21 Oct 2020 Wed 11:16 - Москва Торонто - 21 Oct 2020 Wed 04:16   

– Золото ворует, девочек молоденьких…

– Это нехорошо. Но есть ли что-либо серьезное?

– Нет. Только предчувствие. Считаю, что товарищ Ежов под угрозой, под угрозой весь Центральный Комитет, если соберется в одном зале, но под угрозой, если и не соберется. И вы тоже, товарищ Сталин.

– Откуда у вас такие сведения?

– Источник не проверенный, темный. Но это совпадает с моими подозрениями, с моими предчувствиями.

– Но доказательств нет?

– Доказательств нет.

– И что вы решили делать, опираясь на сведения из непроверенного источника и на свои предчувствия?

– Не только решил, но и сделал.

– Что?

– Товарищ Сталин, я объявил Ягоде, что он смещен с поста Народного комиссара внутренних дел.

– И… он поверил?

– Поверил.

– Это и есть доказательство вины. Он так легко поверил потому, что виноват. Чует кошка, чье мясо съела. А кого же вместо него вы назначили?

– Товарища Ежова.

– Почему?

– Он главный враг Ягоды.

– Правильно. Я сейчас напишу телеграмму в Политбюро с требованием снять Ягоду и назначить Ежова. Авгиевы конюшни НКВД пора чистить.

– Товарищ Сталин… Не могли бы вы срочно приехать в Москву?

– Зачем?

– Вдруг Ягода не захочет сдавать пост и выступит с оружием? Ваше присутствие тут крайне необходимо. Вот прямо сейчас. На всякий случай. Поездом долго. Я сам прилечу за вами!

– У меня, товарищ Холованов, есть более быстрые средства передвижения.

Распахнулась дверь, из соседней комнаты вышел товарищ Сталин.


6


Опешил Холованов.

– Когда вы вернулись?

– Я никуда не уезжал. Я следил за вашей работой. Я держал ситуацию под контролем, не вмешиваясь в нее. Знаете, почему проиграл Бонапарт?

Сморщил лоб Холованов, силясь вспомнить положения марксистской теории о роли личности в истории и роли народных масс.

– Не надо теории, товарищ Холованов. Бонапарт сам объяснил: Sans moi on ne fait que des Betises.

– Я, товарищ Сталин, во французском не очень.

– Я тоже. Но классику надо знать. Перевести это можно примерно так: в мое отсутствие творят одни только глупости. Это приговор всей системе власти Бонапарта. Сам – гений, но совершенно не способный подбирать себе правильных людей. Когда он на месте – почти всегда победа. Без него – поражение. В его отсутствие, как он сам заявлял, творились одни только глупости. Он не мог быть одновременно везде. Потому – череда больших и мелких поражений, которые завершились общим крахом. А система должна работать в отсутствие вождя точно так же, как и в его присутствии. Для этого надо иметь на ключевых постах правильных людей. Выбирать их просто: дай человеку всю полноту власти и посмотри, что из этого получится. Я дал вам полноту власти и посмотрел, что выходит. Выходит неплохо.

Поднял Сталин трубку:

– Ежова дайте. Товарищ Ежов, я вам из Сочи звоню. Вам показалось, что я в Москве? Нет, нет. Я не в Москве. Просто линия связи хорошая. Так вот. Мы тут в Сочи с товарищем Ждановым посоветовались и решили вас назначить Народным комиссаром внутренних дел. Понятно, что вы остаетесь на посту секретаря Центрального Комитета. Телеграмму из Сочи вы сейчас получите. Немедленно распорядитесь: первое – сменить всю охрану в Кремле и на Лубянке, для этого поднять по тревоге два батальона из состава 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии; второе – отобрать пропуск у товарища Ягоды, в здание НКВД его больше не пускать, даже для приема и сдачи дел; третье – вывести из Москвы особую роту НКВД и расформировать ее. И еще: товарищ Ягода ворует и где-то прячет молоденьких девушек. Их надо найти и отпустить, указав товарищу Ягоде на недопустимость подобного поведения для коммуниста высокого ранга.

Положил Сталин трубку:

– Во всей этой истории, товарищ Холованов, я не понял только одно: как Змееед ухитрился украсть чемодан?

– Все просто, товарищ Сталин. У Змеееда был огромный фанерный чемодан отвратительного вида с сильным неприятным запахом. Этот чемодан – без дна. Внимание курьеров отвлекли, в этот момент он накрыл чемодан курьеров своим фанерным. Под ручкой фанерного чемодана дыра, прикрытая растрепанными веревками. Так что можно взять одновременно за ручку и фанерный чемодан, и тот, что под ним. Змееед взял и понес. Вот и все.


7


Щелкнули замки, грохнули засовы, дверь распахнулась. На пороге – небольшой человек в сапогах, в зеленой туго ремнем перепоясанной гимнастерке без знаков различия.

Он постоял на пороге, улыбнулся и представился:

– Здравствуйте, я Ежов.

– Здравствуйте.

– Товарищ Стрелецкая, я пришел вас освободить.

– Спасибо.

– Вас сейчас отвезут домой. Есть ли претензии?

– Нет.

– Тогда небольшая формальность. Это расписка о неразглашении. Распишитесь вот тут и вот тут. Никому никогда вы не расскажете о том, что случилось.

– Что же я скажу своим родителям, своим друзьям о том, где я была столько дней и что делала?

– Не беспокойтесь. Мы уже все рассказали: вы помогали нашим недремлющим компетентным органам обезвредить опасного преступника. Это все, что надлежит знать окружающим. Никто – ни учителя, ни друзья, ни родители – не имеет права задавать вопросы. А вы не имеете права на них отвечать.

– А сама я имею право знать, какого это я преступника помогла обезвредить?

– Да, конечно. Его зовут Генрих Ягода. Он перемещен на должность Народного комиссара связи.

– Но преступника надо арестовать!

– Придет время – арестуем.

– Я буду ждать.

– Вам НКВД выплатит компенсацию за незаконный арест. Это будет представлено как денежная премия за помощь в поимке вражеского шпиона. Идет?

– Идет.

– Вот и все, товарищ Стрелецкая. Желаю вам счастья. И запомните: я сыграл в вашей судьбе важную роль.

– Спасибо, товарищ Ежов. Если выпадет возможность, постараюсь сыграть важную роль в вашей судьбе.

И они улыбнулись друг другу.

Эпилог

Змееед в палате кремлевского госпиталя. Его лицо все еще напоминает бордовую подушку. Но глаза прорезались. Это больше не щелочки. Он больше не напоминает японского самурая с карикатур Бориса Ефимова. Белки глаз совершенно красные. Руки и ноги в бинтах. Вместо зубов – острые осколки.

Рядом с ним в белом халате Холованов:

– Товарищ Сталин распорядился поставить тебе зубы из колымского золота. Сияние светила улыбкой отражать будешь. Все девушки твои. Ни одна от такой улыбки не устоит.

– Посмотрим, товарищ Холованов.

– Змееед, не зови меня больше товарищем Холовановым. Для друзей я Дракон.

– Ладно, Дракон. Но и ты не зови меня больше Змееедом. Не достоин я такого звучного имени.

– Это еще почему?

– Нескромно это перед лицом настоящих змееедов. Змееед – это тот, кто чекистов выбивает. А сколько их у меня на счету? На личной основе – пять-шесть, не больше. Ну, еще десяток – по приговорам. Какой из меня Змееед? А вот в НКВД пришел товарищ Ежов. Думаю, развернется. Это товарищу Ежову следует себя Змееедом величать. Он одних только центровых чекистов человек тридцать, а то и сорок перестреляет. Куда уж мне до него?

– Эк, хватил: тридцать или сорок. Центровых!

– Попомни, Дракон, слова мои: вот он-то, Ежов Николай Иванович, и будет настоящим Змееедом всех времен и народов. Спорим?

– Не буду с тобой, Ширманов, спорить. Давай лучше я тебе что-то скажу, но ты уж при себе оставь. Сейчас счет битых и выбитых чекистов пойдет не на десятки, не на сотни, а на тысячи. Всем остальным тоже достанется. Но полагать Ежова грядущим Змееедом всех времен и народов нет основания. Знаю я тут одного руководящего товарища – Змееедище в чистом виде. Перед ним все мы бледнеем, как светила небесные при восходе Солнца. Вот то Змееед. Настоящий. Всем Змееедам Змееед.

Послесловие

26 сентября 1936 года бывший член Политбюро и бывший Председатель Совета Народных Комиссаров СССР Рыков Алексей Иванович, сменивший Ленина на посту главы правительства Советского Союза, был снят со своего последнего поста Народного комиссара связи СССР.

В тот же день, 26 сентября 1936 года, Генеральный комиссар Государственной безопасности Ягода Генрих Григорьевич был снят с поста Народного комиссара внутренних дел СССР и назначен Народным комиссаром связи СССР.

До него эту проклятую должность занимали: Смирнов, убитый в Лефортовском следственном изоляторе до официального приведения смертного приговора в исполнение, Любович, Антипов и скатившийся с самого верха Рыков. Для всех предшественников Ягоды должность оказалась роковой. После нее начиналось стремительное падение до самых мрачных глубин. Теперь эту должность занял Ягода. За ним сохранялось специальное звание Генерального комиссара Государственной безопасности, он продолжал носить форму с соответствующими знаками различия: на левом предплечье – меч в лавровом венке, в синих петлицах и на рукавах – большие золотые звезды. Подчиненные могли обращаться к нему только в соответствии с уставом, который он сам сочинил: товарищ Генеральный комиссар Государственной безопасности.

Но это продолжалось недолго.

27 января 1937 года Генрих Григорьевич Ягода в возрасте 45 лет был уволен в запас без права ношения формы НКВД. В звании, которое он изобрел для себя, ему довелось быть 1 год, 1 месяц и 1 день. С этого момента Нарком связи СССР Ягода появлялся на службе в гимнастерке и портупее, однако без знаков отличия – без синих петлиц, лаврового венка, меча и звезд. Теперь к нему обращались, называя только должность: товарищ Народный комиссар.

28 марта 1937 года Народный комиссар связи СССР Ягода был арестован в своем рабочем кабинете «ввиду обнаруженных должностных преступлений уголовного характера». После более тщательного разбирательства следствие выявило связи Железного Генриха с врагами народа Троцким, Зиновьевым, Каменевым, Бухариным, Рыковым, Смирновым, а так же с разведками Германии, Японии и Польши. Ему были предъявлены обвинения в организации заговора, подготовке государственного переворота, участии в покушении на Ленина в 1918 году, подготовке покушения на товарищей Сталина и Ежова, шпионаже в пользу сразу трех государств.

2 марта 1938 года Ягода предстал перед самым справедливым в мире советским правосудием. Вместе с ним судили еще 20 террористов, вредителей, шпионов, отравителей, диверсантов, в том числе троих бывших членов Политбюро – бывшего главу Коммунистического Интернационала Бухарина, бывшего Председателя Совета Народных Комиссаров Рыкова, бывшего секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Крестинского, против которых столько лет боролся Ягода. Теперь выяснилось, что и Ягода, и те, против кого он боролся, были членами одной шайки убийц, врагов и заговорщиков, которые преднамеренно и целенаправленно готовили свержение власти народа.

13 марта 1938 года был вынесен приговор: 18-ти подсудимым – высшая мера уголовного наказания, Плетневу – 25 лет, Раковскому – 20, Бессонову – 15.

Самая человеколюбивая в мире власть рабочих и крестьян исходя из соображений гуманности представила Ягоде, как и всем остальным приговоренным к высшей мере, возможность просить о помиловании. Все 18 написали прошения, но рабоче-крестьянская власть их тут же отклонила.

Приговор в отношении Ягоды Генриха Григорьевича был приведен в исполнение в подвале центрального здания НКВД на Лубянке в ночь на 15 марта в 0 часов 40 минут.

Остальные 17 преступников были расстреляны 15 марта на спецобъекте Коммунарка, прямо за забором поместья, в котором раньше жил Ягода.

Трое врагов народа, получивших на этом процессе тюремные сроки, после вынесения приговора отсидели только по три с половиной года. Их расстреляли по решению Особого Совещания при НКВД (ОСО) 11 сентября 1941 года в Орловском централе.

Старший майор Государственной безопасности Буланов Павел Петрович после смещения Ягоды оставался и при Ежове на должности секретаря НКВД и секретаря Особого Совещания при НКВД (ОСО).

28 ноября 1936 года за выдающиеся достижения в деле обеспечения безопасности нашей великой Родины он был награжден высшей государственной наградой СССР – орденом Ленина.

5 декабря 1936 года делегат Чрезвычайного восьмого съезда Советов кавалер высшей государственной награды старший майор Государственной безопасности Буланов вместе со всеми остальными делегатами одобрил и принял новую Сталинскую Конституцию в качестве основного закона страны. С того момента 5 декабря каждого года было объявлено нерабочим днем, всесоюзным общенародным праздником – Днем Сталинской Конституции. Первый раз его праздновали в 1937 году.

29 марта 1937 года, на следующий день после ареста Ягоды, Буланов был арестован на выходе из ресторана в центральном здании НКВД на Лубянке. Он был обвинен в подготовке государственного переворота и других преступлениях. Буланова судили в группе Ягоды. Вместе с Ягодой 13 марта 1938 года Буланов был приговорен к высшей мере уголовного наказания с конфискацией имущества, лишением наград и звания старшего майора Государственной безопасности. Расстрелян 15 марта на Коммунарке.

18 декабря 1937 года почетный чекист, кавалер ордена Ленина, высшей государственной награды СССР, начальник Дальстроя НКВД товарищ Берзин Эдуард Петрович в персональном красном вагоне курьерского поезда «Владивосток – Москва» прибыл в Москву, столицу нашей великой родины и всего мирового пролетариата, для участия в заседании Советского Правительства по вопросу об увеличении добычи золота на Колыме. Он был арестован на первой платформе Ярославского (в то время – Северного) вокзала. 1 августа 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР за измену Родине, подрыв государственной промышленности и организаторскую деятельность, направленную на свержение существующего строя, был приговорен к высшей мере уголовного наказания с конфискацией имущества, с лишением воинского звания и наград. Его расстреляли через 9 минут после вынесения приговора.

Всего во время правления Ягоды в НКВД был 41 комиссар Государственной безопасности.

Генеральный комиссар ГБ (приравнен к Маршалам Советского Союза) – 1.

Арестован в 1937 году, расстрелян в 1938.

Комиссары ГБ 1-го ранга (приравнены к командармам 1-го ранга) – 7.

В 1937 году арестованы: Агранов, Балицкий, Дерибас, Благонравов, Прокофьев.

В 1938 году арестованы: Заковский, Реденс.

Из них расстреляны в 1937 году – 2, в 1938 году – 4, в 1940–1.

Комиссары ГБ 2-го ранга (приравнены к командармам 2-го ранга) – 13.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики