03 Dec 2016 Sat 18:44 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 11:44   

4


Вот один случай, ярко иллюстрирующий амбиции Жукова в то время. Он взят из книги Эры и Эллы Жуковых «Маршал победы» (М.: Воениздат, 1996), где были опубликованы воспоминания майора Сергея Петровича Маркова, который был начальником охраны Жукова в бытность того министром обороны. Вот о чем рассказывает Марков на страницах 268-269 этой книги:

В 1955 году во время поездки маршала Жукова на Северный флот, когда он следовал на автомашине, его повезли по несогласованному маршруту – хотели сократить путь. В результате кортеж машин оказался в пограничной полосе – у шлагбаума нес службу пограничник. Часовой представился маршалу: «Часовой поста пограничник такой-то». Жуков сказал ему: «Откройте шлагбаум для проезда». Часовой ответил: не имею права, проезд запрещен. Тогда маршал сказал: «Позвоните своему начальнику». Часовой объяснил, что телефон находится в 500 метрах, а он не имеет права оставить пост. Жуков спросил часового, каковы будут его действия, если они все же проедут. Часовой сказал: «Я буду вынужден применить оружие: первый выстрел вверх – предупредительный, а следующий – по колесам автомашины» После этого Жуков здесь же объявил благодарность часовому за отличное несение службы, а сопровождающим сделал соответствующее внушение. Кортеж машин удалился для следования на военную базу по ранее установленному маршруту.

Через некоторое время из Министерства обороны в управление Северного пограничного округа пришел приказ министра обороны СССР за подписью Жукова, в котором отмечалось отличное несение службы по защите государственных границ и объявлялась благодарность часовому за грамотные и решительные действия.

Случай вопиющий. В этом отрывке удивительно все – и прежде всего то, что все это опубликовано Воениздатом. Неужели люди, которые пропустили это в печать, не поняли что это не похвала Жукову, а разоблачение?


5


Часовой – лицо неприкосновенное. Неприкосновенность часового заключается:

• в особой охране законом его прав и личного достоинства;

• в подчинении часового строго ограниченному кругу лиц: начальнику караула, помощнику начальника караула и своему разводящему;

• в обязанности всех лиц беспрекословно выполнять требования часового, определяемые его службой;

• в предоставлении ему права применять оружие в случаях, предусмотренных уставом.

Это чеканные строки Устава гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил СССР. Эти принципы были установлены еще Петром I. Часовой на посту не подчиняется ни офицерам, ни генералам, ни Жукову, ни Хрущёву.

Но в описываемом случае на посту оказался разгильдяй. Часовой не имел права никого подпускать к своему посту. Часовой не имел права представляться никому, даже Жукову. Часовой не имел права отвечать на вопросы, даже если его спрашивает министр обороны. Это категорически запрещено. Вот простая, четко определенная уставом схема действий часового: «Стой, кто идет?», «Стой, назад!», «Стой, стрелять буду!», предупредительный выстрел вверх, затем – по нарушителю. И почему часовой решил в случае нарушения стрелять по колесам, если устав требует валить без разбора всех нарушителей после предупредительного выстрела?

Но более всего удивляет поведение Жукова. В момент этого идиотского происшествия он уже четыре десятка лет прослужил в армии, в том числе и в армии императорской. Неужели ему там не преподали самых фундаментальных основ службы? Неужели Жуков не видит, что перед ним разгильдяй и злостный нарушитель устава?

Но и сам Жуков хорош. Неужели он не знал, что с часовым нельзя разговаривать? Хочешь потолковать – вызывай начальника караула, начальник караула снимет часового с поста, вот тогда с ним и разговаривай. Хочешь проехать через шлагбаум – опять же решай вопрос не с часовым, а с начальником караула.

И уж совсем странно звучат приказы Жукова: «Откройте шлагбаум для проезда», «Позвоните своему начальнику». Повторяю: часовой подчиняется только начальнику караула, помощнику начальника караула и своему разводящему. Тут важно подчеркнуть слово «своему». В составе караула несколько разводящих, но выставлять на пост и снимать с поста может только тот разводящий, который отвечает за охрану и оборону данного объекта. Никто, кроме этих трех лиц, приказывать часовому не имеет права. Неужели Жуков этого не знал?

Все действия Жукова в этой ситуации противозаконны. Устав – это закон, утвержденный Верховным Советом СССР, и разгильдяй Жуков публично нарушил один из основных законов военной службы. Причин могло бы только две:

1. Жуков был совершенно безграмотным человеком даже в самых основополагающих вопросах военной службы.

2. Жуков преднамеренно демонстрировал своему окружению, что законам страны он подчиняться не намерен.


6


И тут начинается самое интересное:

Жуков здесь же объявил благодарность часовому за отличное несение службы.

Да как он смел? Да кто он вообще такой? Жуков – министр обороны. Пограничные войска Министерству обороны не подчинены. Любой начальник имеет право награждать и наказывать только тех, кто ему подчинен.

Жуков объявил благодарность рядовому Пограничных войск, но это не что иное, как официальное заявление о том, что Пограничные войска находятся в подчинении Жукова. Да и часовой должен был возмутиться: не строй из себя начальника, не нужна мне твоя благодарность, я у тебя в подчинении не состою.

Но ведь на этом дело не кончилось. Прочитаем удивительный отрывок еще раз:

Через некоторое время из Министерства обороны в управление Северного пограничного округа пришел приказ министра обороны СССР за подписью Жукова, в котором отмечалось отличное несение службы по защите государственных границ и объявлялась благодарность часовому за грамотные и решительные действия.

Вникнем. Вся граница разделена на 10 округов. В один из этих округов Жуков прислал письменный приказ. Вопрос повторяю: да кто же он такой, чтобы слать приказы Пограничным войскам! Самое пикантное – Жуков шлет приказ не начальнику Главного управления Пограничных войск генерал-майору Зырянову Павлу Ивановичу, а прямо в Северный пограничный округ, игнорируя командование Пограничных войск.

Представим себе, что кто-то со стороны – например, из Министерства сельского хозяйства, которому Советская Армия не подчиняется, – прислал приказ командующему, например, Прикарпатского военного округа, Маршалу Советского Союза Коневу. Уж наверное Конев такого бы не потерпел. И Жуков тоже.

И не важно, о чем этот приказ. Важно, что кто-то со стороны пытается командовать чужими войсками.


7


Жуков слал приказы не только в войска, которые ему не подчинялись. Он и самому Серову отдавал приказы.

Как только Жуков стал министром обороны, председатель КГБ и старый друг Жукова Иван Серов прислал ему пять папок с доносами.

Начальник охраны Жукова майор Марков на той же странице продолжает рассказ:

Когда Жуков ознакомился с досье, последовала команда Серову об увольнении из органов КГБ бывшего начальника охраны в годы войны H. X. Бедова, его заместителя М. М. Агеева, бывшего коменданта дачи Б. С. Ермишина и некоторых других офицеров, которые, как оказалось, были причастны к фальсифицированным доносам на Жукова.

Жуков – министр обороны. Серов – председатель КГБ. КГБ Министерству обороны не подчинено. Так почему же такое могло случиться: «последовала команда Серову»?

Жуков мог попросить: Ваня, ты по старой дружбе турни этих гадов. Но Жуков командует. А чего тут командовать? Вся охрана вождей – из КГБ. Работа чекиста – стучать. Этих Серов выгонит, а новые разве стучать на Жукова не будут?

Серов Иван Александрович дурачком прикидываться очень любил, но был не так прост, чтобы Жукову отдавать весь собранный на него материал и раскрывать всех своих стукачей в окружении министра обороны.



ГЛАВА 25


1


Итак, Жуков настаивал на передаче войск КГБ и МВД под контроль Министерства обороны. Хрущёв упирался, ясно понимая, что если все вооруженные люди в стране перейдут в подчинение Жукова, то высшее руководство страны станет совершенно беззащитным.

Жуков тем временем крушил устои государственного устройства еще на одном фронте. С самых первых дней своего существования Красная Армия была под полным контролем Коммунистической партии. Партия коммунистов держала Красную Армию, которая после войны превратилась в Советскую Армию, на двух поводках-растяжках – так, как держат с двух сторон хищного зверя.

С одной стороны – Особые отделы. С другой стороны – комиссары. Особые отделы ЧК-ГБ вербовали стукачей на всех уровнях военной иерархии. Чем выше уровень, тем выше была плотность стукачей среди его обитателей. Командиры высокого ранга были обложены стукачами ГБ со всех сторон: стукачами были адъютанты, телохранители, водители, шифровальщики, радисты, повара, охранники, писари, боевые и «учебно-боевые» подруги[15]

Кроме надзора тайного по линии ЧК-ГБ, был еще надзор гласный. С момента создания первых отрядов Красной Армии Коммунистическая партия ставила к каждому командиру от роты и выше своего надзирателя. Надзиратель назывался комиссаром.

Комиссары воспеты всей советской литературой и кинематографом. «Чапаев», «Красная площадь», «Котовский», «Оптимистическая трагедия» – везде и всегда комиссар мудрым советом направлял командира на верный путь.

В жизни было иначе. Прежде всего потому, что комиссар был совершенно безграмотным в военных вопросах. Как мог безграмотный контролировать грамотного? Командир отдавал приказ, но без подписи надзирателя-комиссара приказ был недействителен. Попытка управлять войсками, не спрашивая разрешения комиссаров, расценивалась как измена и мятеж – со всеми вытекающими последствиями. Комиссар имел неограниченную власть. Он мог снять командира с должности и арестовать его. Комиссары командирам не подчинялись. Они подчинялись только вышестоящим комиссарам.

Ни в одной стране мира никогда ничего подобного не было. Если командир воюет за свою Родину, за свой народ, то зачем за его спиной ставить дармоеда-комиссара с револьвером?

Но в том-то и дело, что Красная Армия воевала не за свою Родину и не за свой народ, а за Мировую революцию против своего народа. Название этой армии – «Красная» – не отражало ни ее национальной, ни территориальной принадлежности, а лишь указывало на приверженность породившего эту армию государства определенным идеологическим принципам.

Красная Армия создавалась для покорения народа собственной страны и народов других стран, поэтому она снизу доверху была пронизана комиссарским контролем.


2


Чем выше командир, тем более строгим был контроль над ним. На уровне армий и фронтов за спиной каждого командующего стоял не один, а два или три надзирателя. На этом уровне руководство осуществлялось органами, которые именовались Военными советами. В состав Военного совета армии или фронта входил командующий и несколько так называемых ЧВСов – членов Военного совета.

Эти члены были партийными воротилами очень высокого ранга. В Гражданской войне, например, товарищ Сталин, входя в состав десятка наиболее влиятельных вождей страны, кроме всего прочего выполнял обязанности члена Военного совета Западного, Южного и Юго-Западного фронтов.

Во Второй мировой войне членами Военных советов армий, флотилий, фронтов и флотов, то есть надзирателями, состояли первые секретари обкомов (например, Брежнев), члены Центрального Комитета (Булганин и Мехлис) и даже члены Политбюро (Хрущёв и Жданов).


3


После Гражданской войны в армии до уровня дивизий и корпусов постепенно было введено единоначалие. Командир получил право отдавать приказы без подписи надзирателя-комиссара, но это не означало отсутствия контроля. Комиссары превратились в помполитов – помощников по политической части. Помполит всегда находился рядом с командиром и обо всех его действиях докладывал наверх по своей линии подчинения.

В 1937 году Сталин вскрыл заговор в Красной Армии, и ее командный состав пришлось очищать от врагов народа – разнообразных Тухачевских и якиров, дыбенок и блюхеров. А чтобы командиры не восстали, 10 мая 1937 года все помполиты в один момент снова превратились в комиссаров со всеми драконовскими полномочиями. В 1940 году Сталин, очистив Красную Армию, двоевластие отменил. Теперь комиссары превратились не в помполитов, а в замполитов.

Грянула война. Для Красной Армии она имела, мягко говоря, неблагоприятное начало, и потому в 1941 году замполиты снова стали комиссарами. Командиры не имели права отдавать никаких приказов без их утверждения этими персональными надзирателями. Как только Красная Армия перешла в наступление, комиссаров вновь перековали в замполитов.

Но на уровне армий, флотилий, флотов, фронтов, военных округов, групп войск и в мирное, и в военное время руководство по-прежнему оставалось в руках Военных советов, в каждый из которых входил командующий и опекающие его ЧВСы.

Заняв пост министра обороны, Жуков всю эту систему решил сокрушить. С какой стати Советская Армия находится под чьим-то контролем, если есть министр обороны Маршал Советского Союза Жуков! В Центральный Комитет КПСС посыпались предложения Жукова преобразовать Военные советы, превратить их из контролирующих органов в совещательные, а их состав утверждать не решениями ЦК КПСС, а приказами министра обороны (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 445).

Предложений было много, а суть одна: снять партийный ошейник с горла Советской Армии. Оно бы и хорошо, но тогда безраздельный контроль над Советской Армией перешел бы в руки Жукова.


4


Жуков не ждал положительного ответа на свои запросы. Он начал сокращать должности партийных надсмотрщиков своими приказами.

Министр обороны единолично упразднил номенклатурные должности Центрального Комитета зам. командующего по политчасти подводными силами и эскадры флота (там же. С. 328).

То есть Жуков упразднил должности заместителя командующего подводными силами по политчасти и заместителя командующего эскадры флота по политчасти, а обе эти должности были включены в номенклатуру ЦК, то есть находились в ведении Центрального Комитета партии.

Чтобы нам проникнуть в глубины случившегося, нужно вспомнить, что власть в огромной Российской империи в октябре 1917 года захватила Коммунистическая партия. И ни с кем той властью не делилась. Всех, кто на ту власть посягал и покушался, коммунисты истребляли беспощадно в массовом порядке, миллионами. Они истребили дворянство, купечество, офицерство, кулачество, крепко досталось интеллигенции, духовенству, казачеству, а потом и крестьянству.

Осуществлялась же власть путем назначения и смещения начальников всех и всяческих рангов. Кадры решают все – так в свое время выразил суть этой системы товарищ Сталин.

Вот для примера самый что ни есть захудалый районный центр. В великом и могучем, правдивом и свободном русском языке – широчайший диапазон топонимов, наименований географических объектов. И если есть Серебряный бор, то обязательно найдутся и село Хохотуй в Забайкальском крае, и город Пропойск в Могилевской области, и село Холуй (Ивановская область), и село Мусорка (Куйбышевская/Самарская область).

Так вот, сидит в той самой Мусорке – предположим, что ей посчастливилось стать районным центром – районный комитет партии, райком. Во главе райкома – первый секретарь. И у того секретаря – список должностей, которые могут быть заняты только по решению комитета: директор бани, председатель колхоза, начальник цеха мелкого заводика. Все эти должности – номенклатура районного комитета. Сначала комитет, вернее – его первый секретарь, тайно решает вопрос о том, кто будет председателем колхоза «Красный свинопас», а кто – артели «Напрасный труд», и уж потом в этом колхозе и в этой артели устаивают выборы. Но так устраивают, чтобы народный выбор в точности совпал с предварительным тайным выбором Коммунистической партии. Колхозники своим свободным волеизъявлением могут выбирать себе председателя – но только того, кто угоден комитету, кто уже тайно выбран комитетом, им намечен и утвержден.

Номенклатура – это кроме того еще и список проверенных лиц, своим поведением, трудом и всей жизнью доказавших верность великим идеям Коммунистической партии. Ни районный комитет, ни его первый секретарь не имеют права расставлять на должности тех, кто им нравится. Есть утвержденный в верхах список верных людей, есть личные дела попавших в него, вот только из того круга и выбирайте руководителей – директоров, начальников и председателей.

Но только руководителей самого низшего ранга. Нет у районного комитета власти назначать редактора районной газеты, начальника райотдела милиции или председателя районного совета профсоюзов. Эти ребята – номенклатура более высокого областного комитета партии. Только там могут решать, кого на эти должности можно поднять, а кого из числа руководителей, занимавших эти должности, нужно срочно опустить.

А районный прокурор, судья, сам первый секретарь районного комитета – это номенклатура не областного комитета партии, а более высокого – республиканского или еще более высокого – Центрального. Только там, на самом верху, решают деликатный вопрос подбора и расстановки кадров. Там определяют, кому быть первым секретарем областного комитета на Сахалине, кому представлять интересы Советского Союза в Гондурасе, кому оболванивать народ религиозным опиумом, кому командовать авиационной дивизий в районе Будапешта, а кому – стрелковым корпусом в Хасанском районе Приморского края.

Центральный Комитет решает, кто будет управлять идеологией и политикой, кто будет командовать армией, флотом, наукой, промышленностью, сельским хозяйством, культурой и религией, кто будет судить, кто – сажать, кто – истреблять неугодных.

Вот, например, творческий союз художников или композиторов, журналистов, архитекторов или писателей, чисто добровольное объединение свободных творческих личностей. И сами они выбирают главу своего союза на бурном съезде. Но выбирают, не подозревая об этом, только того, кого уже тайно выбрал и утвердил Центральный Комитет Коммунистической партии.

Все работающие за рубежом разведчики, все директора крупных заводов, все иерархи Православной церкви, все генералы – номенклатура ЦК партии. Только Центральный Комитет Коммунистической партии имеет право решать судьбу каждого из них. Без решения ЦК ни одного из них нельзя ни понизить, ни повысить, ни перевести с одной должности на другую, пусть даже и равнозначную.

Ликвидировав своим решением должности партийных надсмотрщиков, пусть пока и не самого высокого ранга, которые, однако, входили в номенклатуру ЦК, Жуков посягнул на безраздельную власть Коммунистической партии и вышел из-под ее контроля.

Недавно я слышал спор двух экспертов о том, готовил Жуков захват власти или не готовил. Спорить об этом совершенно бессмысленно: Жуков не просто готовил захват власти – он уже фактически осуществлял в стране ползучий переворот. Руководящей силой Советского Союза была Коммунистическая партия, а Жуков выводил Советскую Армию из-под контроля правящей партии, открыто игнорируя ее решения, ломая созданные ею структуры контроля, нарушая установленные ею порядки.


5


В октябре 1952 года XIX съезд КПСС принял новый устав, в соответствии с которым каждый коммунист имел право обращаться в любые партийные инстанции, вплоть до Центрального Комитета. Многие офицеры были коммунистами (иначе хода наверх не давали). Генералы были коммунистами практически все. Но Жуков ввел в Советской Армии свои порядки. Вопреки уставу КПСС, он запретил армейским и флотским коммунистам обращаться в ЦК КПСС. На армейских и флотских коммунистов права, гарантированные уставом КПСС, с этого момента не распространялись (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 446).

Мало того, Жуков запретил начальнику Главного политического управления Советской Армии генерал-полковнику А.С.Желтову информировать Центральный Комитет обо всем, что происходит в Вооруженных Силах (там же. С. 244).

Главное политическое управление Советской Армии – это верховный политический надзиратель, контролирующий вооруженные силы страны. Главное политическое управление является одновременно одним из отделов Центрального Комитета партии. Получается, что Жуков запретил одному из отделов Центрального Комитета выполнять свои контролирующие функции. Тем самым Жуков вывел один из отделов ЦК из подчинения Первого секретаря ЦК КПСС товарища Хрущёва.


6


Жуков расчищал места для своих людей. Для этого надо было гнать из Советской Армии тех, кто не был готов слепо, не рассуждая, выполнять приказы Жукова.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики