08 Dec 2016 Thu 03:09 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 20:09   

ГЛАВА 15


1


Вернемся на Тоцкий полигон. 7-й стрелковый корпус Южно-Уральского военного округа возвел на местности полевую оборону. Корпус отвели на 5 километров от района обороны, оставив на позициях сотни танков, бронетранспортеров, орудий и минометов, заменив солдат в траншеях и блиндажах коровами, лошадьми и овцами. По подготовленной обороне планировалось нанести последовательно три ядерных удара, прокладывая коридор для наступающих. Второй и третий удары имитировались подрывом сотен бочек с бензином, которые были сложены в специально отрытых котлованах. А первый ядерный удар – настоящий.

Ядерные удары – это те тараны, которые проламывают стены крепости. Проламывают для того, чтобы наши войска ворвались сквозь подавленные опорные пункты противника во вражеский тыл, ворвались через пробитую брешь, через эпицентр ядерного взрыва.

Учения проходили только один день, 14 сентября 1954 года. Местность выбрана так, чтобы в максимальной степени соответствовать типичной сельской местности Центральной Европы: холмы, лощины, леса, рощи, поля, достаточно высокая плотность населения.

Деревня Маховка (173 двора) – в 4,5 км от центра цели.

Орловка (87 дворов), Ивановка (62 двора) и Елшанка-2 (143 двора) – в 5 км от центра цели.

Деревенские колодцы для воды – открытые, шахтного типа. Школа в деревне Елшанка – 6,6 км от центра цели.

Носитель – бомбардировщик Ту-4А. Бомба – мощностью 38 килотонн, то есть Хиросима и Нагасаки вместе взятые и еще немножко сверх того. Сброс с высоты 8 тысяч метров. Подрыв на высоте 350 метров.

Реализм учений максимально возможный.


2


Хотя реально в войсковых учениях на Тоцком полигоне действовал один корпус, штабы и органы управления одной общевойсковой армии и одного фронта, здесь отрабатывалась грандиозная наступательная операция целого фронта, в составе которого будут действовать несколько армий – то есть десяток, а то и два десятка корпусов. Таким образом, на Тоцком полигоне войсковые учения корпуса были совмещены с командно-штабными учениями армии и фронта.

По замыслу учений, «западные» создали мощную оборонительную линию. «Восточные» готовили прорыв обороны. В составе войск «восточных» в учениях принимали участие:

• Управление и штаб фронта с полком связи. Штаб фронта был сформирован из генералов и офицеров управления и штаба Прикарпатского военного округа. Во главе фронта «восточных» – командующий войсками Прикарпатского военного округа Маршал Советского Союза И. С. Конев. Начальник штаба фронта – генерал-полковник В. И. Костылев. Начальник разведки фронта – генерал-лейтенант X. Д. Мамсуров

• Управление и штаб 25-й армии с отдельным батальоном связи. Командующий армией – генерал-полковник П. А. Белов.

В первом эшелоне оперативного построения 25-й армии – 128-й (реально) и 15-й (условно) стрелковые корпуса. 25-я армия получила задачу в ходе фронтовой наступательной операции прорвать фронт «западных» и нанести главный удар на Ульяновск, вспомогательный – на Куйбышев. Ульяновск и Куйбышев представлялись чем-то вроде Дюссельдорфа и Кёльна, а Волга играла роль Рейна.

Нанесение вспомогательного удара было возложено на 128-й стрелковый корпус, который имел в своем составе 12-ю гвардейскую механизированную и 50-ю гвардейскую стрелковую дивизии (реально) в первом эшелоне, 51-ю стрелковую дивизию (условно) во втором.

Усиление корпуса (реально):

• 10-я Гумбинненская орденов Суворова и Кутузова артиллерийская дивизия прорыва РВГК (2-я гвардейская и 47-я гаубичные артиллерийские бригады, 154-я тяжелая гаубичная артиллерийская бригада, 16-я тяжелая минометная бригада);

• 27-я гвардейская ордена Кутузова армейская пушечная артиллерийская бригада из состава Московского военного округа;

• 5-я гвардейская ордена Александра Невского инженерносаперная бригада.

Наступление поддерживали (реально):

• 140-я ордена Кутузова бомбардировочная авиационная дивизия (на вооружении – фронтовые реактивные бомбардировщики Ил-28);

• 10-я гвардейская Воронежско-Киевская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова штурмовая авиационная дивизия (реактивные истребители МиГ-15);

• 119-я Невельская Краснознаменная ордена Суворова истребительная авиационная дивизия (реактивные истребители МиГ-17);

• 511-й Ясский отдельный разведывательный авиационный полк (самолеты-разведчики Ил-28Р).

Всего в учениях участвовали более трехсот боевых самолетов. Авиационные соединения и части прибыли из Одесского, Киевского и Закавказского военных округов.

Ядерный удар наносился по второй позиции обороны противника. Удар по первой позиции наносился артиллерией. Начало огневого налета – немедленно после прохождения ударной волны и пылевого вала. Плотность – 133 орудия на километр прорыва, продолжительность огневого налета – 25 минут.

Плотность – ниже, чем на заключительном этапе прошедшей войны, однако здесь использовались орудия более крупных калибров – 100-мм и 130-мм пушки, 160-мм и 240-мм минометы, системы залпового огня БМ-14 и БМ-24. Огонь артиллерии становился поистине ураганным. Кроме того – и это главное – на войска противника, обороняющие первую позицию, должен был оказать влияние ядерный взрыв за спиной.

Авиация «восточных» в момент взрыва должна находиться в воздухе, истребители в 30 километрах от эпицентра, бомбардировщики – в 100 километрах. Задача: не позволить противнику быстро закрыть брешь в обороне. Для этого наносился сосредоточенный бомбовый удар плотностью 218 тонн на каждый квадратный километр обрабатываемой площади.

Прорыв обороны осуществлялся ударом смежных флангов двух гвардейских дивизий в направлении эпицентра с тем, чтобы наиболее эффективно использовать результаты атомного взрыва – то есть как можно скорее пройти через передний край обороны противника по образовавшемуся коридору. С выходом наступающих войск к третьей позиции противника последовательно наносилось еще два ядерных удара меньшей мощности. Эти удары имитировались.


3


3 августа 1954 года на аэродром Владимировка вблизи города Ахтубинска приземлились два бомбардировщика Ту-4А. Командиры экипажей – майор В. Я. Кутырчев и капитан К. К. Лясников.

Ахтубинск – это Астраханская область, но от Ахтубинска до Сталинграда рукой подать, а до Астрахани – вон сколько. Но ближе всего к Ахтубинску – Капустин Яр, в армейском обиходе – Кап-Яр или Капустино, наш самый первый ракетный полигон. Оттого, что Кап-Яр и всё вокруг – сплошная запретная зона, тут можно без риска расположить носители, заряды и персонал.

12 августа экипажи приступили к тренировочным полетам. Их сопровождали разведчики Ил-28Р, задачей которых была съемка параметров взрыва.

7 сентября на аэродром Владимировка спецэшелоном были доставлены две ядерные бомбы.

13 сентября под каждый из двух носителей подвешено по одной бомбе.

Ранним утром 14 сентября оба носителя запустили двигатели. О том, кто полетит, экипажи самолетов не знали. Полная готовность – обоим. В 5 часов 41 минуту начальник 71-го полигона ВВС генерал-майор авиации В. А. Чернорез отдал приказ на взлет экипажу Кутырчева

В 6 часов утра Чернорез по правительственным каналам связи доложил руководителю учений Маршалу Советского Союза Жукову о взлете носителя. В полете носитель сопровождали два самолета-разведчика Ил-28Р. Несколько звеньев истребителей МиГ-17, меняясь на маршруте, охраняли носитель и самолеты-разведчики с приказом без предупреждения сбивать любой летательный аппарат, который посмеет приблизиться к носителю.

Второй носитель с подвешенной бомбой и работающими двигателями ждал на аэродроме момента, пока первый наберет высоту. После этого второму носителю был дан приказ глушить двигатели, однако второй экипаж должен был находиться в самолете до самого момента взрыва бомбы на Тоцком полигоне.

А это долгое тоскливое ожидание.


4


Майор Кутырчев: «Цель вижу!»

Маршал Советского Союза Жуков: «Выполняйте задачу».

Майор Кутырчев: «Вас понял. Работаю».

В 9 часов 33 минуты 10 секунд атомная бомба тихо выскользнула из бомбового люка носителя и с легким свистом устремилась к земле. Через 48 секунд она достигла заданной высоты.

И грохнула.

Австрийский писатель Роберт Юнг через четыре года опубликует свою знаменитую книгу об американских и западноевропейских ученых-атомщиках. Книгу он назовет «Ярче тысячи солнц». Это, видимо, самое образное, самое короткое и точное описание ядерного взрыва. Это именно то, что почувствовали десятки тысяч участников войсковых учений «Снежок». Ослепительная, неимоверно яркая вспышка на десятки километров озарила местность мертвенно-белым светом, который можно было бы отдаленно сравнить со сверканием электросварки.

В точке взрыва возникла огненная светящаяся область сферической формы, горизонтальным размером в 713 метров. И сильно качнуло. Качнуло так, словно одним ударом в скальную породу вбили стометровую стальную сваю. Качнуло земную твердь с холмами и речкой, с оврагами и полями, с лесами и рощами, с деревушками и церквушками, с танками и орудиями. Качнуло десятки тысяч человеческих душ. Земля словно сдвинулась с места, ушла из-под ног, заходила, как волна в море.

Первый поражающий фактор ядерного взрыва – световое излучение. Название это не совсем точно. Ядерный взрыв – это температура в миллионы градусов. Это не только световой, но и тепловой импульс, от которого загорелись мгновенно высушенные деревья и кустарники, краска на танковой броне и соломенные крыши в соседних деревнях, от которого почернели, сморщились и посыпались листья в дальних рощах.

Тут же за световым импульсом, обгоняя собственный звук, дробя и ломая все на своем пути, срывая башни и бросая вверх гусеницами пятидесятитонные танки, пушинками сдувая бронетранспортеры и артиллерийские тягачи, пошла ударная волна. Скорость ударной волны на начальном этапе – сверхзвуковая, и потому грохот, рвущий барабанные перепонки, несколько отстает, запаздывает.

Страшная температура взрыва мгновенно испаряет влагу на десятках квадратных километров, грунт измельчается, превращаясь в радиоактивную пыль. Потому следом за ударной волной идет упругий, секущий пылевой вал высотой в 200 метров.

Взрыв сжег миллионы и разогнал в стороны миллиарды кубометров воздуха, потому в эпицентре – вакуум. И эта пустота, как пылесос, потянула в себя все те миллионы кубов пыли, которые только что разнеслись и разлетелись во все стороны. Огненный шар, пульсируя, кипя и содрогаясь, как бы нехотя превращался в огромное, в полнеба, яркое облако, изрыгая ослепительные красно-черные вихри. Гудящее багровое пламя снизу подпирало и толкало вверх сатанинское месиво дыма и огня. Облако меняло форму и цвет. Малиновые тона переливались в темно-бордовые, затем в пепельно-серые и иссиня-черные. Клубясь, облако стремительно набирало высоту, засасывая с земли и увлекая за собой столб грунта и пыли.

Вот тут и ударила артиллерия!

Вот тут своей мощью блеснула авиация! Удар наносился не звеньями, не эскадрильями, но полками! Одновременно – три полковых удара бомбардировщиками: левее взрыва, правее и позади него! В 9 часов 55 минут на 21-й минуте после взрыва 39 бомбардировщиков Ил-28 и 6 истребителей МиГ-17 на высоте 7 километров проскочили через ствол радиоактивного облака, через пылевой столб атомного гриба!

Бомбардировщики стелили бомбы коврами. Это были не отдельные взрывы, но одновременный подъем сотен тонн грунта, сорванных с поверхности земли. Следом – три полка реактивных штурмовиков и еще три полка истребителей. Он шли волнами над самой землей с оглушительным свистом и ревом. Они били, не жалея стволов, из сотен автоматических пушек по всему тому, что еще могло уцелеть в этом рукотворном аду Разрывы артиллерийских снарядов и авиационных бомб слились в потрясающую симфонию войны, в гимн неукротимой мощи нашей доблестной армии!

И едва только примолкла артиллерия, к эпицентру, пробиваясь сквозь буреломы и очаги пожаров, на танках рванули дозоры радиационной разведки. В 10 часов 13 минут через 40 минут после взрыва, они были в эпицентре. И дали добро!

И тогда в бой пошли две гвардейские дивизии 128-го стрелкового корпуса. В 12 часов передовые отряды «восточных» достигли эпицентра взрыва.


5


Местность перед ними выглядела совсем не такой, какой была еще недавно. Никаких ориентиров. Ничего не узнать. Пустынное мрачное поле.

От лесного дубового массива осталось лишь черное пепелище – обгорелые колышки. Боевая техника – наша и наших вероятных противников – оплавлена, покорежена. Траншей и укрытий не стало – верхний слой земли как бы переместился. Все сравнялось. Зрелище было жутким (Красная звезда. 9 июля 1992 г.).

Земля стала рыхлой, словно ее пахали трактористы-целинники, а затем просеивали. Земля курилась. Ближе к эпицентру земля была оплавлена – она покрылась стекловидной коркой расплавленного песка. Земля хрустела и ломалась как лед. На оплавленном грунте – сорванные танковые башни, смятые, как грубая оберточная бумага, корпуса бронетранспортеров, причудливо изогнутые пушечные стволы.

Пролом в обороне «западных» получился удивительно чистым. Останавливать наступающих некому. По тем, кто пытается сопротивляться, – ураганный огонь артиллерии и повторный удар авиации.

В 13:00 «восточные» нанесли второй, на этот раз условный ядерный удар по резервам «западных».

В 13:40, используя коридор, проложенный вторым взрывом, «восточные» с новой силой устремляются вперед.

В 14:40 «восточные» нанесли третий, тоже условный ядерный взрыв.

«Западные», прикрываясь дымами, начали отход.


against_all048

Первый испытательный взрыв первой советской атомной бомбы РДС-1 на Семипалатинском полигоне в 7 часов утра 29 августа 1949 г. (снимок сделан автоматической камерой на полигоне). Успешное испытание этой бомбы означало, что ядерная монополия США разрушена. Факт испытаний долгое время держался Советским Союзом в секрете.

against_all049

Ядерный гриб от наземного взрыва первой советской атомной бомбы РДС-1 на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 г. (снимок сделан автоматической камерой на полигоне).

Конструкция РДС-1 во многом повторяла конструкцию американской атомной бомбы «Толстяк» (Fat Man), сброшенной США 9 августа 1945 г. на японский город Нагасаки через 3 дня после бомбардировки Хиросимы, поскольку на этом этапе разработки ядерного оружия советские ученые в значительной степени опирались на информацию и ядерные технологии, полученные в США (например, рабочие чертежи «Толстяка» были получены через работавших на советскую разведку супругов Розенберг).

Название РДС-1 произошло от принятого в СССР зашифрованного обозначения разрабатываемой атомной бомбы, которая именовалась «реактивным двигателем специальным».

against_all050

Первые советские ядерные бомбы в музее Российского федерального ядерного центра (город Саров, бывший Арзамас-16). На переднем плане: слева — РДС-1, справа — РДС-6с «Слойка» (первая советская водородная бомба, разработанная под руководством А. Д. Сахарова и Ю. Б. Харитона и испытанная на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 г.). На заднем плане — РДС-4 «Татьяна»

against_all051

У памятника жертвам атомного взрыва на Тоцком полигоне (1996 г.).

against_all052

Заместитель министра обороны СССР Георгий Жуков и министр среднего машиностроения Вячеслав Малышев во время учений на Тоцком полигоне (сентябрь 1954 г.).

against_all053

Члены Президиума ЦК КПСС, потупив взоры, с явным неудовольствием слушают выступление Маленкова на пленуме Центрального Комитета партии (конец января 1955 г.). Через несколько дней, 7 февраля 1955 г., Маленков будет снят с поста председателя Совета Министров СССР.

against_all054

Булганин подписывает Варшавский договор (14 мая 1955 г.).

Вместо Маленкова, отправленного в отставку 7 февраля 1955 г., председателем Совета Министров СССР стал верный соратник Хрущёва Маршал Советского Союза Николай Александрович Булганин. Поднявшись на эту должность, Булганин освободил место министра обороны СССР, и 9 февраля 1955 г. министром обороны был назначен Маршал Советского Союза Жуков — именно он помог Хрущёву отстранить Маленкова от власти.

against_all055

Булганин и Жуков на Женевской конференции (июль 1955 г.).

against_all056

Первое заседание Женевской конференции (июль 1955 г.). В состав советской делегации вошли Хрущёв, Булганин, Молотов и Жуков, американскую делегацию возглавил Дуайт Эйзенхауэр, боевой товарищ Жукова и бывший верховный главнокомандующий экспедиционными силами западных союзников во Второй мировой войне, ставший теперь президентом США.

against_all057

Жуков на приеме в Женеве в честь американской делегации (июль 1955 г.).

against_all058

Маршал Жуков и генерал Дуайт Эйзенхауэр (справа) во время исполнения национальных гимнов СССР и США на церемонии встречи Эйзенхауэра в Москве (Москва, август 1946 года). В 1945 году Эйзенхауэр и Жуков были большими воинскими начальниками. Они встретились в Берлине как союзники, разгромившие Германию. Эйзенхауэр был приглашен в Москву на парад Победы, но посетил СССР только в августе 1945 года.

against_all059

12 августа Эйзенхауэр стоял на трибуне Мавзолея Ленина между Сталиным и Жуковым (на снимке справа вверху), наблюдая за парадом физкультурников на Красной площади, — прежде такой чести не удостаивался ни один иностранец.

Встретившись в Женеве через десять лет, 20 июля 1955 г., Жуков и Эйзенхауэр больше не были союзниками. Было и еще одно отличие, мысль о котором наверняка задевала самолюбие Жукова: он, Жуков, недавно назначенный министром обороны СССР, так и остался большим воинским начальником, а Эйзенхауэр стал президентом США. В личной беседе с Эйзенхауэром Жуков завел разговор о возможности обмена ядерными ударами одинаковой силы между СССР и США и о том, к каким катастрофическим последствиям это могло бы привести. Это было враньем и блефом: в тот момент у СССР не было межконтинентальных средств доставки ядерного оружия, и за трогательной заботой Жукова о сохранении мира скрывалась ядерная импотенция Советского Союза. В современном русском языке для описания такой ситуации есть точный фразеологический оборот: брать на понт. Эти «понты» слишком дорого обошлись нашему народу.

against_all060

Семейная фотография, которую Жуков послал Эйзенхауэру в сентябре 1955 года. На фотографии (слева направо): дочь Жукова Эра, ее муж Юрий Василевский (сын маршала Василевского, одного из самых талантливых полководцев XX века, который в 1956 году под давлением Жукова ушел в отставку с поста первого заместителя министра обороны СССР), первая жена Жукова Александра Диевна (в девичестве — Зуйкова), дочь Эры Жуковой Саша, Георгий Жуков, дочь Жукова Элла. В это время Жуков уже пять лет встречался с Галиной Александровной Семёновой, которая стала его второй женой в 1965 году после развода Жукова с Александрой Диевной.

against_all061

Польские солдаты и офицеры из дивизии имени Тадеуша Костюшко принимают присягу (Рязанская область, 15 апреля 1942 г.).

against_all062

Ксендз и два коленопреклоненных воина молятся вместе с воинской частью Войска польского (Люблин, 24 июля 1944 г.).

against_all063

Сталину нужна была покорная польская армия, поэтому на высших должностях польских офицеров и генералов вытесняли офицеры и генералы Красной Армии. Вот примеры.

Генерал-полковник Владислав Викентьевич Корчиц. 27 октября 1944 г. он получил звание генерал-лейтенанта и должность командующего 1-й польской армией, а с 1 января 1945 г. стал начальником Генерального штаба Войска польского и служил на этом посту до 18 января 1954 г. Генеральские звания были присвоены ему постановлениями правительства СССР, подписанными лично Сталиным. В 1954 году генерал-полковник Корчиц вернулся в Советский Союз и уволился в запас.

against_all064

Герой Советского Союза генерал Станислав Поплавский. В сентябре 1944 года генерал-майор Поплавский был назначен командующим 2-й польской армией, затем — командующим 1-й польской армией. После войны был командующим сухопутными войсками Войска польского и заместителем министра национальной обороны Польши. С 1947 года Поплавский — депутат польского сейма, с 1949 года — член Центрального Комитета Польской объединенной рабочей партии (ПОРП). Находясь на службе в Войске польском и являясь заместителем министра национальной обороны Польши, Поплавский 12 августа 1955 г. получил звание генерала армии — Советской Армии.

against_all065

Инспекторская проверка в 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко. Слева на втором плане — командир дивизии полковник Зигмунд Берлинг, справа — член временного правительства Польши Ванда Василевская (Рязанская область, июль 1943 г.).

against_all066

Маршал Советского Союза Жуков (справа), Маршал Советского Союза Рокоссовский (в центре, в польской военной форме) и генерал Поплавский на варшавском аэродроме (1945 г).

 Освобождение каждой страны означало, что отныне на ее территории будут находиться войска Красной Армии.

Так было и в Польше. На ее территории еще в ходе войны, 21 апреля 1945 г., была развернута Северная группа войск (СГВ) под командованием Маршала Советского Союза Рокоссовского. В 1949 году командующим СГВ стал заместитель Рокоссовского генерал-полковник К. П. Трубников, а Рокоссовский получил звание Маршала Польши и должность министра национальной обороны Польши. В 1950 году дважды Герой Советского Союза Маршал Польши Рокоссовский вошел в состав Политбюро Польской объединенной рабочей партии. С 1952 года Рокоссовский — заместитель председателя Совета министров Польши.

against_all067


against_all068

Мамсуров Хаджи-Умар Джиорович (1903–1968 гг.).

Летом 1918 года в возрасте 14 лет вступил в Красную Армию.

В 1935 году после спецподготовки назначен секретным уполномоченным Спецотдела «А» Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии, агентурный псевдоним — Ксанти. С августа 1936 года — советник (на самом деле — командир) 14-го (диверсионного) корпуса республиканской армии Испании.

В 1938–1941 гг. — начальник отдела «А» (с 1940 года — 5-й отдел) Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии. 10 июля 1941 г. назначен начальником разведывательного отдела штаба Главного командования Западного направления.

В августе 1941 г. стал начальником особой оперативной группы Разведывательного управления Генерального штаба, которая занималась заброской разведывательных и диверсионных групп в тыл противника и организацией партизанского движения. За успешное проведение ряда дерзких рейдов по тылам противника удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны окончил Академию Генерального штаба; в 1953 году получил звание генерал-лейтенанта. В сентябре 1954 года в ходе учений на Тоцком полигоне выполнял обязанности начальника разведки фронта «восточных». В 1955 году назначен командующим 38-й армией Прикарпатского военного округа.

against_all069

Командующий фронтом генерал-полковник Конев среди воинов 31-й армии (1942 г.).

Иван Степанович Конев (1897–1973 гг.) участвовал в Первой мировой и Гражданской войнах. 11 сентября 1941 г. назначен командующим Западным фронтом, который под его командованием потерпел одно из тяжелейших поражений за всю войну: 7 октября под Вязьмой в окружении оказались четыре советские армии; в плен попало более 600 тысяч человек В августе 1942 года Конев повторно назначен командующим Западным фронтом и в феврале 1943 года повторно отстранен от должности. Став командующим Северо-Западным фронтом, проваливает наступательную операцию, после чего назначается командующим Степным военным округом, который затем был преобразован в Степной фронт и в октябре 1943 года переименован во 2-й Украинский. За отличие в Курской битве Конев получает звание генерала армии, а за отличие в Корсунь-Шевченковской операции — звание Маршала Советского Союза. В мае 1944 года Сталин ставит Конева на главное направление войны, назначив командующим 1-м Украинским фронтом, который участвует в Берлинской операции.

После войны Конев — главнокомандующий Центральной группой войск в Австрии, заместитель министра Вооруженных Сил, Главнокомандующий Сухопутными войсками. В 1951 году Сталин снял Конева с высоких постов и отправил командовать Прикарпатским военным округом. После смерти Сталина и ареста Берии Конев назначен председателем Специального судебного присутствия, которое вынесло Берии смертный приговор. В сентябре 1954 года на Тоцком полигоне Конев командовал фронтом «восточных»; после учений он вернулся в Прикарпатский военный округ, но всем было ясно: в скором времени его ждет стремительный взлет по карьерной лестнице

against_all070

Иван Александрович Серов (1905–1990 гг.; фотография сделана 22 марта 1956 г.).

В начале сентября 1939 года, в возрасте 33 лет, назначен наркомом внутренних дел Украинской ССР, принимал участие в присоединении Западной Украины к Советскому Союзу. В это время познакомился и подружился с первым секретарем ЦК КП(б) Украины Хрущёвым и командующим Киевским особым военным округом Жуковым. Вскоре война разбросала этих трех борцов за народное счастье по бескрайним просторам СССР, но они не забывали друг о друге и помогали друг другу, чем могли; фронтовые дороги то сводили их вместе, то раскидывали на тысячи верст.

Когда Хрущёв встал во главе партии, два его старых приятеля занимали должности первых заместителей — Жуков в Министерстве обороны, Серов — в Министерстве внутренних дел. Теперь задачей Хрущёва было поднять обоих на ступеньку выше. 13 марта 1954 г. Хрущёв подписал постановление ЦК КПСС о создании КГБ. На должность главы КГБ он выдвинул Героя Советского Союза генерал-полковника Серова.


ГЛАВА 16


1


Войсковые учения на Тоцком полигоне в сентябре 1954 года имели оборотную сторону.

Ключевым моментом учений был сброс бомбы. С ее характеристиками мы в общих чертах уже познакомились, но не можем пройти и мимо носителя.

В 1954 году на вооружение советских ВВС поступили реактивные бомбардировщики Ту-16, в армейском обиходе – «Туша». Эти бомбардировщики вполне годились для разрушения городов, крупных промышленных и транспортных объектов в глубоком тылу противника. Однако все попытки использовать Ту-16 для нанесения удара по опорным пунктам условного противника на переднем крае обороны, когда рядом находятся свои войска, завершились полным провалом – обеспечить требуемую точность бомбометания не удалось.

В марте 1954 года на Тоцком полигоне была проведена серия учебных бомбометаний. Сбрасываемые с Ту-16 болванки (официально именуемые «габаритно-весовыми эквивалентами») никак не хотели ложиться рядом с целью. Отклонения бывали разными, иногда до двух километров.

И тогда Жуков приказал использовать тихоходный, морально устаревший, негодный для настоящей войны Ту-4.


2


В ходе Второй мировой войны в США был создан Б-29 – самый мощный стратегический бомбардировщик Второй мировой войны. Создан он был под руководством великого авиационного конструктора Ассена Джорданова. (Братья славяне, мы так талантливы!)

Во время войны американцы бомбили Японию и несли потери, поэтому в разное время пять Б-29 по разным причинам совершили вынужденную посадку на территории Советского Союза. Товарищ Сталин эти машины своему союзнику Дяде Сэму не вернул. Самолеты были интернированы: у нас мирный договор с Японией, нейтралитет блюдем, нарушить договор не можем, потому самолеты до конца войны Америке не отдадим.

Было бы желание, можно было бы и отдать хотя бы в знак благодарности за четыреста тысяч лучших в мире военных автомобилей, без которых победы Красной Армии были невозможны. Откуда японцам знать, что стало с самолетами, которые отбомбились над Японией и ушли за горизонт? Но товарищ Сталин был принципиальным.

Самолеты тем временем разобрали. По приказу товарища Сталина Туполев приступил к копированию. То, что интернированные самолеты разбирать нельзя, товарищ Сталин как-то не учел. То, что после войны самолеты надо вернуть владельцу, тоже во внимание принято не было. Советский Союз свято соблюдал принципы международного права – но только до того момента, пока ему это было выгодно.

Б-29 был скопирован, назван Ту-4, и советская промышленность приступила к его серийному производству. Однако...

Однако копировать означает отставать: мы только пытаемся делать то, что у кого-то уже есть, а он тем временем создает нечто новое, уходя вперед. Б-29 был вершиной развития боевых самолетов с поршневыми двигателями. Авиация тем временем не просто стремительно совершенствовалась, в ее развитии произошел революционный перелом – переход от поршневых двигателей к реактивным. Этот перелом можно сравнить с переходом от парусных судов к паровым, и он происходил в тот момент, когда Туполев приступил к выполнению сталинского заказа.

Эра реактивных самолетов началась в ходе Второй мировой войны. Сразу после войны время поршневых двигателей на боевых самолетах истекло. Свою песню они спели. Когда Туполев только взял в руки карандаш, чтобы повторить то, что было создано в США под руководством великого болгарина, сама идея тяжелого бомбардировщика с поршневыми двигателями себя уже полностью изжила.

В конце 1940-х годов и тем более в 1954 году стратегический бомбардировщик с поршневыми двигателями представлялся чем-то вроде парусного фрегата с медными пушками среди дымящих трубами броненосцев. Если бы в середине 1950-х годов случилась война, то никто не стал бы использовать самолеты с поршневыми двигателями для доставки ядерного заряда к реальной цели.

Но если бы из разыгранного на Тоцком полигоне сценария убрали Ту-4, то вся затея мгновенно потеряла бы смысл. То, что было продемонстрировано на тех учениях обалдевшим иностранным наблюдателям, в реальной боевой обстановке повторить было невозможно: скоростной Ту-16 не мог точно бомбить без риска попасть по своим, а устаревший тихоходный Ту-4 для войны не годился.

Короче говоря, фокусник Жуков демонстрировал то, что в настоящей войне ни за что делать не стал бы. Для таких действий в великом и могучем, правдивом и свободном русском языке есть совершенно четкое определение: показуха.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики