06 Dec 2016 Tue 08:43 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 01:43   

Так что я в академии помалкивал, хотя мое личное знакомство со всеми этими чудесами началось давно...

4

12 июня 1964 года наша 6-я рота Калининского суворовского военного училища прибыла на войсковую стажировку в 35-ю гвардейскую Лозовскую Краснознаменную орденов Суворова и Богдана Хмельницкого мотострелковую дивизию - Московский военный округ, учебный центр Путилово.

Мы знали, что нас ждет, потому ничему не удивлялись. Ждала нас весьма суровая армейская действительность и боевая подготовка на уровне мировых стандартов и чуть выше. Нам было по 17 лет, за нашими плечами - уже шесть лет военного училища, стажировка эта была отнюдь не первой. Так что удивляться не приходилось.

Впрочем...

На стажировках упор был на практику. Изматывали так, что поздней ночью, когда занятия кончались, многие валились в палатках на тощие матрасы (один матрас на двоих и очень плотненько) и засыпали, не успев раздеться, а то - и разуться. Оно и хорошо: через пару часов тревога, а ты уже в сапогах...

А теорией там почти не занимались. Только совсем немного: каждый, кто впервые попадает в любой советский полк, бригаду или дивизию, обязан получить хотя бы общее представление о боевом пути... "Товарищи суворовцы, наша доблестная 35-я гвардейская мотострелковая была сформирована в 1942 году на базе 8-го воздушно-десантного корпуса..."

Трудно сказать, как я удержался на ногах, услышав такое... Каждый нормальный человек знает, что Красная Армия вступила в войну, имея пять воздушно-десантных корпусов, и номера их были с первого по пятый, в оборонительной войне они все равно были не нужны, и их использовали не по прямому назначению, а как простую пехоту... Но откуда же взялся 8-й воздушно-десантный корпус?

А тренировки, учения, стрельбы шли своим чередом. И только по воскресеньям после обеда выпадало несколько свободных часов, и всем, кто не попал в наряд, разрешалось в это время "лежа отдыхать". Рота валилась в одном порыве и "лежа отдыхала" каким-то тяжким единым на всех непробудным сном. Рота не засыпала, а одновременно отключалась от этого суетного мира, понятно, выставив охранение, внутренний наряд, наряд на кухню и т.д. и отправив "добровольцев" на индивидуальные беседы к замполитам.

В обыкновенные дни у нас не было ни минуты свободной, но политическую работу надо вести. Политическая работа - коллективные политзанятия раз в неделю по субботам, но надо же и индивидуально работать, где же взять на это время? Вот замполиты батальона и полка, политработники дивизионного уровня и выжидали те самые часы, когда разрешалось "лежа отдыхать". И в эти часы они на нас набрасывались. Наряд назначался в порядке очереди, а "добровольцев" на индивидуальные беседы с замполитами выбирали между собой по жребию.

Но в нашем втором взводе жребий не бросали, потому как был среди нас один не до конца нормальный товарищ, за которым давно замечались признаки легких отклонений. К всеобщему облегчению второго взвода, он добровольно шел на такие индивидуальные беседы с замполитами и тем спасал остальных. За возможность спокойно "лежа отдыхать" взвод платил своему спасителю подначками и незлыми шутками.

Этим самым любителем был, понятно, я.

И как иначе, если я услышал про 8-й(!) воздушно-десантный корпус?

5

8-й воздушно-десантный корпус! До сих пор не пойму, почему никого из моих товарищей не взволновал этот номер. Услышав его в самый первый день, я видел его каждую ночь. Впечатление такое, что в момент, когда роте объявляли отбой, я закрывал глаза и тут же попадал в 8-й воздушно-десантный корпус. На всю ночь, до рассвета, до самого утреннего вопля старшины Алферова: "Шестой роте! Подъем!"

Следующую ночь я снова проводил в 8-м вдк, и следующую тоже.

И вот то самое долгожданное воскресенье, когда я смогу поговорить с замполитом 100-го гвардейского мотострелкового полка 35-й гвардейской мотострелковой дивизии и расспросить о 8-м воздушно-десантном корпусе, из которого дивизия вела свое начало...

Долгое, бесконечное утро, чистка оружия, множество всякой чепухи, обед, а после обеда...

Штаб дивизии, политотдел, музей боевой славы. В коридоре боевое знамя с орденами. Под знаменем - часовой с автоматом.

В музее боевой славы замполит полка - индивидуальная работа с личным составом. Первым делом ему положено меня заинтересовать предметом. Но этого делать ему вовсе не надо: у меня и так глаза горят, мне подробности давай.

И он давал.

6

Самое интересное в жизни для каждого человека: организационная структура войсковых частей и соединений, система нумерации. Вооружение, тактика и прочее - это уже на втором месте. Потому у меня самый первый вопрос: до получения гвардейского звания какой номер носила дивизия?

Ответ меня сбил с ног: тот же самый, 35-й. Дивизия сразу формировалась как 35-я гвардейская, не побывав в боях. Гвардейское звание и номер в гвардейской нумерации она получила авансом.

Это для меня было открытием. Я знал, что подразделения установок залпового огня БМ-8, БМ-13, М-30 и БМ-31 формировались сразу как гвардейские, получая это звание авансом. Тяжелые танковые полки, в случае получения танков ИС-2, переформировывали в гвардейские тяжелые танковые полки прорыва. Но соединения и части всех остальных родов войск получали гвардейское звание только в бою. Так я считал. И вдруг выясняется, что и стрелковые дивизии иногда получали это звание еще до вступления в бой.

Да почему же? За какие заслуги? Да вы продолжайте, товарищ подполковник, продолжайте.

И он продолжал: за время войны 21 воин 35-й гвардейской дивизии был удостоен звания Героя Советского Союза. Самым первым был лейтенант Рубен Ибаррури.

- Что-то фамилия, товарищ подполковник, не сибирская какая-то.

- Это сын генерального секретаря коммунистической партии Испании товарища Долорес Ибаррури.

- Ах, вот оно как.

- Вообще испанцы - отчаянные ребята. Хорошо воевали.

- Какие испанцы?

- Так наш же воздушно-десантный корпус был с испанским уклоном, и испанские товарищи воевали в его составе... Сам Рубен, правда, начал войну не в нашем корпусе, мы во второй волне, а он хотел отличиться с первых дней, потому он в первые дни войны был в 7-м механизированном корпусе.

- У Виноградова?

- У Виноградова. Там и сын Сталина Яков был и другие... 7-й мехкорпус известно для каких дел готовился...

- Неизвестно, товарищ подполковник.

- Это мы не туда заехали. Вернемся к нашим испанцам.

- Так вроде же не против Испании война готовилась, а против Германии?

- Против Германии первая волна корпусов, но мы-то во второй волне были! Понимать надо.

И я старался понимать. Но головоломки множились, а понимание не приходило.

Стажировка следующего, 1965 года снова была в 35-й гвардейской мотострелковой дивизии. За год я теоретически подковался и был готов задавать много вопросов. Но задавать не получилось. Вместо ответов - дружеское предупреждение полковника-фронтовика: если будешь любопытствовать, сопоставлять и думать, то можешь додуматься до нехорошего.

Думать он мне не рекомендовал. А если и думать, так виду не подавать, что думаешь. Так спокойнее. До больших звезд, говорил он мне с грустью, дослужиться можно, если никто в тебе, вьюнош, сапиенса не заподозрит.

ГЛАВА 19 СКОЛЬКО ТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ БЫЛО У ГИТЛЕРА?

Немцы с удивлением обнаружили, что остановить танки KB почти невозможно.

Роберт Горальски (World War II Almanac. 1931-1945. London: "Hamish Hamilton", 1981. P. 164)

1

Всех генералов Второй мировой войны легко разделить на плохих и хороших. Для этого есть вполне надежный метод. Если генерал роль танков в войне понимал, значит, его ждал успех. А если не понимал, значит, быть ему битым. Именно эта грань отделяла гениев войны от тупых служак. Это правило - без исключений, и смысл его в том, что самолеты, пусть самые быстрые, корабли, пусть самые мощные, не могут ни захватить, ни удержать ни одного квадратного метра территории. Разгром армий противника, захват и удержание территорий - это то, к чему в конечном итоге сводилась вся стратегия, и эту работу делали танки (понятно, во взаимодействии с пехотой, артиллерией, авиацией и т.д.). Во время войны можно было любой немецкий город налетами бомбардировщиков стереть до самых фундаментов, а фундаменты вывернуть из земли. Но сдавался немецкий город только тогда, когда на его разбитые улицы врывались танки противника. Еще хуже - танковые соединения не лезли в кровопролитные затяжные уличные бои, а обходили город стороной, делая его оборону бесполезной.

Не только немецкие города покорялись танкам, но и города всех стран, где шла война: в Варшаву и Рим, в Вену и Прагу, в Будапешт и Белград, в Афины и Ригу, в Таллин, Вильнюс, Брюссель новые хозяева приходили на танках. Париж и Киев, Минск и Смоленск пали, ибо их обошли танки. А вот многострадальному городу Хельсинки досталось от авиации, но танки на улицах города не появились, и город устоял. И Лондону досталось от авиации, и Москве, но танки противника на их улицах не бывали, и потому города эти не были потеряны. А Питеру досталось не только от авиации: многие месяцы город терзала тяжелая артиллерия, а под его крышами свирепствовал голод, но танки не смогли прорваться на его улицы, и город не был покорен...

Танки в прошлой войне были оружием стратегическим. Тот, кто роли танков не понимал, был обречен. Посему говорить б готовности к войне нельзя, не вспомнив танки. Начнем с тяжелых, ибо тяжелый танк остальным танкам вроде диктатора. Он среди них занимает именно то положение, которое лев занимает в царстве зверей. И вовсе не зря во время войны тяжелые танки нарекали именами зубастых хищников и грозных диктаторов.

Сейчас роль танков понимает каждый, но в 1941 году только в двух армиях мира была осознана необходимость иметь тяжелые танки. Это были армии Германии и СССР.

2

Приказ о начале работ над проектом первого германского тяжелого танка был отдан 26 мая 1941 года. Проект назывался VK4501: 45 тонн, образец первый. К 22 июня немецкие конструкторы успели набросать первые эскизы. До экспериментальных образцов в металле было еще далеко, но попытка, хотя бы на бумаге нарисовать тяжелый танк, была предпринята.

Работы по созданию тяжелого танка в Советском Союзе начались раньше - в 1930 году. В 1933 году первый советский тяжелый танк Т-35 был пущен в серию и поступил на вооружение войск. Это был пятибашенный гигант весом в 45 тонн, экипаж - 11 человек, вооружение - три пушки и шесть пулеметов, броня 30 мм. Конструкция Т-35 постоянно совершенствовалась. Например, на модели 1938 года количество пулеметов увеличено до семи, а бронирование усилено до 50 мм. Последняя серия Т-35 поступила в войска в 1939 году. Но танк совершенствовался и после того, как производство было завершено: после войны в Финляндии все Т-35 вернули на заводы и усилили броневую защиту до 80 мм. Вес танка возрос до 50 тонн.

В 1939 году в боевых условиях прошли государственные испытания три типа новейших советских тяжелых танков: КВ-1, СМК и Т-100. Эти танки испытывались на "противотанковой" местности, в условиях, в которых боевое применение танков даже теоретически невозможно. Тяжелые советские танки выдержали экстремальные нагрузки войны в Финляндии: бездорожье, невидимые под снегом валуны, непроходимые леса, болота, губительный огонь, необозримые минные поля, противотанковые рвы, надолбы, стальные ежи, эскарпы и контрэскарпы, снег по самые башни, мороз, на котором крошится сталь.

Кровавым экспериментом в Финляндии было доказано, что советские тяжелые танки даже и в таких условиях могут воевать, причем воевать успешно.

Из трех тяжелых экспериментальных танков лучшим был признан КВ-1. 19 декабря 1939 года он был принят на вооружение Красной Армии, а промышленность получила приказ о развертывании серийного производства.

В феврале 1940 года в боевых условиях был испытан тяжелый танк КВ-2 и тоже принят на вооружение.

КВ-1 и КВ-2 весили соответственно 47 и 52 тонны. KB - первый в мире танк с действительно противоснарядным бронированием: лобовая броня - 100 мм с возможностью дальнейшего усиления. Широкие гусеницы KB позволяли воевать почти на любой местности, в любых погодных условиях. Широкие гусеницы KB в буквальном смысле победили природу. Представьте ситуацию 1941 года: в грязи и снегу немецкие танки вязнут, экипажи (и будущие историки) клянут бездорожье и плохую погоду, а KB прет через грязь и снег, заходит во фланг и тыл, выбирает цели, сокрушает их и стремительно идет дальше. И если Гитлер войну проиграл, то не грязь и мороз тому виной, а германские конструкторы, которые рассчитывали на легкие победы, которые создавали танки для опереточной войны, для тепличных условий, для действий только во время курортного сезона, и то только там, где есть хорошие дороги. А надо было танки создавать не для парадов, а для войны. И испытывать их в Финляндии. Надо было гусеницы пошире ставить. И дизель.

KB имел дизельный двигатель в 600 л.с. Советский танковый дизель, как мы уже знаем, превосходил все зарубежные танковые двигатели по мощности, надежности, экономичности, кроме того, использование дизельного двигателя резко снижало возможность возникновения пожара. Такого двигателя или хотя бы близкого по характеристикам ни одна страна мира не имела в начале войны и не смогла создать до самого ее конца.

На КВ-1 стояла 76-мм длинноствольная пушка. В то время равной ей в мире не было. Сравним: Германия имела великолепные танки, которые покорили всю континентальную Европу. Самая мощная немецкая танковая пушка на момент начала войны - 75мм короткоствольная на танке T-IV. Начальная скорость ее снаряда - 385 м/сек. Это очень хорошая пушка. Но на КВ-1 - начальная скорость снаряда 662 м/сек. Разница в начальной скорости - это не только разница в энергии снаряда, но и в точности стрельбы.

КВ-2 имел вооружение еще более мощное. На ней стояла 152-мм гаубица. Самый мощный немецкий танковый снаряд того времени - 6,8 кг. Это хороший снаряд, к очень хорошему орудию. А КВ-2 стрелял бетонобойными снарядами весом 39,9 кг (начальная скорость 529 м/сек) и осколочно-фугасными - весом 48,7 кг. Есть упоминания о снаряде весом 50,8 кг. Начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Франц Гальдер просто не поверил, когда ему сообщили об орудии такого калибра на советском танке (см. запись в рабочем дневнике от 24 июня 1941 года).

Соперники KB - тяжелые танки СМК (55 тонн) и Т-100 (58 тонн) тоже выдержали государственные испытания и, если бы выбор пал на любой из них, могли быть пущены в серию. (Лучшим танком был СМК, в колонне экспериментальных машин он действовал первым, подорвался на мощном фугасе и потому на заключительном этапе боевых испытаний участия не принимал. Своим лидерством СМК как бы открыл дорогу для серийного КВ.) Помимо этих танков были созданы и представлены на государственные испытания КВ-3 и КВ-220, шли работы по созданию КВ-4 весом в 90 тонн и КВ-5 - 100 тонн (по некоторым сведениям КВ-5 - 150 тонн).

Таким образом Германия и СССР разделили два первых места в тяжелом танкостроении. А на третьем месте никого не было: во всех остальных странах мира в тот момент генералам и конструкторам не приходило в голову тяжелый танк даже нарисовать на бумаге.

И вот ситуация: в Германии тяжелый танк - только на бумаге, в остальных странах нет и того. Советский Союз - единственное государство в мире, которое в 1941 году имеет тяжелые танки и в стадии экспериментальных образцов, и в серийном производстве. Красная Армия - единственная армия мира, которая имеет тяжелые танки на вооружении. В этой области у Советского Союза - не просто первенство, но безраздельное господство: все остальные государства мира в лучшем случае имеют смелые замыслы и красивые рисунки.

А теперь представим себя на месте некоего советского военного историка-коммуниста где-нибудь в конце пятидесятых. Ситуация: в Центральном Комитете требуют выдумать доказательства неготовности Советского Союза к войне, требуют любым обманом, любыми подтасовками доказать, что мы дураки, а немцы - умные. В частности, коммунисты приказали доказать, что существующий только на бумаге, только в первых набросках германский тяжелый танк - это нечто сравнимое с реально существующими, проверенными в боях, серийно выпускаемыми КВ. Коммунисты приказали так писать историю, чтобы решительное превосходство (точнее - полное советское господство) в области тяжелого танкостроения скрыть. Так надо было вопрос замутить, чтобы не бросалась в глаза советская готовность к войне. Надо было такие трюки выдумать, чтобы тяжелых танков в статистике вовсе не оказалось...

Трюки наши историки выдумали. Им завидуют лучшие иллюзионисты мира.

3

Первый трюк: танк Т-35 объявили устаревшим и решили в статистике не упоминать. И не упоминают. А чтобы и нам не пришло в голову Т-35 в статистику включить, сведения об их количестве в Советском Союзе никогда не публиковались. А между тем ВО ВСЕМ ОСТАЛЬНОМ МИРЕ НИЧЕГО РАВНОГО ТАНКУ Т-35 В ТОТ МОМЕНТ НЕ БЫЛО.

Сравним. Самый мощный германский танковый двигатель на момент начала войны это HL120TRM - 265 л.с. Это великолепный и очень мощный по тем временам танковый двигатель. А у нас на "устаревшем" Т-35 - 500 л.с. На лучшем германском танке основная броня 30 мм и еще 30 мм- дополнительная, итого - 60. По тем временам - это вполне на уровне мировых стандартов и выше. А у нас на "устаревшем" Т-35 - 80 мм. На лучших германских танках - одна пушка и два пулемета, на Т-35 - три пушки и шесть-семь пулеметов. Все относительно: мы можем объявить Т-35 устаревшим, но как тогда поступить со ВСЕМИ танками всех остальных стран мира? Т-35 превосходил самое лучшее, что было в других странах по вооружению, бронированию, по мощи двигателя, т.е. по всем главным характеристикам. Кроме всего, Т-35, несмотря на свои размеры и вес, имел меньшее удельное давление на грунт, чем германские танки, т.е. имел более высокую проходимость, не проваливался в снег, грязь и мягкий грунт, где проваливались вдвое и втрое более легкие танки других армий.

Если Т-35 объявить устаревшим, то и все остальные танки мира тоже надо объявить устаревшими и в статистике не учитывать.

Вот тут кремлевские историки со мной не согласны. В Германии они пересчитали ВСЕ танки. Все до единого. Мало того, пересчитали все танки у союзников Германии. Румынские, например. А в Румынии лучший танк - купленный во Франции FT-17. 17 - это год рождения 1917-й. Последние FT вышли из заводских ворот в 1919 году. Два румынских FT в ходе Гражданской войны были захвачены Красной Армией, отремонтированы, перекрашены и стали первыми советскими танками - "Борец за свободу товарищ Ленин" и "Борец за свободу товарищ Троцкий". На 1941 год два первых советских (т.е. бывших румынских, а точнее - бывших французских) танка не сохранились даже в музеях, а вот их собратья - на вооружении Румынии. И вот их-то устаревшими мы не называем. Вот их-то мы учитываем поштучно. Каждый коммунистический историк знает точно, сколько в Румынии было танков. Это мы публикуем, это мы знать обязаны: одна танковая бригада - 60 танков FT-17. А весят они по 6 тонн, экипаж- два человека, броня - 16 мм, вооружение - или один пулемет, или одна короткоствольная пушка 37-мм, которая не пробивала вообще никакую броню, даже противопульную. Мощность двигателя 39 л.с. Максимальная скорость 9 км/час. Вот и сравним с "устаревшим" Т-35. Впереди у нас еще целые семейства "устаревших" советских танков и самолетов. Коммунисты предпочитают их забыть и в статистику не включать.

Центральный орган Министерства обороны газета "Красная звезда" ни разу не назвала количества танков Т-35 в Красной Армии на июнь 1941 года - это государственная тайна. А вот грязи на советские танковые войска "Красная звезда" не жалела никогда. Последний пример: центральный орган Министерства обороны называет танк Т-35 "неповоротливым" (4 ноября 1994 года).

"Красная звезда" использует неотразимый прием. Этим приемом можно опорочить любую машину-гигант. Есть в России великолепный стратегический бомбардировщик Ту-160. Это летающий шедевр. Создателей нельзя упрекнуть ни в чем. Им следовало памятники ставить при жизни. Но методом "Красной звезды" этот самолет можно оклеветать, объявив, что этот самолет-гигант неповоротлив в сравнении с любым истребителем. А ведь это действительно так. Методом "Красной звезды" можно облаять любую крупную подводную лодку: действительно подводная лодка серии "К" (Крейсер) неповоротлива в сравнении с лодкой серии "М" (Малютка). Можно охаять любой крупный корабль, ибо линейный корабль действительно неповоротлив в сравнении с торпедным катером, а атомный ракетный крейсер неповоротлив в сравнении с ракетным катером. Любая машина-гигант неповоротлива в сравнении с машиной обычной. Т-35 - танк-гигант. В других странах мира таких танков просто не было. На любую большую машину можно повесить ярлык "неповоротливая". Любое чудо техники можно заклеймить таким способом. Этим ребята из "Красной звезды" и занимаются. Им Россия за тяжкий труд деньги платит.

Удивительно, но Министерство обороны России и его центральный орган "Красная звезда" используют этот неотразимый метод только против России. Они никогда не называли "неповоротливыми" современные американские атомные авианосцы-гиганты, современные британские танки "Челенжер", они не называли "неповоротливыми" японские линкоры-гиганты времен Второй мировой войны. Оскорбительные эпитеты Министерство обороны и его газета приберегли только для России и ее Вооруженных Сил. А между тем Т-35 хотя и был гигантом, каких ни у кого не было, но по ходовым, качествам мог вполне сравниться с кое-какими танками из арсенала Гитлера и его союзников. Сравним: максимальная скорость Т-35 - 30 км/час, а скорость румынского FT-17 - 9 км/час. На наш танк Министерство обороны вешает оскорбительные клички. Товарищи из Министерства обороны давно разделили все танки 1941 года на новейшие тяжелые и устаревшие легкие. По этой классификации Т-35 весом в 50 тонн, выпущенный в 1939 и модернизированный в 1940 году, в 1941 году попадает в разряд легких и устаревших. А румынский танк весом 6 тонн, выпущенный в 1917 году, числится новейшим и тяжелым.

4

Полковник Виктор Александрович Анфилов внес огромный вклад в науку. Он вывел формулу: два румына с одним пулеметом под броней в 16 мм сильнее, чем 11 русских с тремя пушками и семью пулеметами под броней в 80 мм. Вдобавок скорость у русских более чем втрое выше. Ничего, сказал Анфилов, все равно румыны сильнее. Вы только почитайте его книги: румынские танки все учтены, а наших Т-35 начисто нет! Наши Т-35 объявлены устаревшими и выброшены из статистики, вроде их там никогда и не было.

И Анфилов настоял и добился своего - двух румын с пулеметом считать силой, а русских силой не считать. В этом и заключался вклад Анфилова в науку. С этой формулой он прошел триумфатором через всю жизнь. Благодарная Россия из рога изобилия посыпала Анфилова почестями, званиями, титулами, медалями, орденами, квартирами и дачами. Как же ему это удалось? Да очень просто: он выводил именно те формулы, которые от него ждали и требовали хозяева в Идеологическом отделе ЦК. Была поставлена задача доказать неготовность Советского Союза к войне. Доказать любым способом. Ответ был заранее задан в ЦК, а задачу предстояло решать всяким Анфиловым. Так решать, чтобы результат подогнать под заданный ответ: мы ни на что не способны. От Анфилова требовалось только найти формулы, которые выводили бы к желанному ответу. Он нашел. И вот академик Анфилов - почетный гость в высоких научных учреждениях, где давно установлено, что румыны несравненно превосходили нас и в качестве боевой техники, и в умении воевать. Полковник Виктор Александрович Анфилов, как, по-вашему, румынские полковники тоже превосходят наших в умственном развитии?

5

Указания Идеологического отдела ЦК, данные когда-то, своей силы не теряют, они неукоснительно выполняются: "Огромное превосходство противника в танках, материальной части и авиации... В любом случае кардинально ничего бы не изменилось: имея пяти-шестикратное превосходство, противник все равно взломал бы слабо подготовленную оборону наших войск". Это "Красная звезда" (6 декабря 1994 г.) описывает 1941 год. Это опять звучит бессмертный голос товарища Сталина со станции метро "Маяковская": но танков у них в несколько раз больше... Не у нас семикратное количественное и абсолютное качественное превосходство, а у них - пяти-шестикратное. Если верить Министерству обороны, то Гитлер выставил против нас не 3350 танков, а в 5-6 раз больше, чем было у Сталина, т.е. 120 000 - 144 000 танков.

И звенит над миром: у нас танков было мало, и они были настолько хуже румынских, что учитывать их незачем. И доказательства... Дальше всех пошел "Военно-исторический журнал", выпускаемый все тем же Министерством обороны. В 1941 году во всем мире были танки, вооруженные одной пушкой, а то и просто пулеметами: например, германский танк T-I пушек вовсе не имел. А у нас на Т-35 было три пушки - одна 76-мм (за рубежом пушек такой мощи на танках в то время не устанавливали) и две 45-мм, которые пробивали броню любого зарубежного танка. Как же скрыть нашу мощь? Как выпятить неготовность к войне и показать себя дураками?

Выход найден. Товарищи из "Военно-исторического журнала" (1992. N10. С 93) решили 45-мм пушки на танках Т-35 пушками не считать, а объявить их пулеметами. Вот и все. Было три пушки на каждом танке, осталась одна. По "Военно-историческому журналу" выходит, что у немцев на танках 20мм пушки и 37-мм пушки - они к войне готовы. А у нас не пушки, а 45-мм пулеметы - неготовность налицо. 45-мм пушки обратили в пулеметы, но 76-мм пушка все же осталась. Как с нею поступить? Да забыть ее - и точка. Немецкий танк T-I, который вовсе пушек не имел, учитываем в статистике, Т-П с 20-мм пушкой учитываем, а Т-35 с 76-мм пушкой и двумя 45-мм "пулеметами" пропускаем.

Кто с этим спорить будет? Никто и не спорит.

А может, товарищи ошиблись? Может, по ошибке 45-мм пушки пулеметами объявили?

Все может быть. Только почему-то все ошибки всегда в сторону восхваления противника и в сторону занижения и замалчивания наших достижений. Полистаем "Красную звезду", "Правду", "ВИЖ" - примеры сотнями. Генерал-полковник Г.Ф.Кривошеев объявил, например, что Т-34 после того, как вместо 76-мм пушки на нем стали устанавливать более мощную 85-мм пушку, "стал способен почти на равных противостоять немецким танкам T-V, оснащенным 88мм пушкой" (ВИЖ. 1991. N4. С. 38). Спасибо генералу за снисходительность: "почти на равных". А до сведения Генерального штаба РФ, Главного бронетанкового управления и Института военной истории доведем: T-V - это "Пантера", она была вооружена 75-мм пушкой.

Генерал Кривошеев не только постоянно завышает (это хроническая и неизлечимая болезнь коммунистов) характеристики германской боевой техники, но искажает и сроки поступления образцов боевой техники на вооружение. "Королевский тигр" у Кривошеева появился уже в 1943 году на Курской дуге (С. 40). Это научное открытие, за которое надо награждать. Железным крестом. Наш Генеральный штаб по восхвалению фашизма давно превзошел доктора Геббельса и его министерство пропаганды. Давайте полистаем подшивки немецких военных журналов "Сигнал" и "Вермахт" за 1943 год. Все они - гимн германской военной мощи. Но вот про "Королевский тигр" - там ни слова. Ибо первые из них поступили на вооружение боевых подразделений только в июне 1944 года.

А о советской боевой технике наша военная пресса - всегда в уничижительно-пренебрежительном тоне и сроки ее поступления на вооружение Красной Армии всегда отодвигаются. "Красная звезда" 4 ноября 1994 года ошарашила своих читателей сообщением о том, что советский танк КВ-2 поступил на вооружение не до начала советско-германской войны, а уже в ходе нее. Переписывая историю, Министерство обороны России искусственно за уши подтягивает выпуск немецких танков на год-полтора вперед, а сроки принятия советской боевой техники также искусственно и лживо отодвигает.

Павел Сергеевич Грачев, сообщаю вам персонально: КВ-2 уже в январе 1940 года воевал в Финляндии. и воевал успешно. Раньше это признавало Министерство обороны СССР (ВИЖ, 1961. N 9. С. 35). Генерал-майор Д.И.Осадчий был лейтенантом и вступил в войну на танках КВ-2 (ВИЖ, 1988. N 6. С. 54.) Теперь все это отрицается. Наша военная пресса всегда вела интенсивную кампанию клеветы против Красной Армии, но каким-то образом назначение Павла Грачева на должность Министра обороны России по времени совпало с ее резким усилением. Павел Сергеевич, это делается по вашему приказу? Или вы не ведаете, чем занимается подчиненная вам пресса?

И не пора ли разобраться в мотивах поведения Министерства обороны, его центрального органа и лично министра? В чем ваш интерес, дорогие товарищи? На кого работаете? На чью мельницу воду льете? Кто вам деньги платит? За что?

6

Ладно, пусть коммунисты называют Т-35 устаревшим. Пусть. Но KB в устаревшие никак не запишешь. Сравнивать KB с самыми лучшими германскими танками T-III и T-IV даже теоретически нельзя: KB - тяжелый танк, а в германской армии этой весовой категории в 1941 году вовсе не было. Выдающийся германский теоретик и практик танковой войны генерал-полковник Гейнц Гудериан считал, что "...борьба танков против танков напоминает морские сражения. Там также бой ведут только самые сильные..." (Воспоминания солдата. М., 1957. С. 121). Война началась, Сталин выставляет танки КВ-1 весом 47 и КВ-2 весом 52 тонны (и Т-35 весом 50 тонн), а у Гитлера ничего подобного нет, и он вынужден выставлять лучшее, что у него нашлось - средние T-III и T-IV весом 20-21 тонна. Я бы не стал их сравнивать, если бы на вооружении германской армии было хоть что-нибудь более достойное. Но достойного не было. Германия к войне вообще никак не готовилась. Поэтому война сводила советский KB с тем, что было лучшего в германской армии. И война делала свои сравнения.

Слово свидетелю. Генерал армии К.Н.Галицкий описывает бой одного советского тяжелого KB с тремя средними германскими танками T-III: два выстрела KB - и два германских танка разбиты, а третий германский танк решил уйти, но при переезде через канаву его двигатель заглох. KB его догнал, въехал на него, "смял своей тяжестью и раздавил, как орех" (Годы суровых испытаний. М.: Наука, 1973. С. 79). Тут же генерал Галицкий описывает другой случай: найден подбитый советский KB, а вокруг - десять уничтоженных германских танков. В KB попало сорок три снаряда, из которых сорок оставили вмятины и только три пробили броню. Пока германские танки уничтожали один KB, он уничтожил десять германских танков.

Генерал-полковник А.И.Родимцев: "В течение одиннадцати месяцев войны мы не знали случая, чтобы немецкая пушка пробила броню этого танка. Бывало, что танк KB имел 90-100 вмятин от попадавших вражеских снарядов, однако продолжал ходить в бой" (Твои, отечество, сыновья. Киев, 1982. С. 291).

У других советских генералов мы найдем немало подобных примеров.

Так, может, советские генералы, мягко говоря, приукрашивают ситуацию? Нет. В германских сводках того времени - тихая паника: германские танкисты привыкли к тому, что их танки лучшие в мире, а тут вдруг - КВ. Такого они не ожидали. Германские документы того времени достаточно хорошо известны. Их я повторять не буду. Только общий вывод на 1941 год: "KB - самое страшное оружие, с которым когда-либо пришлось встречаться солдату в бою. Противотанковые пушки против него бессильны".

Если мы и германским документам не верим, то обратимся к работам современных западных историков и найдем интересные штрихи к портрету КВ. Британский военный историк Р.Горальски описывает бой одного KB против группы германских танков и противотанковых пушек: в ходе только одного боя KB получил СЕМЬДЕСЯТ прямых попаданий, все снаряды оставили вмятины на броне, но ни один ее не пробил. А мы представим себе тот бой. KB тоже, наверное, огрызался, а одного его снаряда для любого немецкого танка вполне достаточно. С избытком.

Или послушаем американского историка. Его зовут Стивен Залога. Его книги рекомендую всем: за рубежом лучшего знатока истории советских танков в мире нет. Он приводит пример, когда один KB уничтожил восемь германских танков, получил с очень короткой дистанции тридцать прямых попаданий, но ни один снаряд броню не пробил (Soviet Heavy Tanks. London: Osprey, 1981. P. 12-13). Тут же другой пример, видимо, феноменальный: один KB давит немецкую противотанковую батарею, с коротких дистанций получает ДВЕСТИ прямых попаданий противотанковыми снарядами, завершает свое правое дело и целым выходит из боя.

Но и это не все. Залога приводит еще пример. Как известно, германские танковые войска были разделены в начале войны на четыре танковые группы, которые вскоре преобразовали в танковые армии. Так вот: в июне 1941 года в Литве, в районе города Рассеняй, один советский KB в течение суток сдерживал наступление 4-й германской танковой группы.

Танковая группа - это четверть всех германских танковых войск. Один советский танк против германской танковой армии. Неизвестный старший сержант против генерал-полковника Гепнера. Но удивляться тут нечему: старший сержант из той армии, которая готовилась к войне, у старшего сержанта - один тяжелый KB, а германский генерал-полковник готовился к легким победам, к опереточной войне, у германского генерал-полковника тяжелых танков...

И вот теперь "Красная звезда" нам рассказывает истории о подавляющем германском превосходстве.

ГЛАВА 20 МИЛЛИОН. ИЛИ БОЛЬШЕ?

Мы все мечтали о скорой победе мировой революции.

Главный маршал артиллерии Н.Н.Воронов. На службе военной. С. 27

1

Шли годы, появлялись статьи и книги. Природу гвардейских чудес я постиг. А потом ушел. Уже в Британии достал "Советскую военную энциклопедию". Много в ней интересного, прежде всего - родословные самых знатных наших дивизий.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики