11 Dec 2016 Sun 03:15 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 20:15   

5

24 июня 1945 года Маршал Советского Союза Г.К.Жуков выехал на Красную площадь на великолепном белом жеребце по кличке Кумир.

Так его и отлили в бронзе. И скачет бронзовый Кумир по Москве...

Но сказано: не сотвори кумира.

Но нам без кумиров не живется. Не можется. Ударил Хрущев по культу Сталина, и вопрос: а на его место - кого?

Кого угодно. Любую мразь. Хоть самого Стукачевского, который загубил цвет нашей стратегической мысли. И начали культ Стукачевского раздувать. Тухлый культ тухлого Тухачевского. Доходило до того, что чуть ли не памятник ему предлагали ставить!

Удивительное предложение. Но уж если ставить, так в тамбовском лесу. В противогазе. Чтобы не только люди, но и тамбовские волки, которых он заодно с людьми газами душил, его не забывали. Этот выродок применил боевые отравляющие вещества против своего народа. Так объясните же мне принципиальную разницу между Тухачевским и изобретателями газовых камер.

Да ведь и неизвестно, кто их первым применил. Ох, боюсь напишет кто-нибудь книгу о том, что Россия - родина газовых камер. Уж очень много на то указаний.

А пока лепим кумиров.

Только зашевелился народ - пора отходить от поклонения трупу, Ленина надо похоронить, и сразу вопрос: а кого же на его место? И "Красная звезда" выступает: помимо прочего, сохранение трупа - научный эксперимент! Нельзя эксперимент прерывать!

Возразим: товарищи коммунисты, при всем вашем зверстве, при всей вашей ненависти к Ленину, пожалейте его труп. Вы Ленина превратили в собаку. В собаку для экспериментов. Почему бы вам Ленина не зарыть, а на его место не положить...? И продолжайте эксперимент. Был бы от него толк.

А пока разговоры о Ленине шли, уже нового идола на коне отлили и поставили.

Хороший был маршал. Но только во всей человеческой истории более кровавого полководца, чем Жуков, не было. Ни один фашист не загубил зря столько своих солдат. Надо было для пущего реализма бассейн кровью налить вместо постамента, чтобы скакал кумир по колено в крови. А еще лучше - озеро на Манежной площади вырыть, символизирующее океаны крови, в которых Георгий Константинович бродов не искал. И изобразить его плывущим. Вразмашку. Чтобы только голова выглядывала. И руки махали.

Мы лепим из Жукова идола, и это мешает нам задать простой вопрос: а почему его не судили?

В любой нормальной стране его бы за 1941 год отдали под трибунал и задали бы вопросы, много вопросов. Зачем трубопроводы к самым границам подтянул? Зачем танки к границам собрал? Зачем мосты не минировал? Зачем все приграничные аэродромы самолетами забил? Зачем топливо, снаряды десятками тысяч вагонов к границе подогнал?

У нас на все объяснение: просчеты, просчеты, просчеты.

Но за просчеты судить положено. Если взрывом у 45-мм пушки колесо оторвало, одного убило, двоих ранило, то все равно пушку спасать надо. Не спасли - взводного Ванечку под трибунал. Просчет - не просчет, а головушкой отвечай.

А Жукова к ответу не призвали.

Почему?

Да потому, что мы и после войны все так же аэродромы у границ строили и склады боеприпасов и топлива. И штабы, и узлы связи. Когда приперло, из Восточной Германии запасы четыре года вывезти не могли. Ушли из Германии, Польши, Венгрии - и снова без аэродромов остались. Как в 1941 году.

Если действия Жукова перед германским нападением объявить неправильными, то тогда всю советскую военную науку переписать пришлось бы, и сменить программы всех военных академий, и армию строить как-то иначе.

Жукова не судили, ибо в мае 1941 года он делал все правильно и именно так, как делал раньше - перед нанесением внезапного удара по 6-й японской армии на Халхин-Голе, как делал позже - перед нанесением внезапного удара по 6-й германской армии под Сталинградом.

Жукова не судили потому, что режиму вовсе не надо было разбираться с причинами разгрома 1941 года. Причины надо было замять, замазать, затереть. Сам Жуков этим и занимался: "Работали танки на бензине и, следовательно, были легковоспламенимы" (Воспоминания и размышления. С. 137). "Танки БТ-5 и БТ-7 слишком огнеопасны" (С. 170).

Зачем повторять?

Чтобы все усвоили. Надо один раз сказать, потом в другом месте повторить. Тогда тетя с французского телевидения запомнит.

Жуков правду пишет (не всегда), но забывает сказать, что во всем остальном мире были точно такие же бензиновые двигатели.

Оттого, что Жуков о наших огнеопасных танках говорит, а о зарубежных помалкивает, создается впечатление, что у нас танки были хуже, чем в других армиях.

Ситуация: только в Советском Союзе была осознана необходимость иметь сверхмощный скоростной танковый дизель. Задолго до войны он был создан, отработан, поступил на вооружение. Только Советский Союз на момент начала войны имел дизельные двигатели. (Читатель меня простит, если японские однорядные дизельные двигатели мощностью 110 л.с. и итальянские мощностью 125 л.с. пропущу. Это были несовершенные, автомобильные двигатели вовсе не танковой мощи. Они выпускались ограниченными сериями для танков, которые вообще никакой роли в войне не играли.)

Только Советский Союз производил танковые дизели, которые были не просто лучшими в мире, но уникальными, ибо никто другой до этой степени развития тогда не дошел.

И вот после всего этого над нашими танками, над нашими двигателями смеются. Весь мир смеется. А мы сами - громче всех.

Какой-нибудь Иосиф Косинский рассуждает так: писал Жуков, что танки с карбюраторными двигателями огнеопасны? Писал. А генералы других армий писали? Нет. Следовательно...

Генералы других армий действительно ничего не писали об огнеопасных танках. Не писали потому, что вопрос о переходе на дизельные двигатели во всех остальных странах не решался, а в ряде случаев и не ставился.

К лету 1941 года сложилась следующая ситуация: все армии мира были вооружены танками только с карбюраторными двигателями, а Красная Армия имела тысячи ранее выпущенных танков с карбюраторными двигателями, кроме того, пять типов советских танков (БТ-7М, Т-34, КВ-1, КВ-2, Т-50) имели дизельные двигатели. Это был гигантский качественный скачок.

Советский Союз накануне войны развернул массовый выпуск танковых дизелей и создал мощности, которые позволяли в случае войны производить танковые дизели в любых потребных количествах. x x x

Мы сотворяем нового кумира.

И за это сразу получаем по мозгам. Кумир извернулся: танки были огнеопасными, в том причина разгрома.

Нашего кумира издают миллионами на всех языках. Кумира читают. Кумиру верят.

Кумир извернулся, а над нами смеются. Кумир извернулся, а мы - в дураках.

ГЛАВА 14 ПОЧЕМУ ТОВАРИЩ СТАЛИН НЕ РАССТРЕЛЯЛ ТОВАРИЩА КУДРЯВЦЕВА?

Войну мы будем вести наступательно, перенеся ее на территорию противника.

Полевой устав РККА 1941 года (ПУ-41). С.9

1

До двадцатого века место командира батареи в бою было на огневых позициях своей батареи. Где же еще? Помните у Льва Толстого батарею капитана Тушина?

А в начале двадцатого века полевая артиллерия передовых в военном отношении государств освоила стрельбу за горизонт по целям, которые с огневых позиций видеть невозможно. Это называется стрельбой с закрытых огневых позиций. Этот способ стал основным: он давал возможность прятать артиллерийские батареи за складками местности, за строениями, за деревьями, в естественных и искусственных укрытиях или просто за линией горизонта. Живучесть батарей резко возросла, их стало трудно находить и уничтожать.

Но спрятанная батарея слепа: наводчики целей не видят. Поэтому при стрельбе с закрытых позиций место командира батареи - не на своей батарее, а там, откуда он может видеть противника. Командный пункт батареи стали выносить вперед и в сторону на много километров от огневых позиций. С командного пункта командир батареи видит цель и передает указания, куда и как стрелять.

Каждый из нас в детстве играл в морской бой - чертил сеточку с координатами и наносил удары: А-1, Б-2 и т.д. Так примерно делается и в артиллерии: одна карта у командира батареи, который противника видит, другая - у старшего офицера на батарее (это командир первого огневого взвода), который противника не видит. Командир издалека подает команду, старший офицер на батарее команду дублирует, батарея приказ выполняет. Дистанционное управление, так сказать. Это в принципе. А на практике будущим офицерам-артиллеристам нужно три-четыре года учить математику, топографию, баллистику, метеорологию и другие науки, чтобы овладеть элементарными основами стрельбы с закрытых огневых позиций. Такая стрельба требует умения, навыков, точных приборов, сложных вычислений, устойчивой непрерывной связи и полноценного топографического обеспечения.

Все это долгое вступление, к тому, что боевое применение артиллерии без топографических карт невозможно, как невозможно играть в морской бой без сеточки с координатами. На каждой батарее должно быть на самый крайний случай два комплекта топографических карт: у командира батареи, который видит противника, и у старшего офицера на батарее, который противника не видит. Есть способы стрельбы с закрытых огневых позиций без топографических карт, но эффективность боевого применения артиллерии резко сокращается. В принципе можно и автомобиль без мотора использовать по прямому назначению - впряг пару коней и знай себе хворостинкой помахивай да на коней покрикивай. Артиллерия без карт - это автомобиль без мотора. По прямому назначению использовать можно, но...

Так вот: на каждой батарее желательно иметь два комплекта топографических карт. На крайний случай. А в лучшем случае карты должны быть еще и у командира взвода управления, у командира второго огневого взвода, у передовых артиллерийских наблюдателей, у вычислителей, у артиллерийских разведчиков, у старшины батареи и у командира отделения тяги. А если у командира отделения артиллерийского снабжения нет карты, то и снаряды могут не подвезти. Кому тогда нужны все ваши вычисления?

Артиллерия - сводный оркестр. Бывают сольные выступления батарей, но чаще батареи поют и играют дуэтом, трио, квартетом... Для управления огнем двух-трех батарей командир дивизиона должен иметь карту, и его заместитель, и начальник штаба, а в их подчинении - собственная батарея управления со взводом артиллерийской разведки. И всем нужны карты, как дирижеру и музыкантам ноты. А стрельбой дивизионов руководит командир артиллерийского полка. И он без карт воевать не может сам, как не могут подчиненные ему артиллерийские разведчики, корректировщики огня, вычислители...

Имея все это в виду, вернемся в 13 июня 1941 года. Под прикрытием Сообщения ТАСС миллионные массы советских войск устремились к западным границам. Тысячи войсковых железнодорожных эшелонов от Дальнего Востока до самого Бреста заполнили железнодорожную сеть страны, парализовав все остальное движение. Ночами дивизии, корпуса и армии тайно выгружаются в приграничных лесах. Советские командиры пока не знают, что им предстоит совершить. Каждый видит только свою роту, батарею, батальон, дивизион, полк, бригаду, дивизию, корпус, армию, но не представляет всей глубины и размаха сталинского замысла. И вот тут советских командиров настигает страшная весть: Гитлер нанес упреждающий удар, внезапно начав превентивную войну.

Стандартная картина из 22 июня: в белорусских лесах разгружается 22-я армия, тайно переброшенная с Урала. Как и все другие советские армии, она готовилась к вторжению. Но 22-й армии ставят неожиданную и совершенно необычную задачу: готовить оборону и контрудары на своей территории. Генерал-лейтенант Н.И.Бирюков в то время был генерал-майором и командовал 186-й стрелковой дивизией 62-го стрелкового корпуса 22-й армии. Вот его рассказ: "Единственный экземпляр карты, который мне удалось выпросить у начальника штаба 21-го механизированного корпуса, забрал у меня командир нашего корпуса генерал-майор И.П.Карманов" (ВИЖ. 1962. N 4. С. 82).

186-я дивизия генерала Бирюкова укомплектована почти полностью. В дивизии - 13 000 солдат, сержантов и офицеров, 144 орудия, 154 миномета, 558 пулеметов, 13 бронемашин, 16 плавающих танков, 99 тракторов, 558 автомобилей, 3000 лошадей и... ни одного комплекта карт. Одну карту генерал Бирюков выпросил у соседей, но вышестоящий командир ее отобрал. У советских генералов отношения как в сталинском уголовном лагере. Кстати, забравший карту Карманов только что выпущен из тюрьмы, и вся уральская 22-я армия обильно укомплектована "спецконтингентом" - зеками уральских лагерей. Генерал Бирюков в данном случае проявил непростительное легкомыслие: есть одна карта, так и не показывай ее никому, даже своему командиру, а то окаэачат, отныкают. Но не позавидуем и вышестоящему командиру, который карту отнял: он командует 62-м стрелковым корпусом, а это три дивизии (153-я, 174-я и 186-я), два отдельных артиллерийских полка, зенитно-артиллерийский дивизион, батальон связи и саперный батальон, авиационный отряд. Стрелковый корпус - 50 000 солдат и офицеров. Всего в корпусе 17 полков, из которых 8 артиллерийских. В корпусе 966 орудий и минометов.

Мы уже знаем, сколько комплектов карт надо иметь на одной батарее. Но в стрелковом корпусе не одна батарея, а 173 артиллерийские и минометные батареи (включая батареи управления). В каждом стрелковом корпусе для корректировки артиллерийского огня имеется собственная авиация. Только куда самолеты полетят без карт и как им корректировать огонь батарей? Да и не одной же артиллерии карты нужны. Карты нужны и пехоте, и саперам, и тыловикам. Если артиллеристам дать карты, а пехоте не дать, то как организовать взаимодействие? А штабы батальонов, полков и дивизий вообще без карт работать не могут. 186-я стрелковая дивизия и 62-й стрелковый корпус - это только примеры. В 21-м механизированном корпусе - та же картина. Корпусом командовал генерал-майор Д.Д.Лелюшенко - человек широкой души. Взаимная выручка в бою - главный принцип войскового товарищества. В ходе войны генерал Лелюшенко был одним из самых ревностных приверженцев этого принципа. Он завершил войну генерал-полковником, командующим 4-й гвардейской танковой армией. На всех постах, во всех ситуациях Лелюшенко поддерживал своих соседей огнем, смелой атакой, стремительным маневром. И если в начале войны генерал Бирюков вынужден выпрашивать у генерала Лелюшенко карты и получает один лист, то, видно, у Дмитрия Даниловича Лелюшенко в 21-м мехкорпусе карты - не в изобилии. Но речь не о дивизиях, не о корпусах и даже не об армиях: Второй стратегический эшелон в составе семи армий и многих отдельных корпусов оказался без карт. В Первом стратегическом эшелоне (пятнадцать армий вторжения и десятки отдельных корпусов и дивизий) карт тоже нет. Позади них идет развертывание третьего, а потом и четвертого эшелонов, но управлять ими невозможно: там тоже нет карт.

Вот пример о положении в Первом стратегическом эшелоне советских войск. Свидетель - генерал-майор Д.И.Осадчий. В то время он был старшим лейтенантом, командиром танковой роты в 3-м танковом полку 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса 11-й армии Северо-Западного фронта. Это в Литве. Перед войной дивизию подняли по боевой тревоге, выдвинули в приграничные леса. Танки КВ-2 загрузили бетонобойными снарядами. Логично: впереди Восточная Пруссия, на ее территории - сотни мощных железобетонных оборонительных сооружений. Чтобы их ломать, нужны именно бетонобойные снаряды. Но война началась не так, как планировали: железобетонных укрепленных полос прорывать не пришлось, бетонобойные снаряды не потребовались, пришлось защищать свою страну, воевать на своей территории. И тут возникла проблема: у командиров нет топографических карт. Статья генерала Осадчего совсем короткая, но на отсутствие карт генерал указывает несколько раз (ВИЖ. 1988. N 6. С. 52-54).

Из документов того времени следует, что не только во 2-й танковой дивизии не было карт, но и во всех других танковых дивизиях. 5 августа 1941 года помощник командующего бронетанковыми войсками Красной Армии генерал-майор танковых войск В.Т.Вольский направил заместителю Наркома обороны генерал-лейтенанту танковых войск Я.Н.Федоренко доклад об использовании советских танковых войск в первые дни войны. Среди выводов: "Командный состав карт не имел, что приводило к тому, что не только отдельные танки, но и целые подразделения блуждали" (ЦАМО. Фонд 38. Опись 11360. Дело 2. С. 13).

А вот свидетель высокого ранга - Ф.И.Голиков. Перед войной - начальник ГРУ, в конце войны - заместитель Наркома обороны (т.е. заместитель Сталина), после войны - Маршал Советского Союза. В ноябре 1941 года Голиков был генерал-лейтенантом, командовал 10-й армией. Кадровая Красная Армия уже погибла. У самой Москвы противника сдерживают остатки Третьего стратегического эшелона Красной Армии, а Сталин тайно сформировал десять армий из необученных резервистов и готовит контрнаступление. Но проблема остается: "Имелось лишь два экземпляра карты. Один находился у меня, другой - у начальника штаба армии" (ВИЖ. 1966. N 5. С. 74).

10-я армия Голикова в ноябре 1941 года имела более 100 000 солдат. Два листа карты на сто тысяч солдат... Пропорция, как в 62-м стрелковом корпусе 22-й армии: один лист на пятьдесят тысяч бойцов и командиров. Не густо у товарища Сталина с картами.

Из свидетельства маршала следует, что в оперативном отделе штаба 10-й армии (отдел занимается планированием боевых действий) карт нет. Ни одной. В разведывательном отделе штаба 10-й армии карт нет. У командующего артиллерией армии - карт нет. У начальника тыла - нет. А ведь это не штаб дивизии и не штаб корпуса. Это штаб армии. Поди повоюй, если начальнику оперативного отдела план операции рисовать не на карте, а на листочке. Это примерно то же, что хирургу делать операцию не хирургическим инструментом, а вилкой и столовым ножом.

Но допустим, план кое-как изобразили на листочке. Как его довести до нижестоящих командиров? На пальцах ситуацию объяснить? У нижестоящих генералов и их штабов карт и вовсе нет. А как артиллерии стрелять? В 10-й армии, как в любой другой, артиллерийских и минометных батарей - сотни. Как управлять их огнем? Никак. Невозможно. Как снабжать дивизии, если тыловикам расположение дивизий на карте показать невозможно? Как организовать взаимодействие с авиацией? Как организовать разведку? Получили сведения от партизан о положении противника, что с этими сведениями делать? На листочек записать?

В моем архиве свидетельств о дикой нехватке карт собралось более трехсот. Свидетели - офицеры, генералы, маршалы. Думаю, четырех примеров достаточно. А если нет, могу продолжать. Если угодно, могу целую книгу написать о том, что топографических карт НЕ БЫЛО.

2

Отсутствие карт в подразделениях, частях, соединениях и объединениях Красной Армии имело катастрофические последствия. Управление войсками без карт невозможно. Как вы ни вооружайте дивизию, каких грамотных командиров над нею ни ставьте, какими храбрыми и опытными солдатами ее ни комплектуйте, дивизия - стадо неуправляемое, если нет карт. Дивизия такая ляжет бесславно и откроет путь противнику в тыл других таких же мощных, крепких, но неуправляемых и потому бесполезных дивизий. Советская полевая артиллерия имела лучшие в мире артиллерийские орудия, а по количеству артиллерии Красная Армия превосходила все армии мира вместе взятые. Но из-за отсутствия карт использовать эту мощь в первые месяцы войны было невозможно. А неуправляемая и артиллерией не поддержанная пехота отходила (т.е. бежала), оголяя фронт. Оголив фронт, пехота отдала противнику и командные пункты, и стратегические запасы, и приграничные аэродромы, и артиллерию, которая без пехотного прикрытия беззащитна. А танки без карт блуждали... И это конец кадровой армии, а без нее государство потеряло большую и лучшую часть военной промышленности. И получилось: у Гитлера - и кадровая армия, и резервисты, и военная промышленность, а у Сталина - ни кадровой армии, ни военной промышленности, - одни резервисты, которых еще надо собрать, обучить, вооружить, развернув на Урале и в Сибири новые центры военной промышленности.

Вот тут и надо искать ответ на вопрос, почему Красная Армия сумела дойти всего лишь до Одера, Дуная и Эльбы: катастрофическое начало войны означало и катастрофический ее конец. Понятно, силищи у сталинских резервистов было столько, что они переломали хребет германской кадровой армии и германским резервистам, которых снабжала промышленность всей Европы. Но захватить в Европе Сталину почти ничего не удалось.

Удивительное дело, но ни один из кремлевских историков не обратил нашего внимания на отсутствие карт как на причину поражения Советского Союза во Второй мировой войне. Официальная историческая наука обошла вниманием столь интересные сведения. И если бы кто-то из кремлевских историков вспомнил о картах, то непременно, уверен в этом, использовал бы факт отсутствия карт в качестве доказательства "неготовности" Сталина к войне.

А мы не будем спешить с выводами. Прежде всего выясним имена тех, кто в Красной Армии отвечал за топографическое обеспечение войск и штабов. Найдем виновных. И только после этого вынесем приговор.

3

Виновных легко найти и назвать по именам.

На каждом листе советской топографической карты - надпись: "Генеральный штаб". Это указана та организация, которая отвечает за подготовку планов войны и обеспечение войск планами, а также картами, на которых эти планы изображены. В 1941 году в составе Генерального штаба было восемь управлений. Одно из них называлось Топографическим и ведало всеми вопросами топографического обеспечения войск. На 22 июня 1941 года Топографическое управление Генерального штаба возглавлял генерал-майор М.К.Кудрявцев. Он подчинялся непосредственно начальнику Генерального штаба генералу армии Г.К.Жукову.

Вот они - два главных виновника.

Правильно было бы расстрелять генерала Кудрявцева за отсутствие карт, а генерала Жукова - за то, что не направлял работу Кудрявцева должным образом.

Расстрелял ли их Сталин? Повесил ли?

Нет, не расстрелял и не повесил.

Тут сразу возникает подозрение: может, товарищ Сталин был мягок характером, прощал ошибки и промахи?

Сталин действительно был мягок характером, но не очень и не всегда: предшественника Жукова на посту начальника Генерального штаба генерала армии (и будущего Маршала Советского Союза) К.А.Мерецкова в эти самые дни следователи НКГБ поили мочой, зажимали ему половые органы дверью и рвали плетьми куски мяса со спины и других мест.

А как с Жуковым поступил товарищ Сталин? Жукова товарищ Сталин вскоре назначил своим заместителем, навешал на него орденов больше, чем на кого-либо, доверил ему принимать так называемый "парад победы" вместо себя и никогда не упрекнул за отсутствие топографических карт.

Ну а тот, который? Да-да, главный топограф, как с ним обошлись?

Не беспокойтесь, и его не обидели. Он закончил войну генерал-лейтенантом. На его груди десять боевых орденов и множество медалей. Он принял топографическую службу Генерального штаба в 1938 году, когда ему было 36 лет, и оставался на этом посту 30 (тридцать) лет при Сталине, при Маленкове, при Хрущеве, при Брежневе. Менялись начальники Генерального штаба, наркомы и министры, менялись генеральные секретари, а Кудрявцев оставался. И десятилетиями в советской топографической службе было нормой вступить в ее ряды зелененьким курсантом военного училища при Кудрявцеве и завершить службу седым полковником или генералом при том же Кудрявцеве. 30 лет на должности главного армейского топографа - это рекорд. Это действительно рекорд. Выяснял у британских, французских, американских и германских военных историков. Никто на подобной должности ни в одной армии мира тридцать лет не держался. Во всей мировой истории. Он ушел с почетом и дожил до 82 лет. Ему не угрожали тюрьмы и лагеря. Его уважали все. Вот бывший начальник ГРУ и начальник Генштаба генерал армии С.М.Штеменко: "Топографическую службу Генштаба возглавлял блестящий знаток этого дела генерал М.К.Кудрявцев" (Генеральный штаб в годы войны. С. 128).

А вот еще похвала генералу Кудрявцеву и возглавляемой им топографической службе: "Оказалось, что в Советской России было создано картографическое производство, которое по своему размаху, организации, объему и качеству работ превосходит все то, что до сего времени было где-либо осуществлено".

Похвала тем более ценна, что исходит от противника, причем в ходе войны, которую противник еще надеется выиграть. Это из германского журнала "Petermanns geographischen Mitteilungen" (1943, Heft 9/10). Это не просто один противник признает превосходство другого. Тут больше. Тут высшая раса признает превосходство над собою тупых и ленивых русских, которые вообще людьми не являются. Такую оценку надо заслужить.

После выхода "Ледокола" на немецком языке я получил действительно много писем от бывших германских солдат и офицеров. Разбирать их мне до конца жизни. И нет ни одного письма о неготовности Красной Армии к войне. Все письма - о готовности. Пишут обо всем, встречаются упоминания и о советских топографических картах. Чаще всего - о задержании накануне войны советских артиллерийских разведчиков, умышленно или по ошибке попавших на германскую территорию, и об изъятии у них топографических карт высокого качества. А еще письма - о захваченных в приграничной полосе в первые дни войны советских топографических складах. Например, об огромном хранилище в Тирасполе, где хранились карты удивительного качества, в том числе и карты Галацкого прохода, о залитом бензином и сожженном подвале на окраине города Шяуляя. Подвал был забит картами, от которых остались только обгоревшие уголки. Старый солдат пишет, что весь его взвод был потрясен качеством бумаги и четкостью рисунка: "Лучше, чем на немецких деньгах".

4

Нам осталось самое простое - связать вместе факты. С одной стороны - лучшая в мире топографическая служба, с другой - отсутствие карт. С одной стороны - блистательная карьера главного советского топографа, с другой - советский генерал выпрашивает карту у соседей, а вышестоящий генерал эту карту отнимает. Как все это подвести под общий знаменатель?

Может, кто-нибудь найдет другое объяснение, но мне кажется, что есть только одно удовлетворительное: Советский Союз готовил агрессию.

Подготовка началась еще с двадцатых годов. Готовились к войне и советские военные топографы. Топографическая служба наготовила карты в огромных количествах. Но все они были сосредоточены в приграничных районах СССР, и там их пришлось уничтожать при отходе. Факт истребления сотен и тысяч тонн топографических карт подтвержден многими германскими источниками.

И советские источники говорят о том же: карты были вывезены в приграничные районы страны и там потеряны или преднамеренно уничтожены при вынужденном отходе. Генерал-лейтенант А.И.Лосев объяснил причины нехватки топографических карт: "Склады топографических карт, неоправданно расположенные вплотную к границе, были либо захвачены противником, либо уничтожены противником во время первых бомбежек. В итоге войска лишились 100 млн. карт" (ВИЖ. 1992. N 10. С. 82).

Итак, карты были заготовлены, но все погибли на границе в первые дни войны.

В пяти приграничных округах Советского Союза на 21 июня находились пятнадцать армий Первого стратегического эшелона, прибывали и разгружались еще семь армий Второго стратегического эшелона, кроме того, формировались три армии Третьего стратегического эшелона. После внезапного советского удара и объявления Дня "М" количество армий в западных районах СССР планировалось увеличить до пятидесяти. Так вот, на каждую из существующих и даже планируемых к развертыванию армий на границах уже было заготовлено по два миллиона карт.

А воевать пришлось, имея в каждой армии не по два миллиона карт, а иногда по две карты, как в 10-й армии генерал-лейтенанта Голикова.

Разница - в миллион раз.

Это, однако, современная заниженная оценка. А чуть раньше потери топографических карт оценивались выше. Сам главный военный топограф генерал-лейтенант Кудрявцев свидетельствует, что в первые дни войны только в Прибалтийском, Западном и Киевском округах советскими войсками было уничтожено около двухсот вагонов топографических карт (ВИЖ. 1970. N 12. С. 22). В 1941 году в Советском Союзе самый малый вагон - 20 тонн. Если предположить, что использовались только малые вагоны, то и тогда получим четыре тысячи тонн уничтоженных карт.

Генерал-лейтенант Кудрявцев дает еще один ключ к оценке количества истребленных карт: в среднем в каждом вагоне было по 1,033,000 экземпляров. Двести вагонов - это двести миллионов карт.

Сейчас генерал-лейтенант Лосев сообщает: потеряно сто миллионов во всех приграничных округах. А много лет назад генерал-лейтенант Кудрявцев, непосредственно за эти карты отвечавший, давал другую цифру: только в трех округах было потеряно двести миллионов карт.

Но не будем мелочными. Не будем спорить, кто прав: если принять одну точку зрения или другую - разницы нет, в любом случае мы говорим о чудовищных количествах, о количествах астрономических, которые невозможно представить. Никто никогда столько не терял. Укажите мне другую страну, которая потеряла хотя бы десять миллионов карт. В три дня. Так вот: я другой такой страны не знаю... Кто знает, укажите..

И если Красная Армия теряла карты в таких количествах, если сами начальники Военно-топографической службы между собой расходятся в оценке потерь, если разница в оценках - сто миллионов, а то и больше, то давайте же согласимся: наготовили много, Столько наготовили, сколько никто никогда не готовил. Давайте же согласимся, что кое-что и у нас к войне готовили...

5

Итак, проблема описана с разных точек: германскими военными экспертами-топографами во время войны, бывшими германскими солдатами через много десятилетий после войны, советским генералом, который непосредственно сам руководил топографической службой во время войны, и другим генералом через полвека после случившегося. Результат один: нигде в мире не было ничего подобного ни по организации, ни по объему, ни по размаху, ни по качеству. Советский Союз имел лучшую в мире топографическую службу, которая наготовила просто невероятное количество карт для грядущей войны. Генерал Кудрявцев и все подчиненные ему топографы готовились к войне так, как никто в мире не готовился, они запасли с только карт, сколько никому даже и не вообразить.

За это у Сталина не могло быть претензий к генералу Кудрявцеву, и расстреливать за предвоенную работу его нельзя. Награждать надо.

Но возникает вопрос: зачем же вывезли карты в приграничные районы?

За то, что заготовил столько карт, расстреливать генерала нельзя, но за то, что вывез их к границам, - расстрелять! Велика ли разница: ничего не делал перед войной и карт не заготовил, или карты заготовил, но разместил там, где они сразу все погибли? Результат один: карт нет, и потому катастрофа наплывает на катастрофу, потому войска гибнут миллионами, потому город за городом сдаем, потому территорию отдаем миллионами квадратных километров и население - десятками миллионов.

Отчего же Кудрявцева не расстреляли за столь неразумное размещение карт?

Ужасно люблю наших генералов и некоторых военных историков. Это удивительные люди. Самые сложные проблемы могут объяснить просто, понятно, доходчиво: "неоправданно разместили". И все. И снята проблема. И дискуссия не разгорается.

А я зову своего читателя представить ситуацию, вообразить, как такое могло случиться. Итак, приходит перед самым германским нападением генерал-майор Кудрявцев к своему непосредственному начальнику генералу армии Г.К.Жукову:


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики