11 Dec 2016 Sun 12:56 - Москва Торонто - 11 Dec 2016 Sun 05:56   

Что же случилось со стаей, когда в нее ввели деньги? Нечто необыкновенное и прекрасное! Стая стала обществом. В ней тут же возникло социальное расслоение – трудоголики стали жить хорошо, лентяи превратились в бедняков. Возникли, точнее проявились, свои транжиры и скопидомы, воры и разбойники. Обезьяны были готовы жестко отстаивать свои капиталы перед лицом грабителей, а если кто-то терял бдительность, всегда находились особи, готовые украсть чужие деньги.

Аналогичные опыты с мартышками-капуцинами в джунглях Амазонии привели к аналогичному же результату: обезьянки быстро поняли роль и прелесть этих небольших кружочков. Рыночная экономика заблистала во всей своей красе!

Сначала экспериментаторы продавали обезьянкам яблоки и виноград по одной цене. И заметили, что яблоки спросом не пользуются. Но когда они снизили цену на яблоки в два раза, ситуация изменилась. Обезьяны сообразили, что выгоднее купить подешевевшие яблоки и таким образом сэкономить. Конечно, яблоко – это вам не виноград, но уж больно цена привлекательная! Вскоре весь запас яблок учеными был распродан.

Самое поразительное, что денежная система обращения быстро переключилась с направления «обезьяны—люди» на «обезьяны—обезьяны». Иными словами, деньги вошли у обезьян в оборот. Самки стали оказывать самцам сексуальные услуги за деньги. Когда ученые впервые увидели, как самец предложил отвергнувшей его самке деньги и она поменяла свое мнение касательно его привлекательности и согласилась, восторгу их не было предела. Я представляю, какие шутки отпускали биологи-мужчины в сторону своих коллег женщин!.. Тем более что дальше была замечена такая тенденция – самцы предпочитали сэкономить на фруктах, чтобы «полакомиться» сексом. А самочки, заработавшие таким образом денежки, покупали на них фрукты, шубы и автомобили…

Вывод? Секс лучше винограда! Но только для самцов…

Жалко только, что у обезьян не было карманов, им некуда было складывать деньги. А значит, одну из своих главных функций – накопления капитала – деньги у обезьян практически не выполняли: много ли за щеку набьешь!.. Думаю, если бы ученые догадались продолжить опыты и раздали обезьянам одежду с прочными карманами, как предтечу первых банков, или просто открыли бы в стае надежный банк, размещая в индивидуальные ячейки обезьян их личные накопления, очеловечивание приматов пошло бы еще быстрее. Тем более что все задатки у них для этого есть. Судите сами…

Зоопсихологи из университета Колумбии решили научить обезьян «играть на бирже». Точнее говоря, делать рискованные ставки. Перед этим в стаю обезьян ввели деньги, а затем обезьяне показывали ненадолго шесть картинок с изображением предметов. Затем картинки убирали и давали задание – показывали восемь новых картинок, среди которых была одна из первых шести. Нужно было ее найти. Интерес обезьяны подогревался возможностью сделать денежную ставку – перед выбором она должна была нажать одну из двух кнопок, обозначающих высокорискованную ставку или низкорискованную.

Если обезьяна делала ставку с высоким риском и угадывала, она получала три монеты. Если же она ошибалась, не получала ничего. А в случае выбора низкой ставки при любом ответе – правильном и неправильном – обезьяна получала одну монету.

И предъявляемые картинки, и монеты показывались на экране, причем получаемые монеты изображались кружочками в углу экрана, так что все это очень напоминало компьютерную игру. Правда, потом исследователи виртуальный счет в электронном банке «обналичивали», выдавая каждой обезьяне ее деньги кэшем.

Так вот: если, выполняя задание, обезьяна была уверена в своем ответе, она делала высокорискованную ставку. А если сомневалась в себе, делала низкую. И это уже, друзья мои, самая настоящая рефлексия! Анализ своих мыслей!

Кстати, обезьянам очень понравилось работать на компьютере, они старались, думали, морщили лбы, тыкали пальцами в экран, радовались правильным ответам и растущему счету, переживали…

И еще один интересный и очень узнаваемый момент. В одной серии экспериментов обезьянам просто показывали картинки, а за труд по их просмотру вознаграждали соком. Меняя количество сока и тип картинок, ученые выяснили, что за просмотр некоторых изображений обезьянам даже доплачивать не нужно, они бы и сами приплатили! Среди картинок, которые пользовались у обезьян большим успехом и которые они были готовы долго рассматривать даже без всякого вознаграждения, были фотографии доминантных самцов и задняя часть самок. Знаменитости и порнография!

Но стоило начать показывать какую-нибудь скучищу – например, низкоранговых самцов или нейтральные предметы, – обезьяны начинали требовать сока.

О чем говорят эти опыты?

Мы уже знаем, что наше поведение определяется программами поведения. Не всегда человек может определить умом, что его подвигло на то или иное действие – инстинктивная программа или благоприобретенная. Тем более что инстинктивные программы от нашего сознания скрыты и работают непосредственно с телом. А сознанию потом остается лишь гадать, «отчего это я вдруг такое сотворил?» Лишь в простейших случаях можно четко определить, какая программа сработала. Так, например, понятно, что когда человек переходит проезжую часть и машинально смотрит налево (если он при этом не англичанин), то сработала благоприобретенная программа. А если потерял голову от ревности и творит глупости – это против его воли включилась инстинктивная программа. Умом-то человек может понимать: от того, что твоя самка имела случку с другим самцом в презервативе, ни от тебя, ни от нее не убудет. Но инстинктивная программа протестует очень сильно, хотя и совершенно необоснованно.

Опыты с деньгами показали: в инстинктивных принципах организации коллективной жизни приматов заложено все то, что можно назвать экономическим поведением. Если бы эти коммуникационные программы и способность к компромиссам, обменам и договоренностям не была заложена в нас изначально, еще природой во времена эволюционирования нашего вида, хрен бы у нас была экономика! Как нет ее у муравьев. Которые не менее социальны чем мы, да и умом не обижены.

Оказывается, к интеллекту, как умению запоминать информацию и решать логические задачи, это не имеет никакого отношения. Экономика имеет отношение к потребностям тела. А разум, решая экономические задачи, тело просто обслуживает. Теоретически в экономике можно действовать холодно-логически и совершенно рационально. Но никто не действует, о чем мы еще поговорим чуть позже.

Экономика по сути своей – раздел психологии. Я бы даже сказал, зоопсихологии, учитывая вышеописанные эксперименты. Все нервные скачки рынка есть следствие наших страхов, панических атак, неоправданных надежд, адреналиновых выбросов и просто глупостей, которые мы творим. А иногда холодного расчета. Ведь не всегда же мы творим глупости и совершаем ошибки!

Не всегда. Но в большинстве случаев. Мало кто, играя на рынке, наживает капиталы, как Сорос. Абсолютное большинство проигрывает. От них и текут тонкие ручейки в океан, составляющий миллиарды немногочисленных соросов.

Впрочем, если не брать такую специфическую вещь, как игра на бирже, где большинство проигрывается, а также забыть о людях, охотно несущих свои деньги в финансовые пирамиды разного рода, то в обычной бытовой жизни поведение людей представляется все же ничуть не менее осмысленным, чем поведение шимпанзе, которых научили пользоваться деньгами. Мимо рта люди ложку не проносят, на рынке торгуются, скидки используют. Почему же тогда я сказал о нерациональных экономических действиях? Ах, не торопите меня с ответом! Сказал же – отвечу позже, когда время придет. Вот тогда мы и войдем в сияющие неземным блеском парадные залы глобальной экономики. А сейчас продолжим ознакомительную экскурсию по экономической прихожей…

Разницу в поведении разных видов, которые живут социальной жизнью, узреть на большом масштабе не сложно – муравьи ведут себя так, а люди эдак. Но и в микромасштабе разница в биологической конструкции дает о себе знать, отражаясь на экономике, теперь уже персональной. Далеко за примерами ходить не буду.

В 2012 году психологический журнал Высшей школы экономики опубликовал любопытный обзор экспериментов, связывающих экономическое преуспевание граждан с их биологическими различиями. А если конкретнее – авторами прослеживалась зависимость между генетикой и успешностью в биржевой деятельности. Зависимость была обнаружена и блестяще подтверждена.

Вот уж воистину: «Биология – это судьба!» Сей лозунг до дрожи ненавидят феминистки и другие левые, но от фундамента никуда не уйдешь, товарищи любители равноправия и прочего социального паразитизма! Вы наивно полагаете, будто мы рождаемся «табула раса» – чистыми листами, и все в нас прописывается воспитанием. Нет! Мы уже рождаемся будущими скрипачами, писателями, математиками, миллионерами, алкоголиками или бездарями. Наша судьба на линиях наших рук прописана меленькими буковками генов. Наши будущие разводы, наша нищета или богатство, тюрьма или кафедра – все вероятности уже заданы, дороги жизни черновым пунктиром прочерчены, болезни заложены… Причем не только генами, доставшимися нам от родителей, но и особенностями протекания беременности у матери (что, в свою очередь, зависит от генов, доставшихся беременной от ее родителей).

Как, например, влияет уровень тестостерона в крови беременной женщины на формирование свойств плода и, соответственно, на его экономическое будущее? И можно ли это проследить, не делая каждому испытуемому генетический скрининг и не ковыряясь в истории беременности матери, которую еще и не найдешь в архивах за давностью лет?

А по фенотипу! То есть по внешним признакам. Фенотип – это наше тело, которое нам выстраивает наш генотип.

Фигурально выражаясь, ген – это острие, основание качелей, на одной стороне которых сидит внутренний признак, а на другой – внешний. Например, ген, отвечающий за то, что хвост у собаки завьется колечком, одновременно отвечает и за ее дружелюбие по отношению к человеку. Так что по внешнему признаку порой можно определить внутренний. (Предлагаю читателю самому поразмыслить на досуге о том, почему ярко выраженные носогубные складки в народе окрестили линиями скорби и отчего раздражительных, недобрых людей называют желчными.)

Известно, что высокий уровень тестостерона в период беременности оказывает влияние на формирование нервной системы, а также разницу в длине указательного пальца и безымянного. Если у вас безымянный палец длиннее, вы тестостероновый человек. Ярко выраженный самец! Вы хорошо ориентируетесь в картах, логически мыслите, неплохо решаете пространственно-координатные задачи. Если вы женщина и у вас безымянный длиннее указательного, то вы настоящая бой-баба! Скорее всего в детстве вы бегали с мальчишками, лазали по деревьям и с интересом глядели, как папа ремонтирует автомобиль. А вот если наоборот, если у вас безымянный короче указательного, вы – женский типаж. Мягкий, неконфликтный человек, страдающий топографическим кретинизмом. И может быть даже гомосексуальной ориентации, если мужчина.

Люди с более длинным безымянным пальцем больше склонны рисковать, соответственно, они чаще выбирают себе брутальные профессии – военный, пожарный.

Так вот, проведенные исследования показали, что чем меньше отношение длины указательного пальца к длине безымянного (У/Б), тем выше у трейдера успешность в биржевых спекуляциях. Не потому, что он больше склонен к риску, а потому что аналитичнее. Кстати говоря, трейдеров, у которых безымянный палец был бы короче указательного, вообще не оказалось! Среднее У/Б-отношение у всех равнялось 0,96. Причем те, у кого это значение равнялось 0,93, имели доход в 680 тысяч фунтов стерлингов в год, а те, у кого он был выше среднего, зарабатывали не более 300 тысяч фунтов.

Существует также положительная корреляция между отношением длин пальцев у хозяев компаний и величиной их компаний. Чем более «тестостероновый» человек, тем больше вероятность, что он является владельцем крупной компании.

Биология – это судьба!

Люди с низким соотношением У/Б (высокий тестостерон) лучше постигают точные дисциплины, тяготеют к занятиям спортом. Это касается и женщин. Если у нее хорошие отметки по физике, если она любит спорт, скорее всего у нее низкая цифра У/Б. Этакая тестостероновая женщина. Мужик в юбке.

Психологические эксперименты в лаборатории подтвердили: люди с разным У/Б-соотношением ведут себя по-разному, обнаруживая устойчивую корреляцию между уровнем тестостерона и поведением игрока во время решения задачи. Приведу пару примеров из вышеуказанного обзора ВШЭ.

Вот игра с условным названием «Ультиматум». Одному игроку – назовем его Филипп Филиппович – дают некую сумму и предлагают поделиться с игроком по имени, допустим, Полиграф Полиграфович. При этом Полиграф Полиграфович знает, сколько получил Филипп Филиппович на халяву. И он может принять подарок от Филиппа Филипповича, а может отказаться. Если откажется, Филипп Филиппович тоже лишается денег.

Казалось бы, сколько ни дай Полиграфу – все равно хорошо! Не имел Полиграф ни рубля, а тут целый трояк! Математически выверенная стратегия поведения требует, чтобы Полиграф соглашался на любую даримую сумму, потому что всякое положительное число все равно больше нуля!

Но люди не роботы. У них понимание имеется! И понимание Полиграфа Полиграфовича таково: «Этот Филипп Филиппович на халяву, редиска такая, получил 40 рублей, а мне какой-то трояк или пятеру сует! А где справедливость? Справедливость где, я вас спрашиваю?!.»

И Полиграф Полиграфович гордо отказывается от пяти рублев, лишь бы наказать Филипп Филиппыча на сороковник.

Пусть я окривею на один глаз, лишь бы сосед ослеп!

Так нерационально, на зато от души действуют все люди. Эксперименты показывают, что суммы менее 20% от той, которую экспериментаторы вручили первому игроку, вторым зачастую гордо отвергаются. Ни себе ни людям!

Любопытно тут вот что – люди с низким У/Б-соотношением, то есть более аналитичные, чаще принимают мудрые решения, то есть, по терминологии экспериментаторов, соглашаются с «несправедливым» распределением, понимая: иметь трояк лучше, чем не иметь десятку.

А еще любопытнее, что статистику принятия решений, и без того замешанную на чувстве (т.н. справедливости), можно легко поколебать эмоциональной помехой – например, решения, принятые в сексуальном контексте (если испытуемым перед дележкой денег показывают сексуальные картинки), отличаются от решений контрольной группы, которой перед дележкой денег показывали нейтральные картинки природы.

Экономика оказывается очень животной!..


Глава 2

Биохимия экономики

Также любят они соседа и жмутся к нему, ибо им необходимо тепло.

Ницше Ф. Так говорил Заратустра

Как правило, люди отвечают добром на добро и испытывают непроизвольную симпатию к тем, кто относится к ним хорошо. Это естественное чувство симпатии отражением вспыхивает в вашей душе, когда кто-то протягивает вам, сидящему на паперти, то, в чем вы сильно нуждаетесь.

Я вот так, навскидку, могу вспомнить только одного человека, психопатологической душе которого чувство благодарности было совершенно несвойственно. Этот человек – Сталин. По воспоминаниями сталинского секретаря, незадолго до своего расстрела Зиновьев, чувствовавший, что над ним сгущаются тучи, спросил Кобу, знает ли он, что такое «благодарность». Дело в том, что Зиновьев и Каменев однажды спасли Сталина в критической ситуации. И Сталин им этого «не добра забыл», отправив позже на расстрел обоих. А тогда на вопрос своего партийного товарища Коба ответил, вынув трубку:

– Знаю, конечно. Благодарность – это такое собачье чувство.

Что было не так с товарищем Сталиным?

Товарищ Сталин был уродом, в его больном организме имелись большие проблемы с производством окситоцина. Того самого окситоцина, который мы проходили в главе про химию любви. Он, если помните, отвечает за моногамную привязанность. А еще окситоцин отвечает за коммуникабельность, коллективные взаимодействия, взаимопонимание. Люди, которые способны вырабатывать окситоцин в больших количествах, имеют больше контактов, их браки крепче, они редко разводятся и дольше живут.

Читатель может спросить, почему это и за социальность, и за половую любовь отвечает одно и то же вещество.

Хм… А еще окситоцин отвечает за выделение грудного молока у беременных, помогая ему продвигаться через субареолярные протоки к соскам. А еще за сокращения мускулатуры матки у беременных… Ничего удивительного! Природа строит из тех кирпичей, что у нее есть. И в этом она напоминает хорошего конструктора. Знаете, как начинает проект нового изделия конструктор, получив техзадание? Он берет старое изделие как базу и начинает постепенно менять параметры и узлы в соответствии с техзаданием. И получается совсем новое изделие.

Нельзя же каждый раз начинать с Большого взрыва!

Вот есть у тебя четыре конечности для перемещения в пространстве, нагрузи их новой функцией – например, срывать плоды, или придерживать пищу при поедании, или обтесывать каменные наконечники.

Есть химический анализатор во рту? Пусть модулирует звуковую волну при передаче информации.

Есть плавники? Из них сделаем ноги! А из чего же еще?

Есть окситоцин для внутренней регуляции и половой любви, дадим ему еще и общественную нагрузку! Пусть не только свою самку, но и других людей любит!

– А зачем любить людей, товарищ Христос?

– Хороший вопрос, товарищ Сталин!

Речь идет не столько о любви, сколько об эмпатии, то есть сочувствии. Не столько о том, чтобы сделать кому-то хорошо, сколько о том, чтобы не делать плохо. Потому что когда другому плохо, нам тоже делается нехорошо. Это нормальная реакция. Видеть чужие слезы невыносимо! Когда особо чувствительная половинка нашего вида – женщины – видят на экране плачущего героя, у них тоже непроизвольно начинается выделение слезной жидкости. Жалко им героя! А почему? Они что, не понимают, что это все невзаправду? Что это лишь светотени на белом полотне?

Разум-то понимает. Но не разум отвечает за физиологические реакции. Слезы включает инстинкт. А он слов и логических доводов не воспринимает. Тело просто принимает сигнал – «кому-то плохо» – и отражает его.

Зачем?

Почему мы автоматически сочувствуем другим людям, и не только даже людям, но часто и существам другого вида? Почему по выражению мордочки другой особи мы четко улавливаем эмоцию? Вы когда-нибудь видели, как собаки улыбаются?..

Собственно говоря, мимические реакции, которые формируются маленькими мышцами лица, только для того и существуют, чтобы передавать другим особям сигналы о нашем эмоциональном состоянии. Определение эмоций очень важно для коммуницирования, для построения отношений, для связи отдельных особей в единое надцелое – стаю, общество, социальный организм.

Это настолько необходимо, что в мозгу появился даже целый отдел, который специализируется на распознавании лиц и только лиц. По всей видимости, он есть не только у нас, а, видимо, у всех стадных животных. У человека этим занимается особая зона на веретеновидной извилине (fusiform gyrus).

В 2013 году биологи из Университета Хельсинки анализировали восприятие лиц и морд собаками. Выяснилось, что собаки воспринимают лица в точности как люди. Если человеку показать на фото лицо другого человека, он сразу смотрит в глаза, анализируя – знакомый это или незнакомый, в каком эмоциональном состоянии находится. А если предъявить то же лицо перевернутым, то есть в таком положении, при котором лица в природе не встречаются, человек начинает осмотр фото как любого другого предмета – просто сканируя его глазами.

Так же поступают и собаки. При предъявлении фотографий человеческих лиц и собачьих морд в нормальном положении псы сразу начинают смотреть в глаза, стараясь узнать, а кто это изображен: уж не любимый ли хозяин – и в каком состоянии. Если же фото перевернуть, собака начинает рассматривать его как обычный предмет – сканируя глазами изображение.

Подойдите к ребенку и улыбнитесь. Он непроизвольно улыбнется в ответ. Глядя ему в глаза, начните медленно корчить рожи, вытягивая лицо, складывая губы трубочкой, поднимая или опуская брови. Лицо ребенка непроизвольно начнет повторять ваши гримасы. Дети в этом смысле – сущий клад. Они отражают превосходно!

Без взаимопонимания нет коммуникации, без коммуникации нет экономики. А биохимическая основа коммуникации – тот самый окситоцин. Центр нейроэкономических (название-то какое!) исследований в Калифорнии провел серию экспериментов по влиянию указанного гормона на экономическое поведение людей.

Эксперименты заключались в получении и передаче денег на определенных условиях. При этом у испытуемых все время брали кровь из вены для замера уровня окситоцина и еще десятка гормонов, но при денежных обменах значимые всплески давал только окситоцин.

Опыт представлял собой аттракцион неслыханной щедрости, в котором участвовали пары людей и суммы от 10 до 1000 долларов. Человеку давались деньги и предлагалось отдать все, или часть, или ничего другому человеку – с условием, что у того на счету сумма утроится. То есть если вам подарили 100 долларов и вы 50 отдали второму участнику эксперимента, у него на счету возникнет 150$. Учитывая, что он также получил перед началом игры стольник, у него на счету теперь лежало 250$. Приятно!

Теперь и второй участник мог, если хотел, что-то пожертвовать первому. Правда, он при этом уже только терял. Тем не менее, 95% людей отвечали щедростью на щедрость. А биохимически это выглядело так: при получении человеком денег его охватывала радость, а уровень выделяемого окситоцина был прямо пропорционален полученной сумме. Равно как и деньги, выделяемые им в обратку, напрямую зависели от уровня этого гормона. Отражение… Причем, что интересно, назальное (через нос) введение окситоцина в организм в этом эксперименте повысило «деньгоотдачу» – люди стали жертвовать партнеру больше.

Взаимовыгодный обмен вшит в нашу биологию. Ты мне – я тебе. А если в дом приходят комиссары в пыльных шлемах и требуют зерно на нужды мирового коммунизма, окситоцин отчего-то не вырабатывается. И даже напротив – зашкаливает адреналин. Хочется распороть коммунячье брюхо и набить зерном. Как порой и поступали с продотрядовцами сострадательные русские крестьяне.

Кстати, о сострадании… За него тоже отвечает окситоцин, потому что он отвечает за эмоциональное отзеркаливание. Если людям показать душещипательный ролик, как это делали в вышеуказанной лаборатории, хищно подкрадываясь к ним со шприцом для забора крови, то анализ этой крови также покажет повышенный уровень окситоцина. Причем чем сострадательнее человек, тем больше вещества он нарабатывает.

Эмпатия, то бишь сочувственное взаимопонимание, есть основной каркас той естественной, инстинктивной животной морали, на которой потом строятся общество и экономика.

Впрочем, мы знаем, что общество строится не только на любви, но и на ненависти. Люди не только любят и милосердствуют, но и убивают и жадничают. Это второй контур, на котором строятся отношения. Химически он выглядит как главный половой гормон – тестостерон, который является антагонистом окситоцина. Где-то рядом с ним выстраивает свои закономерности адреналин – гормон стресса.

Те же исследователи проводили эксперименты с введением тестостерона в кровь испытуемых. И тогда в результатах заметно росли эгоистические показатели и снижались кооперативные. Больше тестостерона – больше агрессии и меньше сочувствия. Здесь прямая зависимость.

А вот адреналин дал нелинейную зависимость. При небольшом выбросе адреналина, то есть при слабом или среднем стрессе, одновременно растет и уровень окситоцина, что понятно: порой опасность легче преодолевать сообща, кооперативно взаимодействуя и понимая друг друга, – зря, что ли, мы стадные животные?!. Кроме того, стресс может быть вызван чужими слезами – значит, плачущему нужно помочь, а для этого посочувствовать, иначе внутреннего побуждения помогать не будет. С другой стороны, помочь можно, только если есть ресурсы для помощи. Однако ресурсов может не быть, а ситуация настолько опасна и тяжела, что тут уже не до помощи – самому бы спастись. Поэтому при сильном уровне стресса и мощном адреналиновом залпе окситоцин вырабатываться перестает. Тут уже взаимопонимание и сочувствие ни к чему, поскольку включается режим индивидуального спасения, когда на всех остальных плевать.

Это, кстати, общесистемная вещь. При низких кризисных уровнях в системе происходит сплочение элементов. При высоком – система разваливается на составляющие. Посмотрев по эволюционной лестнице налево и вниз, мы увидим, например, камень, который какое-то время сопротивляется давлению всеми атомами своей кристаллической решетки, сцепленными друг с другом, а потом разлетается на осколки… Посмотрев вдоль эволюционной траектории направо и вверх, мы увидим общества – социальные организмы. В которых кризис, будь то война или внутренние неурядицы, сначала вызывают сплочение и желание противостоять агрессивному фактору, а потом – государственную дезинтеграфию, потерю суверенитета и распад на осколки.

И мы, как скопище клеток, стоящее посредине между камнем и цивилизацией, не исключение. Легкий стресс встряхивает организм и закаляет его, тяжелый убивает. Легкий голод мобилизует и координирует работу органов, нормализуя обмен веществ и оздоровляя организм в целом. Катастрофический голод приводит к тому, что органы внутри организма начинают конкурировать другом с другом за малую толику энергии.

Зато в обычной штатной обстановке, если ресурсов хватает себе и семье, мы готовы пожертвовать и в пользу посторонних. Мы любим и кормим собаку, а будет голод – сожрем.

Так работает наша внутренняя биохимия. И основанная на ней экономика, как способ жизни цивилизации. Читателю уже известно, что по мере роста комфорта, уровня технологий, повышения безопасности жизни и уплотнения населения мы все больше и больше становились окситоциновой цивилизацией, а не тестостероновой. Отсюда и половая конвергенция – обабливание мужчин и омужичивание женщин. Жаль только, что с потерей «тестостероновости» наша цивилизация теряет хватку и сметку, которые находятся в прямой от тестостерона зависимости.

Макроскопические исследования все сказанное выше об «окситоциновости» и «тестостероновости» подтверждают. Чем выше уровень цивилизации, тем она гуманнее и тем хуже воюет. Если мерять развитость страны уровнем ее ВВП на душу населения (а чем же еще?), мы увидим, что бедные страны имеют низкий уровень взаимопонимания и доверия людей друг к другу, а богатые – высокий уровень.

Исследования, проведенные немецкими экономистами из Института экономики труда, показали: наиболее кооперативное население живет в странах Скандинавии. В Норвегии, например, 68% жителей доверяют друг другу. Ну а страны «третьего мира», типа Тринидада, – крайне низкий (3,8%). Россия же, которая менее богата, чем Норвегия, и более развита, чем Тринидад, со своими 28% уровня доверия болтается где-то посередине. Таким образом, окситоционовая карта мира полностью совпадает с картой экономического развития. Даже внутри одной страны уровень доверия находится в прямой зависимости от экономического развития региона. Так, на промышленно развитом севере Италии уровень доверия составляет 49%, а на солнечном, но бедном юге – 26%.

Кстати, о солнце… Уровень инсоляции, оказывается, тоже влияет на экономику через нашу животность. Есть такой способ продаж – на доверии. Утром ставится в офисе корзина с крендельками, а рядом коробка с прорезью для денег и ценник. Люди сами берут крендельки и сами бросают в коробку деньги. Экономия на целом продавце!

Разумеется, в условиях, когда никто не следит, некоторые граждане «забывают» кинуть в ящик монетку за крендель. Но в основном оплачиваемость колеблется в районе 75-90%. Хороший результат. Колебания же зависят от разных причин – величины офиса, например, или наличия праздников. А также от погоды. В солнечные дни люди гораздо честнее, чем в пасмурные. Вот такая мы животная скотинка – реагируем на солнышко непосредственно своим настроением, которое задается биохимически, под влиянием электромагнитного излучения видимого диапазона, и влияет на экономические процессы.

И не только на экономические! Например, «окситоциновые наркоманы» – болельщики футбольных команд или патриоты, – сбиваясь в кучи и объединяясь против других, восполняют таким образом недостаток в чувстве единения, ощущении своей принадлежности к великой стае. Люди вообще любят любить друг друга, и каждый достигает это своим способом – болельщики орут кричалки, размахивая флагами; кто-то идет пить в бар, хотя на собственной кухне пить дешевле, а кто-то сидит ночами в фейсбуке и твиттере (экспериментально доказано, что даже интернет-общение стимулирует выработку окситоцина, потому что инстинкт не отличает виртуальность от реальности).

Что же делать тем, кто слаб в общении, у кого организм вырабатывает мало окситоцина? Да то же самое, что людям слабым и потому не могущим поднять большую тяжесть, – поднимать тяжести! То же самое, что людям, не разбирающимся в винах, – пить вина!

То есть тренироваться.

Например, много и тесно общаться через не могу. Осуществлять тактильные контакты и делать добро другим людям. Потому что мы любим тех, кому сделали добро. А люди отвечают нам тем же. Так запускается положительная обратная связь по производству окситоцина. Наслаждайтесь!


Глава 3

Квантовая экономика

Отметим, что проигрыш 100 тысяч долларов по своей психологической «стоимости» много больше, чем выигрыш этой же суммы… Этот чисто психологический момент должен лечь в основу проводимых математических вычислений.

В. П. Маслов

– Перед покупателем нельзя выкладывать слишком большой выбор новинок в любимой им серии книг, – поделилась со мной как-то наблюдениями знакомая издательница. – Даже если человек ждет новинки в этой серии, большой выбор может привести его в состояние ступора. Вот новая книга, и вот новая книга, и вот новая книга, и вот новая, и еще одна новая… Что же купить? Когда все это читать? «А-а! – машет человек рукой. – Ничего покупать не буду».

Такое поведение может показаться нелогичным, но оно нередко встречается. Мы существа противоречивые!..

Раньше экономисты думали, что в экономике строго рационально действуют кристально прагматичные, всезнающие индивиды, и выстраивали на основе данного предположения свою науку. Это напоминало модель идеального газа у физиков. Но мы-то теперь знаем, что ничего идеального нет, а мир – сплошное скопище недостатков.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 ]

предыдущая                     целиком                     следующая