11 Dec 2016 Sun 12:53 - Москва Торонто - 11 Dec 2016 Sun 05:53   

Октябрьская революция явилась началом мировой пролетарской революции и базой ее развития.

Далее – в том же духе. В книге 58 пространных цитат из работ Сталина. В предисловии сообщалось, что «исторический материализм дает единственно верный, научный ответ на самые общие, коренные теоретические и методологические вопросы».

Это был ответ путанику Маленкову. Единственно верный научный ответ. Книга была рекомендована для изучения во всех институтах и университетах, военных училищах и академиях. Книга стала гранитным основанием нашей идеологии.

Второй удар был более изощренным. Всем известно, что любая идеология только тогда чего-нибудь стоит, если она способна защищать себя. После свержения Маршала Советского Союза Берии история кровавых карательных органов Советского Союза была решительно и быстро завершена – и немедленно начата с чистого листа. Нет возврата к прошлому! Нет больше ненавистных НКВД, ОГПУ, НКГБ, СМЕРШа и прочих карательных учреждений. Теперь нашу идеологию будет защищать организация совсем иного типа. С демократическим названием «комитет».

Комитет государственной безопасности.

КГБ.

13 марта 1954 года Хрущёв подписал постановление ЦК КПСС о создании КГБ. На должность главы КГБ Хрущёв двинул Героя Советского Союза генерал-полковника Серова Ивана Александровича. Человека из своей команды. Старого приятеля еще с сентября 1939 года, еще со времен работы в Киеве.

Тот, кто не верит в возможность Мировой революции, тот, кто выражает примиренческие и пораженческие настроения, кто не согласен с нашей идеологией, тот теперь будет иметь дело с организацией по имени КГБ.


Ключевой момент

Но все же этих мер для свержения Маленкова и всех, кто разделял его взгляды, было явно не достаточно. И тогда в битву титанов вмешался Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович. 12 марта 1954 года, в день выступления Маленкова перед избирателями, Жуков позвонил Хрущёву и попросил принять и выслушать.

Встреча состоялась на следующий день, 13 марта 1954 года, сразу после того, как Хрущёв подписал постановление о создании КГБ и решение о публикации сталинского учебника «Исторический материализм», рассказывающего о неминуемой победе Мировой революции, которая начнется как следствие третьей мировой войны.

Жуков доложил Хрущёву, что на посту первого зама министра обороны времени не терял, что сделано многое, что готов на практике – в ходе учений – доказать возможность победы Советского Союза в ядерной войне. Для завершения подготовки требуется ровно полгода.

Время и полномочия для завершения подготовки Жуков получил.


ГЛАВА 11


1


На рассвете 13 июля 1954 года в 5 часов 41 минуту 128-й Гумбинненский стрелковый корпус 28-й армии Белорусского военного округа был поднят по боевой тревоге. В цитадель Брестской крепости были вызваны командиры и начальники штабов двух дивизий, одной бригады и всех шестнадцати полков, как прямо подчиненных командиру корпуса, так и входящих в состав дивизий.

В те годы крепость служила местом расквартирования командного пункта и штаба стрелкового корпуса, узла связи, боевых и обеспечивающих частей и подразделений, корпусных и дивизионных складов, госпиталя, ремонтной базы, гауптвахты, хранилищ боевой техники. Во время минувшей войны оборона Брестской крепости могла бы стать примером несгибаемого мужества и символом героизма советских солдат. Вместо этого она стала одним из самых постыдных эпизодов войны, в котором трагические последствия преступлений власти высветились с особой режущей яркостью.

Со времени окончания войны не прошло и десяти лет, и срам так называемой «обороны Брестской крепости» еще не забылся. Потому о том, что случилось здесь летом 1941 года, не принято было вспоминать. Время передернуть карту еще не пришло, и к тому моменту никто еще не додумался чудовищный позор именовать героическим подвигом. Никому в голову не приходило сооружать тут монументы, зажигать вечный огонь, открывать музей, вести сюда толпы молодых восторженных патриотов.

В 1954 году крепость была просто огромным стационарным военным лагерем, вроде римского, переполненного войсками, боевой техникой, боеприпасами и другими запасами, необходимыми для ведения яростных наступательных операций. Сотни казематов цитадели и два кольца фортов, которые опоясывали центральную часть сверхмощного фортификационного ансамбля, использовались в качестве казарм для личного состава и хранилищ оружия. Штаб корпуса располагался в казарме на центральном острове. Выходишь из командирского кабинета, и попадаешь в изгибающийся, уходящий куда-то за множество изломов коридор с кирпичными сводами, как в замках прусских крестоносцев.

Дверь командирского кабинета распахнулась. Первый зам рявкнул: «Товарищи офицеры!»

Вскочили генералы, полковники, подполковники. Командир корпуса генерал-лейтенант Чиж Владимир Филиппович хлопнул дверью. Это ничего хорошего не предвещало.

Снял генерал фуражку – голова почему-то наголо острижена, обрита, одеколоном благоухает. В какой-нибудь другом корпусе этому бы удивились. Но в 128-м стрелковом корпусе давно ничему не удивлялись. Окинул командир корпуса хмурым взглядом тех, кого ему в случае войны предстояло вести в бои и сражения, рыкнул, как ротный старшина:

– В колонну по три... СТАНОВИСЬ!

Давненько генералам, полковникам и подполковникам таких команд выполнять не приходилось. Но выстроились быстро – стремительное, четкое выполнение таких команд каждый еще в юности отработал и навсегда запомнил на уровне инстинктов. Получилось нечто вроде полнокровной танковой роты – 49 человек: заместители командира корпуса, начальники артиллерии, штаба корпуса, тыла, за ними командиры двух дивизий и одной бригады с начальниками своих штабов, дальше – командиры полков, еще дальше – начальники полковых штабов.

– На ле...ВО!

Повернулась рота, грохнув каблуками, превратившись из колонны по три в развернутый строй из трех шеренг.

– Первая шеренга! Пять шагов вперед... Шагом... МАРШ!!! Кру...ГОМ! На табуретки САДИСЬ!!!

Растворилась другая дверь, и звонко чеканя шаг, вошел комендантский взвод. Все – в белых халатах, явно в госпитале позаимствованных. В комендантский взвод солдатиков известно каких отбирают. Все красавцы молодые, великаны удалые, все равны как на подбор. У каждого в левой руке – чистая простыня. В правой – черный цилиндр, объемом с бутылку «Столичной», ладонь еле обхватывает. На хвостах цилиндров – длинные шнуры.

– Стричь наголо, «под Котовского».

Цилиндры черные оказались электрическими машинками, о которых давно слухи ходили, но в глаза это чудо электротехники пока еще никто не видел. Все у командира корпуса подготовлено заранее: табуреток в достатке на одну шеренгу, кабели проложены так, что все машинки разом током обеспечены. Заиграли, загудели чудо-машинки, посыпались на пол смоляные кудри. Один солдатик, на то специально поставленный, веничком черные, белые, рыжие волосы с пола метет, другой с флаконом «Шипра» по рядам бегает, грушу резиновую накачивает, стриженных полководцев шипящей струей освежает.

Если прическу сотворять, то время требуется. Надо клиенту зеркало поднести: осмотрите себя, височки прямо или уголком сделаем? А если стричь наголо, как баранов, то времени много не надо. Спрашивается: а зачем? Вроде не завшивел еще 128-й стрелковый корпус. Но вопросов тут задавать не принято. Приказали – значит надо.

Остригли всех. Очень даже быстро. Оглядел генерал-лейтенант Чиж Владимир Филиппович воинство свое и, видимо, доволен остался. Во всяком случае, не матерился, табуреток не ломал. О генерал-лейтенанте Чиже Владимире Филипповиче поговорка была: чижик – птичка маленькая, а сношает крепко.

– Значит так, товарищи командиры. Во все подразделения и части машинки доставлены в достатке, кому электрические, кому обычные, с ручным приводом. Возвращайтесь в свои части, стригите всех. Начинайте с заместителей и штабов. Стричь поголовно. Усы и бороды брить. Каждый из вас персонально отвечает за каждого своего подчиненного. По мере готовности докладывать мне лично. Вопросы есть? Вопросов нет. Р-р-разойдись!


2


Чтобы вникнуть в суть происходящего, нам решительно требуется уяснить, что же представлял собой советский стрелковый корпус первой половины 1950 годов. Если будем вникать глубоко, то уклонимся от нашего повествования. Доложу только, что 128-й Гумбинненский стрелковый, как и любой подобный корпус, стрелковым числился только по названию. Это как перочинный ножик. В свое время люди писали гусиными перьями. Перья, словно карандаши, надо было время от времени чинить. Для того и были придуманы складные перочинные ножики. Потом перешли на стальные перья, затем – на шариковые ручки; гусиными перьями писать перестали, а перочинные ножики остались для других нужд. Так и тут: корпус назывался стрелковым, то есть пехотным, но никакой пехоты в нем уже не было, ни одной роты.

Созданный 21 апреля 1944 года, на заключительном этапе войны, 128-й стрелковый корпус прошел славный боевой путь через Польшу, Восточную Пруссию на Берлин и далее на Прагу. На войне 128-м стрелковым корпусом командовал генерал-майор П. Ф. Батицкий, тот самый, который в 1953 году лично отправил в небытие Маршала Советского Союза Берию. После войны Батицкий пошел на повышение, а 128-й стрелковый корпус был переброшен в Брест.

Структура корпуса, как и структура всех остальных корпусов Советской Армии, постоянно совершенствовалась, боевые возможности корпуса стремительно росли. Летом 1954 года в составе 128-го стрелкового корпуса было не три, как обычно, а только две дивизии:

1. 12-я гвардейская Мозырьская Краснознаменная ордена Суворова механизированная дивизия;

2. 50-я гвардейская Сталинская дважды Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова стрелковая дивизия.

В 1957 году все механизированные дивизии Советской Армии преобразуют в танковые, а стрелковые – в мотострелковые. В 1954 году они уже по существу таковыми и были, просто им еще не успели сменить названия. Поэтому, если обращать внимание на суть, а не на названия, которые вводят в заблуждение, то в составе 128-го «стрелкового» корпуса весной 1954 года было две гвардейских дивизии – танковая и мотострелковая, тоже танками обильно насыщенная. Кроме того в состав корпуса входили:

• 47-я пушечная артиллерийская бригада (54 пушки М-46 калибра 130 мм и 36 гаубиц-пушек МЛ-20 калибра 152 мм),

• тяжелый танко-самоходный полк (53 танка ИС-3, 24 самоходные артиллерийские установки ИСУ-152);

• гвардейский минометный полк реактивной артиллерии (54 боевые машины залпового огня БМ-24);

• разведывательный батальон (вооруженный плавающими танками ПТ-76 и легкими бронетранспортерами БТР-40),

• противотанковый дивизион (100-мм пушки БС-3),

• зенитный дивизион (57-мм зенитные пушки С-60),

• батальон связи,

• саперный батальон,

• понтонно-мостовой батальон,

• автотранспортный батальон,

• ремонтный батальон,

• медико-санитарный батальон,

• батальон химической защиты.

Всего в корпусе – одна бригада и 16 полков, как входящих в состав дивизий, так и прямо подчиненных командиру корпуса, в том числе следующие полки:

• 2 тяжелых танко-самоходных,

• 2 танковых,

• 3 механизированных (мотопехота на бронетранспортерах с танками и самоходно-артиллерийскими установками),

• 3 мотострелковых (мотопехота на автомашинах с самоходно-артиллерийскими установками),

• 6 артиллерийских, зенитно-артиллерийских и минометных.

Вооружение корпуса (двухдивизионного состава):

• 106 тяжелых танков ИС-3,

• 48 тяжелых самоходно-артиллерийских установок ИСУ-152,

• 187 новейших средних танков Т-54,

• 94 средних танка Т-34-85,

• 21 самоходно-артиллерийская установка СУ-100,

• 21 самоходно-артиллерийская установка СУ-76,

• 48 плавающих танков ПТ-76.

Кроме того – 406 бронетранспортеров, 115 бронированных артиллерийских тягачей АТ-П, сотни орудий и минометов, тысячи автомашин и небронированных тягачей АТ-С и АТ-Т, десятки тысяч солдат и офицеров.

Стрелковые корпуса первой половины 1950-х годов были мощными высокомобильными общевойсковыми соединениями, основу которых составляли танковые и артиллерийские части. Всего в 128-м «стрелковом» корпусе было 88 батальонов и дивизионов – танковых, артиллерийских, разведывательных, саперных, связи, автотранспортных и прочих, и только 18 из этих батальонов были мотострелковыми, а стрелковых не было вовсе. По своей ударной и огневой мощи «стрелковый» корпус – даже тот, в котором было не три, а только две дивизии, – значительно превосходил любую танковую армию времен войны.

128-й стрелковый корпус был таким, как все. Не лучше и не хуже.

Но в конце 1953 года с ним стали происходить настоящие чудеса.


3


В конце 1953 года в составе 128-го стрелкового корпуса было, как и положено, три дивизии. В декабре 1953 года приказом первого заместителя министра обороны Маршала Советского Союза Жукова из состава 128-го стрелкового корпуса была выведена 55-я гвардейская Иркутско-Пинская ордена Ленина, трижды

Краснознаменная, ордена Суворова стрелковая дивизия имени Верховного Совета РСФСР. Зато уж оставшиеся две дивизии, а также артиллерийскую бригаду, полки и батальоны, прямо подчиненные командиру корпуса, укомплектовали полностью, до последнего человека. После этого лиц кавказской и среднеазиатской национальностей, не владеющих языком межнационального общения, заменили лицами, этим языком владеющими.

В январе 1954 года поступил приказ Жукова всему офицерскому составу немедленно отгулять отпуска. Система предоставления отпусков в Советской Армии была простой и понятной:

Наступил январь холодный —

В отпуск едет Ванька-взводный.

В феврале, как для потехи,

В отпуск едут зампотехи.

Солнце жаркое палит —

В отпуск едет замполит.

Командир полка хохочет —

В отпуск едет когда хочет.

А тут всех отправили в отпуска в две смены: первая – в январе, вторая – в феврале. Редко-редко кому в марте гулять выпало.

Ропот прокатился по офицерским рядам: это что же такое получается? Отдыхать-то мы можем хоть в Антарктиде, в обществе пингвинов – не привыкать. Не о нас речь – боеготовность падает! Где же это видано, чтобы командир полка, половина офицеров штаба, половина батальонных, ротных, батарейных и взводных командиров одновременно отсутствовали? Во вторую смену отдыхать отбывают первый зам командира, начальник штаба полка и другая половина взводных, ротных и батальонных командиров. А если война? Так ведь не только у нас такое безобразие, но и во всех полках корпуса. И в обеих дивизиях командиры в отпусках. И их замы. И начальники штабов. Да и самого командира корпуса генерал-лейтенанта Чижа в отпуск выгнали. По морозу. Куда же это годится? Не вредительство ли?

Шибко бдительных быстро одернули: цыц! Не ваше собачье дело. Начальство знает, что делает.



4


Кратковременное, на два месяца, снижение, а то и полная потеря боеготовности тут же обернулись резким ее повышением. Вернулись все офицеры из отпусков, и вот все сразу на боевых постах. Без отсутствующих. И пошла боевая подготовка так, как в приказах требуют: без послаблений и упрощений.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики