07 Dec 2016 Wed 00:50 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 17:50   

Это был простой план: если первый самолет не разрушит Белый Дом, то это сделает второй. Если первый самолет все-таки разрушил Белый Дом, то через несколько минут все руководители полиции Вашингтона будут на месте взрыва. Второй самолет убьет многих их них.

В 06:06 все радио- и телевизионные каналы прервут свои обычные программы и объявят о разрушении Белого Дома и вероятной смерти Президента Соединенных Штатов.

В 06:13 программа, известная как "Доброе утро, Америка" прерывается и появится вице-президент США. Он рассказывает ошеломляющие новости: группой руководителей вооруженных сил совершена попытка захвата власти в государстве. Президент Соединненных Штатов убит. Вицепрезидент призывает каждого военнослужащего оставаться на местах и не выполнять никаких приказов от вышестоящих офицеров в последующие двадцать четыре часа, поскольку издан приказ в кратчайшие сроки снять предателей с их постов и арестовать их.

Вскоре после этого множество телевизионных каналов по всей стране прекращают предачи...

Советские военноначальники знают, что если не удастся уничтожить Президента Соединенных Штатов в мирное время, то это будет практически невозможно сделать во время кризиса. Президент будет находиться в подземном или воздушном командном пункту совершенно недоступном и исключительно хорошо охраняемом.

Поэтому эти руководители, не отказавшись от попыток убить Президента (для чего в страну будет высажено несколько групп убийц с разного рода вооружением, включая противовоздушные ракеты), решают выполнить операцию с целью вызвать панику и замешательство. Если окажется невозвомжным убить Президента, то им необходимо уменьшить его возможности руководства государством и вооруженныеми силами в наиболее критический момент.

Для выполнения этой задачи Советы тайно доставили в Вашингтон роту спецназа из первого полка спецназа стратегического уровня. Большая часть роты состоит из женщин. Рота полностью состоит из профессиональных спортсменов олимпийского уровня. Доставка целой роты в Вашингтон заняла несколько месяцев. Спортсмены прибывали под видом охранников, шоферов и техников, работающих в Советском посольстве и других советских учреждениях, а их оружие и снаряжение переброшено в контейнерах, охраняемых дипломатическими привелегиями. Для выполнения задания роту разбивают на восемь групп. Каждая группа имеет свою организацию, структуру, вооружение и снаряжение. Для выполнения своих задач некоторые из групп войдут в контакт с секретными агентами, завербованными задолго до этого резидентурой ГРУ.

11 Августа резидент ГРУ в Вашингтона, генерал-майор, известный под кличкой Мудрый (официально - гражданский и высокопоставленный дипломат) получает шифрованную телеграмму, содержащую одно-единственное слово: "Да". По приказу резидента рота спецназа покидает свои места работы. Некоторые из них просто уезжают домой. Некоторых тайно перебрасывают в багажниках своих машин офицеры ГРУ и высаживают их в лесах вокруг города, в пустых подземных гаражах и других укромных местах.

Командиры собирают свои группы в предварительно условленных местах и ставят перед ними задачи.

Группа No 1 состоит из трех мужчин и усилена одним секретным агентом. Агент работает механиком в аэропорту. В свое свободное время он строит летающие модели самолетов разных размеров. Особая модель была разработана лучшими советскими авиаконструкторами и собрана в Америке из свободно продающихся запчастей. Сам агент участия в операции не принимает. Фургон, содержащий легкий радиоуправляемый самолет и отдельно крылья к нему, несколько месяцев стоял у него в гараже. Что это за самолет и чей он, агент не знает Он знает лишь, что у кого-то есть клучи от гаража и что этот человек может в любой момент прийти и забрать фургон вместе с самолетом. В середине ночи группа спецназа пригонит фургон в лес, где возьмут спрятанную в потайном месте взрывчатку и приготовят самолет к полету. На рассвете фургон стоит на пустынной автостоянке.

Группа No 2 действует примерно в это же время. Но у этой группы три работающих на нее агента, двое из которых оставили свои автомобили с радиомаячками припаркованными в точно обозначенных местах в центре города.

Группа No 3 состоит из пятнадцати спецназовцев и пяти специалистов из РЭБ осназ. Они все переодеты в полицейскую форму. Ночью эта группа похищает директора телевизионной компании и его семью. Оставив семью дома как заложников, охраняемых тремя спецназовцами, остальная группа держит путь на студию, захватив по пути тоже в кажестве заложников двух наиболее высокопоставленных чиновников, но без шума и паники среди персонала. Затем, под угрозой пистолетов и под надзором советских электронных экспертов, директор и его помощники вставляют вместо обычной рекламной программы видеокассету, которую дает им командир группы. Видеокассета записанан заблаговременно в Советском Союзе. Роль вице-президента сыграна артистом.

Советское высшее командование знает, что врезаться в американские военные каналы очень трудно. Если это вообще возможно, то самое большее, что удастся сделать - это подслушать переговоры или прервать их. На стратегическом уровне их практически невозможно использовать для передачи ложных приказов. Вот почему решено использовать гражданскую телевизионную сеть: трудно проникнуть в телевизионную студию, но это возможно и есть из чего выбирать. Операции выполняются одновременно в различных городах против нескольких телевизионных компаний. Если операция оказывается успешной только в одном городе - не страшно - миллионы людей будут дезориентированы в наиболее критический момент.

Операционным планом предусмотрено, чтобы сразу после выступления "вице-президента" некоторое количество ретрансляторов было уничтожено группами спецназа и один из американских спутников связи был сбит "по ошибке" советским спутником. Это расчитано на то, чтобы лишит Президента и настоящего вице-президента возможности опровергнут ложное заявление.

Но события идут не точно по плану. Президенту удается связаться с народом и опубликовать опровержение. После того как телевизионная сеть по всей Америке перенесет такие значительные разрушения, радио немедленно становиться главным средством связи. Радиокомментаторы выпускают различные комментарии относительно случившегося. Большинство из них говорят, что трудно сказать которое сообщение является истинным, а которое - ложным, и что единственный факт, который сомнения не вызывает - это то, что Белый Дом разрушен.

В тот момент, когда в Вашингтоне происходят все эти события, другоой роте спецназа из того же полка резидентом ГРУ в Нью-Йорке приказано выполнить похожую операцию, но в более широком масштабе. Они не используют радиоуправляемый самолет, но захватывают две телевизионные студии и одну радиостудию, которые используют для передачи таких же ложных сообщений. Пять других групп спецназа появляются из оффициальных советских учреждений и предпринимают открытые вооруженные нападения на подземные кабели и некоторые радио- и телевизионные передающие и принимающие антенны. Они стараются разрушить их, а также некоторые трансформаторные станции, в результате чего слепнут миллионы телевизионных экранов.

Спустя несколько часов отряд спецназа И-М-7 из 120 человек высаживается в порту Нью-Йорка с грузового корабля, плавающего под флагом Либерии. Используя свою огневю мощь, отряд прокладывает себе дорогу до ближайшей станции метро и, разделившись на небольшие группки и захватив поезд с заложниками, начинает уничтожать городские подземные коммуникации.

Около причалов огромных американских авианосцев и атомных субмарин в Норфолке, появляются несколько мини-подводных лодок, а также подводные диверсанты с аквалангами.

На Аляске зарегистрировано восемнадцать разных мест, где с советских военных судов, самолетов и подводных лодок пытались высадиться небольшие группы. Некоторые из них были уничтожены во время высадки, другим удалось вернуться на свои суда или после успешной высадки скрыться в лесах.

Отряд спецназа И-С-7 состоящий из восьмидесяти двух человек высаживается на берегу Мехико, немедленно захватывает частные машины и следующей ночью, используя свою огневую мощь и обретенную мобильность, пересекает границу Соединенных Штатов.

Небольшие группы спецназа высаживаются и используют маршруты и методы, применяемые нелегальными иммигрантами, в то время, как другие применяют пути и методы наркодельцов.

Острова и военные сооружения на них являются наиболее уязвимыми для диверсионных операций, и в тот же самый момент группы спецназа высаживаются на Окинаве и Гуаме, на Диего-Гарсия, в Гренландии и дюжине других островов, на которых имеются базы Запада.

Группа спецназа 2-С-13 уже провела три недели на борту небольшого советского рыболовецкого судна, рыбачившего рядом с побережьем Ирландии. По получении сигнала "393939" капитан судна отдает приказ отрезать сети, отключить радио, радар и навигационные огни и на полной скорости держать курс к берегам Великобритании.

Под покровом темноты с борта судна спущены два легких быстроходных катера. Их величина достаточна, чтобы принять всю группу. На первом катере находится командир группы, лейтенант с кодовым именем "Шекспир", радист, пулеметчик и два снайпера. На втором катере находится заместитель командира группы, младший лейтенант, кодовое имя "Поэт", двое солдат с огнеметами и двое снайперов. Все имеют по запасу пищи на трое суток, который предназначен для использования только в случае длительного преследования. В обычной обстановке группа добывает себе пищу самостоятельно, как может. В гуппу также включены две огромные немецкие овчарки.

После высадки группы рыболовецкое суденышко, по прежнему без огней или радио, уходит в открытое море. Капитан судна надеется укрыться в нейтральном порту в Ирландии. Если судно остановит в море британский военный патруль, капитан и экипаж ничего не боятся: опасные пассажиры покинули судно и все следы их пребывания уже удалены.

Группа Шекспира высаживается на крошечном пляже рядом с Литл-Хевен. Место высадки выбрано давно, и выбрано очень хорошо: пляж укрыт с трех сторон огромными утесами, так что на удалении даже днем невозможно увидеть, что там происходит.

Одновременно с Шекспиром высаживаются на берег в различных местах еще четыре группы спецназа на расстоянии двух или трех километров друг от друга. Действуя самостоятельно от других, эти четыре группы проходят разными маршрутами в небольшую деревушку Броуди и в 3:30 утра одновременно атакуют с разных направлений большое здание, принадлежащее Военно-морским силам Соединенных Штатов. По данным ГРУ в районе Атлантического Океана установлены сотни, а, может, и тысячи акустических прослушивающих постов. Подводные кабели от этих постов сходятся вместе в Броуди, где сотни американских экспертов с помощью компьютеров анализируют огромный объем информации относительно передвижений подводных лодок и надводных кораблей со всей Северной Атлантики. Согласно информации ГРУ подобные сооружения есть в Антигуа на Азорах, в Гофне и Кефлавике в Исландии, на Гаваях и Гуаме. Руководители ГРУ сознают, что их информация относительно Броуди может быть неточной. Но принимается решение атаковать и уничтожить и следящую станцию в Броуди, и все остальные. Всем четырем нападающим группам поставлена задача убить как можно больше технического персонала станции и уничтожить как можно больше электронной аппаратуры, а все, что горит, должно быть сожжено. На подходах к зданию должны быть золжены мины. Все четыре группы могут затем уйти в разных направлениях.

Группа Шекспира не принимает участия в этом рейде. Ее задача - начиная со следующей ночи, закладывать мины на подходах к зданию. Кроме этого, снайперским огнем и открытыми атаками группа должна создать трудности для любых попыток спасти или восстановить станцию.

Командир группы знает, что четыре соседних группы, которые принимали участие в атаке, находятся рядом и делают то же самое. Но командир группы не знает всего. Он не знает, что подразделение спецназа 2-С-2 под командованием майора, известного как Дядя Костя, высадилось в районе Сент-Дэвида. Отряд 2-С-2 состоит из пятидесяти шести человек, пятнадцати легких мотоциклов и шести небольших автомобилей со значительным количеством боеприпасов. Задачей подразделения является быстрое продвижение, с использованием дорог местного значения и лесных дорог, а в отдельных случаях - и главных дорог, прибытие в Форест-Дин и организация там базы. Форест-Дин является чудесным местом для действий спецназа. Этот холмистый район покрыт густым лесом. Одно время здесь был важный промышленный район. Здесь до сих пор остаются покинутые угольные шахты и каменоломни, железнодорожные тоннели, хотя никакой железной дороги тут давно нет. Укрепившись в этом лесу Дядя Костя может наносить удары в различных направлениях: рядом находится атомная электростанция, мост через р. Северн, железнодорожный тоннель под рекой Северн, порт Бристоля, правительственный центр связи в Челтенхейме, очень важные военные заводы - также в Бристоле и огромный военный склад в Велфорде. ГРУ считает, что в случае войны куда-то сюда будет переправлена Королевсая семья и что здесь будут и другие важные цели.

Те четыре группы спецназа, что на рассвете действовали против Броуди, после атаки немедлено отходят и разными маршрутами уходят в Форест-Дин, где могут соединится с отрядом Дяди Кости. Шекспир об этом ничего не знает. Широкомасштабный рейд на Броуди и продолжающаяся активность Шекспира в последующие дни и ночи должны создать у противника впечатление, что это один из главных районов действий спецназа.

Тем временем группа спецназа 2-Ц-41 из двенадцати человек, ночью высадилась с катамарана "Двойная звезда" рядом с портом Феликстав. Судно ходит под испанским флагом. Группа покинула катамаран в открытом море и доплыла до берега в аквалангах. Там она была встречена спецназовским агентом, завербованным несколько лет назад. Он купил за счет ГРУ небольшое моторное судно, а в его магазине всегда имеются по меньшей мере пятнадцать готовых к эксплуатации японских мотоциклов, вместе с несколькими наборами кожанных курток, штанов и мотоциклетных шлемов. Группа (включающая лучших мотоциклистов Советского Союза) переодевается, заворачивает свое вооружение в парусину, агента и его семью убивают, а тела прячут в погребе их дома, затем мотоциклетная ватага летит на огромной скорости по дороге А45 в направлении Майлденхолла. Их задача состоит в установке автоматических противовоздушных ракет "Стрела-Блок" в районе базы и в том, чтобы вывести из строя эту одну из наиболее важных американских воздушных баз в Европе, постоянно используемой самолетами Ф-111. Потом эта группа скрывается в ближайшем лесу и связывается с отрядом спецназа 2-Ц-5.

Командир группы не знает, что в этот самый момент неподалеку от него еще десять групп спецназа, работающие самостоятельно, выполняют сходные операции против американских военных баз в Вудбридже, Бентвотерсе и Лэйкенхете.

Моторная яхта "Мария" построена в Италии. В течение десяти лет она несколько раз сменила собственников и плавала по всем океанам мира, пока не была продана какой-то богатой личности, после чего ее не видели в течение нескольких лет ни в одном порту мира. Но когда международная ситуация ухудшилась, "Мария" появилась в Северном море под шведским флагом. После некоторой модернизации внешний вид яхты несколько изменился. При получении сигнала "393939" "Мария" идет на полной скорости прямо к побережью Великобритании. Когда она уже находится в британских территориальных водах и в досягаемости Филингдейла, экипаж яхты снимает крышки люков, чтобы на свет появились два БМ-23 - похожих на "Катюшу" многоствольных ракетных пусковых установок. Матросы быстро нацеливают оружие на гигантские сферы и открывают огонь. Семьдесят два тяжелых снаряда взрываются вокруг установки, нанося непоправимый ущерб системе раннего предупреждения. Моряки на яхте надевают акваланги и прыгают за борт. Через два часа яхта без экипажа придрейфовывает к берегу. Когда полиция взбирается на бор, она взрывается и тонет.

Для действий против сил НАТО в Центральной Европе Советское верховное командование сконцентрировало чрезвычайно могучую группировку сил, состоящих из 1-го и 2-го Западных фронтов в Восточной Германии, 3-го Западного фронта в Польше, Центрального фронта в Чехословакии и группы танковых армий в Белоруссии. Это пятнадцать армий, включая шесть танковых армий. На правом фланге группировки сил находится объединенный Балтийский Флот. А в глубине советской территори создаются еще пять фронтов (всего пятнадцать армий) для поддержки нападения.

12 августа в 23:00 батальоны спецназа, выделенные от семи армий первого эшелона, пересекают границу Восточной Германии на моторизованных дельтапланах, обычных планерах и планирующих парашютах. Действуя небольшими группами, каждый батальон наносит удары по радарным установкам противника, концентрируя свои усилия на относительно узком секторе, чтобы создать некое подобие корридора, необходимого для их планов перелета через границу. Кроме этих семи корридороы, создается еще один стратегической важности. Для этих целей еще 13 июля бригада спецназа прибыла в Восточную Германию из Московского военного округа под видом того, что она является военным строительным подразделением и базировалась в Тюрингер-Вальде. Теперь бригада разделена на шесть групп, рассеянных по лесам Спессарта и холмам Оденвальда, она получает задание уничтожить противовоздушные установки, особенно радарные системы. В первой волне выбрасывается всего 130 групп спецназа из общего количества 3300.

Спустя два часа после выброски людей, советские воздушные силы производят массированный ночной рейд на противовоздушные установки противника. Объединенный удар, нанесенный воздушными силами и спецназом делает возможным расчистить один большой и несколько меньших корридоров в противоовоздушной оборонительной системе. Эти корридоры немедленно используются для следующих массированных воздушных атак и второй выброски отрядов спецназа.

Одновременно передовые отряды семи армий пересекают границу и двигаются на запад.

В 03:30 13 августа с самолетов Аэрофлота, действующих на очень низких высотах под прикрытием тяжелых истребителей, выбрасывается вторая волна сил спецназа.

Центральный фронт выбрасывает свою бригаду спецназа в густо поросших лесом горах билиз Фрейбурга. Работа бригады состоит в разрушении важных американских, западногерманских и французских штабов, линий коммуникаций, самолетов на земле и противовоздушной обороны. Эта бригада, так сказать, открывает ворота во Францию, через которые вскоре ворвутся несколько фронтов и следующая волна спецназа.

1-й и 2-й Западные фронты высаживают свои бригады спецназа в Германии к западу от Рейна. Эта часть Западной Германии наиболее удалена от опасного восточного соседа и, соответственно, все наиболее уязвимые объекты сконцентрированы там: штабы, командные пункты, аэродромы, склады ядерного оружия, колоссальные резервы военного снаряжения, боеприпасов и горючего.

Бригада спецназа 1-го Западного фрона выброшена в районе Ахена. Здесь находятся несколько больших лесных массивов, где могут быть организованы базы, а также много заманчивых целей: мосты через Рейн, которые могут быть использованы для доставки резервов и снабжения сил НАТО, воюющих к востоку от Рейна, важные воздушные базы Брюггена и Вильденрата, резиденция немецкого правительства и Западногерманская гражданская служба в Бонне, важные штабы близ Менхенгладбаха и воздушная база Гельзенкирхена, где базируются самолеты раннего оповещения Е-3А. Это тот район, куда Советское Верховное командование планирует ввести 20-ю Гвардейскую Армию, которая ударит в южном направлении западного побережья Рейна. Бригада спецназа занята расчисткой дороги для колонн танков, которые вскоре должны здесь появиться.

Бригада спецназа 2-го Западного фронта сброшена в районе Кайзерслаутерна с заданием нейтрализовать важную воздушную базу и командный пункт военно-воздушных сил близ Рамштейна и Цвайбрюккена и уничтожить склад ядерного оружия в Пирмазенсе. В месте, куда сброшена эта бригада, по планам советского высшего командования, смыкаются гигантские клещи: 20-я Гвардейская Армия продвигающаяся с севера и 8-я Гвардейская Танковая Армия, наносящая удар из Чехословакии в направлении Карлсруе. После этого в действие будет введен второй стратегический эшелон для того, чтобы нанести сокрушительное поражение Франции.

В то же время Советское Верховное Главнокомандование понимает, что для победы в войне необходимо предотвратить широкомасштабную переброску в Западную Европу американских войск, вооружения и снаряжения. Для решения этой проблемы огромный советский Северный Флот переводится в Атлантику и оказывает поддержку оттуда. Действия Флота будут поддерживаться Военно-воздушными Силами. Но для того, чтобы Флот прошел в Атлантику, он должен пройти через длинный корридор между Норвегией, Гренландией и Исландией. Там советский флот будет подвергаться постоянному наблюдению и атакам со стороны военно-воздушных сил, небольших кораблей и субмарин, действующих из фиордов и огромного количества радио-электронных приспособлений и установок.

Норвегия, особенно ее южная часть, является исключительно важной областью для советских военных руководителей. Им нужно захватить южную Норвегию и создать там воздушные и военно-морские базы для того, чтобы воевать за Атлантику и, следовательно, за Центральную Европу. Советское высшее командование выделило, по меньшей мере, целый фронт, в составе которого имеется воздушно-десантная дивизия, большое количество военно-морских сил и бригада спецназа. Но переброска по воздуху боеприпасов, горючего, пищевого довольствия и пополнения для военных, воздушных и военно-морских баз в Норвегию создает большое количество проблем. Поэтому необходимо иметь хорошие и безопасные дороги к базам в Южной Норвегии. Эти дороги проходят в Швеции.

В прошлом Швеции везло: она всегда оставалась в стороне от конфликта. Но в конце двадцатого века баланс этого района боевых действий меняется. Швеция становится одной из наиболее важных стратегических точек мира. Если разразится война, путь агрессора будет лежать через Швецию. Оккупацию Швеции осуществить легко, поскольку на ее территории нет ядерного оружия, так что советские военные руководители очень мало рискуют. Они знают, однако, что шведский солдат является очень серьезным противником - вдумчивым, дисциплинированным, физически сильным и крепким, хорошо вооруженным, прекрасно знакомым с территорией, где ему придется воевать и отлично обученным действиям в такой местности. Опыт войны против Финляндии учит, что в Скандинавии фронтальные атаки танками не дают выраженного результата. Требуется использовать специальную тактику и специальные войска: спецназ.

И подобным образом все продоолжается по всему миру. В шведской столице в уменьшеном размере наводится паника убийствами нескольких высших фигур правительства и обычных граждан, поджогами и бомбардировкой ключевых зданий. В Японии разрушена американская база с ядерным оружием и использовано химическое оружие в расположении правительства. В Пакистане сепаратистское движение в провинции Балучистан, постоянно признаваемое КПСС, запрашивает и получает прямое военное вмешательство из СССР для сохраненения их хрупкой независимости: контролируемая Советами территория расширяется по всем направлениям от Сибири через Афганистан к Индийскому Океану.

Возможно, что и нет необходимости Советскому Союзу в третьей мировой войне, чтобы оккупировать Балучистан. Красную Армию могут вывести из Афганистана, но зная то, что мы знаем о советской стратегии и целях, для которых может быть использован спецназ, такой вывод можно рассматривать как полезный рекламный трюк без каклго-либо препятствования работе спецназа. С наличием спецназа в Балучистане Политбюро может очень близко подойти к главной нефтяной артерии мира - к Арабским государствам, к восточной и южной Африке, Австралии и Юго-Восточной Азии - территориям и океанам, которые практически беззащитны.

Приложения Приложение E Роль, которую играют советские спортсмены Ниже приводится несколько примеров очень тесной связи между спортивными и военными достижениями советских атлетов.

Владимир Мягков. В Чемпионате СССР по лыжам в 1939 году Мягков показал исключительно хорошее время на 20-километровой дистанции и стал чемпионом СССР на этой дистанции. Во время войны он был призван в армию и включен в небольшое подразделение спортсменов, которое перешло под прямое командование разведывательного управления фронта. Позже он погиб в бою в тылу врага. Он был первым из лучшых советских спортсменов, ставшим Героем Советского Союза, в его случае - посмертно. Задания, которые выплняло спортивное подразделение Мягкова, обстоятельства его смерти и действия, за которые он стал Героем, сохраняются Советским Государством в секрете до настоящего времени.

Порфирий Полосухин. Перед войной - офицер Красной Армии, он установил мировые рекорды по парашютным прыжкам. Он был инструктором, тренирующим специальные войска для операций на территории противника. Во время войны он продолжал обучать парашютистов для подразделений "гвардейских минеров" спецназа. Он часто бывал в тылу врага, и им предложен метод маскировки аэродромов и связи с советскими самолетами с секретных партизанских аэродромов. Эта оригинальная система действовала до конца войны, никогда не была раскрыта противником, и, как результат ее, связь с воздуха с партизанскими отрядами, особенно с отрядами спецназа и осназа была исключительно надежной. После войны многие солдаты из специальных войск, обученные Полосухиным, стали чемпионами мира и Европы по парашютным прыжкам.

Дмитрий Косицын. Перед войной он возглавлял конькобежное отделение в Государственном Институте Физической Культуры. Считалось, что это гражданский институт, но преподаватели и многие студенты имели воинские звания. Косицын был капитаном и имел несколько выдающихся достижений в своем виде спорта, установив ряд рекордов Советского Союза. В течение войны он командовал специальным отрядом, известным как "Черная Смерть". В этом "гражданском" институте в первые недели войны было сформировано тринадцать таких отрядов. Они занимались активной терроистической работой в поддержку Красной Армии, а скорость, с которой эти отряды были сформированы, позволяет предположить, что все члены этих подразделений были тщательно отобраны и обучены задолго до начала войны. Иначе их бы не послали в тыл противника. Отряд Косицына был известен как самый бесстрашный и беспощадный из всех формирований Ленинградского фронта.

Махмуд Умаров. Во время Второй Мировой Войны Умаров был солдатом в отдельном саперном батальоне спецназа. Его несколько раз сбрасывали с группой людей в тыл противника. У него было две профессии: он был великолепным стрелком и врачом. После войны он был офицером в Разведывательном Управлении Ленинградского военного округа. Он продолжал иметь две профессии, и как врач-психиатр получил степень доктора наук за теоретическую работу. Как стрелок он стал европейским и мировым чемпионом; фактически он был пять раз чемпионом Европы и трижды - мировым чемпионом. Он выиграл две серебрянные олимпийские медали в стрельбе из пистолета в Мельбурне и Риме. После возрождения спецназа он служил в этой организации офицером, где ценились обе его профессии.Благодаря своим спортивным достижениям генерал-полковник Умаров посетил множество стран мира и имел множество связей. В 1961 году Махмуд Умаров внезапно исчез с медицинской и спортивной сцен. Есть некоторые основания считать, что он умер при очень странных обстоятельствах.

Юрий Борисович Чесноков. Человек необычайной физической силы и выносливости, он занимался многими видами спорта. Особенно успешно - волейболом: дважды чемпион мира и олимпийский чемпион. Физические качества Чеснокова были замечены очень рано, и сразу после окончания школы его приняли в Военно-Инженерную Академию, хотя он не был офицером. С этого времени он вплотную занимался теорией и практикой использования взрывчатки. Помимо золотой олимпийской медали он имеет и другую золотую медаль за свою работу по технике производства взрывов. В настоящее время Чесноков является полковником спецназа.

Валентин Яковлевич Кудреваткин. Он вступил в полувоенную организацию ДОСААФ еще в школе. В одно и то же время он прыгал с парашютом, летал на планерах и занимался стрельбой из винтовки. Свой первый парашютный прыжок он совершил в мае 1956 года. Двумя годами позже, в возрасте восемнадцати лет, он достиг высшего уровня в парашютных прыжках и стрельбе. В 1959 году его призвали в армию проходить службу в воздушно-десантных войсках. В 1961 году он за одну неделю установил пять мировых рекордов в парашютном спорте, за что был произведен в сержанты и послан в рязанское офицерское воздушно-десантное училище. После этого его направили в спецназ командовать специальным женским отрядом. Под его командованием находились наиболее выдающиеся спортсменки, включая Антонину Кенсицкую, на которой он сейчас женат. Она установила тринадцать мировых рекордов, ее муж - пятнадцать. Он совершал прыжки с паршютом (часто с группой женщин) в самых немыслимых условиях, приземлялся на горы, в лес, на крыши домов и тому подобное. Кудреваткин принимал участие практически во всех испытаниях нового парашютного снаряжения и вооружения. 1 марта 1968 года вместе с группой профессиональных парашютисток он принимал участие в экспериментальном групповом прыжке с критически низкой высоты. После, когда он выполнял свой 5 555 прыжок, он попал в критическую ситуацию. В воздушно-десантных войсках с черным юмором говорят, что если ни главный, ни запасной парашюты не раскрываются, то у парашютиста есть целых двадцать секунд для того, чтобы научиться летать. Кудреваткин не научился летать за эти последние секунды, но он управлял своим телом и нераскрывшимся парашютами, чтобы замедлить падение. Он провел более двух лет в госпитале и перенес более десяти операций. Когда его выписали, он совершил свой 5 556 прыжок. Многие советские военные газеты опубликовали фотографии этого прыжка. Обычно Кудреваткин прыгал в компании профессиональных парашютисток. Но в советских воздушно-десантных дивизиях нет женщин. Только в спецназе.

После выполнения этого прыжка Кудреваткину присвоили звание полковника.

Приложение F Разведывательный пункт спецназа (РП-СН) Представьте, что вы окончили 3-й факультет (операционная разведка) Военно-Дипломатической Академии Генерального Штаба. Если вы успешно прошли курс обучения, вас пошлют в одно из двадцати Разведывательных управлений (РУ), которые имеются в штабах военных округов, групп сил и флотов.

В первый же день, который я провел в Военно-Дипломатической Академии, я усвоил, что дипломатия является шпионажем, и что военная дипломатия является военным шпионажем. Успешное окончание 3-го факультета Военно-Дипломатической Академии означает службу в одном из Разведывательных управлений или в подчиненных им подразделениях, напрямую связанных с вербовкой иностранных агентов и управлением ими.

Представьте, что вас направили в Разведывательное Управление Киевского военного округа. Киев, без сомнения, является одним из красивейших городов Советского Союза, и я не однажды слышал от западных журналистов, посетивших Киев, что это один из красивейших городов мира.

Итак, сейчас вы находитесь в огромном здании, занимаемом штабом Киевского военного округа. В разное время все выдающиеся военные руководители Советского Союза работали в этом величественном здании: Жуков, Баграмян, Ватутин, Кошевой, Чуйков, Якубовский и многие другие. Кабинет командующего округом находится на втором этаже. Справа от него есть массивные двери в Операционное Управление. Слева - не менее массивные двери в Разведывательное Управление. Такое расположение символично: Первое управление (боевое планирование) является правой рукой командующего, тогда как Второе управление (разведка) - левой. В штабе есть еще много управлений и отделений, но все они расположены на других этажах.

Ваш визит в Разведывательное Управление штаба округа происходит, конечно, в компании одного из офицеров. Иначе вас просто не впустили бы.

Перед тем, как войти в штаб вы должны позвонить в кабинет пропусков и предьявить свои полномочия. Вам дают номер телефона и приходит офицер, чтобы сопровождать вас. Кабинет пропусков очень внимательно проверяет ваши документы и снабжает вас временным пропуском. Затем офицер провожает вас по бесконечным корридорам и многочисленным лестницам. Вы должны быть котовы на каждом повороте предъявить свой пропуск и офицерское удостоверение. Ваши документы проверяются множество раз, прежде чем вы доберетесь до начальника разведки округа.

Сейчас вы находитесь в огромном генеральском кабинете. Перед вами - генерал-майор, начальник разведки Киевского военного округа. Вы представляетесь: "Товарищ генерал, капитан такой-то прибыл для дальнейшего прохождения службы".

Генерал задает вам несколько вопросов и, пока он говорит с вами о пустяках, он решает вашу судьбу. Есть множество вариантов. Возможно, что он не возьмет вас и и, таким образом, решит не принимать вас вообще. Вас пошлют в Управление Кадрами округа и более никогда не допустят к разведывательной работе. Или вы ему понравились, но не очень. В этом случае он пошлет вас на разведывательную работу нижнего уровня - служить в дивизию или полк. Вы будете работать в разведке, но не с агентурной сетью.

Если вы по-настоящему понравитесь ему, перед вами откроются несколько путей. Разведка военного округа является гигантской организацией с огромным объемом работы. Во-первых, он может послать вас в штаб одной из трех армий для работы в Разведывательном отделении штаба, где вас пошлют на разведывательный пункт (РП), чтобы вербовать секретных агентов-информаторов для работы на данную армию.

Во-вторых, он может оставить вас в Разведывательном управлении для работы во 2-м (агентурная сеть) или третьем (спецназ) отделении. В-третьих, он может послать вас в одно из мест, где производится вербовка иностранцев для работы на Киевский военный округ. Есть два таких места: Разведывательный центр и Разведывательный пункт спецназа (РП спецназ).

Генерал может спросить ваше собственное мнение. Ваш ответ должен быть кратким: например - мне все равно, где работать, лишь бы это были не штабы, желательно в полк. Генерал ожидает от вас подобного рода ответ. Разведке не нужен офицер, который не рвется на вербовочную работу. Если кото-то приходит на разведывательную работу, но не горит желеланием вербовать иностранцев, это значит, что он сделал ошибку в выборе профессии. Это также значит, что те люди, которые рекомендованли его на разведывательную работу и затратили годы на обучение его в Военно-Дипломатической Академми также ошибались.

Генерал задает свой последний вопрос: каких агентов вы желаете вербовать - для получения информации или для сотрудничества со спецназом? Каждый офицер разведки фронтового и флотского уровня должен знать как вербовать агентов обоих видов. Вы говорите, что для вас это все равно.

"Хорошо, - говорит генерал. - я назначаю вас офицером разведывательного пункта спецназа 3-го отделения Второго Управления штаба Киевского военного округа. Приказ будет подписан завтра. Желаю всего хорошего".

Вы благодарите генерала за оказанное вам доверие, лихо отдаете честь, щелкаете каблуками и покидаете кабинет. Сопровождающий офицер ожидает вас на выходе. Отсуда, безо всяких пропусков, вы проходите в небольшой дворик, где в ожидании всегда находится небольшой тюремный фургон. За вами захлопывается дверь и вы оказываетесь в мышеловке. Перед вами маленькое непрозрачное оконце с мощной решеткой на нем. Бесполезно пытаться выглядывать. Фургон разворачивается и выворачивает на улицы города, часто останавливаясь и меняя направление, а вы понимаете, что он останавливается на огни светофоров. Наконец, фургон проезжает через какие-то огромные ворота и останавливается. Дверь открывается и вы сходите во двор штрафного батальона Киевского военного округа. Это военная тюрьма. Добро пожаловать на новое место работы.

Древний город Киев повидал многих завоевателей со всего мира, проходивших по его улицам. Некоторые из них сравнивали его с землей, другие укрепляли его, потом третьи разрушали его снова. Укрепления вокруг разоренного и выжженого Киева были возведены в последний раз в 1943 году по приказу Гитлера. Приехав в Киев вы можете пройти по укреплениям всех веков: от бетонных дотов двадцатого века до разрушенных стен, которые построили за пятсот лет до появления здесь Бату-хана.

Место, куда вас привезли является крепостью, построенной во времена Екатерины Великой. Она построена в юго-западной части города на вершине обрывистых холмов, покрытых древними дубами. Поблизости находятся другие форты, огромный древний монастырь и древняя крепость, в которой сейчас расположен военный госпиталь.

В течение веков на наиболее опасных подходах к городу строились военные сооружения самых разных видов - склады, казармы, штабы, и, независимо от основного замысла, они также служили в качестве укреплений. Крепость, в которую мы приехали, также служит двум замыслам: в качестве казармы на 500-700 солдат, и в качестве форта. Округлая по контуру, в ее внешних стенах имеются только узкие щели и широкие амбразуры для ружей. Сейчас они все заложены, и только оставшиеся окна смотрят во внутренний двор. У крепости только один вход - хорошо охраняемый туннель через мощные стены. Вокруг крепости была добавлена кирпичная стена. Снаружи она выглядит как высокая кирпичная стена на узком основании, с еще одной кирпичной стеной, выше первой, позади нее.

Как внутренний, так и наружный дворы крепости поделены на многочисленные секторы и маленькие дворики, разделенные небольшими стенами и настоящими джунглями колючей проволоки. Секторы имеют свои странные таблички: многие разделены так, что никто не в состоянии понять какую-либо логику в этом. Отсутсвие всякой системы способствует секретности, окружающей это учреждение.

Здесь, в штрафном батальоне, находятся три роты отбывающих наказание и одна рота охраны. Люди из роты охраны имеют крайне слабое представление относительно тех, кто и почему посещает батальон. Они имеют лишь инструкции, которые должны выполняться: отбывающие наказание люди должны находиться только во внутреннем дворе в определенных секторах; офицеры, у которых в пропуске стоит треугольная печать, могут входить в другие определенные секторы; офицерам с маленькой звездочкой, отпечатанной на их пропусках позволяется входить в другие секторы и так далее.

Кроме офицеров штрафного батальона, частыми посетителями форта являются офицеры военной прокуратуры, военной комендатуры города и офицеры из управления командования: следователи, юристы. Здесь же, в сторонке, есть сектор и для вас. Разведывательный пункт спецназа не имеет никакой связи со всем остальным в штрафном батальоне. Но если он будет расположен отдельно в каком-то здании, то раньше или позже окружающие обратят внимание на подозрительное поведение людей, занимающих это здание. Здесь же, в штрафном батальоне вы укрыты от любопытных глаз.

Разведывательный пункт спецназа является небольшой военной единицей, возглавляемой подполковником, который имеет в подчинении несколько офицеров, закончивших Военно-дипломатическую Академию, и несколько сержантов и рядовых, которые выполняют обслуживающие функции не имея никакого представления (или правильного представления) о том, чем заняты офицеры. Офицеры штрафного батальона или те, которые посещают этот батальон, и не подумают спросить о том, что происходит в вашем секторе. Много лет назад один из ваших предшественников позволил себе роскошь "неосторожного разговора", что закончилось тем, что на него подали групповой донос прямо командующему округом, с последующим расследованием случаев коррупции среди старших офицеров. Этого достаточно, чтобы быть уверенным, что с вами будут обходиться с уважением и не зададут больше ни одного вопроса.

В расположении спецназовского пункта в штрафном батальоне есть множество преимуществ: за такими огромными стенами командование может быть уверенным, что ваши документы не будут сожжены или потеряны вследствие случайности; он находится под строжайшей охраной с дюжиной сторожевых собак и пулеметами, установленными на башнях, чтобы охранять ваше спокойствие; никакой посторонний интерес относительно того, что происходит внутри этих стен, никогда не получит прямого ответа; отдельная организация не привлекает внимание высокопоставленных советских военных руководителей, которые не подозревают о ГРУ и спецназе; а если даже кто-то со стороны и подозревает вас в чем-то, то он не может отличить офицеров спецназа от других офицеров, посещающих эту старую крепость.

Спецназ имеет в своем распоряжении несколько тюремных фургонов, совершенно одинаковых с теми, которые принадлежат штрафному батальону, и со сходными номерами. Они очень удобны для перевозок любых интересующих нас людей в любое время внутрь крепости и из нее. Что хорошо в тюремных фургонах, так это то, что ни посетитель, ни сторонний наблюдатель не могут установить, где находится пункт спецназа. Посетителя можно пригласить в любое хорошо охраняемое место, где обычно находится множество людей (штабы, кабинет командующего, милицейский участок) и после этого секретно доставить в закрытом фургоне в старую крепость, а затем вернуть его тем же способом, так что он затеряется в толпе. К счастью таких фортов в округе несколько.

Штрафной батальон, по-просту - военная тюрьма, является любимым местом для сокрытия ГРУ своих подразделений. Есть и другие виды маскировки - конструкторское бюро, ракетные базы, узлы связи, но у них всегда есть одна характерная черта - небольшая секретная организация укрывается внутри большого, тщательно охраняемого военного учреждения.

Вдобавок к этим главным помещениям, где содержатся сейфы, наполненные секретными бумагами, разведывательный пункт спецназа имеет несколько конспиративных квартир и небольших домов на окраинах города.

Оказавшись в месте, которое я описал, вы встречены грустным подполковником, который, вероятно, провел всю свою трудовую жизнь на этой работе. Он отдает вам короткий приказ: - Вы носите форму только внутри этого форта или если вас вызовут в штаб округа. В остальное время вы одеваете гражданскую одежду.

- Понял, товарищ подполковник.

- Но здесь, в крепости, вам делать нечего, тем более в штабе. Это мое место, а не ваше. Мне не нужны бюрократы. Мне нужны охотники. Идите и возвращайтесь через месяц с материалом о хорошем иностранном улове.

- Есть.

- Вам известны территории, на которых наш округ будет вести боевые действия в случае войны?

- Так точно.

- Хорошо, мне там нужен еще один агент, который сможет встретиться с группой спецназа при любых обстоятельствах. Я даю вам месяц срока, поскольку вы только начинаете свою службу, но этот срок позже будет более жестким. Можете идти, и помните, что у вас в Киеве множество соперников: ваши друзья, которые уже работают в разведывательном пункте, вероятно, активно действуют в городе, КГБ тоже в деле, и кто знает, кто еще занимается здесь вербовкой. И запомните: ошибиться в нашем деле вы сможете только один раз. Я никогда не пропущу ошибки, особенно со стороны спецназа. В военное время вас расстреляют. В мирное время за ошибку вас посадят в тюрьму. Знаете, в какую?

Таким был Киев до Чернобыльской аварии. Столетиями варвары из многих стран Азии и Европы старались, что есть сил, чтобы разрушить мой великий город, но никто не нанес ему такого вреда, как коммунисты. История атомной энергетики в Советском Союзе очень длинная, это история преступлений. Отцом-основателем создания атомной энергетики был Лаврентий Берия, всесильный шеф секретной полиции и, как стало очевидным позже, один из величайших преступников двадцатого века. Большинство советских министров, разработчиков и инженеров, связанных с созданием атомной энергетики, сидели в тюрьмах, и не только во времена Сталина. Все атомные предприятия построены трудом заключенных. Я, лично, видел тысячи осужденных, работающих на урановых шахтах Кировоградской области (см. Суворов, Аквариум). У осужденных не было абсолютно никаких шансов вернуться к хорошей квалифицированной работе.

Раньше или позже это должно было закончиться катастрофой. Газета "Литературная Украина" (27 марта 1986) сообщила о преступном отношении при конструкторских работах, об использовании дефективных материалов и устаревшей технологии в Чернобыле. Газета предупреждала, что несколько поколений людей будут расплачиваться за безответственное отношение тех, кто занимался строительством. Но никто не обратил внимания на эту статью или другие, подобные ей; месяцем позже разразилась катастрофа.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 ]

предыдущая                     целиком                     

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики