08 Dec 2016 Thu 21:05 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 14:05   

Летом 1944 года Шпеер писал Гитлеру: «Американцы и русские добились таких поразительных результатов именно благодаря предельно упрощенным формам организации своей хозяйственной жизни, в то время как мы сильно отстаем от них из-за чрезмерно сложной системы государственного регулирования экономики. Эта война является одновременно борьбой двух систем. Если мы у себя ввели систему чрезмерной заорганизованности, то наш противник отдал предпочтение искусству импровизации. И если мы не найдем ей замены, то потомству придется только констатировать: мы проиграли войну, ибо наша изжившая себя, скованная традициями и потерявшая гибкость система потерпела полный крах».

Под конец войны даже Геббельс признал превосходство советской системы управления над немецкими пирамидами распоряжений, приказов и инструкций. «Для оккупации Румынии нам потребовалось в свое время 240 тысяч человек, в то время как Советы, как достоверно сообщают, довольствуются четырьмя дивизиями НКВД. Этого вполне достаточно. Мы, немцы, всегда совершаем на оккупированных территориях ошибку, стремясь все делать сами. С одной стороны, мы потратили на это слишком много сил, а с другой — лишь настроили против себя население оккупированных районов» (Последние записи. 15 марта 1945 г.).

ГЛАВА 11. БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ?

Война с Россией — бессмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца. Но если, по политическим причинам, война неизбежна, мы должны согласиться, что ее нельзя выиграть в течение одной лишь летней кампании. Вы только посмотрите на эти огромные пространства. Мы не можем разгромить противника и оккупировать всю западную часть России от Балтийского до Черного моря за какие-нибудь несколько месяцев.

Генерал-фельдмаршал К. фон Рундштедт. Май 1941 г. Роковые решения. с. 76

1

Нас всех так учили: танков у Сталина было мало, и они были в своем большинстве легкими, устаревшими, к тому же — изношенными. Нам рисовали общую картину неготовности, а в детали вдаваться не рекомендовали.

А мы вдадимся.

И начнем с самого легкого советского танка. Назывался он Т-37А. Принят на вооружение Красной Армии 11 августа 1933 года.

Весил 3,2 тонны. Экипаж — 2 человека. Бронирование — противопульное. Вооружение — один пулемет ДТ. Мощность двигателя — 40 л.с. Максимальная скорость — 36-40 км/ч на грунте и 6 км/ч на плаву.

За пределами нашего Отечества над этими характеристиками дружно смеются. И у нас — тоже. Не ищите похвал этим танкам в маршальских творениях. И упоминаний об их количестве не ищите. Зачем старье считать? За все годы существования Советского Союза ни одного хорошего слова (которое и кошке приятно) об этих танках сказано не было и количество этих танков не было названо. Полистайте шедевры спасителя Отечества великого военного гения товарища Жукова: в книге посчитаны только Т-34 и KB, все остальные советские танки вынесены в разряд «легких и устаревших» и в статистику не включены.

Веселые ребята, которые писали «мемуары Жукова», использовали избитый пропагандистский ход. У них в одной связке хорошее и плохое: легкие и устаревшие. Этим приемом можно изгадить все, что прикажут. Можно, например, сказать: космонавты и педерасты. Мы не сказали ничего плохого про космонавтов. Но осадок остался.

Так и творцы «жуковских мемуаров» говорят на одном дыхании про легкие и устаревшие, а у любого неискушенного читателя формируется негативное отношение к легким танкам: легкий — это плохо. Легкий — это нечто родственное устаревшим. Легкий — это отсталость.

Т-37А был легким. Но легкий — это не значит плохой. Не значит отсталый. Т-37А — первый в мире плавающий танк, принятый на вооружение войск. Советский Союз создал, испытал, принял на вооружение и развернул серийное производство плавающих танков, когда во всем остальном мире никто этим не занимался. Даже если бы Т-37А был действительно плохим, то все равно внедрение такого танка в войска означало технический прорыв эпохальной важности, ибо в других странах в это время не было ничего подобного и близкого. Высмеивать наш Т-37А — это примерно то же самое, что называть первый в мире советский искусственный спутник Земли легким и несовершенным... в ситуации, когда ни у кого в мире не было вообще никаких спутников. Да, Т-37А — легкий. Но малый вес плавающему танку не помеха. Посмотрим, что будет, если мы поплывем через Днепр где-нибудь в районе Черкасс или Кременчуга на тяжелом танке. На немецком «Тигре», к примеру. Так ведь редкий «Тигр» доплывет до середины Днепра.

Плавучесть тяжелых и средних танков равна плавучести топора. И легких — тоже, если они не создавались специально как плавающие танки.

Так что давайте, товарищи маршалы и академики, не будем придираться к плавающему танку за малый вес. Считать малый вес недостатком плавающего танка — то же самое, что упрекать балерину в отсутствии необъятной груди, могучих бедер и мощной задницы.

2

Но у Т-37 противопульное бронирование! И пулеметное вооружение!

Да. Как ни прискорбно, за все надо платить. И за способность плавать тоже. Одно из двух: или мы трехпудовыми гирями мощь качаем на берегу, или в речке плаваем... оставив гири на песочке. А совместить противоснарядное бронирование танка с возможностью плавать до сих пор никому не удалось, как и плавание спортсмена с трехпудовыми гирями в руках.

К слову сказать, немецкий T-I поступил на вооружение годом позже — в 1934 году, вес имел почти такой же — 3,5 тонны, экипаж такой же — 2 человека, такую же противопульную броню и пулеметное вооружение.

Только плавать не умел.

И когда супостаты (и соотечественники) скалят зубы над моим Т-37А, я предлагаю характеристики нашего самого старого, самого легкого плавающего танка сравнить с характеристиками самого лучшего, самого мощного немецкого плавающего танка. И тут смех стихает. Выясняется, что в Германии плавающих танков нет и никогда не было. До войны не было и в ходе войны не появилось. Великая Германия вступает в XXI век без плавающих танков. И неизвестно, когда начнет их создавать. А у нас плавающие танки были еще в начале 30-х годов XX века. Мы Германию в этом вопросе почти на столетие обошли.

И во Франции плавающих танков не было. И в Британии (прости, Британия, не гневайся на правду) плавающих танков ни перед войной, ни в ходе не создали. А день рождения танковых войск Америки 10 июля 1940 года. Когда Вермахт сокрушал танками Польшу, Бельгию, Голландию, Францию и войска Британии на Европейском континенте, когда Красная Армия громила танками 6-ю японскую армию на Халхин-Голе и «освобождала» Финляндию, Эстонию, Литву, Латвию, Бессарабию и Буковину, в Америке вообще танковых войск не было. И только после разгрома Франции и британских войск на континенте американские генералы сообразили, что пора пересаживаться с коней, пора думать о создании танковых войск. Через год, в июне 1941 года, в США было менее 400 танков (British and American Tanks of World War II. New York: ARCO, 1969. p. 11). Это были маломощные старомодные клепаные уроды огромной высоты с очень легкой броней и многоярусным расположением совершенно устаревшего вооружения. Самое мощное танковое орудие американских танков в 1941 году — 37-мм пушка. Но она стояла только на некоторых танках. В своем большинстве американские танки имели только пулеметы. Никаких плавающих танков в Америке в то время не было. Под закат войны, в 1944 году, в США появились огромного размера плавающие бронетранспортеры, некоторые из них имели башни легких танков. Это были надежные машины, они имели отменную плавучесть. Но все же — это не танки, и танками их никто не называл. Итак, разница: в Америке появилось нечто похожее на плавающий танк под конец войны, а у нас — плавающие танки были приняты на вооружение войск задолго до ее начала.

И вот американцы смеются над нами: в 1933 году у вас, русские дурачки, плавающие танки были очень плохими.

Над нашими плавающими танками немцы смеются, французы и британцы зубы скалят: у вас плавающий танк в 1933 году был плохо вооружен и слабо бронирован. И весь мир со стульев сползает, над нами, сиволапыми, хохочет.

А мы сами — громче всех: мы были к войне не готовы! у нас танки были легкими и устаревшими! Устаревшими? В сравнении с кем?

3

Что же представлял собой «легкий, устаревший» Т-37А?

Вот кое-что о нем, а заодно — и о наркоме обороны Ворошилове. В августе 1935 года по приказу Ворошилова семь Т-37А стартовали в Ленинграде, прошли на гусеницах несколько десятков километров, дальше — вплавь по реке Луге, сквозь непролазные водоросли, затем — река Шелонь и озеро Ильмень. А на озере шторм. Путь через Ильмень — 55 километров. Это расстояние танки преодолели вплавь через крутые волны за 8 часов 15 минут. Далее — река Волхов, Новоладожский канал, свирепая, коварная Нева. Все семь танков финишировали у Петропавловской крепости. За 11 дней они прошли 700 километров, в том числе 600 — вплавь. Без единой аварии и даже поломки.

Я знаю, что такое рекорды. Не каждый Т-37А был способен на такое, и не каждый водитель. И все же это рекорд, который никому с 1935 года по сей день превзойти не удалось. И приблизиться к нашему рекорду тоже никому не удалось. Да и как немцам к таким рекордам приближаться, если плавающие танки они могли видеть только у противника?

А теперь давайте себя называть дураками, посыпать головы пеплом и кричать, что мы были к войне не готовы. Давайте обзывать Т-37А легким и устаревшим. Давайте вопить на весь свет, что нарком Ворошилов — кавалерист и дурак, а Гудерианы и Манштейны, которые никогда не имели в подчинении плавающих танков, не понимали их значения и даже не удосужились нарисовать плавающий танк на бумаге, — ужасно умные, прогрессивные и передовые.

До 1941 года ситуация во всем остальном мире в области создания плавающих танков не изменилась. В 1941 году Красная Армия так и оставалась единственной армией, имевшей плавающие танки. Во всех странах Европы и Америки в тот момент не было ничего даже в проектах. До стадии проектов и экспериментов в 1941 году дошла только Япония.

Т-37А выпускался с 1933 по 1936 год. Танк, если нет войны, служит десять, пятнадцать, двадцать лет. Теоретически Т-37А, которые вышли с заводов в 1933 году, подлежали замене в 1943-1948 годах. А то и позже. А последние, выпущенные в 1936 году, подлежали замене в 1951-1955 годах. Как же они могли устареть в 1941 году? И как это получилось, что мы свои уникальные танки, которые прослужили к 1941 году всего по 5-8 лет, вычеркнули из истории?

4

А зачем они нужны? И какая от плавающих танков польза?

Если мы защищаем свою землю, если мы ведем святую оборонительную войну, то плавающие танки нам не очень нужны. Обойдемся и без них. Для того чтобы противника остановить, желательно иметь танки с тяжелой броней и мощными пушками. Чем тяжелее и мощнее, тем лучше.

Если в оборонительной войне остановить противника не можем, приходится отходить. Отходим по своим мостам. При угрозе захвата поднимаем мосты в ясное небо. От танков с очень легкой броней и пулеметным вооружением в оборонительной войне пользы мало. А их способность плавать вообще остается невостребованной: некуда в оборонительной войне плавать.

А вот если мы ведем святую войну за мировое господство, за то, чтобы все население планеты загнать в концлагеря, казармы и трудовые армии, как учил дедушка Маркс, тогда ситуация меняется.

Для того чтобы прорвать фронт противника, нам все так же нужны тяжелые танки: больше брони и пушка посильнее. Если возникло встречное сражение, если две танковые лавины схлестнулись — опять нужны танки мощные.

Но вот фронт прорван, танковые лавины противника сокрушены и отброшены, и наша задача — воспользоваться моментом, совершить рывок в тыл противника на максимально возможную глубину, чтобы рассечь его оборону, чтобы выйти на коммуникации, на линии снабжения, на аорты, чтобы их перерезать, чтобы отсечь супостата от баз снабжения, чтобы вырваться к его столице, к промышленным районам, к источникам и хранилищам нефти, к портам. Для такого броска тяжелый танк подходит мало. Своим весом он ломает дороги и мосты, мешая всем, кто идет следом. Тяжелый танк пожирает много горючего. Попробуйте снабжать несколько тысяч танков и артиллерийских тягачей и несколько десятков тысяч автомобилей, которые рванули на сотни километров в глубь вражеской территории. Кроме всего, тяжелый танк тихоходен и малоподвижен. Он замедляет движение ваших колонн. К тому же он быстро изнашивается и захлебывается, как тяжеловес на марафоне. Для рывка в глубину хороши средние и легкие танки. У них меньше брони, у них слабее вооружение, зато у них выше скорость, маневренность и проходимость, больше запас хода, они экономнее.

А вот наша броневая лавина перед водной преградой. А тут все тяжелые и средние танки и те легкие, которые плавать не обучены, теряют все свои наступательные возможности. И цена им — ноль. Нужен мост. Но противник мосты охраняет и при угрозе захвата — взрывает. Мосты надо отбивать. Лучше не с нашей стороны, а со стороны противника — откуда меньше ждут. И в этой ситуации цена легким плавающим танкам круто взвинчивается. Если два, три, пять, десять таких танков ночью переплыли реку в стороне от моста и внезапным рывком с тыла захватили его, то это может решить судьбу целой операции, а то и всей войны. Теперь по захваченному мосту гоните на вражеский берег все свои тяжелые и средние танки, самоходки, артиллерию, пехоту, штабы, госпитали, тысячи тонн боеприпасов, топлива и запасных частей. По захваченным мостам подбрасывайте резервы, переправляйте в тыл раненых, пленных, трофеи, поврежденную технику в ремонт.

Если же мосты захватить не удалось, тогда плавающие танки становятся поистине бесценными. Если нет захваченных мостов, тогда надо наводить свои понтонные мосты и переправы. А для этого нужны плацдармы на том берегу. И в бой идет пехота. На бревнах и досках, на надутых пузырем гимнастерках она плывет к тому берегу. А по ней гвоздят минометы, ее поливают пулеметным огнем, расстреливают из винтовок и автоматов. И тут бы среди плывущих беззащитных людей иметь десяток-другой пусть и легких, но все же танков. Их броня нечувствительна к пулям и осколкам, а их пулеметы так важны, когда никто из плывущих людей не имеет возможности стрелять.

Вот выбрались на тот берег. Теперь главное — зацепиться, минут за двадцать врыться в землю, тогда никакие контратаки не страшны. Тогда не так губителен минометный и артиллерийский обстрел, тогда не так досаждают вражеские пулеметчики и снайперы. У нашей мокрой, израненной, истерзанной пехоты нет с собой ни тяжелого оружия, ни боеприпасов в достатке. (Не пробовали в октябре плавать через Вислу с полной выкладкой, с автоматом, четырьмя снаряженными магазинами и двумя гранатами?) Так вот, в эти самые первые, самые страшные минуты на вражеском берегу нашей пехоте присутствие, помощь и поддержка одного даже очень легкого танка с одним лишь пулеметом куда дороже и важнее, чем десяток сверхмощных KB, которые остались на том, на нашем, берегу.

А отсутствие легких плавающих танков при форсировании и на вражеском берегу оборачивается большой кровью пехоты и в воде, и на захваченном пятачке. Если эту первую волну десанта противник сбросит в воду, не позволив закрепиться, тогда не будет здесь плацдарма, не наведут тут переправу и оставшиеся на том берегу сверхмощные танки не смогут развивать наступление — они бесполезны.

Потом, когда всю несокрушимую мощь по наведенным и захваченным переправам перебросят на вражеский берег, легкий плавающий танк снова станет сереньким гадким утенком на фоне грозной брони и могучих орудий.

Впрочем, без работы легкие танки не останутся. Для того чтобы прорывать оборону на самом выгодном участке, чтобы развивать успех по самому перспективному направлению, нужно знать, где находится противник, где он слаб, где силен. А для этого, помимо всех других видов разведки, надо противника постоянно прощупывать силовой разведкой. Постоянно в его тылах надо иметь наши разведывательные группы. Нужно, чтобы танки этих разведывательных групп были максимально экономными. Нужно, чтобы поменьше рева, грохота и лязга. И для такой работы лучше иметь танки маленькие и легкие. Хорошо на них иметь мощное оружие, но можно обойтись и без него: по тылам противника не часто встретишь сильное сопротивление. А если встретишь, то можно обойти стороной, не ввязываясь в бой. Среди всех характеристик разведывательного танка умение плавать «едва ли не самое главное. Противник охраняет мосты в своих тылах и разведчиков на них не пустит. Потому разведывательные танки должны иметь способность самим переправляться через водные преграды. Иначе — грош им цена. Они остановятся перед первой речкой, и дальше их не пустят. А их работа — быть далеко впереди главных сил. Причем незаметно. И при возможности не только самостоятельно форсировать водные преграды, но и обеспечивать переправу главных сил.

Вот для такой освободительной войны на чужой территории, для такой работы создал товарищ Сталин тяжелые танки прорыва, средние танки развития успеха и легкие плавающие для силовой разведки и форсирования водных преград. И давайте над легкими впредь не будем смеяться. Танк — это инструмент. Вроде молотка. Мы же не говорим, что тяжелый молоток — это хороший инструмент, а легкий — плохой. Булыжник дробить — подавай кувалду. Гвозди вбивать — молоток. А в ювелирном деле — маленький, почти игрушечный молоточек. В мастерской Фаберже кувалда широкого применения не находила.

Разведка, в том числе силовая, — дело ювелирное. Но без этой деликатной работы — тяжелый танк слеп, как циклоп с выбитым глазом. В наступательной захватнической войне достаточно ситуаций, когда легкие плавающие танки нужнее и дороже тяжелых и средних. В такой войне достаточно обстоятельств, когда без легких плавающих танков тяжелые и средние бесполезны.

5

Количество советских плавающих танков замалчивалось полвека. Потом стало понемногу проясняться-просвечиваться...

Сколько же их было?

Ответ: легких плавающих танков Т-37А было построено 2627 (А. В. Карпенко. Обозрение отечественной бронетанковой техники. 1905-1995 гг. с. 194). В локальных конфликтах Т-37А применялись мало, братьям по классу не поставлялись. Так что к 1941 году практически все они были в строю.

В 1936 году был начат выпуск более совершенного плавающего танка Т-38. Серийный выпуск — до 1939 года. Всего построено 1375 танков этого типа (Там же. с. 200). Кремлевские историки и этот танк называют устаревшим. А мы зададим тот же вопрос: как мог устареть танк, который не имел аналогов в мире и которому возраст от двух до пяти лет?

19 декабря 1939 года — самый яркий, самый ослепительный день в истории мирового танкостроения. В этот день на вооружение Красной Армии был принят сразу полный спектр нового бронетанкового вооружения — три новейших танка: легкий плавающий Т-40, средний Т-34 и тяжелый танк прорыва КВ.

KB оставался сильнейшим танком мира в первой половине Второй мировой войны, вплоть до Сталинградского перелома. Ни в одной стране мира не было не только его аналогов, но даже и такой весовой категории. KB имел неслыханный конструктивный резерв, который позволил, пройдя несколько этапов совершенствования от КВ-1 до КВ-13, превратить его в ИС-1, а потом и в ИС-2 — самый мощный танк Второй мировой войны.

Т-34 — лучший танк всех времен и народов.

Но не уступал им и Т-40. В своем классе он тоже был лучшим в мире и тоже не имел аналогов.

Интересно, что кремлевские историки помнят про Т-34 и KB, но забывают о Т-40. Между тем Т-40 имел новую, невиданную до сих пор форму корпуса, весил 5,5 тонны и был вооружен двумя пулеметами: крупнокалиберным ДШК и обыкновенным ДТ. Существовал вариант этого танка Т-40С, который вместо пулемета ДШК был вооружен 20-мм автоматической пушкой.

Официально считалось, что до 22 июня 1941 года было выпущено 222 танка Т-40 (»Красная звезда». 22 июня 1996 г.). Теперь, имея в руках «Статистический сборник No 1», мы можем эти цифры уточнить. 222 Т-40 — это то, что было в войсках на 31 мая. Но заводы работали и отгружали новую продукцию. До 21 июня в войска было направлено еще 27 танков Т-40. Чудесный справочник (С. 234) позволяет даже узнать, когда и куда эти танки отправляли: 31 мая отгружено 10 Т-40 на станцию Новоград-Волынский, 12 июня — 17 Т-40 на станцию Броды.

Кроме того, заводом No 37 до 21 июня выпущены, военной приемкой приняты, но пока в войска не отправлены еще 28 танков Т-40. Возразят: так они же не отправлены! Правильно. Тем лучше для них — воевать они будут, но под первый удар не попадут.

Всего на 21 июня 1941 года танков Т-40 было построено 277.

Кстати сказать, эта же страница справочника позволяет уточнить и количество Т-34 и КВ. Нас приучили к цифрам: 508 KB и 967 Т-34. Многие, даже знающие и честные, историки говорят и пишут, что на 21 июня 1941 года в Красной Армии было «всего только» 508 KB и 967 Т-34. Это не так. Столько танков Т-34 и KB было в пяти западных приграничных округах. Но туда же тайно прибывали и разгружались войска Второго стратегического эшелона. В их составе тоже были танки Т-34 и КВ. Всего в Красной Армии было 1225 Т-34 и 636 КВ.

Но и это не все. Столько их было в войсках на 31 мая. А до 21 июня заводы отгрузили еще 41 KB и 138 Т-34. Кроме того, были выпущены, приняты, но не отгружены 34 KB и 37 Т-34.

Таким образом, 21 июня 1941 года Советский Союз имел 711 KB, 1400 Т-34 и 277 Т-40.

6

Ах, велика ли разница: 222 Т-40 или 277?

Велика. У Гитлера на 22 июня 1941 года на Восточном фронте танков в категории до 6 тонн было 180 (И. Шмелев. История танка. с. 77). Ни один из них не был плавающим, и ни один из них не мог бороться с советскими легкими танками.

А у Сталина в этой весовой категории 4279 танков. И все плавающие. В их числе 277 Т-40, которые были не только плавающими, но и способными своими крупнокалиберными пулеметами ДШК (тем более — 20-мм пушками) пробивать броню немецких танков T-I.

Кроме того, производство немецкого Т-I было прекращено в 1938 году, а Т-40 — в производстве.

Иностранные эксперты, те, кто хоть немного понимает в танках, говорят о Т-40 с придыханием, величают великолепным. Подавляющее большинство Т-40 имело возраст менее одного года. Некоторые вышли из заводских ворот 21 июня, а некоторые были еще на заводском дворе.

Когда же они успели устареть?

Когда они успели износиться?

Но Министерство обороны России имеет на этот счет особое мнение. «Красная звезда» 4 ноября 1994 года: «Мы вступили в войну со старенькими легкими машинами Т-37, Т-38, Т-40...» Они, оказывается, даже не старые, а старенькие — так называет «Красная звезда» наши танки, снисходительно, с изрядной долей презрения. А вы, ученые товарищи из «Красной звезды», лучше бы сравнили «старенькие» плавающие Т-37, Т-38 и Т-40 с немецкими плавающими танками. С несуществующими. У Гитлера на Восточном фронте 22 июня 1941 года танков всех типов — 3350, все — устаревшие, в их числе — ни одного плавающего. А у нас одних только плавающих... Сравните, дорогие товарищи, и, быть может, после такого сравнения ваш взгляд на войну прояснится. И с французскими «достижениями» сравните. С несуществующими. И с британскими. Сравните со смелыми американскими замыслами. Япония В ХОДЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ построила 3648 танков, из них — 178 в какой-то мере плавающих. Дело в том, что за каждым японским «плавающим» танком шли две грузовые машины, которые везли закрытые понтоны с внутренним заполнением. Перед форсированием водной преграды понтоны крепили к танку и он плыл на другую сторону, а грузовые машины оставались на этой стороне. Выбравшись на другой берег, танк сбрасывал понтоны и превращался в обыкновенный. Следующую речку он переплыть уже не мог, ибо некому было везти за ним понтоны.

Так что в ходе войны никому так и не удалось сделать то, что в Советском Союзе было сделано до ее начала. Советский Союз ДО ВОЙНЫ одних только плавающих танков построил больше, чем Япония всяких в ходе войны.

Статья в «Красной звезде» о наших «стареньких» плавающих танках не подписана, а представлена как официальная информация Министерства обороны. На мой взгляд, в данном случае журналисты «Красной звезды» не виноваты: им приказали заниматься «патриотическим воспитанием» — они занимаются, кричат во всю глотку: па-три-отизм, па-три-отизм... И под эти вопли ворота нашей истории дегтем мажут. У них работа такая. Им за это платят невероятные суммы. Но не пора ли разобраться, кто им такие приказы отдает и кто эту музыку заказывает?

И не пора ли разобраться, кто и зачем публикует «мемуары маршала Жукова»? У «маршала победы» удивительная позиция. У немцев не умеющие плавать танки Т-1 выпускались с 1933 по 1938 год, они прошли все предвоенные парады и показуху, все дороги от Варшавы и Парижа до Белграда и Афин. Они были изношены до предела и за пределом, а советские Т-40 шли прямо из сборочных цехов.

Так вот, те 180 немецких легких, устаревших, допотопных, совершенно изношенных танков Жуков и его хвалители и последователи объявили новейшими и в статистику включили, а наши плавающие оказались недостойными даже того, чтобы их посчитать.

И кричат красные пропагандисты: враг был сильнее!

7

Преодолев штормовой Ильмень, даже самые старые наши плавающие танки доказали возможность форсировать Ла-Манш. Но все же эти танки предназначались для использования на реках и озерах. А для форсирования Босфора и Ла-Манша у Сталина был задел на будущее — плавающий танк ПТ-1 и его варианты. Он весил 14 тонн, имел двигатель мощностью 500 л.с. Скорость на плаву — 6 км/час, на грунте — 62 км/час, а сбросив гусеницы — 90 км/час (А. Карпенко.

Обзор отечественной бронетанковой техники. с. 189). Это был гибрид танка автострадного и плавающего, танка разведывательного и танка молниеносной войны. Он был вооружен 45-мм пушкой и четырьмя пулеметами. Экипаж — 4 человека. ПТ-1 имел большой объем корпуса и отменную плавучесть. Этот танк был разработан, опробован, но в серию не пошел: пока плавание через проливы не намечалось и не требовалось. Потребуется — пустим в серию. Это типично сталинский подход. Именно так еще до войны в Советском Союзе была разработана лучшая в мире 57-мм противотанковая пушка, но крупными сериями не выпускалась — в первом периоде войны Германия имела только устаревшие танки с очень слабой броней — и для такой пушки на поле боя просто не было достойных противников. Как только разведка доложила Сталину о появлении в Германии танков «Тигр» и «Пантера», 57-мм пушку немедленно пустили на конвейер.

А ПТ-1 так никогда в серию и не пустили — плыть через проливы не потребовалось.

Через реки и озера в оборонительной войне тоже плавать не надо. Потому уже на второй неделе войны был отдан приказ великолепный плавающий Т-40 выпускать без поплавков, гребного винта и коробки отбора мощности на винт, без водоходных рулей. Плавающий танк превратили в обыкновенный. Несколько недель, пока конструкторы вносили изменения, Т-40 выпускался в своем первоначальном виде. Всего выпущено 668 Т-40, включая 181 с 20-мм пушкой. Уже в сентябре 1941 года на смену плавающему Т-40 пошел разработанный на его основе Т-60: неспособный плавать, зато более мощно вооруженный и бронированный.

Печальна судьба и других советских плавающих танков: в оборонительной войне они применения не находили. Куда им плыть? Да и по грунту бегать не получалось: по приказу наркома обороны Маршала Советского Союза Тимошенко и начальника Генерального штаба генерала армии Жукова десятки тысяч тонн запасных частей для танков, сотни тысяч тонн боеприпасов и топлива вывезли к самым границам. В первые же часы войны все это попало под огонь или в руки противника. Советские танки остались без топлива, боеприпасов и запасных частей. 4000 легких плавающих танков требовали большого количества топлива, а толку в оборонительной войне от них было мало. Потому командиры легко с ними расставались: приказывали слить остатки топлива и передать его тяжелым и средним танкам. А легкие — взрывать, жечь, ломать, топить или просто бросать.

Лучший в мире танк без топлива хуже, чем худший с топливом. В том, что все советские танки, включая и легкие плавающие, остались без боеприпасов, запасных частей и топлива, виноваты Тимошенко и Жуков. После войны Семен Константинович Тимошенко, зная, что виноват, замолк и никогда не вступал в полемику о начальном периоде войны. А Жуков Георгий Константинович ринулся в бой: я все предвидел! Я предупреждал! Но что я мог сделать, если страна у нас отсталая, если танков у немцев в пять-шесть и более раз больше? Что мог я сделать, если у нас танки легкие и устаревшие?

Лучшие и единственные в мире советские плавающие танки в 1941 году оказались ненужными и никакой роли в войне не сыграли. Но почему никто не задает вопрос: а зачем тогда их разрабатывали и строили? Для чего их готовили? Зачем Сталину 4000 плавающих танков, которые в оборонительной войне не нужны? Куда же это товарищ Сталин плыть собирался?

8

Мы увлеклись. Книга эта не о том, как Сталин готовился к войне. Эта книга о том, как Гитлер к ней не готовился.

А ведь это анекдот: гитлеровцы решили покорить Советский Союз. Для этого надо форсировать реки. Их в Советском Союзе 150 000 (сто пятьдесят тысяч). Их суммарная длина 3 000 000 (три миллиона) километров. Протяженность рек, пригодных для судоходства и сплава, т.е. достаточно широких, — 500 000 (пятьсот тысяч) километров. И вот сидят в Берлине мудрейшие стратеги, блицкриг планируют. Для силовой разведки у них 180 танков. Помимо силовой разведки, этим танкам надо заниматься разведкой местности, в том числе и рек. По 833 реки на каждый разведывательный танк. Каждому танку поставим задачу: вот вам, ребятки, экипажу из двух человек, разведать и захватить мосты через Волгу и еще через 832 реки.

При такой «готовности», если бы советского противодействия вовсе не было и если бы германские танки были плавающими, то и тогда блицкриг растягивался на много десятков лет.

А меня аргументом бьют: так они же не собирались дальше Волги идти — до Волги дойдем, и после этого сопротивление прекратится. Здорово, конечно. А если не прекратится, тогда как?

Но допустим, они только до Волги дойти решили. Тогда перед ними 41 000 рек. По 227 рек на каждый танк, который плавать не умеет. И еще озера. Густота речной сети в Европейской части СССР — 0,25-0,35 км на квадратный километр, т.е. 250-350 тысяч километров рек на каждом миллионе квадратных километров территории. Вот бы стратегам прикинуть, сколько миллионов квадратных километров они намерены оттяпать и сколько рек на этих миллионах. И как их форсировать, не имея НИ ОДНОГО ПЛАВАЮЩЕГО ТАНКА?

Безумству храбрых поем мы песню.

Германская армия была отсталой, к войне катастрофически не готовой. Решение Гитлера напасть на Советский Союз без подготовки выдает храбрость профана. Решение форсировать десятки тысяч рек без плавающих танков — это не смелость, а самоубийственное безумие.

ГЛАВА 12. КАК НАЗЫВАЛИСЬ НЕМЕЦКИЕ ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ?

А история у нас между тем какая-то ущербная получается. В очередной раз извлечены на свет, очищены от пыли и паутины обидные, низкие для народа нашего концепции и догматы. Будто топали мы всегда по обочине цивилизации в онучах ветхих и лаптях раскисших, водку пили, квасом запивали, ну а с устатку на печи дымной полеживали. И никаких откровений, «мысли плодовитой» миру не явили.

«Красная звезда». 24 января 1998 г.

1

Но как же совершенно неготовая воевать германская армия ухитрилась дойти до Москвы?

Этот вопрос надо задавать не мне. Этот вопрос надо было задавать Жукову Георгию Константиновичу, который накануне войны приказал разминировать мосты. Этот вопрос надо задавать тем, кто Жукова восхваляет. Пусть они ответят, зачем Жуков открыл гитлеровцам путь на Ленинград, Одессу, Запорожье, Киев, Севастополь, Ростов и Москву.

Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики