05 Dec 2016 Mon 19:36 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 12:36   

гражданские люди, представил меня им, повернулся и ушел. Полагаю, что Чихладзе не полагалось знать о предстоящей задаче. Незнакомые люди не представились и не задали мне ни одного вопроса. Моего согласия ни на что не требовалось. Я выслушал приказ: "С завтрашнего дня вы назначаетесь начальником курсов по измерению радиации при практическом применении атомного оружия в Советской Армии. Вы должны обучить осужденных измерению радиации и с ними измерять радиацию после взрывов атомной бомбы. Все необходимое для работы получите". Далее последовали объяснения о моей ответственности и неограниченных правах: за любое проявление неповиновения подчиненных мне давали право расстреливать их на месте и ни перед кем не отвечать за это. В заключение дали подписать обязательство хранения военной тайны в течение 25 лет. Мне тогда было 27.

Итак: незнакомые лица устным приказом назначили меня на нештатную должность и без какого-либо письменного документа дали задание обучить отряд осужденных с неизвестными мне биографиями. Единственным следом на бумаге была моя подпись с обязательством молчать.

Контейнер и аппаратуру постоянно охраняли два часовых с автоматами. На территорию, где я жил и работал со своими курсантами, доступ был запрещен...

Вся наша защита состояла из общевойскового противогаза, проолифенных чулок и бумажной накидки. Воздушную волну атомного взрыва мы встретили в открытых траншеях. И пока "наступающая сторона" артиллерией и авиацией расправлялась с "противником" по флангам, я на танке двигался к эпицентру. Радиация в радиусе 10 километров была повышенной, а в эпицентре составляла 48 рентген. Вернувшись на КП и доложив начальству о радиационной обстановке, я уже со всеми вместе повторил путь до эпицентра, обозначив флажками степень заражения местности. На этом моя роль главного подопытного на Тоцком полигоне была закончена.

Я не мог стоять на ногах, когда увели заключенных, о судьбе которых я больше ничего не узнал. Меня положили на нары, где я пролежал несколько дней без всякой медицинской помощи. Освидетельствования степени заражения не проводилось. О том, что мое лечение не входило в планы Тоцкого сценария, я узнал доподлинно через 40 лет, когда по запросу получил ксерокопию архивного послужного списка, в котором черным по белому записано, что я с 7 августа, то есть за 37 дней до атомного взрыва, находился "в распоряжении командующего Северо-Кавказским военным округом". То есть очень далеко от места тех событий...

Немудрено, что следующие полвека мою судьбу, как и судьбу тысяч "подопытных", кроили по официальной дезинформации и лжи, скрепленных подписками "о неразглашении". Открой рот - тут же окажешься государственным преступником. А вся "гостайна" состоит в том, что до сегодняшнего дня у меня нет квартиры, что армия, в которой остались моя молодость и здоровье, не признавала за мной прав на лечение в своих госпиталях". ("Литературная газета". 15 сентября 1999 г.)

Мне говорят: вот ты в "Аквариуме" про эксперименты на заключенных писал, а такое было только при Сталине. Нет, товарищи, - вот и при Жукове тоже. И после него.

7

В сообщении ТАСС сказано: "Целью испытаний было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения."

Те, на ком Жуков ставил свой эксперимент, имеют на этот счет свое мнение: "Жизнь показала, что полученный дорого стоивший опыт потерял всякий смысл. Люди, оказавшиеся в зоне ядерного воздействия, даже если они остаются живы, теряют боеспособность и волю к вооруженной борьбе, какими бы высокими моральными и физическими качествами они ни обладали.

Наше участие в этом оригинальном атомном эксперименте долгие годы оставалось военной и государственной тайной, никто нас после учений не обследовал, а заболевших никто не лечил... 20 ноября 1954 года во время профилактического осмотра у меня в левом легком был обнаружен "инфильтрат величиной с грецкий орех" (Геннадий Амбразевич. "Независимость" 23 апреля 1997)

Далее - туберкулез, девять месяцев в госпитале, потом писавшего эти строки вышвырнули из Вооруженных сил с пенсией. Потом - лишили пенсии. Но это - опять же рассказа офицера, который был в танке.

Жителям окрестных сел и деревень товарищ Жуков благодарность не объявлял, но свою дозу они тоже схватили. И была разница: участники учений отвоевали свое - и их увезли. А жители тут и остались, в районе рукотворного Чернобыля. На период учений их выселяли, после учений они вернулись... Не буду утомлять читателей статистикой онкологических заболеваний в районе Тоцкого полигона. Эта статистика не веселит и не радует.

Все это к вопросу о том, как Жуков любил свой народ, своих солдат и офицеров.

Прикинем теперь ценность полученного опыта. Участники учений тысячами выброшены из армии и больше в нее никогда не вернутся. Зачем им нужен опыт прорыва через эпицентр, если в армии они никогда больше служить не будут? Ни с кем они знанием своим поделиться не могут, не могут рассказать то, что видели. Какой же толк от такого опыта? Если бы Жуков заразил десятки тысяч людей лучевой болезнью, белокровием и прочими мерзостями, а потом приказал бы их лечить, то это был бы опыт врачам. Но никто этим не занимался. Если бы людей после взрыва пропустили через медицинский, радиационный и химический контроль, то это был бы опыт военным медикам и специалистам радиационной и химической защиты. Но и этого не было. Если бы проводили после взрыва дезактивацию техники и вооружения, то это был бы опыт всяким прочим специалистам. Но не было дезактивации. Так кто же и какой опыт получил на тех учениях? Удивительная логики: научили десятки тысяч людей действовать в условиях реального применения ядерного оружия, а они все вымерли. Так какой же толк их учить?

Немедленно после учения на Тоцком полигоне нашим восточногерманским друзьям был заказан фильм. Назывался он "Белая кровь". Сюжет: проклятые западногерманские реваншисты тянут руки к ядерному оружию. Они посылают в США своих офицеров на учения. Но и американцы не лыком шииты. Десяток западногерманских офицеров американцы используют в качестве подопытных кроликов на учениях с реальным применением ядерного оружия. И вот ядерный взрыв в пустыне. Отделение немецких офицеров, облаченных в серебристые почти космические скафандры бросается в атаку. У одно порвана маска. Он вдохнул радиоактивной гадости... И вот он возвращается домой, его лечат лучшие светила, а он тает на глазах. В заключительном кадре умирающий поворачивает лицо в зал и призывает к чему-то хорошему, произносит фразы типа "Люди, я любил вас! Будьте бдительны!" В ответ зрительные залы рыдали. Наши кулаки сжимались. Наши сердца переполнялись благородной яростью.

Теперь сравним фильм ядерных ужасов и нашу суровую действительность. В фильме "Белая кровь" - действуют 7-8 человек. У нас - 45000. Или больше. Там - офицеры-добровольцы. А у наших никто не спрашивал ни разрешения, ни согласия. В кино - в серебристых скафандрах. У нас - в бумажных накидках. У них лечат. У нас - нет. Злые американцы испытывают действие ядерного оружия на своих младших партнерах. Наши - на своих.

8

Существует два типа описаний преступления на Тоцком полигоне.

Первый тип: ядерный взрыв - выдающееся достижение нашей военной мысли. Только мы и только под руководством величайшего стратегического гения товарища Жукова этот подвиг могли совершить.

Вот образцы такого подхода.

"Столь масштабное, столь приближенное к не освоенной еще восками боевой действительности учение обошлось без потерь. Ни одного погибшего, ни одного раненого или травмированного, ни одной разбитой машины. Таким был уровень организации, насквозь пронизанной личным участием и влиянием Г.К. Жукова." ("Красная Звезда" 25 декабря 1998)

45000 импотентов, понятно, не в счет.

Вот еще образчик:

"Среди наиболее значимых мероприятий того периода следует отметить войсковое учение в сентябре 1954 года в Южно-Уральском военном округе на Тоцком полигоне. В ходе его впервые в практике оперативной подготовки отрабатывались действия войск в наступлении и обороне в условиях применения ядерного оружия. Замысел, план и подготовка этого не имевшего аналогов в отечественной войсковой практике учения разрабатывались и осуществлялись при непосредственном участии Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, назначенного его руководителем. Учение носило опытно-экспериментальный, исследовательский характер. В ходе его изучалось воздействие атомной бомбы среднего калибра на вооружение, военную технику и личный состав." (Генерал-полковник В. Барынькин. "Красная Звезда" 31 мая 1996)

И есть другой подход: это преступление!

Вот как описывает те же события "Литературная Газета" (15 сентября 1999). Заголовок: ЯДЕРНЫЙ УДАР ПО РОССИИ. И подзаголовок, как продолжение заголовка: НАНЕСЛА СОВЕТСКАЯ АРМИЯ 45 ЛЕТ НАЗАД.

В статье сказано: "Выбор места испытания был не ошибочным - он был преступным. Трудно было на пространстве в одну шестую земной суши найти более населенный регион, чем область между Волгой и Уралом. Как и трудно выбрать для заражения более плодородную почву или такую красивую реку, как Самара, длинна которой 600 километров и которая в самом городе Самаре с населением свыше миллиона жителей вливается в лучшую магистральную реку Европы - Волгу, реку, в которой с удовольствием купались "вожди" страны, приехавшие на учения. После взрыва никому из них не пришло в голову в ней освежиться.

Назовем поименно государственных деятелей, сыгравших решающую роль в определении места взрыва: Л.П. Берия, Н.А. Булганин, Л.М. Каганович, В.М. Молотов, Г.М. Маленков (по воспоминаниям генерал-лейтенанта А.А. Осина)".

Мы видим два подхода.

Первый: ядерный взрыв на Тоцком полигоне - великое достижение. Тогда - Жуков величайший военный гений. Это он выбирал самые живописные места России, самые плодородные почвы. Это в его голову пришла великая мысль испытывать на людях! И не было у него ни помощников, ни заместителей, ни начальников. Все сам сделал! Слава ему! И на Тоцком полигоне мемориальная доска привинчена: "Под личным руководством Жукова".

Второй подход: ядерный взрыв на Тоцком полигоне - мерзкое преступление. Но в этом случае имя Жукова почему-то не называют. В этом случае называют банду мерзавцев: Берия, Булганин, Маленков, Каганович, Молотов. Это они сотворили преступление. И сразу же находят какого-нибудь честнейшего генерал-лейтенанта А.А. Осина, который помнит Лаврентия Берия, а Жукова не припоминает. Хотя Жуков официально был руководителем испытаний. Хотя Берия Лаврентий Павлович имел железное алиби. Он был арестован 26 июня 1953 года, больше, чем за год до взрыва, и расстрелян 23 декабря 1953 года в 19 часов 50 минут - почти за девять месяцев до взрыва. Но это наших генералов не волнует: все свершения - от Жукова, все преступления - от Берия!

И только однажды участник событий бывший младший сержант Михаил Аренсбург рассказал о главном организаторе преступления. Младший сержант служил в батальоне, который входил в боевой состав полигона, т.е. он был не в составе войск прибывших на учения, а в составе персонала Тоцкого полигона. Поэтому его присутствие на учениях, в отличие от десятков тысяч других участников эксперимента, официально подтверждено справкой из Центрального архива Министерства обороны России. Вот продолжение его рассказа: "На полигоне был клуб, где солдатам показывали кино, и я там подрабатывал киномехаником. Получалось так, что я из своего окошечка видел многое, например, генеральские обеды. Видел маршала Жукова, он несколько раз к нам приезжал. Его страшно все боялись. Когда он подъезжал на машине, генералы, как курицы разбегались врассыпную - лишь бы только на глаза ему не попадаться. Однажды Георгий Константинович прилюдно сорвал погоны с одного генерала и прогнал прочь."

Кстати, о срывании погон. Жуков Георгий Константинович на это был горазд. С чувством глубокого удовлетворения он рвал погоны с офицеров, генералов и адмиралов. Садист вспарывает жертве живот и осторожно извлекает внутренности так, чтобы несчастный видел весь процесс извлекания. Садист на этом свое удовольствие ловит. Жуков животов не вспарывал, во всяком случае, свидетельств на этот счет у нас пока нет, но лично спарывал лампасы и золотые погоны. И упивался процессом. Свидетельств на этот счет у меня в избытке. Не цитирую потому, что однообразным чтение получается, слишком уж нудным. Но давайте на случаи срывания погон и лампасов посмотрим с несколько иной точки. Из центрального комитета КПСС.

Присвоение генеральских и адмиральских званий, а равно и лишение этих званий, в компетенцию министра обороны и его заместителей не входит. Генеральские и адмиральские звания присваивались постановлением Совета министров СССР. И только совет министров имел право генералов и адмиралов в воинских званиях снижать или вообще лишать этих званий.

Но это видимая часть. Была и невидимая. Всеми кадровыми вопросами в Советском Союзе ведал центральный комитет КПСС. Каждый командир дивизии, будь он генерал-майор или еще только полковник, - это номенклатура ЦК. Поднимемся в должностях и званиях чуть выше - и это уже номенклатура Политбюро. В ЦК и Политбюро принимались негласные решения. Это называлось термином "решение инстанции состоялось". После этого Совет министров как бы от своего имени принимал то же самое решение, которое до этого было предрешено на более высоких уровнях.

Жуков срывал погоны и сдирал генеральские лампасы. Но не о жестокости и садизме речь. Речь о глупости. Жуков не знал и не хотел знать границ своей власти. Он творил то, чего без согласия ЦК и Политбюро творить не разрешалось. По существу, Жуков явочным порядком присваивал себе власть так называемых "директивных инстанций". И не надо спорить о том, готовил Жуков захват власти или не готовил. Он уже тянул одеяло власти на себя. Только слишком уж неуклюже и глупо.

Глупость Жукова вот в чем: подомни под себя ЦК и Политбюро, тогда твори то, что нравится, хоть вспарывай животы и выматывай генеральские кишки. А пока не подмял, держись в рамках установленных порядков и правил.

Короче: не говори "гоп", коли рожа крива.

* * *

Коммунистические агитаторы в современной России внушают молодому поколению, что не следует стесняться Жукова. Коммунисты говорят: в семье не без урода, каждая нация рождала чудовищ, в Германии был урод Гитлер, у нас - Жуков.

На первый взгляд, все правильно. Гитлеровцы проводили преступные эксперименты на людях, и Жуков проводил преступные эксперименты на людях. Казалось бы, это мерзавцы одного калибра.

Но обратим внимание на различия. Гитлеровцы проводили преступные эксперименты на людях, но не в таких масштабах, как Жуков. Нет сведений о том, что Гитлер лично присутствовал при проведении экспериментов на людях. А Жуков присутствовал. На месте этих экспериментов мраморные доски привинчены. И нас заставляют экспериментами над людьми гордиться.

И еще: гитлеровцы для экспериментов использовали людей, которых считали врагами.

А Жуков использовал своих.

21 августа 2001. Бристоль.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

Алешковский Ю. Рука. Повествование палача. Нью-Йорк. Руссика. 1980.

Анненков Ю.П. Дневники моих встреч. Цикл трагедий. М. 1991.

Анфилов В.А. Бессмертный подвиг. Москва. Воениздат. 1971

Баграмян И.Х. Так шли мы к победе. Москва. Воениздат. 1988

Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Париж. Третья волна. 1980.

Батехин Л. Воздушная мощь родины. М., Воениздат, 1988

Боевой и численный состав Вооруженных сил СССР в период Великой отечественной войны. Статистический сборник No 1. (22 июня 1941 года). М.: Воениздат, 1994.

Бушков А. Россия, которой не было. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997.

Вестфаль З., Крейпе В., Блюментрит Г. и др. Роковые решения. Пер. с нем. М.: 1958.

Военные парады на Красной площади. М.: Воениздат. 1980.

Восьмой съезд РКП(б). Протоколы. М., 1959.

Гальдер Ф. Военный дневник. Пер. с нем. Москва. Воениздат. 1969-71.

Гот Г. Танковые операции Пер. с немецкого. М.: Воениздат, 1961.

Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Составитель В.А. Невежин. М.: АИРО-ХХ. 1995.

Гудериан Г. Воспоминания солдата. Пер. с нем. Смоленск. Русич. 1998

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. -- М.: АПН. 1969.

История Великой отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. В 6 томах. -- М. Воениздат, 1960-1965.

История второй мировой войны (1939-1945). В 12 т. -- М.: Воениздат, 1973-1982.

Карпенко А.В. "Обозрение отечественной бронетанковой техники. 1905-1995 гг. С-Петербург. Невский бастион. 1996.

Краснознаменный балтийский флот в битве за Ленинград. Москва. Наука. 1973.

Кузнецов А. Бабий яр. Нью-Йорк. Посев. 1986.

Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. Пер с анг. Москва. Иностранная литература. 1957.

Лиддел Гарт Б.Х. Вторая мировая война. Москва. Пер с анг. Воениздат. 1976.

Манштейн Э. фон. Утерянные победы. Пер с нем. М.: АСТ, 1999.

Маршалы Советского Союза. Москва. Любимая книга. 1996.

Миддельдорф Э. Тактика в русской компании. Пер. с нем. М.: Воениздат, 1958.

Мюллер-Гиллебранд Б.. "Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг." В 3 т. Пер. с нем. М.: Иностранная литература, 1956-1958.

Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940. Москва. Терра. 1993.

Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии "священных боев" 1939-1941. М.: АИРО-ХХ, 1997.

Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Сборник материалов с семи томах. Москва. Юриздат. 1960.

Октябрьский пленум ЦК КПСС. Стенографический отчет. Москва. 1957.

Ордена Ленина Московский военный округ. М.: Воениздат, 1985.

Н.В. Петров, К.В. Сорокин. Кто руководил НКВД 1934-1941. Москва. Звенья. 1999

Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Пер с нем. Смоленск. Русич, 1993.

Проэктор Д.М. Война в Европе, М.: Воениздат, 1963

Рейнгардт К. Поворот под Москвой. Москва. Воениздат. 1980.

Рендулич Л. Управление войсками. Пер. с нем. М.: Воениздат, 1974.

Риббентроп И. фон. Между Лондоном и Москвой. Пер с нем. М.: Мысль. 1996.

Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. Москва. Гудок. 1994.

Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М. Воениздат. 1968.

Ф. Руге. Война на море 1939-1945 гг. Перевод с нем. М., Воениздат 1957.

Самсонов А.М. "Знать и помнить." Москва ИПЛ. 1989.

Сандалов Л.М. Боевые действия войск 4-й армии Западного фронта в начальный период Великой Отечественной войны. -- М.: Воениздат, 1961.

Сандалов Л.М. Трудные рубежи. М.: Воениздат, 1965.

Сандалов Л. М. Пережитое. М.: Воениздат, 1966.

Сандалов Л.М . На московском направлении. М.: Наука, 1970.

Смирнов Н. Вплоть до высшей меры. Москва. Московский рабочий. 1997.

Сообщения Советского Информбюро. Москва. Изд. Совинформбюро. 1945-47.

Соколов Б.. Неизвестный Жуков: портрет без ретуши. Минск. Родиола-Плюс. 2000.

Совершенно секретно! Только для командования. М.: Наука, 1967.

Солоневич И. Россию в концлагере. М.: Москва, 1999.

Солоневич И. Народная монархия. Минск. Лучи Софии. 1997.

СССР-Германия. 1939-1941. Составитель Ю. Фельштинский. Нью-Йорк, 1983.

Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики