08 Dec 2016 Thu 03:11 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 20:11   

Хорошо, что у нас такая богатая страна. Нашему народу просто некуда девать деньги. Наш народ благодарит лучших своих представителей, обеспечивая им красивую жизнь. Мы делаем все для того, чтобы лучшим людям жилось хорошо. Но ведь потребности данного гражданина не удовлетворены. Он не довольствуется тем, что имеет.

Простите, но что будет, если каждый житель планеты Земля начнет удовлетворять свои потребности? Возможно ли удовлетворить все материальные потребности миллиардов людей? Ведь мы всей страной способны полностью удовлетворить потребности лишь небольшой группы наших гражданин. Потому повторяю: построить общество, в котором материальные потребности каждого будут удовлетворены по потребностям, как обещали коммунистические идеологи, нельзя. Коммунизм невозможен. В принципе.

Потому путь в коммунизм – это не четыре четверти пути по канату, натянутому как нерв. Путь в коммунизм – это стальной стержень неимоверной длины. 70 лет шли, а конца пути так и не увидели. Потому как его нет. И чем дальше шли, тем сильнее прогибался и вибрировал стержень. После 70 лет великих побед и свершений, после неслыханных усилий и жертв в Советском Союзе были введены карточки на продовольствие.

Советский Союз семимильными шагами шел к коммунизму. То есть в никуда. А Берия был прав. Берия пытался тихо, без особого шума свернуть и победным маршем вывести Советский Союз на путь развития всех нормальных стран.

Зачем искать особый путь, если есть протоптанные пути? Без гибели и страданий миллионов. Без голода и массовых расстрелов. Без кровавых экспериментов над собственным народом. Ведь можно построить вполне приличную жизнь, не прибегая ко всему этому. Как в Швейцарии, например.

Почему бы не пойти по пути Швейцарии? Чем он плох? В этой стране нет нефти, нет газа, нет угля, никеля и марганца. Есть только экономическая свобода граждан.


5


Хрущёв уничтожил Берию. Хрущёв миллионным тиражом выпустил сталинский учебник о неизбежности Мировой революции в результате третьей мировой войны Но и этим не удалось сокрушить Маленкова и всех, кто следовал за ним. Они продолжали, как заводные, повторять, что третья мировая война сулит гибель человечеству, потому с пути Мировой революции надо сворачивать.

И тогда в спор вмешался Жуков

После смерти Сталина ситуация выглядела весьма просто. Вооруженные силы и производство оружия будут сокращаться, если страна свернет с пути Мировой пролетарской революции, и наращиваться, если страна с выбранного пути не свернет.

Жуков решил не сворачивать, и потому немедленно стал пробивать простую идею: в третьей мировой войне можно победить!

Германию враг народа Берия предлагал сделать нейтральной, но мы пойдем другим путем. Мы сделаем всю Германию коммунистической. Взломаем оборону Западной Германии ядерными ударами, ворвемся на ее территорию, освободим население. А заодно освободим Францию, Испанию и всякую прочую Бельгию. Американцам дадим сигнал: вас не трогаем, по нашим городам не бейте, а то мы по вашим ударим, у нас есть чем.

Получив должность первого заместителя министра обороны, Жуков приступил к практической подготовке Тоцкого полигона и войск, которые будут принимать участие в учениях. Учения на Тоцком полигоне Жуков проводил ради того, чтобы доказать: несмотря на появление ядерного оружия, победа социализма в Западной Европе возможна! В грядущей войне мы освободим Западную Германию так, как во время прошлой войны освободили Польшу, Румынию, Чехословакию, Болгарию, Венгрию, Восточную Германию и другие страны! Ворвемся на танках, установим счастливую жизнь – такую, как у нас. Путь танкам через фронт обороны врагов проломаем ядерными взрывами! Главное – Западная Германия, после нее Франция, Испания и все остальные страны Европы пойдут нашим путем.

14 сентября 1954 года Жуков показал всем сомневающимся: вот так ломаем оборону в Западной Германии, вот так вводим через эпицентр войска и идем вперед. Хоть до самого океана.

Маленков и его сторонники были посрамлены.

14 сентября 1954 года – начало конца Маленкова.

14 сентября 1954 года – начало нового этапа борьбы Советского Союза за освобождение угнетенных пролетариев Европы и всего мира от оков капитализма.

14 сентября 1954 года – начало конца Советского Союза.


Ключевой момент

Эксперты Запада о Советском Союзе знали всё.

Они не понимали ничего.

Например, Соединенные Штаты на протяжении десятилетий тратили совершенно фантастические суммы на то, чтобы определить военный бюджет Советского Союза. Над этим работали научные институты, созывались конференции и всевозможные симпозиумы, ученые господа сочиняли статьи и книги, защищали диссертации, выдвигали и отстаивали теории.

Чтобы определить реальную величину военных расходов СССР, научные центры США затратили, по разным оценкам ЦРУ, от 4 до 10 млрд долларов. Это был самый крупный проект в социальных науках в истории человечества (Красная звезда. 20-26 августа 2008 г.).

Нужно иметь в виду, что в 70-х и 80-х годах XX века миллиард долларов был гораздо более внушительной суммой, чем сегодня.

Военные расходы Советского Союза не давали покоя не только американцам. В других странах тоже пытались решить эту задачку. Научные изыскания тут, понятно, не имели американского размаха, но все же миллионы в решение этой проблемы исправно вкладывались.

В октябре 1982 года в Оксфорде владельцы крупнейших британских газет собрали на закрытую конференцию ведущих советологов Запада для обсуждения перспектив развития Советского Союза. А у меня как раз вышла книга про Советскую Армию на английском языке – «Inside the Soviet Army», название которой можно перевести на русский как «Советская Армия: взгляд изнутри». Книга имела определенный успех, потому меня пригласили участвовать в заседаниях. Сижу, слушаю, зеваю. Каких только методик ученые господа ни предлагали, но вычислить советские военные расходы никому не удавалось. И тогда мне предложили высказать свои соображения. Встаю и заявляю: граждане-сэры, вот вам газета «Правда». Читайте, тут все написано. Никто ничего не скрывает: на военные нужды миролюбивый Советский Союз тратит 17 миллиардов рублей в год.

На это мне отвечают: да не может такого быть!

Я им: а какая разница?

Этого они понять не могли. Этого они так никогда и не поняли. Им казалось, что если у Советского Союза большой военный бюджет, значит у него мощные вооруженные силы, а если скромный бюджет, значит вооруженные силы слабые. Потому они и силились реальный бюджет вычислить.

Я им объясняю, что Союз Советских Социалистических Республик – государство социалистическое. Это следует даже из его названия. Они меня не понимают: а какая разница? Объясняю на примере.

Допустим, что правители Советского Союза приняли решение перебросить одну мотострелковую дивизию из Бреста на китайскую границу. Мотострелковая дивизия того времени – это 10815 солдат и офицеров, 257 танков, 117 БМП, 194 БТР, 127 БРДМ, 2413 автомашин, ракеты тактические и зенитные, артиллерия ствольная и реактивная, минометы и так далее. Если в каждый железнодорожный эшелон грузить по 40 автомашин, то только на перевозку автомашин понадобится около 60 эшелонов. А путь и далек, и долог – четверть экватора.

Спрашиваю: в чем, господа, по вашему разумению, в данном вопросе экономический интерес выдающегося полководца Маршала Советского Союза четырежды Героя Советского Союза (в четыре раза больше Звезд Героя, чем у Сталина!), Героя Социалистического Труда Брежнева Леонида Ильича, который этим самым Советским Союзом заведует? Как вы считаете, хочется ему сорвать с Советской Армии побольше денег за перевозку или поменьше?

Этот вопрос поставил экспертов в глухой тупик.

Железные дороги Советского Союза принадлежали народу, управлял ими министр путей сообщения Герой Социалистического Труда товарищ Павловский. А всеми министрами управлял председатель Совета Министров дважды Герой Социалистического Труда, кавалер девяти орденов Ленина товарищ Тихонов. (Нами правили только герои.) А над правительством стояла Коммунистическая партия во главе с верным ленинцем товарищем Брежневым.

Допустим, что советники и референты подсказали товарищу Брежневу проявить определенную сдержанность и потребовать с Советской Армии за перевозку дивизии один рубль. Если так, то главе правительства товарищу Тихонову по приказу товарища Брежнева следовало из государственного бюджета взять тот рубль и дать его министру обороны Маршалу Советского Союза, Герою Советского Союза, дважды Герою Социалистического Труда, кавалеру одиннадцати орденов Ленина товарищу Устинову. Ибо у Министерства обороны своих денег нет – есть только те деньги, которые дает правительство.

Министр обороны получит рубль у правительства, заплатит его министру путей сообщения товарищу Павловскому, товарищ Павловский вернет рубль государству (то есть правительству) в качестве полученной выручки.

Теперь предположим, что товарищ Брежнев решил на этом деле круто заработать. И подсказали, допустим, референты товарищу Брежневу сорвать с Советской Армии за перевозку дивизии сто миллионов рублей! В этом случае правительство Советского Союза должно из своего кармана достать сто миллионов и дать их Министерству обороны. Не забудем: своих денег у Министерства обороны нет, есть только те, что дает правительство.

Министр обороны получит сто миллионов у правительства, заплатит их Министерству путей сообщения, министр путей сообщения радостно доложит об огромной выручке и перечислит государству (то есть в распоряжение правительства) сразу сто миллионов!

Вопрос повторяю: в чем же разница между одним рублем и сотней миллионов?

Так вот: разницы не было никакой. И не было никакого смысла давать рубль Министерству обороны с тем, чтобы этот рубль вернулся в тот же карман. Потому никаких денег никто никуда и не переводил.

Тут эксперты вскакивают с мест: так сколько же стоит такая перевозка?

Я отвечаю: нисколько она не стоит. Работа выполнена, но стоимость в денежном выражении определить невозможно. И деньги в той операции участвуют весьма условно. Есть приказ правительства Министерству путей сообщений: столько-то вагонов подать сюда и перебросить столько-то людей и грузов вон туда.

И так во всем. Армии нужны ядерные заряды. Для этого нужно обогащать уран. Для этого нужно крутить центрифуги. Для этого нужно много электричества. Ради этих зарядов, ради этого урана перекрываем плотиной великую сибирскую реку. Укладываем в тело плотины миллионы кубов бетона. Вопрос: в чем экономический интерес правительства – дорого продавать цемент строителям или дешево?

Если тонну цемента правительство будет продавать по рублю, тогда надо будет достать из своего кармана соответствующую сумму и дать ее начальнику строительства. Начальник заплатит государственным цементным заводам, а те вернут деньги государству. Если тонну цемента продавать по сто рублей, тогда правительство вынуждено будет достать из своего кармана сумму в сто раз большую, дать ее начальнику строительства, тот заплатит государственным цементным заводам, а они вернут деньги в тот же государственный карман.

Потому спорить о военном бюджете социалистического государства нет смысла. Большинство операций денежного выражения не имели и не иметь не могли. Это мудрые эксперты понимать отказывались.

Тогда я объяснял положение дел на более понятном примере. Вот американский батальон. Он тратит топливо, запчасти для машин, боеприпасы. Солдатиков надо вооружать, одевать, кормить, лечить, деньги платить за службу. И оружие, и боеприпасы, и продовольствие, и топливо поступают от частных фирм, цена определятся рынком: эта фирма готова армейские штаны продавать по такой цене, другая фирма – в два раза дешевле.

Но вот ситуация: тот же батальон целую неделю под дождем и мокрым снегом на пронизывающем ветру в грязи и холоде готовил оборону в горах Южной Кореи, рыл окопы и траншеи, строил блиндажи, вбивал колья, опутывал их колючей проволокой. Целую неделю работали сотни людей, выполнили огромный объем очень нужной работы. Сколько это стоит?

Это ничего не стоит. Стоимость этой нужной работы деньгами выразить невозможно, ибо результаты труда никто не покупает.

В Советском Союзе все было организовано именно так. Работу выполняли государственные структуры для государственных структур. Продавец и покупатель – это все то же государство. В одном лице.

Но и этим примером экспертов пробить не удавалось. Тогда я привел самый простой бытовой пример. Представьте, говорю, граждане-сэры, что ваша жена не работает. Она домохозяйка. Деньги в семье только те, что вы приносите домой. Вы решили научить жену водить машину. В чем ваш экономический интерес: сорвать с нее за каждый час вождения по одному доллару или по сто?

Но и этот пример, похоже, не помог объяснить им сущность социалистической экономики.

Не только у американских экспертов не укладывалось в головах существо экономической системы социализма. Находились отдельные товарищи и у нас. Некто Андропов Юрий Владимирович, генерал армии, Герой Социалистического Труда, кавалер четырех орденов Ленина, был председателем КГБ, потом занял пост Генерального секретаря ЦК КПСС. А с экономикой у нас в тот момент (впрочем, как и всегда) почему-то было не очень. И решил товарищ Андропов с проблемами экономики разобраться. Задал он вопрос очень мудрым ученым товарищам: так сколько же в Советском Союзе на самом деле стоит тонна стали?

Вопрос убойный, на засыпку. Умный человек такой вопрос задавать бы не стал. Но товарищ Андропов выдающимися умственными способностями не блистал, потому и решил выяснить.

Собралась конференция академиков и докторов экономических наук. Спорили, ругались, но решения не наши.

Ибо решения нет. Советскому гражданину тонна стали не нужна. Он ее покупать не будет. Десятки, сотни, тысячи и миллионы тонн стали государственные предприятия по разнарядке Госплана получали у других государственных предприятий. Это все та же ситуация, что и с переброской мотострелковой дивизии из точки А в точку Б. Можно вычислить, сколько надо вагонов и локомотивов, на сколько дней, сколько потребуется затратить электроэнергии и дизельного топлива. Но стоимость переброски дивизии определить нельзя.

Стоимость того, что не продается, того, что перекладывается из одного государственного кармана в другой, определить невозможно. Возможно только вычислить материальные затраты и затраты человеческого труда: чтобы сварить тонну стали, надо иметь столько-то руды, истратить столько-то тонн кокса, столько-то тонн воды, израсходовать столько-то электричества, столько-то добавить в расплавленную массу других металлов, нужно использовать труд такого-то числа людей такой-то квалификации в течение стольких-то часов. Экономика социализма официально именовалась затратной экономикой. Так в учебниках политэкономии и писали.

Вожди, начиная с Ленина, призывали бюрократов всех уровней и рангов быть экономными. Товарищ Сталин тех, кто не экономил, объявлял вредителями и расстреливал. Товарищ Хрущёв гнал таких с высоких постов. Товарищ Брежнев на XXVI съезде КПСС, читал по слогам то, что сочинили референты: э-ко-но-ми-ка дол-жна быть э-ко-ном-ной! Зал, подавляя зевоту, привычно бил в ладоши.

Но затратная экономика экономной быть не может по определению. Она не может быть экономной, коль скоро даже официально числится затратной. Затратная экономика – это вообще не экономика.

Вот почему в экономическом соревновании с нормальным человеческим обществом социализм проигрывает всегда, проигрывает неизбежно и закономерно. Вот почему Советский Союз был с самого начала обречен на экономическое отставание и поражение. Вот почему он не был способен сосуществовать рядом с нормальными государствами- Вот почему перед Советским Союзом, как перед витязем на распутье, открывалось три пути:

1. отказаться от социализма и вернуться на нормальный путь развития;

2. проиграть экономическое соревнование и превратиться в сырьевую колонию развитых стран;

3. любыми способами подорвать экономику конкурентов, вплоть до разгрома их армий, захвата их территорий и установления таких же порядков, которые установлены у нас.

Отказываться от социализма наши вожди не желали – в этом случае они теряли власть. Оставалось надеяться только на разгром супостата.

Победа над нормальным человеческим обществом, как мы только что выяснили, не могла быть экономической – она могла быть только военной.

Вот почему Советский Союз построил больше атомных подводных лодок, чем все остальные страны мира вместе взятые.

Вот почему Советский Союз построил больше танков, чем все остальные страны вместе взятые.

Вот почему Советский Союз имел больше воздушно-десантных дивизий, чем все остальные страны мира вместе взятые.

Вот почему Советский Союз рухнул и оказался раздавлен непомерной массой произведенного оружия.


ГЛАВА 19


1


25 января 1955 года в Кремле открылся пленум Центрального Комитета КПСС. Повестка дня: «Об увеличении производства продуктов животноводства». Лет через сто какой-нибудь историк, у которого нет нашей всепобеждающей совковой закалки, зевнет печально и пройдет мимо этого эпизода, не вникая. Но мы-το с вами тертые калачи, битые шкуры, мы в той системе родились и выросли. Еще в ранней юности мы с самой первой кружкой «Жигулевского» пива впитали те нравы! Уж мы-το знаем, что скрывалось за подобными повестками дня.

Итак, в стране жуткая нехватка хлеба, мяса, молока, масла и всех остальных продуктов питания. Надо срочно увеличить их производство. А как? Проблему производства хлеба Хрущёв решил: распахали целинные степи, и хлеба стало столько, что полностью его было просто невозможно из тех степей вывезти. А тот хлеб, который вывезли, негде было хранить. В ожидании возведения новых элеваторов пришлось ссыпать зерно на железнодорожных разъездах прямо на землю. То есть – в грязь. То есть – под дождь и снег.

Ничего! Скоро проложим дороги, возведем элеваторы – будет зерна навалом. Но что делать с животноводством?

Решил Никита Хрущёв со сталинского пути не сворачивать. Продуктами животноводства страну обеспечить можно – надо только шире развернуть социалистическое соревнование! Между бригадами! Между колхозами! Между районами, областями и республиками! Передовиков сельского хозяйства награждать почетными грамотами! Фотографии лучших бригадиров и председателей колхозов вывешивать на досках почета! Районам и областям, которые добились наивысших результатов, вручать переходящие красные знамена!

И еще: перед творческой интеллигенцией поставить задачи: воспеть труд животноводов в стихах и прозе! В кинофильмах! В задушевных песнях! В балетном и оперном искусстве!

Вот генеральный курс нашей великой партии!

Таким был зачин того пленума ЦК КПСС. Вводная часть. Речевая разминка. Но главные речи велись совсем не о почетных грамотах и красных знаменах. Главные речи – о том, что весь советский народ, воодушевленный решениями родной партии, уверенно, семимильными шагами идет в светлое будущее. А тут, понимаешь, находятся некоторые, кто предлагает с ленинско-сталинского пути свернуть! Дать землю народу! Отменить налоги на фруктовые деревья, на коров и свиней! Разрешить колхозникам иметь не по одной корове, а по две! Не наш это путь, товарищи, не наш! Тех, кто такое предлагает, гнать с вершин власти!


2


Основным вопросом повестки дня январского пленума 1955 года якобы был вопрос о животноводстве. На самом деле главной задачей, которую ставили перед собой организаторы пленума, было отстранение от власти товарища Маленкова. Предварительное решение уже было принято. Первый заместитель главы правительства СССР и министр обороны СССР Маршал Советского Союза Булганин во время перерывов в заседаниях по одному вызывал в свой кабинет других военачальников и сообщал, что в конце пленума Маленков будет снят с поста председателя Совета Министров СССР, на его место встанет он, Булганин, освободив место министра обороны СССР. Министром обороны планируется назначить Маршала Советского Союза Жукова.

Маршалы по одному заходили в кабинет Булганина. Мнения высказывались разные. Жукова? А не лучше ли Василевского? Некоторые соглашались без возражений, понимая, что вопрос уже решен. Когда очередь дошла до адмирала Кузнецова Николая Герасимовича, первого заместителя министра обороны и Главнокомандующего Военно-Морским Флотом, он высказался в том духе, что если решение принято, значит, высказывать любые мнения уже поздно. Однако если Жуков будет назначен министром обороны, ему следует указать, что в вопросах руководства флотом он должен обращать внимание на мнение моряков как людей боле сведущих в морских делах.

Булганин поблагодарил Кузнецова и отпустил.

Жукову Булганин передал: Кузнецов против тебя.

Жуков такого не прощал.


3


31 января 1955 года, в последний день работы пленума ЦК КПСС, перед собравшимися выступил Хрущёв:

Скажу несколько слов о позиции товарища Маленкова по вопросу нашей политики в Германии. Вы теперь знаете, какую линию вел Берия: он предлагал отказаться от курса на строительство социализма в ГДР. Надо прямо сказать, что тогда товарищ Маленков был полностью вместе с Берия в этом вопросе...

Теперь о выступлении товарища Маленкова на собрании перед избирателями 12 марта 1954 года, где он допустил теоретически ошибочное и политически вредное утверждение о возможности «гибели мировой цивилизации» в случае, если империалисты развяжут третью мировую войну. Своим неправильным утверждением о гибели цивилизации товарищ Маленков запутал некоторых товарищей...

Преумножение и дальнейшее развитие всего, что накоплено нашей партией, во многом зависит от того, кто стоит у руководства и как проводит он линию, намеченную партией, как проводит в жизнь заветы великого основателя нашей партии и Советского государства Ленина и верного продолжателя его дела Сталина (Маленков А. Г. О моем отце Георгии Маленкове. М.: НТЦ Техноэкос, 1992. С. 115).

Итак, Хрущёв обвинил Маленкова в том, что тот отклонился от линии Ленина и Сталина. Оказалось, что Маленков недостаточно твердый ленинец-сталинец. А такого руководителя на высших постах держать никак нельзя.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики