07 Dec 2016 Wed 11:37 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 04:37   


7


7 ноября 1943 г. член Политбюро Центрального Комитета ВКП(б), Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Украины генерал-лейтенант Хрущёв и заместитель Верховного главнокомандующего Маршал Советского Союза Жуков доложили Сталину: Киев взят! Взят прямо в день годовщины Октябрьской революции! О таких победах через много лет напишет поэт Юрий Леонидович Нестеренко:

И было ведомо солдатам,

Из дома вырванных войной,

Что города берутся – к датам.

А потому – любой ценой.

Киев тому блистательный пример. К великой дате! За ценой не постоим!

Впереди их еще много будет – городов, взятых к юбилеям. И венцом всему – Берлин. Его надо будет взять к 1 мая 1945 года, к празднику солидарности всех пролетариев мира.

В ноябре 1943 года Никита Хрущёв остался в Киеве восстанавливать Украину, а Жуков пошел на Берлин. Следом за ним – Серов. После войны судьба поднимала то одного, то другого. То вдруг швыряла в опалу. В марте 1947 года Сталин снял Хрущёва с должности хозяина Украины, но в декабре того же года снова вернул на место. Затем, в декабре 1949 года, Сталин поставил Хрущёва уже во второй раз править Москвой.

Весной 1945 года заместителем Жуков по делам гражданской администрации в Германии был назначен комиссар Государственной безопасности 2-го ранга Серов. В распоряжении Жукова и Серова оказались несметные богатства. Развернулись оба. Речь шла не только о сокровищах германских банков, не только о захваченных мешках никем не учтенных денег, которые все еще находились в обращении, не только о километрах дорогих тканей, о вагонах драгоценной мебели, но и о картинах Дрезденской галереи, о золоте и бриллиантах, о короне супруги германского кайзера.

Сталин узнал о широком разгуле распоясавшихся мародеров. Серов испугом отделался, а вскоре даже и повышение получил.

Отделался бы и Жуков, но у него кроме мародерства, воровства в особо крупных размерах, незаконной раздачи орденов и других уголовных преступлений высветилось и еще одно пятнышко – безудержное хвастовство: Жуков приписывал себе победы в сражениях, в которых на самом деле участия не принимал. Сталин снял Жукова с высоких постов и отправил командовать Одесским военным округом, а через два года – Уральским.

Жуков не терял надежды. Его друг Хрущёв был членом Политбюро, то есть входил в состав первой десятки вождей, которые управляли Советским Союзом. Его друг Герой Советского Союза генерал-полковник Серов был первым заместителем министра внутренних дел СССР. Жуков мог рассчитывать на то, что однажды Хрущёв вернет его на вершины власти. А Серов подсобит.

Такая возможность возникла летом 1952 года.


Ключевой момент

Открываем книгу «История пограничной службы Беларуси», которую выпустил в свет Государственный пограничный комитет Республики Беларусь (Минск: ИВЦ Минфина, 2011). На странице 251 читаем:

После выхода советских и фашистских войск на линию разграничения, 28 сентября 1939 года между СССР и Германией был подписан договор о границе.

Вот как! 23 августа 1939 года в Кремле между Советским Союзом и Германией был подписан договор о ненападении. Подписали товарищ Молотов и герр Риббентроп. Договор вошел в историю с их именами в названии.

Договор предельно странный. Между Советским Союзом и Германией не было общей границы. Между ними была Польша. Потому Германия не могла напасть на Советский Союз, Советский Союз – на Германию.

Но позвольте! Зачем подписывать договор о ненападении, если нападение физически невозможно?

Ларчик просто открывался: договор о ненападении был на самом деле договором о нападении на Польшу. Договоренность о разделе Польши была закреплена в дополнительном секретном протоколе. Если разделить Польшу, то возникнет общая граница между Советским Союзом и Германией. Именно на этот случай и нужен был договор о ненападении между Советским Союзом и Германией.

Раздел Польши означал, что Великобритания и Франция объявят войну Германии, то есть возникнет европейская, и, следовательно, мировая война. Это понимал Сталин. Этого не понимал Гитлер.

Договор подписали, Гитлер напал на Польшу и получил войну против Великобритании и Франции, потенциально – против США и всего мира. Так товарищ Сталин толкнул Гитлера во Вторую мировую войну, оставшись в стороне, выжидая удобного момента.

Вожди Советского Союза десятилетиями отрицали наличие дополнительного секретного протокола о разделе Польши. Мол, мы Польшу с Гитлером не делили, следовательно, Вторую мировую войну развязал кто угодно, только не Сталин. Сам Молотов категорически отрицал наличие дополнительного секретного протокола. Писатель Феликс Чуев, который провел с Молотовым десятки бесед, свидетельствует об этом: «Несколько раз я спрашивал об этом Молотова – ответ один» (Чуев Ф. И. Молотов. Полудержавный властелин. М.: ОЛМА-пресс, 2000. С. 28). Сам Чуев склонялся к тому, чтобы верить Молотову: мол, дополнительные секретные протоколы опубликованы, да только не фальшивка ли это?

Предположим, что 23 августа 1939 года между Молотовым и Риббентропом – то есть между Сталиным и Гитлером – договоренность о разделе Польши достигнута не была, и не было никакого дополнительного протокола. В таком случае повторю свой вопрос: зачем Риббентропу и Молотову подписывать договор о ненападении между Советским Союзом и Германией, если такое нападение без раздела Польши невозможно?

Теперь снова обратимся к цитате из книги, которую опубликовало уважаемое учреждение по имени Государственный пограничный комитет Республики Беларусь:

После выхода советских и фашистских войск на линию разграничения...

Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года. Товарищ Сталин подождал, когда Великобритания и Франция объявят войну Германии, когда Германия сокрушит основные силы польской армии. Дождавшись такого момента, Сталин отдал приказ Красной Армии, и 17 сентября 1939 года она нанесла удар в спину Польши. Вскоре советские и германские войска, наступавшие с двух сторон, встретились на линии разграничения.

Стоп! Когда и кем эта линия была установлена? Допустим, что не Молотов и Риббентроп 23 августа 1939 года в Кремле разделили Польшу и провели эту разграничительную линию. Вопрос руководству Государственного пограничного комитета Республики Беларусь: так откуда же эта разграничительная линия взялась? Кто ее провел, согласовал, утвердил у Сталина и Гитлера?

Давайте на минуту согласимся с тем, что опубликованные фотокопии секретных дополнительных протоколов пакта Молотова – Риббентропа – это фальшивка, антироссийская подлость. Но если не Молотов и Риббентроп в присутствии Сталина и с согласия Гитлера провели на карте разграничительную линию, то кто, где и когда эту линию провел?

Но это только первый вопрос. А вот второй. 28 сентября 1939 года Риббентроп еще раз побывал в Москве, линия границы между Советским Союзом и Германией была окончательно уточнена и согласована, после чего был подписан договор «О дружбе и границе» – его я уже упоминал в этой книге. Теперь еще раз прочитаем цитату из книги белорусских пограничных генералов. Этот договор они назвали «О границе».

Вот, граждане читатели, блистательный образец фальсификации истории. Из официального названия договора между двумя великими державами выброшено одно только слово, и смысл изменился радикально: выходит, не было никакой дружбы с Гитлером.


ГЛАВА 3


1


Для того чтобы понять логику невидимых со стороны битв и сражений, которые после Второй мировой войны сотрясали нашу страну от Москвы до самых до окраин, с южных северных морей, мы обязаны вспомнить основы.

Все классики коммунизма связывали путь к светлому будущему с войной. Выступая на заседании Центрального Комитета Союза коммунистов[3] 15 сентября 1850 года, Карл Маркс предупреждал:

Мы говорим рабочим: Вам, может быть, придется пережить еще 15, 20, 50 лет гражданской войны для того, чтобы изменить существующие условия и чтобы сделать самих себя способными к господству (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения в 39 томах. В 42 книгах. Второе издание. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955-1966. Т. 8).

Фридрих Энгельс тоже хорошо представлял себе, чем обернется для человечества грядущая мировая война. Во «Введении к брошюре Боркхейма “На память ура-патриотам 1806-1807 годов”» (1887 г.) он предсказывает грядущую «всемирную войну невиданного раньше размера, невиданной силы» и так оценивает последствия этой войны:

Только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса (там же. Т. 21).

В 1914 году долгожданная мировая война, наконец, разразилась. Ленин поначалу радовался: все идет как по писанному, так, как предсказали Маркс и Энгельс. Однако война затянулась, и «окончательная победа рабочего класса» на историческом горизонте как-то не просматривалась. Ленин не унывал: авось случится еще одна такая же война, Вторая мировая, – вот в результате Второй мировой и грянет Мировая революция. В сентябре 1916 года Ленин сочинил «Военную программу пролетарской революции», в которой писал:

Человечество переживет – на худой конец – вторую империалистическую войну; если революция не вырастет из данной войны.

Сам Ленин в тот момент уже потерял всякую надежду на то, что революция случится при его жизни. 9 января 1917 года, находясь в тихой, спокойной, сытой Швейцарии, он заявил: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». Но на счастье Ленина – и к несчастью народов нашей страны – революция грянула на следующий месяц, причем там, где ее никто, включая Ленина, не ожидал – в России. Так что Первая мировая война все же дала частичный результат – победу коммунистов на одной шестой части суши. Оставалось дождаться Второй мировой войны.

А вот что по этому поводу говорил Иосиф Сталин:

Дело идет к новой империалистической войне... она наверняка развяжет революцию и поставит под вопрос само существование капитализма в ряде стран (26 января 1934 г. Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)).

Первая мировая империалистическая война дала победу революции в одной из самых больших стран.... вторая мировая империалистическая война может привести также к победе революции в одной или нескольких странах (10 марта 1939 г. Отчетный доклад XVIII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)).

Эти последние слова были сказаны за неполные полгода до первого выстрела Второй мировой войны. В том же году вышел новый полевой устав Красной Армии ПУ-39, в котором было записано следующее:

Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий. Войну мы будем вести наступательно, с самой решительной целью полного разгрома противника на его же территории.

Тут использован фиговый листочек «если враг навяжет»: мы, мол, с нетерпением и надеждой ждем войну, которая освободит пролетариев капиталистических стран от рабства, но не мы эту желанную войну развязываем. Нам ее навязывают. Но далее – открытым текстом: Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий. То есть Красная Армия превзойдет всех агрессоров истории, затмит славу великих завоевателей прошлого – Атиллы, Чингисхана, Батыя, Тамерлана, Бонапарта.


2


«Самым нападающим» товарищ Сталин стать не успел: пришлось отбиваться от другого «самого нападающего», который опередил Сталина на пару недель или, возможно, всего на несколько дней, если даже не на один день.

Вторая мировая война опрокинула все коммунистические теории. В соответствии с теорией Маркса – Ленина – Троцкого проклятые буржуины должны были воевать против коммунизма просто потому, что власть пролетариев в одной стране будет примером для пролетариев всех остальных стран: вот как вы будете счастливо жить, если свергните по нашему примеру проклятых буржуев!

Но никакие буржуи на Советский Союз нападать не стали. Наоборот, США и Великобритания всеми силами спасали Сталина, попавшего в беду. А напали на Советский Союз не капиталисты, а социалисты. Война на Европейском континенте по большому счету шла между двумя первыми в мире социалистическими государствами – Советским Союзом и Германией. Если следовать логике, то эту войну надо было называть Первой социалистической.

Вторая мировая война отгремела, однако тех надежд, которые на нее возлагал товарищ Сталин и другие товарищи, не оправдала. Поставить на наш путь развития всю Европу не удалось. Что же дальше?

Дальше оставалось готовиться к третьей мировой войне. При этом, понятно, не беря на себя ответственности за ее развязывание, прикрываясь все тем же листочком: если враги войну навяжут, то, наконец, долгожданная Мировая революция разразится и победит.


3


В 1951 году Институт философии Академии наук СССР опубликовал учебник «Исторический материализм». Книга убивала наповал одним только составом авторов – вернее, не самим составом авторов, а его отсутствием. Имена авторов учебника были скрыты. Сказано было просто и выразительно: авторы. Сообщалось только, что создан был сей труд «под общей редакцией члена-корреспондента Академии наук СССР Ф. В. Константинова».

Про Фёдора Васильевича Константинова мы знаем, что был он любимым философом товарища Сталина. После Сталина он стал любимым философом товарищей Хрущёва, Брежнева и Андропова. Был он Героем Социалистического Труда, доктором философских наук, профессором, академиком АН СССР, кандидатом в члены ЦК КПСС, с 1955 года – заведующим Отделом агитации и пропаганды ЦК КПСС.

В 1951 году учебник этот не мог выйти без разрешения и одобрения Сталина. Самая страшная кара в те времена ждала того, кто допустил мельчайший промах в идеологических схватках. В 1951 году шаг в сторону в вопросах марксистско-ленинской философии считался побегом – конвой стрелял без предупреждения.

Всем, кто утверждает, что Сталин якобы отказался от идеи Мировой революции, настоятельно рекомендую почитать «Исторический материализм» (М.: Государственное издательство политической литературы, 1954). Основная идея этого учебника состоит в следующем: Мировая революция неизбежна, Октябрьская революция – начало Мировой революции. Далее – привычный фиговый листочек: если враги развяжут третью мировую войну, вот тогда-то им и наступит конец, вот тут-то пролетарии восстанут и победят в мировом масштабе.

Если империалисты решатся на безумие и попытаются развязать новую мировую войну; то их авантюра приведет к крушению всей системы мирового капитализма.

Это утверждение вытекает из исторического опыта первой и второй мировых войн. Первая мировая война кончилась победой социалистической революции в России. Вторая мировая война привела к отпадению от капитализма целого ряда стран в Европе и Азии.

Только с исчезновением империалистических государств исчезнут попытки военных интервенций и связанные с этим попытки реставрации капитализма. А капиталистическое окружение исчезнет только в результате социалистической революции во всех основных капиталистических странах.

Октябрьская социалистическая революция является не только революцией в национальных рамках, она по своему характеру есть интернациональная революция, часть мировой пролетарской революции. Именно с победой советской революции наступила эпоха мировой пролетарской революции. Октябрьская социалистическая революция открыла эпоху пролетарских революций в странах капитализма, она открыла эпоху колониальных антиимпериалистических революций, являющихся частью мировой пролетарской революции.

Октябрьская революция явилась началом мировой пролетарской революции и базой ее развития.


4


Сталин слов на ветер не бросал.

Прежние надежды на то, что «Большая война» приведет к победе Мировой революции и созданию мировой социалистической системы, не оправдались. Потому Сталин, пока народ радовался победе, решал традиционный для России вопрос – что делать? Готовиться к новой мировой войне или заняться решением внутренних проблем, сохранив дружеские отношения с союзниками по антигитлеровской коалиции? Будучи истинным марксистом, Сталин недолго мучился над проблемой выбора. Поскольку главная цель – Мировая революция – оставалась неизменной, путь к ней виделся только через третью мировую войну, которой суждено было стать последней и решающей схваткой с империализмом (Дроговоз И. Большой флот Страны Советов. Минск: Харвест, 2003. С. 140-141).

27 ноября 1945 года Сталин подписал совершенно секретное постановление «О десятилетнем плане военного судостроения на 1946-1955 гг.». План предусматривал строительство:

• 4 тяжелых крейсеров типа «Сталинград» (полное водоизмещение 43 тысячи тонн, главный калибр[4] – 9 орудий калибра 305 мм, скорость 34 узла);

• 30 легких крейсеров типа «Свердлов» (полное водоизмещение 16300 тонн, главный калибр – 12 орудий калибра 152 мм, скорость 33 узла);

• 188 эсминцев;

• 177 сторожевых кораблей;

• 367 подводных лодок;

• 18 морских мониторов[5];

• 36 морских канонерских лодок;

• 345 больших охотников за подводными лодками;

• 600 малых охотников за подводными лодками;

• 736 тральщиков;

• 828 торпедных катеров;

• 195 десантных судов.

В стране, во многих районах которой царил голод, десятки миллионов людей жили в землянках, а роль тяглового скота в деревнях играли женщины, предстояло построить 3524 боевые единицы (там же. С. 154).

Но это не все.

Первоначальным вариантом программы предусматривалась постройка 1200 подводных лодок в период с 1950 по 1965 годы (Красная звезда. 11 апреля 1996 г.).

С таким же размахом планировалось развивать военную авиацию. Сталин принял решение сформировать 100 новых авиационных дивизий фронтовых бомбардировщиков в дополнение к существующим (Военно-исторический журнал. 1992. № 10). Дивизия фронтовых бомбардировщиков – это 102 боевых самолета (93 Ил-28 и 9 Ил-28Р). 100 новых авиационных дивизий – это только фронтовые бомбардировщики, а кроме них существуют еще и стратегические. Действия и тех, и других нужно прикрывать соответствующим количеством истребителей. Кроме того, разворачивая одновременно 100 новых дивизий фронтовых бомбардировщиков и соответствующее количество истребительных дивизий, нужно увеличивать количество штурмовиков, разведчиков, транспортных самолетов. И строить тысячи аэродромов. И открывать новые летные и технические училища.

Но не авиация и флот должны были стать главным козырем Сталина. Главный упор был сделан на создание ядерного оружия и средств его доставки.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики