08 Dec 2016 Thu 03:10 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 20:10   

15 марта 1956 года подал в отставку первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза Василевский Александр Михайлович. Достаточно посмотреть на даты назначения Василевского на новые посты, на даты присвоения ему воинских званий, чтобы сделать важные выводы.

На 22 июня 1941 года Василевский – генерал-майор, заместитель начальника Оперативного управления Генерального штаба. Июль 1941 года был месяцем чудовищных поражений Красной Армии, но 1 августа 1941 года Сталин ставит Василевского на ключевую должность начальника Оперативного управления Генерального штаба.

В середине октября 1941 года на окраины Москвы внезапно прорвались передовые отряды германских войск. Их сдерживали спешно брошенные в бой курсанты военных училищ и необученные, негодные к военной службе ополченцы. Москва могла пасть в любой момент. 16 октября 1941 года в Москве началась чудовищная паника, сопровождаемая бегством начальников всех уровней и мастей. Панику удалось подавить, Москву – отстоять, и 28 октября 1941 года Сталин присвоил Василевскому звание генерал-лейтенанта.

Май 1942 года стал месяцем еще более страшных поражений Красной Армии. Попытки прорвать блокаду Ленинграда завершились катастрофой. Грандиозное наступление Красной Армии на южном фланге советско-германского фронта вылилось в окружение войск Красной Армии в районе Харькова. Крымский фронт готовил наступление, но Манштейн внезапным упреждающим ударом Крымский фронт сокрушил, смял и сбросил в море. Но несмотря ни на что 21 мая 1942 года Сталин присваивает Василевскому звание генерал-полковника.

В июне 1942 года германские войска, стремительно развивая наступление, рвутся к Сталинграду, то есть к Волге – крупнейшей транспортной артерии Советского Союза, и на Северный Кавказ – к нефтяным полям. Теперь уже не только Москва, но весь Советский Союз на грани падения. В этот момент Сталин ставит генерал-полковника Василевского на должность Начальника Генерального штаба.

Странная ситуация: жуткие катастрофы, Сталин решительно отстраняет и беспощадно карает своих генералов и маршалов, но Василевский при этом неудержимо поднимается вверх. Что сие означает?

Это запоздалые признания Сталина после каждого поражения: мы действовали так, как считали нужным, а надо было так, как предлагал Василевский.

Во время контрнаступления в районе Сталинграда генерал-полковник Василевский координировал действия Донского и Сталинградского фронтов. 18 января 1943 года Сталин присвоил ему звание генерала армии, через 29 дней – Маршала Советского Союза. После войны, в 1949 году, Сталин назначает Василевского министром Вооруженных Сил (Министерство обороны несколько раз меняло свои названия, оставаясь все тем же Министерством обороны).

Василевский явно не участвовал в заговоре против Сталина. Это видно по тому, что сразу после смерти Сталина при распределении должностей он был смещен на место первого заместителя министра обороны. А Жуков, наоборот, был возвращен из ссылки, поднят на должность первого заместителя министра обороны (у министра обороны в то время было два первых заместителя), а затем и на должность министра.

Жуков и Василевский были не только двумя первыми заместителями министра обороны, он были еще и родственниками: сын Василевского Юрий был женат на дочери Жукова Эре. Но даже несмотря на это их отношения выглядят странно. Василевский рассказывал писателю Константину Симонову, как однажды (очевидно, это произошло в марте 1956 года, перед вынужденной отставкой Василевского) между ним и Жуковым произошел следующий разговор:

Жуков: Не думаешь ли ты, Саша, что тебе нужно заняться историей войны?

Василевский: Как это понимать? Так понимать, что пора уходить?

Жуков: Да. Было обсуждение этого вопроса, и Хрущёв настаивает на твоем уходе в отставку (Симонов К. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. М.: АПН, 1989. Глава «Беседы с Маршалом Советского Союза А. М. Василевским», глава «Апрель – 2 мая 1976 года»).

Давайте обратим внимание на подлое поведение Жукова. К маршалу Василевскому ни у кого претензий не было. Придраться не к чему – это один из самых талантливых полководцев XX века. Жуков грубо намекает Василевскому, чтобы тот добровольно ушел со своего поста. При этом Жуков валит все на Хрущёва: не моя инициатива – Хрущёв настаивает.

Но если настаивает Хрущёв, то почему Жуков выполняет роль хрущёвского холуя? Почему капризы барина передает своему боевому товарищу? Если настаивает Хрущёв, то пусть он сам об этом Василевскому и скажет. А министр обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков должен встать на защиту старого боевого товарища: с какой стати, Никита Сергеич, Василевскому уходить? Есть ли у нас полководцы, равные Василевскому по таланту и опыту?

Но почему-то на смещении настаивает Хрущёв, а фактически Василевского из Советской Армии вытесняет Жуков.

Александр Михайлович Василевский не стал спорить, написал рапорт и ушел. Даже дверью не хлопнул.


against_all117

Очередь в Мавзолей (январь 1960 г.).

against_all118

Медицинская сестра роддома № 8 Дзержинского района Москвы наблюдает за новорожденными (1955 г.).

against_all119

Детский сад. Дети слушают рассказ воспитательницы (СССР, 1948 г.).

against_all120

Суворовцы на построении (1945 г.).

against_all121


against_all122

Весна в Москве (1959 г.).

against_all123

Гастроном. Очередь за мясом (Москва, 1947 г.).

against_all124

Центральный рынок в Москве. Прилавок с изделиями кустарей: керамика, решета, сита, сувениры, копилки (май 1946 г.).

against_all125

Очередь в ГУМе (Москва, 1960 г.).

against_all126

Пробка у стадиона «Динамо» перед футбольным матчем (Москва, 1956 г.).

against_all127

Болельщики и милиция перед футбольным матчем «Спартак» — «Wolverhampton Wanderers» (Москва, 8 августа 1955 г.).

against_all128


against_all129


against_all130

Работы по благоустройству города. Женщина справа разбивает камни, которые затем укатываются катком (Москва, 1947 г.).

against_all131

Строительство панельного дома (Москва, 1963 г.).

against_all132

Дорожные работы (Москва, июль 1945 г.).

against_all133

«Дай прикурить!» (Москва, улица Горького, 1947 г.).

against_all134

Проверка документов (Москва, 1955 г.).

against_all135

Двухэтажный троллейбус на улице Горького (Москва, 1947 г.).

against_all136

Женщина продает сигареты у гостиницы «Москва» (Москва, 1947 г.).

against_all137

Танцы на московской площади (1947 г.).

against_all138

Производство велосипедов на 1-м государственном автомобильном заводе имени Сталина (ЗИС, в 1956 году переименован в ЗИЛ — завод имени Лихачёва). Работницы сборочного цеха устанавливают камеры и покрышки на колеса велосипедов (Москва, 1954 г.).

against_all139

Сотрудники британской компании Elliott Automation загружают в фургон ящик с компьютером Elliott 803 для отправки в СССР 4 июня 1960 года (советская сторона настаивала на доставке компьютера автотранспортом через всю Европу). Всего было выпущено около 250 таких компьютеров.

against_all140

Открытие спартакиады на стадионе Ленина (Москва, 1963 г.).

against_all141

Решающий ход. Шахматисты заканчивают партию под снегом (Москва, Цветной бульвар, 1956 г.).


ГЛАВА 26


1


Между тем Советский Союз все глубже погружался в трясину перманентного экономического кризиса – потому, что у нас был социализм. Частная собственность на средства производства была ликвидирована и все средства производства перешли в собственность народа. Но народ не может руководить промышленностью, транспортом, сельским хозяйством, наукой, и потому экономикой управляло государство.

Чтобы правильно управлять, надо знать, что надлежит делать каждому министерству, каждому главному управлению, конструкторскому бюро, каждому заводу, руднику, колхозу. Чтобы управлять экономикой на научной основе, было создано Центральное статистическое управление (ЦСУ). Его задача – собрать все сведения о том, что у нас есть и чего нам не хватает.

На основе собранных сведений Государственный плановый комитет Совета Министров СССР (Госплан) давал указания о том, что, когда, кому и в каких количествах надо производить. Госпланом во все времена руководили партийные чиновники очень высокого ранга – члены ЦК, кандидаты в члены Политбюро ЦК и даже члены Политбюро ЦК. Госпланом руководили Куйбышев, Вознесенский, Сабуров, Косыгин.

Для Госплана было выстроено монументальное здание, в котором сейчас размещается Государственная Дума Российской Федерации. Госплан имел не только планирующие, но и контрольные функции, не только давал указания, но и проверял их исполнение. Госплану подчинялось множество государственных комитетов и плановых институтов.

У капиталистов – анархия производства.

У нас – научный подход.

Но у них почему-то все было, а у нас – всего не хватало.


2


Разницу в организации производства рассмотрим на простейшем примере. Капиталист, допустим, производит деревянные ящики. Приходит в магазин покупатель и решает: беру или не беру. Между производителем и потребителем – прямая связь. Потребитель ежедневно, ежечасно и ежеминутно контролирует ассортимент, качество и устанавливает цены: этот ящик сделан плохо, этот слишком дорогой, этот не подходит по размеру. Производитель вынужден мгновенно реагировать, чтобы угодить потребителю. Вылетает в трубу тот производитель, который ошибся, который не уловил каприза потребителя, не угодил ему ассортиментом, ценой или качеством. Выживает только тот, кто сумел угадать желание потребителя, и вовремя, качественно и по наименьшей цене это желание удовлетворить.

Это называется погоней за наживой, капиталистической конкуренцией, анархией производства. Это отвратительно.

А вот в Советском Союзе все было организовано по науке. Возьмем те же деревянные ящики. ЦСУ собрало все необходимые сведения по стране, передало их в Госплан. Госплан постановил произвести столько-то миллионов ящиков. Соответствующее министерство получило указание, разверстало его по главным управлениям и заводам. Промышленность указание выполняет и производит заказанное ей количество ящиков минимального размера – так быстрее всего выполняются указания планирующих и контролирующих органов, так экономится материал и труд рабочих.

Проблема в том, что такие маленькие ящики никому не нужны. И тогда Госплан отдает приказ изготовить не просто столько-то миллионов ящиков, а изготовить ящики общим объемом столько-то миллионов кубометров. Чудесно! Промышленность начинает производить ящики огромных размеров – так быстрее всего выполняются указания планирующих и контролирующих органов.

Но и такие огромные ящики никому не нужны. И тогда Госплан отдает приказ изготовить ящики общей стоимостью во столько-то миллионов рублей. Великолепно! Промышленность начинает производить полированные ящики из красного и черного дерева с художественной росписью и серебряными замочками – выпустили совсем немного и выполнили план.

Но и такие ящики никому не нужны.

Мы можем ставить задачу еще на множество ладов, но результат будет все тот же: промышленность будет выпускать не то, что нужно потребителю, а то, что ей удобно для выполнения плана. Просто потому, что естественная связь между производителем и потребителем искусственно разорвана. Просто потому, что в социалистическом государстве производитель отчитывается не перед потребителем, а перед Госпланом.

В нормальном человеческом обществе цены, ассортимент и качество продукции регулирует потребитель. В социалистическом обществе все это регулируют чиновники, и регулируют плохо – не потому, что они плохие люди, а потому, что лучше потребителя никто ассортимент, цену, количество и качество выпускаемой продукции проконтролировать и отрегулировать не способен.


3


Товарищи из Госплана вынуждены давать указания промышленности о том, сколько нужно произвести ящиков, какого размера, из какого материала, по какой цене, сколько в тот ящик вбить гвоздей, когда, куда и сколько этих ящиков отправить. Но как Госплан может знать, сколько и каких ящиков потребуется в следующей пятилетке? Не мог он этого знать, и не знал.

Потому лепил план от фонаря. Потому промышленность выпускала то, что ей было выгодно для отчета. Запланировали выпустить тысячу тонн горчицы – промышленность выпускала ее в пятилитровых банках и рапортовала о досрочном выполнении. Одну пятилитровую банку куда проще выпустить, чем пятьдесят стограммовых.

Горчица и ящик – простейшие примеры. Но Госплан должен был определить на пять лет вперед СОТНИ МИЛЛИОНОВ показателей на миллионы изделий промышленности, от крейсеров до лошадиных подков, от атомных реакторов до собачьих ошейников, от космических кораблей до носовых платков, от уникальных гидротурбин до наперстков, от пулеметных патронов до учебников истории для пятого класса на грузинском языке, от прядильных станков до солдатских одеял, от оконного стекла до антарктических вездеходов, от презервативов до полоний-бериллиевых источников нейтронов для термоядерных зарядов РДС-бс.

Над военной промышленностью был особый контроль государства и карающих органов. За брак сажали, а то и расстреливали. Но уже это было причиной неэффективности производства: труд работников контролировали тысячи военпредов и чекистов, которые сами не производили ничего. Но посадить контролеров и чекистов в каждый цех невозможно, а промышленности выгодно выпускать продукцию на грани брака.

Госплан контролировал промышленность, основываясь на количественных показателях производства. Контролировать качество велосипедов и граблей, фотоаппаратов и будильников, рыболовных сетей и напильников, молока и булок, мебели и расчесок он был не способен в принципе.


4


Бисмарк однажды произнес фразу, которая стала пророческой: «Если хотите построить социализм, то выберите страну, которую не жалко». У социалистического способа производства есть врожденные пороки, которые никакими перестройками изменить нельзя.

Если запретить частный бизнес, то единственным работодателем становится государство, и тогда наступает чудовищный произвол представителей государства, то есть бюрократов. И тогда люди бегут из такого государства, а государство вынуждено закрывать свои границы и убивать беглецов.

Человек может быть свободен только в том случае, если он экономически независим. Но социалистическое государство, подгребая под свой контроль все средства производства, делает всех граждан зависимыми, то есть лишает их свободы.

Если у миллионов людей отнять право самим решать, что, когда и в каких количествах производить, то эти вопросы надо будет решать на государственном уровне. В этом случае происходит чудовищная концентрация власти в руках тех, кто государством управляет.

Чтобы принимать решения на научной основе, надо собрать как можно больше сведений и определить с максимальной точностью, кому и что надо делать. Как в шахматной партии: надо рассчитывать не только один ход, но и последующие. Планировать надо не на день и не на два, а заглядывать в будущее – хотя бы на пять лет. Чем более детальным и точным будет план, тем лучше.

Однако любая инициатива, полезная или бесполезная, ломает планы правительства. Чем лучше и точнее план, тем хуже на него действует инициатива исполнителей. Если хотя бы десять миллионов директоров, конструкторов, инженеров, рабочих проявят инициативу, то они разрушат все плановое хозяйство. Ради сохранения социалистического способа производства государство вынуждено давить любую инициативу.


5


Вот еще один родовой порок социализма: самые лучшие эксперты, которые создают планы, могут планировать выпуск только того, что уже существует. Но как планировать производство того, что еще не придумано? Вы запланировали завалить страну граммофонами, а у капиталистов появился патефон. Вы наладили производство радиоламп широчайшего ассортимента, потратили на это огромные средства и труд тысяч специалистов высочайшего класса, построили заводы, а у капиталистов появились транзисторы.

Внедрение всего нового сопровождается риском провала. Капиталист рискует. Он вынужден рисковать, чтобы обогнать конкурентов. Если он проигрывает, то вылетает из игры. А чиновнику Госплана удобнее планировать производство того, что себя уже оправдало. Рисковать ему незачем. Поэтому Советский Союз 70 лет гнался за капиталистами, но догнать их социалистическому государству было в принципе невозможно.


6


В 1971 году в Париже попросил политического убежища Федосеев Анатолий Павлович, конструктор советских загоризонтных радаров, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда. Он написал поразительную книгу о социалистической экономике:

Ни одно из социалистических государств не дало ничего похожего на ожидаемые плоды. Все они, без исключения (без единого исключения!), – диктатуры, наиболее характерный плод которых – насилие над человеком. Более того, все они поразительно однообразны в своей экономической неэффективности.

Можно считать экспериментально доказанным, что социалистическое дерево дает вовсе не те плоды, которые от него ожидались, а совсем противоположные.

Эксперимент этот проведен в таком огромном масштабе и в таких различных условиях, что сомнения могут оставаться только у неосведомленных людей, которых, конечно, и сейчас по известным причинам очень много.

Чем же такое однообразие результатов (диктатуры) объясняется?

Социалистическая структура создает колоссальную концентрацию власти и неизбежно ведет к диктатуре, к тоталитарному государству со всеми его античеловеческими последствиями. Социализм резко нарушает и без того очень неблагоприятный баланс между личностью и государством.

Если бы не присущая социализму экономическая неэффективность, социализм был бы неотразимым средством военного завоевания всего мира.

Социализм представляет собой колоссальную опасность для человечества и западню, из которой чрезвычайно трудно выбраться (Федосеев А. П. Западня. Лондон:OPI, 1979. С. 370-371).


7


Социализм – тупиковый путь развития человечества. Но почему бы вождям социалистического государства не отказаться от централизованного планирования? Почему бы не осуществить либерализацию экономики? Да потому, что ни один производитель добровольно не будет делать того, что нужно не ему конкретно, а всей стране.

А если его заинтересовать? Заинтересовать его можно, только отдавая ему прибыль от продажи продукта. Вы что, в капитализм возвращаться решили? Зачем же тогда огород городили? Зачем все эти революции и войны? Зачем миллионные жертвы?

Но выход надо было искать. И у вождей все чаще возникал вопрос: а почему бы не ликвидировать Госплан? Почему бы не дать директорам заводов право выпускать деревянные ящики тех размеров, того качества и по тем ценам, которые удовлетворяют требованиям потребителя?

Понятно, что этого делать было нельзя, иначе началось бы тотальное расхищение собственности. Капиталисту нет смысла воровать у самого себя, а директор завода в социалистическом государстве собственником не является. Представьте себе, что руководители предприятий, в руках которых находятся колоссальные материальные ценности, вышли из-под контроля ЦСУ, Госплана, Госконтроля, Государственного комитета по ценам, Государственного комитета по труду и зарплате. Что из этого получится?

Герой Социалистического Труда Анатолий Павлович Федосеев предсказал, что получится, если осуществить либерализацию экономики социалистического государства:

Очередной Хрущёв или Брежневу в обмен на поддержку народа, перегрызет горло своим товарищам и по неопытности введет такой «либерализму который разрушит главные устощ а с ним и всю систему (там же. С. 372).

Эти слова были опубликованы в 1979 году, за шесть лет до начала горбачёвской перестройки и либерализации. Федосеев, создававший загоризонтные радары, сам сумел заглянуть за горизонт, в неведомое, в тот момент, когда член Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ товарищ Андропов Юрий Владимирович еще только расчищал путь к высшей кремлевской должности своему ставленнику товарищу Горбачёву Михаилу Сергеевичу.


Ключевой момент

После нескольких десятилетий правления у вождей Советского Союза было только два варианта действий. Вернее, был один вариант действия и один вариант бездействия.

Можно было ничего не предпринимать. Именно так поступил товарищ Брежнев, и страна стала медленно погружаться в трясину экономического кризиса.

Можно было рвануться. Так поступили товарищи Андропов и продолживший его дело Горбачёв. И из-за такого рывка погружение в трясину кризиса произошло стремительно.


ГЛАВА 27


1


С 14 по 25 февраля 1956 года в Москве проходил XX съезд КПСС. Центральное событие съезда – утверждение 6-го пятилетнего плана развития народного хозяйства на 1956-1960 годы.

6-й пятилетний план интересен тем, что был сорван. Нежизнеспособная экономика, управляемая бюрократами, давала сбои. 6-й пятилетний план, как все предыдущие и последующие, разрабатывал Госплан. Председателем Госплана в тот момент был член ЦК КПСС товарищ Байбаков Николай Константинович. На ключевую должность главы Госплана Байбакова двинул Хрущёв – за то, что тот упорно поддерживал и продвигал два грандиозных хрущёвских проекта, которые должны были помочь Советскому Союзу вырваться из экономического тупика.

Первый проект – подъем целинных земель. Второй – строительство самой мощной в мире системы трубопроводов, выкачивание нефти и ее продажа европейским соседям.

Огромные коллективы экономистов под руководством Байбакова составляли 6-й пятилетний план в расчете на то, что распаханные целинные земли дадут столько зерна, что его придется вывозить за границу. Суровая действительность внесла коррективы: огромные расходы, экологическая катастрофа и снова нехватка хлеба.

С нефтепроводом тоже получилась вещь неприятная. Советская промышленность была не способна производить трубы большого диаметра. Наши младшие социалистические братья, включая Восточную Германию, тоже на это были не способны. А вот Западная Германия с ее анархией производства и погоней за наживой такие трубы производить могла, но ее правительство наложило эмбарго на продажу труб большого диаметра Советскому Союзу, и проект строительства нефтепровода завис.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики