09 Dec 2016 Fri 14:32 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 07:32   

7


А теперь давайте подумаем: зачем товарищу Сталину в 1949 году заключать Варшавский договор? С кем? С Маршалом Польши Рокоссовским? С генерал-полковниками Советской Армии Корчицем, Поплавским, Полыниным? Всем им Сталин лично присваивал звания. Мог бы и не присваивать. А мог те, что присвоил, так же легко снять. Мог вызвать из Польши и отправить куда угодно – хоть на Колыму тачку катать, хоть на свиноферму, хоть в расстрельный подвал.

С 17 августа 1937 года по 23 марта 1940 года комдив Рокоссовский содержался во Внутренней тюрьме ГУГБ НКВД. Два с половиной года следствия – пыточного следствия. Выбито 9 зубов, поломаны три ребра, молотком разбиты пальцы ног. И ко всему тому в придачу – смертный приговор. С исполнением. Рокоссовского расстреливали дважды. Холостыми патронами.

Так зачем же товарищу Сталину заключать договор с Рокоссовским? Ему можно было выбить остальные зубы, доломать все ребра, разбить пальцы рук, а потом расстрелять – боевыми патронами.

Но можно и не расстреливать. Можно поставить председателем свиноводческого хозяйства «Культура». И со всеми остальными товарищами можно было поступить подобным образом – они с таким обращением уже были знакомы, и вовсе не из случайно услышанных разговоров.

Но Польша – особый случай. Польша с первого дня Второй мировой войны воевала против Германии. Польша с 1941 года – наш союзник по Второй мировой войне.

В Чехословакии и Болгарии все обстояло гораздо проще. Тут любого гражданина можно было объявить пособником нацистов со всеми вытекающими отсюда последствиями – оправдаться не смог бы никто. А войска Венгрии и Румынии вообще воевали против Советского Союза – тут каждого можно было ставить к стенке, не вникая в детали. Про Восточную Германию я даже не вспоминаю.

И во всех этих странах побывала Красная Армия. А следом – войска НКВД. И стояли там советские гарнизоны, и назначали туда наших советников во все государственные структуры. Потому Сталину незачем было заключать военные союзы с правительствами покоренных стран: все было под контролем.

Но если Сталину незачем было заключать Варшавский договор, то почему он понадобился Хрущёву? Ведь в 1955 году в той же Варшаве сидел все тот же член Политбюро ЦК ПОРП, зампред главы правительства, министр национальной обороны Польской Народной Республики дважды Герой Советского Союза Маршал Польши.

Хрущёву Варшавский договор был нужен по двум причинам.

Во-первых, братским странам следовало показать, что после смерти Сталина дружеские объятия Советского Союза не ослабли. Как шли мы все сталинским путем, так и будем идти. В этом каждый мог убедиться во время учений на Тоцком полигоне. Чтобы развеять последние сомнения, Хрущёв решил повязать народы братских стран еще и юридически.

Во-вторых, Варшавский договор был нужен Хрущёву в качестве разменной монеты: мы объявили, что готовы Организацию Варшавского договора распустить, если буржуины распустят НАТО.

Но если распустить НАТО, распадется добровольный оборонительный союз стран Запада. А если распустить Организацию Варшавского договора – ничего не изменится: все страны, из которых Красная Армия «забыла» уйти после Второй мировой войны, так и останутся под полным контролем Советского Союза.


Ключевой момент

Мы умеем унижать соседей, это верно.

В 1955 году Хрущёв решил: Главнокомандующим объединенными вооруженными силами стран участниц Варшавского договора будет советский маршал, начальником объединенного штаба будет советский генерал. Всегда. Без вариантов.

Это – цветочки. Для любой страны было бы оскорблением, если бы Хрущёв сказал: товарищи, братья, министры обороны всех ваших стран будут прямо подчиняться министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Жукову, начальники штабов ваших армий станут подчиненными начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР Маршала Советского Союза Соколовского. Не могут министры суверенной страны подчиняться министру другой страны.

Но Хрущёв пошел еще дальше. Он решил: пусть Главнокомандующий объединенными вооруженными силами стран участниц Варшавского договора будет первым заместителем министра обороны СССР, пусть начальник объединенного штаба будет первым замом начальника Генерального штаба

Вооруженных Сил СССР. То есть министры формально независимых государств будут подчиняться не прямо нашему министру, нет! Ваши министры будут подчиняться нашему заместителю министра. Начальники ваших самых главных штабов будут подчиняться не прямо нашему начальнику Генерального штаба, а всего лишь его заместителю.

Хрущёву осталось только выбрать кандидата на пост Главнокомандующего объединенными вооруженными силами стран участниц Варшавского договора. Выбор напрашивался простой и единственный. Маршал Советского Союза Конев судил Маршала Советского Союза Берия. Молодец! Маршал Советского Союза Конев был командующим фронтом «восточных» во время учений на Тоцком полигоне. И снова молодец! Вот ему и командовать нашими братьями по оружию.

Конев был возвращен из Прикарпатского военного округа и назначен первым заместителем министра обороны СССР и Главнокомандующим объединенными вооруженными силами стран – участниц Варшавского договора.

Ситуация сложилась следующая.

Министр национальной обороны Польши – Маршал Советского Союза Рокоссовский.

Он подчиняется первому заместителю министра обороны СССР Маршалу Советского Союза Коневу.

Первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза Конев подчиняется министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Жукову.

Вот такое братство по оружию.

Объединенные вооруженные силы стран участниц Варшавского договора были аналогичны 1-му корпусу Финляндской демократической республики, в котором за командиром приглядывал политкомиссар с совсем не финской фамилией Егоров, а боевые действия планировал комбриг Красной Армии по фамилии Романов.


against_all071

Советская пропагандистская литература и плакаты в Центральном книжном хранилище Северной Кореи (1950 г.).

against_all072

На следующем развороте: Китайские коммунисты несут портреты Сталина на демонстрации по случаю годовщины образования Китайской Народной Республики (Пекин, площадь Тяньаньмэнь, 1 октября 1950 г.).

against_all073

Китайский ученый-физик профессор Ван Ган-Чан (справа) в лаборатории ядерных проблем Объединенного института ядерных исследований (г. Дубна, Московская область, ноябрь 1956 года).

В пятидесятые годы Китай был добрым другом и союзником СССР. Тысячи китайских специалистов учились в советских университетах и институтах. Китайские офицеры постигали науку побеждать в советских военных училищах и академиях. Советские военные советники передавали китайской армии опыт недавно отгремевшей войны. Советские инженеры помогали китайцам осваивать новейшие достижения науки и техники вплоть до строительства в Китае атомного реактора — в мирных целях, разумеется. Советские технологии (в том числе ядерные) лились в Китай рекой; они передавались бесплатно, в порядке оказания братской помощи.

against_all074

Председатель КНР Мао Цзэдун (второй справа) принимает членов советской правительственной делегации во главе с Хрущёвым (третий слева) и Булганиным (первый слева, в мундире Маршала Советского Союза — в тот момент он занимал пост министра обороны СССР). Пекин, 19 октября 1954 г.

against_all075

Председатель КНР Мао Цзэдун и Никита Хрущёв на обеде по случаю 10-летия образования КНР (1959 г.).

against_all076

Линкор «Новороссийск» (спущен на воду 15 октября 1911 г.; до 1948 года находился в составе итальянского ВМФ под названием «Джулио Чезаре») на рейде в севастопольской бухте (1949 г.).

against_all077

Линкор «Новороссийск» после подъема со дна бухты в 1957 году.

После продувки отсеков линкор всплыл кверху килем.

against_all078

Поврежденный в результате взрыва корпус линкора «Новороссийск» после подъема (1957 г.).

against_all079

Маршал Советского Союза Жуков и народный комиссар Военно-Морского Флота СССР Адмирал флота (в 1945 году это звание приравнено к званию Маршала Советского Союза) Николай Герасимович Кузнецов во время Потсдамской конференции в качестве военных советников (дворец Цецилиенхоф, Потсдам, конец июля — начало августа 1945 г.).

Кузнецов был назначен народным комиссаром ВМФ еще в 1939 году (в это время Жуков был всего лишь комдивом) и прослужил на этом посту всю войну. Но сравнивать Кузнецова и Жукова просто неприлично. Кузнецов был образованным человеком: он окончил Военно-морское училище и Военно-морскую академию, свободно владел английским, немецким, французским и испанским языками. Образование Жукова — три года в церковно-приходской школе, затем двухлетний вечерний курс городского училища, потом кавалерийские курсы, где Жукова учили саблей махать.

В январе 1955 года Кузнецов осторожно высказался против назначения Жукова министром обороны СССР вместо Булганина, ушедшего на должность председателя Совета Министров СССР. Жуков такого не прощал. После назначения Жукова министром обороны Кузнецов явно мешал и ему, и Хрущёву; Кузнецова надо было выгнать с позором, так, чтобы он больше никогда не смог вмешиваться в вопросы строительства флота, а вместо него поставить бесхребетного холуя в адмиральских погонах.

against_all080

Главнокомандующий ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов (1954 г.). В истории СССР только три человека имели звание Адмирала Флота Советского Союза; Кузнецов — первый из них.

Когда в ночь с 28 на 29 октября 1955 года был подорван линкор «Новороссийск», Главнокомандующий ВМФ Кузнецов несколько месяцев отсутствовал на службе по болезни; его обязанности фактически исполнял первый заместитель адмирал С. Г. Горшков (на снимке слева внизу). Тем не менее именно Кузнецов, а не Горшков был снят с должности, разжалован в вице-адмиралы и изгнан из вооруженных сил с формулировкой «без права работать во флоте», хотя никаких обвинений ему предъявлено не было.

against_all081

Заместитель министра обороны СССР, Главнокомандующий ВМФ адмирал Сергей Георгиевич Горшков (1956 г.).

До 1955 года Горшков командовал Черноморским флотом на протяжении четырех лет; став в 1955 году первым заместителем Главнокомандующего ВМФ, он фактически замещал адмирала Кузнецова во время его болезни. Однако после катастрофы «Новороссийска» Горшков вместо наказания получил повышение: после изгнания Кузнецова он был назначен главнокомандующим ВМФ и заместителем министра обороны СССР Жукова и прослужил на этой должности без нескольких дней 30 лет.

На войне Горшков героем не стал, зато в мирное время дважды получил звание Героя Советского Союза.

against_all082

Группа подводных ракетоносцев ВМФ СССР во время учений (1965 г.).

Под руководством Горшкова в Советском Союзе был построен гигантский флот, который негде было базировать и ремонтировать. У Горшкова на флот одновременно поступали крейсера четырех разных типов (в США строили крейсера одного типа), а всего за время нахождения Горшкова в должности главнокомандующего ВМФ на флот поступили корабли 45 разных типов.

На вооружении американских кораблей стояли ракеты 10 разных типов, а в Советском Союзе количество различных типов корабельных ракет было в три раза больше.

Утвержденный Сталиным в 1945 году десятилетний план военного судостроения на 1946–1955 гг. предусматривал строительство 367 подводных лодок. Всего за эти годы в стране, где царил голод, где десятки миллионов людей жили в землянках, а роль тяглового скота в деревнях играли женщины, планировалось построить 3524 боевых корабля. Более того, первоначальный и рассчитанный на более далекую перспективу вариант плана предусматривал постройку 1200 подводных лодок в период с 1950 по 1965 годы (Красная звезда. 11 апреля 1996 г.).

Эти планы не были выполнены по причине их явной нереалистичности, но при Горшкове Советский Союз все равно продолжал строить атомные подводные лодки в немыслимых количествах: газета «Красная звезда» (5 декабря 2001 г.) признает, что до 1994 года в СССР и Российской Федерации были построены 243 атомные подводные лодки, а во всех остальных странах мира вместе взятых — 221. Содержание такого флота стало неподъемным бременем для экономики страны, поэтому в крушении Советского Союза Горшков виновен не меньше Хрущёва и Жукова.

against_all083

Разведчики докладывают командирам. Гвардии генерал-лейтенант П. А. Белов (слева) и бригадный комиссар А. В. Щелаковский (второй слева) беседуют с бойцами-разведчиками, возвратившимися из очередного рейда в тыл врага (Западный фронт, Калужская область, июнь 1942 г.).

С самых первых дней своего существования Красная Армия была под полным контролем Коммунистической партии, которая держала армию на двух поводках-растяжках, как держат с двух сторон хищного зверя. С одной стороны — негласный контроль особых отделов и завербованных ими стукачей. С другой стороны — надзиратели-комиссары, которых партия приставила к каждому командиру от роты и выше (в разные годы они назывались то комиссарами, то замполитами, то помполитами, но их основные задачи по сути оставались прежними). Комиссары воспеты всей советской литературой и кинематографом — везде и всегда комиссар мудрым советом направлял командира на верный путь. В жизни было иначе: комиссар был совершенно безграмотным в военных вопросах, однако командир не имел права отдавать никаких приказов без их утверждения комиссаром, а попытка управлять войсками, не спрашивая разрешения комиссара, расценивалась как измена и мятеж — со всеми вытекающими последствиями.

Комиссары подчинялись только вышестоящим комиссарам; заподозрив командира в нелояльности, комиссар имел право отстранить его от должности и арестовать. Как только Красная Армия перешла в наступление, институт комиссаров с целью установления единоначалия был заменен институтом заместителей командиров по политический части (замполитов) — как уже было в 1940 году, когда Сталин закончил чистку в Красной Армии.

against_all084

Командующий 1-й саперной армией генерал-майор Михаил Петрович Воробьёв (слева) и полковой комиссар И. В. Журавлёв изучают карту (1942 г.).

Чем выше командир, тем более строгим был контроль над ним. На уровне армий и фронтов за спиной каждого командующего стоял не один, а два или три надзирателя. На этом уровне руководство осуществлялось органами, которые именовались военными советами. В состав военного совета армии или фронта входил командующий и несколько так называемых ЧВСов — членов военного совета, которые были партийными воротилами очень высокого ранга. В Гражданской войне, например, товарищ Сталин, входя в десятку самых влиятельных вождей страны, кроме всего прочего выполнял обязанности члена Военного совета Западного, Южного и Юго-Западного фронтов. Во Второй мировой войне членами военных советов армий, флотилий, фронтов и флотов, то есть надзирателями, состояли первые секретари обкомов (например, Брежнев), члены Центрального Комитета (Булганин и Мехлис) и даже члены Политбюро (Хрущёв и Жданов).

against_all085

Командир 5-й воздушно-десантной бригады, оборонявшей Киев, Герой Советского Союза полковник А. И. Родимцев (справа) с комиссаром бригады (Юго-Западный фронт, 1941 г.).

against_all086

Члены Военного совета Сталинградского фронта (слева направо): член Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК КП(б) Украины Никита Сергеевич Хрущёв, член Военного совета фронта по тылу генерал-майор Алексей Илларионович Кириченко, 1-й секретарь Сталинградского обкома партии Алексей Семёнович Чуянов, командующий Юго-Восточным (Сталинградским) фронтом генерал Андрей Иванович Ерёменко (Сталинград, декабрь 1942 года)

against_all087

Член Военного совета Юго-Западного фронта Никита Хрущёв и начальник политотдела 18-й армии полковник Леонид Брежнев за беседой (июнь 1942 г.). Интересно, что Брежнев в трех своих книгах, «Малая земля», «Возрождение» и «Целина» (во всяком случае, Брежневу приписывается авторство этих книг) ни разу не упоминает о Хрущёве. Создается впечатление, что не было в советской истории никакого Хрущёва, хотя именно Хрущёв обратил внимание на молодого инженера Брежнева и поднял его к самым вершинам власти, хотя перед войной, в начальный период войны и после войны Хрущёв был непосредственным начальником Брежнева, хотя Брежнев под личным контролем Хрущёва руководил подъемом целины.


ГЛАВА 21


1


На следующий день после подписания Варшавского договора, 15 мая 1955 года, в Вене представителями Советского Союза, США, Великобритании и Франции был подписан Государственный договор с Австрией. Во время Второй мировой войны Австрия и Германия были единым государством. После поражения в войне Германия и Австрия была разделены и оккупированы войсками четырех держав.

Прошло десять лет с момента окончания войны. Главами великих держав было принято решение вывести с территории Австрии американские, советские, британские и французские войска и подписать договор, в соответствии с которым Австрия становилась нейтральным государством – то есть отныне не могла вступать в военные союзы и лишалась права иметь на своей земле иностранные войска и принимать участие в любых военных конфликтах кроме обороны своей территории.

Все ясно, просто, понятно. Подписали, войска вывели. С момента подписания того договора прошло более пятидесяти лет. Австрия живет и процветает, никому не угрожая и не мешая.

Через два месяца после подписания договора с Австрией, 18 июля 1955 года, в Женеве открылось международное совещание на высшем уровне по вопросам Германии. После разгрома Третьего рейха Советский Союз, США, Великобритания и

Франция разделили Германию на зоны оккупации. В тех зонах, где находились американские, британские и французские войска, жизнь после войны быстро вошла в нормальную колею, экономика была восстановлена, жизненный уровень населения стремительно повышался. А там, где находились советские войска, возникло «первое в истории социалистическое государство на немецкой земле». Понятно, что немцы из социалистического государства побежали в Западную Германию.

Лидеры четырех держав собрались в Женеве для решения вопроса о том, что делать с Германией дальше. На этой встрече Советский Союз представляли товарищи Хрущёв, Булганин и Жуков. Американскую делегацию возглавлял президент страны Дуайт Эйзенхауэр.

В 1945 году Эйзенхауэр и Жуков были большими воинскими начальниками. Они встретились в Берлине как союзники, разгромившие Германию. Летом 1945 года Эйзенхауэр побывал в Советском Союзе. 12 августа 1945 года он стоял на трибуне Мавзолея Ленина между Сталиным и Жуковым.

Теперь, встретившись в Женеве, Жуков и Эйзенхауэр больше не были союзниками. Было и еще одно отличие, мысль о котором наверняка больно задевала самолюбие Жукова: он, Жуков, так и остался большим воинским начальником, а Эйзенхауэр стал президентом США. «Эх, не ценит руководство страны полководцев», – так, возможно, думал Жуков.


2


В 1955 году взаимоприемлемое решение по германскому вопросу найти не удалось. На встрече в Женеве американская делегация настаивала на проведении в Западной и Восточной Германии свободных выборов, после чего немцы сами должны были определять политику своих стран и отношение к существующим военным блокам (НАТО и Варшавскому договору). Это предложение поддержали Франция и Великобритания, но оно было неприемлемо для СССР: советские руководители прекрасно понимали, что при таком сценарии восточные немцы, недовольные коммунистическим режимом, обязательно выскажутся за воссоединение с Западной Германией и присоединение к НАТО.

Советская делегация, напротив, стремилась сохранить разделение Германии на два государства. Для демонстрации «миролюбивых» намерений СССР советская сторона предложила принять разработанный ею так называемый «план обеспечения коллективной безопасности в Европе». План предусматривал заключение многостороннего договора (с участием ГДР и ФРГ), участники которого должны были принять на себя обязательство отказаться от применения силы в решении международных споров; одновременно существовавшие в Европе военные блоки должны быть распущены, иностранные войска – выведены с континента, а американские военные базы в Европе – ликвидированы. Лишь на таких условиях Советский Союз был готов рассматривать вопрос об объединении Германии.

Почему же решение по Австрии было принято быстро и без проблем, а относительно Германии бывшим союзникам так и не удалось договориться? Ведь Австрия была такой же частью Третьего рейха, как Бавария или Пруссия.


3


Ответ на этот вопрос становится очевидным, стоит только обратить наш проницательный взор на карту Европы. Отстраненный от власти Чёрчилль в своей речи, которую почему-то принято считать началом холодной войны, обратил внимание почтеннейшей публики на то печальное обстоятельство, что «от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен “железный занавес”».

Давайте же проведем эту линию на карте от Балтики до Адриатики, но назовем ее не железным занавесом, а передовым рубежом социалистического лагеря. Перед нами – вооруженные до зубов силы империалистов и реваншистов. Теперь выделим каким-нибудь цветом Австрию, которая стала нейтральной. И завопим от восторга: став нейтральной, Австрия разрубила стратегический фронт наших вероятных противников на две части.

Нейтральная Австрия протянулась с востока на запад, разделив барьером Центральную и Южную Европу. А за нейтральной Австрией дальше на западе лежит нейтральная Швейцария. Если Советская Армия начнет освободительный поход в Западную Германию, то наши маршалы могут не опасаться за свои фланги. Правый фланг театра боевых действий прикрыт Балтийским морем, левый – двумя нейтральными государствами

Если же нам удастся построить свои военно-морские базы в Ливии, Египте, Сирии, а лучше всего – в Югославии, то можно будет спокойно воевать на Средиземном море и его берегах, не опасаясь стремительной и мощной переброски американских и других войск из стран Центральной Европы – на их пути лежит нейтральная Австрия. Вот почему кремлевские вожди без возражений согласились на договор с Австрией.

Отчего же бывшим союзникам не удалось достичь договоренности относительно Германии? Оттого, что Хрущёву и Жукову была нужна вся Германия. Целиком. Не мирная, нейтральная, сытая, процветающая, а наша родная, братская, пролетарская.

Если перед нами враги, в Западной Германии мы взломаем их оборону ядерными ударами, бросим в прорывы свои корпуса и армии, и они пойдут к океану вслед за солнцем. Сценарий вполне реализуемый, взрывом бомбы на Тоцком полигоне проверенный. Этот военный конфликт станет ограниченной ядерной войной, которая за пределы Центральной Европы может и не выйти.

Мы разгромим вражескую, реваншистскую, оружием бряцающую, две мировых войны развязавшую Германию. Это простят и забудут. Но если Германия станет единой и как объединенная страна останется членом НАТО, то кремлевским вождям придется отказаться от освободительных походов в Западную Европу, ибо взлом обороны государства – члена НАТО ядерными взрывами слишком дорого нам обойдется.

А Жуков готовил именно взлом обороны, и именно в Центральной Европе.


4


20 июля 1955 года состоялась встреча Эйзенхауэра и Жукова. Беседу переводил и записывал Олег Трояновский, будущий представитель СССР в ООН. Запись беседы хранится в Российском государственном военном архиве (Фонд 41107. Опись 1. Дело 58. Листы 2-13). В ходе беседы Жуков заявил, что «провел много учений с применением атомного и водородного оружия и лично видел, насколько смертоносно это оружие».

Здесь Георгий Константинович немного покривил душой: учения с применением атомного оружия он проводил не много раз, а лишь однажды, а с применением водородного оружия ни он, ни кто-либо другой во всем мире не проводил никогда, ни до Жукова, ни после него. Испытаний проводили много, но устраивать войсковые учения с применением зарядов мегатонною класса не додумался никто.

Далее в беседе Жуков выразил глубокую озабоченность за судьбу планеты в случае, если США и СССР обменяются ядерными ударами одинаковой силы:

Если бы в первые дни войны США сбросили 300-400 бомб на СССР а Советский Союз, со своей стороны, сбросил такое же количество бомб на США, то можно представить себе, что произошло бы с атмосферой (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 40).

Вот каким миролюбивым был у нас министр обороны. Жуков ужасно не хотел губить атмосферу нашей прекрасной планеты, потому доходчиво разъяснял непонятливому президенту США, что обмен ядерными ударами одинаковой силы может привести к непредсказуемым последствиям.

Однако заявление Жукова о возможности обмена ядерными ударами одинаковой силы тоже было враньем: в таком обмене ударами, если бы он произошел, силы сторон оказались бы неравными.

В момент встречи Жукова и Эйзенхауэра на вооружении Стратегического авиационного командования ВВС США находился межконтинентальный стратегический бомбардировщик Б-36, гибрид поршневого и реактивного самолетов. Первоначально Б-36 создали с шестью поршневыми двигателями. Потом его модернизировали, добавив еще четыре реактивных. Это позволило увеличить максимальную скорость до 685 км/час. Б-36 мог взлетать в США, бомбить любую точку в Советском Союзе и возвращаться домой без дозаправки. Американская промышленность выпустила 384 таких самолета.

Советский Союз со всех сторон был обложен американскими военными базами – в Норвегии, Великобритании, Испании, Западной Германии, Италии, Турции, Греции, Японии, Южной Корее и на островах Тихого океана. Поэтому бомбардировщикам Б-36 было гарантировано прикрытие истребителями, которые могли подниматься с аэродромов, разбросанных вокруг Советского Союза, а кроме того – с авианосцев. Огонь зенитной артиллерии бомбардировщику Б-36 был не страшен – уж больно высоко он летал.

В феврале 1955 года на вооружение американской авиации поступили первые межконтинентальные реактивные бомбардировщики Б-52 с боевым радиусом действия 7210 километров. Как и Б-36, они могли взлетать в Америке, бомбить цели в любой точке Советского Союза и возвращаться обратно. Максимальная скорость Б-52 – 957 км/час, максимальная бомбовая нагрузка – 31 тонна, высота полета – более 14 километров. В 2013 году, когда я пишу эти строки, бомбардировщики Б-52 все еще состоят на вооружении США.

В момент беседы Жукова и Эйзенхауэра Соединенные Штаты помимо трех сотен Б-36 и нескольких первых Б-52 имели на вооружении реактивные бомбардировщики Б-47. Межконтинентальной дальности полета у машин этого типа не было – вернее, была, но только в один конец. Однако наличие множества американских баз вокруг Советского Союза сводило это неудобство к минимуму: держать такие самолеты можно было на безопасном расстоянии от Советского Союза, в нужный момент перегнать их на передовые аэродромы, заправить, подвесить бомбы и отправить в полет с возвращением на базы Великобритании, Норвегии, Западной Германии, Турции или Южной Кореи. Всего к моменту окончания производства в январе 1957 года американская промышленность выпустила более двух тысяч машин этого типа.

Кроме того, американские авианосцы в момент встречи Жукова и Эйзенхауэра уже получили палубные штурмовики «Скайхок», которые кроме всего прочего могли быть носителями ядерного оружия.

А у Советского Союза в тот момент межконтинентальных средств доставки ядерного оружия не было.


5


За трогательной заботой Жукова о сохранении атмосферы скрывалась ядерная импотенция Советского Союза. Жуков блефовал, играя надувными мышцами. У Советского Союза не было в то время 300-400 стратегических ядерных зарядов, а если бы и были, то доставить их к целям на территории США было бы невозможно. И поршневые бомбардировщики Ту-4, и первые поступившие на вооружение реактивные Ту-16 теоретически могли донести ядерные бомбы до Америки, но только в один конец – на возвращение топлива уже не хватало.

Разница заключалась в том, что в случае войны американские бомбардировщики, неуязвимые для огня зенитной артиллерии, были бы прикрыты своими истребителями, в то время как у Советского Союза не было баз вокруг США, потому советским бомбардировщикам пришлось бы действовать без прикрытия. Но даже если бы удалось навербовать смертников для героического выполнения такого самоубийственного задания как на полет в один конец, то прорваться через систему ПВО США поршневой Ту-4 даже теоретически не мог. И реактивный Ту-16 – тоже.

Так зачем же Жуков рассуждал о непредсказуемых последствиях обмена ядерными ударами одинаковой силы, если никакой силы для нанесения такого удара в Советском Союзе в тот момент не было?

Если интерес Жукова состоял в том, чтобы уберечь планету от гибели, то он должен был по дружески объяснить Эйзенхауэру, что тайны военные выдавать не намерен, сколько у нас зарядов и носителей, не откроет, но пусть американский народ знает: вы нас уничтожите, но за пределами Советского Союза мы на всякий случай уже спрятали несколько зарядов. После того, как вы нанесете по нам ядерные удары, наши ребята, которые уже живут в других странах, на своих плечах через Канаду и Мексику принесут элементы зарядов, соберут их и подорвут бомбы в ваших городах. Много ли тому Чикаго надо? Только представьте себе, как посыпятся ваши небоскребы в разные стороны от эпицентра взрыва.

Мог бы Жуков и сильнее припугнуть: мол, мы такие пугливые, потому уже и на территории США необходимые запасы накопили. В разобранном виде. Надо будет – соберем и врежем, без всяких ракет и бомбардировщиков. Так что вы уж, того... первыми не нападайте, а то все равно свое огребете.

Но Жуков не о судьбе своей страны и всей планеты печалился. Жуков готовил прорыв советских танков в Западную Германию и далее к океану. За это вполне можно было получить ядерный удар от союзника Западной Германии из-за океана, потому Жуков и пытался отвадить Эйзенхауэра от защиты Европы. Мол, что бы тут у нас ни случилось, Америке незачем в драку ввязываться. А то вы на нас 300-400 атомных бомб, да мы на вас столько же – как бы нам планету не загубить.

Брошено это было как бы невзначай, при обсуждении совсем другого вопроса. Брошено с уверенностью, как нечто само собой разумеющееся: у вас 300-400 бомб, и у нас столько же. Кто бы мог подумать, что у этого игрока в тот момент не было ни одного козыря в колоде, ни одного гроша за душой, и в карманах дырки.

В современном русском языке для описания такой ситуации есть совершенно точный фразеологический оборот: брать на понт. Мог ли президент США предположить, что Жуков будет вести себя как мелкий шулер?


6


Хрущёвско-жуковские понты слишком дорого обошлись нашему народу. Мало им было на весь мир трепаться о том, что в СССР столько же зарядов и носителей, как и в США. Хрущёв пошел еще дальше.

В 1963 году Воениздат выпустил книгу «Военная стратегия». В авторский коллектив входил один Маршал Советского Союза (Соколовский), один генерал-полковник, три генерал-лейтенанта, пять генерал-майоров и десять полковников. Книга была сдана в набор 18 апреля 1963 года. В выходных данных моего экземпляра этой книги указано, что издание это – исправленное и дополненное. Следовательно, было и более раннее издание.

Маршал Соколовский восемь лет возглавлял Генеральный штаб Советской Армии. В 1960 году должность сдал и взялся за перо. Его соавторы в генеральских и полковничьих погонах увенчаны научными степенями и званиями. Книга удивительная. Вот лишь небольшой фрагмент на странице 393:

В нашей стране проблема уничтожения ракет в полете успешно решена советской наукой и техникой...

Небезынтересно отметить, что проблема противоракетной обороны на Западе до настоящего времени еще далека от окончательного решения.

То есть у нас окончательное решение проблемы противоракетной обороны найдено, а у западных дурачков – нет!

Это откровение сдано в набор в апреле 1963 года, а было, повторяю, и более раннее издание. Без разрешения Хрущёва, без его личного приказа ни один генерал под такими «понтами» подписываться не стал бы. И Маршалу Советского Союза Соколовскому Василию Даниловичу такую чепуху подписывать вовсе незачем. Каждый, кто в армии служил, знает, что инициатива наказуема, тем более в таком вопросе. Зачем Соколовскому на свою голову приключений искать?

Авторы книги писали свои откровения о противоракетной обороне у нас и на Западе не ради сенсаций и не в погоне за популярностью у читателей – тиражи в Советском Союзе определялись не читательским спросом, а планом, и тираж книги зачастую устанавливался еще до того, как ее автор брался за перо.

Столь наглая дезинформация такого уровня могла вбрасываться только в централизованном порядке и только по приказу высшего руководства страны.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики