09 Dec 2016 Fri 06:51 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 23:51   


11


Некоторые возможно захотят меня поправить, что расслабление воли и духа в последнее время коснулось не только англосаксов Америки, а почти всего Запада, и я с этим соглашусь. Несомненно происходит что-то значительное, чего мы пока даже не можем в полной мере охватить, не то что понять причины.

Мне однажды пришла в голову полуюмористическая идея – не в пище ли тут дело. Не торопитесь смеяться – я, например, уверен что рано или поздно биологи подтвердят мои наблюдения, что огромный фактор «баскетбольного» роста Западной (и «около-западной») молодёжи – пищевые добавки в корм скоту, общепринятые на Западе. Достаточно сравнить негров в Африке, в основном невысоких, и чёрных в Америке, где они – просто громилы, или коротких китайцев в глубинке Китая и рослых китайских парней в вестернезированном Сингапуре, или крупную вестернезированную молодёжь Индии и мелюзгу их простонародья, не потребляющего западной пищи. Разница бьёт в глаза. Впору задаться вопросом – нет ли у этих добавок каких-то ещё непредвиденных эффектов? Тут можно вспомнить и падение рождаемости в Западных странах. Не подавляют ли эти «стимуляторы роста» естественные мужские начала – агрессивность и рефлекс размножения - так же как это делает кастрация?


Пришло мне всё это в голову, когда я понял, что изменения среди англосаксов - явление глобальное. Австралия далеко о США, но там процесс тоже идёт полным ходом, и опять очень показательными оказываются отношения между расами.

Австралийские аборигены – наверное, самая отсталая часть человечества (до прихода европейцев это был глубокий каменный век, даже без примитивного земледелия, а на Тасмании – даже с потерей навыков разведения огня). Теперь они превращены в привилегированную группу, избалованную поблажками и неумеренным восхищением их «самобытной культурой». В их культурном центре можно наблюдать вымученные усилия австралийских «прогрессивных», создающих шоу с синтезом модернистского балета и племенных танцев, современной музыки и шаманских заклинаний. После этого вас за отдельную плату поучат метать бумеранг (действительно любопытная штука), и дудеть в их дуду – поставив её в лужу, вы можете извлечь неслыханные дотоле звуки.

Мы с супругой проехали по их посёлкам – конечно, не по настоящим стойбищам, которых уже нет, а городкам, сделанным для них – естественно бесплатно - Австралийским правительством. Настоящий рай. Чистые тихие улицы аккуратных домиков под роскошной тропической зеленью. Сперва никаких аборигенов мы не увидели. Поплавав в огромном прекрасном открытом бассейне, выстроенном в рамках тех же программ (мы оказались там единственными купальщиками), мы порулили к центру и только там обнаружили большое аборигенское семейство, сидевшее на земле у почтового отделения. Поприветствовав, я попросил разрешения сфотографировать. Мне хмуро отказали.


В этой хмурости – суть отношения этих людей к белым. Приход англосаксов теперь называется не иначе как «вторжением». Бесплатные дома и прочие блага воспринимаются как само собой разумеющееся, как репарация за «вторжение». В нынешнем австралийском обществе такие настроения поддерживаются. Прибытие всё большего числа белых действительно повлияло на районы охоты и кочевья (спрошу только: могло ли быть иначе?), и «страдания» аборигенов (в отличие от действительных страданий американских индейцев тут надо употребить кавычки) от вторжения белых всячески обыгрываются. О том, что «вторжение» открыло этим людям облегчённый путь в цивилизацию – ни слова.

Любопытно что Австралия оказалась последней из англосаксонских стран подхвативших сифилис «мультикультурализма» и политкорректности. До самых семидесятых годов здесь существовала правительственная программа принудительного отъёма детей упорствующих в своём образе жизни аборигенов и передачи их на воспитание в церковные детдома. Можно спорить о мерах принудительности, но в самой идее я не усматриваю вредоносности. Принуждаем же мы упорствующих детей к цивилизованному поведению.

Нечего и говорить – сейчас тогдашняя практика однозначно осуждена, а недавно австралийское правительство официально извинилось перед аборигенами.

Дети, отобранные у родителей в рамках этой программы теперь называются «потерянными поколениями». Если потерянными для дикарства, то я согласен. А всерьёз – возмущает эта кража образа у Ремарка, назвавшего так немецких парней, погибших в Первую Мировую, - действительно Потерянное Поколение.

Недавний фильм «Австралия» прямо и официально посвящён этой теме. На деле это смесь «вестерна» с дамским романом «а-ля Дэниэл Стил», но тема отъёма ребёнка присутствует. В строгом соответствии с политкорректностью все аборигены в нём – люди исключительных достоинств. Как и англосаксы, им сочувствующие. Все мерзавцы и так себе люди – остальные белые. В счастливом конце не только воссоединяются красивые возлюбленные, но и осиротевший ребёнок уходит жить с дедушкой-дикарём. Видимо, это – тоже «хэппи-энд» в представлении «прогрессивного» сценариста.

Действительность, как и следует ожидать, не столь «прогрессивна». Бедность, алкоголизм и наркомания среди аборигенов высоки несмотря на все старания.


*


Если кто не знает, Архиепископ Кентерберийский – главный священник Англии. Не так давно он выступил с заявлением что в Англии, чтобы уважить уже немалое и всё растущее число мусульман, можно понемногу вводить законы шариата. Вы, возможно, тут же поинтересуетесь – было ли это до или после лондонских терактов, когда от рук мусульманских террористов погибли десятки и были ранены сотни. Так вот он высказал такое мнение после взрывов.

Не знаю как вас, а меня от такого просто оторопь берёт. В последние десятилетия в российском «новоязе» появилось очередное образное выражение – «крыша поехала». Когда смотришь на этого благородного, красивого старика – Архиепископа, видится не какой-нибудь дом. Перед глазами огромный небоскрёб, у которого вдруг корёжится и катастрофически съезжает на бок крыша. Но и это бы ладно. Когда переводишь взгляд на его сограждан, не можешь отделаться от пугающей мысли, что в этих технологически развитых англосаксонских царствах что-то вдруг стало неладно с кровельными работами.


12


... Я ждал пуск очередного завода в глухомани в Индии. Скукотища смертная. Интернета нет, по телевизору из новостных каналов – один Би-Би-Си. Я его в последние годы не люблю, но тут – куда деваться.

Одна из моих всё ещё любимых передач этой станции – «Трудный разговор». Это – интервью с каким-нибудь интересным на тот момент персонажем, которому задаются острые, нелицеприятные вопросы. В ту неделю были интервью с одним из главарей террористов Хамаса, и – для баланса – с израильским послом.

По разговору с хамасовцем ведущего передачу никак нельзя было обвинить в непрофессионализме: умеренная уважительность, нейтральный тон, и – лежащие на поверхности вопросы, вроде – как эти ребята собираются жить дальше, если реального мира они не хотят и никаких целей кроме истребления евреев у них нет. Но нелепые ответы оставались без развития, а действительно интересные вопросы - например, о намеренных убийствах невинных людей, о взращённой даже для детей культуре лютой ненависти и всенародных празднествах когда убийства невинных удаются – так и не прозвучали.


Тон интервью с израильским послом был совершенно иной. От англосаксонской выдержки ведущего не осталось и следа. Он азартно атаковал собеседника, не давал договорить, расставлял казуистические ловушки чтобы тут же придраться к сказанному.

Сидевший против него пожилой еврей с чуть заметной иронией парировал наскоки - так опытный фехтовальщик, почти не двигаясь и не атакуя, сводит на нет азартные выпады новичка.

Практически с самого начала не оставалось ни малейшего сомнения по части личной позиции ведущего, и это явилось для меня ещё одним подтверждением деградации англосаксов в весьма показательном аспекте: в отношении к евреям.

Умница - Черчиль и тут оставил после себя гениальную фразу: на вопрос почему англосаксы мало заражены антисемитизмом, он сказал – потому что мы не чувствуем себя глупее евреев. В этом ответе – и суть дела, и убийственно точный диагноз антисемитизма.

Десятилетия и столетия англосаксонской терпимости к «малой нации» ныне уходят в прошлое. Английская публика всё меньше отличается от антисемитской Европы, и в свете «закатных» тенденций это естественно: теряя свою «спортивную форму», англосаксы теряют и снисходительно-спокойную, подсознательную уверенность что они – «не глупее евреев».


А через несколько дней по Би-Би-Си был совсем другой репортаж... Было это вскоре после того как Римский папа в одной из речей сказал, что ислам после своего возникновения «проложил себе дорогу силой». Мусульмане, понятное дело, тут же начали протестовать. Одну из таких демонстраций, в центре Лондона, как раз и показывали.

Десятка три бородатых мужчин в белых рубашках до пят (я их называю – «в самоволке из дурдома») стояли на краю людной улицы и скандировали: - «Папа – врал! Папа – врал!». Лондонцев демонстрациями не удивишь, но небольшая толпичка любопытных всё же собралась.

Вдруг от мусульманской группы отделился здоровенный бугай лет пятидесяти, подошёл к толпичке любопытных и оказался лицом к лицу с британцем его примерно возраста и роста. Телеоператор тут же почувствовал поживу, и через секунду обе физиономии были в кадре во весь экран. Приблизившись к британцу почти вплотную, мусульманин заорал фельдфебельским тоном: - «Повторяй со мной – Папа - врал! Папа – врал!»

Думаю, не один я замер в момент этой неожиданной высокой драмы. Моя русская ментальность подсказывала, что британец сейчас если и не плюнет тому в бороду, то уж как минимум прошипит что-нибудь вроде – «Пошёл, мразь, в свой «трэш-кэнистан» и наводи свои порядки там!». Так вот, друзья мои, ничего такого не случилось. Летели секунды, а две физиономии в упор продолжали, как в кульминации триллера, напряжённо сверлить друг друга глазами. И вдруг я заметил – сначала подумал что мне показалось! – что у англосакса стала трястись челюсть, всё сильнее и явственней! И камера безжалостно показывала всё крупным планом!


Тут я и вспомнил описанный Гумилёвым набег арабов на Рейкьявик. Не знаю многие ли обратили внимание на эту лондонскую сценку, и, может, кто-то скажет, что я придал ей чрезмерное значение, но мне она показалась глубоко символичной.

Была в своё время такая крылатая фраза – «За державу обидно!». Что там держава, уважаемые. Тут дела посерьёзней. За цивилизацию обидно!

После этого я и решил назвать этот очерк так, как он называется.


ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ


«Последней каплей» толкнувшей меня на эти заметки явилось избрание Обамы, и теперь, в средине его срока, любопытно взглянуть на ситуацию свежим взглядом.

Все, кто хоть как-то наблюдает происходящее в Америке, видят нынешнее оживление консерваторов («чайных парти» и др.) - тех, кто ближе к традиционным ценностям англосаксов. Видна и некоторая растерянность «прогрессивных». Не знак ли это надежды для «героев» этого очерка? Мой ответ – нет. У Солженицына есть замечательный образ: - «Ещё померцает над вами игрушечная Луна надежды...» Нынешняя ситуация – такая «игрушечная Луна» для англосаксов.

Если вы откроете кривую Гумилёва, рисующую взлёт и падение этносов, обратите внимание на мелкие зигзаги по ней. Хорошо чувствовавший естественнонаучные нюансы Гумилёв понимал, что сложные процессы не идут гладко: при взлёте случаются краткие «сбросы», при общем падении – малые «всплески». Думаю, что в ближайшее время мы увидим такой кратковременный всплеск. Кратковременность следует из ответа на простой вопрос - есть ли изменения в тенденциях упадка? Я их не вижу. Всплеск суеты консерваторов не меняет названные нами глубинные процессы. (Словно чтобы сделать описанную картину ещё контрастней, в дни, когда дописывались эти строки, прошло сообщение что в министерстве юстиции США прошло указание не концентрировать усилия на расследованиях преступлений «меньшинств» против белых, а больше заниматься случаями преступлений белых против цветных. Возник ропот среди консерваторов, и похоже этим дело и кончится. То, что недавно не могло бы существовать даже в качестве плохого юмора, понемногу становится если не нормой, то чем-то уже не совсем сенсационным).


Средина «срока» Обамы провоцирует ещё раз взглянуть как разложение общества проявляется в появлении слабых руководителей. Забавно наблюдать склоки «левых» и «правых» крикунов (я их называю – «партайгеноссе») вокруг Буша и Обамы, попытки изобразить одного как «агрессивного ковбоя», а другого – как скрытого коммуниста (тут, правда, надо признать что доводы правых повесомее: у всех народов и культур есть пословица «скажи мне кто твои друзья и я скажу тебе кто ты», и отмахиваться от десятилетий дружбы Обамы с самыми лютыми врагами традиционной Америки – откровенное шарлатанство, но не будем углубляться).

Поражает, до какой степени люди не видят похожесть этой парочки в отношении их квалификации и главной их обязанности – защиты собственной страны.

Прежде всего в глаза бросается их обоюдная слабость как менеджеров. Навыки руководства – не в широких улыбках и трескучих лозунгах: их реакции на ураган «Катрина» и на утечку нефти в Заливе похожи своей бездарностью. Как одному не помогла «могучая» «закулиса» папочкиных связей, так другому похоже не помогают «премудрые» еврейские кукловоды за спиной.


При высказываниях без бумажек и подсказок сразу выявляется – хотя и разная – личностная невзрачность обоих персонажей. Но что там персоналии – с крупными вопросами не лучше. И тот, и другой продолжали подрывать страну потаканием нелегальной и неразборчивой легальной иммиграцией. Буш судил пограничников, Обама за попытки навести порядок судит Аризону. Не лучше и во внешнем мире: оба ведут войны так, что страна с огромной военной мощью – постоянно на грани поражения. От обоих - полная свобода действий мелким шакалам: при Буше безнаказанно подорвали эсминец «Коул», при Обаме без последствий утопили южно-корейский сторожевик. При Буше под его пустую болтовню обзавёлся бомбой северокорейский хулиган, под пустую (на сегодня) болтовню Обамы то же делает Иран. И тот, и другой делали вид что не замечают растущей воинственности Китая.

Любители курьёзов могут продолжить, а мы заключим: простоватому (хотя не без хитрецы) слабаку-Бушу пришёл на смену хитроватый (хотя не без простецы) слабак-Обама, и это важнее их политических симпатий. Но вернёмся к сегодняшнему дню.

Да, у «прогрессивных» некоторый спад, но он в огромной мере объясняется экономикой: для многих из публики в этом плане «крайний» всегда тот кто у руля. Личная популярность Обамы по-прежнему высока, и это о многом говорит. Усилия «прогрессивных» и дружественных им «меньшинств» по подталкиванию Америки – то ли к социализму, то ли к Бразилии – не прекращаются и не прекратятся. Даже в случае избрания в следующий Конгресс большинства консерваторов, это будет лишь небольшой «зигзаг»: как бы они ни дёргались, время - против них.

Окончательный приговор они выносят себе сами нежеланием понять что на сегодня корень основных американских проблем – этнический. Хорошо было витийствовать об американском «плавильном котле» сто лет назад, когда подавляющему большинству англосаксов и выходцев из Западной Европы приходилось «переваривать» ручеёк эмигрантов (в большой мере тоже из Европы), и когда цветные меньшинства в принятии решений не участвовали. Теперь, когда неясные силы природы «расслабляют» англосаксов, умножают «меньшинства» и являют себя в тектонических сдвигах демографии, население Америки всё больше превращается в сборище собранных со всего мира, разрозненных и всё более неприязненных друг к другу толп. Само понятие «американский народ» превращается в нечто почти исчезающее, субстанцию неясную и неопределённую, и соответственно неопределённым становится и будущее этой страны.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 ]

предыдущая                     целиком