09 Dec 2016 Fri 10:42 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 03:42   

В качестве примера Триандафиллов приводит расчет количества административного состава в пяти польских воеводствах от советской границы до реки Сан. Триандафиллов рекомендует для проведения советизации использовать иностранных коммунистов, живущих в СССР: захваты предстоят до самой Атлантики и одними советскими коммунистами не обойдешься.

Коммунистические историки уверяют нас, что Сталин разделил Польшу, т. к. боялся Гитлера, хотел мира и т.д.. и т. п. Но коммунисты "забывают", что до пакта Молотова-Риббентропа и даже до прихода Гитлера к власти в советских штабах на математической основе были отработаны планы советизации Европы. Причем польская территория от границы до реки Сан, которая отошла Советскому Союзу по пакту Молотова-Риббентропа рассматривалась просто в качестве небольшого примера того, как надо дальше советизировать Европу.

Пакт Молотова-Риббентропа открыл ворота советизации. У Сталина все было готово не только в теории. Советские штабы разработали операции в глубокой тайне, но не забыли дать указания политическим комиссарам и "соответствующим органам" быть в полной готовности к советизации.

Ночью 17 сентября 1939 года комбриг НКВД И. А. Богданов отдал приказ чекистам: "Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 года переходят в наступление с задачей содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии...". Итак, революция в Польше началась, рабочие и крестьяне справятся сами, а Красная Армия и НКВД им будут только содействовать... Результаты известны. Катынь - это тоже из области "содействия". Кстати сказать, Сталин не так уж боялся Гитлера, как это пытаются представить коммунисты. Если бы Сталин Гитлера боялся, то он сохранил бы польских офицеров и в случае германского вторжения бросил бы их во главе десятков тысяч польских солдат партизанить на польской территории. Но оборона против Гитлера в сталинские планы не входила. Сталин не только не использовал польский потенциал, но и разогнал свои партизанские отряды, созданные заранее на случай войны.

Советизация Финляндии готовилась еще более тщательно. В момент, когда "финская военщина начала вооруженные провокации", у Сталина уже находились в резерве финский коммунистический "президент", "премьер-министр" и целое "правительство", включая и главного чекиста "свободной демократической Финляндии". В Эстонии, Литве, Латвии, в Бесарабии и на Буковине тоже нашлись "представители народа", требовавшие присоединения к "братской семье", нашлись (удивительно быстро) председатели революционных комитетов, народные заседатели, депутаты и пр. и пр.

Советизация набирает силу, а Сталин наращивает резерв партийных администраторов для новых походов. 13 марта 1940 года Политбюро приняло решение об аттестовании всех номенклатурных работников партии и присвоении всем им воинских званий. Вся партия из полувоенной становится чисто военной. Наркомату обороны Политбюро ставит задачу практически осуществить аттестование всей номенклатуры и присвоение воинских званий. Было решено, что "работники партийных комитетов обязаны систематически проходить военную переподготовку, с тем чтобы они в любой момент призыва в РККА и РККФ могли выполнять работу на должностях, соответствующих их квалификации" (Постановление Политбюро "О военной переподготовке, переаттестовании работников партийных комитетов и о порядке их мобилизации в РККА" от 13 марта 1940 года). Обратим внимание на слова: "работу на должностях, соответствующих их квалификации". Какая у партийного воротилы квалификация, кроме секретаря райкома? Так вот их и намечают использовать секретарями райкомов (горкомов, обкомов и пр.) и после призыва в армию.

С мая 1940 года по февраль 1941-го были переаттестованы (т. е. прошли экзамены и комиссии) 99 тысяч политработников запаса, включая 63 тысячи руководящих "работников партийных комитетов". Переподготовка номенклатуры идет усиленным темпом. И не только переподготовка. Идет призыв. 17 июня 1941 года еще 3700 номенклатурных чинов получают приказ поступить в распоряжение армии!

Готовится новая советизация?

Не только партийные боссы советизировали Эстонию, Литву, Латвию, Западную Украину и Западную Белоруссию, Бессарабию и Буковину, но приложили руку и "соответствующие органы". За спинами "народных представителей" и "слуг народа" НКВД "содействует восставшим рабочим и крестьянам укрепить власть пролетариата".

Первыми границы переходили пограничники НКВД. "Действуя небольшими группами, они захватывали и удерживали речные переправы и узлы дорог" (Военно-исторический журнал, (ВИЖ) 1970, N 7, с. 85). В Зимней войне отряд пограничников НКВД тайно проник на территорию Финляндии, совершил бросок через тундру и внезапным ударом захватил город Петсамо и порт. Через 5 лет в войне с Японией из состава пограничников было сформировано "320 отрядов нападения численностью от 30 до 75 человек каждый, вооруженных пулеметами, автоматами, винтовками и гранатами. Отдельные отряды имели до 100-150 человек". "Подготовка осуществлялась на основе ранее разработанных и уточненных планов внезапного нападения... Первостепенную роль в достижении успеха должна была сыграть внезапность действий" (ВИЖ, 1965, N 8, с. 12).

Но и в войне с Германией пограничные войска НКВД действовали тем же образом. Там, где германские войска не перешли границу, советские пограничные войска по своей инициативе нарушили государственную границу: к этому они были готовы. Пример: 25 июня 1941 года на румынской границе советские пограничные катера высадили десант в районе города Килия. Десант захватил плацдарм, при этом десантникам оказали помощь огнем разведчики НКВД, высадившиеся на берег заранее (Часовые советских границ. С. 141).

Интересная вещь. Такие же отборные и отлично тренированные пограничники НКВД в момент нападения Германии находились на пограничных мостах, но они не были готовы к отражению нападения и защите мостов и отдавали их почти без боя. Когда надо было захватывать западную часть пограничного моста, пограничники демонстрировали отменную выучку, смелость, храбрость. Когда надо было восточную часть моста защищать, те же люди демонстрировали полную неготовность - их просто этому никто не учил и задач на оборону никто перед ними не ставил.

Но главная сила НКВД все же не в пограничных войсках. Кроме пограничных войск в составе НКВД имелось большое количество полков и дивизий оперативных, конвойных, охранных войск. Все они интенсивно занимались истреблением "вражеских элементов" и "очисткой территорий". В Зимней войне этим занимались восемь полков НКВД, помимо отдельных батальонов и рот и формирований пограничников. Размах действий НКВД по "очистке тыла" может прокомментировать хотя бы операция, проведенная в 1944 году в тылу 1-го Белорусского фронта. В операции участвовало пять пограничных полков НКВД, семь полков оперативных войск НКВД, четыре кавалерийских полки, отдельные батальоны, разведывательная авиация. Общая численность войск - 50000 человек. "Обрабатываемая площадь" - 30 тысяч квадратных километров (там же, с. 181). Но и до нападения Гитлера НКВД работал с не меньшим размахом, просто данные по операциям, проводимым в 1940 году в Эстонии, Литве, Латвии, в Западной Украине и Белоруссии, на Буковине и в Бессарабии, нигде не публикуются. Но разве мало опубликовано материалов на эту тему не о палачах, а об их жертвах?

1940 год по интенсивности действий НКВД превосходил и 1944-й, и 1945-й, и многие последующие. Достаточно вспомнить, что 1940 год-это год Катыни. Но польских офицеров истребляли не только в Катыни, а по крайней мере в двух других местах, причем жертв было не меньше, чем в Катыни. Но ведь и литовских офицеров тогда тоже истребляли, и латвийских, и эстонских. И не только офицеров, но учителей, священников, полицейских, писателей, юристов, журналистов, трудолюбивых крестьян, предпринимателей и все другие слои населения, точно так же, как и во время Красного террора против русского народа. Масштабы действий НКВД нарастали... но вдруг что-то изменилось: с февраля 1941 года боевые подразделения НКВД во все возрастающих количествах начали тайное сосредоточение у государственных границ...

Коммунистические профессора всеми силами пытаются сейчас преуменьшить мощь Красной Армии и преувеличить мощь Вермахта. При этом они идут на самые грубые подделки и фальсификации. В Германии учитываются все дивизии: Вермахт и СС. В Советском Союзе учитываются только дивизии Красной Армии, но отборные, отлично подготовленные, полностью укомплектованные и вооруженные дивизии НКВД совершенно не учитываются, они "забыты". Коммунисты объявили, что непосредственно на границах находилось 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов (численностью около полка каждый) и 11 полков оперативных войск НКВД общей численностью около 100000 человек. Это правда. Но не вся. В момент германского вторжения непосредственно на границах находились не только полки, но и отдельные батальоны НКВД внушительной численностью, а кроме того, целые дивизии НКВД. Пример: 4-я дивизия НКВД (командир-полковник НКВД Ф. М. Мажирин) находилась на румынской границе, при этом подразделения 57-го полка НКВД этой дивизии - прямо на пограничных мостах. Вблизи границ находилась 8-я мотострелковая дивизия НКВД. В районе Рана-Русская находилась 10-я дивизия НКВД, а 16-й кавалерийский полк НКВД из состава этой дивизии был рассредоточен непосредственно по пограничным заставам, 21-я мотострелковая дивизия НКВД находилась на финской границе. 1-я дивизия НКВД (полковник НКВД С. И. Донсков) находилась там же. 22-я мотострелковая дивизия НКВД появляется в германских сводках на 7-й день вторжения в Литву.

Части НКВД были придвинуты к границам невероятно близко. Некоторые находились буквально в нескольких метрах от границ. Пример: 132-й отдельный батальон НКВД находился в Тираспольском укреплении Брестской крепости. Для обороны? Нет. Крепость для обороны не готовилась, в ней предполагалось в случае войны оставить один стрелковый батальон обычных войск. А может, батальон НКВД предназначен охранять границу? Да нет же, для этого рядом, в тех же казармах находится 17-й пограничный отряд (полк), а 132-й батальон НКВД не пограничный, а КОНВОЙНЫЙ. Он использовался для конвоирования "врагов" из Западной Белоруссии, но вот его поместили на ЗАПАДНОМ берегу Западного Буга. Батальон пока ничего не делает - очень трудная дорога в Советский Союз: нужно на лодках чекистов переправлять в старую цитадель через Буг, там надо пройти через множество ворот и мостиков, через рвы, перейти Мухавец и снова - рвы, валы и бастионы. Врагов в крепости нет, а до города не близко. Так что батальон пока отдыхает. Тираспольское укрепление (Пограничный остров) - это вообще-то уже на польской, точнее, в то время - на германской территории, и в Германию попасть - только мостик перейти.

Любого исследователя ждут великие открытия, если он только займется серьезным изучением состава и дислокации войск НКВД накануне германского вторжения. А мы поспешим вперед, нет времени на этом останавливаться, тут материалов на многие тома. Скажу только, что 132-й конвойный батальон был не один.

Я нашел точные данные, что на самой границе были не только конвойные батальоны и полки НКВД, но и конвойные дивизии. Вот, например, уже упомянутая 4-я дивизия НКВД оседлала пограничные мосты на реке Прут. Наверное, чтобы взорвать их в случае обострения обстановки? Никак нет. Мосты были заминированы, но потом их разминировали и посадили рядом дивизию НКВД. По одним данным, 4-я дивизия НКВД вроде бы охранная (по аналогии с СС, попытайтесь понять значение слова "охранная"), но по многим другим данным (например, ВИЖ, 1973, N 10, с. 46), 4-я дивизия НКВД проходит как конвойная. Да и полковник Ф. М. Мажирин, командир дивизии, старый гулаговский волк, прослуживший в конвое всю свою карьеру.

Кого же гулаговская охрана намеревалась конвоировать через пограничные мосты?

8. ЗАЧЕМ ЧЕКИСТАМ ГАУБИЧНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ

 Будем громить зверя в его собственной берлоге.

 Л.Берия, генеральный комиссар госбезопасности. Февраль 1941 г.

Карательная машина коммунистов имеет два основных механизма: органы и войска. Имеются в виду, конечно, не войска Красной Армии, а особые войска ЧКГПУ-НКВД. Красная Армия воюет против внешнего врага, карательные войска - против внутреннего, и потому так и называются - внутренние.

Во времена утверждения коммунистической диктатуры карательные войска играли более важную роль, чем карательные органы. Главное оружие карателей в те славные времена - броневик, трехдюймовая пушка, пулеметы. Внутренняя война против собственного народа по зверству и числу жертв ничем не отличалась от обычной захватнической войны. Для координации действий всех карательных войск было создано Главное управление. Время от времени карательная машина меняла свои названия так же просто, как змея свою шкуру, оставаясь при этом все той же змеею. Но орган, координирующий действия карательных войск, оставался неизменным - Главное управление. Эта организация и подчиненные ей войска совершили страшные злодеяния против всех народов, населяющих Советский Союз.

По мере укрепления коммунистической диктатуры органы занимали все более важное место. Главным оружием террора становится скрипучее перо в руке доносчика, напильник для спиливания зубов в руке следователя и револьвер системы "наган" в руке палача. Карательные войска не уменьшаются количественно, и их роль становится обеспечивающей: обыски, облавы, аресты, конвоирование, охрана карательных и "исправительных" учреждений А кроме того, карательные войска охраняют вождей, правительственную связь, государственные границы. Образ бойца-карателя изменился. Теперь это не уголовник в матросском тельнике, а охранник в тулупе на полярном ветру: штык вперед и верный пес рядом. Броневиков у карателей больше нет. Они не нужны.

Террор разгорается, угасает и вновь разгорается. Вот и 37-й. Коммунисты уверяют, что 37-й год-начало террора. Нет Начало - в 17-м. Вершина - в 30-м. Просто в 37-м террор, следуя своей логике, добрался до верхов, под топор пошли и коммунисты, потому тот год они и помнят. А когда Якиры и Тухачевские кровью заливали целые губернии, то это террором не считалось. 37-й - не начало, а скорее, победный финал террора. Еще год и чистки из всеобщих превратятся в выборочные. На этом этапе карателям даже и пулеметы вроде не очень нужны стали: их коллеги, попав под ножи собственной мясорубки, не особенно сопротивлялись.

Итак, Великая чистка успешно завершена, террор резко пошел на спад, из тюрем и лагерей выпускают часть зэков и планируют выпустить еще. Что в этой ситуации должно произойти с карательными войсками и Главным управлением, которому они подчинены? Правильно. Главное Управление надо ликвидировать. Так оно и было. Чистка завершена в конце 1938 года. В начале следующего года исчезает Ежов, и тут же, 2 февраля 1939 года, постановлением СНК Главное Управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР ликвидируется.

Резонно предположить, что вместо уничтоженного ГУ будет создан некий новый орган того же назначения, но рангом поменьше. Логика так подсказывает. Но в данной ситуации происходило нечто логике вопреки. 2 февраля 1939 года вместо одного Главного Управления было создано ШЕСТЬ самостоятельных Главных Управлений НКВД, ведающих войсками и военными вопросами:

- ГУ пограничных войск НКВД;

- ГУ охранных войск НКВД;

- ГУ конвойных войск НКВД;

- ГУ железнодорожных войск НКВД;

- ГУ военного снабжения НКВД;

- ГУ военного строительства - (Главвоенстрой) НКВД.

После завершения Великой чистки произошло не только резкое количественное увеличение карательных войск, но и качественный скачок: карательные войска решением советского правительства вновь занимают ведущее место, оттеснив карательные органы на вспомогательную роль. Завершение Великой чистки - это начало небывалого наращивания мощи карательных войск. На их вооружение вновь поступают бронепоезда, броневики (БА-10) новейшей конструкции, гаубичная артиллерия и, наконец, танки и авиация.

Начинается рост карательных войск всех видов, всех назначений. В составе НКВД войск становится так много, что для управления ими вводится особая должность - заместитель наркома по войскам (генерал-лейтенант НКВД И. И. Масленников).

Но странная вещь: НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ КАРАТЕЛЬНЫЕ ВОЙСКА БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ. Новая чистка в 1939 году в СССР явно не намечается - страна поставлена на колени и полностью подчинена Сталину. Если бы и намечалась еще одна чистка, то револьверов, напильников, кнутов и плетей было бы достаточно. Зачем чекистам гаубицы?

Развитие войск НКВД идет по многим направлениям. В 1939 году создана заградительная служба НКВД. Можно возразить, что заградительные отряды были созданы в июле 1942 года приказом НКО N 227. Изучение открытых советских источников приводит нас к простому заключению: товарищи Троцкий, Тухачевский, Якир, Егоров и многие другие войны без заградительной службы не мыслили и использовали ее широко и постоянно в годы Гражданской войны Задача заградительных отрядов - повышать устойчивость войск в бою, особенно наступательном. Развернувшись позади войск, заградительный отряд "подбадривает" свои наступающие цепи пулеметными очередями в затылок, задерживает войска в случае самовольного отхода, истребляя на месте непокорных. Понятно, что в мирное время заградительная служба не нужна. Сразу после Гражданской войны заградительные отряды перековали в карательные, охранные, конвойные.

А вот в июле 1939 года заградительные отряды тайно возродились.

Известно, что до подписания пакта Молотова-Риббентропа Советский Союз начал тайно формировать армии в западных районах страны. Составным элементом каждой армии был отдельный мотострелковый полк НКВД, состоящий не из батальонов, а из заградительных отрядов.

Кроме полков, входящих в состав армий, существовали отдельные мотострелковые полки НКВД, входящие в состав фронтов. Пример: в июне 1941 года только позади Южного фронта находилось девять полков, отдельный отряд и отдельный батальон НКВД (ВИЖ, 1983, N9, с. 31).

Помимо мотострелковых полков НКВД создавались отдельные заградительные отряды НКВД, который немедленно вводились в состав вновь формируемых корпусов и армий.

В советских источниках мы найдем множество указаний на активные действия заградотрядов не с июля 1942 года, но с самых первых часов войны. Вот вполне стандартные строки о первых трех днях войны. Генерал-полковник Л. М. Сандалов: "Я тут ставлю армейский заградительный отряд"... "Их останавливали заградительные отряды" (Пережитое. С. 108, 143).

Удивительно: нападения Германии мы не ждали, а создать и развернуть заградотряды у самых границ не забыли.

С начала 1939 года резко возрастает количество пограничных войск НКВД. До этого, начиная с ленинских времен, в Советском Союзе было шесть пограничных округов. Теперь их стало восемнадцать, и численность каждого нового округа значительно возросла в сравнении со старым. В каждой стране пограничные войска это нечто оборонительное, но Советский Союз - не обычное государство, и мы уже имели возможность наблюдать агрессивные наклонности советских пограничников. Пограничные войска СССР не только способны самостоятельно вести наступательные бои, но кроме того, и это главное, всегда служили базой для создания формирований Осназ (ОН). Смотришь на иную пограничную заставу: фуражки зеленые, совесть чистая, собачки брешут, граница на замке, вьется дымок мирный и льется песня задушевная. Все как положено. По форме - вроде пограничники, а вот по содержанию - Осназ.

Осназ - наиболее агрессивные ударные формирования советской карательной машины. Части Осназ прославились жестокостью (даже по стандартам ВЧК) в Гражданской войне. После нее Осназ был резко сокращен. Оставалась только одна дивизия Осназ в районе Москвы (1-я ДОН НКВД, командир дивизии - комбриг НКВД Павел Артемьев).

Но вот в начале августа 1939 года Г. К. Жуков готовит внезапный удар по японским войскам. В подчинение Жукова поступает отдельный батальон особого назначения (Осназ) НКВД численностью 502 человека. Немного, но батальон укомплектован отборными ребятами, для которых вполне привычны убийства. Главная задача батальона Осназ - "очистка прифронтового тыла" (Часовые советских границ. С. 106). Осназ поработал славно, и Жуков остался доволен.

Этот батальон, видимо, и был первой ласточкой, за которой последовали стаи новеньких осназовских формирований. Они пошли целыми косяками и формировались из числа отборных пограничных частей там, где скоро готовилось очередное "освобождение" и "коренные социально-политические преобразования". Вот из донесения политотдела пограничных войск Киевского округа от 17 сентября 1939 года мы, например, узнаем о том, что батальоны Осназ только что сформированы и к выполнению любой задачи готовы.

Батальоны Осназ первыми переходили границу во время "освобождения" Польши, Бессарабии, Буковины, Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии. Их задача: внезапным ударом обезвредить пограничные посты противника, далее, действуя впереди наступающих войск, захватывать мосты, резать связь, уничтожать небольшие группы противника, терроризировать население. После того как части Красной Армии обгоняют батальоны Осназ, последние переходят к чистке территории, изъятию нежелательного элемента и его уничтожению. Упоминание о батальонах Осназ НКВД мы можем найти в официальной истории погранвойск (документы N 185, 193). А вот результаты работы: "Через границу проконвоировано около 600 пленных, в числе которых офицеры, помещики, попы, жандармы, полицейские..." (там же, документ N 196). В современной публикации предложение оборвано на половине и мы не знаем, какого сорта еще там были "пленные". ("Попов" и "помещиков" современная советская цензура, не стесняясь, оставила в числе "пленных", а вот кого-то пришлось в современном тексте срезать, дабы не развеять героический ореол вокруг зеленой фуражки человека с собакой.) Документ датирован 19 сентября 1939 года и описывает ситуацию только на одной маленькой пограничной заставе НКВД. Это третий день советского "освободительного похода" в Польшу. (В настоящее время это освобождение объясняется как стремление обезопасить свои границы против Гитлера. Если так, то надо как минимум местное население против себя не настраивать. Зачем же гнать "помещиков" и "попов" через границы в Союз и объявлять их пленными? Кстати, Осназ большую часть "пленных" не передавал в ГУЛАГ, а оставлял я своем распоряжении. Например, лагерь эстонских офицеров, захваченных частями Осназ, имел в своем индексе буквы "О" и "Н". Этого вполне достаточно для заключения: товарищ Сталин не планировал этих людей когда-либо выпустить живыми).

Но вернемся к 19 сентября 1939 года на польскую границу. 600 "пленных" - это только одна капля в огромном потоке, который шел не через одну пограничную заставу - через все, и хлынул он в первый день "освобождения", постоянно набирая силу. Пик работы осназовских батальонов - 14 июня 1941 года. В тот страшный день была проведена депортация мирных жителей из приграничных районов. Большинство из них так никогда больше и не увидели родного неба. Это был тот самый день, когда ТАСС передавало такое наивное, такое успокаивающее сообщение о том, что войны не будет. К слову сказать, по ту сторону границы батальоны СС провели точно такую же операцию по выселению жителей из приграничной полосы. Каждый агрессор перед введением войск в приграничную полосу выселяет оттуда жителей. Германское вторжение готовилось на две недели раньше советского и потому операция по выселению по ту сторону границы пришлась не на 14, а на 2 июня.

После 14 июня произошло событие, значение которого историки нам стесняются объяснить. Карательные батальоны Осназ НКВД "вычистили" всю приграничную полосу и ОСТАЛИСЬ в ней. Зачем? Понятно присутствие карателей там, где может найтись им работа. Понятно присутствие гитлеровских карателей в приграничной полосе, они готовятся чистить Россию. А вот наши родные советские каратели, они-то что делают в приграничной полосе? После выхода этой книги коммунисты задним числом объяснят, что карателей Сталин собирал на границах для обороны. Если так, не лучше ли держать в приграничной полосе обыкновенную пехоту? А если ее не хватает, то и карателей в пехоту перековать? Но Сталин не распускает ранее созданные батальоны Осназ НКВД, а формирует новые батальоны, а кроме батальонов - полки Осназ. И вот появилась 2-я дивизия Осназ (ДОН-2), а за ней и целый корпус Осназ НКВД (командир - комдив НКВД Шмырев, комиссар Чумаков, начальник штаба - полковник НКВД Виноградов).

Товарищ Сталин, какие еще территории вы решили "почистить"? Кроме Германии и ее союзников, впереди никого нет. Неужели Германию?

Во второй половине 41-го года, когда нужда заставила, Сталин создал не просто саперные батальоны и полки, и даже не бригады, не дивизии и не корпуса, а ДЕСЯТЬ САПЕРНЫХ АРМИЙ, которые перекопали страну от моря до моря, создав заграждения и препятствия, непреодолимые для любой армии мира. А вот в первой половине того же года Сталин саперных армий не формировал и не планировал формировать, как не формировал ни саперных корпусов, ни дивизий, ни бригад. В первой половине 41-го товарищ Сталин был занят другими проблемами и формировал войска совсем не оборонительного назначения.

В первой половине 41-го в составе НКВД создается еще одно ГУ, на этот раз чисто военное: Главное управление оперативных войск НКВД. Главой ГУОВ Сталин ставит ветерана Осназа Павла Артемьева, который к этому моменту уже дослужился до звания генерал-лейтенанта НКВД. Новое ГУ немедленно включается в бессонный сталинский ритм. Идет развертывание войск. Основная боевая единица в подчинении ГУОВ - мотострелковая дивизия НКВД. Счет дивизий пошел на десятки, а численность личного состава - на сотни тысяч. Состав каждой МСД: танковый полк (или батальон), два-три мотострелковых полка, Гаубичный артиллерийский полк и другие части. Численность каждой МСД НКВД - более 10 000 человек. Каждая из вновь созданных МСД перебрасывается на границу. Только на западную. Может, для обороны? Нет. Если теннисист ждет удара противника, то лучше ждать не у самой сетки, а подальше от нее, чтобы лучше видеть, куда удар направлен, чтобы иметь время правильно отреагировать. Так и подвижное соединение: для отражения удара надо держаться подальше от границы, чтобы иметь время и пространство для проведения оборонительного маневра. А если теннисист стремительно пошел к сетке (мотострелковая дивизия - к границе), то это никак не для обороны. У самой сетки - лучшее положение для нанесения удара, но самое худшее для отражения удара противника.

О наступательных намерениях чекистов говорят и гаубичные артиллерийские полки в составе войск НКВД. Пушки малого и среднего калибра стреляют настильно и потому хороши в обороне: настильным огнем мы заставляем наступающего противника остановиться, лечь, врыться в землю. А вот когда мы поменяемся ролями - мы наступаем, а противник в траншеях обороняется, пушки нам мало помогут: траектории настильные, снаряды летят над траншеями противника, вреда ему не причиняя, и тогда наступающему нужны гаубицы. Гаубица отличается от пушки крутой навесной траекторией. Гаубица хороша для выкуривания из окопов и траншей обороняющихся войск противника. Если готовимся к наступательной войне, производим гаубицы, к оборонительной - пушки, и уж, конечно, в предвидении оборонительной войны вооружаем пушками боевые войска, а не карательные.

На советской территории карательные дивизии с тяжелым наступательным оружием не нужны: мятежи и восстания давно подавлены; Махно и Антонов не грозят всероссийским пожаром. На новых землях, захваченных в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа два года творился террор, но тоже обходились без танков и гаубиц, а в случае крайней нужды просили Красную Армию. Смею предположить, что мотострелковые дивизии НКВД создавались в первой половине 1941 года для вторжения в Германию, для ситуации, когда войска Красной Армии стремительно уходят вперед, не ввязываясь в затяжные бои и оставляя позади себя целые гарнизоны и недобитые части сильного противника, вот против них и нужны мощные, хорошо вооруженные карательные дивизии. Если есть другие мнения, готов выслушать и опровергнуть. Оборонительную версию прошу не выдвигать. В оборонительной войне мощные, мобильные, заботливо укомплектованные и великолепно вооруженные мотострелковые дивизии НКВД совершенно не нужны, как ненужными оказались в самом конце войны карательные дивизии СС после вступления Красной Армии на территорию Германии. Своим вторжением 22 июня 1941 года Гитлер сделал бериевских танкистов, мотострелков и артиллеристов безработными. Главное управление оперативных войск НКВД в оборонительной войне оказалось вообще бесполезным. Оно увяло как цветочек, посаженный не в ту почву. Уже на четвертый день войны (по некоторым сведениям - на второй) Сталин забирает П. Артемьева из ГУОВ, оставив главк без головы. После 41-го года МСД НКВД больше не создавались, а все существующие переделаны в обычные стрелковые дивизии Красной Армии. Вот 8-я МСД НКВД превращена в 63-ю СД РККА (далее 2-я гвардейская), 13-я МСД НКВД становится 95-й СД РККА (впоследствии 75-я гвардейская), 21-я МСД НКВД превращена в 109-ю СД РККА. Всего из состава НКВД в РККА было передано 29 дивизий (генерал-майор В. Некрасов. ВИЖ, 1985, N9, с. 29). В оборонительной войне нужна простая пехота, а не карательная.

А вот в 1944 году Красная Армия, а за ней и НКВД наконец появились в Центральной Европе и установили власть рабочих и крестьян, социальную справедливость и прочие блага И не надо думать, что механизм построения счастливой жизни создавался и отлаживался в 1944 году. Нет, Сталин создавал его до германского вторжения. Просто Адольф Гитлер не позволил Иосифу Сталину этим механизмом воспользоваться до 44-го года, да и потрепал механизм так, что счастливую жизнь удалось установить только в некоторых странах Европы отнюдь не главных, и ненавечно.

9. ПОЧЕМУ ПОЛОСА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЫЛА УНИЧТОЖЕНА НАКАНУНЕ ВОИНЫ

 Мины - мощная штука, но это средство для слабых, для тех, кто обороняется. Нам не так мины нужны, как средства разминирования.

 Маршал Советского Союза Г.И.Кулик, начало июня 1941 г.

Страна, которая готовится к обороне, располагает свою армию не на самой границе, а в глубине территории. В этом случае противник не может одним внезапным ударом разгромить главные силы обороняющихся. Обороняющаяся сторона в приграничных районах заранее создает полосу обеспечения, т. е. полосу местности, насыщенную ловушками, заграждениями, препятствиями, минными полями. В этой полосе обороняющаяся сторона преднамеренно не ведет никакого индустриального и транспортного строительства, не содержит тут ни крупных воинских формирований, ни больших запасов. Наоборот, в этой полосе заблаговременно готовят к взрывам все существующие мосты, тоннели, дороги.

Полоса обеспечения - своеобразный щит, который обороняющаяся сторона использует против агрессора. Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет скорость движения, его войска несут потери еще до встречи с главными силами обороняющейся стороны. В полосе обеспечения действуют только небольшие, но очень подвижные отряды обороняющейся стороны. Эти отряды действуют из засад, совершают внезапные нападения и быстро отходят на новые заранее подготовленные рубежи. Легкие отряды стараются выдать себя за главные силы. Агрессор вынужден останавливаться, развертывать свои войска, тратить снаряды по пустым площадям, в то время как легкие отряды уже скрытно и быстро отошли и готовят засады на новых рубежах.

Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет свое главное преимущество - внезапность. Пока агрессор ведет изматывающую борьбу против легких отрядов прикрытия, главные силы обороняющейся стороны имеют время привести себя в готовность и встретить агрессора на удобных для обороны рубежах.

Чем глубже полоса обеспечения, тем лучше. Кашу маслом не испортишь. Прорываясь через глубокую полосу, агрессор невольно показывает главное направление своего движения. Теряя преимущества внезапности, агрессор сам становится ее жертвой: глубина полосы обеспечения ему не известна, поэтому встреча с главными силами обороняющихся происходит в момент, не известный заранее агрессору, но известный обороняющейся стороне.

На протяжении веков и даже тысячелетий, с доисторических времен славянские племена создавали мощные полосы обеспечения колоссальной протяженности и огромной глубины. Использовались различные способы создания заграждений. Главным из них была засека. Засека - это полоса леса, в которой деревья рубят на высоте выше человеческого роста так, чтобы ствол оставался соединенным с пнем. Верхушки деревьев валят крест-накрест в сторону противника и прижимают к земле кольями. Тонкие ветви обрубают, а толстые заостряют. Глубина засеки - несколько десятков метров там, где появление противника почти исключено. Но на вероятных путях движения противника, глубина засек доходила до чудовищных размеров: 40-60 километров непроходимых завалов, усиленных частоколами, надолбами, волчьими ямами, страшными капканами, способными переломать лошадиные ноги, ловушками самого хитроумного устройства. Засечные черты Русского гоударства тянулись на сотни километров, а Большая засечная черта, созданная в XVI веке, - более 1500 километров. За засечными чертами строились крепости и города-крепости. Засеки тщательно охранялись легкими подвижными отрядами. Легкие отряды наносили внезапные удары по противнику и, не ввязываясь в затяжные бои, тут же исчезали в многочисленных лабиринтах. Попытки их преследовать дорого обходились агрессору: в засеках создавались проходы, которыми мог воспользоваться только их создатель, непосвященного лабиринты в засеках заводили в зоны засад и ловушек.

В районах засек запрещалось рубить лес и прокладывать дороги. При продвижении границ Русского государства на юг старые полосы не уничтожались, но полностью сохранялись и усиливались, а на новых границах возводилась новая линия укреплений, крепостей, укрепленных городов, впереди которой создавалась новая засечная черта. К концу XVII века противник, который решился бы напасть на Москву с юга, должен был преодолеть одну за другой восемь засечных черт, общей глубиной 800 километров. Ни одной армии мира, даже современной, такой труд непосилен. Но если бы противник и прошел весь этот почти тысячекилометровый путь, то внезапного нападения все равно не получилось бы: слишком много сил и времени пришлось бы отдать на прогрызание пути, слишком много жертв понесла бы любая армия от внезапных нападений легких отрядов обороняющихся. Но если бы противник и преодолел все это, то в конце многострадального пути его ждала бы полностью отмобилизованная, свежая, готовая к бою русская армия.

Полосы обеспечения не потеряли своего значения и в двадцатом веке, даже в самом его конце: вдоль советско-китайской границы создана линия укрепленных районов и заграждений - "Стальной пояс" - протяженностью в несколько тысяч километров и глубиной от 1-2 до 20 и более километров, где используются заграждения от тех, что были известны тысячи лет назад, до ядерных фугасов.

Перед Второй мировой войной командиры Красной Армии отлично понимали значение полос обеспечения и имели горький опыт действий в таких полосах. Один из примеров: в 1920 году Красная Армия попала в полосу обеспечения, подготовленную польской армией. Вот как это описывает главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов: "Польские войска по пути своего отступления разрушали все: станции, железнодорожные пути, мосты, жгли деревни, посевы, стога сена. Продвижение вперед стоило нам огромного труда. Каждую речку приходилось форсировать вброд или на подручных средствах. Все труднее становилось с боеприпасами (На службе военной. С. 34).

Имея такой опыт, Красная Армия сама создала мощные полосы обеспечения на своих границах, особенно западных. Специальные правительственные комиссии обследовали западные районы страны и определили наиболее и наименее проходимые для противника зоны. Затем ВСЕ мосты в западных районах государства были подготовлены к взрывам. Команды охраны мостов были обучены подрывным работам и были готовы поднять их на воздух. Например, шестидесятиметровый железнодорожный мост под Олевском мог быть готов к взрыву при дублированной системе взрывания через две с половиной минуты (И. Г. Старинов. Мины ждут своего часа. С. 24). Кроме мостов к взрывам готовились большие трубы, депо, водокачки, водонапорные башни, высокие насыпи и глубокие выемки (там же, с. 18). Уже в конце 1929 года только в Киевском военном округе было подготовлено 60 подрывных команд общей численностью 1400 человек. Для них было приготовлено "1640 вполне готовых сложных зарядов и десятки тысяч зажигательных трубок, которые можно было привести в действие буквально мгновенно" (там же, с. 22). Подобная работа проводилась и в других военных округах.

Кроме команд подрывников в западных районах страны были сформированы железнодорожные заградительные батальоны, в задачу которых входило полное разрушение крупных железнодорожных узлов в случае отхода и проведение заградительных работ на главных магистралях: разрушение путей, установка мощных фугасов замедленного действия на случай, если противник попытается восстанавливать дороги. На Украине уже в 1932 году было четыре таких батальона (там же, с. 175). Кроме того, к эвакуации готовились железнодорожные стрелочные переводы, аппаратура связи, телеграфные провода, а в некоторых случаях и рельсы. Советская полоса обеспечения постоянно совершенствовалась. Количество объектов, подготовленных к взрывам и эвакуации, возрастало. Создавались новые труднопроходимые препятствия и заграждения, лесные завалы, искусственные водоемы перед оборонительными сооружениями, участки местности готовых к затоплению и заболочиванию.

Осенью 1939 года Советскому Союзу крупно повезло: по пакту Молотова-Риббентропа были присоединены новые территории глубиной 200-300 км. Ранее созданная полоса обеспечения стала гораздо глубже. Новые территории самой природой были созданы именно для оборудования тут такой полосы: леса, холмы, болота, полноводные реки с топкими берегами, а на Западной Украине - бурные горные реки с крутыми берегами. "Местность благоприятствовала обороне и созданию заграждений" (Маршал Советского Союза А. И. Еременко. В начале войны. С. 71).

Вдобавок ко всему дорожная сеть тут была развита слабо. Из 6 696 км железнодорожных путей только 2 0608 были двухпутными, но и они имели низкую пропускную способность. Превратить их в случае необходимости в вообще непроходимые было совсем легко.

Тут же Красная Армия получила блестящее подтверждение, что подготовка полосы обеспечения может очень облегчить положение обороняющейся стороны. Осенью Советский Союз совершил агрессию против Финляндии, но внезапного нападения не получилось: основные финские силы находились далеко от границы за полосой обеспечения. Красная Армия попала в финскую полосу обеспечения. Необходимо отметить, что неудачи Красной Армии - это не только результат просчетов советского командования, более важны готовность финской армии к обороне, готовность к жертвам. Одним из элементов этой готовности была полоса обеспечения перед главной линией обороны. Эта полоса имела глубину 40- 60 км (Советская военная энциклопедия. Т. 6, с. 504). Полоса была насыщена минными полями и заграждениями. Очень активно действовали снайперы, саперы и легкие подвижные отряды. Результат: эту полосу Красная Армия преодолевала 25 дней и вышла к главной линии обороны, имея огромные потери, подавленное моральное состояние, без боеприпасов, без топлива, без продовольствия. Маневр был резко ограничен: шаг в сторону с дороги мог стать последним шагом. Тылы отстали и находились под постоянной угрозой повторных налетов легких финских отрядов, которые отлично знали местность и имели секретные проходы в минных полях. Восхищение финской полосой обеспечения высказывали все советские командиры, воевавшие там, и прежде всего К. А. Мерецков, командовавший 7-й армией. (На службе народу. С. 184).

Преодолев такую полосу и по достоинству ее оценив, Мерецков был назначен начальником Генерального штаба. Как же он использовал свой опыт для усиления советской полосы обеспечения, созданной вдоль эападных границ?

Мерецков приказал:

1. Ранее созданную полосу обеспечения на западных границах уничтожить, команды подрывников распустить, заряды снять, мины обезвредить, заграждения сровнять с землей.

2. На новых землях полосу обеспечения не создавать.

3. Основные силы Красной Армии вывести прямо к границам, не прикрывая эти силы никакой полосой обеспечения.

4. Из глубины страны прямо к границе сосредоточить все стратегические запасы Красной Армии.

5. Срочно начать гигантские работы по развитию аэродромной и дорожной сети в Западной Белоруссии и Западной Украине. Однопутные дороги превратить в двухпутные. Повсеместно повысить пропускную способность дорог, строить новые дороги прямо к германским границам.

Вот результаты этой политики.

В 1939 году Польша была разделена. Некоторые реки превратились в пограничные. На этих реках сохранялись мосты, которые никто не использовал. Например, только в полосе 4-й советской армии было шесть таких мостов. По понятный причинам германская сторона не ставила вопрос об их уничтожении, хотя они в мирное время никому не были нужны. Но и советская сторона не ставила вопрос об их уничтожении. В момент начала войны все эти мосты были захвачены германскими войсками, через них переправилось огромное количество войск, застав 4-ю советскую армию врасплох. Армия потерпела сокрушительный разгром. Но разгром 4-й армии открывал путь в тыл сверхмощной 10-й армии. И эта армия потерпела совершенно небывалый разгром. Не встречая больше преград, Гудериан устремился к Минску.

Бывший начальник штаба 4-й армии Л. М. Сандалов вопрошает: "А почему, собственно, в полосе 4-й армии сохранялось так много мостов через Буг?" (Пережитое. С. 99). Действительно, почему? Германское командование надеялось использовать мосты в агрессивной войне, оттого и не ставило вопроса об их уничтожении. А советское командование на что надеялось?

Историки придумали хорошее объяснение на все случаи жизни: советские командиры-идиоты. Но объяснение никак не подходит к Сандалову, который отвечал за эти мосты. Интересно, что ему никто эти мосты не поставил в вину, а его самого не поставил к стенке. Наоборот, от полковника в июне 41-го он очень быстро дошел до генерал-полковника, отличился во многих операциях. Самая броская черта в его характере: исключительная предусмотрительность и внимание к мелочам. А личное мое впечатление: мужик редкой хитрости. Что же с ним случилось в июне 1941 года?

Дальше германские войска продвигались без затруднений, захватывая мосты на Даугаве, Березине, Немане, Припяти и даже Днепре. Если бы их не подготовили к взрывам, мы могли бы это квалифицировать как преступную халатность. Но дело тут серьезнее. Их подготовили к взрывам, но после того как была установлена общая советско-германская граница, их разминировали. Разминировали повсеместно, т.е. это была не прихоть отдельных идиотов, а государственная политика. "Наша страна уже вплотную соприкасалась на западе с сильной военной машиной фашистской Германии... Угроза вторжения нависла над Англией... Ознакомившись с подготовкой к устройству заграждений в приграничной полосе, я был просто ошеломлен. Даже то, что удалось создать в 1926-1933 годах, оказалось фактически ликвидированным. Не существовало больше складов с готовыми зарядами около важных мостов и других объектов. Не было не только бригад... но даже и специальных батальонов... Ульяновское училище особой техники - единственное учебное заведение, готовившее высококвалифицированных командиров для подразделений, оснащенных радиоуправляемыми минами, было реорганизовано в училище связи" (Старинов. С. 175).

Можно было резко сократить влияние фактора внезапности - если бы главные силы не держать у самых границ. Пустая территория, пусть даже никак не оборудованная, в этом случае будет служить своеобразной полосой обеспечения - обеспечения от внезапного нападения. Получив сигнал от передовых отрядов, главные силы будут иметь немного времени для приведения оружия в готовность. Но! "Армиям... предстояло развертываться непосредственно вдоль государственных границ... непосредственно на границе, несмотря на всю невыгодность ее начертания для обороны. Даже предусмотренная нашими довоенными наставлениями полоса обеспечения не оборудовалась" (История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. Т. 2, с. 49).

Итак, начальник Генерального штаба К. А. Мерецков действует вопреки уставам. Неужели Сталин не сместил его? Сместил. Но не за то, что Мерецков разрушил полосу обеспечения и не создал новой полосы, а за то, что Мерецков действовал недостаточно активно в вопросах строительства дорог, мостов, аэродромов в новых районах.

Вместо Мерецкова 1 февраля 1941 года начальником Генерального штаба стал генерал армии Г. К. Жуков. И работа закипела с истинно жуковским размахом. До этого в Красной Армии было пять железнодорожных бригад. Жуков немедленно увеличил это число до 13. (Каждая бригада состояла из одного полка, двух отдельных батальонов и обеспечивающих подразделений.) Почти все железнодорожные войска были сосредоточены в западных приграничных районах и вели интенсивные работы по модернизации старых и прокладке новых дорог прямо к самой границе ("Красная звезда", 15 сентября 1984 года). Вот некоторые из новых линий: Проскуров-Тернополь-Львов, Львов-Яворов- государственная граница, Львов-Перемышль, Тимковичи-Барановичи, Беловежа-Оранчица. Уже название конечных пунктов железных дорог говорит о том, что советское руководство рассматривало пограничную полосу не как зону сражений, а как свою тыловую зону, куда, в случае быстрого продвижения на запад, необходимо будет доставить миллионы новых резервистов, миллионы тонн боеприпасов, топлива и других предметов снабжения.

Одновременно со строительством железных дорог шло интенсивное строительство автомобильных дорог в западных районах страны. Вот некоторые из них: Орша-Лепель, Львов-Перемышль, Белая Церковь-Казатин, Минск-Брест. При подготовке к оборонительной войне прокладывают рокады, т.е. дороги параллельные фронту для маневра резервами с пассивных участков обороны на угрожаемые. При этом дороги вдоль фронта строят не у границы, а далеко в глубине, оставляя приграничные районы по возможности вообще без дорог и мостов. Но Красная Армия строила и железные, и автомобильные дороги с востока на запад, что делается при подготовке к наступлению для быстрой переброски резервов из глубины страны к государственной границе и для последующего снабжения войск после того, как они перейдут границу. Новые дороги вели прямо к пограничным городам: Перемышлю, Бресту, Яворову.

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков вспоминает: "Сеть автомобильных дорог в Западной Белоруссии и Западной Украине была в плохом состоянии. Многие мосты не выдерживали веса средних танков и артиллерии" (Воспоминания и размышления. С. 207).

Вот бы Жукову и радоваться! У этих слабеньких мостиков еще бы и сваи подпилить! Да мин противотанковых по берегам насовать, да снайперов по кустам посадить, да пушек противотанковых! Ан, нет! Жуков интенсивно дороги строит, мосты старые новыми заменяет, чтобы танки любые могли тут ходить и артиллерия!

В этой грандиозной работе Красной Армии огромную помощь оказывал НКВД и лично Лаврентий Павлович. В советских источниках очень часто встречаются термины "строительные организации НКВД" (Главный маршал авиации А. А. Новиков. В небе Ленинграда. С. 65). Но мы-то знаем, кого НКВД использовал в качестве рабочей силы. Зачем же столько зэков держать в приграничной полосе, да еще и накануне войны?

А война явно надвигалась. Официальная "История Краснознаменного Киевского военного округа 1919- 1972" (С. 147) говорит: "В начале 1941 года гитлеровцы приступили к строительству мостов, железнодорожных веток полевых аэродромов". Понятно, что это явные признаки подготовки к вторжению. А вот что делали советские железнодорожные войска в то же самое время. Цитируем ту же книгу (с. 143): "Железнодорожные войска в Западной Украине вели работы по развитию и усилению железнодорожной сети".

Созданные Жуковым железнодорожные бригады проделали огромную работу на советской территории, но главное их предназначение - действуя на территории противника, вслед за наступающими войсками быстро преодолеть полосу обеспечения противника, восстановить дороги и мосты, на основных направлениях перешить узкую западноевропейскую колею на широкий советский стандарт. После начала войны эти бригады использовались для ведения заградительных работ, но это не то, для чего они создавались. Заградительные работы - импровизация, "дело тяжелое и незнакомое". (Советские железнодорожники. С. 98). В составе этих бригад не было заградительных батальонов. Зато в их составе были восстановительные батальоны (Советские вооруженные силы, с. 242)

Накануне войны советские железнодорожные войска не готовили рельсы к эвакуации и взрывам, не вывозили запасы из приграничных районов. Наоборот, прямо на границах они создавали мощные запасы рельсов, разборных мостов, строительных материалов, угля. Там эти запасы и захватила германская армия. Не только германские документы свидетельствуют об этом, но и советские источники. Начальник отдела заграждений и минирования инженерного управления РККА Старинов описывает пограничную станцию Брест 21 июня 1941 года: "Солнце освещало горы угля возле железнодорожных путей, штабеля новеньких рельсов. Рельсы блестели. Все дышало спокойствием" (Мины ждут своего часа. С. 190).

Каждый знает, что рельсы очень быстро покрываются легким налетом ржавчины. Значит, речь идет о рельсах только что, прямо накануне войны, доставленных на границу. Зачем?

Нам постоянно вбивают в голову мысль: "Ах, если бы Сталин не уничтожил Тухачевского, то все пошло бы по-другому!" Полноте. Тухачевский отличился чудовищной жестокостью при истреблении крестьян Тамбовской губернии да пленных кронштадтских матросов, а в настоящей войне он был бит польской армией. В остальном он ничем не отличался от других советских маршалов: "В подготовку операции должны быть обязательно включены меры по заготовке деревянных мостов и по сосредоточению на нужных направлениях железнодорожных восстановительных частей... При перешивке узкой железнодорожной колеи на широкую..." ну и т.д. (Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский, Избранные произведения. Т. 1, с. 62-63).

Кроме железнодорожных войск на западных границах были собраны практически все советские инженерные войска. В приграничной полосе перед войной действовали саперные подразделения и части, не только входившие в состав дивизий, корпусов и армий, сосредоточенных на самой границе, но и из состава формирований, которые только начали выдвигаться к германским границам. Вот чем занимались советские саперы: "Подготовкой исходных рубежей для наступления, прокладкой колонных путей, устройством и преодолением заграждений, оперативной и тактической маскировкой, организацией взаимодействия с пехотой и танками, входившими в состав штурмовых групп, обеспечением форсирования рек..." (Советские вооруженные силы. С. 255). Пусть читателя не введет в заблуждение "устройство заграждений". Перед решающим штурмом "Линии Маннергейма" советские саперы тоже создали несколько участков заграждений, похожих на финские. Перед вступлением в бой прибывающие советские войска проходили через эти тренировочные заграждения, после этого шли на настоящий штурм.

При всем уважении к германской армии необходимо признать, что она к серьезной войне была катастрофически не готова. Создается впечатление, что беззаботный германский генеральный штаб просто не знал, что в России иногда бывает зима, а дороги несколько отличаются от германских. Смазка в германском оружии застывала на морозе и оружие не действовало. Говорят, что виноват мороз. Нет. Это просто плохая смазка. Вернее, плохой Генеральный штаб, который не заказал смазку, пригодную для реально существующих условий. Говорят, что блицкриг не получился оттого, что плохие дороги. Это ложь. Гитлер знал, что ему воевать в России, почему он не заказал вооружение и технику, которые могли бы действовать в России? Если германская промышленность выпускала вооружение, которое можно было использовать только в Западной Европе и в Африке, но невозможно в России, можно ли считать Германию готовой к войне?

Но Гитлеру повезло. Прямо накануне войны в западных районах СССР были произведены титанические работы по расширению и модернизации дорожной сети. Конечно, и этого было недостаточно для германской армии. Что бы с ней случилось, если бы Жуков, Мерецков и Берия не построили дороги прямо накануне войны? Если бы не создали огромных запасов рельсов, разборных мостов, строительных материалов? Если бы была введена в действие мощная система самозащиты: все мосты взорваны, подвижной состав и рельсы эвакуированы, все запасы уничтожены, дороги разрушены, затоплены, заболочены, заминированы? Ответ один: германский блицкриг забуксовал бы не у ворот Москвы, а гораздо раньше.

Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики