04 Dec 2016 Sun 04:55 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 21:55   

Немалая сила против настоящего забора на границе – защитники окружающей среды. Потому что тушканчики не смогут свободно бегать туда-сюда. (Пожалуста перестаньте крутить пальцем у виска и посмеиваться. Это – правда, и это говорится всерьёз).

За продолжение нелегальной эмиграции был президент Буш. Он в открытую призвал к амнистии всех уже перелезших, и думаю, при всей своей заторможенности понимал, что этим фактически стимулировал ещё более массовые перелезания. Махнув рукой, он сказал (слушайте, слушайте, это же явный расизм) – «Мексиканцы у нас делают работы, которые американцы делать не хотят».

Забрать бы у него диплом о высшем образовании. Потому что даже в школе здесь учат закон спроса и предложения. Плати адекватно – найдутся желающие на любую работу. Но мы сейчас не об этом. Бушу не высказано ни единого слова упрёка, хотя в его пассаже – открытое пренебрежение к мексиканцам. Почему же молчание? Потому что поддержал нелегальную, не ограниченную ничем эмиграцию.

Этот хаотический поток через границу – не просто конкуренция низкооплачиваемым американцам на строительных, сельскохозяйственных и прочих работах. Тонны и тонны – почти весь объем наркотиков идёт через дырявый забор. Удобно это место и для втаскивания в страну какой-нибудь «грязной бомбы» замаскировавшимися под мексиканцев арабами. Удивляюсь что они ещё медлят.

- «Так вы что, всерьёз хотите назвать президента врагом собственной страны?» - Ещё раз: я же предупреждал, уважаемые. Я сообщаю факты. А названия вы даёте самостоятельно.


Простая идея о том, что любая нация, как любая семья, имеет бесспорное право выбирать, кого пускать в дом, становится всё более чужеродной в Америке. Растёт число сторонников нового увлечения: «разнообразия» (diversity), родного дитя «мультикультурализма». Надо срочно, любым путём увеличивать в стране число чёрных, цветных, полосатых и в клеточку! Разнообразие народов, рас, культур – вот великая цель!

Какие практические последствия «разнообразие» вызовет в реальной жизни и какие есть на этот счёт вдохновляющие исторические примеры, скромно умалчивается.

Вспоминаю торжественную процедуру выдачи американского гражданства, свидетелем которой я как-то оказался. Дело это здесь - в ведении судебных органов, и вёл его судья – само олицетворение англосаксонской юриспруденции: крупный, благородной внешности седовласый мужчина в чёрной тоге. Большой зал вежливо внимал. Самой запомнившейся частью его речи для меня оказалось напутствие новым гражданам. «Вот, - сказал он, - я иногда слышу споры – существует ли такие вещи, как истинный американизм, настоящие американцы, американский образ жизни. Всё это – выдумки. Америка сильна своим многообразием, это и есть истинный американизм. Оставайтесь сами собой, храните и поддерживайте ваши традиции, это и будет ваш лучший вклад в Америку».


Озадачила меня эта речь. Не только потому что вспомнились пуритане, огромным трудолюбием, тягой к честности и законности начавшие то, что потом было названо «американским образом жизни» - понятием, от которого многие теперь готовы откреститься. К тому времени я уже достаточно поездил по свету и знал не понаслышке, что в традициях разных народов далеко не всё вызывает умиление. Ничего не потеряет Америка (как и другая страна), если в ней не привьются традиции латиноамериканского разгильдяйства и ближне-восточной ненависти к иноверцам, русского пьянства и индийской нечистоплотности. Защитники «разнообразия», читай - нерегулируемой эмиграции в США - напоминают мне среднеазиатского продавца пива советских времён, разбавлявшего его ослиной мочой и претендовавшего что оно не теряет качества. Но у продавца пива по крайней мере был свой резон. Понять же резон нынешних англосаксов, взявшихся разбавлять выдержанный коньяк своей культуры ослиной мочой эмиграции из слаборазвитых стран – гораздо сложнее.

Прошло какое-то время, и – надо же такому случиться – я попал на церемонию выдачи гражданства ещё раз! И опять был тот же судья! И опять – почти слово в слово было внушение, что американский образ жизни (читай – общие для большинства народа ценности) – выдумка и ерунда, что «надо оставаться теми кто вы есть» и т. п. В любой другой стране в этой настойчивой пропаганде справедливо усмотрели бы призывы к обособлению, первому шагу ко всякого рода сепаратизмам, и благообразный судья вероятно потерял бы место. Отрава и в Америке отрава, и методичное промывание мозгов новым гражданам идеей что у людей в этой стране нет ничего общего, так же вредно как и в другой. Только тут эта крупинка яда в супчик теперь именуется свободой слова.

(Прервёмся на короткий перекур, отступим на шаг и поглядим на картинку вцелом. В дополнение к миллионам правоверных, мечтающих о превращении всего мира во всемирный халифат и восторженно приветствующих каждый захват самолёта или подрыв автобуса у «неверных» (я наблюдал эти всенародные ликования лично), в дополнение к мудрым китайским товарищам, торгующим с Америкой одной рукой и мастерящим горы современного оружия другой, в дополнение к ватагам наших родных «борцов с однополярностью», не упускающих возможность подгадить Америке где можно, у традиционной Америки возникла ещё одна активная категория «доброжелателей»: часть её собственной элиты.

Тут наверное некоторые из вас захотят напомнить что у Америки есть авианосцы. Но любое оружие хоть чего-нибудь стоит тогда, когда есть воля им адекватно пользоваться. И вот с этим-то в нынешней Америке, как увидим дальше, совсем не всё ясно. Но вернёмся пока к американскому «разнообразию»).


В спорах поборники «разнообразия» бьют разборчивых напоминанием: в прошлом тоже были разговоры что некоторые эмигрантские группы не смогут ассимилироваться и будут для общества вечной обузой. С ироническими смешками вспоминают об опасениях насчёт ирландцев и евреев. Позже – поляки занимали в американских анекдотах место чукчей в анекдотах российских.

Что ж – тут опасавшимся крыть нечем. Теперь эти страхи смотрятся просто анекдотом. Однако факт, что счастливо ошиблись с одними, совсем не гарантирует того же с другими. Пока большинство латинос ни в коей мере не дают оснований уподобить их ирландцам и евреям.

Сейчас у них, как и у чёрных - свои телеканалы, журналы и прочее. Создан мощный пропагандистский аппарат: радиостанции, политики и адвокатские группы (далеко не только мексиканской крови), кормящиеся выбиванием американского гражданства для нелегалов. Все эти радиоведущие, активисты и адвокаты, естественно, заинтересованы в ещё большей численности латинос – любых и любой ценой. Для этого развёрнута настоящая, агрессивная пропагандистская война.

Активным её участником является правительство Мексики. Оно выпустило брошюру – руководство, как нелегально перейти границу, как обустроиться в Америке, как, не имея законного статуса, задействовать для себя и родственников льготы по образованию, медобслуживанию и прочим благам. (Вы опять за своё? Я же сказал – я не придумываю анекдотов! Это – правда!) Оно – активный и заинтересованный участник американских дискуссий по поводу бардака на границе. Любой, кто за наведение порядка – ксенофоб и – вы уже догадались – расист.


Даже меня, давно наблюдающего эту кутерьму, временами ошеломляет это невероятное бесстыдство. У себя мексиканские власти наводят строгий порядок на границе с латинскими соседями: конкуренты за американские работы и льготы мексиканцам не нужны. И тут же, реагируя на требования некоторых американцев навести порядок на их границе из элементарных соображений безопасности и вала наркотиков, эта публика разражается гневными проповедями: - «Вы – за новую Берлинскую стену! Вы – против эмигрантов! Это - ксенофобия!»

И напрасно сторонники порядка увещевают что они – за легальную эмиграцию, что Америка многими десятилетиями легально принимает к себе миллионы, как никто в мире, и только нелегальщину надо перекрыть... Бесполезно. Браво глядя в глаза оппонентам и демонстративно игнорируя невыгодные вопросы, а главное - шулерски сваливая в одну кучу эмигрантов легальных и нелегальных, активисты «латинос» не унимаются: «Вы - против великой американской традиции - эмиграции! Вы – против милых, добрых тружеников! Это - правый экстремизм!»

Когда счёт идёт на миллионы, ясно что в толпе найдутся и добрые труженики. Однако какова бы ни была последующая жизнь перепрыгнувших, её начало не вызывает особой симпатии. Даже если «не заметить» «мелкий» факт, что перебравшись через забор, «милые добрые труженики» обмишурили тысячи и тысячи стоящих по миру в очередях (иногда долголетних) за разрешением на жительство в США, сам факт нарушения границы, если не спасаешься от репрессий, – не украшение биографии нигде.

Мы с вами, выходцы из лагеря... я хотел сказать – из социалистического лагеря - знаем что уже за это полагается солидный тюремный срок. Однако в Америке это – не очень тяжёлое преступление. Выражаясь нашими понятиями, не уголовщина, а административное нарушение.

Но вот следующий шаг – серьёзней. В США трудно прожить без «номера социального страхования» - многозначного номера, своего рода личного пароля, в совокупности с фамилией служащего для идентификации. Если не получать официально, его можно только украсть у другого или выдумать. А вот это уже воровство, даже в толерантной Америке, и у всех перебежчиков тут рыльце в пушку. Так что образ «добрых и хороших людей, которым нужно только работать и кормить свои семьи», создаваемый их пропагандистами, как-то сразу тускнеет.


Ну хорошо, можете сказать вы. Всё это, опять же, естественно. Люди бедные и полуцивилизованные всегда постараются пригреть что плохо лежит, пролезть где запрещено и сделать это без очереди. Что же англосаксы?

Они продолжают удивлять.

«Фронт защиты отечества» (это – моя шутка, в действительности такого нет) от нашествия латинос у англосаксов весьма слаб. По крупному это волнует только белых из приграничных районов, через которых перекатывается этот людской прибой, и у которых обворовываются дома, убиваются собаки, а округа безобразится кучами брошенного мусора. Кандидат в президенты, у которого вопрос границы и нелегалов был в числе главных, набрал один процент на последних выборах, и его единомышленники на выборах в конгресс тоже проиграли. Это говорит о многом.

Белые, предки которых в своё время поселились у границы (кто бы мог предвидеть такое ещё лет тридцать назад), пытаются защищаться, организовывая дружины дозорных для оповещения пограничников (права задерживать у них нет). Толку не много. У пограничников подорвано нормальное чувство долга, потому что атмосфера всеобщего попустительства видна всем. А чтобы ни у кого не было сомнений какие нынче дуют ветры, при президенте Буше посадили двух пограничников, выстреливших в задницу мексиканскому наркодельцу, удиравшему по пустыне с пол тонной наркотиков. Посадили за то что не доложились в надлежащем порядке. Будешь усердствовать после такого?


Тут я предвижу с вашей стороны опять кривые ухмылки, потому что концовка этой истории ещё круче. На суде наркодельцу предложили большие послабки (практически амнистию, и здесь это законно) за свидетельства против пограничников, что он с радостью сделал. Дали ребятам десять и одиннадцать лет, и поместили среди тех криминальных нелегалов, которых они ловили и которые их тут же начали мордовать.

За время, пока крутилась эта история, президент Буш дважды предоставлял полную амнистию разным преступникам (это – обычная практика). Просидевшим два года пограничникам скостил срок в свой последний день, не дав полного помилования и поразглагольствовав о «серьёзности их преступления». Если кто-нибудь заявит что это - не подлость, тогда я просто не знаю что это слово значит.

Я уже сказал, что обе правящие партии (демократы – ради голосов, республиканцы – ради бизнесов) заинтересованы в притоке нелегалов. На уровне городов эти интересы складываются в неразделимый кукиш, и миру является новое удивительное порождение американской современности – «города-убежища».

Отсядьте, пожалуста, уважаемые, от меня подальше: предвижу, вы тут опять свои шутки начнёте. Потому что «города-убежища» (не думайте что это какая-нибудь мелочь, среди них – Сан-Франциско и Нью-Йорк) – это где мэр публично заявляет что отныне нет разницы между легальными и нелегальными жителями, все получают одинаковые права, пособия и льготы, а полиции даже запрещается спрашивать, есть ли у человека легальный статус в стране. Образ свихнувшейся домохозяйки, забывшей о небеспредельности её средств и взявшейся кормить всех проходящих по людной улице мимо её дома, тут же встаёт перед глазами (если не знать что мэр, в отличие от нашей домохозяйки, имеет свои резоны).


Некоторые из вас могут спросить – куда же смотрит прокуратура, или центральные власти, почему мэр не арестован или по крайней мере не смещён. Этим вы сразу всю свою советскость и выдадите. Потому что в Америке обязанности местных и федеральных властей строго разграничены, и мэр с местной полицией не обязан не то что ловить нелегалов, но даже этому содействовать. Приглашая нелегалов, он формально ничего не нарушает.

Кто-то, конечно, может сказать, что всё это сильно отдаёт Кафкой или Салтыковым-Щедриным. Отдавать может и отдаёт. Только это – нынешние американские реалии.

Историю про «города-убежища» закончим тем, что они естественно быстро идут к финансовому краху. Этому очень способствуют национальные особенности нелегалов. Латиноамериканский мужчина – человек традиционный. Даже если он уже сбежал от трёх жён, он женат на четвёртой и обладает обширным кланом. Как только он зацепится в Америке, начинают прибывать мамушки-тётушки-бабушки, кормить которых он конечно же не в состоянии. Поэтому многие из них открывают изданный мексиканским правительством вышеупомянутый путеводитель по американской халяве, и садятся на пособия. Начинает рождаться много-много мексиканских детишек – ведь даже самый неграмотный мексиканец знает, что любой родившийся на территории Америки автоматом получает американское гражданство – он же не виноват что его родители что-то там нарушили.

Всех их столько, что любой, даже крупный корабль городской экономики довольно быстро начинает тонуть. Банкротятся городские службы, банкротятся бизнесы, которые не имеют права отказать неимущим (скорая помощь, роддома). Сейчас в таком положении весь штат Калифорния. (Да-да, это там где идут вышеописанные футбольные матчи).


Ну и что? Ещё раз поднимут налоги остальным – и всё образуется. Вы же не слышали об американских городах, бесследно пропавших в мусоре или оставшихся без медслужбы. Главное – мэр, широкая душа, обеспечил друзьям-политикам новые тысячи будущих голосов, своим бизнес-ребятам - навар, которого бы им не видать, если бы нанимали американских граждан нормальным способом, а счастливые новоприбывшие (точнее, новоперепрыгнувшие) разослали приятелям письма с лейтмотивом: - «Какого хрена ты ещё медлишь? Бросай всё, давай сюда!».

И снова, как и в суждениях о чёрных, нельзя забывать, что среди латинос есть замечательные, толковые и деловые люди, получившие образование и воспринявшие лучшее что может дать англосаксонская цивилизация. Вспоминаю молодого мексиканца, с которым мне пришлось работать на огромном заводе в Хьюстоне. Самое сложное что есть на современном производстве – это компьютерная система центрального пульта управления, контролирующая весь завод. К ней всегда приставлена группа гениев местного масштаба, потому что на этом месте надо быть не просто хорошим компьюторщиком, но вдобавок знать производство.

Так вот одарённый мексиканский юноша управлялся с ней почти в одиночку, имея небольшую группу англосаксов (выглядевших на его фоне довольно серо) на побегушках.

И опять, как и в случае чёрных, печальным фактом остаётся то, что люди такого плана в общем числе латинос – абсолютное, мало что определяющее меньшинство.


* * *


Каким бы надругательством над здравым смыслом ни выглядели эти новые феномены с точки зрения посторонних, многие американцы не усматривают в них прямой угрозы той Америке, которая насчитывает две с лишним сотни лет и пока продолжает существовать. Ещё вещают историки, что нынешнее шарахание Америки влево – обычные колебания политического маятника, ещё утешают себя правые, что консерватизм удастся обновить и по большому счёту «Америка остаётся право-центристской страной».

Я не знаю, откуда черпают оптимизм эти люди. Думаю, они недооценивают зловещей значимости одного «нюанса», проглядывающего в поведении «меньшинств» и опросах их общественного мнения.

Зададим простой вопрос: как должны реагировать уже живущие в США мексиканцы на приход новых нелегалов? Ясно, что они нужны их политиканам и ведущим испаноязычных станций, ну а простому люду? Ведь идут конкуренты на отнюдь не безразмерный рынок малоквалифицированного труда! Живущие здесь по логике должны быть против прибытия новых. Но они в огромном, подавляющем большинстве – за! Новых восторженно приветствуют! На демонстрации с требованиями немедленного предоставления всем нелегалам американского гражданства и митинги против даже дырявого забора на границе выходят миллионы! Мало того, их поддерживает большинство чёрных, которым они тоже экономически не выгодны! «Пролетарии всех стран – обьединяются!».


У меня есть только одно объяснение этому: чёрным и латинос уже нужна не просто сытая жизнь с развлечениями. Им теперь нужна власть. Они почувствовали, что у англосаксов смягчение нравов переросло в размягчение мозгов и настаёт их время.

Даже беглый взгляд на демографические тенденции говорит, что ожидания «меньшинств» абсолютно реальны: англосаксы полным ходом идут к статусу меньшинства. Впрочем, для получения власти нынешним небелым «меньшинствам» даже не понадобится настоящее численное превосходство: у них есть верные сторонники, «прогрессивные» англосаксы, которые от перспективы взятия власти меньшинствами приходят в состояние близкое к оргазму. (Не смейтесь, это опять не преувеличение. О звонке на «Общественное Радио» я рассказал, а перед этим один из известных комментаторов, некто Мэтьюз сказал что у него от избрания Обамы – «по ногам - мурашки восторга»). Так что меньшинствам нужно то, что называется - «контрольный пакет акций», и, похоже, он уже почти в их руках.

Америка в её нынешнем виде вошла в исторический «штопор», и выхода из него я не вижу. Латинос уже столько, что для конкуренции на выборах даже правые вынуждены с ними заигрывать и помалкивать о нелегалах и границе. А это значит – новые миллионы латинос, и ещё большая необходимость с ними заигрывать и идти у них на поводу. Сходная ситуация и с чёрными: чтобы привлечь их, надо всё больше льгот, трат и славословий, ещё больше «прогрессивного» энтузиазма в энергичных порывах достигнуть линии горизонта, то есть я, конечно, хотел сказать – не только правового, а всестороннего равенства рас.

К чему же идёт дело? «Прогрессивная», ориентирующаяся на Европу часть американской публики надеется что Америка превратится в Норвегию – дорогую, застойную, но беспроблемную, почти социалистическую страну. Они забывают об одном: у них для этого маловато норвежцев и уже многовато «разнообразия». Гораздо реальней перспективы превратить Америку в Бразилию.


4


Помимо главных этнических «меньшинств», медленно но неуклонно теснящих англосаксов со властных позиций, в Америке есть менее (пока) многочисленные группы, скажем, дальневосточные азиаты (китайцы, корейцы и т. д.) или индусы. По мере дальнейшего расслабления англосаксов они – не по своей воле – тоже оказываются восприемниками части власти в стране.

Выходцы с Дальнего Востока не только не требуют себе поблажек и правительственной помощи – многие из них относятся к этому с презрением. Появляясь в Штатах в последнее время в больших количествах (левацкие затеи с «разнообразием» как-то способствуют и им), они без всякого шума растворяются в Америке и быстро приспосабливаются к местной жизни. Самые малограмотные и немолодые дольше задерживаются в своих районах («чайна-таунах»), но и там они не донимают других своими проблемами – в частности, не требуют, как латинос, отдельных школ с ослабленными программами и не вынуждают окружающих осваивать их язык. И они, в отличие от чёрных, не организовываются на расовой основе для проталкивания своих интересов. Они просто работают как черти и стараются выбиться в люди.

С индусами – ещё проще Подавляющее их большинство, переезжающее в США, - из небедных по их стандартам, с хорошим английским и с образованием. Как и дальневосточные люди, никаких видимых хлопот они не доставляют.


Благостная картинка с этими двумя группами, впрочем, не без червоточин. Как известно, Китай в последние десятилетия на подъёме. У меня нет данных для анализа, но кажется в последнее время всё больше китайцев в Америке шпионят и работают в пользу коммунистического Китая. Что до индусов, то весьма обескураживающим открытием для меня было их подспудное недоброжелательство к Америке, ещё как-то понятное у выросших на просоветских идеях стариков, но совершенно удивительное у их талантливой и преуспевающей в Америке молодёжи. Что тому причиной – инерция социалистических иллюзий или ревность «великой цивилизации» к цивилизации без кавычек – я не знаю. Я вижу только итог.

Общий вывод опять не радостен для англосаксов: к числу почитателей традиционной Америки и Западной цивилизации обе эти группы тоже не отнесёшь.


5


Мы уделили столько внимания этническому и расовому аспектам отступления англосаксонской цивилизации, что пора подчеркнуть: при всей растущей значимости этих факторов, на данный момент они всё-таки вторичны. Так, при геологических процессах море может поглощать остров, но причина часто не в море, а в том, что остров опускается. Думаю что в первую очередь не возросшая активность крупных меньшинств, а именно изменения англосаксов породили те процессы которые я описываю. Подтверждением этого являются перемены в отношениях между управляющими и управляемыми внутри самого англосаксонского большинства.

Наметившиеся в последние десятилетия тенденции растущего разрыва между бедными и богатыми, застоя, а то и прямого ухудшения положения среднего класса в англосаксонском мире, по-видимому, результат двух нерадостных тенденций. Прежде всего это – следствие всё большей вялости и слабоволия большинства. Это особенно хорошо видно в одной из самых «горячих» проблем: пресловутом «аутсорсинге», уходе производства в Третий мир.

Любой образованный человек понимает вселенскую неотвратимость и полную логичность этого явления. Оно – словно гигантская эпидемия, угрожающая развитым странам. И так же, как на эпидемию, на него можно по-разному реагировать. Для 21-го века кажется логичным по крайней мере усилить изучение и обсуждение этого феномена, пытаться нейтрализовать его последствия экономическими и законодательными способами. А прежде всего – чтобы лечить, как и при эпидемии, каждый случай надо выявлять и признавать. Здесь-то и выявляется слабина нынешних американских власть имущих.


Нам всем в жизни иногда приходится совершать вынужденные, спорные с моральной точки зрения поступки. Мне, например, в последние годы советской власти, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, приходилось периодически воровать. И сколько бы ни убеждал я себя, что красть приходится у безжалостного, по-глупому скаредного государства, поставившего семью инженеров в унизительные условия, это было всегда тяжело и гадко. Натура нормального человека восстаёт против таких действий чем бы они ни объяснялись, и я неотвязно мучился этим, периодически впадая в ярость и в гротескном виде повествуя об этом своим приятелям.

Главы некоторых американских фирм отчасти находятся в сходном моральном положении. Иногда для того чтобы просто обеспечить выживание фирмы, им приходится рушить благополучие многих американских семей, выбрасывая работников на улицу и переводя бизнесы в Китай.

Существенная разница, однако, между их и моим бывшим положением в том, что от внятного признания вынужденного неблаговидного действа тюрьма им не грозит. Никто не будет заводить на них уголовное дело – они не нарушают никаких законов. И тем не менее громких диспутов и откровений на эту тему среди бизнес-людей почти нет: видимо, совесть их не очень беспокоит. Общепринятой практикой является «заметание мусора под ковёр», замалчивание фактов аутсорсинга. Развилась целая категория фирмушек, помогающих крупным бизнесам скрывать или приукрашивать эту деятельность.

Так что усилия по диагностике эпидемии слабы, а по лечению – практически отсутствуют. Заболевших прячут по углам, а умерших закапывают в тайне.


Показательно, как на происходящее реагирует нынешнее работающее большинство, в прошлые десятилетия успешно отстаивавшее свои интересы. Если бы не последние выборы, правильным ответом бы было – никак. Теперь, правда, так не скажешь: их реакция – голосование за Обаму. Так растерявшаяся жертва пожара кидается в окно, и пока неясно, на каком этаже это окно находилось.

В моих поездках мне приходится сталкиваться со свидетелями, а то и с жертвами очередного закрытия очередного бизнеса. Особенно грустно, когда это происходит в небольшом городе, где под «аутсорсинг» попадает «градообразующее», самое крупное предприятие. Как правило городишко после этого безнадёжно захиревает.

Иногда я не выдерживаю. Поправ собственные, преподаваемые другим принципы такта и «невлезания в душу», спрашиваю – а как вы реагировали? Голосовали? Протестовали? Писали в прессу и своим сенаторам? В ответ как правило - безнадёжный вздох. – «Ничего не делали. Разве чего добьёшься?»

А было время – добивались.

В совсем другом ключе меняется поведение некоторых власть имущих. Словно подсознательно чувствуя приближающийся конец привычной жизни, они всё чаще плюют на традиции англосаксонской этики: честность, умеренность и добросовестность. Всё чаще случаи неуёмной, торопливой жадности, выражающиеся, в частности, в назначении друг другу – по принципу рука руку моет – многомиллионных окладов и премий, всё чаще руководящие в подходах к своей стране и своим бизнесам походят на мародёров, разметающих перевернувшийся на пустыре грузовик с товарами.


6


На фоне апатии большинства англосаксов всё более заметна другая группа: уже упоминавшиеся мной «прогрессивные». (В Европе они называются левые). Их численный рост и единение с чёрными и латинос заставляют предположить, что эти три группы в обозримом будущем и станут хозяевами Америки.

Внимательные слушатели тут должны меня прервать и спросить – а кто же эти «прогрессивные» этнически, не те же самые англосаксы? Да, по крови они англосаксы и прочие европейцы. Но их неприязнь к собственной стране, ярая война против всего, что отличает последние две сотни лет Америку от остальных, просто заставляет рассматривать их как отдельную группу. В отличие от большинства они весьма инициативны, и как будущие совладельцы Америки, тоже заслуживают описания. Вот несколько характеров, показавшихся мне примечательными.

... Вики за пятьдесят, и в молодости это, вероятно была очень привлекательная женщина. Она – операционная медсестра, здесь это – хорошо оплачиваемый профессионал. Они с мужем живут в небольшом городке в глубине Среднего Запада, муж работает в той же лаборатории что и моя супруга, посему мы изредка видимся на официальных вечеринках. Во мне она нашла заинтересованного слушателя, и при случае с удовольствием со мной беседует.


Ещё в первых разговорах я узнал, что они с мужем редко ездят в обычные отпуска, проводя их почти полностью в «волонтирской» (добровольной, не оплачиваемой) работе под эгидой их церкви. Такая деятельность очень распространена среди белых американцев. Например, многодетная русская семья, попавшая в наш город по церковным каналам и не имевшая возможности купить дом, возымела его почти бесплатно после того как прихожане их церкви, американцы, восстановили полузаброшенную развалюху до приличного состояния, приходя по выходным и колотя молотками в течение нескольких месяцев. (Не хочу сказать что это – повседневная норма, но такие случаи отнюдь не уникальны).

Группа, в которой участвует Вики, ездит в Эквадор. Я так и не понял, почему именно Эквадор – нуждающихся в помощи можно найти и поближе. Видимо, это понятное человеческое желание совместить полезное с приятным, хоть как-то вознаградить себя по крайней мере экзотичностью поездки. Там они волонтирствуют в индейских деревнях в джунглях. В течение нескольких лет они собирали материалы и учили индейцев делать солнечные печи вместо обычных дровяных. Идея – сократить вырубку быстро уменьшающихся джунглей. С некоторой неохотой она признаёт, что в каждый новый приезд они находят своё начинание почти заброшенным и дело приходится начинать почти заново, но упорства им не занимать. Недавно она звонила моей супруге с просьбой собрать все ненужные отрезки ткани и швейные принадлежности. Опробывается новая идея – научить индейских женщин шить и попытаться развить там соответствующие бизнесы.


Я воздерживаюсь от комментариев и тем более от предсказаний, что швейная затея кончится так же как печная. Успокаиваю себя тем, что попытки чему-то научить – всё-таки не столь откровенный идиотизм как бесплатная, без всяких условий раздача продуктов и лекарств, чем занимаются другие такие группы, последствием чего является ещё больший рост населения и паразитических настроений. Это, кстати, и есть самый ощутимый результат этих благих намерений. Одновременно с исступлённой пропагандой «сохранения природных балансов» «прогрессивные» самым решительным образом их нарушают, вторгаясь в устоявшийся, существовавший тысячелетиями баланс между численностью племён и их ресурсами. Снижение детской (и прочей) смертности – что может звучать благороднее? Но как и со многими «прогрессивными» идеями, лишь дело доходит до долговременных последствий – впору за голову хвататься. В нашем примере – итогом благородных усилий является превращение диких, но живших самодостаточно племён в зоны полудикой нищеты, пополнение слоёв, зависящих от бесконечных «программ помощи», т. е. бесплатных раздач. Но мы отвлеклись.

Как бы там ни было, огромная способность к сочувствию – одна из главных в характере Вики. В последнюю встречу разговор коснулся одной из нескончаемых африканских трагедий – массовых убийств и изгнаний одними племенами других. Истории эти стары как само человечество (а по наблюдениям за приматами – гораздо старше), но Вики только что прочитала об этом и была вся под впечатлением. – «Вы представляете, Влади... – тут её голос задрожал и глаза повлажнели – Вы представьте – мать с маленькими детьми еле доплелась до палаточного лагеря беженцев, а её и туда не пускают! Пришлось ей идти в кусты и сооружать подобие норы там!»


Слёзы уже катятся по щекам Вики, некоторые окружающие с недоумением начинают оглядываться – о чём можно плакать посреди праздничного вечера, и я как могу утешаю её.

Нечего и говорить – Вики, как и её друзья, - яростный критик своей страны. Америка в их представлении – жестокая и жадная. И хотя они сами – типичные американцы, которые, согласно любой статистике, массовым порядком волонтирствуют и дают пожертвования дома и за границей, многократно превосходя в этом как абсолютно, так и «на душу населения» любую страну в мире, - их не переубедить.

Моё внимание в этих людях привлекла, как бы точнее выразиться, повышенная невротичность. Вики – не исключение. Об экстатическом телефонном звонке поклонницы Обамы я уже рассказал, и это – не единичные случаи. В фильме «Австралия» красавец-ковбой, олицетворение мужественности, - плачет, когда его чернокожему приятелю – аборигену отказывают в обслуживании в белом баре. Во время принятия присяги Обамой некоторые известные левые журналисты плакали, хотя по своей профессии должны бы сохранять хоть видимость нейтральности. Иногда – наоборот, по телевизору видишь сценки истерической ненависти, с которой студенты с промытыми в левых университетах мозгами кидаются в драку на неугодных им приглашённых консервативных лекторов или приходящих армейских вербовщиков (сами себя они при этом считают пацифистами, миролюбцами – ну не юмор ли?). Трудно не задуматься – всё ли у них в порядке с психикой.


Ещё более примечательное явление – армейские мужчины из числа «пргрессивных». Не забуду одного члена конгресса, недавнего адмирала, требовавшего от администрации Буша заблаговременно обьявить дату начала вывода американских войск из Ирака. На что слушавший его журналист с робкой иронией заметил, что тот – в некотором смысле уникальное явление: военачальник, требующий заранее рассказать врагу о своих планах.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 ]

предыдущая                     целиком                     следующая