09 Dec 2016 Fri 12:34 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 05:34   

Сталин знал, что коммунисты придут к власти только в результате войны, потому Сталин готовил войну и готовил коммунистов.

Еще в двадцатых годах в Москве была создана особая школа Коминтерна. А еще - школа имени Ленина. В этих школах готовили агентуру для подрыва существующей власти во всех странах мира, до Аргентины и Бразилии включительно, и вождей пролетариата для всех стран мира. Уже в двадцатых годах ковал Коминтерн командные кадры, которые должны были возглавить парламенты и правительства новых советских республик, до самой последней республики включительно.

Вот пример - Эрих Мильке, дважды герой ГДР, член Политбюро, генерал армии, министр государственной безопасности ГДР. А откуда он? Из школы Коминтерна. Эриха Мильке германская полиция ловила еще до прихода Гитлера к власти. "Красная звезда" (27 декабря 1987 г.): "Летом 1931 года положение Мильке стало небезопасным, возникла угроза ареста". "Красная звезда" не вдается в подробности, и мы гадать не будем о том, чем товарищ Мильке досадил властям, но вспомним, что Германия 1931 года была страной в высшей степени свободной, с мощными проблесками нестабильности и даже анархии. Просто так, за коммунистическую пропаганду, не сажали. Что-то сотворил товарищ Мильке вполне серьезное. "Красная звезда" вскользь и про заочный смертный приговор помянула, хотя при Гитлере Эрих Мильке в Германии не появлялся.

Для таких товарищей, как Мильке, двери столицы мирового пролетариата были распахнуты настежь. Мильке спасается от преследования в Советском Союзе, попадает в школу Коминтерна, затем - в школу имени Ленина. Чему в этих школах его учили, я не знаю, но в 1939 - 1940 годах Эрих Мильке - на нелегальной работе в Бельгии. Далее в этом жизнеописании - неясный пробел, а с 1945 года Эрих Мильке строит счастливую жизнь в рядах сотрудников соответствующих органов Восточной Германии. За 12 лет он поднимается до поста министра государственной безопасности, на котором и остается более тридцати лет.

Ах, эти школы Коминтерна, какая закваска!

Нам, конечно, говорят красивые слова про доблестного антифашиста. Может быть, Мильке и был антифашистом, но для того, чтобы бороться против фашистских концлагерей, вовсе не обязательно бежать в 1931 году из Германии, в которой концлагерей еще нет, в Союз Советских Социалистических Республик, где они процветали. Не знаю, была ли моя милая родина родиной слонов, но родиной концлагерей для своих собственных граждан была. В этом вопросе первенства у нас не отнять. Кстати сказать, германские коммунисты не могли быть противниками концлагерей - после разгрома фашизма коммунисты использовали гитлеровские концлагеря, причем по прямому назначению. Антифашист товарищ Мильке не мог не иметь к этому делу персонального отношения. Товарищ Мильке и другие товарищи боролись не против концлагерей, а только за то, чтобы концлагеря существовали не под красным фашистским флагом, а под красным коммунистическим. Они боролись за то, чтобы в этих концлагерях быть начальниками.

Судьба Эриха Мильке - один только пример того, что немецкие коммунисты считали своей родиной отнюдь не Германию, по Советский Союз, служили ему и ему повиновались. Так "Красная звезда" и сообщает: "Страну Ленина он называет своей второй родиной".

Еще пример. На этот раз не о безвестном в предвоенные годы Эрихе Мильке, а о самом известном немецком коммунисте, о самом главном. Главарь германских коммунистов Эрнст Тельман проводил много времени в Советском Союзе, ходил в советской военной форме: "На трибуне появился товарищ Тельман в красноармейской шинели и в шлеме с красной звездой" ("Красная армия". 9 декабря 1926 г.).

Очень это интересно: Советский Союз объявил целью своего существования уничтожение законных правительств во всем мире, в том числе (и прежде всего) - в Германии, а глава одной из германских политических партий ходит в военной форме противника.

Красная армия никогда не скрывала своего главного и единственного предназначения: "Большевистскую миссию Красная Армия будет считать выполненной, когда мы будем владеть земным шаром". Это изрек начальник Политуправления РККА армейский комиссар первого ранга товарищ Ян Гамарник на активе Наркомата обороны 15 марта 1937 года. И когда нам говорят, что история отпустила коммунистам мало времени, возразим - слишком много отпустила. Если бы готовилась страна к отражению агрессии, то времени бы хватило, просто под руководством товарища Сталина страна готовилась к выполнению других задач. И эти задачи с самого первого дня существования коммунистической диктатуры открыто повторялись на всех уровнях и чаще всего - в Коминтерне, где заседали всяческие Бела Куны, пламенные Долоресы и Тельманы, обутые в советские генеральские сапоги.

Удивительно, но в то же самое время, когда товарищ Тельман заседал в Москве, совсем рядом в секретной танковой школе под Казанью товарищ Сталин готовил будущих германских танковых командиров. В какой же они форме ходили? Не в своей же германской! Конечно, нет. Они тоже ходили в нашей родной красноармейской форме, точно как товарищ Тельман, только без красных звезд (ВИЖ. 1993. N7. С. 42).

До чего же ты темна, мать-история!

Мысль повторяю: Вильгельмы Пики, Отто Гротеволи, Ульбрихты и Тельманы были своими ребятами, прикормленными и послушными. Они счастливо жили в стране концлагерей, они блудили на крымских курортах и знать не желали, что Украина ест кору с деревьев, а донские казаки - лягушачью похлебку, в то время как хлеб Украины, ее сало и горилка идут на прокорм мирового коммунистического движения. Товарищей коминтерновцев готовили быть министрами государственной безопасности во вновь присоединенных братских республиках и одновременно с ними готовили германских танкистов, которым было суждено Европу сокрушить... На первый взгляд - парадокс, на второй - стальная логика.

5

А теперь мы вернемся к Ленину и Гитлеру. Разница между ними в том, что Гитлер, особенно после ноября 1923 года, считал возможным приход к власти только законным путем, только через выборы. А у Ленина никаких тормозов и ограничителей не было. Ленин был готов к захвату власти любыми путями, прежде всего - незаконными. Вот потому перед товарищем Лениным препятствий не возникало, а перед Гитлером - возникли.

Препятствие заключалось в том, что нужно было иметь абсолютное большинство голосов на выборах. А его не было.

В июле 1932 года гитлеровцы собрали 13,7 миллиона голосов, но до абсолютного большинства все равно не дотянули. Это был пик, после которого началось падение. За четыре месяца Гитлер потерял почти два миллиона голосов. Падение продолжалось, скорость падения нарастала. Вот расклад политических сил в Германии на конец 1932 года: гитлеровцы - 11,8 миллиона голосов, социал-демократы - 8,1 миллиона, коммунисты - 5,8 миллиона.

К слову сказать, нас учили, что гитлеровцы - лавочники, социал-демократы - партия мелкой буржуазии, коммунисты - партия рабочего класса. Но если верить результатам многочисленных выборов в начале тридцатых годов, то мелких лавочников и мелких капиталистов в Германии было втрое больше, чем пролетариев. Другими словами, все построения Маркса уже тогда были опрокинуты жизнью и именно в индустриальной Германии. И если в пролетарской индустриальной Германии за Гитлера голосовало в 2-3 раза больше людей, чем за Тельмана, то кто же в этом случае был выразителем интересов большинства трудящихся?

Еще нас учили партию Гитлера называть не социалистической, а социалистской, мол, у нас настоящий социализм, а у Гитлера тоже социализм, но не до самого конца правильный. Тут нужно отметить, что Гитлер имел точку зрения прямо противоположную: только у него настоящий социализм, а социализм ленинского типа - искажение, отступление, извращение. Предлагаю потому партию Гитлера называть так, как ее называл сам Гитлер и его сторонники: Национал-социалистическая германская рабочая партия (немецкое сокращение - НСДАП). И давайте не будем спорить о том, что есть истинный социализм, а что - искажение: пока они не у власти, всякий социализм правильный.

Итак, Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала в беду. В кризис. На первый взгляд Гитлер - победитель. Казалось бы, Гитлер - самый популярный политик Германии - бери власть. Так нет же. Абсолютного большинства у него нет, и потому взять власть он не может. Простое большинство без решающего перевеса - не победа, а глубочайший кризис. Общее количество голосов у социал-демократов и коммунистов все равно большее.

Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала еще и в тяжелейший финансовый кризис. У рабочего класса Германии просто не было больше денег поддерживать свою партию. Партия чисто социалистическая, чисто рабочая, чисто пролетарская - откуда у пролетариев деньги Гитлера поддерживать? И процесс разложения гитлеровской партии пошел с нарастанием.

Интересно полистать дневники Геббельса тех дней: "надежды полностью исчезли", "в кассе ни пфеннига", "нет денег, никто не дает в кредит", "мы на последнем издыхании".

Ситуация: у партии Гитлера больше нет денег на пиво для штурмовиков, на коричневые рубахи, на сапоги, на знамена и факелы, на барабаны и листовки, на выпуск литературы, на проведение новой предвыборной кампании, на содержание партийного аппарата. Гитлер обдумывает два варианта действий: первый - бегство, второй - самоубийство. Это зафиксировано на бумаге, например, в том же дневнике Геббельса, который для обнародования никак не предназначался.

Через десять лет после кризиса сам Гитлер говорил в тесном кругу: "Хуже всего обстояли дела в 1932 году, когда пришлось подписать множество долговых обязательств, чтобы иметь возможность финансировать прессу, избирательные кампании и вообще всю партийную работу... От имени НСДАП подписывал эти долговые обязательства, сознавая, что если деятельность НСДАП не увенчается успехом, то все потеряно" (Генри Пикер. Застольные разговоры Гитлера. Запись от 5 мая 1942 года).

В конце 1932 года песня Адольфа Гитлера была спета, и как политик он уже был кончен. Он пока оставался самым популярным политиком Германии, но партия - в долгах, платить нечем. Германский национал-социализм был обречен. Гитлера могло спасти чудо. Но чудес не бывает.

Поэтому Гитлера спас товарищ Сталин.

6

Товарищ Сталин не просто спас Гитлера, но вручил ему ключи от власти.

Демократия так устроена, что в решающих, поворотных моментах истории основную роль играет меньшинство.

Происходит это потому, что история имеет неисчислимое количество вариантов развития. Пока все хорошо, люди могут соглашаться в главном, но в моменты кризисов и обострений в обществе возникают тысячи решений и планов. Как правило, мнения делятся на диаметрально противоположные и почти пополам. В этой ситуации все решает неустойчивое, колеблющееся меньшинство: чуть оно подастся вправо, победят правые, чуть влево - левые.

Именно такая ситуация сложилась в Германии в конце 1932 года: гитлеровцы, как мы помним, на первом месте, социал-демократы - на втором, коммунисты - на третьем. Но ни гитлеровцы, ни социал-демократы, ни тем более коммунисты прийти к власти не могут.

В этой ситуации судьбы Германии, Европы и всего мира оказались в руках меньшинства - в руках германских коммунистов. Поддержат коммунисты социал-демократов - и гитлеризм рухнет и больше никогда не поднимется. А если коммунисты поддержат гитлеровцев, рухнет социал-демократия.

Облачимся в рабочую блузу товарища Тельмана и прикинем, что следует делать, рассчитаем последствия хотя бы одного следующего шага. О самостоятельном приходе к власти коммунистам мечтать не приходилось. Оставалось два пути.

Первый: войти в коалицию с социал-демократами, победить на выборах, социал-демократы - старший партнер, коммунисты - младший. После этого предстояло разделить портфели: социал-демократам - большинство министерств, коммунистам - меньшинство. После поражения на выборах Гитлер сбежит или застрелится, если нет - его посадят в тюрьму за неуплату многомиллионных долгов. Партия Гитлера рассыплется - кому захочется состоять в обанкротившейся партии и платить ее долги после поражения, если их некому платить до выборов? Таким образом, войти в коалицию с социал-демократами означало для коммунистов (и для всего мира) крушение гитлеризма. После такого крушения коммунисты автоматически поднимались с третьего места на второе и делили власть с первой партией, с социал-демократами. Заманчиво.

Был у товарища Тельмана второй путь: поддержать гитлеровцев. Последствия такого хода предсказать было легко: Гитлер, придя к власти, посадит в концлагеря и социал-демократов, и коммунистов, и самого товарища Тельмана.

Если германские коммунисты поддержат Гитлера, то это будет означать убийство социал-демократии и самоубийство германского коммунизма.

Товарищ Тельман так и поступил - поддержал Гитлера.

На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты - 49%.

Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Потому победил Гитлер.

7

Интересно, как красная пропаганда описывает приход Гитлера к власти. "Фашизм - это война... Разве Гитлеру и Муссолини удалось бы захватить власть и ввергнуть Европу в пучину войны, если бы все антифашисты, и прежде всего коммунисты и социалисты западноевропейских стран, выступили единым фронтом? Конечно, нет".

Это передовая статья "Военно-исторического журнала" (1962. N5. С.5), т.е. официальная точка зрения Министерства обороны СССР. Статья кипит благородной яростью: если бы объединились, то Гитлер и Муссолини не пришли бы к власти!.. Не было бы Второй мировой войны!

Руководители Министерства обороны бурлят гневом, но виновников прихода к власти Муссолини и Гитлера по какой-то причине не называют.

А мы назовем. Бенито Муссолини без посторонней помощи к власти прийти не мог. Проблема, что и у Гитлера: не хватало голосов. У социалистов и либералов было больше. И тогда товарищ Ленин запретил итальянским социалистам вступать в коалицию с либералами. Результат - к власти пришел Муссолини. Кстати, именно эти действия Ленина были причиной раскола соцпартии. Те, кто подчинился ленинскому приказу, вышли из социалистической партии и образовали коммунистическую партию Италии. Спасибо товарищу Ленину.

Этот урок очень понравился товарищу Сталину. В январе 1924 года на пленуме ЦК РКП(б) Сталин заявил: "Не коалиция с социал-демократией, а смертельный бой с ней".

Социал-демократы неоднократно предлагали коммунистам совместные действия против Гитлера на любых условиях, но всегда получали твердый и решительный отказ.

Сталин открыл дорогу к власти для Гитлера методом, которым Ленин открыл дорогу к власти для Муссолини. А вот как это теперь описывает наша официальная пропаганда. В 1991 году АПН выпустило книгу "Преступник номер 1". Авторы - Даниил Ефимович Мельников, доктор исторических наук, профессор, и Людмила Борисовна Черная, публицист и переводчик. Книга о Гитлере.

Авторы провели огромную исследовательскую работу, докопались до самых корней, они рассказывают о дальних предках Гитлера, мы узнаем, кто из них состоял в незаконном браке, у кого были побочные незаконнорожденные дети. Мы узнаем много интересного о детстве и юности Гитлера. Перед нами картина возникновения и развития германского национал-социализма, главой которого был Адольф Гитлер. Мы видим возвышение национал-социализма, а потом кризис 1932 года: все пропало, все рушится. Авторы цитируют выступления германских политиков конца 1932 года: Гитлер обречен, Гитлер списан, Гитлер уже не существует как политик, на Гитлере поставлен крест. Авторы высказывают свое мнение: еще немного, и от партии Гитлера шарахнулись бы все ее приверженцы, а сам Адольф Гитлер, если бы не сбежал или не покончил с собой, то оказался бы в долговой яме.

За этим сразу следует описание прихода Гитлера к власти.

Скачок в повествовании непонятен. Это как в фильме, когда вырезано несколько метров пленки: рывок - и вдруг на экране без всякого перерыва падение превращается во взлет.

Книга о Гитлере, потому ключевым в ней вопросом должен быть: как он дорвался до власти? Все остальные вопросы - второстепенны. Без государственной власти Гитлер не стоил ничего. Все преступления стали возможны только потому, что Гитлер получил власть - в частном порядке концлагерь не построишь. Как же этот подлец, этот мерзавец, этот выродок оказался у власти?

Вот что авторы нам предлагают в ответ: "В этой книге нет возможности, да и необходимости перечислять все перипетии борьбы верхов за канцлерское кресло в 1932 - 1933 годах..." (С. 135).

Вот и все: нет возможности и необходимости. Дорвался Гитлер до власти, и кому какое дело, как дорвался. Авторы докопались до гитлеровских бабушек и прабабушек, перерыли горы грязного белья, сообщили нам все деревенские сплетни вековой давности, а когда дошли до главного, то тут произошел необъяснимый скачок в повествовании.

Гитлер, когда ему не захотелось рассказывать о событиях ноября 1923 года, применил прием: "я не буду распространяться...". Официальная коммунистическая пропаганда использует тот же гитлеровский прием: "нет возможности и необходимости" рассказывать о главном и самом интересном.

А мы ответим: товарищи коммунисты, есть возможность обсуждать приход Гитлера к власти. И есть такая необходимость.

Просто для того, чтобы это никогда больше не повторилось.

8

Вопрос: что должен был делать товарищ Сталин в драматической ситуации начала 1933 года?

Ответ: ровным счетом ничего.

И тогда Гитлер проиграл бы и никакой "великой отечественной войны" просто не было бы. Был бы мир. И мы бы не оплакивали миллионы погибших.

Но товарищу Сталину была нужна война. Потому товарищ Сталин приказал коммунистам в единый блок с социал-демократами не вступать. Мало того, забастовка в Восточной Пруссии, где надо было сбросить социал-демократов, проходила под общим красным флагом, на котором в свастику были вплетены серп и молот. Сейчас, понятно, коммунистам "нет возможности и необходимости" об этом рассказывать.

После выборов 49% голосов были разделены на социал-демократов и коммунистов. Вместе - сила, порознь - слабость. Ни коммунисты, ни социал-демократы в отдельности не имели 43%. Их имел Гитлер. И он победил. И все долги списали.

Вот тут и надо искать истоки Второй мировой войны.

Первые гитлеровские концлагеря - для педерастов и социал-демократов. Коммунистов Адольф Гитлер тоже не забыл. Нижние чины коммунистической партии Германии быстро перековались в национал-социалистов, не велика разница, а верхний эшелон, начиная с товарища Тельмана, - в кутузку.

Перед выборами товарищ Тельман имел две возможности: а) одним шагом, одним политическим ходом удавить гитлеризм в отрочестве и самому при этом стать министром в социал-демократическом правительстве; б) открыть дорогу Гитлеру к власти и самому попасть за колючую проволоку и там погибнуть.

Товарищ Тельман выбрал кутузку. И погиб в заключении. Так пусть же не обижаются на меня, когда я Тельмана, его сообщников и подельников называю дураками! Если есть другие мнения, готов их выслушать. Но начиная с 1932 года никаких других мнений об умственных способностях вождя германских коммунистов высказано не было.

Как понять самоубийственное поведение коммунистов в момент, когда решалась судьба мира?

Если мы оденем рабочую блузу товарища Тельмана, то в его действиях ровным счетом ничего не поймем. А вот если вместо блузы мы наденем красноармейскую шинель товарища Тельмана да суконный островерхий шлем с красной звездой, то тогда ситуация мигом прояснится.

Я ведь вовсе не зря тратил бумагу и время на рассказ про школы Коминтерна и сытую жизнь германских коммунистов в стране, где на Ярославском вокзале столицы мирового пролетариата иногда по недосмотру производителя потребитель мог в пирожке с мясом встретить нечто несъедобное. Человеческий ноготь, например. Или детский пальчик.

За все надо платить. За красивую жизнь в стране людоедов германские коммунисты платили покорностью. Товарищ Сталин использовал эту покорность в интересах Мировой революции.

Германских танкистов в красноармейской форме, которых Сталин готовил в секретной школе, надо было пустить против Европы. Но для этого надо было поставить во главе Германии бесноватого фюрера. А для этого надо было уничтожить социал-демократию и дорогу Гитлеру расчистить. Потому партией Тельмана пришлось пожертвовать, как пешкой в большой игре. Не велика потеря. Мы и сами имеем возможность убедиться - не великого ума был человек, если подставил свою шею под топор Гитлера в интересах Сталина. Жертвуя Тельманом, товарищ Сталин знал, что в школах Коминтерна подрастают новые вожди, что в случае чего достойный кандидат на пост Министра государственной безопасности Германской Советской Социалистической Республики всегда найдется.

Так пусть же нам больше не говорят про историю, которая коммунистам мало времени отпустила на подготовку. У Сталина были все возможности не пустить Гитлера к власти. Для удушения гитлеризма Сталину вообще ничего делать было не надо. Ровным счетом ничего. Без вмешательства Сталина германские коммунисты просто из чувства самосохранения должны были вступить в союз с социал-демократами. Но Сталин вмешался и этим открыл дорогу Гитлеру.

Мы читали в начале главы заявление официального органа Министерства обороны СССР: "Второй мировой войны могло бы и не быть, если бы...". Правильно. Добавим к недосказанному: ...если бы Сталин не привел Гитлера к власти. В этом случае ко Второй мировой войне и вовсе готовиться было бы не надо. Мир вполне мог обойтись без Гитлера во главе Германии и без Второй мировой войны.

Но Сталин - не мог.

ГЛАВА 7 КТО БЫЛ АВТОРОМ ЛЕГЕНДЫ О НЕГОТОВНОСТИ СТАЛИНА К ВОЙНЕ?

Мы только сейчас осознали, как хорошо русские были подготовлены к войне.

Адольф Гитлер, 3 октября 1941 г.

1

Принято считать, что легенду о неготовности Сталина к войне придумал Хрущев.

Против этого возражаю: легенда была придумана до Хрущева.

Но чтобы найти автора, надо сначала установить, кому эта выдумка выгодна, кто и с какой целью ее распространяет.

Многим авторам книг и статей о "неготовности" я писал и звонил. Вопрос один: а почему никто не представил доказательств? И знаменитые историки со смущением отвечали: доказательств пока придумать не удалось.

Вот так история! Коммунисты нам 50 лет рассказывали о неготовности к войне, самый мощный в мире идеологический аппарат СССР имел главной задачей кричать с каждого фонаря о неготовности, на сочинение доказательств были брошены академии и институты, тысячи кандидатов и докторов получили звания, степени и премии... но ни одного доказательства никто так и не удосужился придумать!

Тут самое время меня перебить возгласом: так ведь вроде же была одна книга, в которой одно доказательство было представлено...

Братья и сестры, проявим бдительность: нам подсунули не те доказательства. Доказательств неготовности Сталина к войне никто не представил. Никогда. Вместо этого нам подсунули тысячи, десятки и сотни тысяч доказательств неготовности Сталина к оборонительной войне.

Но неготовность к войне и неготовность к оборонительной войне - разные вещи. Объясняю. Глава сицилийской мафии двадцать лет ездил по улицам большого города без оружия и телохранителей. Его так боялись, что ни соперники, ни полиция, ни тем более честные граждане не могли нарушить его покой. На этом он и сгорел - его взяли без единого выстрела. У него не оказалось с собой даже пулемета. Если он вообще забыл о самозащите, разве из этого следует, что в области нападения он тоже ничего не делал? Как раз наоборот. Вся Италия дрожала, и коекто за пределами. Все его помыслы были направлены на захват и насилие, и эта направленность была ему лучшей защитой. Но она же сыграла с ним злую шутку: его агрессивности так боялись, он это так хорошо знал, что перестал заботиться о своей безопасности. Как Сталин.

Другой пример. Китайцы возводили Великую китайскую стену на протяжении двух тысяч лет. А их соседи монголы не возводили ни стен, ни замков, ни крепостей. Чингисхан вообще никак к оборонительной войне не готовился. Разве из этого следует, что он был не готов к войне?

Коммунистическая пропаганда отсылает нас к 22 июня 1941 года: вот она, неготовность! Прямо такие книги и писали "1941, 22 июня". Странный подход. Ну кто же судит о готовности к войне по первому дню? Судить по первому дню - это судить хоккейный поединок по первой шайбе. Ну забили. Бывает. Но давайте же до конца досмотрим!

Цыплят по осени считают, готовность к войне - по результатам. О готовности к войне во все времена судили по последнему дню. У каждой стороны были плюсы и минусы в подготовке, и только последний день войны дает возможность подвести баланс всем плюсам и минусам. Давайте же вспомним май 1945 года, вспомним сожженный труп Гитлера, вспомним товарища Сталина, примеряющего новый мундир у зеркала, и зададим вопрос еще раз: кто же лучше подготовился к войне?

Можно бесконечно выискивать новые факты и цифры, но результат войны покрывает все плюсы и минусы у обоих участников.

Если ошибаюсь, поправьте, но мне кажется, что товарищ Сталин в мае 1945 года выглядел несколько лучше, чем труп сожженного Гитлера. В конечном итоге у Сталина плюсов оказалось чуть больше, а минусов меньше, чем у его противника.

2

Кремлевские историки нашли универсальный способ доказывать сталинскую неготовность к войне. Любое количество дивизий и корпусов, оружия и боевой техники они объявляют недостаточным. У Сталина было 300 дивизий? Мало! Надо было иметь 400. У Сталина миллион подготовленных парашютистов? Мало! Надо было подготовить два миллиона. Метод беспроигрышный. Если бы у Сталина было 400 дивизий, они бы сказали, что 500 лучше, чем 400. А было бы 500, сказали бы, что 600 все равно лучше. Этот же метод распространяется на любые характеристики вооружения: 100-мм броня на советских танках KB? Мало, мало, мало.

Но давайте условимся - абсолютной готовности не бывает. Она недостижима, как горизонт. Любое количество и качество можно объявить недостаточным. Вы, к примеру, выжимаете штангу весом в 100 кг, а я скажу, что этого мало. Вы выжимаете 150, а мне все равно мало. Сколько ни выжимайте, я всегда сумею доказать, что 200 лучше, чем 150. И я буду прав! И все со мной согласятся! Ибо это действительно так: 300 больше, чем 200. А если кто-то когда-то выжмет 300, я найду, что возразить.

Вот именно на этом простом психологическом трюке и держались все басни и сказки о неготовности Сталина к войне. Воспользовавшись нехитрым приемом, тысячи коммунистов написали тысячи книг. Они правы: миллион тонн боеприпасов - мало, два миллиона - лучше.

И если мы хотим разобраться в вопросе готовности к войне, давайте сразу установим: абсолютная готовность недостижима. Ее нет и быть не может. Все познается в сравнении. Готовность - понятие относительное. Только в сравнении с противником мы можем что-то понять.

И никак иначе.

Потому, когда дойдем до количества советских самолетов, мы вспомним и противника; когда будем говорить о качестве советских танков, не забудем их сравнить с германскими.

3

Слышал такой аргумент: Сталин не мог напасть на Гитлера в 1941 году, ибо не имел никаких шансов на победу... Самый ранний срок нападения, с минимальными шансами на успех... 1942 год.

Логика убийственная. Однако обратимся к другим примерам.

Имела ли Япония какие-нибудь шансы победить Америку? Сравним сырьевые ресурсы двух стран: у Америки все, у Японии ничего. Промышленный, научный и главное - технологический потенциал Америки в 1941 году был неизмеримо более высоким, чем потенциал Японии. Это было доказано чуть позже, в 1945 году, на примере двух японских городов - Хиросимы и Нагасаки...


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики