08 Dec 2016 Thu 17:03 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 10:03   

3


И вот однажды Сталина не стало. Те, кто плел заговор против Сталина, не были ни друзьями, ни единомышленниками. Они были смертельными врагами друг другу. Основными заговорщиками против Сталина были Берия, Маленков, Булганин, Хрущёв, но еще при живом Сталине внутри этой группы возник еще один заговор: Хрущёв и Булганин против Берии.

Нам говорят, что Берия тоже готовился власть захватить. Исключать такую возможность, конечно, нельзя, но доказательств тому пока никто не представил. Ясно одно: расталкивая и устраняя вчерашних союзников, каждый кремлевский вождь попутно крепил свои кадровые позиции. Больше всех преуспел в этом деле товарищ Хрущёв.

В тот день, когда было объявлено о смерти Сталина, Хрущёв поставил на пост первого заместителя министра обороны Маршала Советского Союза Жукова, вернув его из уральской ссылки. Сам Хрущёв правил Коммунистической партией, а два его старых приятеля еще с довоенных времен, Жуков и Серов, занимали должности первых заместителей – первый в Министерстве обороны, второй – в Министерстве внутренних дел.

Теперь задачей Хрущёва было поднять обоих на ступеньку выше. И надо было спешить. Смерть Сталина воскресила в народе надежды на лучшую жизнь. По северным, сибирским, уральским и дальневосточным лагерям покатилась волна жутких восстаний. Кумов и вертухаев ловили и варили в железных бочках. Да, именно так: наливали воду, разжигали большой огонь и варили, словно уху из осетрины. Возникла угроза того, что несколько восстаний сольются в одно большое движение сопротивления, которое не удастся подавить, и тогда сотни тысяч, а то и миллионы зэков вырвутся на просторы Советского Союза. Перед вождями в Кремле стоял вопрос: что делать?

Кстати, в последние годы появились сообщения о том, что численность населения ГУЛАГа на момент смерти товарища Сталина составляла жалких полтора миллиона заключенных. И публикуются подтверждающие документы.

С документами спорить не будем. Просто вспомним, что к моменту смерти товарища Сталина в нашей стране, где так вольно дышит человек, был не один ГУЛАГ – их было одиннадцать, Даже одиннадцать с хвостиком – с весьма длинным хвостиком. Вот перечень независимых друг от друга главных лагерных управлений и их руководителей по состоянию на 5 марта 1953 года:

1. Главное управление лагерей (ГУЛАГ), начальник – товарищ Долгих И. И.

2. Главное управление лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) – товарищ Смолянинов А. А.

3. Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности (ГУЛГМП) – товарищ Добровольский H.A.

4. Главное управление лагерей промышленного строительства (ГУЛПС) – товарищ Комаровский А. Н.

5. Главное управление строительства на Дальнем Севере (Дальстрой) – товарищ Митраков И. Л.

6. Главное управление лагерей лесной промышленности (ГУЛЛП) – товарищ Тимофеев М. М.

7. Главное управление лагерей гидротехнического строительства (Главгидрострой) – товарищ Рапопорт Я. Д.

8. Главное управление лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов (Главспецнефтестрой) – товарищ Барабанов В. А.

9. Главное управление лагерей слюдяной промышленности (Главслюда) – товарищ Карасев И. А.

10. Главное управление лагерей асбестовой промышленности (Главасбест) – товарищ МитюковА.П.

11. Специальное главное управление (СГУ) – товарищ Харитонов Ф. П.

К этим главным управлениям примыкало и Главное управление строительства шоссейных дорог (ГУШОСДОР), которое тоже имело собственные лагеря. Рабсила ГУШОСДОРа была не полностью из лагерей, а частично, вернее – преимущественно.

Помимо главных управлений существовали отдельные управления, ГУЛАГу не подчиненные, среди которых:

• Тюремное управление – товарищ Кузнецов М. В.

• Управление специальных институтов – товарищ Завенягин А.П.

Если бы все это полыхнуло, если бы миллионные массы заключенных вырвались на волю – не миновать стране новой гражданской войны.


4


Итак, от Сталина четыре заговорщика избавились, но вопрос о том, что же делать дальше, расколол эту коалицию надвое. Маршал Советского Союза Берия и генерал-лейтенант Маленков звали в одну сторону. Маршал Советского Союза Булганин и генерал-лейтенант Хрущёв – в прямо противоположную.

Булганин и особенно Хрущёв и были ярыми сторонниками сохранения культа личности Сталина. Берия и Маленков были ярыми противниками. На второй день после похорон Сталина на заседании Президиума ЦК Маленков заявил: «Считаем обязательным прекратить практику культа личности».

Не будем тешить себя иллюзиями: и эти четверо, и многие тысячи рангом ниже были залиты народной кровью по самые ноздри. Одни из них – например, Берия – пролили умеренное количество крови соотечественников. Другие – например, Хрущёв – пролили неизмеримо больше. Но речь шла не об объемах – кровь невинных жертв была на руках каждого из вождей – речь шла о том, как выжить стране в сложившейся ситуации.

Немедленно после смерти Сталина начался стремительный отход от сталинской практики управления страной. Этим процессом руководил Берия. Сталина еще даже не похоронили, сотни тысяч человек с рыданиями и воплями еще рвались на Красную площадь прощаться с усопшим вождем, а Берия уже 6 марта, то есть на следующий день после объявления о смерти Сталина, отдал приказ подготовить решение правительства о передаче всех строительных главных управлений МВД в ведение гражданских министерств, а лагеря и колонии – в ведении Министерства юстиции.

Берия разрушал систему одиннадцати ГУЛАГов решительно и быстро. 21 марта 1953 года он направил в правительство проект постановления о прекращении работ на двадцати трех никому не нужных «великих стройках коммунизма». В их числе были Главный Туркменский канал, Самотечный канал Волга – Урал, «мертвая дорога» Чум – Салехард – Игарка, Усть-Донецкий порт, гидроузел на Нижнем Дону и другие. Все эти грандиозные объекты возводились руками заключенных. Все они были бесполезны для экономики страны и губительны для природы и для людей, которые их сооружали.

26 марта 1953 года, через три недели после смерти Сталина, Берия направил в Президиум ЦК КПСС записку об амнистии, которая была объявлена 9 мая того же года. По этой амнистии из тюрем и лагерей на свободу вышли 1 миллион 181 тысяча 264 заключенных, одновременно были закрыты следственные дела на 400 тысяч человек. Говорят, что среди тех, кто вышел из лагерей, было много уголовников, что преступность в стране резко возросла.

Да, среди амнистированных было много уголовников, но еще больше было невиновных, сидевших за анекдот про Сталина или за три подобранных в поле никому не нужных колоска. Да, преступность резко возросла, но представьте себе, что могло произойти, если бы сотни тысяч зэков вырвались из лагерей сами, с оружием, разгоряченные победами над вертухаями.

Но дело даже не в количестве амнистированных заключенных. Берия ломал всю структуру государственного планирования. Прежде грандиозные проекты реализовывались так: Госплан рассчитывал трудозатраты исходя из эффективности подневольного, рабского труда, в соответствии с ними определялось необходимое количество рабочей силы, затем карательные органы получали разнарядку о том, сколько преступников им надлежит изловить и на какие сроки упрятать в зоны. Разнарядка разверстывалась по республикам, краям, областям и районам. Каждому начальнику от министра внутренних дел до участкового надлежало выполнить план. Поэтому сажали не только за три колоска, но и за «хищение двухсот метров пошивочного материала» – то есть за катушку ниток.

Зато был порядок, говорят коммунисты. Нет, товарищи, не было порядка – была тотальная нехватка всего, были многокилометровые очереди за мылом и спичками, за иголками и нитками, за галошами и за свечками. Подневольный рабский труд непроизводителен, и потому не производила страна в достаточных количествах ничего, кроме оружия. Поэтому люди воровали колоски с тех самых полей, которые им якобы принадлежали, чтобы спасти своих детей от голода. И «пошивочный материал» женщины тащили с фабрик не от хорошей жизни. Компетентные органы не спали ночами, чтобы изловить тех, кто подбирает колоски на колхозном, то есть на собственном поле. Хотя каждый понимал, что если колоски не подобрать, то их склюют воробьи, съедят мыши-полевки или они просто сгниют под снегом.

Рабский труд заключенных и после смерти Сталина использовали предельно широко, но изменился сам принцип комплектования лагерей, когда численность заключенных определялась текущими потребностями государства в дармовой рабочей силе. Этот механизм сломал именно Берия.


5


4 апреля 1953 года Берия подписал совершенно секретный приказ №0068, который категорически запрещал применение мер физического воздействия к арестованным, требовал ликвидировать в тюрьмах и лагерях помещения для пыток и уничтожить все орудия пыток. Приказ предупреждал, что к суду будут привлечены не только те оперативные работники МВД, которые впредь попытаются применять меры физического воздействия к арестованным, но и их руководители.

13 апреля 1953 года Берия направил в Президиум ЦК КПСС записку с предложением прекратить практику раздувания культа личности вождей – в частности, он предлагал не выносить на демонстрации портреты высших руководителей государства и партии, прежде всего тех, кто в данный момент управляет страной.

При жизни Сталина было издано 13 томов его сочинений. В мае 1953 года Берия предложил издание сочинений Сталина прекратить. И оно действительно было прекращено, а набор следующего тома был рассыпан. 10 июня 1953 года в «Правде» появилась статья без подписи, в которой впервые прозвучал новый для нашей пропаганды термин – культ личности. Имя Сталина еще не было названо, но все и так было ясно – чей же еще культ господствовал и процветал в последние десятилетия? «Правда» осуждала культ личности и указывала на тех, кто отныне поведет страну по верному пути: «Существо политики нашей партии изложено в выступлениях Г. М. Маленкова, Л. П. Берии и В. М. Молотова». Таким образом, с культом личности первым начал бороться не Хрущёв через три года на XX съезде КПСС, а газета «Правда» – через три месяца после смерти Сталина.

Нет никаких сомнений в том, что инициатором борьбы с культом личности был именно Берия, ибо именно он в тот момент был хозяином Советского Союза. В самой первой антисталинской публикации, процитированной выше, газета «Правда» недвусмысленно указывает, кто теперь руководит страной. Но один из этих троих, Маленков, был под полным контролем Берии, а Молотов уже несколько лет был оттеснен с первых ролей, хотя широкие народные массы об этом не догадывались. Обратите внимание, что в этой статье, опубликованной в центральном органе Коммунистической партии Советского Союза, не упоминается Хрущёв, хотя именно он возглавлял партию в тот момент.


6


Главная проблема страны заключалась в том, что люди бежали от социализма. И если у них не было возможности бежать в мирное время, они бежали – и снова побегут – во время войны. Берия наверняка хорошо помнил лето 1941 года, когда бойцы Красной Армии без боя сдавались в плен сотнями тысяч и миллионами, бросая исправные танки и самолеты тысячами, орудия и минометы – десятками тысяч, пулеметы – сотнями тысяч, боеприпасы, продовольствие, инженерное имущество, горюче-смазочные материалы – миллионами тонн. В огромной стране не нашлось дураков умирать за колхозное рабство, за парткомы и массовые расстрелы, за ГУЛАГ и голодные очереди. Летом 1941 года бойцы и командиры Красной Армии не считали войну ни Великой, ни Отечественной. Кадровая Красная Армия пошла в германский плен почти без сопротивления и практически в полном составе – остались только резервисты. И если бы не дремучая глупость Гитлера и его «великих» полководцев, то сдались бы и резервисты.

Лаврентий Павлович Берия понимал, что в случае новой войны разгром 1941 года неизбежно повторится, и повторится по тем же самым причинам: воевать за социализм дураков не найдется. И если новый противник будет не столь глуп, как Гитлер, то советское государство погибнет.

Но в тот момент, даже в мирное время, Советский Союз и оккупированные им страны стремительно катились в пропасть. В те годы единственным местом возможного массового ухода из социалистического лагеря была граница между Западным и Восточным Берлином, и там только с января 1951 года до апреля 1953 года из одной только Восточной Германии в Западную бежали 447 тысяч человек. 1 июня 1953 года массовые забастовки рабочих охватили Чехословакию. Бастовали рабочие Праги, Остравы, Братиславы. Эти выступления, как лесной пожар, перекинулись через границы на соседние «братские» социалистические страны. На очереди была Польша – а там одним пожаром могло и не обойтись. Там могло бы и рвануть.

Берия считал, что Советскому Союзу незачем вмешиваться в дела других народов – надо навести порядок в своем доме. А для этого следовало кардинально менять как внешнюю, так и внутреннюю политику, – следовательно, создавать условия, при которых люди будут работать добровольно, охотно и добросовестно. В этом случае страна станет богатой и процветающей. В этом случае население будет расти. В этом случае жизнь в нашей стране будет привлекательной для соседей, с нас будут брать пример, нас будут уважать. А если грянет война, то наш народ будет упорно воевать, ибо народу будет что терять.

Ту же линию на скорейшее избавление от сталинского наследия поддерживал и Маленков. Еще во время войны он по указанию Сталина установил доверительные личные отношения с британским премьером Черчиллем. Вспомнив о старой дружбе, Маленков сразу после смерти Сталина обратился к Чёрчиллю с предложением быть посредником между СССР и США в вопросе прекращения войны в Корее. Чёрчилль согласился.

Неофициальные переговоры начались и вскоре дали результат: война в Корее прекратилась.

Маленков сделал решительный шаг в вопросе обеспечения страны продовольствием. Мужик при Сталине должен был платить за то, что имел корову или свинью, яблони или вишни в своем саду, за то, что выращивал укроп и огурцы. Маленков отменил разорительные налоги на личное крестьянское имущество, а приусадебные участки разрешил увеличить в пять раз! И народ запел:

А товарищ Маленков

Дал нам хлеба и блинков.

Маленков выступал за вывод советских войск с иностранных территорий, за сокращение непомерных военных расходов, за прекращение бесплатной военной помощи азиатским и африканским князькам. Предложения Маленкова ни в коем случае не означали одностороннего разоружения. Выводить советские войска из Германии Маленков предлагал только при условии, если войска США, Великобритании и Франции тоже уйдут из Германии, а Германия будет объявлена нейтральным и навечно разоруженным государством.


7


Времени на болтовню у советского руководства не было. Через три месяца после смерти Сталина, 17 июня 1953 года, восстал Восточный Берлин. Руководство так называемой Германской демократической республики бежало под защиту советских войск. Восстание расползлось на всю Восточную Германию, забастовками были охвачены 13 крупнейших городов страны, в том числе Берлин, Лейпциг, Магдебург и Росток. Историк Николай Зенькович сообщает:

Недовольство восточных немцев подогревалось извне Пять крупнейших западногерманских радиостанций призывали население ГДР к гражданскому неповиновению (ЗеньковичH.A. Маршалы и генсеки. Смоленск: Русич,1997. С. 289).

Такие заявления я решительно не понимаю. Если призывы пяти западногерманских радиостанций к гражданскому неповиновению спровоцировали жителей Восточной Германии на забастовки и восстание, то следовало включить десять наших радиостанций на полную мощность и призвать к гражданскому неповиновению жителей Западной Германии. А еще десять радиостанций в это же время призвали бы пролетариат Франции к оружию! И они бы восстали! Разве не так? Да не мешало бы и американский рабочий класс поднять на пролетарскую революцию!

Но наши агитаторы не объясняют, отчего по призыву западногерманских радиостанций народ Восточной Германии поднялся против правительства, а по призыву наших радиостанций народы Финляндии и Германии, Великобритании и Канады против своих правительств не выступают. Неужели мощности радиостанций не хватало?


Ключевой момент

5 марта 1946 года Чёрчилль произнес речь в Фултоне. Много воды утекло с тех пор, но все еще встречаются люди, которые упорно повторяют: не произнес бы Чёрчилль эту речь – не было бы и холодной войны. Но давайте вспомним, что ровно за полгода до речи Чёрчилля, 5 сентября 1945 года, в Канаде попросил политического убежища шифровальщик дипломатической резидентуры ГРУ Гузенко Игорь Сергеевич. Он захватил с собой 129 документов, среди которых не было ни одного секретного. 88 документов имели гриф «сс» (совершенно секретно), 41 – «сс/ов» (совершенно секретно, особой важности). Власти Канады верить документам сначала отказались, но когда проверили и поверили, то дрогнули не только они.

Оказалось, что агентура ГРУ получила доступ к самым строго охраняемым секретам правительства Канады, британской дипломатии и разведки, американской атомной промышленности. Вожди Советского Союза произносили правильные речи о мире и дружбе, однако во время Второй мировой войны развернули настоящую тайную войну против своих главных союзников – США, Великобритании, Франции и Канады.

Кстати, 24 июля 1945 года, во время Потсдамской конференции, за две недели до американского атомного удара по Хиросиме и за полтора месяца до побега Игоря Гузенко, президент США Гарри Трумэн сообщил Сталину, что США обладают оружием совершенно невероятной мощи. Сталин будто бы не обратил внимания на это заявление и перевел разговор на другую тему. До сих пор находятся люди, которые смеются над глупеньким Сталиным. Сталин, по их мнению, не понимал важности технологического прорыва в области создания атомного оружия. Но в тот момент «глупенький» Сталин загребущими лапами ГРУ уже умыкнул всю необходимую техническую информацию, которая позволила создать и испытать первые советские атомные бомбы РДС-1 (в 1949 году) и РДС-2 (в 1951 году) и перейти к созданию РДС-3 и РДС-4.

Подлинной холодной войной была тайная война СССР против своих союзников в ходе совместной войны против нацистской Германии. Но если все же считать, что не дела, а чьи-то речи стали детонатором холодной войны, то не мешает вспомнить о том, что в те неспокойные времена речи произносил не только отставной премьер Чёрчилль. Речи произносил и другой политический деятель, обличенный всей полнотой государственной власти. И одну из своих речей этот деятель произнес не в далекой провинции, а в столице.

Имя того деятеля – Иосиф Сталин. Место произнесения речи – город Москва, Большой театр. Речь была произнесена 9 февраля 1946 года – то есть почти за месяц до речи Чёрчилля в Фултоне. Даже газета «Красная звезда», центральный орган Министерства обороны РФ, 11 марта 2006 года вынуждена была признать, что «речь Сталина от 9 февраля была воспринята на Западе как призыв к новому противоборству с капитализмом».

Тем не менее, Сталин был отнюдь не первым, призвавшим к противоборству с капитализмом. Холодная война, на мой взгляд, началась с захвата большевиками власти в Петрограде – точнее, с речи Троцкого на Втором съезде Советов 26 октября 1917 года:

Всю же надежду свою мы возлагаем на то, что наша революция развяжет европейскую революцию. Если восставшие народы Европы не раздавят империализм, мы будем раздавлены – это несомненно. Либо русская революция поднимет вихрь борьбы на Западе, либо капиталисты всех стран задушат нашу революцию (Троцкий Л. Сочинения.Т. 3. Часть 2. Москва-Ленинград, 1925. С. 66).

Троцкий ошибся. Никакие капиталисты нас не душили. Мы сами взвалили на свои плечи ответственность за судьбы всего мира – при полной безответственности за судьбу своего народа и своей страны.

Борьбой за счастье народов Венгрии и Чехословакии, Болгарии и Германии, Анголы и Эфиопии, Индонезии и Египта, Чили и Вьетнама, Кореи и Румынии, Алжира и Польши, Великобритании и Ливии, Эстонии и Финляндии, Латвии и Югославии, Албании и Литвы, Ирана и Турции, Афганистана и Аргентины мы подорвали жизненные силы собственной страны. Несколько поколений советских людей работали во вред себе и своим потомкам. И теперь нашему вымирающему народу не остается ничего иного, кроме как гордиться своим героическим прошлым и праздновать великие победы, обернувшиеся в конце концов полным Поражением.


ГЛАВА 9


1


18 июня 1953 года в Восточный Берлин срочно прибыл Маршал Советского Союза Берия и приказал Главнокомандующему Группой советских войск в Германии генерал-полковнику Гречко Андрею Антоновичу вывести на улицы танки. Восстание в Восточной Германии было подавлено. Генерал-полковник Гречко – тот самый, который в 1945 году по просьбе Хрущёва дал колхозу в селе Калиновка трофейных лошадей, – тут же получил звание генерала армии. Вскоре он станет Маршалом Советского Союза и дважды Героем Советского Союза. Гречко прошел всю войну, но на войне героя из него не получилось. Зато в мирное время – дважды!

Гречко по приказу Берии задавил народный протест, но Берия вернулся в Москву и заявил, что в следующий раз этот номер не пройдет и надо искать другое решение германского вопроса. От строительства социализма в Германии следует отказаться. Берия предлагал Германию объединить и сделать ее нейтральной.

Берия был прав! Попытка построить социализм в Восточной Германии не увенчалась успехом. Социализм там строили ровно 40 лет, а рухнул он в один день.

Предложение Берии отказаться от строительства социализма в Восточной Германии очень не понравилось Хрущёву, Булганину и Жукову. Да, они отправили Сталина в мир иной, но из этого вовсе не следовало, что они решили свернуть со сталинского пути. Во внешней политике Булганин, Хрущёв и Жуков твердо стояли на позициях сталинизма. Отдавать Восточную Германию они не собирались.

Берия вернулся из Берлина и сообщил, что построить социализм в Германии не получится. Население Восточной Германии голосует ногами, уходя в Западную Германию. Те, кто остаются, понимают, что жизнь в Западной Германии лучше, чем в Восточной. Рано или поздно Советской Армии оттуда придется уходить. Лучше уйти сейчас при условии, что и американцы уйдут, чем ждать момента, когда нас вынудят уходить, а они останутся. Лучше уйти сейчас, выторговав вечный нейтралитет Германии.

Долго товарищу Берии эти идеи проповедовать не позволили. Никита Хрущёв – а был он мужиком хитрым – сумел уломать Маленкова выступить против Берии. Как это ему удалось, я не знаю. Маленков и Берия придерживались примерно одинаковых взглядов на пути дальнейшего развития страны и были дружны между собой.

Хрущёв что-то предложил Маленкову.

Маленков согласился.


2


Итак, восстание в Берлине началось 17 июня 1953 года. Берия подавил его решительно и быстро, и уже 25 июня вернулся в Москву. А 26 июня Маршал Советского Союза Берия был арестован в Кремле.

Берия, Берия,

Вышел из доверия.

А товарищ Маленков

Надавал ему пинков.

Из песни слова не выкинешь. Маленков был среди участников заговора против Берии. Он об этом еще пожалеет.

Вскоре были арестованы ближайшие сподвижники Берии – Меркулов, Влодзимирский, Кобулов, Мешик, Гоглидзе, Деканозов. Группу захвата Маршала Советского Союза Берии лично возглавил Маршал Советского Союза Жуков. Поместить в тюрьму арестованного Берию было нельзя. Во всех тюрьмах – его подчиненные.

Но армия имеет свою систему содержания арестованных – гауптвахты и дисциплинарные (во время войны – штрафные) батальоны. Первую ночь под арестом Берия провел в Московской гарнизонной гауптвахте.

Но начальник гауптвахты не имеет права принимать арестованных без соответствующего документа. Начальник, который накладывает арест, обязан заполнить документ, который называется «Записка об аресте». В этом документе указываются дата, должность арестованного, воинское звание, фамилия, имя и отчество, кем и когда арестован, причина ареста, на какой срок арестован, в какой камере содержать, когда помыт в бане, заключение врача о состоянии здоровья арестованного и подпись арестовавшего. Жуков требование устава не нарушил и Записку об аресте заполнил. Маршалу Берия он выписал 15 суток – арестовывать на больший срок он не имел права.

Берия этот срок не отмотал. На следующий день его перевезли в подземный бункер штаба Московского военного округа на улице Осипенко. Это на Хорошевке, недалеко от того места, где вскоре возведут «Аквариум».


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики