10 Dec 2016 Sat 09:50 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 02:50   

4


Главный вопрос: ЗАЧЕМ? Кому и зачем было нужно проводить учения с применением ядерного оружия на Тоцком полигоне в сентябре 1954 года? В чем был их смысл?

Удивительно: уже прошелестело шесть десятков лет с момента совершения Жуковым особо тяжкого преступления против собственного народа, против своей Родины, но никто этими вопросами нас так и не озадачил. Официальная версия такова: учения проводились ради того, чтобы на практике убедиться в возможности прорыва обороны противника путем использования ядерного оружия, получить опыт такого прорыва.

Согласимся. Но зададим наводящий вопрос: это вы о ком? Оборону какого противника в случае войны намеревался прорывать ядерными ударами Жуков? Давайте вслед за солнцем, двигающимся по небосводу с востока на запад, пройдемся по вероятным получателям таких ударов. Оборвем, точно лепестки ромашки, невероятные варианты. Отсеем негодные. Выявим вероятные.

Япония расположена на островах, там сплошного фронта быть не может. Если вздумаем высаживать десант, надо только не забыть уроки высадки на Курильских островах в 1945 году: то, что требуется в первую очередь, следует грузить в последнюю.

Хотя зачем высаживать десант? На исходе Второй мировой войны американцы сбросили с бомбардировщиков пару сюрпризов на японские города. Результат превзошел все ожидания. Столицу американцы не тронули, били по второстепенным целям. Готовилось четыре удара, но хватило и двух. Япония после пары ударов сдалась. Поэтому, если бы Советский Союз готовил войну против Японии, то опыт Тоцких учений оказался бы бесполезным. Здесь его невозможно было повторить, да и незачем. Выбери пару городов, урони ядерные бомбы, и японцы сдадутся.

Корея? В момент проведения учений на Тоцком полигоне прошел только год с того момента, как война в Корее завершилась. Советский Союз корейскую войну проиграл. Идея Сталина заключалась в том, чтобы Южную Корею сделать коммунистической. Три года жестоких боев результата не дали: где начали войну в июне 1950 года, там ее и завершили в июле 1953.

Советский Союз намеревался Южную Корею «освободить». Не вышло. Проигрыш налицо. Американцы стремились «освобождения» не допустить. И не допустили. То есть добились своего. После того советских маршалов и генералов в Корею больше не тянуло. Природные условия Кореи (сильно пересеченная местность) коренным образом отличаются от той местности, на которой проводились Тоцкие учения Если бы Советский Союз собирался использовать опыт Тоцких учений в Корее, то учения следовало бы проводить в совсем другом месте.

Китай? Китай в то время был нашим добрым другом и союзником. Тысячи китайских специалистов учились в советских университетах и институтах. Китайские офицеры постигали науку побеждать в советских военных училищах и академиях. Советские военные советники передавали китайской армии опыт недавно отгремевшей войны. Советские инженеры помогали китайцам осваивать новейшие достижения науки и техники вплоть до строительства в Китае атомного реактора – в мирных целях, разумеется.

Советские технологии лились в Китай рекой. По советским документам и чертежам в Китае было налажено производство автомобилей ЗиС-150 и ГАЗ-51, автоматов Судаева и Калашникова (китайский «калаш» с иероглифами у меня в кабинете на стенке висит), карабина Симонова, пулеметов Горюнова, Дегтярева и Шпагина, минометов Шавырина, пушек и гаубиц Петрова и Грабина, танков Т-54 и ПТ-76, артиллерийских тягачей и гусеничных плавающих транспортеров К-61, истребителей Микояна и Гуревича, бомбардировщиков Ил-28 и Ту-16, мин и торпед, транспортных самолетов и парашютов, подводных лодок и средств связи, зенитных ракет Расплетина и Грушина. Дело дошло даже до передачи комплекта технической документации на оперативнотактические ракеты Королёва 8К11.

Технологии передавались в порядке оказания братской помощи. Бесплатно. Маршал Советского Союза Жуков был главным и самым рьяным сторонником вооружения Китая советским ракетно-ядерным оружием. По настоянию Жукова 20 августа 1957 года Китаю была передана технология производства самых современных на тот момент советских стратегических ракет средней дальности 8К51. 15 октября 1957 года было подписано соглашение, в соответствии с которым Советский Союз должен был передать Китаю технологию производства ядерных боеприпасов, и только после смещения Жукова с поста министра обороны и исключения из высших партийных органов советскому руководству удалось уклониться от выполнения этого самоубийственного обязательства.

Жукова называют гением стратегии. Вот бы этому гению и прикинуть, а зачем Китаю наши ракеты с дальностью 1200 километров? До Америки они все равно не достанут. По Японии врезать? Япония в то время была полностью разоружена. В случае всеобщей ядерной войны по Японии и Советский Союз мог бы ударить. У Советского Союза было чем. Да и много ли той Японии надо? Представляется мне, что Япония вовсе не горела желанием получить еще разок нечто похожее на Хиросиму. Или, быть может, те ракеты передавали Китаю, чтобы он территориальные споры с Индией решал? Но в чем тут интерес Советского Союза? Если китайцы нашими ракетами нанесут ядерные удары по Индии, то нам-το какой от этого прок? Если китайцам вдруг захочется воевать с соседями, пусть они с индусами бамбуковыми палками бьются. Народу и у китайцев, и у индусов хватает, и палок тоже.

Остается только гадать, какие цели преследовал Жуков, передавая Китаю технологию производства оперативно-тактических и стратегических ракет. Никаких других целей, кроме советских военных объектов в Сибири и на Дальнем Востоке, кроме Владивостока и Хабаровска, Новосибирска и Красноярска, Семипалатинска и Благовещенска, для тех ракет придумать нельзя.

Но вернемся к вопросу о том, оборону какого противника в случае войны Жуков намеревался прорывать ядерными ударами. Для освободительных походов в Иран и Афганистан вполне можно было обойтись без прорыва обороны ядерными ударами. Турцию можно было ядерным ударом припугнуть, но освободить ее от оков капитализма удалось бы и без такого удара. И если бы затевался прорыв турецкой обороны, то следовало учения проводить в горной местности. Но Жуков, напомню, проводил учения на Южном Урале – там, где местность весьма напоминала Центральную Европу: леса, поля, холмы, ручьи, речушки, реки, рощицы и довольно много населенных пунктов.

В Америку стрелковый корпус не перебросишь. Уж слишком флот США превосходил советский флот. Но если и перебросишь корпус, то как его снабжать десятками тысяч тонн боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия, запасных частей и всего прочего? И что один корпус будет делать в Америке? Да и не об одном корпусе на Тоцких учениях шла речь – мы уже видели, что войсковые учения корпуса были совмещены с командно-штабными учениями армии и фронта, то есть отрабатывалась грандиозная наступательная операция целого фронта. Но на территорию Америки фронт не перебросишь даже теоретически.

Получается, что на планете Земля Советской Армии негде было проводить наступательную операцию фронта с прорывом обороны ядерными ударами. Исключением была только территория Западной Европы, где главным противником СССР была Западная Германия. Если бы после освободительного похода в Западную Германию Франция не сдалась бы на милость Советского Союза, что сомнительно, то пришлось бы еще и французскую оборону прорывать ядерными ударами. Больше негде. Нигде, кроме как на территории Западной Германии, не могло быть такой мощной полевой обороны, которую следовало дробить ядерными ударами и сверхмощными стрелковыми корпусами.

Но тогда возникает вопрос: а зачем нам рвать оборону на территории Западной Германии?


5


Представим себе, что проклятые западногерманские реваншисты напали на миролюбивую Восточную Германию, разгромили ее армию и полумиллионную группировку советских войск на немецкой земле, прошли через Польшу, попутно разгромив и Войско польское, и советские войска в Польше, ворвались на территорию Советского Союза, разгромили и оттеснили войска западных военных округов но, исчерпав наступательный порыв, встали в оборону. И вот Советская Армия, дабы изгнать оккупантов с родной земли, наносит ядерные удары, проламывает этими ударами фронт противника и через образовавшиеся бреши, то есть через эпицентры ядерных взрывов, вводит в прорыв стрелковые корпуса...

Так? Нет, не так. Этот вариант не пройдет. Руководству Советского Союза вовсе незачем было пускать западногерманских реваншистов ни на нашу землю, ни на территорию наших союзников. Ядерного оружия у западногерманских генералов не было, а у советских оно было. Как только коварные враги напали бы на Восточную Германию, как только перешли бы границу Чехословакии или Восточной Германии, следовало нанести ядерные удары по западногерманским городам. На том бы враги и успокоились. На том бы война и прекратилась. И необходимость в прорыве вражеской обороны сразу отпала бы.

Японии, повторяю, хватило всего двух уничтоженных городов, чтобы согласиться на любые условия капитуляции. Неужели западногерманские реваншисты не запросили бы мира после того, как Гамбург и Кельн, Дюссельдорф и Мюнхен превратились в радиоактивные пустыри? Так зачем же Советской Армии прорывать их оборону, если супостат просит мира? Да и стал бы супостат нападать, понимая, что его города под прицелом советских ракет и бомбардировочной авиации?

Европа – не Америка. Уж по Европе у Советской Армии было чем врезать. И если двух, трех, пяти потерянных городов с миллионами жителей проклятым агрессорам мало, так раскрошить десять городов! Или двадцать!

Так вот, если бы западногерманские реваншисты на нас напали, пробивать их оборону ядерными ударами было бы незачем.


6


Вариант второй. На территории Западной Европы находились сухопутные войска проклятых американцев. Целых четыре дивизии! И еще три бригады! И все – в Западной Германии. Допустим, что это они ударили бы по Восточной Германии с намерением дойти до Москвы и Сталинграда.

В этом случае Советская Армия должна была действовать по первому варианту: громить города Западной Германии. А западным немцам заранее отправить послание с приветом: если кто-то посмеет использовать вашу территорию для нападения на нас и наших союзников, то вам первым достанется. Пока не вышвырните со своей территории или не убьете последнего американского солдата на вашей земле, мы будем уничтожать ваши города. С миллионами жителей.

Но и в этом случае война не могла продолжаться долго. И в этом случае советским генералам не потребовалось бы прорывать американскую оборону на территории Восточной Германии, Польши или Чехословакии, тем более на территории Советского Союза.

Американцам следовало вежливо сообщить, что ядерные заряды в разобранном (или собранном) виде могут находиться в джунглях Амазонки, в Кордильерах или Андах. Кордильеры – величайшая по протяженности горная система нашей планеты. Спрятаться есть где. Следовало сообщить американцам, что в прекрасных городах Аргентины или Парагвая уже проживают наши ребята. Если вы, господа, нападете на Советский Союз, наши ребята за ту же зарплату пронесут на руках элементы зарядов на территорию США, соберут и жахнут. Возможностей здесь много: зайдет сухогруз под либерийским флагом в порт большого приморского города, а в трюме – ядерный заряд. И шарахнет. Много ли тому Манхеттену надо? Поэтому вам лучше на нас не нападать.

Вот и все. Зачем же прорывать американскую оборону?

Получается, что в случае агрессии с территории Западной Германии оборону американских, западногерманских или каких-то еще войск советским дивизиям и корпусам прорывать было незачем. Существовал более простой и радикальный способ не только практически мгновенного прекращения агрессии, но и ее надежного предотвращения.


7


Тот, кто готовится к войне оборонительной, тому прорывать оборону противника ядерными взрывами незачем – на любом из этапов такой войны. Если бы Жуков и Хрущёв были обеспокоены угрозой вражеского вторжения, то следовало объявить: мы такие слабые, такие пугливые, потому будем бить один раз. Но топором. Между глаз. И мало не покажется ни Парижу, ни Лондону, ни Бонну, ни Франкфурту, который на Майне.

Во второй половине XX века появилась возможность разгрома противника без взлома его обороны. Пусть он обороняется! А мы ядерными ударами уничтожим его столицу, разрушим промышленность и транспорт

Но Жукову не надо было разрушать вражеские города, железнодорожные узлы, порты и заводы. Надо было их захватывать. Задачей Советской Армии была не защита Советского Союза, Восточной Германии, Польши и Чехословакии от проклятых врагов путем принуждения агрессора к миру. Наша задача – захват Центральной и Западной Европы. Только в этом случае нужно прорывать оборону американских, западногерманских, французских, британских и других войск в Центральной Европе.

Взламывать фронт противника ядерными взрывами нужно только в ситуации, когда мы нападаем на Западную Германию – причем не с целью ее нейтрализации или уничтожения, а с целью оккупации. Ни для каких иных вариантов войны, кроме освободительного похода в Западную Европу, опыт учений на Тоцком полигоне был не приемлем и не пригоден.

Жуков готовился к захвату Западной Германии, а затем и Франции. Этого никто особенно и не скрывал в те годы, как не скрывают и сейчас. Так некоторые почитатели Жукова с восторгом и пишут в научных трактатах: местность для учений подбиралась такая, как в Западной Европе.


Ключевой момент

Многие историки призывают меня писать историю только с опорой на документы. В этом призыве сквозит святая вера в то, что составители документов никогда не врали. Но вот только один пример. При Сталине в период массовых расстрелов была введена формула «десять лет без права переписки». Человека убивали, а родственникам сообщали: сидит. Если через десять лет о нем вспоминали, то на запросы следовал ответ: умер в заключении от насморка. И от фонаря лепили дату кончины.

Документов таких – масса. И все они – официальные. Они выдавались самыми важными правительственными организациями, которые существовали с единственной целью – крепить социалистическую законность.

Учения на Тоцком полигоне – это еще один, и далеко не последний пример сознательной и массовой фальсификации документов. Власть отгородилась от последствий своего преступления двойной стеной: обязательствами участников молчать и фальшивыми записями в личных делах.

Жертвам ядерных забав Жукова приказали молчать под страхом привлечения к уголовной ответственности. А когда разрешили говорить, то с этих несчастных потребовали документальных подтверждений участия в тех событиях. Но в документах участие не зафиксировано. Документы свидетельствовали о том, что участники учений в то время были в Сибири, на Алтае или на Дальнем Востоке.

Трудно не согласиться с моими критиками: писать следует только на основе документов. Но все материалы учений на Тоцком полигоне вопреки законодательству России засекречены вот уже шесть десятков лет. «Некоторые документы останутся недоступными на века, если это касается государственной или личной тайны», – это 22 апреля 2008 года заявил в Культурном центре ФСБ заведующий отделом истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН доктор исторических наук профессор Ржешевский.

Но есть ли смысл хранить документы учений на Тоцком полигоне как великую государственную тайну? Конечно есть! Государство совершило преступление против собственной армии и собственного народа, поэтому оно заинтересовано в том, чтобы заставить историков писать историю только с опорой на документы, до которых в ближайшие пятьдесят, сто, а то и целых двести лет никого не допустят – то есть не писать ничего.

Но этого мало. Нам говорят, что доступ к документам должен быть ограничен с благородной целью – для охраны личной тайны. Обосновано ли беспокойство государственных мужей о сохранении такой тайны? А как же! Жуков – великий стратег, и знать о его личном вкладе в преступления против собственного народа нам незачем. Потому и с этой точки зрения лучше никого не подпускать к документам веками.


ГЛАВА 18


1


Но для чего Жукову надо было освобождать Западную Европу?

Для самообороны. Для того, чтобы сохранить Советский Союз, который не мог долго существовать рядом с нормальными странами. Не могла плановая, то есть управляемая бюрократами экономика нашей страны соревноваться со свободной экономической деятельностью сотен миллионов вольных граждан – как не могли долго существовать извозчики с конными экипажами на улицах советских городов после появления автомобилей такси с клеточками на бортах. Извозчики должны были либо поломать все такси, либо уступить место таксистам.

Управляемая бюрократами советская экономика находилась в положении конного извозчика, который гонится за машиной такси.

«Догнать и перегнать!» – призывал товарищ Ленин.

«Догнать и перегнать!» – требовал товарищ Сталин.

«Догнать и перегнать!» – заходился в истерике Хрущёв.

Но социалистическая экономика ни при каких условиях не способна превзойти экономику свободного мира. Просто потому, что бюрократу ни к чему вводить новшества. Просто потому, что бюрократ распоряжается не своими, а чужими деньгами. Просто потому, что за неэффективное использование народных денег с него никто не спросит.

Поэтому бюрократы способны на любые безумные затеи – например, перекрыть Волгу дурацкими плотинами в районе Горького и Куйбышева, Саратова и Сталинграда, затопив плодородные поймы, перекрыв путь осетрам, которые жили здесь миллионы лет. Бюрократы способны испохабить плотинами Днепр, превратив великую реку в стоячее болото, переполненное нечистотами, в том числе радиоактивными.

Бюрократы способны создать Министерство мелиорации, которое будет осушать верховые болота, отчего пересохнут ручьи и реки, которые питают Дон и Кубань, Волгу и тот же Днепр.

Бюрократы способны отводить воду из рек Средней Азии в таких объемах, что нарушится баланс между поступлением воды в Аральское море и ее испарением. И в результате Арал пересыхает, дно его превращается в соляную пустыню, ветры разносят соль на сотни и тысячи километров, а все живое в ближних и дальних окрестностях умирает.

Бюрократы, вопреки здравому смыслу, способны даже организовать зимние олимпийские игры в субтропическом климате, истратив безумные средства. И все им сходит с рук. Их никто не контролирует, кроме других бюрократов. Потому государство с несвободной экономикой, в частности социалистическое государство никогда не сможет ни догнать, ни тем более перегнать страну с нормальной свободной экономикой.

Экономическая система, при которой люди вкладывают в дело свои, а не чужие деньги, всегда будет превосходить экономику социализма. Социализм, который существует рядом с нормальными странами, должен или навязать всем соседям такой же преступный и дурацкий путь развития, или погибнуть, не выдержав экономической конкуренции.

Именно так неандертальцы не могли долго сосуществовать рядом с другой более развитой и успешной породой человекообразных и в конце концов были вытеснены кроманьонцами, прямыми предками современного человека, или ассимилировались с ними.

Наша родная власть должна была тайно и явно вредить капиталистам, стремясь всех их извести. Иначе рано или поздно страна должны будет погибнуть или встроиться в капиталистическую систему и свободный рынок.


2


Руководители Советского Союза грызлись не только за саму власть, но и за то, как той властью распорядиться. Был бы у руля Лев Давыдович Троцкий – повел бы он нас одним путем. Был бы Николай Иванович Бухарин – повел бы к той же пропасти, но другой дорогой. У Зиновьева были свои взгляды на выбор способа национального самоубийства, у Рыкова – свои. И у товарища Сталина были определенные взгляды на то, по какому пути должна развиваться страна и все прогрессивное человечество.

Но в 1953 году Сталина не стало. Перед теми, кто пришел ему на смену, встал вечный вопрос: что делать?

В 1917 году страна выбрала свой особый путь. Не такой, как у всех. Мы этим гордились: мы – первопроходцы! Мы идем неизведанным путем! Мы прокладываем дорогу в будущее всему человечеству!

Только добровольно по нашему пути почему-то идти никто не хотел. Миллионы пролетариев во всем мире следовать нашему примеру не спешили, цепей рабства не рвали, своих буржуев не свергали, к нам ради счастливой жизни толпами не перебегали. Мы и при Ленине, и при Сталине, и после них многих тащили за собой, надрываясь, – эстонцев и латышей, литовцев и поляков, чехов, болгар и венгров, восточных немцев и румын, жителей Сомали и Эфиопии. Тащили то силой, то угрозами, то щедрыми подачками, заманивая в светлое будущее. Возведем себе в ущерб плотину поперек Нила, и Египет пойдет нашим путем! Подарим диктаторам Индонезии целый флот, и они к нам примкнут! Раздавим танками Будапешт и Прагу, бунтовщиков перестреляем, и оставшиеся радостно пойдут по протоптанному нами пути!

Справедливости ради надо доложить, что и русские с украинцами и белорусами тоже особым желанием не горели дорогу в будущее протаптывать. Они тоже брыкались, да еще как! На неизведанный путь народы нашей страны удалось поставить только в результате кровавой Гражданской войны, в которой Россия потеряла больше людей и материальных ценностей, чем в Первой мировой войне потеряли все страны вместе взятые, включая саму Россию.

Неизведанный путь во мраке таил многие опасности. Чуть правее наклон – упадем, пропадем! Чуть левее наклон – все равно не спасти! Не зря товарищ Сталин так упорно боролся с разнообразными уклонами, включая право-левацкий[12], – Советский Союз все семь десятков лет своего существования находился в положении неустойчивого равновесия.

Пример. После Второй мировой войны в составе Советского Союза было 16 союзных республик. Карело-Финская Советская Социалистическая Республика граничила с Финляндией. Граница с Финляндией – огромной протяженности. Кругом дремучая тайга, озера, каменистые, порожистые речки, болота. Контролировать эту границу чрезвычайно трудно. Воспользовавшись столь подходящими для бегства природными условиями, все финское население потихоньку слиняло в Финляндию. Все закончилось тем, что 16 июля 1956 года было принято решение снизить статус Карело-Финской союзной республики до автономной республики, а из названия убрать слово «финская». Сокращение числа союзных республик повлекло за собой изменение государственного герба СССР.

Были бы и другие границы столь же удобными для ухода – не досчитался бы Советский Союз еще многих своих республик. Пришлось бы гораздо чаще менять советский герб.


3


Тот же процесс шел в странах, которые в результате Второй мировой войны стали нашими вынужденными союзниками.

После войны Корея была разделена на Северную и Южную. Северная Корея приступила к строительству светлого будущего. Южная Корея сохранила нормальную экономическую систему. Понятно, что люди, бросив все, бежали с севера на юг. С этим надо было что-то делать. Решений было только два.

Первое: отказаться от строительства светлого будущего в Северной Корее. И тогда люди никуда бы не убегали.

Второе: поставить Южную Корею на правильный путь. Сделать так, чтобы она не была манящим примером для населения северных областей.

Товарищ Сталин выбрал, ясное дело, второе решение. Северная Корея начала войну против Южной с тем, чтобы и ей тоже обеспечить счастливую жизнь.

И Германия тоже была разделена на две части. В Восточной Германии – строительство счастливой жизни по советским образцам. Потому с сентября 1950 года по октябрь 1955 года из Восточной Германии в Западную ушли один миллион 219 тысяч человек. Начиная с весны 1955 года число уходящих стало из месяца в месяц стремительно возрастать.

Карело-Финская Советская Социалистическая Республика, Северная Корея и Восточная Германия столкнулись с этими проблемами потому, что была возможность уходить не на чужбину: финны уходили в Финляндию, немцы – в Западную Германию, корейцы – в Южную Корею. Всех остальных удерживало то печальное обстоятельство, что уходить надо было не просто в неизвестность, бросив все, но еще и на чужбину, в чужую страну. Но если люди и не уходили, из этого вовсе не следовало, что они страстно стремились строить у себя на родине светлое будущее.

Потому вожди, которые взяли власть в Кремле после смерти Сталина, должны были решать вопрос о том, что делать. Решение надо было принимать весьма срочно. И решений все так же было только два: либо отказаться от строительства светлого будущего, либо насильно тащить за собой все человечество, чтобы пример других стран и народов не совращал бы наших людей, не заставлял бы их сравнивать свою счастливую жизнь с жизнью угнетенных пролетариев соседних стран.

На самом верху кремлевского руководства позиции разделились на диаметрально противоположные.

Берия и Маленков считали, что надо понемногу отгребать от идеи строительства светлого будущего, возвращаемся в число нормальных государств, прекращая эксперименты над собственным народом. Булганин и Хрущёв настаивали на том, что нужно продолжать путь к коммунизму

Куда бы мы пришли, если бы пошли путем Берии и Маленкова, каждый может видеть на примере Китая. Отсталая нищая страна, не отказываясь от красного знамени, понемногу вырулила на путь экономической свободы и превратилась в экономическую, политическую и военную сверхдержаву. Это именно тот путь, на который после смерти Сталина пытались развернуть Советский Союз Берия и Маленков. А куда мы пришли, следуя за Булганиным и Хрущёвым, каждый может увидеть, оглядевшись вокруг. Мы пришли к распаду Советского Союза, к вымиранию населения.


4


Развивая мысль о том, что Советский Союз все семь десятков лет своего существования находился в положении неустойчивого равновесия, некоторые сравнивают положение Советского Союза на протяжении всей его истории с положением смельчака, без страховки идущего по тросу, натянутому над Ниагарским водопадом. С таким сравнением я категорически не согласен. Дело в том, что у каната или троса есть два конца, закрепленных на двух крепких основаниях. Можно идти вперед, можно возвращаться назад. Все равно куда-нибудь придешь.

Но в коммунизм прийти невозможно. Достичь положения, когда каждому на нашей планете будет всего по потребности, нельзя. Недавно я видел с берега, как заправляли яхту одного нашего земляка. Литр дизельного топлива – один британский фунт. С хвостиком. Тонна – тысяча фунтов. Опять же – с хвостиком. Сто тонн – больше ста тысяч фунтов. Сколько топлива в ту яхту надо закачать, не знаю, но водоизмещение у нее 13 тысяч тонн – как у двух крейсеров «Аврора» вместе взятых. Эту яхту надо страховать, надо ее ремонтировать и красить, надо содержать экипаж и самой яхты, и двух вертолетов, и маленькой подводной лодочки. И у того земляка это не единственная яхта.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики