03 Dec 2016 Sat 22:42 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 15:42   

И комиссии в 128-й корпус – одна за другой, одна за другой: из штаба 28-й армии, из штаба Белорусского военного округа, из Главного управления боевой подготовки, из Главного оперативного управления Генерального штаба, из Главного артиллерийского управления, из Главного бронетанкового, снова из штаба 28-й армии. Командир корпуса тоже не отстает: птичка, как помним, не очень крупная, но учит крепко.

И тревоги за тревогами. Над танкодромами корпуса пыль за ночь не успевала рассеиваться. Столько ее за день поднимали, что с раннего утра вождение танков в дымке начинали, поднимая пыль еще выше. Со стрельбищ гильзы стреляные самосвалами вывозили. На артиллерийском полигоне грохот непрерывный: только десяток батарей отстрелялся, и тут же на их место другой десяток огневые позиции занимает и снова: огонь! Огонь! Огонь!

У всех офицеров корпуса загар офицерский появился уже в мае.

А что это за загар такой особенный – офицерский? О, это когда кисти рук черно-коричневые, половина лба, лицо, шея и уши – цвета мореного дуба с бронзовым отливом. А сам офицер весь беленький. Снял гимнастерку, а ручки словно в коричневых перчатках: по линии каждой манжеты четкий раздел, как государственная граница.

Особый загар у танкистов. Шлем танковый закрывает уши и шею. Потому у танкиста только маска на лице, как у негра, а сам он все еще из белой расы.


5


128-й корпус тем временем новыми частями усилили. В состав корпуса ввели отдельный мотострелковый полк с особой экспериментальной структурой, с самой современной боевой техникой – тяжелые танки Т-10, самоходки СУ-122-54, зенитные самоходки ЗСУ-57-2, плавающие гусеничные бронетранспортеры БТР-50П. Мощь неслыханная.

А еще появилась какая-то совсем уж хитрая структура под названием «часть товарища Боброва». Или просто – «хозяйство Боброва». Что за часть? Что за хозяйство?

Разместили ту часть за высокими заборами. Личный состав части вывозили на учения в лес. На то был выделен автотранспортный взвод – 18 грузовиков ЗиС-151 с тентами. Этих ребят никто не видел – их брезентом укрывали. Никто даже не знал, какое звание у товарища Боброва и какого размера его хозяйство. Если бы знать его воинское звание, то можно было бы прикинуть, сколько у него подчиненных. Впрочем, 18 грузовиков, выделенных для перевозки личного состава, указывал на то, что хозяйство товарища Боброва – не меньше батальона.

Потом слух прошел: часть эта – ремонтники чумазые. Только почему тех ремонтников за забором держат? Почему никому не показывают? И почему от тех ремонтников никакая техника из ремонта не выходит, и почему никакая в ремонт не поступает?

А все потому, дорогие товарищи, что были те ремонтники не совсем обычными. В состав 128-го стрелкового корпуса ввели 3-й дивизион 233-й Свирской ордена Богдана Хмельницкого инженерной бригады РВГК – Резерва Верховного главнокомандующего. А инженерной та бригада была не по сути, а только по названию. На вооружении бригады состояли носители 8А11 (известные также как Р-1) – первые крупные советские баллистические ракеты, созданные по образцу немецкой ракеты Фау-2 под руководством Сергея Павловича Королёва. Получив в свое распоряжение «ремонтников», командир корпуса теперь мог сам наносить по противнику ядерные удары, расчищая путь своим танкам с гордым именем «Иосиф Сталин».

Боевая подготовка тем временем шла даже не на пределе человеческих возможностей. Этих пределов нет – не бойтесь палку перегнуть, человек способен на все. Боевая подготовка шла на пределе возможностей техники. Танк – не человек. Он ведь железный. Ему, в отличие от человека, забота и ласка нужна. Ему техническое обслуживание положено. Если бы не это обстоятельство, то гоняли бы и танки, и бронетранспортеры, и бронированные артиллерийские тягачи без остановки.

В таком темпе прошел апрель. И май. И июнь. Вот подкрался и июль, а боевая подготовка – все в том же сумасшедшем темпе.

13 июля 1954 года корпус подняли по тревоге. И почувствовал корпус разницу. До этого раз в неделю поднимали его по тревоге, а то и по два раза, но то были тревоги обычные, а тут – боевая! Вызвали командиров и начальников штабов, до полков включительно, в цитадель Брестской крепости, постригли наголо. А уж затем и они распорядились, чтобы остригли всех подчиненных. Если учитывать части усиления – экспериментальный полк, да «хозяйство Боброва», да другие временно включенные в состав корпуса части помельче, – то всего выйдет 36 тысяч бойцов. Всех – под Котовского.

И на погрузку.


6


Теперь прикинем: только в одном экспериментальном мотострелковом полку 128-го стрелкового корпуса одних только тяжелых танков Т-10 30 единиц. Это полторы тысячи тонн боевого веса (каждый танк весит 50 тонн) – целый железнодорожный эшелон.

Кроме того, в составе корпуса 106 тяжелых танков ИС-3 – это еще три эшелона.

48 тяжелых самоходок ИСУ-152 – еще два эшелона.

А еще – сотни танков и самоходок: Т-54, СУ-122-54, Т-34-85, СУ-100, СУ-76, ПТ-76.

И зенитные самоходные установки ЗСУ-37 и ЗСУ-57-2.

И бронетранспортеров уйма. Опять же – сотнями.

И артиллерийских тягачей видимо-невидимо. В одной только артиллерийской бригаде тяжелых артиллерийских тягачей – 120 машин.

Вы себе представляете тягач АТ-Т? Весит он 20 тонн. Создан на узлах и агрегатах танка Т-54. Стоит на нем тот же танковый дизелюга фантастической мощности. Тянет АТ-Т 130-мм пушку или 152-мм гаубицу-пушку; и та, и другая весом по 8 тонн. В походном положении длина пушки-гаубицы 8 метров, а 130-мм пушки – все двенадцать. Вот и посчитайте, сколько нужно вагонов на переброску одного стрелкового корпуса.

В корпусе этом, как и во всех остальных, 54 боевых машины залпового огня БМ-24, да еще в каждой дивизии по 18 машин БМ-14. И сотни стволов пушек, гаубиц, гаубиц-пушек и минометов. И 4 509 автомашин. И тридцать с лишним тысяч стриженых гвардейцев с загаром от бровей до стоячего воротничка.

Эшелоны на погрузку подавали так, что буфера звенели. Десять эшелонов, двадцать, тридцать... Еще и еще.

Гнали те эшелоны под зеленый свет. Без остановок. Проносились они со свистом, гиканьем и перестуком мимо станций и полустанков, пугая неслыханной мощью теток и девок: уж не война ли?

В те годы на небольших станциях и полустанках процветал малый бизнес. Варили добрые тетушки картошку, мяли ее с салом и с луком, солили огурцы, выносили продукты своего труда к проходящим поездам. Иногда у них же, тайком, прячась от посторонних глаз, можно было купить бутылку мутного самодельного напитка. Жаль, что эти эшелоны мимо пронеслись. И гремели песни из теплушек:

Застучали по рельсам колеса,

Ты рукой мне махнула с откоса:

Помнить буду, не забуду,

Не забу-у-уду!

И стучали эшелоны колесами – из Бреста через Пинск, Гомель, Брянск, Орёл, Липецк, Пензу, Куйбышев в Южно-Уральский военный округ.

На Тоцкий полигон.


ГЛАВА 12


1


В 1736 году на реке Самаре, которую уральские казаки звали Сакмарой, была заложена Тоцкая крепость. В 1773 году во время Пугачёвского бунта казачий гарнизон Тоцкой крепости добровольно перешел на службу самозванцу. 9 марта 1774 года крепость была взята бригадой генерал-майора Мансурова Павла Дмитриевича.

Через шесть десятков лет великий русский историк Пушкин Александр Сергеевич написал «Историю Пугачёва» и «Капитанскую дочку». Собирая материалы для своего исследования, Пушкин прошел и проехал по местам былых боев и сражений от Самары до Оренбурга. На этом пути 18 сентября 1833 года он останавливался в Тоцкой станице.

В начале XX века неподалеку от места расположения Тоцкой крепости был основан полигон. Много воды утекло в реке Самаре со времен Пугачёва и Пушкина. Название речки осталось прежним, а города Самара и Оренбург превратились в Куйбышев и Чкалов. Тоцкий полигон располагался как раз между этими городами. Сюда и неслись эшелоны 128-го стрелкового корпуса. Разгрузка на станции Бузулук.

Оказалось, что 128-му стрелковому корпусу предстояло участвовать в войсковых учениях «Снежок». 7-й стрелковый корпус Южно-Уральского военного округа в составе 73-й Витебской

Краснознаменной механизированной и 270-й Демидовской Краснознаменной стрелковой дивизий подготовил оборону. 128-му стрелковому корпусу, переброшенному из Белоруссии, предстояло подготовленную оборону взломать, используя самые современные средства вооруженной борьбы.


2


Армейский палаточный городок принято строить линией. Сама линия – это три, четыре, пять, а то и десять рядов палаток. Позади этих рядов – стоянки боевых и транспортных машин, склады, кухни, ремонтные мастерские и все остальное, что требуется для обеспечения жизни тысяч людей.

В линейном расположении военных лагерей – свой резон. У каждого батальона, у каждого полка есть открытый фронт, он общий для всех. В то же время у каждого батальона и полка есть свой открытый тыл.

Допустим, надо срочно вызвать для решения какой-то задачи такой-то батальон такого-то полка. Батальону этому не надо будет продираться сквозь порядки других батальонов и полков, ведь перед каждым батальоном, перед каждым полком – чистое поле. И если надо что-то подать этому батальону или полку – например, картошку на походные кухни или снаряды для танков, – тоже проблемы не возникнет: позади каждого подразделения, каждой части и соединения тоже чистое поле.

В 1954 году на Тоцком полигоне Южно-Уральского военного округа передняя линейка палаточного городка 128-го стрелкового корпуса, прибывшего из Белоруссии, и 7-го стрелкового корпуса, который играл роль супостата, растянулась на много километров. А в сторонке от этого линейного табора, в березовой роще, был возведен генеральский городок. Там не палатки – там сборные деревянные домики. Домиков тех много получилось. На учения собрали командиров всех советских корпусов. И командующих всеми армиями. И командующих всеми военными округами и группами войск. И начальников их штабов. А еще – главнокомандующих видами Вооруженных Сил и начальников их штабов. И начальников главных и центральных управлений Министерства обороны и Генерального штаба. Еще и наших младших «братьев по оружию» – представителей братских социалистических стран – полюбоваться зрелищем пригласили: высших военных руководителей Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Восточной Германии, Монголии, Албании, Северной Кореи, Северного Вьетнама и Китая.

Да, и Китая тоже. Китай в те годы у Советского Союза в младших братьях состоял.

Рядом с генералами в таких же домиках поселили никому неизвестных сугубо гражданских товарищей в очках, в серых пиджаках в полосочку и при галстуках. Эти штатские были теми, кто самое мощное оружие создавал и его производством заведовал. Среди них – министр среднего машиностроения товарищ Малышев Вячеслав Александрович с заместителями и ведущими конструкторами.

А совсем далеко от военного лагеря и от генеральского городка был выстроен еще один городок – правительственный.


3


12 сентября 1954 года на Тоцкий полигон прибыли Маршалы Советского Союза Конев, Малиновский, Василевский, Тимошенко, Будённый, Соколовский, Маршал Польши Рокоссовский, Главный маршал артиллерии Воронов, маршал артиллерии Неделин, маршал бронетанковых войск Богданов, маршал авиации Жигарев, адмирал флота Кузнецов, генералы армии Чуйков, Бирюзов, Гречко, Крылов, Москаленко и Баграмян, генерал-полковники Батицкий, Бирюзов, Батов и Голиков.

В тот же день тут появились и дорогие зарубежные гости, вожди братских социалистических стран. Не были забыты и представители нейтральных государств – военные атташе Финляндии, Швеции, Афганистана. В общей сложности на учения прибыли представители 16 государств.

13 сентября в правительственном городке было отмечено присутствие генерал-лейтенанта Хрущёва Никиты Сергеевича. Ровно год назад, 13 сентября 1953 года, он занял пост Первого секретаря Центрального Комитета КПСС. Войсковые учения «Снежок» были в каком-то смысле подарком к первой годовщине получения им титула главного руководителя страны. Вместе с Хрущёвым прилетел из Москвы председатель Совета Министров СССР генерал-лейтенант Маленков Георгий Максимилианович и первый заместитель председателя Совета Министров СССР министр обороны СССР Маршал Советского Союза Булганин Николай Александрович.

Утром 13 сентября 1954 года руководитель учений первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков доложил о готовности войск и штабов к проведению учений с кодовым названием «Снежок» Тема учений: прорыв стрелковым корпусом подготовленной обороны противника с применением атомного оружия.


4


Вечером того же дня Жуков вызвал в свою полевую резиденцию бывшего начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, бывшего генерала армии, а ныне начальника штаба Сибирского военного округа генерал-лейтенанта Штеменко. Год назад, летом 1953 года, Жуков и Штеменко оказались по разные стороны баррикад. Маршал Советского Союза Жуков во главе группы захвата по приказу Хрущёва лично арестовал Маршала Советского Союза Берию. Генерала армии Штеменко подозревали в том, что он был доверенным человеком Берии в вооруженных силах, поэтому Штеменко был немедленно снят с должности, понижен в звании на две ступени и отправлен в Сибирь.

И вот они остались вдвоем. Маршал и генерал-лейтенант. Между ними – пропасть. А еще между ними стол и карта с замыслом небывалых войсковых учений с ласковым именем «Снежок». Карта сдвинута в сторону. На ее месте – бутылка и два стакана. Закуска простая. По-фронтовому.

Судьба развела их год назад. Но в то же самое время между ними было много общего, и на протяжении предшествующих лет они много работали вместе и сумели сохранить добрые отношения – насколько это было возможно в той среде.

Перед войной и в первые ее недели генерал армии Жуков был начальником Генерального штаба. После войны начальником Генерального штаба был генерал армии Штеменко.

Маршал Советского Союза Жуков – первый заместитель министра обороны, и генерал-лейтенант Штеменко совсем недавно тоже был первым заместителем министра обороны.

Во время войны Штеменко возглавлял главный мозговой центр Красной Армии – Оперативное управление Генерального штаба. Штеменко готовил планы операций, Сталин их утверждал и посылал Жукова на фронт те планы превращать в победы – матюгами, мордобоем, срыванием погон и расстрелами.

Судьба не раз сводила Штеменко и Жукова на ближней даче Сталина в Кунцево. За несколько дней до начала каждого крупного наступления, обычно глубокой ночью, Жуков и Штеменко входили в кабинет Верховного главнокомандующего и вместе со Сталиным уточняли последние детали предстоящей операции. Они втроем решали судьбы миллионов людей.

Но затем настали иные времена. После войны Жуков был сброшен с вершин власти, Штеменко возвышен, но за год до смерти Сталина тоже сброшен вниз. После смерти Сталина Штеменко почти уже вернулся на прежние высоты, но снова был сброшен еще ниже с потерей двух звезд на погонах и сослан в сибирскую глушь.

Но и Жукову не позавидуешь. Он сам всего полтора года назад вернулся в Москву с Урала. Правда, с его погон звезд не рвали.

Жуков вернулся в Москву, но кем? На войне он был заместителем Сталина. Теперь Жуков – заместитель министра обороны товарища Булганина. А кто такой товарищ Булганин?

В 1941 году товарищ Булганин был председателем правления Госбанка. На войне Булганин был политическим надзирателем – он контролировал действия командующих фронтами. Ни одного боя, ни одного сражения, ни одной операции он не провел, но как политнадзирателю ему присваивали воинские звания. Самое первое в его жизни звание – генерал-лейтенант, хотя Булганин никогда не командовал ни отделением, ни взводом, ни ротой, ни батальоном, ни полком, ни бригадой, ни корпусом, ни армией, и никаких воинских званий до этого не имел. Он и дальше никем не командовал, он лишь надзирал, но звезды так и сыпались на его погоны: генерал-полковник, генерал армии.

После войны Сталин повесил Булганину маршальские погоны и дал должность министра Вооруженных Сил. (Министерство в те бурные годы несколько раз меняло названия: обороны, Вооруженных Сил, Военное, снова обороны.) Через два года Сталин поднял Булганина еще выше: освободил от обязанностей министра и назначил заместителем председателя Совета Министров, то есть своим заместителем по правительству. После смерти Сталина Булганин сохранил за собой пост заместителя главы правительства, да еще и вернул пост министра обороны, но для людей военных он всегда был презираемым счетоводом из Госбанка.

Не знаю, о чем вечером 13 сентября 1954 года говорили два сталинских полководца Жуков и Штеменко. Рад бы доложить, но нечего. Я знаю только, что начиная с того вечера их отношения были восстановлены – да они никогда всерьез и не портились. Между Жуковым и Штеменко не было конфликта, это их начальники Хрущёв и Берия место под солнцем не поделили. А Жукову и Штеменко делить было нечего. У них был общий интерес.

Интерес Штеменко – вернуться на маршальскую должность начальника Генерального штаба и получить звание, которое соответствовало этой должности.

Интерес Жукова – подняться над счетоводом из Госбанка, которому Жуков вынужден подчиняться.

Интерес обоих – развивать вооруженные силы так, как необходимо с точки зрения высшей стратегии, а не так, как считают политические болтуны Хрущёв, Маленков и Булганин, нацепившие золотые погоны, но ни черта в военных делах не понимающие. Интерес обоих – вывести армию из-под контроля штатских болтунов.


5


У Жукова была и еще одна причина восстановить деловой контакт с генерал-лейтенантом Штеменко. Во время войны Жуков окружил себя подхалимами и лизоблюдами. Жуков их поднимал и возвышал, вешал на них ордена и генеральские звезды. Но после войны, когда Сталин сбросил Жукова с вершин власти, все подхалимы и лизоблюды шарахнулись от своего благодетеля со скоростью трассирующих пуль, которые с визгом разлетаются в темноте, напоровшись на бетонную стену дота.

Жуков оставался Маршалом Советского Союза. Жуков сохранял за собой квартиру в правительственном доме в Москве и дачу дворцового типа в Подмосковье. Но в Советском Союзе положение человека определялось не званием и не наличием дворца, а занимаемой должностью. А должность Жукова начиная с 3 июня 1946 года – командующий войсками Одесского военного округа, с 4 февраля 1948 года – Уральского. По сравнению с тем, что было раньше, – глубочайшее падение. Если падение началось, всем известно, чем оно кончится.

Поэтому, когда командующий войсками Одесского военного округа Маршал Советского Союза Жуков на пару дней приехал в Москву встречать новый 1947 год, на его приглашение не откликнулся ни один из тех, кого он на войне поднимал и возвеличивал. Все они знали, что Жуков на вершины власти не вернется, и потому незачем было пятнать репутацию дружбой с опальным стратегом.

Но после смерти Сталина Хрущёв вернул Жукова во власть. Жуков снова взлетел. Должность первого заместителя министра обороны давала возможность напомнить своим бывшим любимцам об их столь неосмотрительном поведении в недалеком прошлом. Жуков вспомнил всех. Жуков задвинул каждого из них в такие уголки нашей великой Родины, где служба медом не казалась никогда и никому.

Но теперь Жукову была нужна новая команда. Штеменко не был ни ставленником, ни выдвиженцем Жукова. Штеменко, как и Жуков, был выдвиженцем Сталина. Штеменко не был в числе тех, кто отвернулся от Жукова в момент падения, и потому у Жукова были все основания забрать генерал-лейтенанта Штеменко в свою новую команду.

Штеменко был снят с должности и разжалован в генерал-лейтенанты по приказу Хрущёва. Следовательно, Штеменко не мог быть сторонником и союзником Хрущёва, и потому такой генерал мог быть полезен Жукову. Кроме того, Штеменко, несмотря на падение, сумел сохранить хорошие отношения со многими старыми боевыми товарищами. У Жукова в тот момент не было надежной команды, не было людей, на которых можно было бы положиться в серьезном деле. У Штеменко они были. Потому была и тема для разговора. Жаль, что никому никогда не удастся восстановить детали.

Но в одном я убежден: на этой встрече – скорее всего, в самом ее конце, уже провожая генерал-лейтенанта Штеменко, – Жуков спросил, нет ли у него на примете толкового генерала, способного пойти на серьезный риск в очень большом деле. Штеменко ответил, что такой генерал на примете есть – командир 27-го стрелкового корпуса 13-й армии Прикарпатского военного округа генерал-лейтенант Мамсуров. Давно на армию пора ставить.

Пожав руку, Жуков улыбнулся и подмигнул: все в наших руках.


Действующие лица


ШТЕМЕНКО СЕРГЕЙ МАТВЕЕВИЧ. Родился в 1907 году. Добровольно вступил в ряды Красной Армии. Был бойцом и младшим командиром. В 1930 году окончил Севастопольскую школу зенитной артиллерии. За неполные три года прошел должности командира взвода, батареи, начальника штаба артиллерийского дивизиона и первого помощника начальника штаба артиллерийского полка.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики