10 Dec 2016 Sat 07:53 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 00:53   

Передовой отряд, рвущийся вперед, выискивающий и уничтожающий ракетные батареи, аэродромы, штабы и линии коммуникаций, напоминает спецназ и по характеру, и по духу. Обычно у него нет вообще никаких транспортных средств. Он несет только то, для чего можно найти место внутри танков и бронетранспортеров, а его операции могут длиться очень короткое время, пока не закончится горючее в танках. И, точно так же, бесстрашные и быстрые атаки этих отрядов будут ломать оборону противника, вызывая хаос и панику в его тылах, создавая условия, при которых главные силы могут действовать с большими шансами на успех.

В принципе это не совсем то же самое, что и спецназ. Разница состоит в том, что группы спецназа имеют больше возможностей для обнаружения важных объектов, тогда как передовые отряды имеют больше возможностей, чем спецназ, для их уничтожения. Вот почему передовой отряд каждого полка тесно связан с ротой полковой разведки, тайно действующей в глубине обороны противника. Точно так же передовые отряды дивизии напрямую связаны с разведывательными батальонами дивизии, получая от них важную информации, что, благодаря их гибкой реакции, создает лучшие условия для действий разведывательных батальонов.

Передовой отряд армии, обычно под командованием заместителя командующего армией, будет действовать в то же самое время, что и армейские группы спецназа, которые высадят от 100 до 500 километров впереди. Это означает, что передовой отряд может оказаться в том же операционном поле, что и армейские группы спецназа раньше, чем через сорок восемь часов после начала операции. С этого момента заместитель командующего армией установит прямой контакт с группами спецназа, получая от них информацию, иногда перенаправляя их на более важные объекты и зоны, помогая этим группам и получая помощь от них. Группа спецназа может, например, захватить мост и удерживать его в течение небольшого времени. Передовой отряд просто должен быстро продвинуться вперед, достигнуть моста и оставить там некоторое количество своих людей. Группа спецназа будет оставаться на мосту, пока передовой отряд рвется вперед, а затем, когда главные силы советских войск подойдут к мосту, группа спецназа снова, после короткого отдыха, будет сброшена на парашютах далеко впереди.

Иногда спецназ на фронтовом уровне будет действовать в интересах передовых отрядов армии, в этих случаях собственный армейский спецназ будет переключать свое внимание на наиболее успешных передовых отрядах дивизий этой армии.

Передовые отряды - очень могучее оружие в руках советских командиров, которые имеют огромный опыт в их использовании. Они действительно являются лучшими подразделениями Советской Армии, и в случае наступления будут действовать не только подобно спецназу, но и в очень тесном сотрудничестве с ним. Успех действий групп спецназа в большой войне зависит напрямую от опыта и боевых возможностей нескольких десятков передовых отрядов, которые проводят молниеносные операции, чтобы спутать планы противника и сорвать его попытки обнаружить и уничтожить группы спецназа.

Глава 13. Спецназ и Обман

Секретность и дезинформация являются наиболее эффективным оружием в руках Советской Армии и всей коммунистической системы. С целью сохранения военных секретов и дезинформации противника в 1960 году в составе Генерального Штаба было создано Главное управление стратегической маскировки (ГУСМ). Русский термин "маскировка", так же как и слово "разведка" невозможно перевести точно. Маскировка обозначает все, связанное с сохранением секретов, доведением до противника ложных сведений о планах и намерениях советского высшего командования. Маскировка означает "обман" и "камуфляж", вместе взятые.

ГУСМ и ГРУ используют различающиеся методы в своей работе, но действуют в одной военной области. Требования, предъявляемые офицерам обеих организаций более или менее одинаковы. Наиболее значимыми из них является способность бегло говорить на иностранных языках, и знать противника. И не случайно то, что когда ГУСМ организовывали, то туда было переведено много офицеров и генералов ГРУ. Генерал Моше Мильштейн был одним из них, и он же был одним самых успешных руководителей ГРУ, во время своей карьеры он практически все время провел на западе как нелегал (см. Виктор Суворов Советская военная разведка, Лондон, 1984). Мильштейн бегло говорит на английском, французском и немецком языках, и, вероятно, еще на нескольких. Он является автором секретного справочника для офицеров ГРУ, озаглавленного "Благородная служба". Мне приходилось часто слушать его лекции о действиях советских нелегалов и теорию, на которой базируется практика дезинформации. Но даже короткое изучение написанного этим генералом в советских военных журналах, в "Военно-историческом журнале (ВИЖ), например, показывает, что он является одним из выдающихся советских экспертов в области шпионажа и дезинформации.

ГУСМ очень велико. Оно постоянно собирает колоссальное количество фактов по трем ключевым предметам: Что Запад знает о нас.

Что Запад знает о нас из того, что он не должен знать.

Что Запад пытается обнаружить.

У ГУСМ есть долгосрочные планы сокрытия того, что должно быть скрыто и что должно привлекать внимание в Советской Армии и индустрии вооружений. Специалисты ГУСМ постоянно фабрикуют материал так, что противник делает неправильные заключения из надежной информации, находящейся в его распоряжении.

Власть, данная ГУСМ, может быть оценена, хотя бы, по тому факту, что в начале 1970-х РЭБ (радиоэлектронная безопасность) осназ была переведена из-под управления КГБ под контроль ГУСМ, хотя до сих пор сохраняется название "осназ".

Очень тесные связи существуют между ГУСМ и ГРУ, и между спецназом и РЭБ-осназ. В мирное время РЭБ-осназ передает по радио "совершенно секретные" инструкции от одних советских штабов другим. Во время войны операции спецназа против штабов, центров и линий коммуникаций проводятся в тесном сотрудничестве с РЭБ-осназ, которая готова подсоединиться к коммуникационным линиям противника и передавать ложную информацию. Примером такой операции может служить операция на маневрах Уральского военного округа, когда рота спецназа действовала против высших штабов. Группы спецназа перерезали линии коммуникаций и "уничтожали" штабы, а РЭБ-осназ в это же время подключались к коммуникационным линиям противника и начинали передавать ему инструкции от имени "уничтоженных" штабов.

Даже в мирное время ГУСМ действует множеством разных способов. Например, Советский Союз извлекает огромную выгоду от действий западных пацифистов. В Советском Союзе было создано фиктивное движение за мир, которое возглавил личный врач генерального секретаря Коммунистической Партии профессор Чазов. Есть люди, которые говорят, что это движение управляется через Чазова Советским правительством. Чазов, отвечающий вдобавок ко всему, за здоровье генерального секретаря, является членом Центрального Комитета Коммунистической Партии, т.е., одним из лидеров, которые имеют в своих руках реальную власть. Очень немногие могут манипулировать им.

Огромный аппарат ГУСМ был вовлечен по приказу главы коммунистов в одну из рекламных операций. Генерал Моше Мильштейн самолично прибыл в Лондон в апреле 1982 года, чтобы присутствовать на конференции врачей против ядерной войны. Было очень много вопросов, которые следовало бы задать генералу. Какое он имеет отношение к медицине? Где он служил, в каком полку и дивизии? Где он приобрел свое истинно английское произношение? Все ли советские генералы так хорошо говорят на английском? И всем ли советским генералам позволено путешествовать в Великобританию для ведения пацифистской пропаганды, или это привилегия только для избранных?

Результат этой операции, ловко проделанной ГУСМ, хорошо известен - "пацифист" Чазов, который никогда не осуждал убийство детей в Афганистане или присутствие советских войск в Чехословакии, и который преследовал противников коммунизма в СССР, получил Нобелевскую премию.

Но, как говорил Сталин, "в плане подготовке новых войн одного пацифизма недостаточно" ("Ленинградская правда", 14 июля, 1928). Поэтому советские лидеры готовятся к следующей войне не только с помощью пацифистов, но и с помощью множества других людей и организаций, которые, сознательно или несознательно, распространяют информацию "сделано в ГУСМ".

Одним из источников распространения советской военной дезинформации является сеть агентов ГРУ, и, в частности, агенты спецназа.

При подготовке стратегической операции наиболее важной задача ГУСМ - удостовериться, что операция является совершенно неожиданной для противник, в частности, что неизвестны: место ее проведения и время начала; ее сущность, оружие, которое будет применено войсками; количество войск и масштабы операции. Все эти элементы должны быть запланированы так, чтобы противник не готовился к сопротивлению. Это достигается многими годами усилий со стороны ГУСМ по части маскировки. Но эта маскировка двойная: ГУСМ будет, например, скрывать от противника достижения советской военной науки и индустрии вооружений, и, в то же самое время, показывать ему то, что он желает увидеть.

Это дало бы материал для отдельного и обширного исследования. Здесь мы касаемся только спецназа и того, что делает ГУСМ в связи со спецназом. Специалисты ГУСМ развили целую систему, направленную на то, чтобы противник был как можно меньше осведомлен о существовании спецназа и имел крайне ограниченное представление о его силе и природе проводимых им операций. Некоторые из предпринятых им шагов мы уже видели. Суммируем: Каждый возможный член спецназа секретно исследуется на его общую благонадежность задолго до того, как он призывается в армию.

Каждый человек, поступающий в спецназ или ГРУ подписывает документ о неразглашении секрета их существования. Любое нарушение этого обязательства осуждается как шпионаж - смертным приговором.

Подразделения спецназа не имеют собственной униформы, собственных значков или других отличительных знаков, хотя они очень часто используют форму воздушно-десантных войск и их знаки отличия. Морской спецназ носит форму морской пехоты, хотя и не имеет ничего общего с этими войсками. Подразделения спецназа, действующие на минисубмаринах, обычно одеваются в форму подводников. Находясь в государствах Восточной Европы, спецназ одевает форму войск связи.

Ни одно подразделение спецназа не располагается отдельно. Их всех размещают в военных городках с воздушно-десантными или воздушно-штурмовыми войсками. Подразделения морского спецназа селят в военных городках морской пехоты. Из-за того, что они носят ту же форму и проходят через те же виды боевой подготовки делает очень трудной задачей опознать спецназ. В Восточной Европе спецназ расположен в непосредственной близости с важнейшими штабами, поскольку удобно держать его рядом с войсками связи. Если его перебрасывают в военные городки других родов войск, то эти подразделения спецназа мгновенно меняют форму.

Агентурные единицы спецназа располагаются рядом со специально хорошо охраняемыми объектами - ракетными базами, штрафными батальонами и складами ядерных вооружений.

В разных военных округах и группах войск войска спецназа известны под различными названиями - как "рейдовики" в Восточной Германии и как "охотники" - в Сибирском Военном Округе. Солдаты спецназа, которые могут случайно встретиться, считают себя частью разных организаций. Общий ярлык "спецназ" используется только среди офицеров.

У спецназа нет своих собственных училищ или академий. Офицеры обучаются в Киевском объединенном высшем командном училище (разведывательный факультет). Практически невозможно распознать спецназовского курсанта среди курсантов других факультетов. Старшие офицеры и офицеры, связанные с агентурной сетью, обучаются в Военно-Дипломатической Академии (Академия ГРУ). Я уже упоминал использование спортивных секций и команд для маскировки профессионального ядра спецназа.

Есть множество других способов сокрытия наличия спецназа в данном регионе да и вообще существования спецназа в целом.

В спецназе каждый имеет свою кличку. Как и в преступном мире или в школе, человек не выбирает свою кличку, она дается ему другими. Сначала человек может иметь их несколько, затем некоторые из них отпадают, пока не остается только одна, которая лучше и приятнее всего звучит для тех, с кем он работает. Использование кличек значительно повышает шансы содержания операций спецназа в секрете. Клички могут передаваться по радио без всякого опасения. Моему хорошему другу дали кличку Беговая Свинья. Представьте, что начальник разведки округа посылает следующую незашифрованную радиограмму: "Беговая Свинья, занять пункт No 10". О чем она расскажет противнику, если он ее перехватит? С другой стороны, командир группы будет знать, что послание настоящее, что оно послано только своим и никем другим. Спецназ редко использует радио, и, если начальник разведки снова будет говорить с группой, он не повторит этого имени, а назовет кличку заместителя командира группы: "Собачье Сердце, прими приказ от гладиолуса", например.

Перед совершением прыжка в тыл противника, в бою или на учениях, солдат спецназа передаст сержанту своей роты все свои документы, частные письма, фотографии, все, что не нужно в походе и все, что может дать кому-либо малейшую возможность определить к каким войскам он принадлежит, его имя и тому подобное. На одежде и обуви солдата спецназа нет букв русского алфавита. Могут быть какие-нибудь цифры, которые показывают номер, под которым он известен в Советских Вооруженных Силах, но это и все. Интересно то, что в этом номере есть две буквы, и для солдат спецназа всегда выбирают буквы, общие и для латинского шрифта, и для кириллицы - А, К, Х и тому подобное. Противник, обнаруживший труп спецназовского солдата, не будет иметь никаких доказательств, что это советский солдат. Конечно, он может подозревать это, но данный человек запросто мог бы быть болгарином, поляком или чехом.

Спецназ действует в исключительно неблагоприятных условиях. Он может выжить и выполнить задание только если внимание противника рассеяно по обширной области и он не знает, где будет нанесен главный удар.

С этой целью выброска большого числа отрядов спецназа в одной области не производится, а выбрасывается небольшое количество в разных областях в одно и то же время. Зоны выброски могут разделяться друг от друга сотнями километров, и, кроме главной зоны операции, определяются также вспомогательные зоны: это также зоны действительных интересов спецназа, что заставляет противника считать, что это и есть зона наиболее вероятной опасности, и они выбираются также тщательно, как и главные. Решение о том, какая зона будет первичной, а какая вторичной, принимается высшим командованием буквально перед началом операции. Иногда обстановка меняется настолько быстро, что изменение зоны операции может случиться даже на территории противника.

Обман противника относительно главной и вспомогательной зон опермции начинается с обмана людей, принимающих участие в этой операции. Роты, батальоны, полки и бригады существуют как единые боевые единицы. Но во время подготовки операции группы и отделения формируются в соответствии с существующей ситуацией и для выполнения специфической задачи. Сила и вооружение каждой группы прорабатываются специально. Перед выполнением операции каждое отделение и каждая группа изолируется от других групп и отделений и готовится выполнить задание, запланированное именно для этой группы. Командиру и его заместителю дают точную зону операций и информацию относительно действий противника в этой зоне, а также сведения о действиях там же других групп и отделений спецназа. Иногда эти сведения очень детализированы (если группа и отделения должны действовать совместно), в других - она поверхностная, достаточная только для того, чтобы предотвратить пересечение соседних командиров друг с другом.

Иногда командиру группы или отделения говорят правду, иногда его обманывают. Офицер спецназа знает, что его могли обмануть, и что он не всегда может определить с уверенностью, где правда, а где ложь.

Командирам групп и отделений, которые принимают участие в операциях в резервных зонах, обычно говорят, что их зона является главное и одной из наиболее важных, что там уже есть большие действующие силы спецназа или, что такие силы там вскоре появятся. Командиру группы, которая действует в главной зоне, могут сказать наоборот, что в кроме его групп в данной зоне действуют всего лишь несколько других. Независимо от того, что сказано командиру, перед ним ставят достаточно специфические задачи, за выполнение которых он отвечает головой в самом буквальном смысле.

В любых операциях высшее командование ГРУ держит резерв спецназа на своей территории. Даже в ходе операции некоторые группы могут получить приказ перейти из главных зон во вспомогательные. Резервы спецназа могут быть сброшены в резервные области, которые затем становятся главными зонами действий. При таких способах действия противник получает информацию о спецназе одновременно из множества зон, и ему исключительно тяжело определить, какие зоны являются главными, а какие резервными. Соответственно, главные силы противника могут быть брошены против относительно небольших групп и отделений, которые проводят реальные военные операции, но которые, тем не менее, для него являются ложными целями. Даже если противник определит главные зоны действий спецназа, может быть уже слишком поздно. Многие группы и отделения спецназа уже покинут эту зону, но тем, что остались приказано усилить свою активность; у врага создается впечатление, что данная зона по-прежнему остается главной. А чтоб не рассеять эту иллюзию, группам, оставшимся в этой зоне, советское высшее командование приказывает подготовиться к приему свежего пополнения спецназа, посылает им побольше продовольствия и постоянно говорит, что они выполняют главную работу. Но оно не говорит им, что их товарищи давным-давно ушли из данной зоны в резервную, которая теперь стала главной.

В то самое время, когда главная и резервная зоны меняются местами, создаются ложные зоны операций спецназа. Ложная, или фальшивая, зона создается следующим способом. Небольшая группа спецназа со значительным запасом мин тайно выбрасывается в эту зону. Группа закладывает мины на важных объектах, устанавливая детонаторы так, чтобы все мины взорвались примерно в одно и то же время. Затем в недоступных местах устанавливаются автоматические радиопередатчики, которые также тщательно минируются. После этого группа спецназа покидает данную зону и привлекается к операциям в совершенно другом месте. После этого другая группа спецназа выбрасывается в эту же зону с задачей выполнить особенно дерзкую операцию.

Этой группе говорится, что придется действовать в зоне особой важности, где работает множество других групп. В определенный момент от Советских Военно-Воздушных Сил требуют обозначить активность в данной зоне. Для этого используются реальные планы, которыми попросту завершается высадка настоящих групп в другой зоне. Маршрут, которым они следуют будет сознательно усложнен, с различными ложными точками, где сбросят рваные парашюты и стропы, оснащение воздушно-десантных войск, коробки с боеприпасами, консервы и тому подобное.

На следующий день противник обнаружит следующую картину. В густом лесу, где расположены важные объекты появляются явные следы присутствия советских парашютистов. Во многих местах этой же зоны происходят одновременные взрывы. На рассвете группа советских террористов остановила на дороге машину важного чиновника, жестоко убила его и забрала его портфель с документами. В то же время противник отмечает, что в данной зоне повысилась активность использования спецназовских радиопередатчиков, которые очень трудно выследить. Что должен делать вражеский генерал, имея у себя на столе эти факты?

Чтобы и дальше вводить противника в заблуждение, спецназ использует чучела человека, одетые в форму и соответственно экипированные. Чучела сбрасывают таким образом, чтобы противник видел выброску, но не мог немедленно найти место приземления. С этой целью выброска осуществляется над горами, лесами, но далеко от населенных мест и мест дислокации войск противника. Выброска обычно осуществляется на возвышенности на закате или лунной ночью. Ее никогда не производят на рассвете, поскольку тогда будут видны явные признаки обмана, в то же время темной ночью выброску вообще могут не заметить.

Очень вероятно, что сначала противник обнаружит чучела в зоне, которая будет главным местом действий спецназа. Наличие чучел может усилить сомнения противника, означают ли чучела, что это не ложная зона, или с другой стороны... Главная задача состоит в том, чтобы полностью дезориентировать врага. Если где-то есть небольшое количество сил спецназа, то должно быть сделано так, чтобы казалось, что там их много. Если их там масса, должно быть сделано так, чтобы казалось, что их немного. Если их задача - уничтожение авиации, то должно казаться, что главной целью является энергетическая станция, и наоборот. Иногда группы закладывают мины на объектах, покрывающих большие площади, такие как нефтепроводы, линии электропередач, дороги и мосты вдоль дорог. В этих случаях они устанавливают время первых детонаторов на большую задержку, а по мере продвижения задержка становится все короче и короче. После этого группа уходит в сторону, и полностью меняет направление движения. Затем возникают взрывы в совершенно противоположном направлении движения группы.

Одновременно с операциями в главных, резервных и ложных зонах могут также проводиться операции, выполняемые профессиональными группами спецназа, которые действуют в условиях особой секретности. Советские Военно-Воздушные Силы в этих операциях никакого участия не принимают. Даже если группу сбрасывают на парашютах, то это делают на значительном удалении, и группа тайно покидает зону выброски. Для таких операций выбираются сравнительно небольшие, но очень тщательно подготовленные группы спортсменов-профессионалов. Их передвижения могут настолько тщательно скрываться, что даже их террористические акты проводятся таким образом, что создают у противника впечатление, что данная трагедия является результатом каких-либо природных бедствий или некоторых других причин, никоим образом не связанных с советской военной разведкой или с терроризмом вообще. Вся остальная активность спецназа служит своеобразным прикрытием для таких специально обученных групп. Противник концентрирует свое внимание на главных, резервных и ложных зонах, не подозревая существование секретных зон, где также действует эта организация: секретных зон, которые очень легко могут стать наиболее опасными для врага.

Глава 14. Перспективы на будущее

Спецназ продолжает расти. Сначала его ряды разбухают. В следующие несколько лет ожидается, что роты спецназа на армейском уровне станут батальонами, и есть основания полагать, что этот процесс уже начался. Такая реорганизация будет подразумевать увеличение сил спецназа до 10 000 человек. Но это еще не предел. Уже в конце 1970-х обсуждалась вероятность увеличения числа полков на стратегическом уровне с трех до пяти. Бригады на фронтовом уровне могут без всякого увеличения числа обслуживающих подразделений, увеличить количество боевых батальонов с трех или четырех до пяти. Вероятность увеличения сил спецназа совершенно реалистична и требует соответствующего внимания со стороны Западных специалистов (см. Дополнение с заметками по организации).

Главные усилия по улучшению качества формирований спецназа прилагаются в направлении механизации. Никто не оспаривает преимуществ механизации. Механизированных солдат спецназа способен намного быстрее скрываться из зоны выброски вести разведку намного больших областей, чем пеший солдат. Он может быстро войти в соприкосновение с противником, нанести внезапные удары, а затем быстро скрыться оттуда, где противник может ему наносить ответные удары и преследовать.

Но проблема механизации является и очень трудной. Солдат спецназа действует в лесах, болотистой местности, горах, пустынях и даже в огромных городах. Спецназ нуждается в транспортных средствах, способных перевозить солдата спецназа во всех этих условиях, и позволяющих ему оставаться таким же бесшумным и практически невидимым, как в настоящее время.

Проведено много научных конференций, посвященных вопросу обеспечения спецназа средствами транспортировки, но они до сих пор не дали никаких заметных результатов. Советские специалисты понимают, что невозможно создать одну машину, соответствующую всем нуждам спецназа, и им придется создавать целое семейство транспортных средств с различными характеристиками, каждое из которых будет предназначаться для действий в определенных условиях.

Одним из способов повышения мобильности спецназа в тылу врага является обеспечение части подразделений очень легкими мотоциклами, способными передвигаться по пересеченной местности. Создаются различные варианты снегохода для использования в северных регионах. Спецназ также использует вездеходы. Некоторые из них по своим основным размерам не более чем полметра в высоту, полтора метра в ширину и два-три метра в длину, расположены на шести или восьми колесах. Такую машину можно легко сбросить на парашюте, и у нее прекрасные вездеходные свойства для трудной местности, включая болотистую и песок. Она способна перевозить группу спецназа на большие расстояния, и, в случае необходимости, база группы может перевозиться на такой машине, в то время, как группа будет действовать в пешем порядке.

Внедрение подобных транспортных средств и мотоциклов в спецназ позволяет не только повысить его мобильность, это также повышает его огневую мощь путем использования тяжелого вооружения, которое можно перевозить на этих машинах, так же как и большего количества боеприпасов.

Автомобили, мотоциклы и снегоходы являются разработками сегодняшнего дня, и в недалеком будущем мы увидим примеры того, как эти идеи будут внедряться в практику. В более отдаленном будущем советское высшее командование желает видеть солдата спецназа передвигающимся по воздуху. Наиболее вероятным решением будет наличие у каждого солдата аппарата, укрепленного на его спине, который даст ему возможность совершать прыжки в несколько десятков или даже сотен метров. Такие аппараты могли бы действовать в качестве универсального средства передвижения на любой территории, включая горы. С начала 1950-х в Советском Союзе проводятся интенсивные исследование по этой проблеме. Может казаться, что в этой области очень долго нет ощутимых достижений, но и не наблюдается уменьшения интенсивности этих исследований, несмотря на многочисленные неудачи.

Та же самая цель - сделать солдата спецназа в передвигающимся по воздуху или, по меньшей мере, способным совершать огромные прыжки - решалась конструкторским бюро Камова, которое в течение нескольких десятилетий, наряду с созданием маленьких вертолетов, пытается создать миниатюрный геликоптер на одного человека. Генерал армии Маргелов однажды сказал, что "должен быть создан аппарат, который стер бы границу между землей и небом". Наземный транспорт не может летать, в то же время авиация и вертолеты беззащитны на земле. Идея Маргелова состоит в том, что надо попытаться создать очень легкий аппарат, который позволит солдату порхать, подобно стрекозе, с одного листа на другой. Необходимость состоит в том, чтобы превратить советского солдата в тылу врага в подобие насекомого, способного действовать как на земле, так и в воздухе (хотя и не очень высоко), а также переключаться без особых усилий из одного состояния в другое.

Каждый фермер знает, что легче убить дикого быка, который травит посевы, чем уничтожить массу насекомых, которые садятся на его плантации по ночам. Советское высшее командование мечтает о дне, когда в соседский сад смогут проникать не только быки, но бешеные слоны и рои прожорливых насекомых в одно и то же время. Сейчас на более практической основе в Советском Союзе проводятся интенсивные исследования по развитию новых способов выброски людей с парашютом. В этих работах проверяются множество новых идей, одна из которых - "сброс контейнера", а другими словами, контейнера с несколькими людьми внутри, который бы сбрасывался на одном грузовом парашюте. Этот метод дает возможность значительно уменьшить количество времени, затрачиваемого на тренировку солдат по парашютным прыжкам: это учебное время может быть эффективно использовано для более полезных предметов. Такой контейнер позволяет солдатам начать вести огонь по целям в процессе спуска и сразу же после приземления. "Контейнерный метод" делает людям более легкой возможность держаться вместе и решает проблему сбора группы после выброски. Но существует целая масса технических проблем, связанных с созданием таких контейнеров для воздушной выброски, и я не компетентен судить о том, когда они будут решены.

Другая изучаемая идея - это возможность создания парашюта, который может планировать: гибрида, соединяющего качества парашюта и дельтаплана. Это даст возможность транспортной авиации летать наименее опасными маршрутами и сбрасывать парашютистов над безопасными районами, вдали от объектов, на которые они нацелены. Человек, используя свой планирующий парашют может медленно снижаться или держаться на одной высоте, или, даже, подниматься выше. Так как они могут управлять направлением своего полета, то группы спецназа могут бесшумно с различных направлений подойти к своим целям.

Дельтаплан, особенно снаряженный очень легким мотором, является предметом огромного интереса со стороны ГРУ. Он дает возможность не только перелетать со своей территории на территорию противника без использования транспортных самолетов, но и совершать короткие перелеты на вражеской территории, таким образом проникая к объектам, избегая опасностей со стороны противника, а также выполнять другие задачи.

Дельтаплан с мотором (мотодельтаплан) является самой дешевой летающей машиной и самой легкой в управлении. Мотор дает ему возможность взлетать с довольно маленьких участков, практически, с клочков земли. Больше нет необходимости карабкаться на взгорки, чтобы взлететь. Но наиболее важной чертой моторизированного дельтаплана является, конечно, возможность его маскировки. Эксперименты показали, что очень мощные радарные системы зачастую совершенно не способны обнаружить дельтаплан. Его полет бесшумен, поскольку мотор используется только для взлета и набора высоты. При полете с выключенным мотором человек на дельтаплане защищен от средств теплового обнаружения и атаки.

То расстояние, на которое может лететь моторизированный дельтаплан вполне достаточно для спецназа. Оно достаточно для того, чтобы позволить человеку проделать достаточно длинный путь позади линии фронта, пересечь его и приземлиться глубоко в тылу противника. Полет в опасный район может быть совершен на очень низкой высоте. Сейчас в Советском Союзе разрабатываются детали оборудования, которое сделает возможным для моторизированного дельтаплана полет на очень низких высотах с учетом рельефа поверхности земли. Полеты будут происходить ночью и в условиях плохой видимости, поэтому также разрабатывается простое и легкое навигационное оборудование.

Моторизированный дельтаплан может быть использован и для других целей, помимо транспортировки спецназа за линию фронта. Его можно использовать для идентификации и даже для уничтожения особо важных вражеских объектов. Эксперименты показали, что дельтаплан может нести легкие пулеметы, гранатометы и ракеты, которые делают его исключительно опасным оружием в руках спецназа. Главная опасность, представляемая этими "насекомыми", конечно же состоит не в их индивидуальных качествах, а в их количестве. Любое насекомое можно легко прихлопнут. Но рой насекомых является проблемой, требующей серьезного размышления: нелегко найти способы справиться с ними.

Офицеры, командующие в ГРУ, точно знают какой именно дельтаплан нужен спецназу в обозримом будущем. Это должен быть механизм, для взлета которому необходимо не более двадцати пяти метров, с набором высоты не менее метра в секунду, имеющий мотор мощностью не более 30 киловатт, который должен иметь хорошую тепловую изоляцию и производить шум не более 55 децибелов. Этот механизм должен быть способен поднять полезный груз в 120-150 килограммов (разведывательное оборудование, вооружение, боеприпасы). Работы над его созданием, подобно работам, проводившимся в 1930-х, над созданием мини-подводных лодок, ведутся одновременно и независимо несколькими группами конструкторов.

ГРУ понимает, что дельтапланы могут быть очень уязвимыми в дневное время и что они также очень чувствительны к изменениям погоды. Имеются три возможных способа преодолеть эти трудности: улучшить конструкцию самих машин и повысить профессиональный уровень пилотов; применение их внезапно и в больших количествах на широком фронте, используя множество комбинаций направления и высоты; и использование их только вместе с многими видами другого оружия и способами полета, и с использованием огромного разнообразия различных устройств и ухищрений для нейтрализации противника.

В то время, когда разрабатываются способы выброски людей в тыл противника, проводятся работы над методами возвращения отрядов спецназа на свою территорию. Это не так важно, как их выброска, тем не менее, бывают ситуации, когда необходимо найти какой-то способ транспортировки кого-либо из группы или всей группы обратно на территорию Советского Союза. В настоящее время в течение многих лет это выполняется посредством низколетящего самолета, но это - рискованный метод, который пока еще не улучшен. Нужны более лучшие способы эвакуации людей с территорий, где нет поблизости моря, где нельзя использовать вертолет и где не может приземлиться самолет.

Советский генерал по фамилии Мещеряков открыл широкое поле для изучения и исследования, когда выдвинул предложение, что вооруженные силы должны "создать для спецназа такие условия, при которых никто не должен препятствовать его работе". Здесь множество проблем, на попытке решении которых сконцентрирована советская наука. Кто препятствует работе спецназа? Во-первых - система радаров противника. Радарные установки препятствуют активности всей Советской Армии. Для того, чтобы открыть дорогу Советской Армии на территорию врага необходимо, прежде всего, "ослепить" радарную систему противника. Это всегда является одной из главных задач спецназа. Но, чтобы выполнить ее, радарная система, мешающая самому спецназу, должна быть каким-то образом выведена из строя. Одним из решений данной проблемы является посылка небольших групп спецназа за линию фронта перед выброской главных сил спецназа. Они очистят дорогу для основных сил спецназа, которые очистят дорогу для всей Советской Армии. Такое решение может быть признано удовлетворительным только потому, что другого решения пока не найдено. Но прикладываются огромные усилия для того, чтобы найти иное решение. Советское высшее командование нуждается в каком-то техническом решении, каком-то способе, который сделал бы возможным, хотя бы на короткий период времени, одномоментно "ослепить" радары противника на довольно большой территории, для того, чтобы дать возможность первой волне спецназа выполнить свою задачу.

Противовоздушные системы являются основными убийцами спецназа. Солдат в транспортном самолете совершенно незащищен. Одна достаточно маленькая ракета или, даже, снаряд может уничтожить войска спецназа сразу целыми группами. Что необходимо сделать, чтобы вывести из строя системы противовоздушной обороны, хотя бы на узком секторе, перед прибытием главных сил спецназа на территорию противника? Этому посвящено множество размышлений. Решение может быть техническим. Могут помочь шпионы ГРУ. Но спецназ может помочь себе вербовкой агента задолго до начала войны и обучением его действиям, которые надо совершить после получения сигнала из центра.

Однажды попав на территорию противника, спецназ является уязвимым с момента приземления до момента встречи со своими войсками.

Чтобы повысить его эффективность и создать условия, в которых "никто не должен мешать их работе", проводится интенсивная работа по созданию станций помех, чтобы использовать их в тех районах, где действует спецназ, создавая помехи электронным устройствам противника (радиоприемники и передатчики и, радары, оптико-электронные приборы, компьютеры и любые другие инструменты), мешая им работать нормально, так, чтобы препятствовать координации различных сил противника, действующих против спецназа.

Самолеты и вертолеты связаны с огромной опасностью для спецназа. Спецназ уже имеет фантастически впечатляющие средства для своей охраны от атак с воздуха, но сейчас проводится работа по снабжению групп спецназа надежным противовертолетным оружием и по созданию оружия, способного совершенно закрыть значительные районы или даже определенные зоны от любой воздушной активности противника.

Наконец, разрабатываются системы вооружений, главным назначением которых, будет изоляция довольно больших площадей от проникновения вражеских наземных сил. Для этого применяются мины и автоматические пулеметы, установленные и замаскированные возле мостов, перекрестков, туннелей и так далее, которые действуют автоматически и уничтожают противника, пытающегося перевезти подкрепления в зону действий спецназа, и, тем самым, помешать его работе.

Поиск особо важных объектов на территории противника в будущем будет выполняться не столько пешими или, даже, "прыгающими" спецназовцами, но и автоматическими механизмами довольно простой (не по нынешним, но, вероятно, по стандартам завтрашнего дня) и надежной конструкции.

Довольно длительное время продолжается работа, по созданию легких (до 100 килограммов) вездеходов с дистанционным управлением. Испытывающиеся вездеходы в большинстве своем двигаются электричеством. Они управляются дистанционно с помощью телевизионных камер, смонтированных внутри их, похожих на те, которые установлены в современных снарядах. Помимо их использования для поиска объектов, проводятся эксперименты по использованию их для уничтожения целей посредством установленных на них гранатометов или взрывчатки, детонирующей при контакте с целью. Быстрое развитие электроники открывает огромные возможности для создания легких дистанционно управляемых машин, способных быстро и бесшумно покрыть большие площади и уничтожить объекты на территории противника.

Беспилотные самолеты давно используются для идентификации целей над большими площадями, и Советский Союз является лидером в этой области. Возьмите, например, советский стратегический высотный беспилотный ракетоноситель, известный как "Ястреб". Громадная работа проводится по созданию сравнительно небольших беспилотных самолетов-шпионов. В будущем такие самолеты будут взлетать не только с территории Советского Союза, но также и с территории противника. Советские воздушно-десантные войска и спецназ давно и сильно интересуются возможностями создания очень легкого беспилотного самолета, который бы можно было собрать и запустить на территории противника, который бы исследовал обширные территории и передавал изображение советским войскам. Идеальный самолет - это тот, который бы нес не только оборудование для разведки, но и заряд взрывчатки. Обнаружив цель и передав ее изображение, он мог бы тут же ее атаковать. Этот план отнюдь не фантастичен. Современные технологии делают возможным создание такого самолета. Проблема состоит просто в том, чтобы сделать этот самолет достаточно легким, дешевым, надежным и точным.

Совершенствование спецназа идет и обычными путями. В то время, пока эти исследования проводятся на острие советской военной мощи, совершенствуются обычные вооружения, а также увеличивается ассортимент, точность и огневая мощь гранатометов, винтовок и другого вооружения; улучшается качество обуви, одежды, солдатского снаряжения и средств коммуникации всех видов; уменьшается вес такого оружия, как мины, наряду с повышением их разрушительного потенциала.

Глава 15. Первая Мировая война спецназа

Я стоял наверху огромного небоскреба в Нью-Йорке, когда увидел Кинг-Конга. Огромная горилла триумфально озирала Манхеттен с головокружительной высоты. Конечно, я знал, что она не настоящая. Но было что-то устрашающее и символичное в этой огромной черной фигуре.

Позже я узнал, что горилла была резиновой, что было решено отпраздновать пятнадцатую годовщину показа первого фильма про Кинг-Конга созданием гигантской надувной модели этого чудовища, подняв его над Нью-Йорком. Резиновый монстр был поднят и покачивался на ветру. С технической точки зрения эта операция была настоящим триумфом инженеров и рабочих, принимавших в ней участие. Но полного успеха не было. Монстра надули таким громадным, что в результате в его теле появились отверстия, через которые выходил воздух. Поэтому гигантское мускулистое сооружение быстро сжималось в бесформенный мешок. Приходилось накачивать в него больше воздуха, но, чем больше в него накачивали, тем больше становились дыры и тем быстрее из чудовища уходил воздух. Поэтому приходилось продолжать накачивать...

Коммунистические лидеры также создали резинового монстра и подняли его на головокружительную высоту. Монстр известен как Союз Советских Социалистических Республик, а советские лидеры встали перед дилеммой: быстро расшириться или быстро уменьшиться, превратившись в дряблый мешок. Интересно отметить, что Советский Союз стал сверхсильным во время самой разрушительной войны в истории цивилизации, несмотря на то, что он понес наибольшие потери в людях и наибольшие разрушения на своей территории. Он стал сверхсильным в военном отношении и, видимо, война является необходимой для его существования.

Я не знаю как или где начнется Третья мировая война. Я не знаю наверняка как советское высшее командование планирует использовать спецназ в этой войне: первой мировой войне, в которой спецназ будет важным действующим лицом. Я не хочу предсказывать будущее. В этой главе я опишу, как я лично представляю, каким образом в начале этой войны будет использован спецназ. В мою задачу не входит описывать что случится. Но я могу описать, что может случиться.

В последний месяц мира, как перед другими войнах, в воздухе все больше ощущается кризис. Происшествия, катастрофы, небольшие бедствия прибавляют напряжения. Два поезда столкнулись на железнодорожном мосту в Кельне, потому что сигнальная система вышла из строя. Мост серьезно поврежден и движение по нему не может возобновиться раньше чем через два месяца.

В порту Роттердама взрывается польский супертанкер. Из-за ошибки капитана танкер находится очень близко с находящимся на берегу нефтехранилищем, и горящая нефть растекается на всю гавань. В течение двух недель пожарные бригады, собранные практически со всей страны, героически борются с пламенем. Порт несет огромные потери. Оказалось, что огонь распространялся с совершенно невероятной скоростью, и некоторые специалисты придерживаются мнения, что польский танкер был не единственной причиной пожара, что огонь вспыхнул одновременно в нескольких местах.

В Панамском канале болгарское грузовое судно "Варна", нагруженное тяжелыми контейнерами, таранит по ошибке шлюзовые ворота. Эксперты считали, что корабль должен был остаться на плаву, но по какой-то причине он после этого тонет. Чтобы вновь открыть канал потребуется много месяцев. Болгарское правительство шлет свои извинения и заявляет о своей готовности оплатить все необходимые работы.

В Вашингтоне во время взлета в вертолет Президента произведено несколько выстрелов из снайперской винтовки. Вертолет легко поврежден и экипаж успешно и безопасно его приземляет. Никто внутри не ранен. Ответственность за эту атаку берет на себя ранее неизвестная организация, называющая себя "Месть за Вьетнам".

В аэропорту Вены происходит террористический взрыв.

Группа неизвестных людей атаковала минометами территорию британской военной базы на Кипре.

Серьезная катастрофа происходит на очень важном нефтепроводе на Аляске. Насосные станции выходят из строя и нефть течет тонкой струей.

В Западной Германии имеют место несколько безуспешных покушений на жизнь американских генералов.

В Северном море переворачивается и тонет самая большая нефтяная вышка Британии. Точная причина произошедшего не установлена, хотя эксперты считают, что виновата коррозия главной опоры.

В Соединенных Штатах возникает и быстро распространяется эпидемия какой-то неизвестной болезни. Кажется, что она поражает в основном припортовые зоны, такие как Сан-Франциско, Бостон, Чарльстон, Сиэтл, Норфолк и Филадельфия.

В Париже практически ежедневно происходят взрывы. Главными целями являются правительственные кварталы, коммуникационные центры и военные штабы. В то же самое время в Южной Франции бушуют ужасные лесные пожары.

Все эти операции и другие подобные им, поскольку ни одно из этих происшествий не является аварией, официально известны в ГРУ как "подготовительный период", а неофициально - как "увертюра". "Увертюра" является серией больших и малых операций, целью которых является, в канун настоящих военных операций, ослабление морального духа противника, создание атмосферы всеобщей подозрительности, страха и неуверенности, отвлечение внимания армий и полицейских сил противника на громадное число различных объектов, каждый из которых может стать объектом следующей атаки.

"Увертюра" выполняется агентами секретных служб советских стран-сателлитов и наемниками, завербованными через посредников. Главным методом, применяемым на этом этапе является "серый террор", являющийся тем видом террора, который никогда не связывается с именем Советского Союза. Советские секретные службы не оставляют на этом этапе свои визитные карточки или визитные карточки других людей. Террор происходит от имени уже существующих экстремистских групп, никоим образом не связанных с Советским Союзом, или от имени фиктивных организаций.

ГРУ полагает, что в этот период его операции должны походить на природные катаклизмы, на действие сил, неподвластных человеческому контролю, на ошибки людей или на террористические акты организаций, не связанных с Советским Союзом.

Террористические акты, выполняемые во время "увертюры" требуют небольшого количества людей, очень немного оружия и немного снаряжения. В некоторых случаях все, что может понадобиться, это один человек, вооруженный не более, чем отверткой, спичечным коробком или стеклянной ампулой. Некоторые из этих операций могут иметь катастрофические последствия. Например, эпидемия инфекционного заболевания на семи наиболее важных морских базах Запада может иметь эффект уменьшения наполовину объединенной военно-морской мощи противников Советского Союза.

"Увертюра" может продолжаться от нескольких недель до нескольких месяцев, постепенно набирая силу и захватывая новые регионы. В то же самое время в дело вовлекается ГУСМ. На страницах западных газет появляются фотографии, компрометирующие руководителя НАТО. Возникает скандал. Оказывается некоторые из людей НАТО имели встречи с высокопоставленными советскими дипломатами и предавали им совершенно секретные документы. Все усилия опровергнуть это только подливают масла в огонь. Общественность требует немедленного увольнения руководителя НАТО и детального расследования. В газетах публикуются свежие детали этого дела и скандал расширяется. В этот момент КГБ и ГРУ могут поднять и стереть пыль с огромного количества материалов и пустить их в оборот. Главными жертвами теперь становятся люди, которых Советский Союз попытался завербовать, но потерпел неудачу. Теперь тщательно отредактированные и снабженные комментариями материалы попадают в руки прессы. Советская разведка пыталась завербовать тысячи, даже десятки тысяч людей за это время. В их число входили молодые лейтенанты, ставшие теперь генералами, и третьи секретари, ставшие теперь послами. Они все отклонили советские попытки завербовать их, а теперь Советская разведка мстит им за отказ. Число скандалов растет. Народ с удивлением узнает, что доверять можно всего нескольким людям. Советская разведывательная служба ничего не потеряет, если пресса получит материал, показывающий, что она пыталась завербовать французского генерала, но не указывающий, чем закончилась эта попытка. Уже совсем немного осталось до начала войны. Вот почему газеты полны требований о расследованиях и сообщений об отставках, отстранениях от должности и самоубийствах. Наилучший способ убить генерала - это убить его его же собственными руками.

Отмечается значительное увеличение силы движения за мир. Во многих государствах существуют постоянные требования сделать эту страну нейтральной и не поддерживать американскую иностранную политику, которая всячески дискредитируется. В этой точке "серый террор" расширяется и усиливается, а в последние мирные дни достигает своего пика.

С первого момента первого дня войны в действия вводятся главные силы спецназа. С этого момента террор проводится от имени Советского союза и коммунистического руководства: "красный террор".

Но между "серым террором" и "красным террором" может существовать промежуточный период - "розовый террор", когда активные военные действия еще не начались и пока еще мир, но когда некоторые лучшие спецназовские подразделения уже введены в действие. Ситуация осложняется тем, что, с одной стороны, советские боевые отряды уже воюют, но, с другой стороны, они еще не действуют от имени Советского Союза. Это исключительно рискованный момент для высшего советского командования. Но кто не рискует, тот ничего не приобретает. Советские командиры хотят взять много, поэтому они готовы здорово рисковать. Конечно, огромные усилия прилагаются, чтобы снизить уровень риска. Только сравнительно небольшое число войск спецназа принимают участие в "розовом терроре", но они являются лучшими людьми в спецназе - профессиональными атлетами олимпийского класса. Делается все, чтобы иметь гарантии, что никто из них не попадет в руки противника до начала войны. Также прилагаются громадные усилия для обеспечения того, чтобы, в случае, если кто-либо из них будет схвачен противником, было бы крайне трудно установить связь этого человека с какой-либо страной.

"Розовый террор" не может продолжаться более, чем несколько часов. Но это наиболее важные часы и минуты - самые последние часы и минуты мира. Очень важно, чтобы эти часы и минуты были бы испорчены для противника и использовались бы для достижения максимального преимущества советской стороны. Следует отметить, что "розовый террор" не всегда может быть использован. Он применяется только при абсолютной уверенности в успехе операций и достаточной уверенности в том, что противник не в состоянии правильно оценивать ситуацию в оставшиеся часы и минуты и что он не нанесет упреждающий удар первым.

Для советских коммунистов месяц август имеет особое значение. В августе началась Первая мировая война, которая закончилась революциями в России, Германии и Венгрии. В августе 1939 года Георгий Жуков добился успеха в том, что до него никому не удавалось сделать - внезапным ударом он разбил японскую группу войск на Дальнем Востоке. Вполне возможно, что этот удар имел далеко идущие последствия: Япония решила отказаться от атак на Советский Союз и выбрала движение в другом направлении. Также в августе 1939 года в Кремле был подписан пакт, открывший шлюзы Второй мировой войны, в результате которой СССР стал сверхдержавой. В августе 1945 Советский Союз вероломно напал на Японию в Манчжурии. В течение трех недель интенсивных действий были "освобождены" огромные территории, приблизительно равные по площади и населению Восточной Европе. В августе 1961 года Советский Союз построил Берлинскую стену в нарушение международных соглашений, которые он подписал. В августе 1968 года Советская Армия "освобождала" Чехословакию и, к ее огромному удивлению, не встретила никакого противодействия со стороны Запада. Подозреваю, что советские коммунисты для начала войны снова выберут август.

12 августа в 05:58 местного времени, на обширную пустую автостоянку перед супермаркетом в Вашингтоне въезжает фургон и останавливается. Три человека открывают двери фургона, выкатывают фюзеляж легкого самолета и прикрепляют к нему крылья. Минутой позже заводится его мотор. Самолет взлетает и исчезает в небе. У него нет пилота. Им управляют по радио с помощью очень простого приспособления, лишь немногим более сложного, чем те, которые используются для моделей энтузиастов. Самолет набирает высоту около 200 метров и немедленно начинает снижаться по направлению к Белому Дому. Минутой позже столицу Соединенных Штатов сотрясает сильнейший взрыв. Пронзительный вой сирен полицейских, пожарных машин и машин скорой помощи наполняет город.

Тремя минутами позже второй самолет несется через центр города и на месте, где стоял Белый Дом, раздается второй взрыв. Второй самолет взлетел с секции под скоростной автомагистралью и имеет совершенно другую систему управления. Две машины с радио-маяками в них были оставлены ранее в середине города. Маяки включились автоматически на несколько секунд пред взлетом самолета. Автопилот ведется двумя маяками и начинает снижаться в соответствии с заранее разработанной траекторией. Второй самолет был послан второй группой, действующей независимо от первой.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики