10 Dec 2016 Sat 15:38 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 08:38   

Инвалид войны М. И. Егоров за четыре месяца до крушения Советского Союза написал в «Военно-исторический журнал» (1991. №4. С. 2) письмо о том, как 9 мая 1990 года он встречался с боевыми друзьями. Выпить фронтовые «сто грамм с прицепом» – это святое, однако «в магазине было пусто, но возле него молодые люди продавали водку в два раза дороже».

Это и есть результат плановой – то есть управляемой бюрократами – экономики. Победившая страна не могла обеспечить своих защитников ни квартирами, ни медицинским обслуживанием, ни достойной пенсией, ни одеждой, ни обувью. В стране хронически не хватало медикаментов и запасных частей для машин, перчаток и носков, колбасы и сыра. При товарище Горбачёве докатились до того, что нищие освободители Европы на свои жалкие гроши не могли купить даже водки, чтобы выпить за Победу. Все магазины в стране были государственными, но государство было не в состоянии обеспечить своих граждан даже самым низкосортным зельем в невзрачных бутылках с блеклыми этикетками. Это когда же на Руси такое еще случалось?

А 412 членов ЦК заседали. Они, например, решали вопрос о том, как построить социализм в Эфиопии и Анголе. Понятное дело: по нашему образу и подобию нужно было усопшего вождя Анголы положить в выстроенный на наши деньги мавзолей, снабдить безграмотных африканцев самым современным оружием и учредить колхозы. И сразу наступит счастливая жизнь.

Результатом строительства социализма в этих странах стали чудовищный голод, гражданская война, терроризм и бандитизм.


4


Вернемся в февраль 1956 года на XX съезд КПСС. На прошлом XIX съезде партии Берия помимо прочих своих ребят провел в состав кандидатов в члены ЦК генерала армии Штеменко. Через полгода Берия был арестован и убит, Штеменко разжалован в генерал-лейтенанты и сослан в Сибирь командовать штабом округа, а из состава кандидатов в члены ЦК КПСС его почему-то не выгнали.

И вот проходит XX съезд КПСС. Генерал-лейтенант Штеменко обязан присутствовать на съезде как кандидат в члены ЦК, потому как Центральному Комитету надлежит отчитаться за проделанную работу перед кубанскими казаками, свинарками и пастухами. Отсидел Штеменко свои дни и часы на съезде, вместе со всеми отхлопал в ладоши, одобряя генеральную линию партии. В последний день – выборы нового состава ЦК. Слово предоставляется товарищу Хрущёву.

Товарищ Хрущёв зачитал список новых членов ЦК. Список был заранее согласован со всеми заинтересованными лицами. Теперь во время тайного голосования каждый делегат съезда волен кого угодно из этого списка вычеркнуть и кого угодно вписать. Впрочем, это уже ничего не изменит и не решит – все давно решено.

В списке нового состава ЦК фамилии Штеменко не оказалось.

И в списке кандидатов в члены ЦК – тоже. Заступиться за генерал-лейтенанта некому, и некому его тянуть в члены ЦК, некому даже словечко замолвить, чтобы оставили генерала в числе кандидатов.


5


Съезд дружно проголосовал за новый состав Центрального Комитета. После того делегатам – перерыв на два часа. Можно подкрепиться, благо все тут бесплатно: балычок, бутерброды с осетровой икрой и всё, что к тем бутербродам полагается, чтобы горло не пересыхало. Всё тут в широком ассортименте и высшего качества. Как при коммунизме.

В это время за плотно закрытой дверью новый состав Центрального Комитета собран на свой первый пленум для выбора еще более высокого начальства. Хотя и тут все заранее решено. Новому, но весьма мало отличающемуся от старого составу Центрального Комитета товарищ Хрущёв зачитывает список: эти товарищи будут членами Президиума ЦК, эти – кандидатами.

Тут голосование открытое. Поднятием рук. Кто против? Кто воздержался? Принято единогласно.

В составе Президиума ЦК – товарищи Булганин, Ворошилов, Каганович, Кириченко, Маленков, Микоян, Молотов, Первухин, Сабуров, Суслов, Хрущёв.

Кандидаты: Жуков, Брежнев, Мухитдинов, Шепилов, Фурцева, Шверник.

Персональный состав президиума ЦК – почти такой же, каким был в последние годы жизни Сталина. После смерти Сталина самые большие достижения в борьбе за власть – у товарища Хрущёва, и потому он в прошлом, 1955 году протащил в состав Президиума своего бывшего подчиненного по работе в Киеве товарища Кириченко. Теперь, в феврале 1956 года, Хрущёв поднял в состав кандидатов в члены Президиума своих давних союзников – Жукова, Брежнева, Фурцеву.

В списке вождей члены Президиума ЦК идут по алфавиту, потому как у нас демократия и коллективное руководство. Все вожди равны между собой. По крайней мере, теоретически. А кандидаты в члены Президиума ЦК внесены в список в порядке, соответствующем их политическому влиянию. В случае необходимости кто-то из них заменит выбывшего члена Президиума ЦК, потому указана существующая на данный момент очередность, в соответствии с которой они будут подниматься на самую верхнюю ступень власти.

Первый на очереди – министр обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович.


6


На XX съезде Хрущёв рассказал о некоторых неприглядных деяниях товарища Сталина и тем самым запачкал грязью как недремлющие органы, так и партию, которую товарищ Сталин возглавлял тридцать лет. Поэтому, заняв место Сталина и объявив его злодеем, людоедом, душегубом и палачом, Хрущёв выиграл тактически, но стратегически и он, и партия – проиграли.

Поэтому единственным, кто после XX съезда КПСС получил стратегические преимущества и остался в выигрыше, был министр обороны Маршал Советского Союза Жуков. И вот почему.

Из доклада Хрущёва на XX съезде следовало, что Коммунистическая партия находится у власти 38 лет, 30 из которых ее возглавлял преступник и людоед. А сам Хрущёв – это от народного внимания не ускользнуло – был у людоеда помощником.

Выходило, что во всей нашей истории был по существу только один светлый момент – война, в которой мы победили фашизм, угрожавший всему миру. Но даже на войне Сталин, если верить Хрущёву все делал не так.

Но несмотря на это Красная Армия дошла до Берлина. Кто же ее туда привел, вопреки Сталину?

Правильно! Единственный заместитель Верховного главнокомандующего Маршал Советского Союза Жуков.

Жуков свою победу на XX съезде КПСС почувствовал. И тут же перешел в наступление на своего благодетеля Хрущёва.

До XX съезда Жуков требовал перевода Пограничных войск и Внутренних войск в состав Советской Армии. Не добившись этого, Жуков сразу после XX съезда подошел к решению этой задачи с другого конца. Он предложил Хрущёву снять своего старого приятеля, генерала армии Серова Ивана Александровича, с должности Председателя КГБ и заменить его генералом Советской Армии (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 244). То же самое он предложил сделать и в МВД: снять министра Η. П. Дудорова и заменить армейским генералом или маршалом.

Хрущёв скрипел зубами, но Серова и Дудорова менять на жуковских ребят не спешил.

Когда-то, еще в 1940 году, в Киеве сложился мощный триумвират – Хрущёв, Жуков, Серов. В нашей стране действовал триумвират власти: партия – армия – КГБ. По существу, предложение Жукова снять Серова и заменить генералом из свиты Жукова означало создание новой структуры власти: дуумвирата «партия – армия». При этом партия лишалась всякого контроля над армией, и это вытекало не только из предложений Жукова – это было последствием уже предпринимаемых им действий.

Не знаю, как реагировал Хрущёв на предложение Жукова снять Серова. На мой взгляд, перед хищным оскалом грядущей диктатуры Жукова Хрущёв должен был дрогнуть. Дрогнуть, но вида не подать.


7


В октябре 1952 года, на предыдущем XIX съезде, Штеменко и Жуков стали кандидатами в члены ЦК КПСС. В июле 1953 года Жуков стал членом ЦК и вот теперь, в феврале 1956 года, – кандидатом в члены Президиума ЦК. А Штеменко из числа партийных вождей выбыл.

Три года назад Хрущёв разжаловал генерала армии Штеменко в генерал-лейтенанты. Теперь генерал-лейтенант Штеменко, который при Сталине четыре года работал на должности Маршала Советского Союза, не годится не то что в члены ЦК, но даже и в кандидаты.

Так решил Хрущёв. Потому Штеменко никак не мог быть другом Хрущёва. Потому к генерал-лейтенанту Штеменко тут же по-еле завершения XX съезда КПСС подошел Маршал Советского Союза Жуков:

– Поедешь со мной на охоту

– Товарищ Маршал Советского Союза, у меня командировка кончилась, я должен вернуться к месту постоянной службы.

– А я приказываю, – нарочито суровым тоном рубанул Жуков. Улыбнулся и подмигнул.


8


Охота заладилась. Удалась. Кабанчика завалили, толстенького такого. Потом еще одного. Даже разбираться не стали, кто сразил. Какая разница!

Темнеет в феврале рано. К вечеру подморозило. Лес словно серебром самородным укрыт. Кто сказал, что луна льет печальный свет на печальные поляны? Неправда! Радостный свет на полянку льет! И в серебряные стопочки – тоже. На той полянке костер трещит, вроде от врагов отстреливается, искры в небо Везувием сыпет.

Стол накрыли. Шутки, смех, анекдоты. Разлили чего-то морозно-огненного. Выпили. На холоде жестоком она, проклятая, ой как хорошо идет. Еще выпили. За столом одних только маршалов пятеро: Жуков, Конев, Чуйков, Бирюзов, Москаленко, да генералов человек десять. Всё больше по три-четыре звезды на каждом. Генерал с двумя звездами тут только один. Штеменко.

Жуков и Штеменко чуть в сторонку отклонились, вроде как чурок в огонь подбросить:

– Не я партией распоряжаюсь, Сергей Матвеич, не я. Не моя вина, что тебя в ЦК не взяли. Там, где власть моя, сделаю, что могу. Помнишь наш разговор на Тоцком полигоне?

– Помню.

– Ты мне генерал-лейтенанта Мамсурова рекомендовал. Говорил, что пора на армию ставить. Я поставил. Он теперь в Прикарпатском округе 38-й армией правит. Говорил ты мне, Сергей Матвеич, что Мамсуров, если надо, на серьезное дело пойдет?

– Говорил.

– Мнение с тех пор не изменил?

– Нет.

– Если тебя начальником ГРУ поставлю, пойдешь на серьезное дело?


9


Радость не только от удачной охоты. Радость не только от снега хрустящего, не только от мороза бодрящего. Радость не только от воды огненной. Вдруг как-то до всех стал доходить смысл XX съезда. В 1953 году разоблачен, арестован и расстрелян враг народа Берия – иностранный шпион, вредитель, сексуальный маньяк. Вместе с ним разоблачены и расстреляны ближайшие его подручные. Чекистам нанесен удар неслыханной силы. Чекисты опозорены. Чекисты притихли и, видимо, никогда уже не придут в себя от нанесенных ран.

Теперь, на XX съезде КПСС, Хрущёв им врезал еще: творили в стране террор и кровавое беззаконие! Истребили лучших наших вождей и полководцев!

Но Хрущёв, походя, нанес удар и по Коммунистической партии. Партия правит страной вот уже почти 39 лет. Из них 30 лет во главе партии стоял Сталин – преступник, который попрал ленинские принципы коллективного руководства, нарушал нормы социалистической законности, истребил цвет нашего народа, обезглавил армию, не подготовил страну к войне!

На XX съезде Коммунистическая партия сама себя разоблачила устами своего Первого секретаря. Коммунистическая партия сама себе нож булатный воткнула в жирное пузечко.

Что же получается?

Получается, что только армия, наша родная Советская Армия чиста перед историей и народом. Да, маршалы и генералы состоят в партии и в ее руководящих структурах. Но это – по совместительству. Если завтра не будет партии, то партийные вожди станут безработными, а маршалы и генералы так и останутся полководцами. Так зачем она нужна, партия?

Во всем мире правят те кто на войне победил. Кто в Америке главный военный герой? Эйзенхауэр. А кем он сейчас устроился? Устроился начальником Америки.

Кто у французов на войне главным был? Де Голль. После войны он Францией правил. Сейчас отошел от дел, но скоро вернется. Больше некому.

Кто в Югославии на войне был первым и главным? Маршал Тито. Теперь он у них вождем и учителем заделался.

А что, разве у нас маршалов нет на такое дело?

Кто войну выиграл? Армия!

Кто утвердил величие страны, швырнув ядерную бомбу на Тоцкий полигон? Армия! Что бы вожди партии сейчас делали, если бы армия не доказала им, что победа в третьей мировой войне возможна?

Кто способен в стране порядок навести? Армия!

Кто еще? Кто, кроме нас?

Хорошо в лесу среди елок пушистых синим вечером на морозе, если шуба теплая. Если на плечи еще и длиннополый тулуп накинуть. Если водочка чистая да прозрачная. Если грибочки маринованные и огурчики соленые не забыты. Если сальце розовое тонкими ломтиками нарезано. Если кухня полевая стелет поляну едким до слез, родным и сладким дымом. Если повар дело свое крепко знает.

Хорошо, если верные друзья тут, рядом с тобой, компанией шумной. Маршал Чуйков, медведь косолапый, ухватил Жукова косым захватом – давай бороться!

Не на того напал! Жуков ловко подсек левой, и оба, сцепившись, со смехом в снег повалились.

Встают. Снег отряхивают. Чуйков тихо так, в сторону глядя, уже без шуток:

– Георгий Константиныч, чего власть не берешь?


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


На XX съезде КПСС Советскому Союзу и всему социалистическому лагерю была нанесена смертельная рана. В освобожденных от «коричневой чумы» странах товарищ Сталин установил справедливый общественный строй и тем самым обеспечил счастливую жизнь трудящимся Польши, Венгрии, ГДР, Чехословакии, Болгарии, Румынии и Албании.

Но неожиданно главный коммунист планеты Земля товарищ Хрущёв официально на весь мир объявил, что товарищ Сталин был злодеем мирового масштаба, каких свет не видывал с библейских времен.

Речь Хрущёва расколола общество на два непримиримых лагеря. Одни требовали не допускать критики Сталина. Другие получили официальное подтверждение того, что Сталин был злодеем. Но если так, то порядки, установленные этим уркой и душегубом, надо менять.

25 февраля 1956 года в Москве закрылся XX съезд, и уже через две недели, в ночь с 9 на 10 марта того же года, по приказу Жукова войска расстреляли демонстрацию в Тбилиси. Демонстранты требовали прекратить критику Сталина. Наиболее радикальные выдвинули лозунг выхода Грузии из состава Советского Союза.

Никто не сомневается в том, что приказ о кровавом подавлении демонстрации в Тбилиси отдал лично Жуков. Толпу в Тбилиси расстреливали из пулеметов, разгоняли с помощью танков и бронетранспортеров, ни один из которых не двинулся бы с места без приказа министра обороны. Жуков сам об этом заявит через год на июньском (1957 года) пленуме ЦК КПСС.

С той поры в подобных ситуациях Жуков придерживался одного принципа: давить людей танками, пока не поймут преимуществ социализма. Жуков ужасно хотел разоблачить преступления предыдущего вождя: у Сталина был плохой социализм, у меня будет хороший! Социалистический эксперимент буду продолжать любой ценой, никого из клетки не выпущу!

Прошло совсем немного времени, и 28 июня 1956 года вспыхнуло восстание рабочих в Познани. Что должна делать власть пролетариата, если пролетарии требуют свободы?

Правильно: стрелять. В Познани по разным данным было убито около ста и ранено несколько сотен рабочих. Точные цифры неизвестны. В ответ на этот расстрел по всей Польше покатилась волна забастовок, стихийных митингов и демонстраций, то затухая, то разгораясь с новой силой.

Страны Западной Европы были дразнящим примером иной жизни. Своим существованием они заставляли всех, кто способен думать, задавать вопросы: а почему у нас не так? А почему бы и нам не устроить такую же жизнь, как у них? Что нам мешает? Что нужно менять?

Товарищи Хрущёв, Булганин и Жуков произносили красивые слова о мирном существовании двух систем, но ясно понимали, что долго это сосуществование продолжаться не может: социалистическая, то есть бюрократическая система управления экономикой ведет к отставанию Советского Союза и его превращению в сырьевой придаток государств с нормальной экономической системой. Не допустить этого можно было только в случае, если весь остальной мир развернуть на наш путь.

Вот почему 10 сентября 1956 года по приказу Жукова на Семипалатинском полигоне были проведены новые войсковые учения. Тема учений: «Применение тактического воздушного десанта вслед за атомным ударом с целью удержания зоны поражения до подхода наступающих войск с фронта». Это вновь отрабатывался Сценарий наступательной операции с взломом вражеской обороны ядерным ударом.

Сначала Жуков планировал повторить учения на Тоцком полигоне, только на этот раз с высадкой вертолетного десанта. Сделать это не позволил Хрущёв: рядом с полигоном – река Самара, ниже по течению она впадает в Волгу там, где находится запасная столица Советского Союза.

Жуков планировал пустить в прорыв не один, а два корпуса. Но и тут возразил Хрущёв: хватит, мы уже доказали сомневающимся, что победа в третьей мировой войне возможна. Учения проводим не ради того, чтобы кому-то что-то доказать, а ради получения опыта и уточнения теоретических расчетов.

Потому в новых учениях реально принимали участие только два полка – 345-й парашютно-десантный из состава ВДВ и 413-й вертолетный из состава ВВС. Как и на Тоцком полигоне, условный противник возвел мощную оборону. Войска «восточных» нанесли ядерный удар по условному противнику. Носителем ядерного оружия на этот раз выступал бомбардировщик Ту-16А; мощность бомбы – 38 килотонн.

Задача десанта – высадиться в районе эпицентра, закрепиться и не позволить противнику закрыть пролом в обороне. Два усиленных стрелковых корпуса имели задачу нанести удар смежными флангами и через временно удерживаемый десантниками эпицентр вырваться на оперативный простор. Однако участие двух усиленных корпусов было условным.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики