Тем не менее Скуратов был вынужден уйти в отставку. Его сменил Владимир Устинов.

В ноябре 1998 г. большой резонанс получил скандал, связанный с именами Бориса Березовского и Александра Литвиненко. 17 ноября группа офицеров ФСБ, возглавляемая подполковников ФСБ Литвиненко, хотя в этой группе формально он не был самым старшим – старшим был полковник Александр Гусак – выступила на пресс-конференции в крупнейшем новостном агентстве России "Интерфакс", транслируемой всеми каналами российского телевидения на всю страну, с заявлением, что руководство ФСБ отдало им приказ убить Исполнительного секретаря СНГ Бориса Березовского. За несколько дней до этого, 13 ноября в газете "КоммерсантЪ" было опубликовано открытое письмо Березовского Путину, в котором Березовский сообщил о существовании внутри спецслужбы заговора партийной (коммунистической) номенклатуры, покрывающей преступников из ФСБ. Хотя эпизод с подстрекательством относился ко времени руководства предшественника Путина, Ковалева, новый директор ФСБ отреагировал на заявление Березовского крайне жестко. Он заявил, что его служба не участвует в политических играх и, напротив, защищает в рамках закона конституционный строй и безопасность личности, общества и государства. Путин осудил вмешательство любых политических сил (намекая на Березовского) в работу ФСБ, которая, по его словам, должна направляться только президентом. Любые попытки подобного вмешательства директор ФСБ расценил как дестабилизирующие обстановку в стране.

Скандал поставил под угрозу репутацию Путина и его ведомства. Свою обеспокоенность сложившейся ситуацией на встрече с Путиным высказал президент, рекомендовавший Путину разобраться с сутью выдвинутых группой Литвиненко против руководства ФСБ обвинениями. Путин на это декларировал, что "в случае подтверждения сведений о преступной деятельности наших сотрудников, независимо от званий и должностей, мы безжалостно избавляемся от них и передаем материалы в прокуратуру".

Однако общественное мнение страны и пресса, склонные приписывать российскому олигарху Березовскому контроль над высшими чиновниками государства, стали подозревать, что все происходящее является сговором между Путиным и Березовским с целью отдать контроль над ФСБ Березовскому и его людям, одним из которых считался Литвиненко. Такие настроения общественности для Путина представляли угрозу. Было известно об открытом конфликте Березовского с премьер-министром Примаковым, в кабинет министров которого входил Путин; генпрокуратура пыталась возбудить против Березовского уголовные дела по обвинению в экономических преступлениях; и ассоциирование Путина с Березовским, конечно же, шло Путину во вред. Тем более, что Березовский стал терять влияние внутри ельцинского окружения, и информация об этом не дойти до Путина не могла, так как и он входил в это окружение и был близко знаком со всеми остальными туда входящими.

Путин понял, что лучший способ защиты от подозрений в близости к Березовскому это публичная атака на самого Березовского. Он занял по крайней мере нейтральную позицию по отношению к действиям премьер-министра Примакова и генпрокуратуры против Березовского и его структур; он настоял на увольнении из ФСБ Литвиненко и всех тех офицеров, которые выступили 17 ноября 1998 г. на пресс-конференции в "Интерфаксе", и даже старшего офицера группы Литвиненко полковника Гусака, который в пресс-конференции участия не принимал, но дал показания, подтверждающие обвинения Литвиненко. Он настоял затем на аресте Литвиненко и Гусака и допустил фактическую высылку Березовского из страны. И все это прежде всего для того, чтобы отмежеваться от Березовского, близостью с которым, навязываемой Березовским, Путин тяготился.

По мнению многих журналистов и чиновников, Березовский, со своей стороны, тоже вел войну против Примакова. Первой жертвой этой войны мог стать Путин, а последней – сам Примаков. Бывший руководитель ФСБ Ковалев утверждал, например, что Березовский с помощью скандала, вызванного пресс-конференцией Литвиненко, пытался подорвать влияние ФСБ и связано это было с тем, что уже с октября 1996 г., когда Березовский стал заместителем секретаря Совета безопасности (СБ) России, он пытался создать подконтрольную СБ спецслужбу, во главе которой хотел поставить Литвиненко. В этих планах, если они и были, было больше утопического, чем реального. Тем не менее в проектах энергичного Березовского Путин мог усмотреть для себе угрозу. Рисковать своей карьерой он не собирался. Арест Литвиненко и Гусака и выдавливание Березовского за границу были намеренными превентивными ударами.


В Совете Безопасности России

Еще в октябре 1998 г. Путин был введен в состав Совета безопасности РФ в качестве постоянного члена, а с марта по август 1999 г. занимал пост секретаря этой структуры. В числе претендентов на этот пост, который ранее занимал Николай Бордюжа (ранее уволенный с поста главы президентской администрации), фигурировали Сергей Кириенко и Виктор Черномырдин. После того как ни с одним из них не удалось достичь приемлемой для Кремля договоренности, круг кандидатур ограничился руководителями силовых ведомств. Выбор из их числа делался по принципу наименьшей лояльности премьер-министру Примакову. Так, из-за близких с Примаковым отношений отвергли кандидатура директора СВР Вячеслава Трубникова. Путин же, с Примаковым не ссорившийся и поддерживавший с ним ровные формальные отношения, в то же время ориентировался на подчинение не Примакову, пытавшему контролировать работу "силовиков", а Кремлю – Ельцину и ближайшему его окружению.

Не исключено также, что выдвижением Путина в СБ Ельцин пытался уравновесить назначение на пост главы президентской администрации Александра Волошина, которого считали человеком Березовского. Волошин начинал свое восхождение в политике из структур Березовского и считался его подопечным. Назначение Волошина на должность руководителя администрации президента не могло не рассматриваться в стране абсолютно всеми иначе, как усиление влияния Березовского на Кремль.

Совмещавший должности директора ФСБ и секретаря Совета безопасности Путин получил в свои руки серьезные рычаги давления и власть, соизмеримую, пожалуй, лишь с властью премьер-министра Примакова. К этому времени относится начало открытого противостояния Примакова Кремлю. Используя поддержку парламентского большинства и скандальные разоблачения генпрокурора Скуратова, Примаков по существу перетягивает на себя одеяло власти. В стране происходит что-то похожее на ползучий переворот. В Государственной думе коммунисты пытались повернуть против Ельцина волну антиамериканских настроений из-за югославского кризиса и вынашивали планы импичмента президента. В правительстве Примакова левые получили ключевые посты. Власть постепенно оказалась в руках старых прокоммунистических сил. Оплотом президента Ельцина оставался лишь Кремль, который практически бездействовал, так как был бессилен. Примаков же, стоявший во главе этого переворота, умело создавал впечатление, что является дамбой, сдерживающей коммунистический напор, последней преградой на пути к свержению Ельцина.

В этот критический для страны и своей власти момент Ельцин совершает поступок, на который, казалось, он никогда не сможет решиться. 19 мая он подписывает указ о снятии Примакова, находившегося в зените своей власти и популярности, с поста премьер-министра России. Как карточный домик рушится виртуальное коммунистическое могущество. Затихает оппозиция в Думе. Прекращаются разговоры об импичменте. Уходит в отставку Скуратов. Однако, избавившись от премьер-министра – бывшего директора СВР, Ельцин делает новым премьер-министром бывшего директора ФСК (бывший КГБ – будущая ФСБ) – Сергея Степашина. Из этой сети Ельцин выбраться уже не мог. Выбирать премьер-министров России он мог теперь только из числа офицеров ФСБ. Это была плата за собственное нахождение у власти и за передачу власти преемнику, который гарантирует иммунитет Ельцину и его семье от судебных преследований Думы и генпрокуратуры.

Во время пребывания Путина на посту секретаря Совета безопасности на заседаниях под его руководством обсуждался ряд тем. Во-первых, ситуация в Северокавказском регионе, в частности в Чечне; в мае 1999 г., уже после утверждения Степашина на посту премьер-министра, Путин стал инициатором президентского указа, который увеличил роль подразделений ФСБ на Северном Кавказе. Во-вторых, речь шла о развитии ракетно-ядерного потенциала России перед лицом установившейся в мире, как считали в Кремле, гегемонии США, которая была продемонстрирована в ходе югославского кризиса.

Ситуация на Балканах стала темой заседания Совбеза 12 мая 1999 г. Комментарий Путина был резким: "Россия не удовлетворится ролью технического курьера в югославском кризисе, который будет лишь перевозить предложения из одной страны в другую… Происходит односторонняя попытка слома того миропорядка, который был создан после Второй мировой войны под эгидой ООН. Мы должны отреагировать на этот вызов и в концепции национальной безопасности".

Ситуацию на Балканах и вопросы российско-американских отношений в области безопасности Путин неоднократно обсуждал по телефону "горячей линии" с помощником президента США по национальной безопасности Сэмюэлем Бергером. После одного из заседаний Совбеза в июне Путин заявил, что в том, что балканский кризис вступает в фазу политического урегулирования, есть неоценимая заслуга России, намекая на свою роль в этом вопросе. Путин также занимался темой российского участия в миротворческой деятельности в Косово. И уже в июне 1999 г. при рассмотрении вопроса о возможной отставке Степашина, Путина рассматривали как возможного его преемника.


Премьер-Министр

9 августа 1999 г. указом президента в правительстве была введена еще одна (третья) должность первого заместителя председателя правительства. Этим же указом новую должность получил Путин. В тот же день другим указом Ельцина кабинет Сергея Степашина был отправлен в отставку, а Путин был назначен временно исполняющим обязанности главы правительства. Такая последовательность назначений объяснялась тем, что согласно закону только вице-премьер мог быть назначен на пост и. о. председателя правительства.

В своем телеобращении Ельцин уже 9 августа назвал Путина своим преемником на посту президента РФ: "Сейчас я решил назвать человека, который, по моему мнению, способен консолидировать общество. Опираясь на самые широкие политические силы, обеспечить продолжение реформ в России. Он сможет сплотить вокруг себя тех, кому в новом, XXI веке, предстоит обновлять великую Россию. Это секретарь Совета безопасности России, директор ФСБ – Владимир Владимирович Путин… Я в нем уверен. Но хочу, чтобы в нем были также уверены все, кто в июле 2000 г. придет на избирательные участки и сделает свой выбор. Думаю, у него достаточно времени себя проявить". В телеинтервью в тот же день Путин заявил, что принимает предложение Ельцина и будет баллотироваться на пост президента в 2000 г.

16 августа 1999 г. Государственная дума утвердила Путина председателем правительства (233 голоса "за", 84 – "против", 17 – воздержались). За утверждение премьера голосовали 32 депутата из фракции КПРФ (в том числе спикер Думы Геннадий Селезнев). 52 депутата от КПРФ (в том числе Анатолий Лукьянов и Альберт Макашов) были против. Остальные воздержались или не голосовали (Геннадий Зюганов не голосовал). Против проголосовала также часть депутатов левой фракции "Народовластие". Из фракции "Яблоко" за утверждение голосовали 18 депутатов (в том числе Григорий Явлинский). 8 "яблочников" были против, остальные не голосовали или воздержались. Другие фракции голосовали за утверждение практически единогласно.


Глава 5. Вторая чеченская война

Планирование второй чеченской войны

На выборах 2000 г. перед российским избирателем был восхитительный список претендентов: старый чекист Примаков, самоуверенно заявлявший о том, что в случае прихода к власти посадит 90 тысяч бизнесменов, т. е. всю деловую элиту России, молодой чекист Путин, до прихода к власти подчеркивавший необходимость продолжения политики Ельцина, и не имевший шансов на победу коммунист Зюганов. Чтобы посадить 90 тысяч бизнесменов, президент Примаков должен был бы арестовывать по 60 человек в день, без выходных и праздников, в течение четырехлетнего срока президентского правления. Молодой чекист Путин обещал быть не столь кровожадным. Может быть, предвыборная пьеса кем-то разыгрывалась по сценарию плохого и хорошего следователя?

Очевидно, что, кто бы ни стал преемником Ельцина: Примаков или Путин, и думские выборы декабря 1999 г., и президентские марта 2000 планировалось проводить под гром канонады второй чеченской войны. В январе 2000 г. бывший руководитель ФСК и бывший премьер-министр Сергей Степашин пролил определенный свет на вопрос о том, когда именно было принято решение о начале военных действий. "Решение о вторжении в Чечню, – заявил он в интервью, – было принято еще в марте 1999 г."; интервенция была "запланирована" на "август-сентябрь"; "это произошло бы, даже если бы не было взрывов в Москве" (сентябрьских терактов 1999 г.). "Я готовился к активной интервенции. Мы планировали оказаться к северу от Терека в августе-сентябре" 1999 г. Путин "бывший в то время директором ФСБ, обладал этой информацией".1

В этот трагический для страны период во главе ФСБ Путин поставил Патрушева. Громкие преступления, совершенные при директоре ФСБ Путине, покажутся нам проделками мелких хулиганов, если мы сравним их с преступлениями, совершенными при его преемнике. Похоже, однако, что именно такой директор ФСБ и был необходим сначала главе правительства, а затем президенту страны Путину.


Буйнакск, 4 сентября 1999 г.

4 сентября 1999 г. в дагестанском городе Буйнакск был взорван начиненный взрывчаткой автомобиль, припаркованный невдалеке от жилого дома в военном городке. Погибли 64 жителя, военные и члены их семей. В тот же день в Буйнакске обнаружили заминированный автомобиль ЗИЛ-130, в котором находились 2.706 килограммов взрывчатого вещества. Автомобиль стоял на стоянке в районе жилых домов и военного госпиталя. Взрыв был предотвращен только благодаря бдительности местных граждан. Иными словами, второй теракт в Буйнакске предотвратили не спецслужбы, а граждане.

Теракт в Буйнакске 4 сентября был подготовлен и осуществлен Главным разведывательным управлением Генштаба РФ во главе с генерал-полковником Валентином Корабельниковым. Операцией руководил начальник 14-го управления Главного разведывательного управления генерал-лейтенант Костечко. Осуществлением теракта занималась группа офицеров ГРУ из двенадцати человек, посланная для этого в командировку в Дагестан. Известно об этом стало из показания старшего лейтенанта ГРУ Алексея Галкина, взятого в плен чеченской стороной в ноябре 1999 г. Понятно, что показания Галкина были даны им под пытками. Однако следует предположить, что Галкин под пытками дал правдивые показания. По крайней мере позже, бежав из плена и дав в 2 декабре 2002 г. второе (добровольное) интервью "Новой газете" Галкин не стал утверждать, что в плену оболгал ГРУ и сотрудников своей группы.


Теракты в Москве, Волгодонске, Рязани (сентябрь 1999 г.)

Теракты в Москве, Волгодонске и Рязани, о которых упоминали Мовсаев и Галкин, произошли через несколько дней после подрыва дома в Буйнакске. Ранним утром 9 сентября был взорван жилой дом на улице Гурьянова в Москве. Ранним утром 13 сентября на воздух взлетел еще один дом столицы: на Каширском шоссе. 16 сентября взорвался жилой дом в Волгодонске. Вечером 22 сентября местными жителями и милицией был предотвращен подрыв жилого дома в Рязани. Крупнейшие в истории России теракты унесли жизни примерно 300 человек, стали поводом для полномасштабной войны с Чеченской республикой, унесшей жизни многих тысяч и искалечившей судьбы миллионов людей.

Сегодня об истории сентябрьских терактов мы знаем многое. Подготовка к их осуществлению началась тогда же, когда российским правительством было принято политическое решение о начале второй чеченской войны: в марте-апреле 1999 г. Практическое осуществление терактов возлагалось на ФСБ и ГРУ. В Буйнакске жилой дом с военнослужащими подрывало ГРУ Генштаба, поскольку вовлечение в эту операцию ФСБ могло привести к межведомственному конфликту между ФСБ и Министерством обороны. В Москве, Волгодонске и Рязани организацией терактов занималась ФСБ.

Вертикаль управления операцией: Путин (бывший руководитель ФСБ, будущий президент) – Патрушев (преемник Путина на посту директора ФСБ) – генерал ФСБ Герман Угрюмов (руководитель отдела по борьбе с терроризмом) – Абдулгафур (Макс Лазовский), Абу-Бакар (Абубакар) как оперативные сотрудники ФСБ, непосредственно отвечающие за практическую организацию терактов. Татьяна Королева, Ачемез Гочияев, Александр Кармишин, как лица, основавшие фирму, на склады которой поставлялся под видом мешков с сахаром гексоген (возможно, все они использовались втемную, т. е. не имели представления о том, что на их складские помещения завозится взрывчатка), – Адам Деккушев, Юсуф Крымшамхалов и Тимур Батчаев, как лица, завербованные "чеченскими сепаратистами" (сотрудниками ФСБ) и перевозившие взрывчатку под видом мешков с сахаром в подвалы домов, но считавшие, что места доставки взрывчатки являются лишь транзитным складом, а взрываться будут "федеральные объекты". И, наконец, оперативные сотрудники ФСБ Владимир Романович и Рамазан Дышеков, производившие подрыв зданий в Москве, а также оперативные сотрудники ФСБ, задержанные и записанные на видеопленку, но по фамилиям не названные, пытавшиеся взорвать жилой дом в Рязани в ночь на 23 сентября 1999 г.


Каспийск, май 2002 г.

Следует отметить, что провалившийся в Рязани "учебный вариант" был с успехом повторен ФСБ в дагестанском городе Каспийске в мае 2002 г. Операция проводилась в два этапа. Первый этап с точки зрения ФСБ следует назвать удачным. 9 мая во время прохождения военного оркестра на параде, посвященном годовщине окончания второй мировой войны, в 9.50 утра на улице Ленина, недалеко от центральной площади Каспийска, неизвестные террористы взорвали дополнительно усиленную для увеличения поражающей силы противопехотную мину направленного действия "МОН-50" мощностью от 3 до 5 килограммов в тротиловом эквиваленте. Взрывное устройство стояло на треноге у самого бордюра дороги, по которой двигалась колонна. Пострадали 177 человек, в том числе 63 военнослужащих и 72 ребенка. 43 человека, в том числе 12 детей, погибли.

Выступая в тот же день в связи с терактом в Каспийске, президент Путин потребовал "в кратчайшие сроки выявить, изобличить и наказать преступников". "Преступления подобного рода и жестокости не могут не вызвать эмоций, – заявил Путин. – Эти эмоции не должны нам помешать осуществить полноценное расследование этого преступления… Эти преступления совершили подонки, для которых нет ничего святого, и у нас есть полное право относиться к ним так же, как к нацистам, единственная цель которых – нести смерть, сеять страх, убивать".

Путин распорядился создать межведомственную группу для расследования теракта под руководством директора ФСБ Патрушева, которому президент приказал немедленно вылететь в столицу Дагестана Махачкалу и лично проследить за расследованием теракта. Соболезнования в связи с терактом в Каспийске высказали российскому правительству и народу администрация президента Буша, МИДы Великобритании и Франции, Совет Европы…

На организованной вскоре в Махачкале пресс-конференции Патрушев заявил, что теракт организован чеченскими сепаратистами, что "установлена группа лиц, в которую входят более 10 человек" и "которые подчинялись напрямую полевому командиру Раппани Халилову". Уже в ночь на 10 мая пятеро "подозреваемых" в организации теракта в Каспийске были арестованы в… Санкт-Петербурге, находящемся на значительном расстоянии от Каспийска. Арестованные отрицали свою вину и причастность к теракту. По крайней мере у троих было неопровержимое алиби. В причастность арестованных к теракту общественность не поверила.

Каспийский теракт так и остался бы в ряду обычные чеченских терактов, если бы не события, происшедшие через несколько дней. Вечером 16 мая правоохранительные органы Каспийска сообщили о предотвращении ими нового теракта. При попытке установить на одной из центральных улиц Каспийска противопехотную мину "МОН-100", аналогичную той, которая была взорвана 9 мая, были задержаны три террориста. Террористы были взяты с поличным. Кроме мины милиция обнаружила в салоне принадлежавшего террористам автомобиля ВАЗ-2107 электродетонатор и пульт дистанционного управления.

Сначала все развивалось по сценарию "Рязань-99". Власти города торжественно объявили всему миру о поимке террористов и предотвращении теракта. Затем последовала заминка, аналогичная сентябрьской заминке в Рязани. При задержании террористы не оказали сопротивления, но заявили милиции, что та не имеет права их задерживать. По крайней мере один из задержанных, Рашид Джабраилов, предъявил "документ прикрытия" – удостоверение сотрудника дагестанского МВД. Тем не менее все трое были арестованы для установления личности.

Что произошло дальше – неизвестно, так как в "интересах следствия" ФСБ немедленно заблокировала всю дальнейшую информацию о запланированном и предотвращенном теракте. Одновременно в эфире ОРТ выступил директор ФСБ Патрушев и точно так же, как он сделал в сентябре 1999 г. в связи с арестами в Рязани заявил, что "задержанные не имеют никакого отношения к террористам и теракта в Каспийске не планировалось". Слова "учения" он предусмотрительно не произнес.

Правда, руководство Дагестана было удивлено и шокировано точно так же, как в свое время местные власти Рязани. В правительстве Дагестана на заявление Патрушева отреагировали резко: "Ну что за глупости он говорит… Спецслужбы республики склоняются именно к версии о готовящемся теракте. И не делают никаких заявлений только потому, что боятся навредить следствию".

Тем не менее на этом по приказу из Москвы расследование терактов в Каспийске 9 и 16 мая 2002 г. было закончено. Про неосторожное высказывание Патрушева все забыли. Личности трех арестованных террористов никого не заинтересовали. И президент Путин не вспоминал более о напоминающих нацистов "подонках, для которых нет ничего святого".

Лично Патрушева ждали одни поощрения. 11 июля 2001 г., в день пятидесятилетия, ему было присвоено звание генерал армии. В начале 2003 г. закрытым (секретным) указом президента Путина Патрушеву "за успехи в войне в Чечне" было присвоено звание Героя России. Правда, с 1 сентября 2003 г. в соответствии с указом президента руководство Оперативным штабом по управлению контртеррористической операцией в Чечне перешло от ФСБ (т. е. Патрушева) к МВД (т. е. к Борису Грызлову), но это очевидное признание провала политики Патрушева в Чечне стало единственным обрушившимся на него наказанием.


Извечный чеченский конфликт

Вторая чеченская война никогда не освещалась российскими СМИ так, как первая, когда пресса и телевидение пользовались абсолютной свободой. Идеологический контроль над сводками журналистов, посвященных военным действиям в Чечне, увеличивался с каждой очередной закрытой или отобранной правительством газетой, с каждым разгоном коллектива журналистов независимого телевизионного канала, с каждой очередной тайной или открытой инструкцией правительства, касающейся освещения событий в Чечне. По существу, российскому населению сообщалось лишь о чрезвычайных происшествиях, связанных с военными действиями в Чечне, о которых нельзя было умолчать.

Тем не менее в октябре 2001 г. Сергей Ястржембский назвал цифры потерь российских войск в Чечне за два года второй чеченской войны: 3.438 убитых и 11.661 раненых. По данным Комитета солдатских матерей число погибших и раненых за время войны на январь 2002 г. было примерно в два – два с половиной раза больше, чем по официальным данным, в том числе около 6 тысяч солдат и офицеров убитыми. В феврале 2003 г. были названы новые официальные данные об общих потерях всех российских силовых ведомств с 1 октября 1999 г. по 23 декабря 2002 г.: 4.572 погибших и 15.549 раненых.

Наиболее серьезными потерями в Чечне федеральных сил и гражданского населения в результате терактов, организованных чеченскими сепаратистами, следует считать следующие.

В конце января – начале февраля 2002 г. федеральные войска в Чечне потеряли за две недели четыре вертолета. В частности, 27 января был сбит вертолет, в котором погибли несколько высокопоставленных военных, включая двух генералов.

19 августа 2002 г. от ракеты чеченских сепаратистов погибли 119 российских военнослужащих, летевших в Грозный на вертолете Ми-26, в связи с чем 22 августа Путин объявил в стране траур. 1 сентября сепаратисты сбили вертолет МИ-24 с экипажем.

Вечером 23 октября 2002 г. отряд чеченских боевиков (около 50 человек) под руководством Мовсара Бараева, проникнув в Москву, захватил около 800 заложников во время представления мюзикла "Норд-Ост" в Доме культуры на Дубровке, требуя вывода российских войск из Чечни. 25 октября Путин провел в Кремле совещание, по результатам которого директор ФСБ Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь в обмен на освобождение всех заложников. Вечером 25 октября террористы пообещали казнить людей, если их требования не будут выполнены. Опасаясь, что в случае штурма боевики взорвут здание, власти в ночь на 26 октября пустили в зрительный зал усыпляющий газ. Вслед за этим в Театральный центр ворвались спецназовцы и перестреляли спящих террористов. Взрыва удалось избежать, но число жертв среди заложников, задохнувшихся в результате действия газа и нерасторопности спасателей, составило 129 человек. Еще около 40 бывших заложников умерли от последствий отравления в течение следующих шести месяцев. Извинившись перед родственниками погибших, Путин, не упоминая о проблеме чеченского сепаратизма, назвал ответственным за случившееся международный терроризм и наградил звездой Героя России первого заместителя директора ФСБ генерала Владимира Проничева, руководившего операцией по уничтожению террористов, а также неназванного химика, пустившего газ в зал "Норд-Оста". Никто из руководителей силовых структур не понес наказания за проникновение террористов в Москву; основные претензии были предъявлены властями телевизионным журналистам за ошибки в ходе освещения событий, которые могли сыграть на руку террористам.

Через несколько месяцев после теракта журналистка "Новой газеты" Анна Политковская разыскала одного из чеченских террористов, являвшегося по совместительству агентом ФСБ и участвовавшего в захвате "Норд-Оста". Ханпаш Теркибаев дал Политковской пространное интервью, распубликованное затем в "Новой газете" и в интернете, после чего уехал в Чечню, где вскоре, 9 декабря 2003 г., подобно Владимиру Романовичу, сотруднику ФСБ, участвовавшему в организации терактов в Москве в сентябре 1999 г., погиб в автомобильной катастрофе. Содержание интервью Х. Теркибаева правоохранительные органы России не заинтересовало.

Вскоре после трагедии на Дубровке 15 декабря 2002 г. Путин подписал распоряжение о новом составе Федеральной антитеррористической комиссии. Председателем комиссии стал сам Путин. Заместителями: министр внутренних дел Грызлов и директор ФСБ Патрушев.

27 декабря террористы-смертники взорвали в Грозном Дом Правительства, погибло 72 человека – в основном технические сотрудники и милиционеры. Более 200 человек было ранено.

14 мая на религиозном празднике в селе Илисхан-Юрт три женщины-смертницы взорвали "пояса шахидов", в результате чего погибли 26 и были ранены 150 человек. 5 июня в Моздоке (Северная Осетия) женщина-смертница взорвала пояс шахида в автобусе, погибли 19 человек, ранены 12. 5 июля в Москве в Тушино подорвались две смертницы, 16 убитых, 40 раненых. 10 июля не удалась попытка взорвать кафе в Москве на Тверской, смертница арестована, при разминировании бомбы погиб сапер ФСБ.

1 августа в Моздоке террорист-смертник взорвал военный госпиталь, по официальным данным погибло 50 человек, 80 ранены (есть основания подозревать, что число пострадавших было занижено).

3 сентября террористы взорвали электричку Минеральные Воды – Кисловодск, пятеро погибших, более 50 раненых.

5 декабря, накануне парламентских выборов в России вновь была взорвана электричка Минеральные Воды – Кисловодск, 44 погибших, десятки раненых.

8 декабря террористка-смертница, направлявшаяся с "поясом шахида" в Государственную думу, взорвалась у гостиницы "Националь" (шестеро погибших и раненые).

В 2004 г. теракты не стихли. В феврале около 40 человек погибли в результате взрыва в московском метрополитене на перегоне между станциями "Павелецкая" и "Автозаводская". Следствие установило, что в одном из вагонов террорист-смертник подорвал себя вместе с пассажирами.

9 мая 2004 г. в Грозном на стадионе "Динамо" взрывом бомбы, вмонтированной в трибуну, были убиты президент Чечни Ахмат Кадыров, председатель Госсовета Чечни Хусейн Исаев и еще пять человек.

В июне чеченские боевики напали на населенные пункты Назрань и Карабулак в Ингушетии. Погибли несколько десятков человек.

В августе произошли взрывы двух самолетов – Ту-154 и Ту-134, вылетевших из московского аэропорта "Домодедово", а также террористический акт возле станции метро "Рижская" в Москве.

Крупнейший террористический акт произошел 1-3 сентября 2004 г. в североосетинском городе Беслан, где в заложники были захвачены более тысячи учеников и учителей средней школы. В ходе незапланированного штурма здания погибли 330 человек, в том числе более ста детей. Вскоре после завершения бесланского кризиса Путина обвинили в безразличном отношении к произошедшему: одним из поводов стала речь, произнесенная президентом 4 сентября, в которой основное внимание было уделено не погибшим детям, а проблемам государственного строительства и внешней угрозы.

После устранения 10 июля 2006 г. главного чеченского боевика Шамиля Басаева, убийств двух президентов непризнанной чеченской республики и создания промосковского марионеточного правительства во главе с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым Путину в целом удалось локализовать чеченский конфликт, разобщить чеченцев и свести участие российской армии в военных действиях в Чечне к полицейским и карательным функциям.

Тем не менее чеченский вопрос до сих пор остается для Путина и России самым болезненным. Неоднократно российские власти безуспешно предпринимали попытки добиться экстрадиции из Лондона представителя Чеченского правительства в изгнании Ахмеда Закаева, получившего в Великобритании политическое убежище. 28 октября 2002 г. последовало официальное заявление МИД России о том, что в связи с проведением в Дании Всемирного чеченского конгресса отменяется намеченный на 11-12 ноября визит Путина в эту страну для участия во встрече Россия – ЕС.

11 ноября 2002 г. в Брюсселе произошло очередное "мелкое" происшествие, связанное с высказываниями Путина. Отметим сразу же, что сказанные Путиным слова войдут в анналы истории так же, как знаменитое выступление Никиты Хрущева в Организации Объединенных наций, во время которого Хрущев снял ботинок и стал стучать по трибуне. На вопрос французского журналиста о нарушениях прав человека в Чечне Путин ответил следующим образом: "Если вы хотите совсем уж стать исламским радикалом и готовы пойти даже на то, чтобы сделать себе обрезание, то я вас приглашаю в Москву. У нас многоконфессиональная страна, у нас есть специалисты и по этой проблеме. Я порекомендую сделать операцию таким образом, чтобы у вас уже ничего не выросло". После произнесенного Путиным ответа в зале установилась тишина. Переводчик не понимал, как переводить сказанное. Когда Хрущев снял ботинок и стал стучать по трибуне министр иностранных дел СССР Андрей Громыко тоже снял ботинок и стал стучать по трибуне. Все-таки, мы живет в XXI веке. Президент Путин этого уже не понял. Поймет ли следующий?


Глава 6. Операция "Преемник"

В поисках русского Пиночета

На первом заседании правительства, проводимом под его председательством, Путин сообщил, что отставка Степашина обусловлена не "негативной оценкой действий премьера и правительства, а желанием президента в преддверии выборов в Госдуму, выборов президента, а также в связи с обострением ситуации на Кавказе изменить внутриполитическую конфигурацию в стране". Под "обострением ситуации на Кавказе" имелось прежде всего в виду вторжение из Чечни в Дагестан партизанских отрядов Шамиля Басаева, с которыми российские войска в Дагестане вели затяжные бои.

Необходимость изменения "внутриполитической конфигурации" объясняли существовавшим внутри правительства противостоянием между Степашиным и первым вице-премьером Николаем Аксененко, поддерживаемым Березовским. В правительстве Путина влияние Аксененко, который играл роль главного представителя президентской "семьи" в кабинете, должно было сойти на нет, тем более, что выдвижение Путина поддержали Волошин, российский олигарх Роман Абрамович, Чубайс, Юмашев и дочь Ельцина Татьяна Дьяченко, формально являвшаяся советником Ельцина. Но главным, конечно же, было то, что Путина поддержал Ельцин.

Новое правительство должно было обеспечить не только спокойное проведение президентских выборов, но и предстоящих в декабре 1999 г. выборов в парламент страны. Степашин не хотел противостоять объединению двух центральных партий парламента – "Отечества", созданного Юрием Лужковым еще в январе, и "Всей России", созданной в апреле Минтимером Шаймиевым. Объединение этих двух партий представляло для Кремля серьезную угрозу. Между тем Степашин отказался участвовать в создании конкурирующей им силы, и в Кремле пришли к выводу, что Степашин заключил с Лужковым и Примаковым (считавшимся фаворитом президентской гонки и очевидным кандидатом на кресло Ельцина) негласное соглашение о сдаче позиций Примакову. Это и предопределило решение об отставке Степашина с поста премьер-министра.

Очередная смена правительства была рискованным для Ельцина шагом прежде всего потому, что Путина в стране никто не знал. Его карьерный рост был слишком стремителен для того, чтобы лицо его примелькалось. Он был неизвестен и неузнаваем. В день назначения Путин заявил о намерении обеспечить преемственность политики нового кабинета по отношению к прежнему курсу правительства как в экономической политике, так и во внутриполитической, прежде всего в вопросах, касающихся Чечни и Дагестана. Тем не менее в связи с приходом к власти Путина журналистами и общественностью высказывались опасения серьезного ужесточения политики федерального центра в этом регионе и внутренней политики вообще, вплоть до введения в стране чрезвычайного положения и отмены президентских выборов, особенно если Кремль не будет уверен в победе на выборах преемника Ельцина Путина.

Так или иначе, в Путине видели "твердую руку", которая должна была завоевать симпатии российских избирателей. Эту роль прочили еще Степашину, которого умышленно сравнивали с Аугусто Пиночетом, но он оказался, по мнению Кремля, слишком "слабым". В частности, Степашин, будучи одним из инициаторов первой чеченской войны и однажды уже в Чечне обжегшись, без энтузиазма относился к идее второй чеченской войны, принципиальное решение о начале которой было принято уже в марте 1999 г., когда Путин был руководителем ФСБ. Вводить в стране чрезвычайное положение Степашин тоже готов не был. Иными словами, войти в историю российским Пиночетом Степашин, в отличие от Путина, не хотел.


Вторая чеченская война как часть пиарной кампании Путина

14 сентября 1999 г., вскоре после взрыва второго жилого дома в Москве, Путин выступил на заседании Государственной думы, посвященном вопросу борьбы с терроризмом. Основные тезисы Путина:

восстановление подчинения местных силовых органов федеральным;

недопустимость репрессий по национальному признаку;

Чечня – террористический лагерь;

критическая характеристика хасавюртовских соглашений;

временный карантин по периметру Чечни;

Чечня остается субъектом РФ;

требование от чеченских властей выдачи преступников;

безжалостное уничтожение бандитов в случае перехода ими границы;

особый экономический режим по отношению к Чечне;

формирование чеченского (пророссийского) правительства в изгнании;

необходимость закона о борьбе с терроризмом;

политики, использующие сложившуюся ситуацию для предвыборных целей, – не лучше террористов[17].

Однако день начала большой войны был предопределен событиями 22-23 сентября в Рязани. После рязанского провала ФСБ отказалась от дальнейших попыток взрывать жилые дома в России. Рязанский теракт был последним в сентябрьской цепи. Начинать военные действия надо было немедленно, до того, как российское общественное мнение, опирающееся на тогда еще независимые СМИ, узнает о рязанских "учениях" и, сопоставив факты, придет к выводу о том, что теракты в России организуют спецслужбы для начала второй чеченской войны.

23 сентября начальник Московского УКГБ Александр Царенко заявил, что московские взрывы были организованы чеченцами и что виновные уже арестованы (позднее оба московских ингуша, которых А. Царенко имел в виду под "чеченцами", были освобождены ввиду их полной непричастности к терактам). В тот же день российская авиация нанесла ракетно-бомбовые удары по аэропорту Грозного, нефтеперерабатывающему заводу и жилым кварталам в северных пригородах чеченской столицы. Путин, отвечая на вопросы журналистов, сказал: "Что касается удара по аэропорту Грозного, то прокомментировать его не могу. Я знаю, что есть общая установка, что бандиты будут преследоваться там, где они находятся. Я просто совершенно не в курсе, но если они оказались в аэропорту, то, значит – в аэропорту. Мне трудно добавить к тому, что уже было сказано". Видимо, Путину как премьер-министру известно то, чего не знает еще население страны: террористы, пытавшиеся взорвать дом в Рязани, отсиживаются в грозненском аэропорту.

24 сентября, выступая в столице Казахстана Астане, Путин заявил, что авиаудары наносятся "исключительно по базам боевиков и это будет продолжаться, где бы террористы ни находились. […] Если найдем их в туалете, замочим и в сортире". В тот же день Патрушев сообщил, что попытки подрыва дома в Рязани не было, были "учения". Но война шла уже полным ходом. 1 октября российская бронетехника пересекла административную границу Чечни и углубилась на пять километров.

К исходу первых двух месяцев второй чеченской войны становится очевидно, что военные действия были развязаны российским правительством для начала реализации стратегического решения: перехода страны с пути реформаторского (ельцинского) на путь военно-чекистско-бюрократический (путинский). Путинские античеченские, прочекистские, написанные языком военного коменданта указы для России 1999 г. выглядели дико не только по существу, но и по форме. Так, 6 декабря жителям Грозного был предъявлен "ультиматум Путина" – требование российского военного командования в Чечне к жителям Грозного покинуть город до 11 декабря через "коридоры безопасности". "Лица, оставшиеся в городе, – говорилось в ультиматуме, – будут считаться террористами и бандитами. Их будут уничтожать артиллерия и авиация. […] Все те, кто не покинул город, будут уничтожены"[18].

Позже ультиматум был частично дезавуирован как имеющий своим адресатом не всех жителей Грозного, а только боевиков. 13 января Путин санкционировал запрет на въезд и выезд из Чечни мужчин в возрасте старше десяти и моложе шестидесяти лет. Распоряжение о запрете было подписано генералом Виктором Казанцевым, но уже 15 января отменено из-за протестов общественности. 21 января на заседании коллегии МВД Путин предупредил о возросшей опасности новой волны террористических актов чеченских сепаратистов в российских городах.

20 декабря, в "день чекиста", Путин восстановил памятную плиту в честь бывшего председателя КГБ Юрия Андропова на стене здания ФСБ в Москве. В тот же день вечером, выступая с речью на банкете для сотрудников спецслужб Путин сказал: "Я хочу доложить, что группа сотрудников ФСБ, направленная в командировку для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется"[19]. Известная московская газета процитировала еще и такие слова Путина, сказанные в тот день: "Внедрение в преступную группировку произошло успешно. Шутка"[20].

Милитаристско-чекистская направленность политики Путина, тем не менее становилась все более и более очевидной. 31 декабря Путин подписал правительственное распоряжение о восстановлении начальной военной подготовки в школах. В феврале 2000 г. подписал указ о призыве резервистов на военные сборы, а затем о восстановлении особых отделов в армии – политические отделы, ставящие своей целью следить за идеологической благонадежностью военных, причем не только офицеров, но и солдат. Особые отделы в армии (своеобразное армейское КГБ) были распущены после распада Советского Союза, так как считались пережитком советской власти. Теперь же эта тайная полиция в воинских частях была вновь восстановлена.

Это были тревожные сигналы, говорящие о том, что на месте Ельцина может оказаться человек со взглядами офицера КГБ советских времен, милитарист, видящий, как и его советские предшественники, главных своих врагов в Соединенных Штатах и Объединенной Европе. Но в те месяцы многие были склонны рассматривать действия нового премьер-министра как популистские шаги, ставившие своей целью умиротворить национализм определенных кругов избирателей.

После завершения многодневного штурма Грозного 6 февраля он объявил, что "взят последний оплот террористов – Заводской район Грозного, – и над одним из административных зданий был водружен российский флаг. Так что можно сказать, что операция по освобождению Грозного закончилась". Очевидно, Путин торопился завершить "маленькую победоносную войну" до мартовских президентских выборов. (Через четыре года, в феврале 2004 г., он уже не будет делать вид, что "маленькая война" завершилась, а победу на выборах будет обеспечивать совсем иным способом.)

Тем не менее в сентябре-октябре 1999 г. в относительно короткий срок российская армия заняла примерно 80% территории Чечни. Операции сопровождались большими потерями и риторикой о необходимости предотвратить дальнейший распад Российской Федерации, о возвращении Чечни под контроль федерального центра. В целом российское общественное мнение, напуганное сентябрьскими терактами в России, поддержало политику Путина в чеченском вопросе и даже грубое заявление Путина о намерении "мочить террористов в сортире" сыграло ему на пользу. После начала военной кампании в Чечне рейтинг Путина благодаря глобальной поддержке контролируемого Березовским первого канала российского телевидения (ОРТ) стал неизменно расти. К началу предвыборной кампании от неизвестного "Who is Mr. Putin?" он стал кандидатом с популярностью, доходящей до 50%.


И. О. Президента

19 декабря 1999 г. на выборах в Государственную думу третьего созыва блок "Единство" ("Медведь") получил 23,32% голосов в общегосударственном многомандатном округе – второе место после коммунистов (24,29%). Блок "Отечество – Вся Россия" (ОВР) Евгения Примакова и Юрия Лужкова получил 13,33%. "Союз правых сил" – 8,52%, "Блок Жириновского" – 5,98%, "Яблоко" – 5,93%. Тогда же основной конкурент Путина на предстоящих президентских выборах Евгений Примаков заявил об отказе состязаться за президентское кресло. Те, кто планировал еще больше укрепить позиции Путина как претендента на престол, решили сделать его формальным наследником.

Таким образом, парламентские выборы прошли удачно для Путина. МЕжрегиональное ДВижение "ЕДинство" (сокращенно "Медведь"), созданное незадолго до выборов благодаря инициативе и энергии Бориса Березовского, разработавшего и идеологию, и символику новой партии, неожиданно для всех уступила коммунистам по партийным спискам менее одного процента голосов, и, с учетом одномандатных голосов парламента, стала самой крупной партийной фракцией. Даже более важным было то, что свои голоса "Медведь" отобрал у основного конкурента Путина на президентских выборах – Примакова и Лужкова, составивших партийный блок "Отечество – Вся Россия", но получивших на выборах чуть больше 13% вместо ожидаемых 30-40. Произошло это потому, что подконтрольный Березовскому вещавший на всю страну первый канал российского телевидения всеми силами поддерживал "Единство" и Путина, забыв про честность и объективность.

Значительную поддержку избирателей получил "Союз правых сил", возглавляемый Сергеем Кириенко и заявивший о поддержке кандидатуры Путина на пост президента под лозунгом: "Путина – в президенты! Кириенко – в Государственную думу! Молодых надо!". Коммунистическая оппозиция, напротив, лишилась относительного большинства в Думе.

31 декабря 1999 г. президент Ельцин в своем предновогоднем обращении преподнес россиянам новогодний подарок и заявил об уходе в отставку с поста президента и назначении Путина и. о. президента до проведения досрочных выборов (назначенных на 26 марта). За это в соответствии с предварительной договоренностью между Ельциным и Путиным, в начале января 2000 г. Путин издал указ об иммунитете первого президента России и членов его семьи от любых судебных и административных преследований.

В январе в новой Думе были созданы две фракции поддержки и. о. президента – "Единство" (лидеры – Борис Грызлов, Франц Клинцевич) и "Народный депутат" (Геннадий Райков). Две другие центристские номенклатурно-олигархические фракции – "Регионы России" (Олег Морозов) и "Отечество – Вся Россия" (Евгений Примаков, Вячеслав Володин) также декларировали лояльность Путину. В этих четырех центристских пропутинских фракциях состояло более половины депутатов Государственной думы. В период существования Думы 3-го созыва твердое пропрезидентское большинство составляло в ней от 230 до 235 депутатов, почти всегда голосующих в соответствии с командами заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова "по пейджеру". Помимо поддерживающего и. о. президента думского центра практически столь же лояльной стала ЛДПР Владимира Жириновского и большая часть фракции "Союз правых сил" (лидеры – С. Кириенко, затем – Борис Немцов и Ирина Хакамада).

Имея твердую поддержку центра, администрация президента без труда проводила через Думу необходимое правительству текущее законодательство, требующее абсолютного большинства в 226 голосов. В случае необходимости проведения конституционных законов, требующих квалифицированного большинства (300 голосов), администрация опиралась либо на либерально-центристское "правопутинское" конституционное большинство (центр, ЛДПР, СПС, "Яблоко"), либо на державническое "левопутинское" большинство (центр, ЛДПР, КПРФ, прокоммунистическая Агропромышленная группа Николая Харитонова).

Независимость от администрации президента и относительную оппозиционность демонстрировала только КПРФ. Эпизодически в качестве оппозиции справа ("системной оппозиции") выступала фракция "Яблоко", некоторые независимые (Владимир Рыж ков), а также несколько депутатов, избранных от СПС (Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, Сергей Юшенков, Виктор Похмелкин, Владимир Головлев). Колебания между лояльностью и оппозиционностью проявлял иногда Б. Немцов, что, впрочем, проявлялось скорее в риторике, чем в голосованиях. В Совете Федерации второго созыва в некоторой оппозиции к Путину находился только президент Чувашии Николай Федоров. Впрочем, Федоров скоро одумался и его оппозиционность тоже сошла на нет.


Президентские выборы

13 января 2000 г. в ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург Путин официально подтвердил свое намерение баллотироваться на пост президента России и заявил о своей поддержке кандидатуры В. Яковлева – помощника, а затем соперника Собчака – на выборах губернатора Санкт-Петербурга.

15 февраля 2000 г. Путин был зарегистрирован Центризбиркомом кандидатом на пост президента. 18 февраля он посетил в качестве кандидата Иркутск, где поддержал идеи предлагавшегося Союзом правых сил (СПС) референдума по четырем вопросам: о необходимости расширения гарантий защиты частной собственности; об ограничении депутатской неприкосновенности; о направлении в зоны вооруженных конфликтов только военнослужащих-контрактников; об ограничении права президента немотивированно отправлять в отставку правительство. В тот же день Путин одобрил идею "запретить секс, насилие и терроризм" на телевидении.

Путин впервые в жизни баллотировался на выборный пост. В этой связи наблюдатели вспоминали одно из его интервью, данное двумя годами раньше. Тогда Путин, говоря о своем нежелании участвовать в выборах, объяснял это тем, что в ходе предвыборной кампании кандидат вынужден давать невыполнимые обещания, а следовательно, либо не отдавать себе отчета в смысле собственных слов, либо намеренно лгать. Внимание также привлекала карьера Путина. Его сторонники указывали на период его работы в администрации Собчака как на свидетельство его приверженности реформам. Противники, в частности Григорий Явлинский, напротив, акцентировали внимание на работе Путина в КГБ и ФСБ и представляли его приверженцем старого политического строя и гебешных методов.

25 февраля было опубликовано "Открытое письмо Владимира Путина к российским избирателям". Через три дня на встрече в Москве со своими доверенными лицами Путин заявил, что "крайне важно создать равные условия для всех участников политической и экономической жизни России. Надо исключить то, чтобы кто-то присосался к власти и мог использовать это для своих целей. Ни один клан, ни один олигарх не должны быть приближены к региональной и к федеральной власти. Они должны быть равно удалены от власти и пользоваться равными возможностями". Однако идеалистические принципы, изложенные Путиным, не соблюдались ни одного дня прежде всего им самим.

В ходе избирательной кампании Путина была опубликована книга "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным". Эта наскоро составленная по инициативе Бориса Березовского из интервью трем журналистам "Коммерсанта" книжка была в тот момент единственной серьезной публикацией, посвященной Путину. Сегодня многие высказывания, опубликованные в этой книге могут вызвать в лучшем случае улыбку. Так, в качестве возможного пути решения стоящих перед Россией задач Путин назвал монетизацию льгот, т. е. замену многочисленных государственных льгот для различных групп российского населения – систему, оставшуюся в наследство от советского режима – на денежную компенсацию. Безусловно прогрессивная идея, высказанная Путиным, при попытке ее реализации оказалась наиболее непопулярным элементом его экономической политики и в жизнь претворена не была.

В целом же, у Путина, кадрового спецслужбиста, всю сознательную жизнь работавшего в КГБ под идеологическим контролем коммунистической партии, собственной идеологии и своей политической программы не было. Он ограничивался общими популистскими фразами. Еще в 1999 г., в начале своего премьерства на вопрос о его политической платформе как кандидата в президенты Путин ответил: "Главная моя задача – чтобы стало лучше жить народу. А политическую платформу выработаем потом". Позднее, в 2001 г., отвечая на вопрос, какой он видит Россию в 2010 г., Путин сказал: "Мы будем счастливы". Если под "мы" Путин имел в виду тех людей, которые окажутся у власти в России, он говорил правду и – не ошибся.

В период перед выборами руководство страны старалось навязать избирателю идею об отсутствии альтернативы Путину, указывая, что основной конкурент Путина – кандидат от коммунистической партии Зюганов – для России, безусловно, худший выбор, чем Путин. Действительно, согласно социологическим опросам за Путина намеревались голосовать не только приверженцы "Единства" и СПС, но и некоторые сторонники КПРФ Зюганова и "Яблока" Явлинского – хотя лидеры этих партий также принимали участие в выборах. Победа Путина на предстоящих выборах должна была стать легитимизацией уже существующего к тому моменту "режима Путина".

На президентских выборах Путин был официально поддержан "Единством" Б. Грызлова – С. Шойгу, НДР Виктора Черномырдина, "Отечеством" Ю. Лужкова, объединением "Вся Россия" В. Яковлева – М. Шаймиева, движением "Народный депутат" Г. Райкова, "Союзом правых сил", "Аграрной партией России" (АПР) Михаила Лапшина и рядом других организаций. Особую и неоценимую поддержку Путину оказало Общественное российское телевидение Б. Березовского.

Плохо ориентировавшийся в избирательной кампании, Путин обещал всем все что мог. 2 марта на встрече с избирателями в Звездном городке он пообещал поддержать российскую орбитальную станцию "Мир", заверив, что "вопрос только в финансировании и он будет решен" (через год избранный президент Путин санкционировал ликвидацию космической станции – она была утоплена 6 марта 2001 г.). 5 марта в интервью телеканалу BBC Путин, в тот момент обращавшийся к западному зрителю, заявил, что не исключает возможности вступления России в НАТО, чем вызвал недоумение многих российских политических деятелей и чиновников. (В НАТО Россия вступать не стала и, наоборот, усилила антинатовскую риторику, подкрепив ее заявлением о выходе из тех или иных договоров, о противостоянии ПРО и возобновлении полетов российской стратегической авиации, прекращенных в 1992 г.).

20 марта во время "рабочей поездки в Чеченскую Республику" он совершил широко освещавшийся в СМИ перелет на боевом истребителе Су-27 в качестве второго пилота-штурмана. Понятно, что этот цирковой номер был рассчитан на поднятие популярности Путина у простых избирателей. Но поскольку делавшие из Путина президента люди не объяснили ему, зачем посадили в военный самолет, Путин, отвечая на вопросы американского телеведущего Теда Каппела растерялся и пролепетал, что на военном самолете летел из экономии государственных средств.

И все– таки в самолет Путин сел не зря. 26 марта 2000 г. он был избран президентом, получив, согласно официальным данным, 39.740.434 голосов избирателей (52,94%).


Как фальсифицируют выборы

Победа Путина уже в первом туре вызывает обоснованные сомнения, поскольку в ряде регионов, в частности в Дагестане, Башкирии, Саратовской области, Татарии и др., имели место фальсификации в пользу и. о. президента, которому были приписаны десятки тысяч голосов, поданных в действительности за других кандидатов. Официальные списки избирателей, составляемые Центризбиркомом, за три месяца между парламентскими и президентскими выборами выросли на 1 млн 300 тысяч человек (108.072.000 избирателей на парламентских выборах и 109.372.000 на президентских), несмотря на ежегодную убыль населения России на 800 тысяч человек. Наиболее правдоподобным реальным результатом, полученным Путиным 26 марта 2000 г., следует считать 48-49%.

Способы фальсификаций на выборах в Государственную думу, равно как и на губернаторских и президентских выборах, более или менее одинаковы. Суммируя данные по выборам и референдумам всех уровней за 1993-2003 гг., можно выделить две категории. Первая: "коррекция" результатов подсчета (без вброса дополнительных бюллетеней); вторая: вброс дополнительных бюллетеней.

Каждая из категорий, в свою очередь, имеет несколько модификаций. Так, при искажении протоколов в графу кандидата от "административного ресурса" вписывается любое нужное количество дополнительных голосов, взятых "из головы" (лишь бы оно превышало число голосов, поданных за кандидата оппозиции). Искаженные данные заносятся в протокол участковой избирательной комиссии (УИК). Чаще, однако, "корректировка" делается на уровне суммирования данных по УИК в окружных и территориальных избирательных комиссиях (ОИК и ТИК). В тетрадях выдачи бюллетеней все остается как есть. "Исправление" протоколов (и в территориальных комиссиях, и в окружных) иногда производится под предлогом обнаруженных ошибок.

Основное достоинство этого метода (с точки зрения фальсификаторов) – простота, малая трудоемкость, а в случае "корректировки" на уровне ОИК/ТИК – еще и незначительное число вовлеченных и посвященных в операцию лиц. Основной минус: уже при элементарном сличении количества выданных бюллетеней (по записям в книгах выдачи) с суммой голосов по протоколам УИК, выясняется, что сумма голосов по протоколу превышает число выданных бюллетеней. Если добавка голосов делалась в ТИК, это выявляется при сличении копий протоколов УИК с протоколами, сданными в ТИК, и (или) с официальными данными сводных таблиц ТИК.

Увеличения числа голосов за нужного кандидата можно получить также за счет приписывания ему дополнительных бюллетеней, реально не выданных, но отмеченных в тетрадях как выданные. В этом случае как взявшие бюллетени отмечаются избиратели, традиционно не участвующие в выборах (списки таких избирателей можно купить в имиджмейкерских фирмах, а зачастую они есть и у самих избиркомовских чиновников); умершие или переехавшие "мертвые души"; или "выдуманные люди" с выдуманными адресами (типа лишней сотни квартир в многоэтажном доме). Делается это на уровне УИК. Выявить такую фальсификацию можно либо сравнением количества бюллетеней в урнах с тетрадями выдачи (реальных бюллетеней будет меньше), либо путем опроса лиц, отмеченных в тетрадях как взявших бюллетени, с целью выявления тех, кто на самом деле не голосовал или умер, или переехал, или вообще не существует в природе.

Кроме этого, в графу поддерживаемого начальством кандидата можно просто переписать голоса, поданные за других кандидатов или кандидата "против всех". Искаженные данные могут заноситься в протоколы УИК во время подсчета бюллетеней, а могут переписываться в ТИКах. Этот способ тоже трудоемкий, так как требует исполнения значительного количества арифметических операций по вычитанию и сложению. Преимущество этого способа, однако, в том, что выявить фальсификации на уровне УИК с помощью тетрадей невозможно: для выявления нужно пересчитывать реальные бюллетени из урн, причем с разбивкой по всем кандидатам, а не общее их количество. Но такая же фальсификация, сделанная на уровне ТИК, выявляется еще и при сличении протоколов УИК (или их копий) с данными сводных таблиц ТИК.

Наконец, можно просто уменьшить количество бюллетеней, поданных за "нежелательного" кандидата. Их можно: не засчитать и выбросить (так было, например, с бюллетенями за Конгресс русских общин (КРО) Скокова – Лебедя в г. Махачкале в 1995 г., когда мешки с "лишними" бюллетенями за КРО оказались на городской помойке); испортить бюллетени за "нежелательных" во время их подсчета путем проставления дополнительной галочки (крестика), когда получается, что избиратель проголосовал сразу за двоих, что делает его бюллетень недействительным. Преимущество этого способа, в обеих его разновидностях, – простота. Недостаток: простоте всегда сопутствует легкость разоблачения. Если "ненужные" бюллетени выбросить, уменьшится общее число бюллетеней. Если же бюллетени "портить", это бросается в глаза: на соседних избирательных участках испорченных бюллетеней 1,5-2%, а тут, предположим, 10%, что, конечно же, сразу вызывает обоснованные подозрения. Но, так как вскоре после выборов все бюллетени уничтожаются (во всяком случае, так было в 1993, 1995, 1996, 1999, 2000 гг.), доказать, что они были испорчены умышленно, невозможно.

При вбросе дополнительных бюллетеней увеличение голосов за нужного кандидата достигается приписыванием ему дополнительных бюллетеней, подброшенных в урны на участке до голосования, в ходе него или после, без отметки в книгах выдачи. А голосование через выносные урны и досрочное голосование – это почти легальный резерв голосов для "нужных" кандидатов. Иногда бюллетени для вброса даже специально допечатываются. (Такие случаи были зафиксированы, например, в Башкирии, где правит президент Рахимов.) Бюллетени подбрасываются как на участках в урны, так и в ТИК уже в мешки, – для этого мешки с бюллетенями, вопреки закону, не опечатывают или же печати просто срываются.

Недостаток этого вида фальсификации – возможность сличения суммы всех голосов по протоколу с количеством выданных бюллетеней (по записям в тетрадях выдачи), а также возможность сличения количества бюллетеней, найденных в урнах, с количеством выданных бюллетеней.

Чтобы этого не произошло, вброс бюллетеней можно производить с дописыванием в книгу выдачи. В этом случае в качестве взявших бюллетени отмечаются избиратели, традиционно не участвующие в выборах и всякого рода "мертвые души". За умерших чаще делается "предварительная закладка", за живых "голосуют" в конце дня или уже после завершения голосования. Широко используются также выносные урны и досрочное голосование.

Этот самый трудоемкий и "качественный" способ фальсификации выявляется только путем опроса большого количества избирателей или чисто случайно, если человек, никогда не ходивший на выборы, пришел и обнаружил, что за него уже проголосовали; или если родственник умершего избирателя обнаруживает, что умерший расписался в получении бюллетеня. Понятно, что неявка избирателей на выборы облегчает работу фальсификаторов, а активное участие в голосовании – включая голосование "против всех", возможное до лета 2006 г., или унос бюллетеня с собой – делает работу фальсификаторов более трудоемкой.


Наблюдатели и копии протоколов

Естественно, что фальсифицировать результаты выборов легче, если наблюдатели от партий или международных организаций на участках отсутствуют. Но и наличие наблюдателей ни от чего не гарантирует. Иногда они настолько зависимы от начальства, что не готовы публично заявить о подлоге. Или же наблюдатель независим, но не квалифицирован и невнимателен. Наконец, наблюдатель может лично следить за всем тем, что делается в УИК, но никак не может увидеть того, что проделывают ОИК и ТИК. Он может только сравнить данные своей копии протокола УИК с опубликованными сводными данными ТИК. Но для того чтобы уличить избиркомы в искажении результатов, необходимы заверенные копии протоколов УИК. Такие копии УИК обязаны выдавать по первому требованию, однако на самом деле получить исправные копии обычно удается только самым настырным наблюдателям. К сожалению, наблюдатели, как правило, не настойчивы и далеко не всегда достаточно грамотны. В результате копии протоколов, выдаваемые по закону наблюдателям, очень часто заполняются наспех, не полностью, с очевидными ошибками. По таким протоколам можно оценить, была фальсификация или нет, но они непригодны для последующего использования в судах.

В интервью, которое в ноябре 2000 г. дал заместитель председателя Координационного совета Российского общественного института избирательного права (РОИИП) Игорь Борисов, отмечено, что подавляющая часть копий протоколов наблюдателей, предоставленная для анализа институту, "не отвечает требованиям избирательного законодательства и не является юридическим документом. В большинстве протоколов имеются незаполненные графы, в которые можно вписать любые числа, а потом говорить, что не выполняются контрольные соотношения. Практически все копии протоколов наблюдателей не соответствуют требованиям заверения в соответствии со статьей 21 закона "О выборах президента РФ"[21].

Именно под тем предлогом, что копии неправильно заверены и что в них отсутствуют те или иные графы, прокуратура до сих пор отвергала большую часть заявлений о фальсификациях как не имеющие судебной перспективы, либо сначала принимала дела, но доводила до суда крайне редко, причем в суде дело разваливалось. В 2000 г. вследствие одной из жалоб в Генпрокуратуру на фальсификации итогов президентских выборов на избирательных участках в Саратовской области областная прокуратура была вынуждена проверить 20 участков, и результаты проверки подтвердили расхождение протоколов и официально заверенных копий. Жалобщикам отказали в возбуждении уголовных дел, поскольку, как заявили прокуратуре руководители подвергнутых проверке ТИКов, при выдаче копии протокола "данные, содержащиеся в нем, с данными оригинала протокола членами комиссии не сверялись"[22]. По существу прокуратура заявила, что это не избиркомы изменили результаты выборов, а наблюдатели на всех проверенных участках подделали свои копии…


Итоги выборов 26 марта 2000 г.

Согласно данным Центральной избирательной комиссии (ЦИК) 26 марта 2000 г. Владимир Путин получил 52,94%. Между тем в ночь с 26-го на 27 марта число проголосовавших за В. Путина вплоть до 2 часов ночи не достигало 50-ти процентов (в момент окончания выборов в 20.00 за Путина было всего 44.5%), хотя процент неуклонно увеличивался по мере движения с востока на запад (тогда как на думских выборах 19 декабря 1999 г. наблюдалось обратное: чем дальше на запад, тем лучше была ситуация КПРФ и хуже положение пропутинского "Единства").

В 2 часа ночи 27 марта председатель ЦИК Александр Вешняков торжественно объявил: "Владимир Владимирович Путин, пятьдесят целых, одна сотая процента". В 10 часов утра 27 марта у Путина стало уже 52%, а по окончательно подсчитанным к 7 апреля данным – 52,94% (39.740.434 голоса).

Итоги выборов были близки к данным последних предвыборных опросов наиболее авторитетных социологических служб – они практически не выходили за пределы допустимой погрешности, которая для большинства опросов при существующей методике обычно составляет 3-3,5%. Но всего 2,94% официального "перевеса" над 50%, которые обеспечили победу Путина уже в первом туре, сами укладываются в эту допустимую для существующей социологической методики погрешность. Так что ссылаться на науку социологию в подтверждение победы Путина бессмысленно.

2,94%, которые сделали Путина президентом уже в первом туре, – это 2 млн 200 тыс. голосов.


Дагестанский казус

Независимые исследования на предмет выявления фальсификаций президентских выборов 26 марта 2000 г. имели место только по двум регионам – Дагестану и Саратовской области. Нарушения в Дагестане проверяла (по жалобе избирательного штаба Г. Зюганова) думская "Комиссия по изучению практики применения избирательного законодательства РФ при подготовке и проведении выборов и референдумов в Российской Федерации" во главе с председателем комиссии Александром Салием (фракция КПРФ). Согласно официальным данным, в Дагестане за Путина проголосовало 877.853 человека (более 75%).

Комиссия Салия не пересчитывала реальные бюллетени и не сличала их с официальными результатами.

Кстати, дагестанские власти опасались, что комиссия все-таки попытается пересчитать бюллетени хотя бы по некоторым участкам, и приняли соответствующие меры. Махачкалинский офицер милиции Абдулла Магомедов, охраняя вход в здание правительства республики, видел, как чиновники (показавшие ему свои пропуска) вынесли из здания большие мешки с бумагами и сожгли их прямо на улице. Милиционер, сославшись на свои служебные обязанности как охранника, настоял на проверке содержимого мешков и убедился, что там были избирательные бюллетени, заполненные за Зюганова. "Я знаю, как они выглядят, я был наблюдателем на выборах", – сказал милиционер[23].

Комиссия Салия сконцентрировала свое внимание на сравнении копий протоколов участковых избирательных комиссий (УИК), полученных наблюдателями, с официальными данными по тем же участкам, зафиксированными избиркомами более высокого уровня – территориальными избирательными комиссиями (ТИК). В распоряжении комиссии Салия имелось 453 копии протоколов УИК (всего в Дагестане 1550 избирательных участков, по остальным участкам наблюдателям от штаба Г. Зюганова копий получить не удалось). Проверке подверглись 14 районных территориальных комиссий и две городские – всего было изучено 174 протокола УИК.

Позднее в публикации А. Салия в "Советской России" были приведены сравнительные таблицы протоколов и официальных данных по трем территориальным избирательным комиссиям – Сулейман-Стальской, Магарамкентской и Кизилюртовской, – а также сводная таблица фальсификаций по 16 ТИКам нескольких районов. Например, УИК № 1036 Сулейман-Стальской ТИК: в копии протокола УИК, выданной наблюдателю, значился 801 голос за Зюганова, а в официальном протоколе в ТИК – 150 (украден 651 голос), в копии – 452 голоса за Путина, а в официальном протоколе – 2038 (подарено 1586). УИК № 1044 той же ТИК: у Зюганова украдено 862 голоса из 863, а Путину к его 227 приписано еще 1572 голоса. Всего по 34-м из 40 проверенных участков этой ТИК у Зюганова украдено 8462 голоса, а Путину приписано 13805.

В УИК № 0580 Кизилюртовской ТИК у Зюганова украдено 295 голосов из 495, Путину прибавлено 1151 к его 315. В УИК № 0586 у Зюганова украдено 279 из 399, Путину добавлено 1203 к его 84. Всего по 20 участкам из 26-ти Кизилюртовской ТИК у Зюганова было экспроприировано 6161, Путину приписано 14105.

Комиссия Салия обнаружила, что там, где подписи председателя УИК в копии протокола и в самом протоколе совпадали, изменений в протоколе не было, и на этих участках везде победил Зюганов. Там, где подписи не совпадали, везде с огромным отрывом победил Путин, причем подписи, которые значились в копиях наблюдателей, совпадали с подлинными подписями председателей УИК, а подписи в официальных протоколах – не совпадали. Из этого следовало, что копии – подлинные, а вот официальные протоколы УИК были "подкорректированы" в ТИКах.

Комиссия Салия зафиксировала приписки по всем 16-ти обследованным ТИКам. Если сложить результаты в соответствующей графе сводной таблицы фальсификаций, опубликованной А. Салием, получалось более 187.000 голосов, приписанных в Дагестане Путину[24].

Эти данные вместе с копиями протоколов УИК комиссия Салия еще летом 2000 г. передала в Генпрокуратуру, которая и подозреваемых в фальсификациях чиновников не привлекла к ответственности, и "Советскую Россию" не привлекла за клевету. Тогдашний председатель Центризбиркома Вешняков тоже не подавал в суд иск о защите своей чести и деловой репутации.

Закладка или вброс дополнительных бюллетеней также имели место в Дагестане. В редакцию "Советской России" прислали из города Избербаш 15 таких бюллетеней за Путина с печатями избирательного участка № 0832. Их фотокопии были воспроизведены в публикации[25].

В Дагестане на 40% участков не оказалось погашенных неиспользованных бюллетеней. Это означало, что на каждом из этих участков якобы проголосовало ровно столько человек, сколько имелось бюллетеней. Разумеется, это невозможно. Не было никаких сомнений в том, что оставшиеся неиспользованными бюллетени были, вместо того чтобы их погасить, вброшены.

Журналистка газеты The Moscow Times Евгения Борисова провела собственное расследование фальсификаций на выборах 26 марта по ряду областей, в том числе и в Дагестане. Борисова проверила данные комиссии Салия и пришла к выводу, что несомненно украденными в пользу Путина следует считать 57.162 голосов. Остальные десятки тысяч голосов (в таблице Салия, как сказано выше, было более 187 тысяч) она оставила под вопросом, не согласившись с методикой подсчета.

Однако Борисова сравнила с таблицами ТИКов копии протоколов по еще 71 избирательным участкам, до которых у комиссии Салия руки не дошли. И по этим участкам картина была той же. В частности, согласно копии протокола по участку № 0876, за Путина было подано 1070 голосов, а по данным территориальной комиссии – 3535 (разница в 2465 голоса); согласно протоколу по участку № 0903 за Путина было 480 голосов, а по данным территориальной комиссии – 1830 и так далее.

63 протокола из 71-го, изученного Борисовой и ее помощниками, свидетельствовали о фальсификациях. Это давало еще 31.101 голос, украденный для Путина. Итого – 88.263 голоса по протоколам, которые составляют всего 16% от общего числа дагестанских протоколов[26].


Саратовская область

Аналогичная картина наблюдалась и в Саратовской области. Согласно свидетельству члена территориальной избирательной комиссии отставного офицера А. Бидонко, в 3 часа ночи 27 марта, когда стали поступать данные с избирательных участков, стало ясно, что и Путин, и губернатор Дмитрий Аяцков (в области одновременно проводились губернаторские выборы) не набирают 50%. Всю ночь протоколы переписывались, неиспользованные бюллетени были погашены только утром[27]. Коммунисты подали по этому случаю иск, но суд отказался принять дело к рассмотрению, направив его для перепроверки в ту же ТИК. (Естественно, она большинством голосов постановила, что все было правильно.)

Наблюдатели от избирательного штаба Зюганова сумели получить в Саратовской области 700 заверенных копий протоколов УИК, т. е. 38,6% всех протоколов (всего в области было 1815 избирательных участков). Корреспондент "Советской России" Жанна Касьяненко сравнила данные по 28 участкам, и у нее получилось, что Путину приписано по этим участкам 3769 голосов (причем у Явлинского украдено больше всего – 1540 голосов; у Зюганова – 827).

Другие кандидаты тоже не были оставлены заботами ТИКов Саратовской области. Вот самые вопиющие случаи.

Участковая избирательная комиссия № 1576. У С. Говорухина было 12 голосов, осталось 0. У Э. Памфиловой было 16, осталось 6. У А. Подберезкина было 3, осталось 0. У Скуратова было 9, осталось 0. Кандидат "против всех" получил 30, осталось 10. Путину добавлено 50 голосов.

УИК № 1617. У Зюганова украдено 200 из 445 голосов. У Явлинского – 100 из 138. У Тулеева – 40 из 41. У Памфиловой – 30 из 32. У Жириновского – 20 из 28. У "против всех" – 20 из 28. У Титова – 10 из 18. Путину приписано 420 лишних голосов.

Ж. Касьяненко изучила 28 протоколов, воспользовавшись в том числе данными РОИИП.

Сам же РОИИП проанализировал 829 копий протоколов с участков Саратовской области (что составило 45,47% всех участков), сравнив их со сводными таблицами территориальных комиссий, т. е. не только протоколы наблюдателей-коммунистов (700 копий), но и протоколы наблюдателей от "Яблока" и других. РОИИП обнаружил около 100 протоколов УИК, данные которых были искажены в сводных таблицах комиссий более высокого уровня, и пришел к выводу, что "большая часть из них дает отклонение в пользу В. Путина"[28].

Правда, РОИИП обнаружил в саратовских протоколах "ряд участков", где голоса приписывали Зюганову. В частности на участке № 107 Зюганову было добавлено 6 голосов, а на участке № 452 Путину приписали 31 голос, Зюганову – 10, а Жириновскому – 1.

Вследствие одной из жалоб в Генпрокуратуру на фальсификации итогов президентских выборов на избирательных участках в Саратовской области областная прокуратура была вынуждена проверить 20 участков. Результаты проверки подтвердили расхождение данных протоколов и официально заверенных копий. За подписью старшего прокурора отдела управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов А. Ж. Макашевой жалобщикам был выдан ответ об отказе в возбуждении уголовных дел, поскольку, как заявили прокуратуре руководители подвернутых проверке ТИКов, при выдаче копии протокола "данные, содержащиеся в нем, с данными оригинала протокола членами комиссии не сверялись"[29].


Мордовия

На участке № 207 г. Йошкар-Ола член УИК с совещательным голосом Л. Коростелев был по распоряжению председателя УИК Н. Е. Большакова насильственно удален милицией из помещения, где производился подсчет. Когда Коростелеву разрешили вернуться в помещение, он обнаружил "массу испорченных бюллетеней с отметкой "за Зюганова". Убежден, что их портили сознательно, специально в мое отсутствие, ставили черточки и дополнительные знаки". Естественно, что копию протокола УИК, составленную Коростелевым, начальник УИК, его заместитель и секретарь отказались подписать.


Башкирия

А вот факты фальсификации методом внесения искажения в первичные протоколы. В Башкирии на участке № 2921 голоса, поданные за Путина и Зюганова, просто поменяли местами: сразу после подсчета было 252 за Зюганова и 110 за Путина, а в официальном протоколе – наоборот.

В башкирской деревне Приютово на избирательном участке № 514 бывшая учительница Клавдия Григорьева присутствовала в качестве наблюдателя при подсчете голосов и записала для себя: 862 голоса за Путина, 356 – за Зюганова, 24 – за Жириновского, 21 – за Титова, 12 – за Явлинского. А в сводке УИК по данным официального протокола значилось: 1092 голоса за Путина, 177 – за Зюганова, за остальных – ноль.

К сожалению, ни данные этого протокола, ни данные других протоколов по Башкирии никакими комиссиями не сличались с бюллетенями, найденными в урнах (26 марта 2001 г. истек положенный по закону годичный срок хранения бюллетеней и их уничтожили). А самочинную запись наблюдателя никакая прокуратура не примет в качестве основания для заведения уголовного дела по статье 142 УК РФ.

Во время президентских выборов марта 2000 г. прямых указаний "сверху" в Башкирии замечено не было, но зато по избиркомам всей Башкирии еще во время голосования были распространены результаты exit-poll'а Фонда эффективной политики (ФЭП) Глеба Павловского. После этого без всяких указаний и инструкций в избиркомах поняли, что окончательные результаты в Башкирии должны быть "не хуже" результатов общероссийского опроса.


Татарстан

Президент Татарстана Минтимер Шаймиев однажды сказал: "На что мы ориентируем избирателя, так он и голосует. Это прагматичный подход, и так мы работаем с избирателями"[30]. Ориентировали, однако, не только избирателя, но и избиркомы. На участке № 2729 так ретиво исполняли рекомендации начальства, что из 286 бюллетеней все, кроме двух, оказались поданными за Путина. Скорее всего, это было сделано уже на уровне УИК.

На другом участке в Татарстане наблюдатель от "Яблока" Ольга Тарасова заметила при подсчете голосов вброс бюллетеней за Путина и одновременное изъятие бюллетеней, заполненных за других кандидатов.

65– летний Алхат Зарипов, который живет в Казани в многоэтажном доме (улица Ю. Фучика, д. 107), на избирательном участке увидел, что в его доме числится 209 квартир, тогда как он точно знает, что их всего 180. В списке соседнего дома тоже оказалось на 108 квартир больше. Этот дом значился как 125-квартирный. Зарипов попросил разъяснений, но член комиссии просто забрал списки и ушел.

Moscow Тimes опубликовала фотографию 71-летнего пенсионера Петра Филиппова из села Татарский Сатлык в Татарии, который пришел под конец дня 26 марта, чтобы проголосовать за Жириновского, но на избирательном участке обнаружил, что за него уже кто-то расписался в получении бюллетеня. В Казани на участке № 263 наблюдатели от КПРФ задержали мужчину с 12 бюллетенями за Путина; на участке № 265 – женщину с такими же неучтенными бюллетенями.


Калининградская область

В Калининграде было зафиксированных не менее 44 случаев расхождения данных протоколов с копиями, полученными наблюдателями. Общая сумма украденных в пользу Путина бюллетеней составила 42.500. Руководитель Калининградской областной избирательной комиссии объяснил расхождение тем, что из-за отсутствия множительной техники копии протоколов заполнялись вручную, а потом подписывались членами УИКов без проверки. Иными словами, по версии избиркома, не ТИКи (или УИКи) подтасовали в пользу Путина 42.500 голосов, а наблюдатели, сговорившись, зачем-то подделали данные в своих копиях.


Курская область

В Курске коммунистам удалось по участку № 426 доказать фальсификацию по суду: 104 бюллетеня из 610 были подделаны в пользу Путина. А вот главы двух избирательных комиссий в Курской области были уволены губернатором после того, как в их округах победил Зюганов.


Кабардино-Балкария

Всего по шести полученным наблюдателями протоколам Путину было приписано 2864 голосов. На участке № 179 наблюдатели обнаружили, что на выборы пришли только 640 человек, а из ящика было вынуто 972 бюллетеня.


Приморье

На участке № 1047 после завершения голосования местные жители нашли несколько порванных бюллетеней, поданных за Зюганова. Суд дело к рассмотрению не принял.


Чечня и Ингушетия

Разумеется, что никакого отношения к действительности не имеют результаты выборов 26 марта 2000 г. по Чечне. Там никто не сличал документов. Но и без того ясно, что это сплошная "липа": 191.000 голосов за Путина, около 86.000 – за Зюганова, 35.000 – за Явлинского, 22.000 – за Джабраилова. Если данные по "пацифисту" Явлинскому и чеченцу Джабраилову еще можно признать похожими на правду, то "мочитель в сортире" Путин и империалист Зюганов в сумме вряд ли могли бы получить больше, чем 100-120 тысяч голосов (поскольку такова – по разным оценкам – была численность российских войск в Чечне на март). Все остальное – явная приписка. Простые математические подсчеты показывают, что каждый российский военнослужащий проголосовал в Чечне дважды.

Точно также в 1995 г. фантазия военной администрации дала черномырдинскому НДР по Чеченской республике 48,03%. Это был абсолютный всероссийский рекорд для НДР. А в 1996 г. по Чеченской республике Ельцин получил 65,11% в первом туре и 73,38% во втором.

Почти такое же недоверие вызывают и результаты голосования в Ингушетии: в этой бедствующей благодаря "контртеррористической операции" республике, по официальным данным, за Путина проголосовали почему-то аж 85% (94.000 человек).


Косвенные свидетельства

О том, что на президентских выборах широко применялся вброс бюллетеней в конце голосования тех, кто в выборах не участвовал, существуют помимо прямых свидетельств, еще и два косвенных.

Первое косвенное свидетельство. Согласно официальным данным Центризбиркома, общее число избирателей, имевших право участвовать в думских выборах 19 декабря 1999 г., составляло чуть больше 108.072.000 избирателей. Всего через три месяца количество потенциальных избирателей выросло… на 1 млн 300 тыс. человек!

Второй косвенный признак – это скачок официальной "явки" избирателей в последние часы. Параллельно со все росшим и росшим процентом голосовавших за Путина, в последние 2-3 часа голосования резко увеличился процент явки избирателей. Еще в 7 часов вечера по московскому времени явка была 54%, а через два часа – уже 67%. Выходило, что избиратели вместо того, чтобы смотреть вечером "Особенности национальной рыбалки" по ОРТ или "Ментов" по НТВ, толпами хлынули на избирательные участки.


Сколько всего голосов приписано Путину?

А. Салий попытался прикинуть, сколько же всего голосов по Дагестану украдено в пользу Путина, и у него получилось примерно 700.000 голосов – исходя, очевидно, из цифры 180.000 по 16-ти ТИКам. Е. Борисова из The Moscow Times провела собственный подсчет, исходя из цифры 88.263 на 16% протоколов, и у нее получилось примерно 550 тысяч голосов. Это из 877.853 голосов, полученных Путиным в Дагестане согласно официальным данным.

Таким образом, в Дагестане в первом туре президентских выборов на самом деле победил не Путин, а Зюганов.

Можно ли экстраполировать масштаб фальсификаций в Дагестане на всю страну? Видимо, нельзя: Дагестан – одновременно "красный" и мусульманский регион, и именно поэтому там голосуют всегда не так, как в других регионах. Кроме того, там и фальсифицируют смелее, чем в большинстве других регионов страны.

А вот Саратовская область гораздо более показательна для России в целом, чем Дагестан. Поэтому стоит прежде всего прикинуть, сколько было украдено в пользу Путина в этой области. Согласно цитированному выше интервью руководителя РОИИП И. Борисова, приводившего данные анализа РОИИП по сотне участков Саратовской области, "если аппроксимировать эти данные на всю область, приняв за истину данные в копиях протоколов наблюдателей, то В. Путин "лишится" порядка 4% голосов в области, в которой он набрал 58%, а остальные кандидаты "растащат" эти 4 процента. То есть итоговый результат не изменится: у Путина останется около 54% в Саратовской области" (4% от числа проголосовавших в Саратовской области – это почти 61.000).

В Башкирии, где, по официальным данным, за Путина проголосовали 1.387.179 человек (более 60%), точный масштаб фальсификаций мы знаем, к сожалению, только по одному участку – в деревне Приютово. Так вот, если во всей Башкирии фальсифицировали на том же уровне, как в Приютово, то Путину в Башкирии приписали 291.000 голосов.

К Дагестану ситуация приближается, видимо, только в сравнительно малонаселенной Калмыкии (за Путина подано якобы 77.714 голосов – более 70%) и Ингушетии. Выборочные и "точечные" свидетельства по Калининградской и Нижегородской областям показывают, что там результаты корректировались примерно как в Саратове, а в Приморье, Татарии и Кабардино-Балкарии – примерно как в Башкирии.

Итак, Путину засчитали в его пользу следующие украденные голоса: 800 тысяч человек, которые по признанию "министерства выборов" "могли проголосовать дважды", 550 тысяч голосов в Дагестане, 291 тысяча голосов в Башкирии, 131 тысяча в Саратовской области, минимум 42.500 в Калининградской области, тотально приписанные десятки тысяч в Чечне и Ингушетии, а далее – Калмыкия, Кабардино-Балкария, Приморье, Нижегородская область, Курская область и остальные регионы. Напомним, что 2,94%, которые сделали Путина президентом уже в первом туре, это всего 2 млн 200 тыс. голосов. Поэтому позволительно сделать вывод, что Путин не выиграл президентские выборы в первом туре. Скорее всего, в целом по России Путин получил 48-49% голосов (примерно как в Саратовской области). Кстати, это та цифра, на которой сходятся большинство экспертов, когда они говорят "не для печати".

Сегодня никто, наверное, не сомневается в том, что во втором туре Путин выборы все равно бы выиграл. Но в начале 2000 г. сомнения в его победе были, по крайней мере, у администрации президента и в "министерстве выборов". Поэтому второго тура 7 мая 2000 г. не было. Вместо него была проведена инаугурация.


Глава 7. ФСБ, Олигархи, кланы

Корпорация ФСБ (чекисты)

Корпорация ФСБ всегда считала не являющееся членами корпорации население врагами. Неудивительно, что, придя к власти, представители корпорации в центре и на местах, начиная с президента Путина, занимаются ужесточением контроля ("вертикаль власти"), конфискацией имущества (расправа с избранно неугодными олигархами), внедрением в ряды противника сотрудников из числа членов корпорации ФСБ (офицеров действующего резерва), вылавливанием бесконечных шпионов воображаемого противника (чаще всего по статье "разглашение государственной тайны") и, наконец, развязанной корпорацией ФСБ войной (в Чечне).

Все эти корпорационные сражения можно было бы считать игрушечными, если бы в процессе этой почти виртуальной игры не разрушалась бы вполне конкретная страна (Россия) и не гибли бы реальные люди (большею частью русские и чеченцы).


Указ о семи федеральных округах и разгон Совета Федерации

В своей инаугурационной речи 7 мая 2000 г. Путин уделил главное внимание необходимости сохранить единство страны и укрепить государство. Именно с этой задачей был связан один из наиболее значительных шагов Путина во время его первого срока – реформа федеративного устройства. 13 мая Путин подписал указ о создании семи федеральных округов и полномочиях представителей президента в округах. 17 мая он выступил с телевизионным обращением к народу, в котором объявил о начале реформы федеративных отношений.

18 мая были назначены полномочные представители президента в семи новосозданных округах. В Центральном федеральном округе, включающем Москву, полномочным представителем президента стал генерал ФСБ Георгий Полтавченко. В Северо-Западном округе, включающем Санкт-Петербург, – генерал ФСБ Виктор Черкесов. Из пяти остальных представителей президента трое тоже были из силовых структур.

Путин пытался "укрепить единство государственной власти". Объективная слабость основных российских законов ельцинского периода, действительно, заключалась в том, что они составлялись в конкретный исторический момент под конкретного президента – Ельцина. Путин же пытался переписать основные российские законы под требования корпорации, которая привела его к власти – корпорации ФСБ.

Ельцин ставил своей задачей максимальную децентрализацию России, так как понимал, что в августе 1991 г. Советский Союз распался из-за чрезмерной централизации, сделавшей из СССР нежизнеспособную многонациональную империю, не способную конкурировать в современном мире. Путин в противоположность Ельцину стал возвращаться к системе централизованного управления.

Указ о создании семи федеральных округов стал классическим примером узурпации государственной власти избранным народным голосованием чиновником. С точки зрения общепринятых законов о государственном устройстве, положения Указа были антиконституционны и не выдержали бы испытания в суде юридически грамотной страны. Сам факт появления такого указа говорил о том, что в России царил абсолютный государственный произвол, не ограниченный ни конституционным судом, ни законами, ни здравым смыслом; а избранный президент страны не планирует становиться "гарантом конституции".

Следующим по важности законом был предложенный Путиным федеральный закон "О порядке формирования Совета Федерации". Он заменял выборный Совет Федерации назначаемым. Члены Совета становились теперь назначенными президентом чиновниками. Вместо выборного авторитетного органа была создана банальная бюрократическая контора. Избранные народом региональные руководители, входившие в Совет Федерации согласно Конституции России, теперь имели право, причем не все, делегировать в новый Совет Федерации своих представителей, согласовав предварительно с Кремлем их кандидатуры.

В результате реформирования Совета Федерации и создания института представителей президента избираемые губернаторы фактически лишились власти на местах и влияния в центре. В бюрократической России, требовавшей постоянного разрешения Кремля на одобрение тех или иных местных проектов, губернаторы и их представители не могли решать стоявшие перед ними задачи, так как руководство федерального уровня уже не смотрело на них как на полноправных партнеров, избранных народом. Само федеральное руководство тоже не всегда и не везде могло решать теперь местные вопросы через представителей губернаторов, входящих в новый бесправный Совет Федерации, так как на местах эти представители не пользовались авторитетом. Их никто не выбирал. За ними, собственно, никто не стоял.

Очевидно, что путинские реформы противоречили Российской конституции и могли быть узаконены только через формальное изменение конституции страны – двумя третями голосов Государственной думы. Но на рассмотрение Государственной думы вопрос о создании семи федеральных округов и об изменении статуса Совета Федерации вынесен не был, так как двух третей голосов в парламенте у Путина тогда не было.


Российский Бонапарт Александр Волошин

Указ о создании семи федеральных округов был любимым детищем руководителя администрации президента Александра Волошина. Дело в том, что согласно этому указу вся полнота власти в стране принадлежала ему. Сталину даже не снились те полномочия, которые Волошин предусмотрел для себя в этом указе. Между выборным президентом и выборными руководителями 89 субъектов федерации создавался буфер из семи назначенных бюрократов, причем вся семерка по закону подчинялась непосредственно Волошину.

Согласно "Положению о полномочном представителе президента Российской Федерации в федеральном округе" "полномочный представитель является федеральным государственным служащим и входит в состав администрации президента Российской федерации" (т. е. подчиняется Волошину).

Назначение и освобождение от должности президентом представителя федерального округа производится только "по представлению руководителя администрации президента" (т. е. Волошина).

"Заместители полномочного представителя" тоже "входят в состав администрации президента" и соответственно подчиняются не "полномочному представителю", своему непосредственному начальнику, а Волошину, что было сформулировано в Указе до циничного открыто: "Назначение на должность заместителя полномочного представителя, освобождение их от должности, а также применение к ним мер поощрения и дисциплинарного взыскания осуществляется руководителем администрации президента" (лично Волошиным).

Аппарат полномочного представителя на местах также подчинялся не полномочному представителю и его замам, а Волошину: "Оперативное руководство деятельностью полномочного представителя осуществляет руководитель администрации президента". "Непосредственное обеспечение деятельности полномочного представителя осуществляет аппарат полномочного представителя, являющийся самостоятельным подразделением администрации президента". "Руководитель администрации президента" "утверждает структуру и штатную численность аппарата полномочного представителя, определяет количество заместителей полномочного представителя". Иными словами, бюджет полномочных представителей тоже определял Волошин.

В новом Совете Федерации Волошин прав себе не оговорил, потому что его интересовало не столько создание нового Совета, сколько роспуск старого. Дело в том, что однажды злопамятный Волошин в Совете Федерации прошел через жуткое унижение. Именно Волошин был отправлен Ельциным в Совет Федерации выступать с речью о необходимости снятия Скуратова. Транслировавшееся на всю страну выступление Волошина обернулось тогда для Кремля катастрофическим провалом. Бюрократ Волошин оказался никудышным оратором и не мог связать двух слов. Его выступление было настолько неубедительным, что Совет Федерации проголосовал против отставки, и копающий под режим Ельцина Скуратов остался на своем посту, несмотря на наличие компрометирующей его пленки с девушками по вызову. Именно тогда мстительный Волошин задумал распустить Совет Федерации при первой возможности. Эта возможность представилась сразу же после прихода Путина к власти.


Вертикаль власти

Внесенный на рассмотрение и утверждение Думы пакет законодательств, реформирующих федеративные отношения и местное самоуправление, явился основой для строительства так называемой "вертикали власти", призванной вернуть Россию к жесткой централизации времени Советского Союза. Последний, третий, законопроект пакета, касался права губернаторов и федерального центра распускать местные законодательные собрания в случае, если Москва находила решения местных парламентов противоречащими федеральному закону. Этот законопроект принимался прежде всего для того, чтобы застраховать федеральный центр от ситуаций, аналогичных чеченской, когда республиканское законодательное собрание, местный парламент субъекта федерации, приняло решение о фактическом выходе из состава России.

Путин оговорил за собой право отстранять выборных должностных лиц, включая губернаторов, по представлению прокуратуры местного или федерального уровня. В стране, где прокуратура никогда не была независимой и являлась одним из самых коррумпированных органов, принятие нового закона означало, что Путин всегда сможет договориться с прокурором о снятии неугодного президенту выборного должностного лица.

Наконец, федеральный центр мог теперь регулировать законы и контролировать местное управление "в городах федерального значения, столицах и административных центрах субъектов Российской федерации, городах численностью населения свыше 50 тысяч человек, в приграничных территориях, закрытых административно-территориальных образованиях, закрытых военных городках". Иными словами, к ведению федерального центра относилась теперь почти вся Россия.

Одобренные Думой законопроекты Путина стали темой обсуждения во время первого визита Путина к писателю и нобелевскому лауреату Александру Солженицыну. Путин посетил Солженицына 20 сентября 2000 г. в его доме и имел с ним длительную беседу. Встреча транслировалась в прямом эфире российским телевидением. Глядя на висевший на стене в кабинете писателя известный портрет П. А. Столыпина, Путин спросил: "Это ваш дедушка?" Солженицын мягко поправил, что нет, это – Столыпин, премьер-министр дореволюционной России.

На Солженицына Путин произвел хорошее впечатление: "Чрезвычайная взвешенность его рассуждений", "живой ум и быстрая сообразительность", "никакой личной жажды власти, упоения властью, пребывания во власти", "самоуправление – есть фундамент нашего существования… Он действительно так понимает и так знает. Здесь мы сошлись невероятно".

Несколько позже Солженицын понял, что именно в вопросе самоуправления он стал объектом дешевой пиарной акции. Интервью Солженицына "Московским новостям" 19-25 июня 2001 г. освещали уже не столь широко, как визит к Солженицыну Путина. "Я действительно несколько советов ему дал, – сказал Солженицын. – Но не вижу, чтоб он какие из них исполнил. Конечно, он согласился с самоуправлением. Но кто самоуправление на словах ругает? Никто. Все его хвалят. И никто не хочет ему помочь, наоборот, теснят его и давят. Я настойчиво просил Путина не уничтожать Государственный экологический комитет, независимость лесного хозяйства. Я совершенно не понимал, зачем нужно разваливать Совет Федерации. Вообще непонятно, что создали вместо этого – какую-то промежуточную амебность. Да, действительно, я что мог посоветовал. А последующих контактов у нас не было".

В следующий раз Путин посетил Солженицына только в 2007 г. Критических замечаний в отношении Путина Солженицын уже не высказывал.

В мае– июне 2000 г. Путин стал отменять как противоречащие Конституции России те или иные региональные законодательные акты. 11 мая от отменил некоторые законодательные акты Ингушетии и Амурской области, 16 мая -предложил губернатору Смоленской области отменить определенные постановления местной исполнительной власти как противоречащие российским законам. 8 июня приостановил действие ряда указов президента Адыгеи Аслана Джаримова как противоречащие Конституции. 30 июня приостановил действие определенных постановлений администрации Воронежской области, где губернатором был Иван Шабанов.

Путин умело использовал как политику кнута и пряника по отношению к региональным правителям, так и противостояние ельцинского окружения и олигархов так называемым "чекистам" (офицерам ФСБ-КГБ, вводимым Путиным во власть). 1 сентября он подписал указ о создании Государственного совета – нового консультативного органа, составленного из глав исполнительной власти всех субъектов Федерации. 5 декабря – прекратил участие России в Бишкекском соглашении о безвизовом передвижении граждан государств СНГ по территории его участников. С этого момента для передвижения по некоторым странам СНГ требовалось наличие загранпаспортов и получение заграничных виз.

В декабре 2000 г. Путин настоял на утверждении Думой комбинированной государственной символики. Государственным флагом оставался принятый при Ельцине бело-сине-красный триколор. Государственным гербом – двуглавый орел времен дореволюционной России. Но официальным знаменем российской армии становилось Красное знамя советской эпохи, а государственным гимном – старый советский гимн с несколько измененными словами, учитывающими исчезновение с карты земного шара государства Советский Союз.

Совершив возможно антиконституционные шаги для консолидации своей власти (а может быть, готовясь к третьему президентскому сроку, требующему формального изменения российской конституции), Путин не прочь был толкнуть на тот же путь и многочисленных региональных лидеров, не желавших расставаться с властью на местах. В ноябре 2000 г. представитель президента в Думе генерал Александр Котенков помог губернаторскому лобби продавить законодательную поправку, позволяющую 16-ти губернаторам и региональным президентам (в частности, задним числом, президенту Татарии Минтимеру Шаймиеву) баллотироваться на третий срок. В январе 2001 г. Котенков содействовал прохождению в нижней палате парламента так называемой "поправки Бооса", благодаря которой 69 региональных глав исполнительной власти (в том числе Юрий Лужков и Муртаза Рахимов) получили право избираться на третий срок, а 17 из них (в том числе Шаймиев) – на четвертый. В благодарность за эту любезность президента Юрий Лужков по существу передал под контроль президента в Думе свою организацию "Отечество". 12 апреля 2001 г. она объединилась с партией "Единство" в единую пропрезидентскую партию.

Критики Путина неоднократно называли те или иные подписанные им законы антирусскими, направленными против национальных интересов России. Так, 10 июля Путин подписал дополнения к закону "Об охране окружающей природной среды". Эти поправки отменяли запрет на ввоз в Россию ядерных отходов в виде "отработанного ядерного топлива" (ОЯТ). Был также подписан указ о создании специальной комиссии по вопросам ввоза ОЯТ. В результате ядерные отходы, которые раньше запрещено было ввозить из-за границы в Россию, теперь ввозить стало можно.

31 мая 2001 г. Путин подписал новый закон о гражданстве (принятый Думой 19 апреля и одобренный Советом Федерации 15 мая), приравнявший в вопросе получения российского гражданства бывших граждан СССР, включая выходцев из России (в том числе более 20 млн русских) ко всем прочим иностранцам. В соответствии с этим законом в числе лиц без российского гражданства оказались несколько десятков тысяч военнослужащих российской армии, имевших до поступления на службу постоянную прописку в отделившихся от России республиках бывшего СССР.

Во время визита в Москву президента Туркмении Сапармурада Ниязова 10 апреля 2003 г. Путин дал согласие на прекращение действия договора о двойном гражданстве. 22 апреля Туркмен-баши подписал указ об урегулировании вопросов прекращения действия двойного гражданства, согласно которому владельцы двух паспортов должны были в течение двух месяцев выбрать гражданство одной из стран. По истечении этого срока проживавшие на территории Туркмении российские граждане, имевшие туркменское гражданство, автоматически утрачивали подданство России. В соответствии с этим указом российское гражданство теряли около 100 тысяч человек. После серии публикаций в российских газетах о предательстве Россией своих граждан ("продажа граждан в обмен на газ") министр иностранных дел России Игорь Иванов в телефонном разговоре с министром иностранных дел Туркмении Рашидом Мередовым 26 апреля 2003 г. выразил "серьезную обеспокоенность односторонними и поспешными действиями туркменской стороны в связи с прекращением действия соглашения о двойном гражданстве между нашими странами". Однако никаких дальнейших шагов МИДом России и президентом предпринято не было.

Как пример противоположного принятия "прорусского" закона следует назвать подписанную 11 декабря 2001 г. поправку к закону о языках, позволяющую использование только кириллической графики в письменности официальных языков Российской федерации (с целью воспрепятствовать переводу татарского языка на латиницу, начатую президентом Татарстана Шаймиевым).

Неоднократно Путиным предпринимались попытки приблизить к России Белоруссию или даже включить ее в состав Российской Федерации. 14 августа 2002 г. в ходе переговоров в Москве с президентом Белоруссии Лукашенко Путин предложил в качестве двух основных вариантов "дальнейшего продвижения российско-белорусского единения" либо "полную интеграцию в единое государство" с вступлением семи административных составляющих Белоруссии в состав России в качестве субъектов федерации, либо "надгосударственное образование по типу Евросоюза". Референдум в России и Белоруссии "по вопросам окончательного объединения" Путин предложил провести в мае 2003 г. Оба варианта были негативно встречены белорусской стороной. Референдум проведен не был. 4 сентября в послании президенту Белоруссии по концептуальным вопросам строительства Союзного государства Путин вновь подтвердил, что "в конкретном плане имеются следующие основные варианты дальнейшего продвижения российско-белорусского единения: полная интеграция в единое государство, надгосударственное объединение по типу Евросоюза, а также работа по объединению на основе положений действующего Договора о создании Союзного государства". Лукашенко послание Путина проигнорировал.

Указ о создании семи федеральных округов оказался знаковым. Это был сигнал к разворовыванию остатков государственной власти, еще не приватизированной президентом и руководителем администрации президента. В борьбу за эту остаточную власть включились не те, кто имел на нее права согласно Конституции России, а те, у кого были силы и средства за эту власть бороться, – силовые ведомства и кланы.


Придворно-олигархические кланы

Одним из первых, кто определил постсоветский государственный строй как олигархию, был Александр Солженицын. В конце 1996 г. он писал:

"Из ловких представителей все тех же бывших верхнего и среднего эшелонов коммунистической власти и из молниеносно обогатившихся мошенническими путями скоробогатов создалась устойчивая и замкнутая олигархия из 150-200 человек, управляющая судьбами страны. Таково точное название нынешнего российского государственного строя. […] Членов этой олигархии объединяет жажда власти и корыстные расчеты – никаких высоких целей служения Отечеству и народу они не проявляют"[31].

Определяя Россию Ельцина как олигархию, писатель исходил из классического словарного значения этого слова, данного в знаменитом словаре Владимира Даля: "Образ правления, где вся высшая власть в руках небольшого числа вельмож, знати, олигархов"[32].

В переводе с греческого "олигархия" буквально означает "власть немногих" ("олигой" – "немногие", "архэ" – "власть, правление"), а "олигархи" – "немногие правящие", "правящее меньшинство".

Как тип правления олигархию впервые описал Платон в VIII книге своего трактата-диалога "Государство". Возможно, что сам Платон термин и придумал, хотя не исключено и то, что слово существовало раньше. Согласно Платону (у которого в диалоге об олигархии рассуждает Сократ, беседующий с Адимантом) олигархия – это государственное правление, основанное на имущественном цензе: государственные должности имеют право занимать только люди имущие. Поскольку богатых всегда намного меньше, чем бедных, правление богатых и есть правление "немногих". Платону же принадлежит характеристика олигархии как порочной формы государственного устройства, в котором целью правящих является не всеобщее благо, а личная корысть.

Аристотель в "Политике", "Афинской политии", а также "Риторике" развил и детализировал Платона. Три основные черты олигархии по Аристотелю: правители набираются из числа богатых или же по выбору богатых из числа их друзей; правители не зависят от граждан (и этим олигархия отличается от демократии – власти граждан); правители преследуют интересы своего личного, а не всеобщего блага (и этим олигархия отличается от аристотелевой аристократии). Исходя из реалий современной ему Эллады, Аристотель подразделил олигархию (корыстную недемократическую власть немногих богатых) на четыре вида, различающиеся способами формирования правительства (цензовая выборность, кооптация, наследование должностей, самозахват); степенью имущественной поляризации (от умеренной до максимальной); и разной степенью сочетания законности и беззакония (от несправедливого, выгодного лишь меньшинству законодательства, до полного произвола).

Описание Аристотеля (за исключением некоторых частностей – типа назначения должностных лиц по жребию) оказалось универсальным: после Древней Греции олигархический тип правления находили и находят в доимператорском и позднеимперском Риме, в средневековой Венеции, в Латинской Америке XIX-ХХ вв., в современной Юговосточной Азии, постколониальной Африке и постсоветских государствах.

В России при Ельцине олигархический режим еще не сформировался окончательно, вполне сочетаясь и с отдельными чертами классической тирании (беззаконной единоличной власти), и анархии, и с хилыми ростками демократии. "Тирания" "царя Бориса" была, надо сказать, довольно добродушной, и проявлялась скорее в самодурстве и волюнтаризме, чем в систематическом подавлении прав и свобод граждан. Гораздо более при Ельцине бросались в глаза проявления анархии, в том числе полуфеодальной анархии региональных правителей (особенно в периоды, когда президент "работал с документами" и являл Сергею Ястржембскому "крепкое рукопожатие", т. е. полностью бездействовал, а может быть, был в запое). При Путине самодурства и анархии поубавилось, зато и от добродушия не осталось следа. Как сказал известный сатирик Виктор Шендерович, "прежний хозяин был большой, пьющий и блаженный, а этот – маленький, трезвый и злобный"[33].

Если путинскую систему власти рассматривать через призму классических представлений об олигархии, то она соответствует второму типу олигархии по Аристотелю: к власти допускаются только богатые; имущественная поляризация велика, но еще не максимальная; власть формирует себя сама – фактически способом кооптации; законы есть, но они написаны начальниками для пользы начальства. Можно еще добавить, что это второй тип олигархии, но с разнонаправленными отклонениями: и в сторону первого, умеренного типа (власть не полностью самоформируется, выборы существуют), и в сторону третьего и четвертого – "династических" типов олигархии (имущественная дифференциация приближается к максимальной, появляются элементы наследования власти).

К той же примерно разновидности олигархии относится большинство стран третьего мира, в частности африканских. Это неудивительно: по большинству значимых параметров развития Россия оказалась сейчас где-то между Латинской Америкой и Африкой. Мексика вполне может считаться для России недосягаемым образцом порядка, экономического роста, демократии и благосостояния граждан. Однако Россия не только не может догнать Мексику, но отстает даже от Колумбии, дрейфуя по направлению к Нигерии.

Формально в России (как и других современных странах третьего мира) нет имущественного ценза для занятия высших государственных должностей. Но фактически имущественный ценз существует. О русской олигархии можно еще сказать, что она, в первую очередь, номенклатурно-бюрократическая, чиновничья, а не, скажем, финансовая (как в Сингапуре). Олигархи – это номенклатурная верхушка во главе с президентом, администрация президента, министры, полномочные представители в федеральных округах, губернаторы, руководители ФСБ, МВД, прокуратуры и армии. Некоторые представители крупного бизнеса тоже входят в правящую олигархию – те из них, кто занимает значимые должности в государстве. Роман Абрамович и Александр Хлопонин – олигархи, поскольку прикупили себе за собственные деньги государственные должности. Потанин и Березовский – олигархи, потому что занимали такие должности в прошлом. Михаил Фридман и Олег Дерипаска – олигархи, потому что опираются на неформальные связи с президентом и высокопоставленными членами правительства (родственно-клановые связи, как в случае с Дерипаской, трудно учесть, но нельзя не учитывать, особенно в России).

Если отвлечься от России и вспомнить о бывшем итальянском премьер-министре Сильвио Берлускони, которого в русских СМИ тоже любят называть олигархом, то Берлускони – не олигарх, но по другой причине: он был избран демократически. Вот если бы итальянский медиа-магнат пришел к власти не по итогам абсолютно демократических выборов, а в результате операции "Преемник", то его можно было бы признать олигархом.

Ходорковский, хотя он богат и до недавнего времени был влиятелен, не занимал правительственных должностей. В английском языке для обозначения фридманов и ходорковских существует специальное слово японского происхождения – "тайкун" (tycoon). Оно, конечно, было бы более точным, чем "олигарх", потому что классическими олигархами являются как раз посадившие Ходорковского Владимир Путин, Виктор Иванов, Борис Грызлов и Владимир Устинов. Они и занимают посты в государстве, и не бедны, и правят государством не в интересах общего блага. Когда против этого приводят аргумент, что Ходорковский и Березовский много богаче своих гонителей, этот аргумент не работает, особенно сегодня, когда Ходорковский сидит в тюрьме, Гусинский уже отсидел, а Березовский чудом тюрьмы избежал.

Не все из "Тридцати тиранов" описанного Аристотелем в "Афинской политии" классического образца олигархического правительства (404 г. до нашей эры) были самыми богатыми людьми в Афинах. Некоторые просто были друзьями или слугами самых богатых. Нигде не сказано, что Критий (первый из Тридцати) был самый богатый. А между прочим, Критий производил конфискации у самых богатых – как и некоторые олигархи более поздних времен. Не наличие богатства делает "тайкуна" олигархом, а только сочетание богатства с добытой благодаря богатству публичной политической властью и корыстным ее использованием. Главной причиной жестких репрессий жандармско-полицейской олигархии против Березовского, с одной стороны, и Ходорковского – с другой, являлось то, что они открыто заявили о своих претензиях на власть. Березовский – с 1996 г., Ходорковский – когда в одном из своих интервью сказал, что намерен к 2008 г. уйти из активного бизнеса и пойти во власть.


Олигархические кланы при Ельцине

Олигархия обычно имеет клановую структуру, разделена на соперничающие между собой группировки и клики. Так было в правительстве "Тридцати тиранов", в Римском Сенате, в венецианском "Совете десяти", в латиноамериканских хунтах XIX-ХХ вв., в постколониальной Африке. Не является исключением и Россия.

В постсоветской России олигархический строй более или менее сложился примерно к 1996 г. Благодаря имеющей глубокие корни централизованной бюрократической системе и производному от нее суперпрезидентскому, квазимонархическому характеру российской конституции, олигархия выстраивается вокруг главы государства и имеет отчасти "придворный" характер. Ведущим придворно-олигархическим кланом при Ельцине был нефтегазовый клан Черномырдина – Вяхирева. С ним соперничала группировка Коржакова – Барсукова – Сосковца (тогдашние "силовики"). При Ельцине сложился и сплоченный столичный клан во главе с Юрием Лужковым. При Ельцине же идеологическая группа "питерских либералов" во главе с Анатолием Чубайсом стала превращаться в самостоятельный олигархический клан "питерских экономистов".

К концу правления Ельцина сложился и потеснил остальные группировки клан "семья": Роман Абрамович, Борис Березовский, Александр Волошин, Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко. В провинции утвердились мощные региональные кланы – Муртазы Рахимова в Башкирии, Минтимера Шаймиева в Татарстане, Кирсана Илюмжинова в Калмыкии, Эдуарда Росселя на Урале, Владимира Яковлева в Санкт-Петербурге.

Олигархические административно-экономические группировки и кланы стали основными субъектами политического процесса, а политические партии, движения, блоки, парламентские фракции – инструментами кланов. Официальные политические структуры – не самостоятельны, они являются производными от кланов и клик, их блоков и коалиций. "Наш дом – Россия" (НДР), официальная "партия власти" позднеельцинского периода, была политическим инструментом коалиции нескольких кланов (Черномырдина, Коржакова, Лужкова, региональных, ранней "семьи"). Эта коалиция в 1998-99 гг. распалась, и к выборам 1999 г. из НДР выделились "Отечество" (инструмент лужковской мэрии), "Вся Россия" и "Голос России" (две группы регионалов), "Единство" (инструмент "семьи"). После победы Путина на президентских выборах НДР практически воссоединилась под новым названием "Единая Россия". Это было следствием того, что основные кланы и группировки сплотились вокруг фигуры Путина, но отнюдь не означало того, что все интересы согласованы и окружение нового президента представляет собой монолит.


Олигархические кланы в первое президентство Путина

Пришедший к власти Владимир Путин не является единоличным правителем, принимающим все решения самостоятельно и без оглядки на мнение своего окружения. Более того, он не слишком любил, да и не любит свое основное занятие – рутинное управление государством. Достаточно обратить внимание на то, как возникают и исчезают автомобильные пробки, парализующие треть Москвы, когда президент едет на работу и когда возвращается с нее. Утренняя пробка обычно образуется не раньше 11 часов: президент едет в Кремль. Зачастую уже в 5-6 часов возникает новая пробка: президент возвращается домой. Путин – не фанатик власти. Гораздо больше чем власть, он любит здоровый образ жизни и спорт. От власти он в основном хочет удовольствий, недоступных простому спортсмену: полетать на самолете-штурмовике, прокатиться на подводной лодке, пострелять ракетой "Тополь-М", поносить часы Patek Philippe Calatrava.

Именно поэтому Путина окружали сподвижники-трудоголики – такие, как Александр Волошин, сменивший его Дмитрий Медведев, Владислав Сурков, Дмитрий Козак. Передоверяя повседневные труды и обязанности сподвижникам, Путин вынужден мириться с тем, что таким образом он уступает значительную часть своей власти. Впрочем, это обычная ситуация в олигархиях, даже когда первоолигарх сам трудоголик.

Олигархия времен первой четырехлетки президента Путина подразделялась на четыре административно-экономических клана: "старокремлевская" или "семейная" группировка (унаследованная от Ельцина и его "семьи"); "старопитерская" группировка (они же "РАО ЕЭС", "питерские экономисты", или "клан Чубайса"); "новопитерская" группа – люди Путина, "жандармско-полицейский" клан (они же "питерские чекисты", "силовики", "хунта", а Глеб Павловский назвал их еще "силовым олигархатом"); "мэрия" (столичный лужковский клан). Позже, в связи с началом переформатирования ближайшего президентского окружения, стало возможным говорить о возникновении еще одного влиятельного клана – клана "питерских юристов". У каждого из кланов есть свой подконтрольный бизнес, свои политические инструменты в виде партий, фракций, депутатских объединений. Есть отличия в практической политике, в излюбленной тактике, отчасти – в идеологии.


Опальные олигархи

После победы на выборах Путин начал разговаривать с олигархами жестко. 19 июня в выступлении на съезде Торгово-промышленной палаты Путин призвал российских предпринимателей, вывезших свои капиталы из России, вернуть их на родину, обещая амнистировать: "Государство не должно хватать всех за рукав, спрашивая, откуда эти средства взялись, если само в свое время не смогло обеспечить нормальных условий для инвестирования". В случае отказа ввезти в страну деньги Путин грозил санкциями: "Не скажу, что уже завтра заморозят ваши капиталы, но если решения подобного рода будут приниматься… захлебнетесь пыль глотать, бегая по судам, чтобы их разблокировать".

Эта речь произносилась на фоне начавшейся атаки на медиа-империю Владимира Гусинского. Гусинский, поддерживавший на выборах Примакова и Лужкова, сделался личным врагом и Путина, и Волошина, который еще до выборов поклялся посадить Гусинского в случае победы Путина. Одновременно начался конфликт Путина с другим российским олигархом – Березовским, публично подвергшим Путина критике по ряду принципиальных политических вопросов, в частности из-за принятия закона о семи федеральных округах, разгона Совета Федерации и бестактного поведения президента после катастрофы, постигшей российскую атомную подводную лодку "Курск" в августе 2000 г.

12 августа Путин отправился в отпуск в Сочи (в резиденцию "Бочаров ручей") и не прервал отпуска в связи с сообщением о катастрофе подводной лодки в Баренцевом море, в результате которой погибло 118 человек, а оставался в резиденции весь период имитации руководством флота спасательных работ (которые, как позже выяснилось, никто не проводил и проводить не планировал). 22 августа Путин встретился в Видяево с родственниками членов экипажа подводной лодки и обещал в течение нескольких недель поднять тела погибших моряков для захоронения. В октябре несколько тел действительно было поднято, подъем остальных тел и самой лодки были отложены на лето 2001 г. и затянулся затем до октября 2001 г.

В телеинтервью известному американскому телеведущему Ларри Кингу 8 сентября на вопрос, что случилось с "Курском", Путин с улыбкой ответил: "Она утонула", чем поверг Кинга и всю Америку в замешательство. Замешательство, впрочем, наблюдалось и в России. Березовский, сохранявший в тот момент контроль над ОРТ, наверное, мог повлиять на руководство телевизионной станции и смягчить естественную реакцию журналистов. Вместо этого он занял позицию молчаливого наблюдателя, и его молчание было правильно понято журналистами ОРТ. Главный российский телеканал подверг Путина критике, не виданной ни до, ни после.

Помня о том, как с блеском провел пиарную кампанию Путина Березовский, контролировавший ОРТ в 1999-2000 гг., и какие сложности возникали из-за того, что политические противники Путина – Примаков и Лужков – использовали против Путина принадлежавший Гусинскому канал НТВ; наблюдая воочию антикремлевскую кампанию, развернутую возмущенными журналистами ОРТ и НТВ из-за бездействия кремлевского руководства в дни постигшей страну трагедии из-за аварии с "Курском", Кремль немедленно приступил к отнятию основных телевизионных каналов у их владельцев.

Следует отметить, что и этот проект с энтузиазмом курировал закомплексованный и властолюбивый Волошин, мстивший сначала Гусинскому за поддержку Лужкова – Примакова, а затем своему бывшему партнеру, другу и шефу Березовскому – за отказ подчиниться указаниям Путина, передаваемым чаще всего именно через Волошина. Не приходится удивляться, что отношения Березовского и Волошина стали в те дни откровенно враждебными.

Третьим в ряду опальных олигархов стал Михаил Ходорковский. Глава компании ЮКОС стал соперничать с Кремлем политически, оказывая финансовую поддержку крупнейшим оппозиционным силам в Думе: от "Яблока" до КПРФ. Более того, Ходорковский на встрече предпринимателей с президентом открыто бросил вызов Путину, подняв тему государственной коррупции в нефтегазовой области.

Однако у истории ареста Ходорковского кроме политической была еще и экономическая сторона. Экономический аспект ареста Ходорковского состоял в том, что за некоторое время до неожиданного ареста было достигнуто соглашение о продаже 20% акций Сибнефти, принадлежавших Роману Абрамовичу, за 3 млрд долларов ЮКОСу. Ходорковский уже перечислил деньги на подконтрольные Абрамовичу счета и ожидал передачи 20% акций. В этот момент и случился, очень кстати для Абрамовича, арест Ходорковского. 25 октября 2003 г. олигарх был арестован по обвинению в уклонении от налогов и мошенничестве.

Вскоре после ареста правительство аннулировало сделку по продаже 20% акций Сибнефти ЮКОСу. Акции остались у Абрамовича, а полученные за них деньги Абрамович ЮКОСу не вернул. Параллельно Абрамович шантажом и вымогательством выкупил у Березовского и его делового партнера Бадри Патаркацишвили почти 50-процентный пакет акций Сибнефти за 1 млрд 350 тыс. долларов, после чего продал 70% акций Сибнефти Газпрому примерно за 13 млрд долларов. Обо всех этих ошеломляющих экономических новостях Ходорковский узнавал из газет, доставляемых ему в камеру.

Следует отметить, что голова казалось бы непотопляемого карьериста Волошина полетела как раз из-за ЮКОСа. Самоуверенный Волошин согласился быть гарантом сделки между Абрамовичем и Ходорковским (конечно, не бескорыстно), не зная, что целью сделки является не объединение Сибнефти и ЮКОСа, как официально декларировалось Абрамовичем, а задуманная Абрамовичем и Путиным многоходовая операция, в результате которой Ходорковский потеряет ЮКОС, а Абрамович продаст Сибнефть не разоренному государством ЮКОСу, а государственному Газпрому. Поняв, что был использован Путиным и Абрамовичем втемную в многомиллиардной афере, Волошин, не сумевший гарантировать сделку Ходорковского, 30 октября ушел в отставку.

Дело Ходорковского и ЮКОСа оставалось одним из самых громких новостных поводов и во время второго президентского срока Путина. 31 мая 2005 г. суд над Ходорковским завершился, и под неумолкающие протесты оппозиции и зарубежных критиков бывший олигарх был приговорен к девяти годам лишения свободы. 22 сентября 2005 г. срок был сокращен на один год. Однако серьезных оснований считать, что Ходорковский когда-либо выйдет на свободу, наверное, нет.

Разгром ЮКОСа и арест Ходорковского был смягчен молчаливой реакцией большей части российской деловой элиты и положительными экономическими сдвигами в стране в целом. Очевидно, что основной причиной этих положительных сдвигов были высокие в период правления Путина цены на нефть и газ (в отличие от исключительно низких цен на нефть и газ в период правления Ельцина). Но фактом оставалось то, что средний годовой прирост ВВП страны при Путине составлял 6,5%; наблюдался профицит бюджета и внешней торговли, выросли золотовалютные резервы страны, а внешний долг уменьшился с 50% ВВП до 30%. Безусловной заслугой Путина было введение в России нового налогового кодекса: значительное снижение так называемых "оборотных налогов" для организаций и "плоская шкала" в 13% для подоходного налога граждан.


Питерские чекисты

Основой идеологической программы президента было усиление контроля государства как общего принципа взаимоотношений со всеми структурами, объединениями, партиями и группами. Достигалось это законодательной деятельностью и кадровыми перестановками.

После победы Путина на президентских выборах во власть на местном и центральном уровне устремилось большое число кадровых офицеров ФСБ, офицеров действующего резерва и других силовых ведомств: прокуратуры, милиции, армии. Проследить все новые выдвижения и назначения силовиков трудно еще и потому, что не все бывшие или действующие сотрудники органов объявляют о себе открыто. Правильнее сделать вывод, что открытые назначения являются лишь верхушкой айсберга.

Стоящие перед российскими спецслужбами задачи дня были откровенно сформулированы в инструкции, попавшей в распоряжение газеты "Московские новости" и опубликованной 8 октября 2002 г. По смыслу этой инструкции неназванные руководители предлагали бывшим сотрудникам российских спецслужб "непосредственное внедрение" "в хозяйственные, коммерческие, предпринимательские и банковские структуры, органы государственного управления и исполнительской власти". "Создание учреждений и фирм прикрытия, – говорилось в документе, – позволит через контакты внутри этих структур расширить круг общения с предпринимателями и деловыми людьми, создать широкую агентурную сеть, иметь непосредственную возможность путем ознакомления с различными документами получать информацию, представляющую оперативный интерес".

Эта инструкция по существу не добавляла ничего нового к давно введенному институту офицеров действующего резерва, кроме того факта, что инструкция эта появилась на свет, была опубликована, и не явилась предметом расследования независимой общественности и парламентских комитетов. Факт тайного внедрения ФСБ в повседневную гражданскую жизнь страны в России никого уже не удивлял.

В период правления Путина "жандармско-полицейский" клан, или "питерских чекистов", олицетворяют заместитель руководителя администрации президента Виктор Иванов, помощник президента Игорь Сечин, директор ФСБ Николай Патрушев, бывший министр внутренних дел, спикер новоизбранной Госдумы Борис Грызлов, министр обороны и вице-премьер Сергей Иванов, бывший замдиректора ФСБ Юрий Заостровцев, директор Федеральной службы охраны (ФСО) Евгений Муров. Ядро этой группировки сложилось еще в питерский период деятельности его основных лиц. В то время они представляли скорее региональную бизнес группу отчасти чекистского, отчасти милицейского происхождения. Многие члены этого клана (в частности, В. Иванов, Б. Грызлов, Н. Патрушев) были тесно связаны между собой перекрестным со учредительством в ряде коммерческих структур (МП "Блок", ТОО "Борг", ЗАО "Телеплюс" и др.), находившихся под покровительством Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга – т. е. Путина.

Соратники Путина в бытность его вице-мэром Санкт-Петербурга, такие, как управделами президента Владимир Кожин и глава Газпрома Алексей Миллер, не являющиеся формально выходцами из КГБ, тоже входят в "новопитерскую" группу. Летом – осенью 2000 г. на сторону клана "чекистов" переметнулся бывший ставленник "семьи" генпрокурор Владимир Устинов. Теперь он связан с чекистами и династической унией (осенью 2003 г. сын Владимира Устинова и дочь Игоря Сечина поженились).

Под административным контролем чекистского клана находится государственная система производства и торговли оружием. В частности, Виктор Иванов возглавляет совет директоров ОАО Концерн ПВО "Алмаз-Антей", образованный в результате слияния концерна "Антей" и ЦКБ "Алмаз" (производство систем противовоздушной обороны).

Из крупных бизнесменов с этим кланом наиболее тесно связаны банкиры Сергей Пугачев и Сергей Веремеенко (Межпромбанк), нефтяные магнаты Вагит Алекперов ("Лукойл"), Сергей Богданчиков (государственная компания Роснефть), Владимир Богданов (Сургутнефтегаз), Геннадий Тимченко (Кириши-нефтехимэкспорт).

Теневым идеологом чекистского клана не без оснований считается архимандрит Сретенского монастыря Тихон (Шевкунов). О Тихоне Шевкунове, который является духовником "православного банкира" Сергея Пугачева, ходят также упорные слухи, что у него исповедуется Людмила Путина.

В качестве основного политического инструмента чекистский клан выбрал себе сначала Народную партию Российской Федерации (НПРФ) Геннадия Райкова и Геннадия Гудкова (созданную под патронажем В. Суркова). Однако НПРФ не преодолела 5-процентный барьер, хотя и провела в Думу два десятка своих одномандатников. Так как из них нельзя было создать даже отдельную депутатскую группу, почти все народники вступили во фракцию "Единая Россия".

Прикармливая НПРФ, "силовики" не оставляли своим вниманием и "Единую Россию". Сначала в нее был делегирован Владимир Беспалов, старый соратник Путина по петербургскому НДР. Беспалов с задачей оседлать "Единую Россию" не справился и был переведен в Газпром, а на посту секретаря генерального совета ЕдРа появился ставленник Виктора Иванова Валерий Богомолов. Был возвращен к партийной работе Грызлов, ставший председателем Высшего совета партии.

Чекисты обратили также внимание на блок – затем думскую фракцию – "Родина", созданный Сергеем Глазьевым и Дмитрием Рогозиным и пытались взять их под свой контроль. Изначально "Родина" была создана чтобы уменьшить процент голосов, поданных за КПРФ. Но затем Сурков помощь "Родине" приостановил, увидев, что она выходит за пределы обозначенной для нее задачи. А вот силовики, наоборот, предоставили свое покровительство "Родине" – по крайней мере ее лояльному, рогозинскому крылу, поскольку идеологически Рогозин им довольно близок.

В регионах чекисты предпочитают идти напролом, не стесняясь в средствах; меняют губернаторов – лишь бы было на кого. Это они по приказу мстительного Путина, не простившего Руцкому резкой критики гибели однофамилицы-лодки, свергли Руцкого в Курске, навязали ингушам своего Зязикова, интриговали в Якутии против Михаила Николаева, пытались сковырнуть Кирсана Илюмжинова в Калмыкии и Муртазу Рахимова в Башкирии. Были и относительно мирные успехи: победы на губернаторских выборах фээсбешников Виктора Маслова в Смоленской области и Владимира Кулакова в Воронежской (последний – два раза), равно как и избрание генерала Владимира Шаманова губернатором Ульяновской области.

Чекистам приписывают, и не без оснований, инициативу "нового курса" президента Путина – курса на передел "крыш" над экономическими структурами под предлогом восстановления некогда нарушенной законности. Сначала чекисты разгромили медиа-бизнес Гусинского, рассорили Путина с Березовским (Путин и сам, конечно, "рассориться" был рад), вытеснили Березовского из России. Затем они "наехали" на "Интеррос" Владимира Потанина, бизнес которого вырос под покровительством Чубайса, и, видимо, переподчинили его себе (а в обмен на понимание поддержали кандидатуру потанинского компаньона Хлопонина на губернаторских выборах в Красноярском крае). Полугосударственный Газпром был очищен от частных коммерческих "прилипал", связанных с Черномырдиным – Вяхиревым ("Итера"), и облеплен другими коммерческими "прилипалами" (Eural tg., а позже Росупрэнерго).

Одна из подгрупп чекистского клана (Ю. Заостровцев и его союзники в прокуратуре) приняла чрезмерно явное и активное участие в борьбе за "крышевание" мебельного импорта, столкнувшись в этом с интересами "семейного" Таможенного комитета (М. Ваниным). Скандальное дело фирм "Три кита" и "Гранд" стало примером открытой борьбы государственных силовых структур за право "крышевать" бизнес. Если в других делах чекисты делали вид, что стоят на страже государственных интересов и сажают нарушителей, то в данном случае ФСБ не смогла надеть маску защитников государства, поскольку Таможенный комитет пытался посадить бизнесменов-нарушителей, а ФСБ и прокуратура их защищала и старалась, в свою очередь, посадить следователей, пытавшихся посадить бизнесменов.

Чекисты вряд ли ставят под вопрос частную собственность как таковую (они и сами ею владеют еще с петербургских времен). Но, похоже, у них довольно дикие представления об экономике частного бизнеса и имеется искренняя уверенность в том, что административное регулирование экономики – это благо, особенно когда речь идет о так называемых "стратегических" отраслях. Наконец, у чекистов напрочь отсутствует опыт управления бизнесом вообще и крупными активами в частности. Вместе все это сулит экономике большие потрясения, поскольку корпорация чекистов и в самом деле прочно и надолго завладела ухом президента, тоже чекиста, и уходить от власти не собирается.

Основным кандидатом на пост премьер-министра от чекистов долгое время считался С. Иванов – министр обороны "в штатском", у которого падают самолеты и вертолеты, тонут подводные лодки, ракеты не взлетают, солдаты дезертируют ротами и батальонами, а призывники умирают по дороге в часть от холода. Впервые слухи о назначении С. Иванова председателем правительства вместо Касьянова прошли еще в октябре 2000 г. В ответ на эти слухи противники такого назначения провели тогда спецоперацию в прессе. Газета Stringer опубликовала "строго секретный" текст: "Тактико-техническое обоснование передачи власти от президента РФ к его преемнику с одновременным усилением роли государства в обществе". Текст этот попал в редакцию из неведомого источника. В публикации описывались действия, необходимые для того, чтобы Путин сначала назначил некоего "Андропова-2" премьер-министром, а затем добровольно назначил его своим преемником. Под псевдонимами "Андропов-2" и "преемник" легко угадывался С. Иванов[34].

В ноябре 2000 г. газета Александра Проханова "Завтра" обвинила СМИ, распространяющие слухи о грядущем повышении Иванова, в ведении целенаправленной кампании против него с целью предотвратить его повышение: "Эти силы, потратившие в свое время немало времени на дискредитацию “питерских чекистов”, сегодня больше всего муссируют тему грядущего “премьерства” Иванова. […] Пытаются изобразить некий “виртуальный фальстарт” Иванова, рассчитывая таким образом снизить вес и значение этой фигуры"[35].

Неизвестно, поверил ли Путин в существование плана "Андропов-2" и в премьерские амбиции Иванова, но премьером Иванов тогда не стал. Не стал он главой правительства и тогда, когда Касьянова в самом деле сместили.

Помимо С. Иванова, обсуждаемым кандидатом от чекистской группы на пост премьера был Б. Грызлов, в 2003 г. ставший спикером Государственной думы (а его пост министра внутренних дел перешел к другому ставленнику В. Иванова – Рашиду Нургалиеву). Однако довольно неожиданно для всех правительство возглавил Михаил Фрадков – министр-представитель России в Европейском союзе, "почетный контрразведчик России" и бывший министр налоговой полиции. Несмотря на свою ведомственную связь с КГБ-ФСБ, Фрадков к ядру группировки "питерских чекистов" ранее не принадлежал. Он в достаточной степени "свой" для чекистов и Путина, чтоб ему можно было доверить пост "технического премьера", отнятый у "семьи", но в то же время он не настолько "свой", чтоб его было не жалко в случае необходимости "спалить". Фрадкова сменил Виктор Зубков, который сам по происхождению не чекист, но входит в клиентелу чекиста Сечина.

Начиная с 2003-2004 гг. питерский чекистский клан, захвативший все политическое пространство, начал раскалываться, и в 2006-2008 гг. существовало уже 3-4 чекистские группировки, которые то враждовали между собой, то объединялись в коалиции.


Мэрия

В некотором отдалении от президентского "двора" находится четвертая по значимости федеральная олигархическая группировка, возглавляемая мэром Москвы. Административное крыло этого клана в 2000-2004 гг. представляли руководство столичной мэрии – Юрий Лужков, Владимир Ресин, Валерий Шанцев, Иосиф Орджоникидзе, Олег Толкачев, экономическое – Владимир Евтушенков и Евгений Новицкий (АФК "Система"), Елена Лужкова-Батурина ("Интеко").

Под "крышей" мэрии в свое время выросли Владимир Гусинский (группа "Мост") и Михаил Ходорковский (группа "Менатеп"). Но В. Гусинский лишился покровительства мэрии еще в 1995 г., когда Лужков испугался обострения конфликта с Коржаковым после операции Коржакова "Мордой в снег" в декабре 1994 г. Ходорковский, купив ЮКОС, ушел из-под мэрии накануне августовского дефолта 1998 г. Политическими инструментами мэрии является группировка Бооса – Володина в партии "Единая Россия" и ее думской фракции.

Лужков настолько плотно контролирует московскую депутацию "Единой России" в Думе, что она, если это нужно мэрии, иногда решается на бунт против кураторов из администрации президента. В частности, думская группа "Отечество – Вся Россия", в которой в основном были собраны сторонники Лужкова в третьей Думе, вместе с московскими депутатами из группы "Регионы России", в конце 2002 – начале 2003 гг. пытались блокировать запланированное правительством уменьшение налога с продаж (чрезвычайно выгодного столичной казне). Увещевания В. Суркова не помогли, и потребовалась личная беседа Путина с Лужковым, чтобы Боос и Володин скомандовали своим депутатам сдаться.

Один из самых влиятельных и умелых думских лоббистов мэрии – первый вице-спикер Думы Александр Жуков – занял после смены правительства пост первого вице-премьера. Несмотря на свои в целом либеральные взгляды, в тех случаях, когда возникал конфликт между либеральной политикой и практическими "интересами Москвы" (то есть мэрии), думский Жуков обычно выбирал мэрию. Это, правда, не означает, что на новом посту Жуков сохраняет лояльность Лужкову. Жуков имеет неплохие отношения с некоторыми друзьями Чубайса. А с чекистами у него даже "родственная" связь: его отец, литератор Дмитрий Жуков, известный в прошлом борец с сионо-масонским заговором, по своей первой профессии был разведчиком.

Мэрия имеет группы влияния во всех значимых политических партиях, от "Яблока" до КПРФ. Мощная пролужковская группа была внутри СПС. Фактически мэр контролировал столичную организацию этой довольно враждебной ему на федеральном уровне партии. И хотя лужковское лобби в СПС сильно поредело (в связи с переходом спикера московской Госдумы Владимира Платонова к "единороссам"), определенное влияние мэрии на московское региональное отделение СПС сохранилось.

Основной пропагандистский рупор лужковского клана – это телеканал ТВЦ, который наращивает сеть своего вещания по стране. Под контролем связанных с мэрией коммерческих структур находятся СМИ холдинга ЗАО "Системы масс-медиа" (газеты "Россия", "Литературная газета", информагентство "Росбалт", радиостанции "Говорит Москва" и "Общественное российское радио"). Ю. Лужкова поддерживают популярная газета "Московский комсомолец" и издания холдинга "Совершенно секретно" (газеты "Версия" и "Совершенно секретно").

Политические взгляды Лужкова и его окружения во многом близки к воззрениям силовиков: экономический антилиберализм, антизападничество, требования вести более "активную" внешнюю политику в "ближнем зарубежье" и на Балканах, стремление в полном объеме восстановить институт прописки (по крайней мере, в столице). По отношению к ближайшим соседям Лужков высказывается даже более внятно – вплоть до открытых претензий на Севастополь. Экономические взгляды у лужковского и чекистского кланов тоже в чем-то сходны. Жандармско-полицейское крыло олигархии предполагает построить в масштабах всей страны такой же зарегулированный капитализм, который уже существует в столице. Но при этом "голодные" питерские силовики завидуют "обожравшимся" московским чиновникам и не прочь "потрясти" их, как они уже "потрясли" империю Ходорковского.


Питерские юристы

В питерский период деятельности Путина его окружение не было ограничено одними лишь бывшими сослуживцами по КГБ. В частности, под патронажем КВС Санкт-Петербурга находилась еще одна группа чиновников и бизнесменов, связанная, как и чекисты, перекрестным учредительством в коммерческих структурах между собой (но не имевшая таких же "горизонтальных" связей с "чекистами"). К этой группе относились совладелец корпорации "Илим Палп" юридический эксперт КВС Дмитрий Медведев, руководитель юридического комитета мэрии Санкт-Петербурга Дмитрий Козак, тогдашний спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрий Кравцов, нынешний спикер Совета Федерации Сергей Миронов, руководитель корпорации "Возрождение Петербурга" Юрий Молчанов (нынешний вице-губернатор Санкт-Петербурга и бывший проректор ЛГУ, порекомендовавший в 1990 г. Владимира Путина Анатолию Собчаку). Большинство из них учились некогда на юридическом факультете ЛГУ им. Жданова. К этой группе близок начальник личной охраны Путина Виктор Золотов. Д. Медведева и Д. Козака Путин, став президентом, позвал к себе в Москву. В январе 2004 г. в Москву был переведен бывший начальник Комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга Валерий Назаров, который тоже тогда считался близким к Козаку и Медведеву.

Когда летом 2001 г. Путин принял решение о назначении на должность председателя Совета федерации старого своего партнера и знакомого по Санкт-Петербургу Сергея Миронова, потребовалось, чтобы сначала Законодательное собрание Санкт-Петербурга согласилось отправить Миронова своим представителем в Совет Федерации России. Это требование Путина было передано в Санкт-Петербург через Игоря Сечина. Без энтузиазма, но санкт-петербургское Законодательное собрание вынуждено было согласиться. В декабре того же года Миронов возглавил верхнюю палату российского парламента.

С ноября 2003 г., после отставки Волошина, Дмитрий Медведев занимает ключевой пост руководителя администрации президента. Дмитрий Козак, побыв заместителем руководителя администрации президента, возглавил теперь аппарат правительства. По расписанию полномочий роль Козака в правительстве сравнима с ролью первого вице-премьера А. Жукова. У компактной пока группы "питерских юристов" есть теперь все шансы перерасти в полноценный клан, сравнимый по влиятельности со всеми другими. Но экономических структур под "крышей" этой группы пока немного. Есть у них и своя карликовая "Партия жизни" спикера Миронова – не многим хуже чем Народная партия у "чекистов". В "Единой России" с "юристами" близко дружит председатель Центрального исполкома партии Юрий Волков.

Став руководителем администрации президента, Медведев начал вести собственную игру в региональной политике, которая следует скорее традициям осторожного А. Волошина, чем практике решительного В. Иванова. Чекисты уже было съели башкирбаши Рахимова: не позволили ему отказать в регистрации соперников, поймали на печатании дополнительных избирательных бюллетеней, предназначенных для фальсификации, довели в Башкирии дело до казавшегося невозможным второго тура. До "освобождения башкирского народа от криминального режима Рахимова" оставался только шаг, но Медведев в последний момент встал на точку зрения В. Суркова и помог ему убедить Путина, что старый и надежный Рахимов лучше кота в чекистском мешке Веремеенко. Как положено верному члену корпорации ФСБ Веремеенко прекратил борьбу, некому стало ловить Рахимова на фальсификациях, и башкирбаши без труда выиграл второй тур. За это Рахимов отблагодарил Кремль рекордным процентом голосов, поданных за Путина на президентских выборах.


"Непосредственное внедрение" – как и сказано в инструкции

Российскими социологическими центрами было проведено много подсчетов, ставивших своей целью определить уровень вовлеченности ФСБ в гражданскую жизнь страны. По данным Московского центра постиндустриального общества 15% работающих мужчин в России занято в различных силовых структурах. А в руководстве государством 3% являются выходцами из спецслужб, милиции, прокуратуры или армии.

Другие исследователи, в частности известный российский социолог Ольга Крыштановская, считают, что доля силовиков и людей, непосредственно связанных со спецслужбами, в управлении страной достигает примерно 75%.

Захват власти на федеральном и региональном уровне происходит через назначения новых руководителей вместо старых. Инициатором этой политики был генерал ФСБ Виктор Иванов, отвечавший в администрации президента Путина за кадры. Именно он и продвигал, разумеется, с ведома президента, на все вакантные должности эфэсбешников. Добытое Волошиным для себя лично право назначать и снимать оказалось в руках у В. Иванова.

Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров того, как менялся состав среднего руководства страны в последние годы.

27 мая 2000 г. генерал ФСБ Сергей Иванова был назначен секретарем Совета Безопасности России.

В июле 2000 г. бывший с 1996 г. директор Службы внешней разведки Вячеслав Трубников был назначен заместителем министра иностранных дел РФ в ранге федерального министра. Трубников с 1967 г. работал в Первом главном управлении КГБ СССР (внешняя разведка).

В августе 2000 г. Юрий Демин, бывший главный военный прокурор, был назначен первым заместителем министра юстиции России. В Главную военную прокуратуру он пришел с должности начальника договорно-правового управления ФСБ. Тогда же первым заместителем министра по делам федерации, национальной и миграционной политики назначен первый заместитель директора ФСБ Александр Медяник.

28 марта 2001 г. Путин начал производить первые существенные перемены в составе своего правительства. Два главных силовых ведомства перешли в сферу влияния ФСБ. Сергей Иванов стал министром обороны, сменив на этом посту маршала Игоря Сергеева. Борис Грызлов стал министром внутренних дел вместо Рушайло, сменившего Сергея Иванова на посту секретаря Совета безопасности России. Директором Федеральной службы налоговой полиции был назначен Михаил Фрадков, а новым министром атомной промышленности стал Александр Румянцев.

В апреле 2001 г. директором по персоналу ОАО Пивоваренная компания "Балтика" назначен Николай Негодов. Негодов родился в 1949 г. Учился вместе с будущим директором ФСБ Патрушевым в Ленинградском кораблестроительном институте, который закончил в 1973 г. (Патрушев закончил институт годом позже). С 1977 г. и до назначения в "Балтику" служил в ФСБ, последние три года в должности первого заместителя начальника Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

В июле 2001 г. президентом Петербургской топливной компании акционерами избран Вадим Глазков, 1955 г. рождения. Глазков работал в госбезопасности с 1984 по 1992 г., затем ушел в санкт-петербургскую мэрию, как и Путин.

В августе 2001 г. первым заместителем директора Федеральной службы налоговой полиции назначен Сергей Веревкин-Рахальский. Родился в 1948 г., окончил Ленинградский институт точной механики и оптики. В 1986 г. возглавил управление ФСБ по Сахалинской области, а в марте 1999 – Управление ФСБ по Приморскому краю. В апреле 2000 г. переведен в Москву на должность заместителя министра по налогам и сборам. Одновременно заместителем директора ФСНП был назначен начальник одного из управлений ФСБ Анатолий Цибулевский (1950 г. рождения).

3 июня 2002 г. заместителем председателя ВГТРК (2-й телеканал) по вопросам безопасности (ранее такой должности на ВГТРК не было) был назначен начальник Управления программ содействия ФСБ генерал ФСБ Александр Зданович, с 1972 г. служивший в госбезопасности. Это был открытый вызов общественности и СМИ. Путин проверял уровень вероятной критики и недовольства. Недовольство, возможно, было. В частности, в знак протеста против этого вполне знакового назначения ушел со своего поста главный редактор программы "Вести" Александр Абраменко. На вопрос, остается ли Зданович в действующем резерве ФСБ, генерал с позволенной временем наглостью в интервью 4 июня ответил: "Как известно, бывших чекистов не бывает. Но не хотелось бы уточнять детали. В тех проблемах, которые я буду решать, конечно, мне будут помогать коллеги. Из чувства солидарности".

В сентябре 2002 г. председателем совета директоров ОАО "Военно-страховая компания" после смерти академика Вячеслава Шахова стал офицер действующего резерва госбезопасности Сергей Дьяков.

В октябре 2002 г. руководителем межрегионального территориального органа ФСФО в Приволжском федеральном округе назначен офицер госбезопасности Владимир Островский. Островский родился в 1956 г., закончил институт, затем Высшие курсы КГБ. До 2001 г. работал в Управлении ФСБ по Свердловской области. Последняя должность – старший уполномоченный по особо важным делам.

В феврале 2003 г. генеральным директором компании Газкомплектимпекс (дочерней компании Газпрома) назначен Валерий Голубев, 1952 г. рождения, окончивший, как и Патрушев, Ленинградский кораблестроительный институт, Высшие курсы КГБ в Минске и Краснознаменный институт им. Андропова в Москве (первая жена Голубева – двоюродная сестра Патрушева). До 1991 г. Голубев работал в КГБ, затем – в секретариате мэрии Санкт-Петербурга. С 1993 г. возглавлял администрацию Василеостровского района. С 2002 – представлял Законодательное собрание Ленинградской области в Совете Федерации.

В апреле 2003 г. вице-президентом по безопасности и связям с государственными органами ОАО АК "Сибур" был назначен Николай Спасиченко, 1946 г. рождения. С 1972 по 1995 г. Спасиченко работал в КГБ-ФСБ, "уволился" (был офицером действующего резерва) в звании полковника. После увольнения стал начальником службы безопасности Петербургского городского банка, затем – Петербургской топливной компании. В 1997-1999 гг. работал заместителем генерального директора ЗАО "Петербургский нефтяной терминал". В 1999-2000 гг. возглавлял службу безопасности ОАО "Морской порт Санкт-Петербург", затем вернулся в ЗАО "Петербургский нефтяной терминал на должность заместителя генерального директора по режиму и персоналу.


Шпиономания

Как писала одна из газет, "шпионы стадами не ходят, но чекисты об этом не знают". Охватившая страну невиданная с советских времен шпиономания явилась прямым следствие прихода ФСБ к власти. В апреле 2000 г., выступая в Государственной думе, Путин произнес слова, могшие тогда вызвать разве что недоумение и улыбку.

"Если министр иностранных дел будет замечен в том, что он вне рамок своих служебных обязанностей поддерживает контакты с представителями иностранных государств, то он, так же как и любые другие члены правительства, депутаты Государственной думы, руководители фракций, так же как и все другие граждане Российской Федерации, будет подвергнут определенным процедурам в соответствии с уголовным законом. И должен сказать, что те последние мероприятия, которые проводятся в Федеральной службе безопасности, говорят нам о том, что это вполне возможно".

Между тем формального запрета на общение с иностранцами не содержали ни российские законы, ни Уголовный кодекс Российской федерации.

9 сентября 2000 г. Путин утверди "Доктрину информационной безопасности", предполагавшую восстановление элементов государственной цензуры: "укреплять механизм правового комплекса ограничений на доступ к конфиденциальной информации". "Доктрина" не столько устанавливала цензуру, сколько указывала на новые веяния в области гражданских свобод и свободы слова. Основываясь на этом документе ФСБ приступило к активной поимке шпионов, а государственные чиновники – к рьяной охране государственных тайн. ФСБ была настолько уверена в том, что граждане России шпионят против своей страны в большом количестве, что поместила следующее объявление на своем официальном сайте fsb.ru:

"Граждане, сотрудничающие с иностранными разведками, могут связаться с ФСБ России по телефону доверия с тем, чтобы стать агентами-двойниками. В этом случае денежное вознаграждение, получаемое такими агентами от иностранных спецслужб, будет полностью сохранено, и с ними будут работать сотрудники ФСБ РФ высочайшего класса. При этом будет гарантирована анонимность и конфиденциальность".

Это объявление было подкреплено примечанием к статье 275 (государственная измена) УК России: "Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьями 276 (шпионаж) и 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам РФ и если в его действиях не содержится иного состава преступления".

24 мая 2001 г. в "Эхо Москвы" поступил документ за подписью заместителя директора Института общей генетики (ИОГ) Российской академии наук (РАН) И. Захарова, основанный на распоряжении президиума РАН "О плане мероприятий РАН по воспрепятствованию нанесения ущерба Российской Федерации".


"Вниманию заведующих лабораториями и группами"

Уважаемые коллеги!

В связи с распоряжением Президиума РАН "О плане мероприятий РАН по воспрепятствованию нанесения ущерба Российской Федерации" прошу вас срочно (к 1 июня) представить информацию о наличии в лаборатории (группе) Международных соглашений (договоров, контрактов). Прошу также принять к сведению необходимость выполнения нижеследующего:

1. О подготавливаемых заявках на международные гранты своевременно сообщать в дирекцию с предоставлением копии их ученому секретарю.

2. Информировать иностранный отдел ИОГен о всех визитах иностранцев в лабораторию (группу).

3. Своевременно представлять в иностранный отдел отчеты о результатах научных поездок за границу.

4. Копии всех статей, направляемых для публикации за рубеж, представлять Ученому секретарю Института".


Можно предположить, что аналогичные документы были разосланы во все научные учреждения страны. Понятно, что требование к российским ученым в 2001 г. сообщать о контактах с иностранцами, о заявках на международные гранты, предоставлять копии отправляемых за границу для публикации статей и отчитываться о загранпоездках было равносильно введению инквизиции.

Волна уголовных дел против ученых, военнослужащих и государственных служащих началась в 1990-х гг. с двух химиков, которые занимались проблемами разработки и уничтожения химического оружия – Вила Мирзоянова и Льва Федорова. Несмотря на то что доказать вину не удалось, Мирзоянова и Федорова несколько месяцев продержали в СИЗО. Арестовали их из-за того, что они написали статью, в которой рассказали о создании в России современных форм химического оружия.

В 1994 г. Вадим Синцов, директор по внешнеэкономическим связям АО "Спецмашиностроение и металлургия", бывший начальник Главного управления Министерства оборонной промышленности СССР, арестован за измену Родине в форме шпионажа (ст. 275 УК РФ). Передал британской разведке секретные сведения о российских вооружениях. Приговорен к 10 годам лишения свободы.

В конце 1995 г. началось дело Александра Никитина, журналиста-эколога. В феврале 1996 г. он был арестован и обвинен в государственной измене в форме шпионажа. Инициатором этого дела был друг Владимира Путина Виктор Черкесов, занимавший в тот момент пост руководителя Санкт-Петербургского УФСБ. Никитин участвовал в написании доклада "Беллоны" о ядерной безопасности на Северном флоте. И именно это было сочтено государственной изменой.

Никитин провел 10 месяцев в изоляторе ФСБ в Санкт-Петербурге, пока в декабре 1996 г. заместитель Генерального прокурора Михаил Катышев не подписал приказ о его освобождении из-под стражи. Несмотря на это, обвинения с него не были сняты. И эколога несколько лет таскали по судам.

В процесс вмешался директор ФСБ Владимир Путин: "Наше ведомство поступает, – заявил Путин по поводу дела Никитина, – исходя из государственных интересов. Остановлюсь на Никитине. Ведь что там на самом деле произошло? Он проник в библиотеку и взял сведения, которые являются секретными. Кстати, за свою "общественную деятельность" он получил денежное вознаграждение. Конечно, есть другой вопрос: насколько эти сведения актуальны сегодня? И с точки зрения политеса, в том числе международно-экологического, наверное, можно подумать о смягчении наказания. Но это должен решать суд. К сожалению, зарубежные спецслужбы, помимо дипломатического прикрытия, очень активно используют в своей работе различные экологические и общественные организации, коммерческие фирмы и благотворительные фонды. Вот почему и эти структуры, как бы на нас ни давили СМИ и общественность, всегда будут под нашим пристальным вниманием".

Но в 1999 г. Путин еще не был президентом, и Никитин был вчистую оправдан, поскольку те сведения, которые ФСБ и лично Путин считали "на самом деле секретными", по мнению суда такими не оказались. 13 сентября 2000 г. президиум Верховного суда России оправдал Никитина окончательно.

Дело корреспондента газеты Тихоокеанского флота "Боевая вахта" капитана 2-го ранга Григория Пасько началось в 1997 г. ФСБ утверждала, что Пасько обнародовал факты нанесения военными ущерба окружающей среде, в частности, передал японской стороне секретные данные об авариях на российских атомных подводных лодках, что являлось государственной тайной. В результате он был арестован по обвинению в государственной измене в форме шпионажа, по 10 эпизодам.

Однако прямых доказательств, указывающих на намерения Пасько передать свои записи японским СМИ, в материалах дела не было, хотя ФСБ вела за Пасько активную слежку: вся его почта контролировалась, телефон прослушивался, в квартире Пасько была установлена подслушивающая аудиоаппаратура, а сам он находился под пристальным наблюдением оперативных сотрудников.

20 июля 1999 г. Пасько был осужден, правда, по совсем другой статье: ст. 285, ч. 1-я УК РФ ("злоупотребление служебным положением"), однако тут же был амнистирован и освобожден из-под стражи в зале суда, причем обе стороны – и Пасько, и ФСБ – были недовольны приговором: амнистированный направил апелляцию в военную коллегию Верховного суда (а также подал иск о защите чести и достоинства к начальнику УФСБ по Тихоокеанскому флоту контр-адмиралу Николаю Соцкову), а руководство управления ФСБ по Тихоокеанскому флоту направило в военную коллегию протест на "неоправданно мягкий" приговор.

25 декабря 2001 г. новый Тихоокеанский флотский военный суд признал Пасько виновным в шпионаже и приговорил его к четырем годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. 15 января 2002 г. президент Путин, выступая на пресс-конференции в Париже, сказал, что не считает возможным вмешиваться в действия судебной системы, но готов рассмотреть прошение Пасько о помиловании, если тот к нему с таким прошением обратиться. При этом Путин – как когда-то по поводу Никитина – подчеркнул, что Пасько было предъявлено обвинение в том, что он передал иностранным гражданам за вознаграждение документы с грифом "секретно", утверждая, что этот эпизод доказан и ни у кого не вызывает сомнений, якобы даже у адвокатов Пасько.

Правда, 13 февраля 2002 г. Верховный суд России по жалобе адвокатов Пасько признал несоответствующим закону приказ Минобороны о секретных сведениях, из-за которого Пасько попал под статью. Но ни на мнении президента о "секретности", ни на положении Пасько это не сказалось. Пасько, так и не подавший Путину прошение о помиловании, был условно-досрочно освобожден городским судом Уссурийска 23 января 2003 г., отбыв в тюрьме в общей сложности два с половиной года.

В 1996 г. Платон Обухов, сотрудник МИД РФ, арестован по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за то, что передавал британской разведке МИ-6 сведения, составляющие государственную тайну. Признан невменяемым и направлен на принудительное лечение.

В том же году Владимир Макаров, кадровый дипломат, арестован по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за то, что передал ЦРУ информацию о танке Т-82, а также о кадровом составе советских загранпредставительств. Приговорен Мосгорсудом к 7 годам лишения свободы. Помилован президентом России.

В 1997 г. Моисей Финкель, старший научный сотрудник 14-го Научно-исследовательского института Военно-морского флота арестован по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за то, что передал ЦРУ секретные сведения о новейших гидроакустических комплексах. Приговорен к 12 годам лишения свободы.

В том же году был арестован Игорь Дудник, майор Ракетных войск стратегического назначения. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа, разглашение государственной тайны. Дескать, он пытался передать ЦРУ дискету с секретной информацией о ракетных войсках стратегического назначения. Приговорен к 12 годам лишения свободы.

В июле 1998 г. был арестован Валентин Моисеев, заместитель руководителя первого департамента стран Азии МИД России. Ему были предъявлены обвинения в шпионаже в пользу Южной Кореи, представители которой дескать завербовали дипломата в Сеуле во время служебной командировки (с 1992-го по 1994 г.). По утверждению прокуратуры, Валентин Моисеев работал на спецслужбы Южной Кореи с 1994-го по 1998 г., передавая им сведения, составляющие государственную тайну. По данным следствия он провел около 60 встреч с представителем южнокорейской разведки и передал ему копии 23 документов, касавшихся сотрудничества между Россией и КНДР, в том числе в военной сфере. Получал он за все это по 500 долларов месяц. Общая сумма полученных им денег составила 14 тысяч долларов. Сам Моисеев заявлял, что поддерживал дружеские отношения с представителями посольства Кореи, а передаваемые материалы не являлись секретными, были ранее опубликованы и составили основу его научной лекции "Политика России на Корейском полуострове". 16 декабря 1999 г. Московский городской суд признал дипломата виновным и приговорил его к 12 годам лишения свободы. Данные, приведенные в прилагаемых официальных публикациях прессы и в научных работах были судом признаны секретными.

После объявления приговора адвокаты Моисеева подали в Верховный суд России кассационную жалобу. Верховный суд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. В августе 2001 г. Мосгорсуд, вновь признав Моисеева виновным в шпионаже, приговорил его к четырем с половиной годам лишения свободы, приняв во внимание состояние здоровья Моисеева и положительные характеристики с места работы. Адвокат Анатолий Яблоков при этом сообщил, что снижение судом меры наказания в данном случае свидетельствует не о гуманном отношении суда к шпионам, а об отсутствии доказательств виновности. С 14 марта 2002 г. по решению ГУИН Минюста Моисеев отбывал наказание в больнице в Торжке, поскольку заключенный страдал хроническим заболеванием желудка. Был освобожден 31 декабря 2002 г. После освобождения заявил, что намерен продолжать добиваться признания его невиновным, подал жалобу в Страсбургский суд.

В феврале 1999 г. началось дело Владимира Сойфера, профессора, заведующего лабораторией ядерной океанологии Тихоокеанского океанологического института (ТОИ) Дальневосточного отделения Российской Академии наук (РАН), сотрудника Федерального научного центра "Курчатовский институт". Сойфер занимался оценкой последствий взрыва реактора на атомной подводной лодке в бухте Чажма, неподалеку от Владивостока, в 1985 г., сопровождавшегося большим выбросом радиации. Результаты исследований по данной теме были опубликованы в российских и зарубежных научных изданиях.

В конце февраля Приморское управление ФСБ провело проверку в лаборатории Сойфера, во время которой по заявлению ФСБ были обнаружены ксерокопии документов службы радиационной, химической и биологической защиты и гидрографии Тихоокеанского флота с грифами секретности, сделанные в нарушение инструкции о секретном делопроизводстве. В частности, были скопированы два закрытых отчета, гидрологические данные и совершенно секретная карта залива Стрелок, бухт Разбойник и Чажма в Японском море, где базируются атомные подводные лодки Тихоокеанского флота. Обычно на таких картах бывают обозначены промеры глубин, направления подводных течений, температура; но вместе с этим на картах были данные о местах, где базируются российские подводные лодки. Сойфер признал, что нарушал правила копирования документов, однако оправдал свои действия тем, что документы помечены как секретные необоснованно.

В июне 1999 г. Приморское УФСБ посчитало, что деятельность Сойфера создает "угрозу государственной и военной безопасности страны" и провело в квартире Сойфера "проверку порядка обращения с секретными документами". В ходе проверки были изъяты различные документы и материалы, в том числе ксерокопии и фотонегативы карт под грифом "документ секретного пользования" (ДСП). Работы, которые вел Сойфер, были приостановлены, его лаборатория опечатана. По просьбе профессора, президиум Дальневосточного отделения РАН назначил экспертную комиссию из шести ученых. Комиссия провела независимую экспертизу материалов работ Сойфера и пришла к выводу, что ученый не держал у себя дома материалов, представляющих государственную тайну. Представители краевого УФСБ придерживались другой точки зрения, но дела против Сойфера заводить не стали, а ограничились вынесением предостережения. Начальником управления ФСБ по Приморскому краю был в то время генерал-майор Сергей Веревкин-Рохальский.

После этого В. Сойфер сам подал в суд на местное УФСБ, и в феврале 2000 г. суд Советского района города Владивостока признал проведенный у ученого дома обыск незаконным. Суд признал также, что во время обыска на квартире у Сойфера сотрудники УФСБ незаконно изъяли материалы научных разработок на кассетах, дискетах, а также заграничный паспорт ученого, и постановил вернуть изъятые вещи владельцу.

УФСБ обжаловало это решение в краевом суде, но в апреле 2000 г. Приморский краевой суд отклонил кассационную жалобу Управления ФСБ по Приморскому краю на решение суда Советского района Владивостока, который 11 февраля 2000 г. признал нарушения законов в действиях ФСБ при проведении "обследования" квартиры ученого. Сам Сойфер считал, что уголовное дело против него было возбуждено для того, чтобы отстранить ученого от участия в радиологической и экологической экспертизе бухты Чажма. Там, по его словам, бывшая администрация Приморского края намеревалась создать совместное предприятие с американским, российским и японским капиталом для переработки ближневосточной нефти с последующей продажей в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, и работы Владимира Сойфера могли помешать осуществлению этого проекта.

В 1999 г. арестован Владимир Щуров, профессор Тихоокеанского института океанологии Дальневосточного отделения Российской академии наук (РАН), заведующий лабораторией акустических шумов океана. Инкриминируемые ему преступления: разглашение государственной тайны; дескать он передал Китаю секретные сведения о российских военных технологиях.

История его дела следующая. В августе 1999 г. Щуров был задержан на российско-китайской границе при попытке выехать в Харбин. Таможенники задержали созданные лабораторией Щурова акустические модули для телеметрической аппаратуры, вывозимые им для проведения совместных исследований с китайскими коллегами Харбинского университета. Сотрудники УФСБ по Приморскому краю сочли, что "система, созданная лабораторией акустических шумов океана, может использоваться как в мирных, так и в военных целях". Проведенная УФСБ экспертиза установила, что техника, созданная в лаборатории Тихоокеанского океанологического института, не имеет аналогов в мире, и отнесла ее к разряду государственных тайн. Все лаборатории, причастные к созданию системы, были опечатаны, документация изъята, договорные работы прекращены. Между тем лаборатория не имела военно-промышленной направленности и военных заказов. Из совместных с китайскими исследователями работ секрета не делалось. Все необходимые для этого документы были завизированы в соответствующих инстанциях, в том числе в ФСБ.

В свою очередь, представители УФСБ по Приморью заявляли, что ученые предоставили таможенным органам недостоверные данные о технических характеристиках приборов и что за некоторое время до этого у сотрудника лаборатории Юрия Хворостова, вылетавшего в Китай, были изъяты технологические чертежи, сокрытые под видом отчетов в научно-технической документации, а также переснятые на фотопленку, которая была вставлена в фотоаппарат под видом неэкспонированной, причем эти документы являлись государственной тайной. На этом основании ФСБ выдвинула обвинения против Щурова и Хворостова в незаконном экспорте технологий, контрабанде и разглашении государственной тайны.

В августе 2000 г. в своей квартире был найден повешенным 28-летний сын Щурова – Александр. Версии расходились: милиция утверждала, что это самоубийство, родители настаивали на том, что сына убили. Отец и мать Щуровы также сообщили, что уже позже они обнаружили пропажу лазерных дисков, на которых были зафиксированы все результаты работы отца и сына: итоги экспедиций, записи, чертежи и схемы.

После смерти сына Владимир Щуров заявил о своем желании покинуть Россию: "Нашу науку убивают. Утюг ФСБ – он выжигает все. И ситуация в стране такова, что здесь жить невозможно. Нас убивают… Убивают страну". Однако за границу Щурову уехать не разрешили, и после года следствия он был обвинен по ст. 188 (контрабанда), ст. 189 (незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники) и части 2 ст. 289 (разглашение государственной тайны, повлекшее тяжкие последствия).

В результате с Хворостова прокуратура Приморья сняла все обвинения за недоказанностью, а Щуров в августе 2003 г. был признан виновным в разглашении государственной тайны, приговорен к двум годам лишения свободы условно и тут же амнистирован. Ни в обвинении, ни в приговоре не было указано, что именно разгласил Щуров. А во время слушаний судья взял за основу заключения экспертов из Министерства обороны, отказавшись выслушать мнение гражданских специалистов.

Вины своей Щуров не признал, но и не стал обжаловать приговор: "Я старый, больной человек. У меня нет на это ни сил, ни средств, ни здоровья. Я был готов к любому приговору. Трудно верить в закон, когда он не исполняется. Хорошо, что прокуратура проявила человечность и сняла большую часть обвинительных статей".

27 октября 1999 г. был арестован Игорь Сутягин, заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики Института США и Канады. Постановление о его аресте было вынесено через два дня: 29 октября 1999 г. Он обвинялся в государственной измене в форме шпионажа в пользу США (ст. 275 УК РФ), а именно в том, что за вознаграждение передавал в 1998-1999 гг. секретные сведения представителям военной разведки США Наде Локк и Шону Кидду, работавшим под прикрытием английской консалтинговой фирмы "Альтернатив фьючерс".

ФСБ России обвинила Сутягина по пяти эпизодам преступной деятельности. В частности, ему вменили в вину пять встреч с представителями иностранных спецслужб, в ходе которых он передал сведения по пяти темам. Эти сведения касались информации о ракете класса "воздух-воздух" РВВ-АЕ, и самолета Миг-29 СМТ. Кроме того, по версии следствия, Сутягин передал сведения о вариантах состава стратегических ядерных сил на период до 2007 г., о ходе реализации Министерством обороны планов по созданию соединений постоянной готовности, а также о составе и современном состоянии отечественной системы предупреждения о ракетном нападении. Также Сутягина обвиняли в том, что, являясь преподавателем Обнинского учебного центра ВМФ России, он выведывал у кадровых военных, обучавшихся в центре, секретную информацию для дальнейшей передачи иностранным резидентам. Сутягин работал в Обнинском центре с 1994 г., причем на общественных началах, не получая вознаграждения за свой труд. Первоначально дело расследовало управление ФСБ по Калужской области.

27 декабря 2001 г. Калужский областной суд признал, что при назначении и производстве экспертиз степени секретности органом предварительного расследования были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, что привело к ограничению гарантированных законом прав обвиняемого Сутягина, и направил дело на дополнительное расследование. Сутягина перевели в СИЗО "Лефортово" в Москву.

С 15 марта 2004 г. процесс по делу Игоря Сутягина проходил в Московском городском суде. 7 апреля Московский городской суд приговорил Игоря Сутягина к 15 годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии строгого режима. Его признали виновным в государственной измене в форме шпионажа в пользу США: сборе, хранении и передаче представителям американской военной разведки сведений, составляющих государственную тайну. Присяжные сочли, что Сутягин не заслуживает снисхождения, причем государственный обвинитель просил приговорить ученого к 17 годам лишения свободы. Срок наказания исчисляется с момента формального ареста (29 октября 1999 г.).

Между тем, сам Сутягин вины не признал. Он утверждал, что не имел доступа к государственной тайне и пользовался для подготовки аналитических материалов только открытыми источниками. У адвокатов Сутягина были неопровержимые доказательства, что вся содержавшаяся в бумагах Сутягина информация была взята из открытых источников и доступна всякому, кто хотел ее прочесть, а также, что у Сутягина никогда не было доступа к государственным секретам.

14 апреля 2004 г. защита Игоря Сутягина подала в Верховный суд жалобу с просьбой отменить обвинительный приговор Мосгорсуда, поскольку в ходе процесса "были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона". В частности, была произведена необоснованная смена состава суда присяжных; в ходе процесса суд, по мнению защиты, рассматривал недопустимые доказательства. Кроме того, "перед присяжными судом были поставлены вопросы, выходившие за пределы предъявленного Сутягину обвинения: в частности, задавался вопрос, действовал ли он по поручению иностранной разведки, хотя ему это не инкриминировалось". Судья так сформулировала вопросы для присяжных, что подтолкнула их к даче "нужных" ответов. Например, она опустила слово "секретные", когда попросила ответить, передавал ли Сутягин материалы за вознаграждение.

23 апреля 2004 г. Общественный комитет защиты ученых обратился с открытым письмом в Парламентскую ассамблею Совета Европы. "Общественный комитет защиты ученых" был создан 2 октября 2002 г. группой ученых и представителей общественных организаций, причиной создания Комитета явилась озабоченность научной общественности и правозащитников судьбой талантливых ученых, бездоказательно обвиняемых ФСБ в тяжких преступлениях. В открытом письме, в частности, говорилось:

"Ловкой имитацией правосудия и справедливости оказывается даже суд присяжных, если речь идет о деле, инициированном ФСБ. Таким, по крайней мере, был суд над Игорем Сутягиным. В процессе не было даже намека на равенство сторон: удовлетворялись любые пожелания обвинения и игнорировались законные требования защиты. Голословные утверждения обвинения были признаны доказательствами. Единогласное голосование присяжных по вопросам, в которых был искажен даже смысл обвинения, вызывает обоснованное сомнение в их независимости. Даже теоретически группа их 12 человек не может единогласно проголосовать за сомнительные доказательства обвинения".

Письмо подписали Виталий Гинзбург (лауреат Нобелевской премии, академик РАН), Лев Пономарев (ООД "За права человека"), Сергей Ковалев (правозащитник, узник совести), Григорий Пасько (журналист, узник совести), Юрий Рыжов (академик РАН), Алексей Симонов (Фонд защиты гласности), Эрнст Черный (правозащитник), о. Глеб Якунин (правозащитник, узник совести, священник).

В 1999 г. арестован Александр Никитин, капитан 1-го ранга. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа и разглашение государственной тайны при подготовке доклада "Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона" для норвежской экологической организации "Беллуна". Оправдан городским судом Санкт-Петербурга.

В 2000 г. арестован Сергей Величко, капитан 3-го ранга, заместитель командира корабля. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа, сотрудничество со шведскими спецслужбами. Приговорен Военным судом Балтийского флота к пяти годам лишения свободы.

В том же году в Москве был арестован гражданин США Эдмонд Поуп, отставной офицер морской разведки США. Инкриминируемые ему преступления: шпионаж. В декабре 2000 г. Поуп был приговорен Московским городским судом к 20 годам лишения свободы. В феврале 2001 г. приказом президента Путина Поуп был помилован и выслан на родину в США.

В апреле 2000 г. в связи с делом Поупа был арестован Анатолий Бабкин, профессор МГТУ имени Баумана, заведующий кафедрой ракетных двигателей МГТУ. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена. ФСБ утверждала, что Бабкин передал секретные сведения о российской торпеде "Шквал" Эдмонду Поупу.

Первоначально Бабкин выступал главным свидетелем по делу Поупа, дал показания, подтверждающие шпионаж американского гражданина, но затем отказался от своих показаний, заявив, что они были даны под давлением следствия. В феврале 2003 г. Бабкин был приговорен по статье "государственная измена" к 8 годам лишения свободы условно (учитывая преклонный возраст профессора и его заслуги). Суд признал его виновным в передаче американскому шпиону Эдмонду Поупу отчетов о технических характеристиках подводной скоростной ракеты "Шквал". Бабкину был назначен испытательный срок в пять лет, его лишили звания Заслуженного деятеля науки и права заниматься профессиональной и научной деятельностью в течение трех лет, еще на три года он был лишен права занимать должность заведующего кафедрой ракетных двигателей МГТУ им. Баумана. Сам Бабкин утверждал, что передавал бумаги совершенно официально, в рамках сотрудничества между МГТУ и Пенсильванским университетом (договор о сотрудничестве был подписан в 1996 г.). Представители Военно-морского флота России посчитали, что, раскрыв секреты ракеты "Шквал", профессор МГТУ нанес флоту ущерб в 26.800.000 рублей (меньше миллиона долларов). По крайней мере именно такая сумма значилась в гражданском иске, который подал ВМФ против Анатолия Бабкина.

16 февраля 2001 г. был арестован Валентин Данилов, физик, заведующий кафедрой Теплофизического центра Красноярского государственного технического университета. В 1999 г. Данилов от имени Красноярского технического университета подписал контракт с Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения и с Институтом физики Ланчьжоу Китайской аэрокосмической корпорации. В рамках контракта Данилов должен был изготовить исследовательский стенд, который моделировал электризацию поверхности твердых тел в вакууме под влиянием электронов средних энергий и ультрафиолетового излучения. Такое явление наблюдается при воздействии космической плазмы на спутники в космосе. 24 мая 2000 г. сотрудники регионального управления ФСБ по Красноярскому краю предъявили физику обвинение в разглашении государственной тайны. Почти год спустя, 16 февраля 2001 г., Данилова обвинили еще и в государственной измене в форме выдачи государственной тайны и в мошенничестве. Первое обвинение – статья 275 УК РФ – государственная измена в форме шпионажа – предусматривающая наказание в виде лишения свободы сроком от 12 до 20 лет, было сформулировано ФСБ. Обвинение в мошенничестве, вернее, в растрате средств, выдвинуто Техническим университетом. Сумма, фигурирующая в иске – 466 тысяч рублей (меньше 15 тысяч долларов). С этого момента ученый находился в СИЗО Красноярска.

По мнению ФСБ во время сотрудничества с китайской стороной Даниловым были переданы Китаю секретные разработки России. Защита Данилова располагала заключениями экспертов о том, что с изобретений Данилова 8 лет назад был снят гриф секретности. Поэтому адвокаты были уверены в положительном исходе дела.

После полутора лет заключения Данилов по решению суда Центрального района Красноярска был освобожден из-под стражи под подписку о невыезде. За все это время обвиняющая сторона (ФСБ) так и не смогла представить веских доказательств виновности физика. Сам Данилов считал, что "ученый-физик никогда не может быть государственным изменником. За открытия, которые происходят в физике, ученым дают Нобелевские премии, хотя на основании этих открытий может быть создано оружие. Физик раскрывает тайны природы, а не государственные тайны".

После того как Данилова выпустили из СИЗО, он баллотировался в депутаты Государственной думы от Енисейского избирательного округа № 48. Однако выборы Данилов не выиграл, набрав всего 6,42%. В декабре 2003 г. Данилов был оправдан судом присяжных. Из 12 присяжных восемь человек сочли доказательства прокуратуры неубедительными, а ученого-физика невиновным по всем статьям. После судебного заседания Данилов заявил, что он был полностью уверен в том, что его оправдают, но этот арест отбросил назад российскую науку в плане международного сотрудничества. В частности, спутник, который был создан в результате совместных усилий Китая и Европейского космического агентства (ЕКА), мог бы быть создан при участии Китая и России, так как разработки российских ученых были лучше, чем у ЕКА.

В январе 2004 г. Красноярская прокуратура подала кассационную жалобу на оправдательный приговор, вынесенный судом присяжных. Обвинители просили Верховный суд отменить вердикт присяжных и направить дело на новое рассмотрение. В Москву прибыла делегация представителей красноярских спецслужб, "целая команда красноярского ФСБ". "Какое они сейчас имеют отношение к процессу – непонятно. Ведь их роль закончилась, когда материалы дела были переданы в прокуратуру", – возмущался один из сторонников Данилова.

В итоге 9 июня 2004 г. Коллегия Верховного суда РФ отменила оправдательный приговор Данилову и направила дело на новое рассмотрение. Адвокаты Данилова считали, что решение Коллегии было продиктовано свыше. В ноябре 2004 г. Данилов был приговорен судом за шпионаж в пользу Китая к 14 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строго режима.

В 2001 г. арестован Виктор Калядин, генеральный директор ЗАО "Элерс-Электрон, Лтд". Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа. Передал секретные сведения сотрудникам ЦРУ. Приговорен к пяти годам лишения свободы.

В том же году арестован Валентин Моисеев, заместитель руководителя 1-го департамента стран Азии Министерства иностранных дел (МИД) России. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа. Передал секретные сведения сотруднику разведки Южной Кореи. Приговорен Мосгорсудом к 4,5 года лишения свободы.

В том же году арестован Александр Запорожский, бывший заместитель начальника 1-го отдела Управления контрразведки СВР. Инкриминируемые ему преступления: государственная измена в форме шпионажа. Передавал представителям спецслужб США секретную информацию о деятельности российских разведорганов и их кадровом составе. Приговорен Московским окружным военным судом к 18 годам лишения свободы.

В том же году арестован Михаил Трепашкин, адвокат, полковник ФСБ, участник пресс-конференции Литвиненко в ноябре 1998 г. Осужден Московским окружным военным судом, до сих пор находится в заключении.

15 декабря 2002 г. директор ФСБ Патрушев сообщил об отказе продлить въездные визы 30 сотрудникам "Корпуса мира" (американской организации, беспрепятственно работавшей в России с 1992 г.) за "сбор информации о социально-политической и экономической обстановке в российских регионах, сотрудниках органов власти и управлений, ходе выборов". Патрушев рассказывал об отказе как о безусловном успехе органов ФСБ в деле борьбы против засылаемых в Россию иностранных шпионов.

Борьба с отечественными шпионами между тем не затихала. В период с мая по декабрь 2004 г. в Приморье за шпионаж было осуждено 11 человек.

17 марта 2006 г. Управление ФСБ Новосибирской области возбудило уголовное дело по статье "разглашение государственной тайны" в отношении известного ученого доктора физико-математических наук Олега Коробейничева, однако он сумел доказать свою невиновность и заставил следователей ФСБ перед ним извиниться. Тогда в 2007 г. то же Управление ФСБ возбудило уголовное дело против сотрудников Новосибирского государственного технического университета братьев Игоря и Олега Мининых, и снова по обвинению в разглашении государственной тайны. Секретные материалы следователи ФСБ нашли в книге, которые ученые опубликовали тиражом в 50 экземпляров к 50-летию Сибирского отделения РАН. Все 50 экземпляров книги были конфискованы.

Абсурдность обвинений и ситуации в делах о шпионаже усугубляется тем, что трактовка государственной тайны и ее разглашения почти всегда остается за ФСБ, а суд с каждым годом становится все менее и менее независимым. В результате десятки ученых оказались в заключении. Сотни – потеряли возможность работать. Было бы неправильно утверждать, что об этих случаях не знает российская и международная общественность. О них все знают. О них все пишут. Только, как сказал президент Путин: "Товарищ волк знает, кого кушать. Кушает, и никого не слушает".


Глава 8. Люди президента, или "Агенты и объекты"

Во время предвыборной президентской кампании 1999– 2000 гг. трудно было сформулировать и объяснить, чем именно плоха кандидатура Путина. За пределами Санкт-Петербурга он не был известен, если не сказать, что не был известен вообще, и по этой причине о нем было сложно сказать хорошее или плохое. Лишь одно было ясно уже в 1999 г.: Путин пришел из КГБ, где проработал всю свою сознательную жизнь. Отбор в эту организацию производили специальные люди, отбирая туда тоже очень специальных людей. С этими засекреченными людьми мало сталкивалось население огромной страны, а если сталкивалось, то часто не знало, что коллеги, друзья или даже родственники работают в структурах госбезопасности. Наоборот, те, кто работал в этих структурах, очень хорошо друг друга и друг о друге знали. И по воле могущественной организации КГБ-ФСБ, в которой они работали, помогали друг другу, продвигали друг друга, назначали друг друга на все более и более высокие должности, распространяясь по безграничным территориям как раковая опухоль. Непосвященное население никогда не могло понять, чем именно объяснялся карьерный рост того или другого человека, часто не выделявшегося профессиональными навыками, а то и выделявшегося, но в сторону непрофессионализма. А бестолковые коллеги все становились и становились начальниками. И приходилось делать вывод, что порочной является советская система (или страна Россия). Между тем "система" была не такая уж бестолковая, просто это была совсем другая система – система КГБ-ФСБ, которая преследовала простую цель: всеми правдами и неправдами стараться ставить на все руководящие должности собственных офицеров действующего резерва или завербованных агентов. Мы расскажем всего лишь о нескольких друзьях и знакомых Путина и об одном его враге; и на примере этой главки постараемся объяснить, чем плох президент из КГБ. А плох он тем, что тащит за собой наверх тысячи маленьких Путиных, таких же никаких, как он, только с "ксивой" сотрудника или агента госбезопасности, своих друзей, которые, по-человечески рассуждая, не друзья, а соратники по КГБ-ФСБ, и по воле все той же организации, Путин их предаст, продаст и "додушит", если будет нужно, – как "додушивают" сегодня офицеров действующего резерва, посланных на работу к Михаилу Ходорковскому и принесенных в жертву многомиллиардному экономическому проекту по разграблению нефтяной компании ЮКОС. Они просто стали разменной монетой, жертвами обстоятельств. У сотрудника спецслужбы не бывает друзей. Люди, с которыми он сталкивается, делятся на две категории: агенты и объекты. Агент – это тот, кого ты вербуешь, кто поставляется тебе информацию, является твоим источником. Объект – это тот, кого ты разрабатываешь, т. е. формально или не формально, но заводишь на него дело. Иногда агент становится объектом, а объект – агентом. Такое тоже бывает.

Наверное, не все люди, с которыми по жизни сталкивался Путин, сознательно делились им на агентов и объектов. Но нет ничего более наивного, чем считать, что у Путина есть или были друзья. Хотя в частотном словаре любого языка слово "друг" будет одним из самых часто употребляемых. Нам тоже не избежать в этой главе употребление слова "друг" применительно к многочисленным людям, с которыми пересекался президент Путин. Но наталкиваясь в очередной раз на это слово (так уж устроен человеческий язык, что приходится его употреблять), читатель обязан понимать, что этот "друг" – не друг, а коллега по работе в КГБ-ФСБ или агент, часто в формальном смысле. Или даже объект. Итак, "друзья" президента…


Сергей Чемезов

В конце 80-х годов в Москве появился внешне довольно обаятельный мужчина. Звали его Сергей Чемезов. В дни, когда пишутся эти строки, его имя достаточно широко известно в России, как друга президента Путина в том числе. По роду своей деятельности Чемезов весьма успешно торгует российским оружием, возглавляя компанию Рособоронэкспорт. Россия на втором месте в мире по продаже оружия, уступая только Соединенным Штатам. Объемы российских продаж оружия превышают 5 млрд долларов в год.

На момент обоснования в Москве в 1989 г. Чемезов известен не был. Он вырос в Иркутске. По окончании местного политехнического института непродолжительное время работал в Научно-исследовательском институте редких и цветных металлов. Женился, был зачислен на службу в КГБ, служил во 2-м контрразведывательном отделе КГБ по Иркутской области, затем был отправлен в ГДР в качестве сотрудника советской разведки – 1-го Главного управления КГБ.

Официальной (открытой) стороной его деятельности была работа в представительстве объединения "Луч" в Дрездене, занимавшемся развитием атомной энергетики. Основной же задачей Чемезова было добывание технических и технологических секретов западных стран в интересах Управления "T" Первого главного управления (ПГУ) КГБ. В интервью в октябре 2005 г., отвечая на вопрос о совместной службе с президентом Путиным, Чемезов заметил: "Зачем отрицать то, что было? Действительно, мы работали в ГДР в одно время. C 1983-го по 1988 г. я возглавлял представительство объединения "Луч" в Дрездене, а Владимир Владимирович приехал туда в 1985 г. Жили в одном доме, общались и по службе, и по-соседски". С разведкой, однако, у обоих не сложилось; пришлось возвращаться на родину.

В 5– м управлении КГБ (будущем Управлении по защите конституционного строя) служил ветеран этого подразделения генерал-майор Евгений Кубышкин. В органах госбезопасности он прошел через многие карьерные ступени, побывав даже вторым секретарем парткома КГБ. Должность эта была весьма авторитетна и обеспечивала дальнейший высокий карьерный рост. В партком КГБ Кубышкин был избран, когда работал начальником 8-го отдела 5-го управления. Отдел занимался разработкой так называемых еврейских экстремистов: делом Анатолия Щаранского и других известных евреев-отказников. Избранию Кубышкина в высший партийный орган КГБ, на партийном учете которого состояло более 32 тысяч коммунистов, способствовал начальник 5-го управления генерал-лейтенант Филипп Бобков, старательно расставлявший верных ему людей на различные высокие должности в системе КГБ.

Пробыв определенный срок вторым секретарем парткома КГБ, Кубышкин был назначен первым заместителем Инспекторского управления КГБ. Вскоре ему было присвоено звание генерал-майора. Инспекторское управление по своему могуществу уступало лишь Управлению кадров. Именно в кабинетах этих двух управлений вершились судьбы руководящего состава госбезопасности СССР. Бобков смог продвигать своих людей прежде всего благодаря Кубышкину. Так, начальник 2-го отдела 5-го управления (разработка националистических экстремистов) Голушко возглавил секретариат КГБ; затем был назначен председателем КГБ Украинской ССР, а потом возглавил КГБ СССР. Начальник 7-го отдела 5-го управления (пресечение незаконного оборота оружия и деятельности анонимов, высказывающих террористические и иные общественно опасные намерения) Головин возглавил КГБ Узбекской ССР. Несколько других начальников отделов 5-го управления возглавили областные управления госбезопасности. Пожалуй, ни одно из подразделений КГБ не дало такого количества руководителей высшего звена, как 5-е управление Бобкова, а сам Ф. Д. Бобков стал заместителем, а затем и первым заместителем председателя КГБ.

Правда, сам Кубышкин стремительной карьеры не сделал. Примерно через два года он вернулся в 5-е управление на должность заместителя начальника Управления, без перспектив дальнейшего продвижения по службе. Излишне прямолинейный и жесткий, Кубышкин на посту заместителя начальника Инспекторского управления сумел приобрести могущественных врагов в среде высшего звена руководителей органов КГБ. Опытные интриганы, умело используя его чрезмерную любовь к женщинам и выпивке, смогли быстро убрать его с ответственной должности и фактически поставить крест на его карьере. Вернувшемуся в 5-е управление Кубышкину было поручено курировать ряд отделов, в том числе 11-й. Отдел этот был создан в 1977 г. в целях контрразведывательного обеспечения канала международного спортивного обмена. Ближайшей задачей того периода было обеспечение безопасности предстоящей Олимпиады 1980 г., которая проводилась в Москве и Таллине.

В 11– м отделе служили в основном ветераны 5-го управления. Появление в нем нового сотрудника -Чемезова, да к тому же родом из провинциального Иркутска, было воспринято в отделе негативно, так как Чемезов был ставленником нелюбимого генерала Кубышкина. Приходу нового сотрудника сопутствовал ряд "странностей", нарушавших порядок, соблюдаемый при переводе сотрудников периферийных органов в центральный аппарат КГБ. Как правило, сотрудник, зачисляемый в подразделения центрального аппарата, назначался на должность на несколько ступеней ниже той, которую он занимал по прежнему (провинциальному) месту службы. Чемезов же получил ту же должность – старший оперативный уполномоченный, видимо, потому что прибыл в Москву из Дрездена. Кроме того, Чемезова как офицера действующего резерва назначили заместителем генерального директора Союзспортобеспечения, в ведомство, занимавшееся закупкой спортивной одежды и инвентаря за границей для всех советских спортсменов. Квартиру в Москве Чемезову тоже дали, а это в советские годы было немало (многие московские сотрудники КГБ годами ждали очереди на улучшение жилищных условий).

В Союзспортобеспечении наиболее близкие отношения у Чемезова сложились с генеральным директором Виктором Галаевым, в прошлом комсомольским работником, начальником одного из спортивных управлений Спорткомитета СССР и секретарем парткома этого ведомства. Понятно, что монополия на закупку спортивных товаров позволяла контролируемой Галаевым и Чемезовым организации заключать любые соглашения с иностранными фирмами таким образом, что часть денег от контрактов оседала в их карманах, причем деньги эти были для того времени большими: десятки тысяч долларов.

В начале 1990-х гг. Галаев и Чемезов занялись в Санкт-Петербурге популярным тогда бизнесом по продаже куриных окорочков – "ножек Буша", как их называли в народе. Вложили они в этот бизнес около ста тысяч долларов. Бизнес работал неофициально, через доверенных людей, так как госслужащие Галаев и Чемезов (к тому же являвшийся офицером госбезопасности) на личную коммерческую деятельность права не имели. Но у нечестного бизнеса в России были нечестные законы, и друзей, как тогда говорилось, "кинули". Встал вопрос о выбивании денег из обманувших Галаева и Чемезова санкт-петербургских партнеров. Официальные инстанции отпали, так как бизнес был левый. Оставалось одно – обратиться к бандитам.

Среди коллег чекиста Чемезова был молодой офицер, недолгое время прослуживший в 3-м отделе 5-го управления КГБ, – старший лейтенант Юрий Зернов. Несколько лет Зернов проработал в качестве гражданского (без воинского звания) специалиста в одном из подразделений Управления правительственной связи (УПС) КГБ, совмещая работу с учебой во Всесоюзном заочном юридическом институте. По окончании учебы лейтенанту Зернову было поручено курирование Cоюзспортобеспечения, где он познакомился и сдружился с Чемезовым. Вскоре, как офицер действующего резерва, Зернов ушел в коммерцию.

Случай свел его с маршалом Советского Союза Константиновым и его сыном Аркадием, бывшим работником генпрокуратуры СССР, проработавшим там в должности следователя по особо важным делам в звании старшего советника юстиции. Аркадий, используя связи отца в оборонной промышленности, пытался наладить продажу авиационной техники. Оборонная промышленность страны в те годы пребывала в отчаянном положении. Оставшись без государственных заказов, предприятия выживали как могли, порой продавая за бесценок дорогостоящую продукцию. Аркадий не испытывал проблем с предложениями купить авиационную технику – от вертолетов "МИ-8" до гигантов транспортных самолетов "Антей". Сложности были с нахождением покупателей. По совету отца Аркадий Константинов взял в помощники Юрия Зернова, полагая, что его связи в ФСБ могут быть полезны. И не ошибся. Зернов вскоре получил информацию от коллег из ФСБ, что одна китайская фирма заинтересована в восьми вертолетах "МИ-8". В короткий срок Аркадий Константинов сумел найти нужное количество вертолетов, и российская сторона их быстро приобрела по выгодной цене: 875 тысяч долларов за вертолет. Заводы-производители были рады этим деньгам, так как попросту бедствовали. На счет Аркадия Константинова в одном из немецких банков поступило за посредничество более 800 тысяч долларов (ему и Зернову). Коллеги Зернова из ФСБ получили за услуги дефицитные в России факс и ксерокс.

Через несколько месяцев Константинов и Зернов купили по хорошей квартире в Москве и по автомобилю "вольво". Однако на этом удача их оставила. Предложений по приобретению авиатехники больше не поступало. Российская компания, приобретшая вертолеты для Китая, как оказалось, не смогла реализовать контракт и денег с китайской стороны не получила. Так и не проданные в Китай вертолеты стояли где-то зачехленные, банковские проценты на занятые деньги росли. К Константинову и Зернову это, правда, отношения не имело; тем не менее партнеры расстались, причем Зернов считал, что Константинов ему из тех 800 тысяч не доплатил. Поэтому Зернов организовал "бригаду бойцов" во главе с бывшим боксером Печеночкиным и "наехал" на Константинова и его приятеля, живущего в Германии и контролировавшего немецкий банковский счет Константинова с полученными за посредничество деньгами. Так занялся Зернов выбиванием долгов в России и Европе.

Вскоре при невыясненных обстоятельствах был убит глава компании, приобретшей вертолеты, чья задолженность одному из банков составила большую сумму. В ФСБ, разумеется, хорошо были осведомлены о том, чем промышляет Зернов. И когда Чемезову пришла пора выбивать сто тысяч долларов за непоставленные "ножки Буша", выбор его остановился на старом знакомом – Зернове.

Оказалось, однако, что чемезовские сто тысяч украла структура, которую "крышевала" могущественная в Санкт-Петербурге "Казанская" организованная преступная группировка (ОПГ). "Бойцы" Зернова денег вернуть не смогли и, вступив в перестрелку с "Казанскими", еле унесли из Санкт-Петербурга ноги. Тогда Чемезов вышел на сотрудника 5-го управления КГБ Александра Петровича Евдокимова, бывшего куратора МВД СССР по линии Управления 3В КГБ СССР. Евдокимов был близко знаком с верхушкой чеченской мафии, действующей в Москве в начале 90-х годов, поскольку то ли руководил одной из чеченских преступных группировок, то ли был ее консультантом. Однако для чеченской ОПГ сто тысяч были небольшой суммой. Связываться из-за этих денег с Санкт-Петербургом Евдокимов не стал. Оставалась последняя надежда – на старого знакомого по Дрездену.


Роман Цепов

Роман Цепов (настоящая фамилия Белинсон) родился в 1962 г. в Ленинградском пригороде Колпино. После окончания средней школы Роман работал слесарем на Ижорском заводе. Был призван в армию. Мать Романа была главным стоматологом в системе исправительных учреждений Ленинграда и области. Благодаря этому молодой человек с еврейской фамилией Белинсон смог поступить после армии в Высшее политическое училище МВД СССР, где сменил фамилию на Цепов при вступлении в ряды КПСС. Служил Роман Цепов во внутренних войсках и подал в отставку (по другим сведениям – был уволен) в самом начале 90-х годов в звании капитана внутренних войск.

В 1992 г. Цепов открыл в Санкт-Петербурге одно из первых частных охранных предприятий (ЧОП) – "Балтик-Эскорт" (лицензия № 020004) и стал его генеральным директором. Идея создания ЧОПа принадлежала офицеру бывшего 9-го управления КГБ СССР, а затем – Федеральной службы охраны (ФСО) Виктору Золотову. Как офицер действующего резерва ФСБ, он формально курировал ЧОП со стороны ФСБ, одновременно являясь начальником охраны мэра Санкт-Петербурга Собчака и официальным сотрудником ЧОПа "Балтик-Эскорт". Вторым куратором ЧОПа от ФСБ был Игорь Корешков – сослуживец Путина по ленинградскому управлению КГБ.

Таким образом Собчака, имевшего по должности право на федеральную охрану, охраняла ФСО, а семью Собчака – жену Людмилу Нарусову и дочь Ксению, и вице-мэра города Владимира Путина, не имевших формального права на федеральную охрану, охранял ЧОП Цепова, где сотрудником числился Золотов, работавший одновременно в ФСО и являвшийся начальником охраны Собчака. Разобраться в этих хитросплетениях было не просто, но получалось, что Собчака, его семью и Путина охраняли одни и те же люди из команды Золотова – Цепова.

В 1999 г. в интервью газете "Версия" Цепов так вспоминал об этом времени: "Я охранял дочку Собчака, иногда – его жену. Не более того… В питерской администрации пароходство курировал Путин. И администрация обратилась в наше агентство. Заключили договор, и мы работали с Путиным. Работа заключалась в том, чтобы смотреть. Вошел в дом, вышел из дома, сел в машину, вышел из машины… На тот момент Путин по своему статусу был не той фигурой, которой полагается охрана ФСО. Сейчас все вице-губернаторы Питера имеют охрану. Их тоже охраняют частные агентства. Конечно, возникает вопрос: а на какие деньги? Это же дорого. А тогда, в 1996 г., я брал с Путина "несколько копеек", потому что и мне это было выгодно – охрана вице-мэра поднимала имидж агентства. Путин платил всего лишь на зарплату двум ребятам, которые его охраняли, – 400-500 долларов в месяц, оплата ему была по силам. Удобный был клиент"[36].

Однако о своих отношениях с Путиным Цепов многого не договаривал. Именно Цепов собирал с коммерсантов деньги по линии санкт-петербургского КВС. Именно с Цеповым свел Путин своего старого приятеля Чемезова, когда тот обратился к нему за помощью, причем Цепов, в отличие от всех остальных, сумел вернуть Чемезову украденные у него сто тысяч. Цепов, с подачи Путина, участвовал в крупных коммерческих сделках, например в приватизации Балтийского морского пароходства.

"Балтик– Эскорт" стало основным ЧОПом, обслуживающим Смольный. В числе первых в Санкт-Петербурге оно получило лицензию, дающую право на ношение огнестрельного оружия. А сам Цепов стал числиться кадровым офицером 7-го отдела Регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОПа) Санкт-Петербурга и имел удостоверения ГУВД и УФСБ (при необходимости Цепов предъявлял "корочки" самых разных силовых структур). Многие машины "Балтик-Эскорта" были оборудованы спецсигналами, а у самого Цепова была "непроверялка" -особый пропуск, гарантирующий автомобиль от остановок и досмотров.

В сферу охраны ЧОПа Цепова – Золотова сразу же попали престижные объекты в центре города, круизные суда, гастролирующие эстрадные звезды. Поставив к себе на зарплату многих во властных структурах и правоохранительных органах Санкт-Петербурга, в том числе и Золотова, Цепов и Золотов создали систему, позволяющую бизнесменам через посредничество "Балтик-Эскорта" решать спорные вопросы с партнерами и бандитами, охранять трафик "черного нала", используемого городскими властями и бизнесменами, желающими договориться друг с другом, бандитами и бизнесменами, желающими договориться с мэрией, и бизнесменами, желающими договориться с бандитами. В "Балтик-Эскорте" какое-то время работал Александр Ткаченко, он же Ткач, считавшийся лидером пермской ОПГ. Цепов имел дела с Александром Малышевым (руководителем малышевской ОПГ), позднее убитым; с братьями Шевченко, один из которых был убит, а второй получил семь лет условно за вымогательство. Следует отметить, что 1990-е гг. в Санкт-Петербурге, да и во всей России были самым кровавым периодом "разборок" и заказных убийств. Но ни одно лицо, охраняемые ЧОПом Цепова, убито не было. Цепов в основном был стороной нападавшей, а не обороняющейся.


Вывоз Анатолия Собчака во Францию

В 1995 г., в рамках общего плана по захвату власти в России, Коржаков и его сподвижники решили сместить с поста мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, сторонника президента Ельцина. Разработка семьи и окружения Собчака началась в мае 1995 г. силами 2-го отдела (борьба с коррупцией) Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) Управления внутренних дел Санкт-Петербурга. В декабре появилось беспрецедентное совместное распоряжение двух силовых российских министров – руководителя Службы безопасности России (СБР, бывшее КГБ и будущая ФСБ – тогда КГБ все время переименовывали и реструктуризировали) Михаила Барсукова и министра внутренних дел Анатолия Куликова, поддержанное генпрокурором страны Юрием Скуратовым: "О создании межведомственной оперативно-следственной группы для расследования фактов получения взяток должностными лицами мэрии Санкт-Петербурга". Политический характер травли Собчака был очевиден. То, что за указанием снять Собчака стоит всесильный Коржаков, знали все. Но и то, что в "криминальной столице России" Санкт-Петербурге процветает коррупция и чиновники берут непомерные взятки, тоже всем было известно. Схватка велась не по-джентельменски.

Группу санкт-петербургских следователей возглавил заместитель начальника следственного управления Генпрокуратуры России Леонид Прошкин – один из самых известных российских следователей, ведущих важные государственные коррупционные дела, так называемые "важняки". За год следственная бригада собрала несколько десятков томов уголовного дела за № 18/238278-95. По версии следствия санкт-петербургская строительная фирма "Ренессанс", получившая в собственность несколько многоквартирных домов в городе на условии их реставрации, расплачивалась за этот крупный контракт с небескорыстно вовлеченными в проект сотрудниками мэрии отремонтированными квартирами, продавая их указанным лицам и их родственникам по заведомо заниженным ценам. В ходе следствия были обнаружены документы за подписью Собчака, обеспечивавшие режим наибольшего благоприятствования фирме "Ренессанс", а ее глава Анна Евглевская дала показания, что выплатила 54 тысячи долларов за выселение жильцов принадлежавшей городу квартиры № 17 в доме № 31 на набережной Мойки. Указанная квартира имела смежную стену с квартирой № 8, в которой проживал Анатолий Собчак, его жена Людмила Нарусова и дочь Ксения. После выселения жильцов квартира № 17 перешла Собчаку, а для прикрытия была оформлена на имя Сергеева, личного водителя близкой подруги жены Собчака Людмилы Нарусовой. Улучшили свои жилищные условия также племянница мэра города Марина Кутина (девичья фамилия Собчак) и начальник аппарата Собчака Виктор Кручинин.

Кроме того, были вскрыты факты коррупции в прокуратуре Санкт-Петербурга. В соответствии с контрактом, подписанным управляющим делами генеральной прокуратуры Назиром Хапсироковым с турецкой фирмой Ata Insaat Saanyi Ticaret, Ltd., на ремонт здания прокуратуры Санкт-Петербурга было выделено 5.855.435 долларов. Три миллиона из указанной суммы турецкая фирма не получала вообще. Стоимость ремонтных работ была завышена вдвое. У дочери прокурора города откуда-то появилась квартира.

Собчак пытался защищаться. 20 мая 1996 г. санкт-петербургский филиал партии "Наш дом – Россия" обратился к президенту, генпрокурору и премьер-министру с открытым письмом в защиту Собчака, выражая "решительный протест против травли и клеветы, развернутой Генеральной прокуратурой". "Под предлогом "борьбы с коррупцией", – говорилось в письме, – генпрокуратура использует свою работу в политических целях, дискредитируя власть. Следственная группа Л. Г. Прошкина дает интервью и в нарушение всех процессуальных норм публикует бездоказательные материалы в коммунистической прессе: "Советская Россия", "Правда", "Народная правда", которые используются в качестве агитационных листовок в предвыборной борьбе. Обращая внимание на это обстоятельство, петербургская организация "Наш дом – Россия" требует принятия решительных мер для прекращения использования правоохранительных органов в политических целях".

И это тоже было абсолютной правдой, как и факты коррупции, собранные в томах уголовного дела. Среди подписавших письмо был председатель совета cанкт-петербурской организации "Наш дом – Россия" Владимир Путин.

Политически Собчак эту битву проиграл: 2 июня 1996 г. мэром города был избран заместитель Собчака Владимир Яковлев. После поражения Собчака на выборах "квартирное дело" не заглохло. В декабре 1996 г. следственную группу возглавил новый следователь Генпрокуратуры Николай Михеев. Летом 1997 г. по делу были арестованы начальник планово-экономического отдела Главснаб санкт-петербургской мэрии Валентина Любина, бывший помощник мэра Собчака по жилищным вопросам Лариса Харченко и начальник аппарата мэра Виктор Кручинин. К осени, опираясь на показания арестованных и другие собранные материалы, следствие было уже готово выдвинуть обвинения против самого Собчака и членов его ближайшего окружения. Планировались аресты целой группы лиц, в том числе и бывшего мэра города.

Путин в то время был уже в Москве на недосягаемой для санкт-петербургских следователей высоте, но прикрывал Собчака, понимая, что косвенно защищает этим себя, так как следствие докопалось до махинаций Путина. В записке следствия "О некоторых аспектах работы оперативно-следственной бригады МВД в Санкт-Петербурге" о Путине говорилось:

"Получены данные, содержащие признаки преступления – использования служебного положения в корыстных целях – в отношении Путина, одного из высокопоставленных чиновников администрации президента, члена команды Чубайса. Занимаемое в настоящее время Путиным служебное положение сильно осложняет деятельность оперативно-следственной группы и позволяет А. Собчаку чувствовать себя в относительной безопасности".

Путин, занимавший в тот момент должность начальника Главного контрольного управления администрации президента, блокировал "квартирное дело" как мог. Прокурором Санкт-Петербурга был возбужден ряд уголовных дел в отношении офицеров городской милиции, вовлеченных в расследование дела Собчака. Несколько сотрудников милиции, в том числе руководящих, были арестованы. К Путину в Москву зачастила жена Собчака Людмила Нарусова. Разговаривали они всегда наедине, поэтому подробности их бесед неизвестны. Именно Нарусова сообщила Путину, что на Коллегии Генпрокуратуры России после долгих дебатов было принято решение об аресте Собчака. А арест Собчака ставил под угрозу все его окружение, прежде всего Путина.

3 октября 1997 г. теперь уже бывший мэр Собчак был вызван на допрос в прокуратуру. Ожидалось, что ему будет предъявлено обвинение с последующим арестом. Допустить этого не могли ни демократы, символом которых был Собчак, ни Путин, к которому после ареста Собчака потянулись бы нити расследования. По просьбе Путина спецотряд быстрого реагирования Регионального управления по борьбе с преступностью (РУБОП) вывез допрашиваемого Собчака прямо из прокуратуры в больницу, где начальник Военно-медицинской академии Юрий Шевченко, человек близкий к семье Собчака, хороший знакомый Путина, немедленно поставил диагноз, вызвавший тогда серьезные сомнения: обширный инфаркт.

Понимая, что Собчака выводят из под ареста, следователь Михеев встретился с тогдашним руководством Министерства здравоохранения России и договорился о независимом обследовании Собчака столичной профессурой. Однако судебной медицинской экспертизе, информацию о которой Генпрокуратура не вправе была скрывать от кремлевских чиновников, не заинтересованных в аресте Собчака, не суждено было состояться. За три дня до приезда в Санкт-Петербург группы московских кардиологов, 7 ноября 1997 г., офицеры РУБОПа Дмитрий Шаханов и Дмитрий Милин под руководством первого заместителя начальника Управления ФСБ по Санкт-Петербургу Александра Григорьева забрали Собчака из госпиталя и вывезли его в Париж на частном самолете финской авиакомпании Jetflite, зафрахтованной известным виолончелистом и дирижером Мстиславом Ростроповичем. Операцию по вывозу Собчака организовал и контролировал Путин. Прямо на взлетную полосу аэропорта Пулково стремительно выехала машина "скорой помощи", из нее вышли Анатолий Собчак и Людмила Нарусова, сели в самолет и улетели.

Cтав президентом, Путин не забыл тех, кто помогал ему в проведении этой операции. Ростропович стал близким другом Путина. Григорьев (заместитель директора ФСБ в 1998-2001 гг.) возглавил Федеральное агентство по государственным резервам. В 2008 г. Григорьев даже был включен в список возможных преемников Путина (преемником не стал и скоропостижно скончался 10 декабря на 60-м году жизни). Юрий Шевченко стал министром здравоохранения России. На этом посту Шевченко получил прозвище Доктор Смерть, так как в период его руководства российской медициной смертность среди россиян резко увеличилась, а во время освобождения заложников "Норд-Оста" на Дубровке в Москве 23 октября 2002 г. в результате неадекватных медицинских мер по спасению людей, отравившихся усыпляющим газом, погибло 129 человек. После пяти лет провальной деятельности Шевченко был отправлен в отставку.


Назир Хапсироков и Ашот Егиазарян

Управляющий делами генеральной прокуратуры Назир Хапсироков родился в 1952 г. в селе Хабез Карачаево-Черкесской АССР в семье профессора, доктора наук Карачаевского педагогического института Хазира Хапсирокова. После окончания школы Назир поступил в институт, в котором преподавал его отец. В каникулы в числе других студентов подрабатывал инструктором на горнолыжном курорте Домбай, причем уже здесь проявил предприимчивость. Каждой группе, с которой он работал, объявлял, что у него день рождения, после чего следовал сбор денег на подарок. Собранные таким образом деньги являлись неплохим дополнением к зарплате.

После института Назир стал секретарем райкома комсомола, а затем инструктором райкома партии. Однако он продолжал по-прежнему пьянствовать, и дело дошло до рассмотрения вопроса об его исключении из партии. Спасло заступничество отца, уважаемого в республике человека. Но на карьере партийного функционера пришлось поставить крест. Назир уехал из родного города и стал директором комбината бытового обслуживания, организовал на своем комбинате подпольное производство трикотажа. В Советском Союзе таких людей называли "цеховиками". Они производили товар за государственный счет на государственных предприятиях, но по бумагам товар этот не проходил, его как бы не было. А все деньги от продажи шли в карманы организаторов этого не простого и рискованного частного бизнеса, запрещенного советским законодательством. Рано или поздно "цеховиков" арестовывали. Так было и с Назиром. Последовало возбуждение уголовного дела, Хапсирокова на время расследования посадили в следственный изолятор.

Уголовные дела в отношении "цеховиков" в СССР вели органы КГБ, так как крупные экономические аферы в Советском Союзе считались экономической диверсией, угрожающей устоям государства. За незаконные операции, превышающие миллион рублей, Уголовный кодекс РСФСР предусматривал даже смертную казнь. Хапсирокову грозил в лучшем случае длительный срок. Но ему была предложена свобода и закрытие уголовного дела в обмен на сотрудничество в качестве агента КГБ.

Когда в начале 90-х годов Хапсироков занялся строительством дач в Подмосковье для чиновников московского и всероссийского уровня, против него было возбуждено очередное уголовное дело о перерасходе средств на сумму, превышающую полмиллиона долларов. Иными словами, его обвинили в том, что он украл более 500 тысяч. Назир все списал на своего заместителя, который пропал. Сам Хапсироков перешел на другую работу – хозяйственником в Генеральную прокуратуру России. Генеральным прокурором был тогда бывший начальник Контрольно-ревизионного управления (КРУ) президента Алексей Ильюшенко. С новым назначением Хапсирокова совпали появившиеся в прессе сведения о том, что бюджетные деньги, поступающие в Генпрокуратуру на содержание всех прокурорских структур страны, размещаются на счетах Московского национального банка и Уникомбанка, которыми руководил приятель Хапсирокова Ашот Егиазарян.

Ашот Егиазарян родился в Москве 2 июля 1965 г. В конце 1970-х гг. вместе с семьей эмигрировал в Лос-Анджелес. Как раз в 1970-е гг. в Сан-Франциско было открыто генеральное консульство СССР, занимавшееся дипломатическим прикрытием действий советской разведки и выдачей виз американцам, желающим посетить Советский Союз. Все копии анкет на получение въездных виз направлялись в Консульское управление советского Министерства иностранных дел (МИД) и в КГБ СССР – в Центральный пункт оперативной связи. Это давало возможность различным подразделениям госбезопасности активно участвовать в процессе выдачи (или не выдачи) въездных виз иностранным гражданам. Сотрудниками консульских отделов посольств СССР, а затем России, как правило, являлись офицеры разведки, действующие под прикрытием дипломатических должностей. Благодаря этому КГБ и ФСБ были всегда заблаговременно осведомлены о планируемом прибытии в страну того или иного иностранца.

В биографии Егиазаряна все выглядело странно. В 1991 г. в возрасте 25 лет Егиазарян возглавил "Фонд социально-экономического развития московского региона". В 1993 г. создал и возглавил Московский национальный банк (название которого звучит очень не по-русски: "московский национальный"). В 1995 г. банк стал одним из крупнейших в России (затем обанкротился). В банке были размещены счета администрации московской области, Министерства обороны, Росвооружения, Российского космического агентства и Генеральной прокуратуры. В 1996 г. Егиазарян покинул банк и оказался в кресле заместителя председателя совета директоров Уникомбанка. Одним из руководящих сотрудников этого банка стал сын нового генерального прокурора Юрия Скуратова, которому услужливый банкир Егиазарян отремонтировал квартиру, получив за это должность советника генпрокурора России, каковым оставался до 1998 г. Разгадка успеха Егиазаряна заключалась в том, что он был завербован в качестве агента Службой внешней разведки (СВР) России.

Именно этих агентов-приятелей – агента ФСБ Хапсирокова и агента СВР Егиазаряна – использовал Путин для разработки генерального прокурора России Юрия Скуратова, расследовавшего экономические преступления людей из окружения Ельцина. В 1998 г. на деньги Уникомбанка, где работал Егиазарян, была снята та самая "нехорошая квартира", в которой некие неизвестные лица – подчиненные директора ФСБ Путина – сделали видеозапись развлечений "человека, похожего на генерального прокурора" России Юрия Скуратова с двумя "девушками по вызову", из-за чего Скуратов в конце концов был вынужден уйти в отставку.

Уникомбанк скоро рухнул. При банкротстве банка пропали облигации внутреннего валютного займа московской области и 230 млн долларов, выделенных МАПО МиГ на производство самолетов-истребителей для Индии. Деньги эти найдены не были. После краха банка возбуждалось несколько уголовных дел, но ни одно из них не затронуло Егиазаряна. А когда количество компромата в отношении Хапсирокова и Егиазаряна превысило критическую массу и стало грозить следствием и арестом, Хапсироков укрылся в Администрации президента России, где работает по сей день, а Егиазарян третий срок подряд является депутатом Думы от ЛДПР, получил таким образом неприкосновенность, два срока (до декабря 2007 г.) возглавлял Комитет Думы по бюджету и налогам.


Чемезов при президенте

В 1997 г. Росвооружение возглавил бывший офицер КГБ, председатель правления МАПО-банка, шеф-редактор газеты "Мегаполис-экспресс" Евгений Ананьев, которого опекали до своей отставки начальник СБП Коржаков и первый вице-премьер Сосковец.

Вскоре Указом президента РФ Ельцина были созданы дополнительные структуры для осуществления поставок российского вооружения за рубеж: Промэкспорт и Российские технологии. Появление новых продавцов оружия привело к конкурентной борьбе между ними и резкому спаду продаж. Результатом этого явилась комплексная проверка в 1998 г. деятельности Росвооружения главным контрольным управлением президента, возглавляемого ставленником Путина Николаем Патрушевым. Что вскрыла проверка осталось тайной, хотя в июне 2004 г. в итальянских СМИ появились сообщения о том, что бывший глава компании "Росвооружение" Ананьев обвиняется итальянскими властями в отмывании 18 млн долларов, которые были получены им и группой российских заинтересованных лиц от перуанских властей в качестве взятки за предоставление Перу выгодного контракта на покупку истребителей "МиГ-29".

Став главой государства, Путин сразу же объединил российских продавцов вооружений в единую структуру – "Рособоронэкспорт", чтобы было легче контролировать денежные потоки. Во главе новой организации он поставил своего сослуживца по разведке Андрея Бельянинова, а первым заместителем Бельянинова – Чемезова. Государственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами Путин возглавил лично.

В 2004 г. Чемезов сменил Бельянинова и стал руководить Рособоронэкспортом. В декабре 2006 г. президент РФ Владимир Путин подписал Указ "О некоторых вопросах военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами", в соответствии с которым госкомпания "Рособоронэкспорт" получила монопольное право на торговлю российским оружием. До подписания данного указа восемнадцать других оборонных предприятий имели право на поставки за границу запасных частей и сервисное обслуживание ранее поставленного вооружения. Кроме того, ряд крупных производителей боевой техники, такие, как производители истребителей "МиГ", Конструкторское бюро приборостроения и Научно-производственное объединение машиностроения, ранее также имели право на самостоятельный выход на зарубежный рынок. После президентского указа вся торговля российским оружием сосредоточилась в руках одного из самых близких Путину людей – Сергея Чемезова.

Торговля оружием по объемам и доходности находится на третьем месте после нефти и газа. Андрей Бельянинов, возглавлявший Рособоронэкспорт до Чемезова, в одном из своих интервью признал, что деньги, остающиеся за границей у комиссионеров и посредников, контролю и подсчету не поддавались. В дополнение к этому Комитет Госдумы по обороне весной 2007 г. подготовил законопроект, который позволил Рособоронэкспорту, имеющему 44 представительства за рубежом, пользоваться счетами российских посольств и иных заграничных представительств, т. е. не ввозить деньги от продажи оружия в Россию, держать на дипломатических счетах посольств, консульств и представительств.

Новый закон также разрешал продавать российское оружие за бартер. Дело это в принципе не новое. Советский Союз широко практиковал подобную систему оплаты с развивающимися странами, не имевшими возможности своевременной оплаты в твердой валюте. Вот и платили они кто бананами, кто цитрусовыми… Реализацией этих товаров, равно как и проработкой контрактов по оплате натуральной продукцией, занимались соответствующие подразделения Министерства внешних экономических связей, и продукция эта реализовывалась на территории СССР. Новый закон эти функции возложил на Рособоронэкспорт. Пояснительная записка к закону разъясняла:

"Привлекательность расчетов в натуральной форме обусловлена недостаточной платежеспособностью развивающихся стран, прежде всего Африканского региона, а также экономической целесообразностью для стран-импортеров российской продукции военного назначения расплачиваться за полученные товары производимой ими продукцией (текстиль, пальмовое масло и т. д. )".

Так, продолжала записка, в 2003-2004 гг. в Индонезию было поставлено военного снаряжения на сумму 150 млн долларов. Оплата производилась пальмовым маслом. В настоящее время планируется поставка в Королевство Таиланд вооружения на 400 млн долларов. Оплата будет производиться различными продуктами питания без ввоза их на территорию России (что означает освобождение Рособоронэкспорта от налога на добавочную стоимость).

Подобная форма продажи оружия российского производства и ее оплаты давала широкие возможности для манипуляций с ценами, получения неучтенных комиссионных и присвоения значительных денежных сумм, поскольку сложные схемы реализации продаж через бартерные сделки делали контроль продаж и учет финансовых поступлений практически невозможным.

На основе Рособоронэкспорта в 2007 г. была создана корпорация Российские технологии, в которую вошли кроме Рособоронэкспорта все его дочерние предприятия. Главой теперь уже всей корпорации снова стал Чемезов, причем Рособоронэкспорт приобрел: пакет акций Оборонпрома; находящийся в Перми завод оборонного назначения "Мотовилинские заводы"; две трети акций крупнейшей титановой корпорации "ВСМПО-Ависима", производящей 20% мирового титана; компанию "Русспецсталь" и автозавод "Автоваз". Новая корпорация была выделена из-под прямого контроля правительства. Ее главу по статусу назначал непосредственно президент. Иными словами, Путин создал в России военную монопольную суперструктуру по производству и продаже вооружений типа Газпрома, торгующего газом.

Неудивительно, что те, кто занимался вопросами российских поставок оружия зарубежным партнерам, равно как и сами эти партнеры, оказались в зоне повышенного риска. В марте 2007 г. из окна подъезда собственного дома "выпал" корреспондент газеты "КоммерсантЪ" Иван Сафронов, в прошлом военнослужащий. Занимался он журналистским расследованием поставок российских вооружений в Сирию и Иран. В июне в Лондоне из окна своей квартиры выпал египетский миллиардер Ашраф Марван, сделавший свое состояние на торговле советским и российским оружием.

5 июля 2007 г. в киевском следственном изоляторе № 13 был задушен гражданин России Олег Орлов. Он подозревался в контрабанде оружия из Украины в Иран, Китай и Эритрею. Украина подозревала Орлова в двух преступлениях: контрабандная поставка осенью 1999 г. радиолокационной станции П-14Ф в Эритрею, воевавшую с Эфиопией (по поддельным документам станция предназначалась для Румынии). Вторым обвинением против Орлова была незаконная продажа крылатых ракет Х-55СМ Китаю и Ирану. В обоих случаях оружие поставлялось через компанию Украинский спецэкспорт. До 2004 г. Орлов жил в Карловых Варах (Чехия). Он просил чешские власти предоставить ему политическое убежище, но получил отказ. При попытке выехать в Объединенные Арабские Эмираты Орлов был задержан в пражском аэропорту, а затем депортирован в Украину, где против него в 2004 г. Служба безопасности Украины (СБУ) возбудила уголовное дело. По этому же делу проходил бывший сотрудник СБУ генеральный директор фирмы "Украинский авиазаказ" Владимир Евдокимов, который был приговорен апелляционным судом Киева к шести годам лишения свободы. СБУ объявила в розыск еще одного гражданина России – Игоря Шиленко. В деле фигурировали также бывший глава Украинского спецэкспорта Валерий Малев и гражданин Австралии Хайдер Сарфраз, которые погибли в автокатастрофах в 2002 и 2004 гг.


Леонид Тягачев

Пословица гласит: старый друг лучше новых двух. Бывает и по-другому. Новый друг Путина Леонид Тягачев, глава Национального олимпийского комитета России, наглядный тому пример. Родился Леонид Васильевич Тягачев 10 октября 1946 г. в подмосковном поселке Деденево. Долгие годы его жизни были связаны с железнодорожной станцией Турист, что совсем недалеко от Москвы. Местность в районе этой станции холмистая, и на их склонах оттачивали свое мастерство горнолыжники. Был среди них и совсем еще юный Леня Тягачев. Приобщившись к спорту, Тягачев окончил в 1973 г. факультет физического воспитания Областного педагогического института им. Н. К. Крупской. Институт был непрестижным, готовившим учителей физкультуры для средних школ Московской области. Образование получил Тягачев неважное.

Однако обладал он иными важными качествами. Был он приветлив, в особенности с теми, кто занимал высокое положение в партийно-советской элите, или с их детьми. Кататься на горных лыжах хотели многие. Удавалось же это совсем небольшому кругу людей. Необходимый инвентарь, несмотря на высокие цены, было не найти. Умело спекулируя инвентарем, знакомясь с нужными людьми, Тягачев постепенно пробился к самому верху: стал тренером сборной СССР по горным лыжам, которая, впрочем, на мировом уровне не котировалась. Теперь нужные люди, в которых Тягачев был заинтересован, получали от него все необходимое либо за символическую плату, либо бесплатно. У тренера сборной СССР Тягачева такие возможности были.

За короткий срок работы в качестве тренера сборной страны Тягачев сумел обзавестись влиятельными покровителями в Госкомспорте СССР, в Московском городском комитете партии и ЦК КПСС. Дом Тячева на станции Турист стал для его покровителей своего рода элитной горнолыжной базой. Кроме того, он установил хорошие деловые отношения со спортивными функционерами в местах, где проходили тренировочные сборы сборной СССР по горнолыжному спорту. Они были заинтересованы в проведении на их территории сборов, средства на которые поступали из Москвы. Кроме того, и им перепадало небольшое количество дефицитного снаряжения и экипировки. Одного телефонного звонка Тягачева директору Приэльбрусского совета по туризму бывшему военному летчику Ибрагиму Тимоеву было достаточно, чтобы нужный человек или его дети были размещены в гостиницах, в которых никогда не хватало мест. Через заведующего подъемника на гору на Чегете Залимханова Тягачев обеспечивал "друзей" бесплатным и внеочередным проходом на подъемники. Короче, Тягачев умело распоряжался своим административным ресурсом.

В то время, когда молодой тренер Тягачев укреплял свои позиции в этой должности (следует отметить, что никогда под его руководством советские горнолыжники не добивались значительных успехов на международных соревнованиях), начал свою службу в 1-м отделении 1-го отдела 5-го управления КГБ выпускник Высшей школы КГБ лейтенант Владимир Алексеевич Лавров. Ему было поручено курирование Госкомспорта СССР вместе со старшим товарищем по службе заместителем начальника 1-го отделения майором Анатолием Сергеевичем Смазновым. Собственно, именно стараниями Лаврова в середине 70-х годов в агентурной сети 5-го управления КГБ появился агент под псевдонимом Эльбрус, известный в обычной жизни как тренер советской горнолыжной команды Леонид Тягачев.

Работа Лаврова и Смазнова в Госкомспорте СССР (или Спорткомитете СССР) открывала широкие возможности. Через Управление медико-биологического обеспечения сборных команд страны для личного пользования получались дефицитные и дорогие иностранные лекарства. Через Главное спортивное снабжение (Главспортснаб) Спорткомитета и Cоюзспортобеспечение доставалось оборудование и снаряжение. Наставником Смазнова и Лаврова в деле "доставания" был их начальник – заместитель начальника 1-го отдела 5-го управления КГБ подполковник Виктор Тимофеевич Гостев.

Гостев был принят на службу в КГБ по партийному набору с должности начальника административно-хозяйственного отдела ЦК ВЛКСМ. На прежнем месте работы Гостев четко уяснил, что основное в карьере – хорошие отношения с начальством, расположение которого можно добиться различными подношениями. Все трое – Гостев, Смазнов и Лавров – старались как могли, снабжая необходимым спортивным снаряжением и экипировкой, вплоть до велосипедов, заместителей начальника 5-го управления КГБ генерала В. И. Никашкина и И. П. Абрамова, и начальника 5-го управления КГБ генерал-лейтенанта Бобкова. Но относились к Смазнову, Лаврову и Гостеву в КГБ плохо. Смазнову дали кличку Черный. Его младший коллега Лавров получил прозвище Гаденыш. Гостева в конце концов отправили в почетную ссылку в спортивное общество "Динамо" на должность заместителя председателя Центрального совета.

В феврале 1979 г. сборная команда СССР по горнолыжному спорту во главе с ее старшим тренером Тягачевым возвращалась с очередного кубка мира из Австрии. При таможенном досмотре в московском аэропорту "Шереметьево-2" в грузе команды, предъявленном для досмотра, были найдены вместо горнолыжных ботинок контрабандные 120 пар джинсов – дефицитнейшего и дорогого в СССР вида одежды. Контрабанда иностранных джинсов, почти что запрещенных в Советском Союзе, грозила Тягачеву серьезными неприятностями. В целях выяснения всех обстоятельств дела Госкомспорт СССР по согласованию с 5-м управлением КГБ направил в Австрию своего уполномоченного, директора международных альпинистских лагерей Михаила Вольфовича Монастырского, являвшегося агентом госбезопасности под псевдонимом Владимиров. Во время кратковременной поездки Монастырским-Владимировым были получены документальные данные, в том числе и подписанные Тягачевым накладные, свидетельствовавшие о том, что он, выбросив из коробок 12 пар горнолыжных ботинок, упаковал в них 120 пар вожделенных джинсов.

Дело шло к уголовному наказанию Тягачева. Транспортная прокуратура возбудила в отношении него уголовное дело по факту контрабанды в особо крупных размерах. Даже КГБ отказывалось помочь. Вербовавший Тягачева оперативный работник Лавров, опасаясь, что и сам будет наказан за действия своего агента, уклонялся от встреч с Тягачевым и не реагировал на его просьбы о помощи.

В это время в КГБ шла подготовка к обеспечению безопасности в период проведения Московских олимпийских игр 1980 г. Головным подразделением в этом важном деле считался 11-й отдел 5-го управления КГБ, в частности его 3-е отделение, которое срочно укрупнялось за счет прикомандированных туда на время олимпиады сотрудников других отделов. В числе новых сотрудников 3-го отделения 11-го отдела оказался в прошлом выпускник Высшей школы КГБ капитан Федор Алексеевич Волков, ранее служивший в 9-м отделе 5-го управления КГБ, осуществлявшем разработку советских диссидентов. И испугавшийся возможных неприятностей из-за Тягачева, Лавров передал курирование Управления зимних видов спорта Госкомспорта СССР ничего не подозревавшему новому сотруднику Волкову. Последнему ничего не оставалось, как улаживать проблему перешедшего к нему по наследству от Лаврова агента Эльбруса. Волков договорился о переводе Тягачева на руководящую должность в российском Спорткомитете, но уголовной ответственности за содеянное Тягачев избежал. Дело было закрыто.

15 апреля 1980 г. в связи с Олимпийскими играми в Москве в КГБ было принято решение о введении должностей офицеров действующего резерва в ведущих спортивных организациях СССР: в Госкомспорте СССР, Госкомспорте РСФСР (России) и в Спорткомитете ВЦСПС. Данное решение было оформлено решением Секретариата ЦК КПСС за подписями главного идеолога советского государства Михаила Суслова и будущего генерального секретаря ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачева. Так в должности заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР оказался ветеран органов госбезопасности сотрудник 5-го управления КГБ полковник Эмирик Меркурьевич Шевелев.

Тягачев довольно быстро установил неформальные отношения с новым заместителем начальника, благодаря чему Шевелев и два его сына стали щеголять в одежде от западных фирм – производителей горнолыжного снаряжения, и приобщились к катанию на горных лыжах, полученных в подарок от любезного Тягачева.

Шевелев в долгу не оставался. Он писал справки для своих руководителей по линии госбезопасности, свидетельствующие о том, что Тягачев во всех отношениях исключительно положительный человек, ценный агент и в целях более полного обеспечения контрразведывательного контроля на канале международного спортивного обмена его просто необходимо отправлять в заграничные командировки в качестве тренера по горным лыжам. Так как любителями дорогостоящего горнолыжного обмундирования оказались еще начальник 11-го отдела 5-го управления КГБ полковник Н. Н. Романов и заместитель начальника 5-го управления КГБ генерал-майор В. А. Пономарев, тоже имевшие сыновей, понимавших толк в дорогой спортивной экипировке иностранного производства, вопрос о загранкомандировках Тягачева был решен положительно. Ходатайство Шевелева поддержал еще один человек – начальник Тягачева, глава Госкомспорта РСФСР Леонид Драчевский.

Возглавлявший в тот период Госкомспорт РСФСР Драчевский, бывший тренер сборной СССР по академической гребле, тоже был агентом 11-го отдела 5-го управления КГБ. Вербовал его прикомандированный к 11-му отделу сотрудник 7-го отдела 5-го управления КГБ Валентин Нефедов. И если судьба Нефедова на "спортивном" поприще не сложилась – после Московской олимпиады он был вынужден покинуть 11-й (спортивный) отдел 5-го управления КГБ, – то судьба его агента Драчевского была примером блестящей карьеры. Благодаря поддержке со стороны КГБ он стал сначала главой российского спорта, а затем был назначен президентом Путиным его полномочным представителем в Сибирском федеральном округе. А на должность руководителя российского спорта вместо агента КГБ-ФСБ Драчевского поставили агента КГБ-ФСБ Тягачева.

В советской системе госбезопасности существовало 2-е главное управление КГБ – основной контрразведывательный орган страны. В составе Управления был 13-й отдел. С конца 70-х годов его возглавлял бывший резидент советской разведки в Лондоне Гук, карьера которого серьезно пострадала после бегства в Англию его подчиненного по лондонской резидентуре Олега Гордиевского. Отдел этот занимался подбором и оформлением офицеров госбезопасности для поездок в составе различных советских делегаций (в том числе и спортивных) за границу. Оформлением оперативных работников для поездок за рубеж в составе спортивных делегаций занимался бывший вратарь московской футбольной команды "Динамо" Валерий Федорович Балясников. Дослужился он в этом отделе до должности начальника отделения и был незадолго до распада Советского Союза командирован в одну из латиноамериканских стран в качестве офицера безопасности советского посольства. (Версия о том, что Путин познакомился с Тягачевым во время совместной зарубежной поездки в составе сборной СССР по горнолыжному спорту не соответствует действительности. Офицера по фамилии Путин Балясников ни в одну загранпоездку не оформлял.)

Сотрудники госбезопасности в составе советских спортивных делегаций выезжали только на крупные международные мероприятия: чемпионаты мира, универсиады и олимпиады. В период выездов на соревнования иного уровня и для проведения тренировок за границей контрольные функции выполняла агентура, внедренная в спортивные коллективы. Офицеры действующего резерва, не имевшие отношения к спорту, в составе спортивных делегацией никогда за границу не выезжали, так как это могло привести к расшифровке их должности "в ведомстве прикрытия", т. е. по месту второй работы.

После создания в конце 80-х годов коммерческой организации Cовинтерспорт Чемезов был отправлен туда офицером действующего резерва ФСБ. Формально же он занял должность заместителя генерального директора Совинтерспорта. Все контракты на поставку необходимого снаряжения для сборных команд страны проходили именно через эту фирму, что как раз и вынудило Тягачева искать знакомства с Чемезовым. Помог ему в этом Шевелев, так же как и Чемезов являвшийся офицером действующего резерва и занимавший должность заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР. Чемезов и Шевелев были сотрудниками одного и того же подразделения – 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ.

Чемезов и Тягачев быстро нашли общий язык в деле подготовки контрактов на поставку необходимого снаряжения для горнолыжников. "Откаты" и комиссионные они получали либо наличными, либо натурой – лыжным снаряжением и экипировкой ведущих зарубежных фирм. Чемезов знал, чем он может угодить своему другу Путину. Для горнолыжника, каковым был Путин, его снаряжение – предмет особой гордости. Тягачев не подводил. Путину дарилось все самое лучшее. На этой основе и состоялось знакомство Путина и Тягачева, переросшее с годами в дружбу.


Сочи-2014

Карьерный рост Путина, Чемезова и Тягачева коррелирует. В 1996 г. Путин и Чемезов стали сотрудниками Управления делами президента. Тягачев возглавил Госкомспорт России. В 1998 г. Путин назначен директором ФСБ, а затем премьер-министром. Тягачев – вице-президентом Олимпийского комитета (ОК) России. В 2000 г. Путин избран президентом. Тягачев в июле 2001 г. занимает пост главы Олимпийского комитета, сменив сотрудника КГБ-ФСБ Виталия Смирнова, более 20 лет возглавлявшего ОК.

В 2002 г. в американском городе Солт-Лейк-сити состоялись зимние Олимпийские игры, которые сопровождались чередой скандалов с членами российской команды. Глава НОК России Леонид Тягачев, не владевший иностранными языками и поэтому не имевший возможности контактировать непосредственно с членами МОК и национальными олимпийскими комитетами других стран, практически бездействовал. По окончании Олимпиады заместитель руководителя аппарата правительства России Алексей Волин заявил, что "Российские спортивные чиновники на играх в Солт-Лейк-сити продемонстрировали полное безразличие и бездействие. Мы не увидели ни их влияния в МОК, ни авторитета в международных спортивных федерациях, ни внятной и аргументированной позиции по возникающим проблемам и вопросам".

Многие предполагали, что последует отставка главы НОК России Тягачева. Однако все ограничилось лишь упреками в прессе. Вскоре случился конфликт между двумя руководителями российского спорта – главой Госкомспорта России Вячеславом Фетисовым и председателем НОК России Тягачевым. Фетисов, пользуясь критикой, которая обрушилась на Тягачева после Олимпийских игр в Солт-Лейк-сити, попытался сместить его и поставить на его место своего человека, известную в спортивном мире неоднократную чемпионку мира и олимпийских игр Ирину Роднину. Однако Фетисов и Роднина эту схватку проиграли, так как кандидатуру Тягачева поддержали Чемезов и Путин, причем с дальним прицелом.

Еще в январе 1996 г. Путин был включен в состав Совета клуба промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга "Клуб-2004", созданного для поддержки кандидатуры города на проведение Олимпийских игр 2004 г. Санкт-Петербург не вышел тогда даже в финал розыгрыша олимпийской столицы. Однако идея проведения олимпиады в России Путина не покинула. С переездом в Москву она преобразовалась в проект по проведению зимних Олимпийских игр в Сочи, любимом месте катания Путина на горных лыжах, где он неоднократно бывал вместе с Чемезовым и Тягачевым, в местечке под названием Красная Поляна.

Для тех, кто никогда не был в России, откроем один важный государственный секрет. Большая часть России зимой покрыта снегами; ее сибирские просторы и многочисленные горные вершины являются естественными плацдармами для организации зимних олимпийских игр. Плацдармов таких сотни. Есть, наверное, только одно место, очевидным образом для этого не приспособленное – российский южный черноморский курорт Сочи. Там жарко, как во Флориде. Зато это самое дорогое и лакомое местечко для всех "новых русских", да и вообще для всех россиян, потому что Сочи в России это, как Ницца во Франции. Понятное дело, что деньги вкладывать выгоднее всего в Сочи, и зимние Олимпийские игры это лишь повод вкачать в летний курорт миллиарды иностранных и государственных бюджетных капиталовложений.

С тем же рвением, с которым в 1996 г. Путин поддерживал идею организации олимпийских игр 2004 г. в Санкт-Петербурге, где он был вторым человеком, Путин поддерживал теперь организацию олимпийских игр 2014 г. в Сочи, где Путин стал человеком первым. Проект сулит большую прибыль, так как к моменту решительного голосования в МОК Сочи был абсолютно "приватизирован" контролируемыми Путиным структурами. Иными словами, все наиболее важные объекты и территории, задействованные в проекте "Сочи-2014" были по согласованному заранее плану скуплены частными структурами и лицами, подконтрольными Путину и ФСБ.

Таким образом, при реализации мечты Путина о проведении олимпийских игр на подвластной ему территории речь шла не о спорте, а о бизнесе. Для осуществления этого проекта нужен был свой проверенный человек. Такой человек у Путина был: Тягачев. В состязании на российском поле Фетисов, несмотря на известность и связи в спортивном мире, проиграл Тягачеву, потому что команда Тягачева оказалась сильнее: в этой команде были и Чемезов, и сам президент Путин.

Состязание на международной арене состоялось в 2007 г. Международному олимпийскому комитету предстояло решить, где будет проводиться зимняя Олимпиада-2014. Претендентами на ее проведение были Австрия, Корея и Россия. 9 июля в городе Гватемала-сити состоялось голосование.

Решению МОК о предоставлении права проведения зимней олимпиады предшествовала серьезная борьба стран претендентов. Для победы в любом спортивном мероприятии нужны деньги. Как правило, побеждает тот, кто вложил в подготовку победы больше денежных средств. Соперники России – Австрия и Корея – затратили на презентацию своих городов, претендентов на право проведения Олимпиады, соответственно 12 и 21 млн долларов. Россия не поскупилась вложить в подготовку презентации Сочи 50 млн. Это было не все. Пытаясь вырвать победу у соперников, в Гватемалу прибыл Путин. Накануне решающего голосования в МОК он лично встретился с наиболее влиятельными членами МОК и его главой Рогге.

Не обошел Путин своим вниманием и почетного президента МОК Хуана Антонио Самаранча, имеющего большой авторитет в международных спортивных кругах и среди членов главного спортивного ведомства мира – в Международном олимпийском комитете, поскольку почти все члены МОК были избраны на по существу пожизненные должности именно при Самаранче. Содержание беседы Путина и Самаранча во время их обеда нам, разумеется, неизвестно. Но известно, что МОК проголосовал за проведение зимней Олимпиады в российском летнем курорте Сочи, причем неоднократно с тех пор было сказано многими подотчетными президенту Путину российскими чиновниками, что президент Путин намерен лично открыть сочинскую олимпиаду. Можно, наверное, утверждать, что у Путина есть еще одна потаенная мечта, которую он попытается реализовать после ухода в отставку с поста президента России: стать президентом Международного олимпийского комитета.

Наверное и здесь Путину сможет оказать поддержку Самаранч, который очень хорошо помнит, кому он был обязан своим избранием на пост главы МОК в олимпийской Москве 1980 г. Кандидатуру Самаранча, в ту пору посла Испании в Советском Союзе помимо СССР поддержали все страны, входившие в социалистический блок. Предшествовала этому детективная история. Будучи послом в СССР Самаранч проникся интересом к русской истории и культуре. В особенности ему полюбился русский антиквариат, который он старательно и с любовью истинного коллекционера собирал и вывозил к себе на родину, в Испанию. Вывоз же предметов, имеющих культурную и историческую ценность, за пределы СССР был запрещен. Запрет этот легко обходился с помощью дипломатической почты, которая не подлежала таможенному контролю. Так как все антиквары во времена СССР находились под бдительным надзором КГБ, постоянный покупатель наиболее ценных раритетов посол Испании Самаранч был замечен. По прошествии некоторого времени один из сотрудников 2-го главного управления КГБ СССР, разрабатывавшего посольство Испании, встретился с Самаранчем и в мягкой форме объяснил ему, что его действия подпадают под соответствующую статью уголовного кодекса РСФСР (уголовные кодексы существовали на республиканском уровне; уголовного кодекса СССР не было) и классифицируются как контрабанда. Cамаранчу был предложен выбор: компрометация через публикацию соответствующих статей в советской и зарубежной печати о его противоправной деятельности, что безусловно привело бы к концу его дипломатической карьеры, или сотрудничество с КГБ в качестве тайного агента. Самаранч предпочел последнее.

Именно по этой причине перед заседанием Международного олимпийского комитета в Москве, на котором решался вопрос об избрании Самаранча президентом МОК, по указанию руководства КГБ 11-м отделом 5-го управления КГБ была подготовлена шифротелеграмма "друзьям" – руководству органов госбезопасности социалистических стран – с просьбой инструктажа их агентуры из числа руководителей национальных олимпийских комитетов и федераций по различным видам спорта о необходимости всемерной поддержки на предстоящей сессии МОК в Москве по выборам кандидатуры нового главы – Хуана Антонио Самаранча. Шифротелеграмма была подписана заместителем председателя КГБ В. М. Чебриковым, бывшего куратором всего 5-го управления. В шифровке не указывалось об агентурной принадлежности Самаранча (это было не принято по правилам конспирации), но указывалось, что его кандидатура поддерживается СССР, и высказывалась просьба о ее поддержке во время голосования при выборе председателя МОК со стороны агентуры "друзей", их доверенных лиц из числа президентов национальных олимпийских комитетов (НОКов) и руководителей спортивных федераций.

В итоге Самаранч был избран на пост президента МОК, где долгие годы преданно служил стране, с которой его связывала и агентурная работа, и признательность за помощь в избрании на высокий международный пост. Не был забыт и офицер госбезопасности, завербовавший Самаранча. Секретным указом (без публикации в прессе) Президиума Верховного Совета СССР он был награжден орденом Красного Знамени.

Обработкой членов МОК перед голосованием в Гватемаласити занимались и другие сотрудники КГБ-ФСБ. Вице-президент МОК спортивный деятель России Виталий Смирнов был завербован КГБ в период подготовки к Московской олимпиаде 1980 г. Непосредственным его руководителем был начальник 5-го управления КГБ генерал-лейтенант Бобков, причем находившийся под патронажем Бобкова Смирнов даже заместителя Бобкова генерала Абрамова называл по имени – Иван, несмотря на разницу в возрасте и присутствие подчиненных Абрамова.

Посильную помощь оказывал бывший в период президентства Бориса Ельцина председателем Госкомспорта России Шамиль Тарпищев. Он тоже был завербован в период подготовки Олимпиады 1980 г. в Москве. Вербовала его направленная на оперативную работу в преддверии олимпийских игр бывшая спортсменка-легкоатлет, а затем в течение ряда лет офицер 7-го управления КГБ, осуществлявшего наружное наблюдение за объектами оперативной заинтересованности подразделений госбезопасности, старший оперуполномоченный 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ майор Альбина Гавриловна Демидова. Наконец, в обработке членов МОК принимал участие бывший начальник управления футбола и хоккея Госкомспорта СССР (впоследствии президент федерации футбола России) Вячеслав Иванович Колосков. Он был завербован в конце 70-х годов под псевдонимом Янтарь заместителем начальника 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР подполковником Эрнестом Леонардовичем Давнисом. Словом, помощников у Путина было немало. Но главным оказался Тягачев. Ему было приказано молчать во время всех совещаний в Гватемале. С этой работой Тягачев справился блестяще.


Юрий Шутов

Для контраста, подчеркивающего привычку президента Путина не забывать своих друзей, следует рассказать о том, как он поступает с врагами. Однажды поставив перед собою цель "додушить", Путин не успокаивается, пока врага не "додушивает".

Когда в 1990 г. Путин перешел на работу к Собчаку, там, по его словам, "работали скандально известные теперь деятели, которые сослужили Собчаку плохую службу"[37]. Путин имел в виду прежде всего Юрия Шутова, бизнесмена и политика авантюристического склада, неофициального советника председателя Ленсовета Собчака весной-осенью 1990 г. (официально Шутов числился советником только несколько дней, с 5 по 12 ноября 1990 г.).

В советское время мелкому чиновнику Шутову была инкриминирована попытка поджечь Смольный с целью уничтожения документации о своих финансовых прегрешениях. Шутова посадили. В горбачевскую перестройку Шутов был освобожден по амнистии, а затем реабилитирован. Смольный он, разумеется, поджигать не планировал. Пригретый, а затем с позором выгнанный Собчаком (видимо, не без совета Путина), Шутов стал собирать компромат на Собчака и его окружение. Время было сложное, законы нарушали все, компромата было всегда много. Впоследствии часть собранных Шутовым материалов вошла в книгу-памфлет Шутова "Собчачье сердце" (перефразировка известной повести М. Булгакова "Собачье сердце") и в ее продолжение "Собчачья прохиндиада, или Как всех обокрали". Опубликованные книжки были первыми двумя частями задуманной трилогии "Ворье".

В работе над книгой Шутову помогал профессиональный журналист Марк Григорьев, некогда автор статьи в "Огоньке" о "поджоге" Смольного, сильно способствовавшей реабилитации Шутова. Офис Шутова находился в гостинице "Ленинград". Там же Шутов снял номер для своего соавтора, и два писателя мирно дописывали книгу, которая Собчака порадовать, конечно же, не могла.

В феврале 1991 г. в гостинице случился пожар, во время которого Марк Григорьев погиб. Шутова это не остановило, и он с упрямством продолжал начатую работу. Каким-то образом в его распоряжении оказалась запись легкомысленного разговора Собчака с резидентом французской разведки в России. Собчак попросил Путина вмешаться и предотвратить публикацию разговора. И Путин силами ленинградского регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) организовал в квартире Шутова обыск и изъятие кассеты.

Обыск проводили неофициально и незаконно. В ночь на 6 октября 1991 г., войдя в собственную квартиру, Шутов застал там грабителей, которые, убегая, проломили ему голову молотком. Когда через несколько месяцев, в марте 1992 г., к Шутову пришли с официальным обыском и предписанием об аресте (за подготовку покушения на азербайджанского президента Абульфаза Эльчи-бея, что звучало столь же правдоподобно, как прежнее обвинение в подготовке поджога Смольного), Шутов узнал в производившем обыск Дмитрии Милине одного из грабителей, проломивших ему голову. Вторым "грабителем" оказался коллега Милина Дмитрий Шаханов. Оба являлись руководителями санкт-петербургского РУБОПа. Просидев полтора года под следствием, Шутов сначала был освобожден под подписку о невыезде; затем, в 1996 г., полностью оправдан решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга.

В двух первых антисобчаковских памфлетах Шутова (впервые изданных, соответственно, в 1992 и 1993 гг.) мстительный Шутов ни разу не упоминал Путина. Но в 1998 г. Шутов стал депутатом санкт-петербургского Законодательного собрания и всерьез поверил в депутатскую неприкосновенность, которую имел по статусу. Через спонсированную Шутовым газету "Новый Петербург", в которой он лично вел рубрику "Вся королевская рать", Шутов запустил слух о том, что новый директор ФСБ Владимир Путин в бытность свою офицером разведки был отозван из ГДР чуть ли не за измену Родине: "За время почти пятилетней службы в ГДР капитан госбезопасности Путин ощутимых результатов не добился. Однако был замечен в несанкционированном контакте с представителем агентурной сети противника. После чего немедленно отправлен в Союз, куда отбыл на купленной в ГДР подержанной автомашине ГАЗ-24 "Волга" с тремя коврами немецкого производства"[38].

В той же статье Шутов предложил свою версию отношений куратора ЛГУ от КГБ Путина с преподавателем юридического факультета ЛГУ Собчака. Якобы Собчак был внештатным агентом-осведомителем Путина, который был "обязан собирать требуемую его службе информацию, работать с внутриуниверситетской агентурой и вербовать новых осведомителей… в сетку интересов госбезопасности угодил преподаватель Собчак", который "охотно информировал помощника проректора Путина по всему спектру интересовавших его вопросов. Папочка с оригинальными рукописными донесениями этого информатора, называемая на канцелярском языке КГБ "Рабочее дело агента", впоследствии, в 1990 г., оказалось очень весомым аргументом при поступлении Путина на работу в качестве советника председателя Ленсовета Собчака"[39].

Правду ли писал Шутов или нет, общественность Санкт-Петербурга так никогда и не узнала. Но не прошло и двух месяцев со дня скандальной публикации "Нового Петербурга", как последовала ответная месть со стороны теперь уже директора ФСБ Путина. В феврале 1999 г. судебным решением депутатская неприкосновенность с Шутова была снята, а сам он был арестован по подозрению в организации ряда тяжких преступлений, включая убийство в Санкт-Петербурге в 1997 г. видного городского чиновника Михаила Маневича и в 1998 г. видного демократического политического деятеля Галины Старовойтовой. В борьбе против Шутова был использован даже известный официальный тележурналист Михаил Леонтьев, по заказу Путина выступивший на первом канале российского телевидения с передачей, требующей покарать "бандита-отморозка".

Однако в ноябре 1999 г. Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга принял решение об изменении меры пресечения Шутова на подписку о невыезде и постановил выпустить Шутова из тюрьмы. Шутова освободили прямо в судебном зале, но уже через несколько минут туда ворвались вооруженные люди в масках. Началась потасовка, во время которой пострадали несколько человек, в том числе оператор телекомпании, которому сломали руку, и сам Шутов, получивший несколько ударов прикладами и кулаками по голове, потерявший сознание. По словам Шутова, избиение продолжалось затем и в здании городской прокуратуры, куда его привезли люди в масках. Шутов в результате побоев наполовину оглох и ослеп на один глаз. Независимых врачей в прокуратуру не пускали, а государственная медэкспертиза приняла решение о том, что подсудимый абсолютно здоров. Правда, врачи "скорой помощи", которую вызвали на судебное заседание, организованное по жалобе адвокатов Шутова, через несколько дней дали справку о необходимости немедленной госпитализации Шутова. Но вместо этого Шутова снова отправили в питерский следственный изолятор, а через некоторое время перевели в Выборгскую тюрьму.

Первоначально даже не было ясно, кто являлся организатором похищения Шутова из зала суда. Впоследствии ответственность за эти действия взяла на себя городская санкт-петербургская прокуратура. Ворвавшийся в суд отряд милиции особого назначения (ОМОН) был прислан для этой операции из Москвы.

Правозащитники-демократы в "деле Шутова" придерживались вялой и нерешительной позиции, поскольку антилиберальные и антизападнические взгляды Шутова были несомненны, а его связи с криминальным миром вероятны. Несмотря на судебное оправдание Шутова и последующее постановление Верховного Суда России о незаконности его дальнейшего содержания под стражей[40], несмотря на переизбрание Шутова в 2002 г. в городской парламент, личный враг Путина 7 (семь) лет мыкался по следственным тюрьмам без судебного приговора, а в феврале 2006 г. был наконец приговорен к пожизненному заключению за организацию ряда заказных убийств бизнесменов (обвинения в убийствах Маневича и Старовойтовой были с него сняты).

Кто убил Маневича и Старовойтову так и осталось невыясненным. Но вот что интересно. Старовойтову убили в подъезде дома, как Политковскую. Убийство Маневича было совершено в высшей степени профессионально. Убийца стрелял с крыши многоэтажного дома из оптической винтовки по притормозившей на светофоре машине, через крышу машины. Жена Маневича в момент убийства находилась с мужем в машине, но не пострадала. Оперативники отрабатывали разные версии. Выяснили подробности знакомства Маневича со своей будущей женой. Некий сотрудник ФСБ предложил девушке-курьеру поехать поездом в Москву и передать запечатанный пакет на Ленинградском вокзале мужчине, который ее встретит. В купе к девушке подсел молодой человеком по имени Михаил, всю ночь они проговорили, обменялись телефонами. В Москве на перроне девушку действительно встретил мужчина, взял пакет, и, отойдя на некоторое расстояние и считая, что его уже не видят, не распечатывая, выбросил пакет в урну.

Молодым человеком в купе был Михаил Маневич. Девушкой – его будущая жена. Неким сотрудником ФСБ – Владимир Путин. Кто был чьим "агентом", а кто "объектом" – остается только догадываться.


P. S. Who is Mr. Zubkov?

В феврале 2007 г. министром обороны России стал Анатолий Сердюков. 16 февраля в интервью радио "Свобода" Владимир Прибыловский высказал по этому поводу свое мнение:

"Конечно, самая смешная и самая удивительная новация – это назначение на пост министра обороны бывшего крупного торговца мебелью. Между прочим, классического олигарха, поскольку олигархия – это на самом деле политическая власть богатого меньшинства. Так вот, господин Сердюков – он такой классический олигарх: миллионер, а теперь еще и министр обороны. По поводу этого назначения можно только гадать. […] Ну, например, если не самого Сердюкова готовят на пост преемника, а, например, Сердюков женат на дочери руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу Зубкова. Может быть, Зубкова, человека, довольно близкого к Путину, хотят сделать преемником?[41]"

9– й премьер-министр России Виктор Зубков -друг Владимира Путина, Виктора Иванова и Бориса Грызлова – тесть Анатолия Сердюкова. Зубков родился 15 сентября 1941 г. в пос. Арбат Кушвинского района Свердловской области. По национальности русский. В 1965 г. окончил экономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института. Кандидат экономических наук. Защитился в 2000 г. Тема диссертации – "Совершенствование налогового механизма минерально-сырьевого комплекса. На примере Ленинградской области".

С августа 1958 по август 1960 гг. Зубков работал слесарем. По окончании института в 1966-1967 гг. служил в армии. Член КПСС с 1967-го по август 1991 г. В 1967-85 гг. работал в совхозах Ленинградской области. С 1985-го по 1991 г. работал в советских и партийных органах Ленинградской области: председателем Приозерского горисполкома (1985), первым секретарем Приозерского горкома партии Ленинградской области и заведующим отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности и аграрным отделом обкома партии (1986-89), первым заместителем председателя Леноблисполкома (1989-91).

С января 1992 по ноябрь 1993 г. – заместитель председателя Комитета по внешним связям (КВС) мэрии Санкт-Петербурга по сельскому хозяйству, т. е. заместитель Путина, который в то время был председателем санкт-петербургского КВС.

3 ноября 1993 г. Зубков был назначен начальником Государственной налоговой инспекции (ГНИ) по Санкт-Петербургу, заместителем руководителя Государственной налоговой службы. С 14 августа по 6 сентября 1996 г. ГНС именовалась "Федеральная налоговая служба" России. В мае 1995 г. вступил в движение "Наш дом – Россия" (председателем Совета санкт-петербургского отделения НДР был в тот период Путин).

30 ноября 1998 г. Зубков освобожден от должности заместителя руководителя ГНС с формулировкой "в связи с переходом на другую работу". Был назначен начальником управления Министерства по налогам и сборам (МНС) по Санкт-Петербургу. 23 июля 1999 г. назначен заместителем министра России по налогам и сборам по Северо-Западному региону. Через несколько дней после назначения на пост замминистра был также назначен руководителем объединенного Управления МНС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Занимал эти две должности по ноябрь 2001 г., курировал деятельность 12-ти региональных налоговых инспекций.

12 августа 1999 г. Зубков был зарегистрирован кандидатом на пост главы администрации Ленинградской области. Избирательной кампанией В. Зубкова руководил Борис Грызлов, будущий министр внутренних дел. На выборах 19 сентября 1999 г. Зубков занял четвертое место из 16-ти, набрав 8,64% голосов (губернатором был избран Валерий Сердюков – однофамилец, но не родственник будущего министра обороны – собравший 30,30% голосов).

В 2000 г. Зубков стал членом Санкт-Петербургской инициативной группы (Сергея Миронова и Владимира Литвиненко) за избрание президентом Путина, "доверенным лицом кандидата Путина".

С февраля 2001 г. по октябрь 2004 г. входил в межведомственную рабочую группу по подготовке предложений по совершенствованию миграционного законодательства Российской Федерации (руководитель группы Виктор Иванов).

5 ноября 2001 г. был назначен первым заместителем министра финансов – главой Комитета по финансовому мониторингу. Комитет Зубкова, которому была поставлена цель бороться с отмыванием денег, получил неофициальное название "финансовой разведки".

11 июня 2002 г. Зубков вошел в Центральный координационный совет сторонников партии "Единая Россия". С июня 2002 г. по апрель 2004-го – член Правительственной комиссии по миграционной политике. 16 марта 2004 г. назначен руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу в составе Министерства финансов (министр – А. Кудрин). С июля 2004 г. – заместитель руководителя Межведомственной рабочей группы по разработке концепции национальной стратегии противодействия легализации преступных доходов. C июня 2006 г. – член Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту.

Имеет советские награды: орден "Знак Почета" (1975); орден Трудового Красного Знамени (1981); награжден российскими орденами "За заслуги перед Отечеством" IV степени (2000); "За заслуги перед Отечеством" III степени (2006).

Но почему именно Зубков был назначен премьер-министром? Видимо, в верность Зубкова верят те, кто его выдвинул. До 1989 г. Зубков был первым секретарем Приозерского горкома. Приозерский район Ленинградской области это аналог московской Рублевки – излюбленное место для дач всей российской элиты. В Санкт-Петербурге именно там при посредничестве Зубкова получили в собственность земельные участки Виктор Черкесов и Николай Патрушев, а также Владимир Путин, Владимир Смирнов, Юрий Ковальчук, Владимир Якунин, братья Андрей и Сергей Фурсенко – объединившие в 1996 г. свои новозастроенные имения в дачный кооператив "Озеро", который сегодня, совместно с ФСБ, правит Россией.


Глава 9. Управляемая демократия

Башкирская избирательная технология

"Управляемая демократия" – это псевдоним современной номенклатурной олигархии, в которой выборы являются важнейшим из объектов управления. Идеальный вариант управляемых выборов – это когда, с одной стороны, присутствует видимая альтернативность, необходимая для того, чтобы соблюсти приличия перед лицом западных президентов и премьеров, а с другой стороны, – надежно обеспечена победа кандидатов от "партии власти".

Административный ресурс, применяемый на управляемых выборах, включает в себя большой набор методик: это и экстремальные методики (предвыборная война, предвыборный мир, кампания борьбы с "оборотнями в погонах", репрессии против нефтяного "олигарха", громкая физическая ликвидация вождя сепаратистов и т. п. ), и обычные, регулярные методики (удобные законы, монополия на СМИ, голосование воинских частей, предвыборное повышение пенсий, предвыборный ремонт дорог и мостов, налоговая проверка у спонсора оппозиции, вербовка певца Розенбаума или группы "Любэ" и т. д.).

Административный ресурс складывается из двух составляющих, одну из которых можно назвать относительно "честным" ресурсом, а другую – полностью бесчестным.

"Честный" административный ресурс – это, так сказать, естественные преимущества, которые имеют административный олигарх или его креатура перед обычным кандидатом. Часть российских избирателей – примерно 10% – вообще всегда голосует за власть (понимая власть в широком смысле – во всей ее вертикали от президента до участкового милиционера). Голосует по разным мотивам: из уважения к государству, с властью отождествляемому; из соображения "не было бы хуже"; из страха возможных репрессий за неправильное голосование; из принципиального неверия в честность и продуктивность оппозиции. Кроме того, у кандидатов от начальства не бывает проблем с финансированием и заведомо большие возможности для саморекламы в СМИ.

Бесчестный административный ресурс – это, во-первых, способность помешать регистрации кандидата от оппозиции или снять его с регистрации. Во-вторых, это "право" организовать оппозиционному СМИ смену собственника в порядке "спора хозяйствующих субъектов". В третьих, это "право" завести на неугодного кандидата уголовное дело, в том числе полностью сфабрикованное. В-четвертых, это возможность "корректировать" итоги выборов: нечестный подсчет голосов, вброс дополнительных бюллетеней, порча "ненужных" бюллетеней.

За первые четыре года правления Путина по всей стране распространилась так называемая "башкирская избирательная технология" – когда неугодный "партии власти" потенциальный победитель выборов либо получает отказ в регистрации своей кандидатуры, либо снимается с регистрации уже в ходе избирательной кампании. При Ельцине эта технология тоже практиковалась – но, главным образом, на местном уровне и скорее при попустительстве федеральных властей, чем по прямому согласованию с ними. Кроме того, эта технология практиковалась не повсеместно, а в ограниченном числе регионов – прежде всего в Башкирии Муртазы Рахимова (откуда и выражение "башкирская избирательная технология"), Калмыкии Кирсана Илюмжинова, в Приморье Евгения Наздратенко.

В 2000– 2002 гг., еще до вступления в силу нового выборного законодательства, "башкирская избирательная технология" была применена на выборах губернатора Саратовской области (март 2000), губернатора Ханты-Мансийского автономного округа (март 2000), губернатора Курской области (октябрь 2000), главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа (декабрь 2000), мэра Сочи (апрель-май 2001), губернатора Приморского края (июнь 2001), губернатора Нижегородской области (июль 2001), губернатора Ростовской области (сентябрь 2001), през