07 Dec 2016 Wed 00:48 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 17:48   

Удивительная все-таки вещь. Сталин генералов истреблял перед войной, но все равно находились такие, которые, как Апанасенко, как Жуков, могли, рискуя жизнью, послать в известном направлении самого гения всех времен и народов.

Самое страшное для правителя - оказаться в ситуации, когда все вокруг поддакивают, когда все соглашаются с любыми решениями правителя и восхваляют их. Любой самый умный человек в этой ситуации теряет ориентировку, любой мудрец теряет способность замечать свои ошибки. Потому повторяет их и умножает.

Именно в этот тупик привела Гитлера его кадровая политика.

Гитлер перед войной своих генералов не стрелял, но они почему-то оказались запуганными до полного солдафонства...

Вот вам и польза очищения: если бы Гитлер перед войной своим генералам устроил ночь длинных ножей, если бы перестрелял несколько тысяч немецких генералов, то, глядишь, после очищения и у него появилась бы хотя бы парочка генералов, которые могли не только думать, но и возражать фюреру.

7

Не одни только Апанасенко и Жуков могли спорить со Сталиным. Были и другие. Генерал армии К. К. Рокоссовский мог спорить не только со Сталиным одним, но со Сталиным и его окружением. Ситуация: май 1944 года, готовится самая мощная операция Второй мировой войны и всей человеческой истории - Белорусская наступательная. Сталин и два его заместителя, Жуков и Василевский, все обдумали, все взвесили, все спланировали. Теперь вызывают по одному командующих фронтами и ставят им задачи. Очередь генерала Рокоссовского. А у Рокоссовского свое собственное решение, лучшее, чем решение Сталина-Жукова-Василевского. Но уж очень необычное.

Спорить со Сталиным - смертельный риск. А тут - не один Сталин, он тут со своими ближайшими помощниками и советниками. И все - заодно. Но генерал армии Рокоссовский приказа трех маршалов - Верховного Главнокомандующего и двух его заместителей - выполнять не намерен.

Что ж, строптивому генералу предлагают выйти в другую комнату и подумать над своим поведением.

Генерал Рокоссовский выходит. Думает. Есть о чем думать. Он уже прошел через пыточные застенки, уже сидел в камере смертников. Не хотелось бы снова.

И вот его снова вызывают в сталинский кабинет и вновь ставят задачу...

Но нет. Рокоссовский такую задачу выполнять не будет. Снимайте. Сажайте. Сорвите погоны. Отправьте рядовым в штрафной батальон. Казните. Выполнять не будет.

Опять ему предлагают выйти и подумать. Опять выходит. Опять думает. Можно ведь и не рисковать. Можно сталинско-жуковский приказ выполнить. Исход войны уже решен, речь только о цене и сроках победы. Можно не сопротивляться, а потом после смерти Сталина написать мемуары: дурной Сталин ставил дурные задачи, а у меня в той ситуации было решение, которое Сталин не понял и не оценил...

Долго думает Рокоссовский. Подумали? Заходите. Ну что? Будем выполнять приказ Верховного Главнокомандующего?

Нет. Не будем.

Ну и черт с тобой! Действуй как знаешь.

8

И Рокоссовский действует.

Действует блистательно.

Свидетельствует генерал-лейтенант Зигфрид Вестфаль: "В течение лета и осени 1944 года немецкую армию постигло величайшее в ее истории поражение, превзошедшее даже сталинградское. 22 июня русские перешли в наступление на фронте группы армий "Центр"... Эта группа армий была уничтожена. В связи с разгромом группы армий "Центр" в Прибалтике оказалась отрезанной группа армий "Север"" (Роковые решения. С. 257-258).

Свидетельствует генерал-полковник Гейнц Гудериан: "Разгром начался 22 июня. В первый день 25 немецких дивизий попросту исчезли... Не только группа армий "Центр", но и группа армий "Север" попали в катастрофу" (Panzer Leader. S.352).

Свидетельствует генерал-майор В. фон Меллентин: "22 июня русские праздновали третью годовщину нашего вторжения в Россию грандиозным наступлением четырех фронтов в составе 146 стрелковых дивизий и 43 танковых бригад... По непонятной причине Честер Вилмот в своей книге "Сражение за Европу" забыл эту операцию. А она была одним из самых грандиозных событий войны, по своему размаху и значению несравнимо более важным, чем высадка союзников в Нормандии. С 1 июня по 31 августа 1944 года потери германских войск на Западном фронте составляли 293 802 человека, на Восточном за тот же период - 916 860 человек" (Panzer Battles, S. 339).

Это тот самый момент войны, когда западные союзники выразили сомнение в точности советских сводок о количестве захваченных пленных. И тогда Верховный Режиссер приказал немецких пленных показать всему миру. И мощные колонны германских солдат (не отощавших, из лагерей, а свеженьких, с полей сражений) погнали по улицам Москвы. Во главе колонн - немецкие генералы и целые полки офицеров, за ними несметные полчища солдат. Замыкали шествие вот уже три года бездействующие, а тут вдруг со всей Москвы мобилизованные поливальные машины. За годы войны Москва отвыкла от такой роскоши. Все - для фронта, все - для победы. Потому бензин - фронту. Потому давно не чистили московские улицы машинами и машинами не поливали. Но для такого случая Верховный Режиссер приказал выделить бензин из неприкосновенного резерва Ставки ВГК. Как для боевой операции. Сталин приказал мыть и чистить московские улицы вслед за колоннами пленных завоевателей.

Чтобы не осталось на улицах столицы грязи и вони их подошв.

И позади колонн шумели струи очищения. И нескончаемой вереницей подтягивались все новые и новые голубые цистерны с водой, как бы с новым боекомплектом, и выстраивались в движущуюся очередь, чтобы немедленно вступить в дело, сменив предшественников, израсходовавших боезапас.

Уже на второй день Белорусской наступательной операции Сталин понял, что решение Рокоссовского было не просто великолепным, но гениальным. Уже через неделю после начала Белорусской наступательной операции 29 июня 1944 года генерал армии Рокоссовский получил бриллиантовую звезду Маршала Советского Союза. Но и этого Сталину показалось мало, и 30 июля Маршал Советского Союза Рокоссовский получает свою первую Золотую Звезду Героя Советского Союза. Сталин не дал ему Золотой Звезды ни за Смоленск, ни за Москву, ни за Сталинград, ни за Курск. (Хотя и следовало бы.) Но блеск Рокоссовского в Белорусской операции (вопреки Сталину, Жукову и Василевскому!) затмить было уже нельзя. Это кандидат командовать Парадом Победы.

Рокоссовский во время подготовки Белорусской наступательной операции, во время ее проведения, во всех остальных оборонительных и наступательных операциях - это мудрость, инициатива, храбрость.

Маршальская звезда - за талант полководца, за стратегическую широту мышления, за победы над Гитлером и его фельдмаршалами.

Звезда Героя - за личную солдатскую храбрость... перед оскалом тигриной сталинской ярости.

Это героизм высшего порядка.

Всегда, и в начале войны, роковым летом и трагической осенью 1941 года, и в ее победном конце, в Красной Армии находились генералы, которые имели голову на плечах и достаточно мужества в сердце, чтобы отстаивать свою точку зрения даже перед Сталиным.

У Гитлера были генералы очень высокого выбора, но таких генералов, как у Сталина, у Гитлера не было ни в начале, ни в конце войны.

Ни одного.

Германия проиграла потому, что сталинские генералы по уровню подготовки стояли неизмеримо выше, чем гитлеровские генералы.

Мужество - одна из основных составляющих этого уровня.

Глава 21 БОЯЛСЯ ЛИ СТАЛИН ГИТЛЕРА?

 Уже опять к границам сизым
 составы тайные идут,
 и коммунизм опять так близко,
 как в девятнадцатом году.

 М. Кульчицкий. 1939 год

1

Наши легенды о войне запутаны и скручены в клубок. Ложь питается ложью и порождает ложь. Легенда о том, что в годы очищения были истреблены лучшие полководцы Красной Армии, неразрывно связана с другой легендой: Советский Союз был к войне не готов - если гениев истребили, заменив их безграмотными тупицами, то о какой уж там готовности речь?

А из этого, весьма естественно, вытекает еще одна выдумка: Сталин боялся Гитлера.

Эти мифы, переплетаясь, поддерживают друг друга. Стоит какому-нибудь марксисту или гитлеровцу вспомнить одну из этих легенд, и толпа тут же вспомнит другие легенды. Стоит только потянуть одну ниточку, и за ней тянется весь грязный клубок коммунистических сочинений. Только произнесет социалистический агитатор имя Тухачевского, и тут же толпа без дополнительных команд вспоминает про неготовность Красной Армии и про перепуганного Сталина. А стоит вспомнить 1941 год, и тут же сознание толпы рисует гениального Тухачевского, который предупреждал...

Общий знаменатель вымыслов: Сталин боялся Гитлера.

В этих трех словах сконцентрирована вся грязь, вся ложь о войне. Эти три слова венчают все выдумки марксистско-гитлеровской пропаганды.

Из этой короткой фразы следует, что Сталин был слабее Гитлера и глупее. Умный человек не может бояться дурака, а сильный не может бояться слабого. Из этой фразы следует, что Красная Армия была слабее Вермахта, что наши генералы были глупее гитлеровских, что Советский Союз был хуже подготовлен к войне, чем Германия, что выиграли войну не мы, а кто-то другой. Могли ли перепуганные кретины внести достойный вклад в разгром гитлеровских полчищ?

На годовщины и юбилеи войны Россию не приглашают. А за этим стоят вполне понятные всему миру обстоятельства. Нам говорят: вы же были к войне не готовы, у вас же армия была обезглавлена, у вас же во главе армии и государства стояли трусливый Сталин и безграмотные неопытные идиоты. Ваши Константины Симоновы, Александры Некричи, Михаилы Шолоховы по приказу вашей же коммунистической партии сами на весь свет раструбили про загубленных гениев, про неготовность, про перепуганного Сталина. Так зачем же вас приглашать? Если вы что-то и сделали в войне, так это с перепугу...

И наши агитаторы почему-то находят особое удовольствие повторять вновь и вновь:

Сталин боялся, ужасно боялся, он весь дрожал... Нашим агитаторам почему-то нравится это выпячивать и смаковать.

Вот "Военно-исторический журнал" (1995. N 4). На две страницы заголовок аршинными буквами: СТАЛИН ИСПЫТЫВАЕТ... СТРАХ ПЕРЕД ВЕРМАХТОМ. Так и написано в заголовке, через многоточие. Сей журнал издает Министерство обороны РФ. Спросим господина министра, спросим Главпур, в котором ничего, кроме названия, не изменилось: товарищи дорогие, да откуда же вы такое взяли?

А наши марксисты не скрывают: так сказал Геббельс! Вот читайте! А раз Геббельс так сказал, Министерство обороны России обязано повторять. Не так ли?

Наше Министерство обороны публикует в своем журнале дневники Геббельса. В этом нет ничего плохого. Но только при условии, если министр обороны, возглавляемое им министерство и подчиненная им редакция четко обозначают свою позицию, свое отношение к публикуемому материалу. А позиция в данном случае может быть только одной: посмотрите на Геббельса! Как он глуп! Насколько же он нас недооценил! Вы только посмотрите, куда его заносит!

Такую ли позицию занял министр обороны Российской Федерации?

Отнюдь нет.

Министерство обороны. Институт военной истории, "Военно-исторический журнал", "Красная звезда" десятилетиями вдалбливают в наши головы вымыслы про неготовность, неготовность, неготовность. И про обезглавленную армию. И про трусливого Сталина. Вот они и желанное подтверждение нашли: дневники Геббельса 1941 года. У министра обороны России, у возглавляемого им министерства, Генерального штаба, у наших официальных военных историков - полная солидарность с позицией Геббельса. Все, что они говорят сейчас, и все, что писал Геббельс в 1941 году, - по смыслу, по духу и букве полностью совпадает.

"Военно-исторический журнал" публикует сочинения гитлеровского министра пропаганды как весьма серьезный и ценный источник информации. Более того, самую главную мерзость, которую Геббельс писал малыми буквами, Министерство обороны России выносит в заголовок и печатает огромными буквами. Фраза не получается достаточно короткой, и тогда ее сокращают, не стесняясь многоточия в заглавии, из двух частей склеивают вопящий заголовок так, как это делают издатели бульварных газет:

СТАЛИН ИСПЫТЫВАЕТ... СТРАХ ПЕРЕД ВЕРМАХТОМ

2

А вот запись в дневнике Геббельса 29 апреля 1941 года на страницах нашего "Военно-исторического журнала" (1996. N 1. С. 42-43):

РОССИЯ ДЕРЖИТСЯ ОЧЕНЬ СМИРНО, ЧУВСТВУЯ СЕБЯ ОКРУЖЕННОЙ.

И опять: Геббельс писал это для себя мелкими буквами. А наши товарищи пишут это огромными буквами, снова внося в заголовок и разворачивая на две страницы: читайте про запуганную, окруженную Россию! Спешите видеть!

А ведь это бред! Окружить Россию? Да кому же это под силу? Товарищ министр обороны России, да учили ли вы в школе географию? Да показывала ли вам учительница Марь Иванна Россию на карте? Да представляете ли вы размеры России? И кто же это бедную Россию окружил в 1941 году? Уж не Адольф ли Гитлер с тремя тысячами устаревших, допотопных, примитивных танков? Уж не сверхмощные ли союзники Гитлера - Финляндия с Румынией - охватили Россию по периметру, зажав в клещи?

Так зачем же вы такое публикуете, да еще и в заголовках?

И сидит наш родной Генеральный штаб мощью во много тысяч генералов и полковников. Товарищи дорогие, кто-нибудь из вас может Россию на карте показать? Если может, так оцените же обстановку. Оцените размеры нашей страны, а теперь постарайтесь найти на карте мира Германию. Несмотря на все ее завоевания, она на карте мира в 1941 году - всего лишь лоскуток, который к тому же уже горел под задницей Гитлера. Так почему же вы, господа генералы и полковники, молчите, когда выходит ВАШ журнал с такими заголовками? Это Германия весной 1941 года была окружена и блокирована. Это Германия была уже отрезана от многих источников стратегического сырья, без которых ведение войны невозможно. А Советский Союз - самая богатая страна мира, нашим богатствам завидуют все. Кроме того, еще в 1939 году мудрый Сталин тайно заручился безоговорочной, бесплатной, безграничной помощью Америки. Почему об этом не пишет Министерство обороны России? Почему наши генералы-марксисты с атрофированным национальным чувством правду о войне выворачивают наизнанку в угоду гитлеровцам? Почему наш Главпур и подчиненные ему военные историки описывают гитлеровцев мудрыми, сильными, уверенными в скорой, неизбежной победе, а нас рисуют окруженными со всех сторон, слабыми, хилыми, глупыми, отсталыми, дрожащими от страха?

Любой редактор бульварной газетки, публикуя какую-нибудь гадость, старается выбрать заголовок так, чтобы ложь была похожа на правду. Хоть немного. А наш министр обороны клевещет на Россию и даже не заботится о том, чтобы клевета выглядела правдоподобно. Министерство обороны России заинтересовано только в том, чтобы обеспечить тираж своего журнала. Все равно какой ценой. Знают товарищи в Министерстве обороны: чем грязнее клевета на свою страну, тем лучше.

Товарищ министр, а вот некий Адольф Гитлер считал всех нас низшей расой. Вы и это будете публиковать? Вы и это в заголовок вынесете? 3

А Геббельс не унимается. Запись в тот же день 29 апреля 1941 года: "Русские проявили в Финляндии невероятное дилетантство, и с ними мы скоро покончим".

Наше Министерство обороны и это повторяет. И с этим соглашается.

Товарищи российские генералы, простим тупоголовым гитлеровцам такие записи, история наказала их за глупость и спесь. Но вы-то понимаете, что Геббельс ошибся? Вот вам повод над ним посмеяться. Так почему же вы не смеетесь? Почему эту гадость вы публикуете без улыбки и смеха? Предсказания Геббельса опровергнуты мужеством наших народов, доблестью нашей армии. А вы продолжаете верить предсказаниям Геббельса, которые не сбылись?

А Геббельс захлебывается. Запись 4 мая 1941 года: "1 мая в Москве был военный парад с пламенными речами и дифирамбами великому Сталину. Внимательные люди без труда услышали в них страх перед грядущим. Русские пытаются воздействовать на нас с помощью фантастических цифровых данных о себе. Бедняги, лишившиеся ума!"

И Министерство обороны России так и повторяет о нашем народе: бедняги, лишившиеся ума. Без комментариев. Раз Геббельс сказал такое про русский народ, разве министр обороны России возразит? Разве Главпур имеет что-либо против этого?

7 мая: "Сталин и его люди продолжают пребывать в бездействии, как кролики перед удавом..." И т.д., и т.д.

Геббельс совершил чудовищную ошибку, недооценив нашу страну, наш народ, нашу армию и ее Верховного Главнокомандующего. Но потом Геббельс раскаялся. Гитлер ошибся, но под закат своей презренной жизни осознал ошибку. Да что там под закат! Уже в 1942 году Гитлер запел другие песни. Уже в июле 1941 года у него наступило просветление. Война быстро и многому научила и Гитлера, и Геббельса. Они поняли, что заблуждались. Они поумнели.

А товарищи из нашего Министерства обороны, Главпура, "Военно-исторического журнала" так ничего и не поняли. Наши генералы, политруки и пропагандисты так и повторяют про парализованных ужасом трусливых русских кроликов, застывших в страхе перед немецким удавом.

В 1941 году Гитлер и Геббельс такое говорили от недостатка ума. Это ясно всем. Но только не нашим генералам и не главпуровским агитаторам. Весь этот бред Геббельса, всю эту блевотину наши генералы публикуют из номера в номер.

Но вот что удивляет. Есть два сорта дневников Геббельса. Одни - ДО ТОГО. А другие - ПОСЛЕ.

В дневниках 1941 года Геббельс, который ошибался. Это не просто брехун, но брехун в заблуждении. Дневники 1941 года - это глупость Геббельса, которой он сам в тот момент не сознавал. Вот именно этого заблуждающегося Геббельса марксисты-ленинцы почему-то интенсивно публикуют и пропагандируют.

А дневники 1945 года - это дневники прозревшего Геббельса. В этих дневниках правда о нашей армии, нашем народе, правда о наших полководцах и Верховном Главнокомандующем. Именно с этих дневников я и начал свою книгу. А Министерству обороны России и лично министру правда о нашей стране почему-то не нравится. Прозревшего Геббельса почему-то наше Министерство обороны не публикует.

Почему?

4

Официальная пропаганда Министерства обороны России в описаниях глупости, немощи и трусости народов нашей страны перегнала ведомство Геббельса. Геббельс потом исправился, а Министерство обороны РФ и Главпур - нет.

Так не пора ли честным гражданам собираться под окнами Министерства обороны и требовать ответа от господ генералов о мотивах их поведения? И не пора ли судить наших официальных военных историков, которые описывают наш народ слабым, глупым и трусливым? И хотел бы я знать, почему закон о борьбе с фашизмом не применен против Министерства обороны России и всех засевших в нем марксистов-гитлеровцев с атрофированной совестью?

Господа генералы и офицеры, кому же вы служите? На какую разведку работаете? И кто, расскажите мне, будет защищать от нападок "Военно-исторического журнала" честь народа, страны и армии? Удивительная у нас страна: всем нам за державу обидно, но стоит министру обороны обозвать наших отцов и дедов, сокрушивших гитлеризм, запуганными кроликами, мы все тут же морды свои шапками утрем и больше нам за державу не обидно.

Братцы-товарищи! А ведь это наша великая, любимая и прекрасная Родина! Да поддержите же меня! Я ору на весь свет, что мы не дураки, что мы не трусы, не кретины, не бедняги, лишившиеся ума, и не запуганные кролики!

Русские офицеры, есть ли храбрец среди вас, кто не побоится выступить против главпуровско-геббельсовской клеветы?

Офицеры Украины, смелые есть?

Офицеры Белоруссии, почему молчите? Это и о вашей чести спор.

И всем вам, господа офицеры, вопрос на завал:

ЛЬЗЯ ЛИ, БРАТИКИ, ТАК ОТНОСИТЬСЯ К РОДИНЕ СВОЕЙ?

5

А вот в "Красной звезде" (19 сентября 1995) выступает режиссер Григорий Наумович Чухрай: МЫ НЕ ИЗ ПУГЛИВОГО ПОКОЛЕНИЯ. Это заголовок такой.

Григорий Наумович рассказывает: "Сегодня многие "умники" в печати рисуют время моего поколения как время страха и покорности. Это вранье. Не такие уж мы были пугливые... Встречи с Жуковым запомнились мне на всю жизнь. Вопросы мои бывали и примитивны, и глупы. Жуков обычно выслушивал их внимательно, с ответами не спешил, видимо, искал простую, понятную мне форму, помолчав, отвечал. Его ответ бывал точен, как формула. Меня интересовала личность Сталина. Я хотел показать ее в моем фильме.

- И все-таки, - спрашивал я, - чем объяснить поступки Сталина перед войной и в первые месяцы войны?

Георгий Константинович смотрит в пол. Я думаю: бестактный вопрос (тогда ведь далеко не все было ясно и известно о начале войны). Наверное, он не хочет об этом говорить.

Георгий Константинович поднимает глаза на меня и произносит четко: "Сталин боялся войны. А страх - плохой советчик"".

Ах вот оно что! Поколение Чухрая - не из пугливых. Сам Чухрай - ужасно храбрый. Жуков, понятно, тоже себя трусом не считает. Выходит у Чухрая и Жукова, что один только Сталин боялся.

Григорий Наумович, здорово это вы придумали: Сталин - трус, а я, Чухрай, - не из пугливого поколения. Я храбрее Сталина.

А между тем... Григорий Наумович, на честность Жукова в данном случае полагаться не приходится. Во время XX съезда КПСС Жуков был вторым человеком в государстве после Хрущева. Если не первым. Все хрущевские "разоблачения" Сталина были возможны только с согласия Жукова и при активной жуковской поддержке. И когда Хрущев рассказывал, что Сталин руководил войной по глобусу, первый заместитель Сталина по руководству войной товарищ Жуков почему-то не возразил. Куда же в тот момент девались хваленые жуковские прямота и храбрость? И когда Хрущев врал про то, что в Красной Армии было мало танков и самолетов, что не хватало даже винтовок, Жуков почему-то помалкивал. Мало того, сидя в президиуме, в ладоши бил. Если самолетов и танков было мало, то следовало сказать, сколько именно их было. Если не хватало винтовок, то следовало назвать их число. Но этого Хрущев почему-то не сделал. И Жуков стремления к правде не проявил. В мемуарах своих количество наших танков и самолетов так почему-то и не вспомнил, прикинувшись слабоумным. И количество винтовок не назвал.

При Сталине Жуков был сталинцем. При Хрущеве вдруг заделался отъявленным хрущевцем-антисталинцем. Это он Хрущева к власти привел, это он дал зеленый свет всем хрущевским "разоблачениям". Без согласия Жукова не было бы вовсе никакого XX съезда КПСС, из мерзости и вони которого наш народ так еще и не выбрался. А после Хрущева Жуков вдруг снова стал сталинцем, хрущевские вымыслы про глобус опроверг, а вымыслы про сталинскую трусость поддержал и усилил. Потому как линия такая была задана Идеологическим отделом ЦК КПСС: про глобус опровергать, а про сталинскую трусость подтверждать.

Если бы мемуары Жукова вышли при Хрущеве, то это были бы одни мемуары, а при Андропове это были бы совсем другие мемуары. При Брежневе Жуков писал одно, а при Горбачеве писал бы другое.

6

Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики