03 Dec 2016 Sat 05:23 - Москва Торонто - 02 Dec 2016 Fri 22:23   

 Марк Солонин 

Марк Солонин родился в 1958 г. в городе Куйбышев (ныне Самара). Как и абсолютное большинство его сверстников, он вырос в семье, для которой Великая Отечественная война была не историей из книжки, а личной трагедией: отец - ветеран войны, младший брат и муж сестры отца погибли на фронте; про потерю же всего имущества при эвакуации с Украины в Куйбышев никто даже и не вспоминал - настолько это было естественно и обычно для того времени. Отец работал технологом на подшипниковом заводе, мать преподавала немецкий язык в ВУЗе. Вполне типовая "семья трудовой интеллигенции".

Первой книгой, которую Марк прочитал в возрасте 7 лет, были не детские сказки, а пьеса Шиллера "Коварство и любовь" (в доме было много немецкой литературы - как на языке оригинала, так и в переводах). Такой нестандартный способ первого знакомства с представлениями о добре и зле, подлости и благородстве принес свои опасные плоды: к моменту окончания школы Марк уже отчетливо понимал, что советское общество не имеет ничего общего с "осуществленной мечтой человечества". "Золотая медаль", с которой он закончил среднюю школу, позволяла претендовать на поступление практически в любой ВУЗ, но у выпускника уже не было иллюзий о том, что профессиональную деятельность в рамках советской "исторической науки" можно совместить с честным и непредвзятым изучением истории. Выбирая между историей и авиацией, Марк выбрал последнюю. Впрочем, пять лет учебы в Куйбышевском авиационном институте и последующие 6 лет работы конструктором в закрытом ОКБ не пропали даром, так как позволили приобрести бесценный опыт поиска, осмысления и систематизации информации.

Интерес к истории Второй Мировой войны, сформировавшийся еще в школьные годы, тем не менее остался. Были прочитаны книги практически всех западных авторов, работы которых были тогда доступны в СССР: "Военный дневник" Ф.Гальдера, "Историю ВМВ" К.Типпельскирха, работы Батлера, Лиддел Гарта… А потом произошло первое маленькое "чудо" - Марку удалось получить доступ к… газетам. Да, сегодня в это уже трудно поверить, но центральные советские газеты довоенного и военного времени были в Советском Союзе изъяты из открытого доступа. Шел 1983 год, год смерти Брежнева и прихода к власти руководителя КГБ Андропова. В стране начиналось очередное "закручивание гаек", а перед будущим историком лежали пожелтевшие страницы газеты "Правда" с текстом "совместного коммюнике советского и германского командования", с огромной картой Польши, на которой была нанесена "линия разграничения государственных интересов Германии и СССР", с фотографиями улыбающихся Молотова и Риббентропа, с договорами о создании в Москве марионеточного "народного правительства Финляндии"… Все то, что в СССР было старательно забыто, вычеркнуто из памяти, о чем невозможно было найти даже малейших упоминаний в сочинениях советских "историков".

В 1984-1985 годах была написана первая, разумеется, рукописная "историческая работа" - толстая общая тетрадь с анализом событий 1939-1940 г.г. Едва ли можно говорить о ее научной ценности - для мировой исторической науки раздел Восточной Европы между Гитлером и Сталиным давно уже стал хрестоматийно известным фактом - но на ст. 190 Уголовного Кодекса РСФСР ("распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный строй") эта тетрадка вполне могла претендовать. Скорее всего, тем бы дело и закончилось, но чуть раньше закончился "советский государственный строй".

В апреле 1985 г. к власти пришел Горбачев, с высоких трибун были произнесены слова "гласность" и перестройка". В августе 1987 г. Солонин стал участником одной из самых первых всесоюзных конференций независимых общественно-политических организаций в Москве. Делать два дела одновременно было невозможно, к тому же работа, связанная с военно-техническими секретами, позволяла в любой момент сфабриковать уголовное дело по гораздо более серьезной статье о шпионаже. Тогда, в июне 1987 г. эти опасения отнюдь не казались преувеличенными, и работу у чертежной доски в конструкторском бюро Марк меняет на лопату кочегара угольной кочегарки. По странной иронии судьбы накануне перехода страны к рыночной экономике Солонин отапливал Институт советской торговли, размещавшийся в обветшалом здании 19-го века. Эта работа при мизерной зарплате оставляла большое количество свободного времени (работать предстояло только зимой, всего 50 суточных смен в году). Впрочем, укрыться от "органов" это не помогло, и в январе 1988 г. была устроена попытка подбросить в кочегарку пакет с "порошком белого цвета". К счастью, провокаторы в милицейской форме работали столь халтурно, что ошиблись с расписанием и приехали не в день дежурства Солонина. Советский государственный строй, и вправду, разваливался на глазах…

В мае 1988 г. Солонин организует в Самаре первый общественно-политический клуб "Перспектива". Летом этого года Самару потрясли два грандиозных митинга - самые многочисленные в провинциальных городах России за все годы горбачевской "перестройки". Рукописная тетрадь начинает превращаться в серию статей о пакте Молотова-Риббентропа в областной молодежной газете "Волжский Комсомолец". При историческом факультете Самарского госуниверситета создается дискуссионный клуб, на заседаниях которого обсуждаются невозможные ранее темы.

1991, 1992, 1993 годы. Из тайников советских военных архивов начинают вырываться ручейки документов и фактов. Именно "ручейки" - Ельцин так и не рискнул пойти на полное и честное открытие всех архивов коммунистического режима. Ошеломляющий по масштабу и значению поток совершенно новой информации требовал времени на осмысление. В конце 90-х начали формироваться контуры гипотезы - той, которая легла в основу всех последующих книг Солонина.

Сейчас уже трудно сказать, что именно послужило толчком, позволившим взглянуть на трагедию 1941 года с совершенно новой стороны. Наверное, солидное статистическое исследование "Гриф секретности снят", подготовленное военно-историческим управлением Генштаба российской армии. Там впервые были приведены подробные сведения о структуре потерь Красной Армии по годам, месяцам, фронтам и операциям. Составители сборника, воспитанники традиционной советской военно-исторической школы, не имели ни малейшего желания "порочить советский государственный строй". Но читатель, внимательно, с калькулятором в руках разобравшийся в этом огромном нагромождении цифр, не мог не заметить одну очень странную вещь: летом 41-го число пленных и дезертиров в разы превышало число убитых и раненых. В полосе Юго-Западного фронта "пропавших без вести" оказалось в 10 раз больше, чем убитых в бою, на Центральном фронте - в 11 раз. Могут ли пропорции потерь воюющей армии быть такими? Беспристрастные цифры статистического сборника сообщали о том, что Красная Армия потеряла во втором полугодии 1941 года 6.290.000 единиц стрелкового оружия. Что же случилось с надежнейшими русскими "трехлинейками" Мосина? Они сломались? В количестве 6 миллионов единиц? Или миллионы винтовок, десятки тысяч танков и орудий были брошены панически бегущими толпами бывших красноармейцев?

Так появилась гипотеза. За ней последовала многолетняя работа по поиску реальных документальных сведений о ходе боевых действий лета 1941-го года. В конечном итоге гипотеза превратилась в твердый, подтвержденный документами и фактами вывод: главная причина военной катастрофы 41-го года лежит вне сферы проблем оперативного искусства или техники вооружений. Все было гораздо проще и страшнее: после первых же выстрелов Красная Армия превратилась в неуправляемую толпу вооруженных людей, стремительно превращавшуюся в бесконечные колонны безоружных военнопленных. Такой вывод не просто противоречил всем предшествующим тезисам советской историографии. Он безжалостно разрушал героическую легенду о "небывалом патриотическом подъеме", "беспримерном массовом героизме", "монолитном единстве советского общества". На этой легенде были воспитаны два поколения; на героическом мифе Великой Отечественной войны держалась (да и по сей день держится) апология Сталина - да, жестокий тиран, да, погубил многих невинных людей, но "без Сталина мы бы в войне не победили…"

Уже после выхода в свет и многократных переизданий книг Солонина известный российский журналист Л.Радзиховский напишет: "Как представляют 22 июня в кино? Наш боец с винтовкой и "коктейлем Молотова" бросается под гусеницы немецкого танка и стальное чудище полыхает. У немцев – механическая сила техники, у нас – сила бессмертного духа. Самый страшный вывод этого Солонина (черт бы его подрал, с его выводами!): все было совсем не так. Точнее – почти НАОБОРОТ…"

После того, как гипотеза приобрела черты вполне сформированной научной теории, осталось только записать ее на бумаге. После долгих поисков и споров родилось название будущей книги: "Бочка и обручи". Бочка держится за счет натяжения стальных обручей, намертво стягивающих деревянные планки. Но стоит только сбить обручи - бочка необратимо разваливается и все содержимое, до последней капли, выливается наземь. Сталинская империя и ее огромная армия, стянутые "обручами" страха и лжи, как раз и были такой "бочкой" - нерушимой на первый взгляд и при этом обреченной на полный крах после сильного удара извне.

За четыре года напряженной работы книга была написана. В апреле 2003 г. была поставлена последняя точка. О том, чтобы обратиться с таким текстом к "мэтрам" официальной российской исторической науки, не могло быть и речи. Книгу можно было издать только вне рамок какого-либо государственного участия, финансирования, поддержки. Началась переписка с издательствами. Одно, второе, третье, десятое, двадцатое… 32 российских издательства ответили отказом. Но есть еще одна страна, где читают и издают книги на русском языке - Украина. Переговоры с одним украинским издательством, с другим, третьим… 14 издательств Украины ответили отказом. Пятнадцатым по счету оказалось небольшое издательство "Возрождение" из города Дрогобыч (западная Украины). Директор и главный редактор издательства (как выяснилось позднее - коллега Солонина по работе в аэро-космической промышленности) И.М.Бабик сказал: "Да. Мы это сделаем". Издательство сильно рисковало, взявшись за свой счет выпускать книгу никому не известного автора, но книга была издана на прекрасной бумаге, с цветными иллюстрациями, и немалым, по современным масштабам книжного рынка Украины, тиражом в 6.000 экз.

Это был прорыв. С готовой "Бочкой" можно было попытаться еще раз обратиться к российским издателям. Летом 2004 г. директор издательства "Яуза" (дочерняя структура крупнейшего в России издательского гиганта ЭКСМО) П.М. Быстров прочитал ( по его словам - за одну ночь ) 500-страничную книгу Солонина и принял решение начать ее издание. Примечательный факт: П.Быстров, также, как и И.Бабик, закончил МВТУ им Баумана - главную кузницу кадров советского ракетостроения. Таким образом книга, раскрывающая правду о войне, стала доступна массовому читателю благодаря труду и решимости трех авиационных инженеров…

К настоящему моменту "Яуза" переиздала книгу (правда, под измененным по требованию отдела маркетинга названием "22 июня") уже более 10 раз. Совокупный тираж превысил 70 тыс. экз. Несмотря на абсолютное, гробовое молчание "большой прессы" и официальной военно-исторической науки, о книге заговорили в немногих уцелевших оппозиционных СМИ, она стала постоянным объектом яростных дискуссий на Интернет-форумах. Потрясенный прочитанным Виктор Суворов в одном из своих интервью сказал: "Позвольте мне использовать эту возможность для того, чтобы выразить Марку Солонину свою признательность, снять шляпу и поклониться до земли перед этим человеком… Когда я читал книгу Марка Солонина, я понимал чувства Сальери, по мне текли слезы... Мне кажется, что Солонин совершил научный подвиг, и то что он пишет, это золотой кирпич в фундамент той истории войны, которая когда-то будет написана…"

Несомненный успех первой книги позволил Солонину продолжить исследовательскую работу. В 2006-2007 г.г. вышли в свет следующие две книги, фактическим развивающие и детализирующие основную концепцию: "На мирно спящих аэродромах" и "23 июня: день М". Эскизно намеченная в "Бочке" тема начала 2-й советско-финляндской войны (1941-1944 г.г.) превратилась - с использованием впервые введенных в научный оборот архивных документов - в полноценное монографическое исследование, которое под названием "25 июня: глупость или агрессия" вышло в свет в январе 2008 г. Наконец, в июле 2008 г. на встречу с читателем отправилось "Мозгоимение" - просто и доступно написанная книжка, с известной долей "черного юмора" разоблачающая как старые коммунистические, так и наиновейшие фальсификации трагической истории Великой войны. В 2008-2009 г. вышли в свет новые, значительно переработанные и дополненные новым фактическим материалом, варианты первых двух книг (под названиями "22 июня. Анатомия катастрофы" и "Разгром 1941. На мирно спящих аэродромах").

Ныне совокупный тираж книг Солонина в России приближается к отметке в 200 тыс. экземпляров, они постоянно находятся в списках лидеров продаж столичных книжных магазинов. Первым зарубежным изданием стало "22 июня", выпущенное в свет польским издательством "РЕБИС" (г.Познань) в 2007 г. В дальнейшем "РЕБИС" издал "23 июня" и "На мирно спящих аэродромах"; готовится к выходу в свет "25 июня". Осенью 2009 г. "22 июня. Анатомия катастрофы" были изданы в Эстонии и Словакии. Готовится к печати литовская "Бочка". С чешским издательством "Наше войско" подписан договор на издание трех книг, первая из которых ("23 июня") должна поступить в книжные магазины в декабре 2009 г. Серьезным успехом можно считать выход статьи "СССР-Финляндия. От мирного договора к войне" на немецком языке (в сборнике "Вторжение в Европу. Готовил ли СССР наступательную войну?", издательство Pour le Merite, 2009 г.)