03 Dec 2016 Sat 18:43 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 11:43   

Ключевой момент

После Второй мировой войны взгляды Сталина и его ближайших учеников и соратников на пути дальнейшего развития страны и мира резко разошлись. Многие члены Политбюро считали, что главные усилия надо направить не на подготовку третьей мировой войны и Мировой революции, а на решение внутренних проблем страны.

Кроме самого Сталина, курс на третью мировую войну и Мировую революцию среди членов Политбюро отстаивал только Хрущёв, но у него возникли разногласия со Сталиным в другом вопросе. Хрущёв считал, что решить экономические проблемы Советского Союза можно продажей невосполнимых природных ресурсов – проложить трубу и качать нефть в Европу! Сталин на это ответил по-сталински: торговать ресурсами – торговать Родиной.


ГЛАВА 4


1


Наступило душное, липкое лето 1952 года. На границе тучи ходят хмуро. А над Москвой никаких туч – пыль, духота. Ночью все окна московские – настежь. Ах, громыхнуло бы! Но нет тельного проливного дождя, которого ждет истосковавшаяся по прохладе столица.

Товарищ Сталин заперся на даче в Волынском. Товарищ Сталин никого не принимает. Товарищ Сталин что-то замышляет, что-то готовит. И каждому, кто думать способен, совершенно ясно, что именно затевает товарищ Сталин.

А в Кремле зреет заговор против товарища Сталина. Высшие руководители страны, верные ученики и соратники Сталина – Берия, Маленков, Хрущёв, Булганин, Микоян, Молотов, Ворошилов, Андреев, – объединились против вождя народов.

Вот уже больше трех десятков лет Советский Союз находился в тяжелейшем экономическом кризисе. У капиталистов время от времени тоже случались кризисы – кризисы перепроизводства. У них фермеры молоко выливали на землю, коров резали, туши хлоркой засыпали, сжигали зерно – и все потому, что девать его было некуда. Прогрессивные кинематографисты снимали это варварство и показывали во всех кинотеатрах мира перед началом сеансов.

У нас такого не было и быть не могло. У нас – социалистическая экономика. У нас свирепствовал хронический кризис недопроизводства. Нам страну кормить было нечем. И все эти десятилетия наши вожди искали причину такого положения. В первые годы все было ясно: разруха после Гражданской войны. Потом выяснилось, что кулаки прячут хлеб, не желая его продавать. (Почему не хотят? Им деньги не нужны?) Кулаков истребили. Миллионами. Но лучше не стало.

Тогда со всей кристальной ясностью вдруг открылось, что мешают вредители. Вредителей искали повсюду, ловили, судили, сажали, расстреливали – тоже миллионами. Лучше не становилось.

Потом началась война. Голод после войны понятен – разруха.

Наступил 1952 год, семь лет прошло после окончания войны, но страна по-прежнему не могла себя прокормить. Следовало что-то кардинально менять.

Поэтому товарищ Сталин решил сменить все высшее руководство страны.

Поэтому все высшее руководство страны решило сменить товарища Сталина.


2


Но свергнуть Сталина с вершин власти совсем не просто. Сталин – Генеральный секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии. Это его главная должность на протяжении тридцати лет. Эта должность – вершина устойчивой и мощной вертикали власти.

У противников Сталина был простой до глупости вариант: совершенно легально на очередном съезде партии не избирать Сталина на эту самую главную в Советском Союзе руководящую должность.

Сталин знал, что опасность грозит ему с разных сторон, в том числе и с этой: следующий съезд партии мог выпроводить его на пенсию под прощальные речи и гром аплодисментов. Поэтому Сталин, нарушая устав партии, съезды не собирал на протяжении тринадцати лет, пропустив целых четыре срока. Пленумы Центрального Комитета в соответствии с уставом партии было положено проводить не реже одного раза в три месяца. Это правило товарищ Сталин тоже исправно игнорировал, не собирая пленумы годами, пропуская десятки сроков.

5 августа 1952 года члены Политбюро, действуя явно против воли Сталина, собрали пленум Центрального Комитета, который принял решение о срочном, через два месяца, созыве XIX съезда ВКП(6). Повод был придуман достаточно веский: устав партии устарел, надо принимать новый устав, который помимо прочего предусматривал проведение съездов партии не только по решению высших партийных органов, но и по требованию низовых партийных организаций.

Иными словами, становилось не важно, желает товарищ Сталин собирать съезды партии или не желает, – съезды могут собраться и без разрешения и одобрения вождя, вопреки его планам и замыслам. Так сказать, по многочисленным просьбам трудящихся.

Это положение нового устава было антисталинским.

Направленным лично против Сталина!

Любым нижестоящим партийным организациям ни до того, ни после проявлять инициативу категорически не рекомендовалось – тем более в вопросах такой важности. Правом требовать созыва съезда партии, которое гарантировал новый устав, ни одна партийная организация впоследствии за десятки лет ни разу не воспользовалась. Ни одному партийному секретарю сколь угодно высокого или сколь угодно низкого ранга не могло ударить в голову что-то по собственной инициативе вытворять без команды сверху или требовать чего-то от вышестоящих вождей.

На предстоящем XIX съезде, открытие которого было назначено на 5 октября 1952 года, предлагалось изменить название партии с ВКП(6) (Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков)) на КПСС (Коммунистическая партия Советского Союза). Политбюро тоже должно было сменить название и впредь именоваться Президиумом Центрального Комитета. Намечалось ввести еще множество новшеств.

Хитрость заключалась в том, что в многословии официальных пустозвонных дебатов, вызванных появлением нового устава, затерялась одна мелкая неприметная деталь. Устав, сочиненный лукавыми сталинскими учениками и соратниками, обходил стороной – то есть просто не упоминал – должность Генерального секретаря Центрального Комитета партии. Особо следует подчеркнуть: должность не упразднялась, не отменялась, а просто не упоминалась.

Съезд собрали. На съезде провозгласили грандиозные планы движения семимильными шагами в светлое завтра и всемерного улучшения жизни трудящихся. Съезд дружно проголосовал за новый устав и тем самым, не отдавая себе отчета и не ведая об этом, лишил Сталина его главной должности.

Делегаты даже и не осознавали, что принимают участие в государственном перевороте.

Мог ли Сталин смириться?

Кто угодно, но только не он.


3


О том, что съезд был весьма необычным, говорят следующие факты.

Во-первых, полная стенограмма XIX съезда КПСС не рассекречена и сегодня, через 60 лет после его проведения[6]. В средства массовой информации попали отдельные фрагменты, но только те, которые не касались принципиальных вопросов и никоим образом не могли навести широкую публику на мысль о том, что в руководстве страны идет ожесточенная борьба за власть. Есть снимки, сделанные на съезде, есть кинохроника – на этих кадрах хорошо видны зал заседаний, трибуна и прямо впереди нее и чуть ниже – четыре стенографистки. Но написанное теми стенографистками почему-то до сих пор никому нельзя показывать.

Во-вторых, в последний день работы съезда было принято выбирать новый состав Центрального Комитета. Вновь избранный

Центральный Комитет тут же собирался на свой первый пленум, чтобы избирать еще более высокое руководство – Политбюро Центрального Комитета. После этого проводилось заключительное заседание съезда, на котором оглашался список Политбюро ЦК: вот те, кто будет отныне вами командовать.

На XIX съезде все было иначе. В последний день был избран новый состав Центрального Комитета, но Центральный Комитет почему-то не стал выбирать еще более высокое руководство, которое отныне именовалось Президиумом ЦК. Съезд завершил свою работу 14 октября 1952 года, делегаты разъехались по домам, не зная, кто же теперь будет управлять партией и страной. И только через два дня, 16 октября, состоялся пленум ЦК КПСС.

В-третьих, на пленуме с большой речью, продолжавшейся полтора часа, выступил товарищ Сталин. Это выступление Сталина на пленуме оказалось самым последним публичным выступлением в его жизни. Полтора часа – это необычайно много. Сталин умел молчать, а тут его вдруг словно прорвало. Только мы не знаем, о чем он говорил. Стенограмма той речи остается секретной и через 60 лет после ее произнесения. Известно лишь, что Сталин на этом пленуме публично обозвал товарищей Молотова и Ворошилова британскими шпионами. (Их жены уже сидели в подвалах Лубянки и покорно давали показания, которые от них ласково требовали сталинские следователи.)

В былые времена после сталинского обвинения в шпионаже товарищей Ворошилова и Молотова тут же поволокли бы в кутузку. Дальше – закрытый суд, решение которого заранее предопределено, и расстрел. Можно – и без суда. Удивительно, но высшие партийные воротилы на такие обвинения гения всех времен и народов не реагировали.

На выборах нового состава Президиума ЦК Сталин дал отвод товарищам Андрееву, Ворошилову, Кагановичу, Косыгину, Микояну и Молотову. Иными словами, Сталин потребовал гнать с вершин власти большинство прежнего состава Политбюро, по решению которого был собран XIX антисталинский съезд. Удивительно, но члены ЦК сталинского отвода не приняли и всех названных товарищей решили снова выбрать в состав высшего партийного руководства. В том числе полное доверие было оказано и двум «британским шпионам». Члены ЦК решили, что «шпионы» вполне достойны и впредь руководить Советским Союзом и всем социалистическим содружеством.

Сталин тут же делает ответный ход. В составе Политбюро, которое руководило страной до октября 1952 года, было 11 членов (Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Ворошилов, Каганович, Косыгин, Микоян, Молотов, Хрущёв, Андреев) и один кандидат (Шверник). Перечисление вождей шло не по алфавиту, а по тому положению, которое они занимали в иерархии власти. Сталин предложил: раз теперь у нас не Политбюро, а Президиум Центрального Комитета, то давайте сделаем этот орган более представительным: пусть в нем будет не 11 членов, а 25!

В Политбюро, если Сталина не считать, было десять старых взбунтовавшихся членов. Правда, двое из них, Косыгин и Андреев, проявляли определенную неуверенность и сдержанность. Сталин решил влить в новый высший руководящий орган партии свежую кровь. В этом случае антисталинское большинство будет разбавлено и станет меньшинством. А число кандидатов Сталин предложил увеличить с одного до одиннадцати! Итого: членов и кандидатов было 12, а должно было стать 36! Общее увеличение ровно в три раза! На каждого старого члена и кандидата – по два новичка.

Трюк проверенный. Этим приемом пользовались все великие тираны – Чингисхан, Людовик XI, Иван Грозный, Пётр I, председатель Мао. Его смысл таков: приблизить к себе безродных, чтобы сбить спесь с родовитых. А если потребуется, то руками молодой гвардии удавить гвардию старую. Этим приемом мастерски пользовался и сам товарищ Сталин. Еще в 1922 году, когда Сталин стал Генеральным секретарем, в составе Центрального Комитета было 27 членов и 19 кандидатов. Но уже в 1925 году в составе ЦК оказалось 63 члена и 43 кандидата: это Сталин разбавил высшие органы партийной власти своими выдвиженцами, превратив старую гвардию в меньшинство.


4


Такую тактику Сталин применял не только против высшего руководства, но и в отношении всей партии. Получив должность

Генерального секретаря Центрального Комитета, Сталин в начале 1920-х годов сделал одновременно три важных дела.

Во-первых, он отстранил Ленина от власти и изолировал его, прервав все контакты с внешним миром.

Во-вторых, объявил Ленина великим, выдающимся, гениальным.

В-третьих, объявив Ленина гениальным и непогрешимым, раздувая культ Ленина, Сталин осторожно, но настойчиво и неуклонно осваивал пост верховного жреца нового культа, главного толкователя ленинизма, борца за чистоту ленинского учения. Ленин говорил и писал много и даже очень много. Ленинскими цитатами можно подпереть все, что угодно. Сталин лепил культ Ленина с тем, чтобы получить мощнейшее оружие борьбы за власть.

Троцкий в момент захвата власти коммунистами был по своему положению выше Ленина. В годы Гражданской войны Троцкий был равновелик Ленину. После того, как Ленин был оттеснен от дел и изолирован, Троцкий счел себя вождем Советского Союза и Мировой революции. Страна пела единым хором:

С отрядом флотских

Товарищ Троцкий

Нас поведет на смертный бой!

Троцкий был речист. Троцкий выступал со своими идеями и от своего имени: я так считаю, я это одобряю, я это отвергаю.

А о Сталине в те годы никто песен не пел. За пределами руководящей верхушки Коммунистической партии о нем мало кто слышал. Сталин даже в узком кругу вождей от своего имени не выступал. Он был хитрее. Он действовал иначе. Он говорил: а вот как учит великий Ленин!


5


Товарищ Сталин помог товарищу Ленину найти прямой и короткий путь в загробную жизнь. Усопшего вождя, понятно, заменить было невозможно, но товарищ Сталин и тут нашел способ хоть как-то возместить невосполнимую утрату Сразу после смерти Ленина Сталин объявил так называемый ленинский призыв в Коммунистическую партию: вместо одного Ленина примем в партию 200 тысяч передовых «рабочих от станка»!

По ленинскому (а вообще-то по сталинскому) призыву в партию ринулись карьеристы. Ринулись те, кто во времена революции и Гражданской войны не торопился примыкать к какому-либо лагерю, не спешил со своим выбором. Теперь, когда стало окончательно ясно, что верх взяли большевики, самые проворные из тех, кого в народе звали «рабочими из-под станка», ничем не рискуя, бросились в ряды коммунистов ради того, чтобы воспользоваться сладостными плодами их побед. Все они были за Сталина – именно Сталин открыл им путь во власть. Только его они и поддерживали.

Разбавив ряды борцов за счастье простого народа невежественными и беспринципными новобранцами-карьеристами, опираясь на их безоговорочную поддержку, Сталин уже в следующем году сокрушил Троцкого, главного претендента на верховную власть в стране.


6


С тех давних пор прошло почти три десятка лет, и вот в октябре 1952 года товарищ Сталин повторил свой излюбленный прием: предложил разбавить ряды старых борцов, запустив во власть свежий табун молодых карьеристов. Предложение Сталина о троекратном увеличении числа членов и кандидатов высшего партийного руководства было принято. Да и как его не принять? С одной стороны, сам товарищ Сталин позвал молодых в верховную власть. С другой стороны, напор снизу был уж очень мощным: молодым вождям не терпелось попасть на сияющие вершины. А за каждым из новых выдвиженцев стояла его команда. Если вверх поднимается глава группы, то он тянет за собой всю свою команду. Потому, вскарабкавшись повыше следом за своим лидером, команда толкает его еще выше.

И вот, рядом с Ворошиловым, Молотовым, Кагановичем, которые окопались в Кремле еще с первых лет коммунистической власти, на кремлевских высотах угнездились никому тогда не известные Андрианов и Чесноков, Игнатов и Игнатьев, Пузанов и Коротченко, Пегов и Юдин, Кабанов и Зверев, Мельников и Михайлов. Были среди них и те, кто воссияет через десяток лет: Брежнев, Куусинен, Суслов.

Однако список нового состава партийного руководства был на этот раз опубликован в алфавитном порядке. И товарищ Сталин оказался в общем списке членов Президиума ЦК на двадцатом месте из двадцати пяти! А ведь в последние годы правления Сталина вождей перечисляли не по алфавиту, а по их положению в системе власти. Почему вдруг было решено отойти от установленного порядка? Да потому, что борьба в те дни с переменным успехом шла не только за каждую фразу и за каждое слово, но и за каждую букву. В одном случае победил Сталин, и было принято его предложение о резком увеличении численности высших партийных органов. В другом случае победила антисталинская группа, и список вождей опубликовали по алфавиту, поставив товарища Сталина рядом с Пузановым, Пеговым и Чесноковым.

Сталинский трюк с привлечением выдвиженцев в органы высшей власти удался лишь частично. Старая гвардия держалась сплоченной группой, понимая, что в случае проигрыша всех ждет судьба Зиновьева и Каменева, Троцкого и Бухарина, Ягоды, Ежова и Тухачевского: пуля в затылок или ледорубом по черепу. А новые «бойцы» всё больше действовали рассыпным строем, заботясь только о том, как бы выжить в разгоревшейся битве, как бы кого случайно локтем не толкнуть.


7


Трюк с расширением состава вождей не дал Сталину решительного перевеса, и тогда он нанес удар почти убойной мощи: 5 ноября 1952 года, то есть всего через три недели после выборов нового Центрального Комитета, сообразив, что данный вариант не работает, Сталин дал указание руководству МВД арестовать врачей всех членов взбунтовавшейся правящей верхушки.

Дальнейшее развитие событий предсказать было просто: в сталинских застенках арестованные врачи признаются, что работали на британскую разведку, после этого противников Сталина, всех этих Хрущёвых и Микоянов, Ворошиловых и Молотовых, которые лечились у врачей-шпионов, повяжут и пришьют им статьи за потерю бдительности. А некоторых из вождей Сталин уже обвинил в шпионаже. Так что жди громких разоблачений и суровых приговоров.

Дело кремлевских врачей раскрутили решительно и быстро. Неотвратимо надвигался момент начала процесса, на котором врачи-злодеи должны были чистосердечно признаться в своей шпионской, подрывной и вредительской деятельности. Параллельно и как бы безо всякой связи с «делом врачей» недремлющие органы по приказу Сталина начиная с 5 января 1953 года приступили к массовому отлову родственников, друзей и подчиненных Хрущёва, Маленкова, Ворошилова, Молотова и Кагановича. Особенно досталось окружению Берии: его ставленников на Кавказе вязали десятками, как пучками вяжут редиску.

Кольцо вокруг старых соратников Сталина стремительно сужалось. Совсем недолго оставалось старой кремлевской гвардии гулять на свободе. Делать нечего: самые «центровые» члены верховного руководства – Берия, Маленков, Булганин и Хрущёв – вечером 28 февраля 1953 года отправились на дачу к Сталину с пальмовой ветвью: мы погорячились, ты погорячился, давай мириться!

Но надо помнить, что и вокруг Сталина уже были вырублены ближайшие помощники и охранители. Лукавые сталинские соратники из Политбюро уже давно подбрасывали вождю соответствующую информацию, ослабляя ряды сталинских бойцов руками самого Сталина.

Еще в апреле 1952 года Сталин снял с должности начальника Главного управления охраны МГБ генерал-лейтенанта Власика, шефа своих телохранителей на протяжении последних двух десятков лет. В ноябре 1952 года Сталин выгнал с работы генерал-лейтенанта Поскрёбышева – своего личного секретаря на протяжении последних тридцати лет. А Поскрёбышев, кроме всего прочего, был вторым по положению человеком, после самого Сталина, в системе личной сталинской разведывательной службы.

Это и позволило четырем сталинским гостям, которые приехали мириться, выполнить другую, тайную и коварную миссию.

Они поговорили со Сталиным и уехали.

Сталин остался один.

После этого Сталина в сознании больше никто не видел. Охрана забеспокоилась только к обеду следующего дня (1 марта): Сталин не вышел ни к завтраку, ни к обеду. Подняли тревогу. Все те же Берия, Маленков, Булганин и Хрущёв прибыли на дачу и застали товарища Сталина без сознания. И приказали «спящего» Сталина не беспокоить. Врачи прибыли к Сталину только утром следующего дня, 2 марта, – невероятный факт отсутствия врача на даче рядом с вождем страны, возможно, объясняется параноидальной подозрительностью Сталина, не доверявшего никому, в том числе и врачам, особенно на фоне разворачивавшегося «дела врачей-вредителей».

И только 4 марта стране и миру было объявлено, что товарищ Сталин болен.


Ключевой момент

Если мы бросим беглый взгляд хотя бы на два последних века истории нашей страны, то с удивлением обнаружим обилие политических заговоров.

Павла I удавили в собственной спальне серебряным офицерским шарфом. По другой версии, его убили тяжелой табакеркой, замотав ее в полотенце и с размаху приложившись к высочайшему темени. Впрочем, эти две версии друг друга не исключают, но в данном случае главное не то, как именно был убит император Павел, а то, что погиб он в результате заговора. Если бы его не убили, то история нашей страны, история Европы и всего мира была бы совершенно иной. Я не утверждаю, что она была бы лучше или хуже нынешней. Я говорю о том, что она была бы иной. Например, если бы Павел оставался на престоле, не случилось бы вторжения Бонапарта в Россию. Это, в свою очередь, повлекло бы за собой множество следствий, как для Франции, так и для Великобритании, вмести с ними – и для всего мира.

Существует версия о том, что старший сын Павла был посвящен в планы заговорщиков, но им не препятствовал. После смерти отца он взошел на престол и стал Александром I.

Смерть Александра I тоже окутана легендами и тайнами.

Она стала сигналом для начала мятежа. Заговор готовился в кругах отпетых негодяев, впоследствии названных декабристами. В своем кругу они произносили напыщенные фразы о свободе, равенстве и братстве, но именно так начиналась и якобинская диктатура во Франции: высокопарные фразы, которые тут же сменились гильотиной на площади Согласия и публичным отрезанием тысяч голов.

То, что планировали и замышляли так называемые декабристы, вело их по той же скользкой дорожке. Первым пунктом их программы было установление диктатуры – с благой, разумеется, целью, для наведения порядка. Они даже заранее наметили, кто из них будет диктатором. Декабристы кончили бы так, как кончил глава якобинцев Робеспьер: сначала Робеспьер перерезал всех своих соратников, а потом и сам попал в объятия матушки гильотины. Если бы затея декабристов удалась – а все условия для этого были, – то наша история была бы совсем иной. Но мятеж на Сенатской площади в конечном итоге был подавлен пушечным огнем. На это решился младший сын Александра, который стал Николаем I.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики