10 Dec 2016 Sat 23:30 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 16:30   

 Леонид Самутин 

Леонид Александрович Самутин (7 июля 1915 – 1987) – геолог, деятель «власовского» движения.


Отец был членом ВКП(б) с 1918, исключён из её рядов в 1924. После исключения он с семьёй переехал из Вологодской губернии в Тулу, где Леонид учился в школе. Позднее Леонид Самутин вспоминал, как в возрасте 14 лет прочитал подробности о гибели царской семьи.

С этого дня, это было в начале сентября 1928 года – утвердилось неприятие существующего у нас строя. Сделанный вывод: не может быть правильным, хорошим строй, при котором возможно такое убийство ни в чём не повинных детей, хотя бы и царских.

В 1929 его отец был арестован, затем освобождён, но семья была вынуждена переехать в Акмолинск, а затем в Уфу. Леонид Самутин окончил рабочий факультет (рабфак) при Казанском педагогическом институте (1933) и геологический факультет Казанского педагогического института (1937). С 1937 преподавал в средней школе в Уфе, где продолжали жить его родители. Затем был преподавателем геофизики и астрономии в Уфимском педагогическом институте, дополнительно «по-тихоньку от администрации» вёл занятия по методике преподавания астрономии в средней школе. Позднее в немецкой лагерной карточке профессия была записана как "астроном".


В 1940 прошёл 5-месячные курсы усовершенствования командного состава. В декабре его отпустили, но через четыре месяца в апреле 1941 был призван на трёхмесячные лагерные сборы. В конце мая младшего лейтенанта запаса Самутина назначают командиром пулемётно-миномётной роты 1-го батальона 238-го стрелкового полка 183-й стрелковой дивизии.

В начале Великой Отечественной войны участвовал в боевых действиях в Белоруссии, 1 июля 1941года попал в плен под Витебском. Первоначально находился во временном лагере военнопленных под Лепелем, затем в числе других пленных его перевели в лагерь в Сувалки. В плену в 1942 году согласился сотрудничать с немецкими властями, так как, по собственным воспоминаниям, ещё до войны «не видел в немцах своих врагов и не видел в них врагов Родины, а только – врагов советской власти. Следовательно – своих союзников». Хотя его лагерные впечатления к тому времени уже развеяли многие из этих иллюзий.

Весной 1942 вступил в «Боевой союз русских националистов», который возглавлял подполковник Владимир Гиль (Родионов), затем служил в воинской части 1-я русская национальная бригада СС «Дружина», где командовал отделением в офицерской роте, а затем взводом. В этом качестве проходил охранную службу в немецком тылу под Смоленском. Позднее стал помощником начальника отдела пропаганды «Дружины» в звании старшего лейтенанта. В 1943 был переведён в другую военную структуру, находившуюся под германским командованием и размещённую под Псковом —Гвардейский батальон РОА. В нём являлся начальником отдела пропаганды. Затем состоял в штабе «власовской» школы в Дабендорфе в чине поручика, редактировал газету «На дальнем посту», издававшуюся в Дании для расквартированных там восточных батальонов на немецкой службе. В некоторых источниках Самутин именуется не поручиком, а капитаном.

В конце своих воспоминаний «Я был власовцем» сам Л.А. Самутин чётко указывает, что в марте 1945 года по приказу генерала Власова он (Самутин) получил звание – капитан РОА и должность – начальник Отдела пропаганды штаба Вспомогательных войск РОА (и что эти Вспомогательные войска РОА, в качестве резерва РОА, предполагалось сформировать в количестве не менее 100 тыс. человек из советских военнопленных и советских остарбайтеров, но не успели: война кончилась).

После окончания войны жил в Дании на нелегальном положении, работал на ферме, пытался бежать в Швецию, но был задержан и после непродолжительного пребывания в тюрьме в Стокгольме выслан обратно в Данию. Был передан датскими властями британским, которые, в свою очередь, в июне 1946 выдали его в советскую оккупационную зону Германии.


Приговорён к 10 годам исправительно-трудовых лагерей и 5 годам поражения в правах. С декабря 1946 года Самутин отбывал наказание в Воркуте. Работал в шахте, на железной дороге. По собственным воспоминаниям, в 1948 году отказался от предложения стать сексотом, после чего две недели провёл бараке усиленного режима (внутрилагерной тюрьме) и был переведён дальше на север, в Аяч-Ягинские шахты, где работал до 1949 года. Позднее был переведён с общих работ в контору (по инициативе одного вольнонаёмного начальника, который ранее сам был заключённым). В1953 году принимал участие в восстании заключённых в Воркуте, входил в состав забастовочного комитета 14-го отделения Речлага.

В 1955 году был освобождён, до 1970 года работал заведующим лабораторией в Печорской геофизической экспедиции, налаживал и активно развивал петрофизические исследования. Много занимался с абитуриентами, пытался вернуться к педагогической деятельности, став преподавателем в Воркутинском филиале Ленинградского горного института, но вскоре был уволен из-за «плохой анкеты». Ещё работая в экспедиции, во время одной из поездок в центральную часть России, в 1967 познакомился с А. И. Солженицыным, которому давал информацию об истории «власовского» движения и о жизни в воркутинских лагерях (включая забастовку 1953), активно использовавшуюся при работе над книгой «Архипелаг ГУЛАГ».

В 1970 году вышел на пенсию и смог получить прописку в Ленинграде, так как там проживала его жена. Был близок к диссидентскому движению. В 1969 году машинистка Елизавета Воронянская, перепечатывавшая рукопись «Архипелага ГУЛАГ», передала её на хранение Самутину. В августе 1973 на допросе в КГБ она под сильным давлением была вынуждена сообщить об этом сотрудникам данной организации (вскоре после допроса Воронянская покончила с собой). После того, как сотрудники КГБ вызвали Самутина на «беседу», он был вынужден отдать им рукопись, зарытую на его даче.


В 1970-е годы Самутин написал воспоминания о своём участии во «власовском» движении («Я был власовцем») и о знакомстве с Солженицыным («Не сотвори кумира»). К тому времени его отношение к личности и деятельности Солженицына стало резко негативным, что нашло отражение в тексте книги. Рукопись «Не сотвори кумира» была изъята у Самутина сотрудниками КГБ, которые обещали издать её в доработанном виде. Однако в процессе «редактуры» она стала носить ярко выраженный пропагандистский характер. По мнению самого Самутина, «все оценки смещены до полного искажения действительности, и мне это неприятно. Кроме того, я считаю это всё той же большой ошибкой – ругать и поносить, вместо того, чтобы объяснять».

В результате книга в таком виде не была опубликована. Однако часть содержавшейся в ней информации была использована в пропагандистской книге чехословацкого журналиста Томаша Ржезача«Спираль измены Солженицына». В 1990 году публикацию книги скончавшегося к тому времени Самутина в «отредактированном» варианте начал «Военно-исторический журнал», который был вынужден прекратить её после решительных протестов со стороны вдовы Самутина. Аутентичный вариант воспоминаний Самутина был опубликован лишь в 2002 году.