07 Dec 2016 Wed 23:13 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 16:13   

3


Второй момент: кроме обычных приемов наведения на цель курс носителя на подходе к цели был обозначен оранжевыми дымами. Сама цель была выделена белым кругом радиусом 150 метров. В центре круга – белый крест. Размер креста 100 на 100 метров. Ширина полос 10 метров. В центре креста – уголковые отражатели.

Зачем все это? Ответ вроде бы очевиден: чтобы обеспечить безопасность войск. Было бы нехорошо во время учений промахнуться и бросить бомбу туда, где сосредоточены десятки тысяч людей и тысячи машин для наступления.

Согласимся. Действительно, на учениях было бы нехорошо швырнуть на свои войска нечто такое, чему бы ужаснулась даже Хиросима. Но разве на войне было бы хорошо попасть по своим? На войне не будет уголковых отражателей в центре цели, не будет белого круга и огромного креста на позициях противника.

Попасть по городу, по промышленному или транспортному узлу, по морскому порту или гидроэлектростанции достаточно легко, да и отклонение на километр или два большой роли не играет: город будет стерт с лица земли, промышленный гигант разрушен и остановлен, массы воды из водохранилища прорвутся через плотину и сметут все, что встретится на пути. Но как самолету точно выйти к переднему краю? Как различить, где свои, а где противник? И тут и там окопы и траншеи. И они одинаковые. И они замаскированы. Кроме настоящих окопов и траншей там еще и ложные нарыты – и у своих, и у противника. Там все серое и зеленое. Там не будет круга, креста и отражателей.

На учениях целимся в центр креста. А на войне куда будем целиться?

Иными словами, если использование на учениях тихоходного поршневого Ту-4 – это показуха, то использование круга и креста для обозначения цели – двойная показуха, даже показуха в квадрате.


4


Но и это не все. С первого захода экипаж майора Кутырчева цель не обнаружил. Бомбу бросили на втором заходе.

Какой же противник на войне позволит тихоходному поршневому самолету кружить над своим передним краем?

Для сброса бомбы были выбраны два лучших экипажа ВВС Советского Союза. С 12 августа (целый месяц!) они летали по одному маршруту и метали болванки в тот самый круг. После многих попыток в ходе тренировок оба экипажа добились того, что габаритно-весовой эквивалент ядерной бомбы ложился со средним отклонением 40-50 метров от центра цели. Но как на войне самый лучший экипаж с такой высоты попал бы в цель без десятков предварительных тренировок?

Кстати, бомба оказалась своенравная, с характером. 14 сентября 1954 года в белый круг она не легла – несмотря на все тренировки. Бомба отклонилась от центра цели на 280 метров в северо-западном направлении.


5


Подготовка к войсковым учениям подобного размаха в Советской Армии во все времена именовалась балетом. Ваш покорный слуга через 13 лет после описанных выше событий принимал участие в войсковых учениях «Днепр». Правда, на этот раз обошлись без настоящей бомбы. Но размах показухи был почти таким же, как у Жукова на Тоцком полигоне.

В сентябре 1967 года в ходе учений был наведен понтонный мост через Днепр. По мосту могли одновременно идти и автомашины, и железнодорожные составы. Их по мосту и пустили. Зрелище потрясающее. Но одна деталь портила картину: под паровозом мост сильно прогибался, а под вагонами – не прогибался вообще. Отчего так? Оттого, что вагоны были пустыми. Во всем эшелоне не было ни одной открытой платформы. Все вагоны были крытыми. Пусти пустые платформы – впечатление испортишь. А если вагоны крытые, создается иллюзия настоящего груженого поезда.

Рядом с поездом шла колонна автомашин. Но ни одна машина не шла рядом с паровозом – под ним понтонный мост и так пугающе прогибался. Машины шли только рядом с вагонами. Интересно, что и машины гнали не какие-нибудь, а с будками, чтобы создавалась впечатление, что они тоже что-то везут. Но если бы вагоны и машины действительно нагрузили, то мост бы провалился.

Учения «Днепр» проводились в честь предстоящей 50-й годовщины Октябрьского переворота. Советский Союз привычно играл надувными мускулами. Намек был таким: если мы пойдем вперед, то никакой Рейн вас, буржуины, не спасет. Мы форсируем любую преграду общевойсковыми и танковыми армиями, тут же в считанные часы наведем мосты, в том числе железнодорожные.

Этими своими наблюдениями я поделился в книге «Рассказы освободителя». Некоторые из тех, кто в том балете участия не принимал, выразили сомнение: да возможно ли так нагло обманывать неискушенных зрителей?

Возможно, граждане. У нас все возможно. Каждый сам может убедиться: снимки той показухи существуют в достаточных количествах, их никто не прятал. А вот материалы учений в Тоцких лагерях секретны и через шесть десятков лет: здесь нашим стратегам было что прятать.


6


Проблемы на Тоцком полигоне начались задолго до учений. Лето в Поволжье и на Южном Урале бывает свирепым. Каждый день температура в сухой степи далеко за тридцать градусов. Десятки тысяч людей собрали в гигантском лагере. Тренировки до седьмого пота: балет – он и есть балет. Обеспечить всех чистой водой невозможно, потому первой напастью была дизентерия. Она терзала лагерь уже в июле. Но не отменять же мероприятие, которое готовили много месяцев, истратив чудовищные средства, из-за какой-то дизентерии.

Кстати, кем-то объявлено, что в учениях принимали участие 45 тысяч солдат и офицеров, однако самые простые подсчеты дают другой результат. 45 тысяч – это наступающая сторона. Не забудем мощное усиление 128-го корпуса, собранное из различных военных округов, включая артиллерийскую дивизию, артиллерийскую и инженерную бригады и множество частей поменьше.

Но кроме наступающих были и те, кто должен был их остановить. В пяти километрах от эпицентра взрыва в обороне стоял 7-й стрелковый корпус в составе двух дивизий с усилением. Обороняющимся предстояло в окопах, траншеях и блиндажах не только пережить ядерный взрыв в непосредственной близости, но и «быть в готовности закрыть брешь в обороне, образовавшуюся в результате ядерного удара» (Красная звезда. 9 июля 1992 г.). Отчего же целый корпус в статистике не учтен?

Кроме сухопутных войск в учениях принимали участие три авиационных дивизии и отдельный авиационный полк. Их тоже почему-то в число участников не записали.

А дозы хватали все. Газета «Красная звезда» была вынуждена признать:

Как позже оказалось, солдаты, принимавшие участие в секретном мероприятии, а с ними и местные жители, получили немалую дозу радиационного облучения (Красная звезда. 19 июля 1996 г.).

Такие элементарные меры предосторожности, как дезактивация техники, оружия и обмундирования, не применялись. В учениях принимала участие огромная масса людей. Никакого специального медицинского наблюдения за состоянием их здоровья установлено не было. Засекреченные и забытые, они жили, как могли, без всякого внимания со стороны государства... Каждый дал подписку, клятвенно обязавшись молчать об этом в течение 25 лет (Красная звезда. 9 июля 1992 г.).

Не злобствующий клеветник все это выдумал. Об этом сообщает центральный орган Министерства обороны РФ.

Не все на тех учениях делалось по уму. Накануне учений всем участникам выдали со складов новенькое обмундирование и новую обувь. Зачем? Пусть в старом отвоюют день, сбросят с себя, вымоются, оденутся в новое. Но нет, в новое переодели и переобули накануне. В новом обмундировании бойцы и командиры пошли через эпицентр ядерного взрыва. Потом в этих штанах, в этих новеньких гимнастерках, в этих скрипящих сапогах они поехали в свои гарнизоны. А солдаты и сержанты вскоре и вовсе ушли на дембель, потому как для большинства дембель досрочным оказался.

Участников постригли наголо еще за два месяца до учений и потом стригли постоянно. Некоторые медики считают, что лучше было бы постричь всех сразу после учений, хорошо помыть, одеть и обуть во все новое и поскорее отвести подальше от этих проклятых мест. Но быстро рассредоточить после учений десятки тысяч людей и тысячи машин, используя небольшие железнодорожные станции в районе Тоцкого полигона, было невозможно. Лагерь, постепенно сворачиваясь, стоял до конца октября. Сразу после учений по лагерю вновь поползла дизентерия. Но вдруг врачи сообразили, что вместе с дизентерией распространяется еще какая-то болезнь, симптомами дизентерию напоминающая, но ею не являющаяся.

Больных вывозили с Тоцкого полигона в спешно развернутые полевые госпитали в районе Чкалова. Потому как в Чкалове – штаб Южно-Уральского военного округа и тыловые учреждения, включая госпитальную базу. При развертывании полевых госпиталей не был учтен один нюанс. Утром 14 сентября в момент подхода носителя к цели направление ветра изменилось. После взрыва, вопреки прогнозам, радиоактивное облако понесло не в голую степь, а в направлении города со славным именем Чкалов. Радиоактивные осадки выпадали не сплошным настилом, а пятнами, большими и малыми. Все вроде бы чисто, потом вдруг в паре сотен километров от эпицентра в прелестной рощице – радиоактивная земляничная полянка. Или родничок. Или ручеек. А дальше снова чисто.

Радиоактивная пыль была поднята на большую высоту раскаленной массой воздуха при сильном ветре (Военноисторический журнал. 1991. № 12. С. 86).

Так вот, разместили те самые полевые госпиталя между Тоцким полигоном и городом Чкалов как раз на пути, по которому прошло радиоактивное облако. А палатки огромного лагеря на Тоцком полигоне после ухода последних полков свернули и положили в стратегический запас.


7


Участник учений генерал-полковник Б. П. Иванов свидетельствует: «Специальная группа была в эпицентре через 40 минут» (Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 85).

У нас так заведено: когда надо что-то скрыть, используем термин, который может означать все что угодно: особый эшелон, изделие 602, груз 505, специальная группа. Что за группа такая оказалась в эпицентре через 40 минут? Этого генерал-полковник объяснять не стал.

Об этом через 45 лет рассказал командир специальной группы бывший капитан Советской Армии, серб по национальности Младлен Маркович. После Второй мировой войны в Советском Союзе обучались офицеры из Польши, Болгарии, Югославии и других стран, которые попали под контроль Советского Союза. С Югославией произошел разрыв. Офицеров, возвращавшихся домой после учебы в СССР, в Югославии сажали как сталинских шпионов. Потому многие оставались в Советском Союзе, принимали советское гражданство и зачислялись в Вооруженные Силы СССР.

В Тоцком эксперименте у капитана Марковича была особая роль. Выбор на него пал потому, что в случае гибели о нем никто бы не вспомнил. Капитану Марковичу дали группу заключенных, которых держали под усиленной охраной. Он должен был обучить их измерению уровня радиации. Капитан получил неограниченные права и мог расстреливать своих бойцов на месте за любое проявление неповиновения. Эта группа заключенных во главе с капитаном Марковичем и побывала первой в эпицентре через 40 минут после взрыва. Это они измерили уровень, дали добро на выдвижение основных сил наступавшей стороны и вернулись в лагерь.

Я не мог стоять на ногах, когда увели заключенных, о судьбе которых я больше ничего не узнал. Меня положили на нары, где я пролежал несколько дней без всякой медицинской помощи. Освидетельствования степени заражения не проводилось. О том, что мое лечение не входило в планы Тоцкого сценария, я узнал доподлинно через 40 лет, когда по запросу получил ксерокопию архивного послужного списка, в котором черным по белому записано, что я с 7 августа, то есть за 37 дней до атомного взрыва, находился «в распоряжении командующего Северо-Кавказским военным округом». То есть очень далеко от места тех событий...

Немудрено, что следующие полвека мою судьбу, как и судьбу тысяч «подопытных», кроили по официальной дезинформации и лжи, скрепленных подписками «о неразглашении». Открой рот – тут же окажешься государственным преступником- А вся «гостайна» состоит в том, что до сегодняшнего дня у меня нет квартиры, что армия, в которой остались моя молодость и здоровье, не признавала за мной прав на лечение в своих госпиталях (Литературная газета. 15 сентября 1999 г.).

Досталось не только людям, но и технике. Показухи ради режимы огня артиллерии были форсированы. Нагрузка на каждый ствол выходила за допустимые пределы, стреляные гильзы приваривались к казенникам, выбрасыватели не срабатывали. К концу учений приходилось выбивать гильзы ломом и снова собирать буквально рассыпавшиеся после каждого выстрела затворы. Конечно, после подобной «эксплуатации» пушки подлежали списанию. Варварская эксплуатация во время многомесячной подготовки к «балету» сказалась на танках, бронетранспортерах, автомобилях – массовому списанию подлежали не только десятки тысяч людей, но и тысячи самых современных боевых и транспортных машин.

Жуковеды бодро рапортуют о том, что местные жители были отведены из района взрыва. Не будем с этим спорить. Но на местах остались свиньи, гуси и куры. Все они были побиты, изранены, обожжены, заражены. После учений женщины на дорогах швыряли камнями и комьями земли в проходившие воинские колонны, считая солдат виновниками своих бедствий.

По прошествии многих лет защитники Жукова заявляют, что разрушенные и поврежденные дома были восстановлены, жителям возместили убытки. Именно так написано в официальных отчетах, которые легли в архивы. На это замечу, что отчеты у нас сочинять умеют, а о том, как наши власти борются с последствиями стихийных и рукотворных бедствий, лучше расспросить тех, кто в такие бедствия пережил.


Ключевой момент

Казалось бы, с появлением ядерного оружия, резко упростившего прорыв вражеской обороны, необходимость в «особом эшелоне» должна была отпасть. Однако, как мы увидим далее, советские военачальники вовсе не собирались щадить своих солдат и отказываться от использования «особого эшелона» в наступательных операциях. В новой войне «особым эшелоном» становились части, в задачу которых входило удержание созданного в результате ядерного удара прорыва в обороне противника. Солдатам нового «особого эшелона» не позавидовали бы даже бойцы штрафбатов: на войне у каждого штрафника были шансы выжить, а вот пребывание вблизи эпицентра ядерного взрыва гарантировало неминуемую смерть от лучевой болезни.

Защитники Жукова придумали оправдания любым его «подвигам». Вот и тут они напоминают, что американцы тоже проводили учения с применением ядерного оружия и с участием войск.

Правильно. Только там не было деревень и открытых колодцев шахтного типа в пяти километрах и школы в 6600 метрах от эпицентра ядерного взрыва.

И вообще, почему это вы, товарищи дорогие, вдруг стали брать пример с америкосов? Они же злодеи, поджигатели войны, гады, вампиры! Они план Даллеса придумали, чтобы нас извести, предварительно развратив, чтобы у нас насадить все самое низменное, мерзкое, пошлое и пакостное. Не было бы плана Даллеса – не было бы у нас ни бюрократии, ни разврата, ни проституции, ни наркомании, ни взяточничества, ни хамства, ни воровства, ни пьянства! Это проклятый Даллес своим планом всех нас испортил. Без его зловредных планов все мы были бы умными, честными, добрыми и ласковыми!

Так пусть же враги творят у себя все, то им нравится. Пусть они своих солдат хоть топорами рубят. Зачем злодеям подражать? Неужто своих мозгов не хватает умным делом заняться? А уж если вы решили сравнивать нас с американцами, тогда хотя бы обеспечьте наших офицеров жильем. Но на этот подвиг Жуков так и не сподобился, и понятно почему – сам-το он жилплощадью был обеспечен как при коммунизме, по потребностям.


ГЛАВА 17


1


Оценивая учения на Тоцком полигоне, наша пропаганда обычно придерживается одной из двух противоположных точек зрения.

Первая: это выдающееся достижение, и только великий Жуков был способен на такой подвиг!

Вторая: это чудовищное преступление, и только мерзавец Берия был способен на такое злодеяние!

Иными словами, если это достижение, то спасибо Жукову, а если преступление, то виноват кто угодно, кроме Жукова.

Вот примеры. Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск Лосик в восторге от свершений Жукова:

Он совершил, по существу; переворот в оперативной и боевой подготовке. Под его руководством в сентябре 1954 года на Тоцком полигоне впервые были проведены войсковые исследовательские учения с практическим применением ядерного оружия (Красная звезда. 28 декабря 1996 г.).

А вот пример противоположной точки зрения:

Выбор места испытания был не ошибочным – он был преступным. Трудно было на пространстве в одну шестую земной суши найти более населенный регион, чем область между Волгой и Уралом. Как и трудно выбрать для заражения более плодородную почву или такую красивую реку, как Самара, длина которой 600 километров и которая в самом городе Самаре с населением свыше миллиона жителей вливается в лучшую магистральную реку Европы – Волгу, реку, в которой с удовольствием купались вожди страны, приехавшие на учения. После взрыва никому из них не пришло в голову в ней освежиться.

Назовем поименно государственных деятелей, сыгравших решающую роль в определении места взрыва:

Л. П. Берия, Н. А. Булганин, Л. М. Каганович, В. М. Молотов, Г. М. Маленков (Литературная газета. 15 сентября 1999 г. Название статьи – «Ядерный удар по России нанесла советская армия 45 лет назад»).

Итак, ядерный взрыв на Тоцком полигоне – великое свершение. Жуков – величайший военный гений. Это он выбирал для учений самые живописные места России, самые плодородные почвы. Это в его голову пришла великая мысль испытывать ядерное оружие на людях. И не было у него ни помощников, ни заместителей, ни начальников. Все сам делал! Слава ему!

С другой стороны, если послушать наших историков и пропагандистов, ядерный взрыв на Тоцком полигоне – мерзкое преступление. Но виноваты в этом Берия, Булганин, Маленков, Каганович и Молотов. А Жукова в списке мерзавцев почему-то нет. Хотя Жуков официально был руководителем учений. Хотя Берия был арестован 26 июня 1953 года – больше чем за год до учений – и расстрелян 23 декабря 1953 года в 19 часов 50 минут – почти за девять месяцев до них.


2


Откроем мемуары Жукова и прочитаем, что сам стратег рассказывает об учениях в сентябре 1954 года. Он их не оценивает никак, ничего не вспоминает и ни о чем не размышляет. Нет в мемуарах Жукова ничего об этих учениях.

Защитники Жукова завалили интернет расчетами уровней радиации и графиками стремительного падения этих уровней. Этих граждан осадим вопросом: а почему материалы учений засекречены? Неужели кто-то в Кремле и через 60 лет все еще надеется приобретенным опытом воспользоваться? Неужели кто-то все еще планирует швырнуть ядерную бомбу с Ту-4 и прорвать фронт «западных»?

И почему с участников учений взяли письменные обещания хранить тайну 25 лет? Зачем ее хранить? Прикинем, что мог рассказать участник учений? Что они были? Так этого никто и не скрывал. На учениях присутствовали представители 16 иностранных государств. Из бетонных бункеров они через темные стеклышки перископов за происходящим наблюдали. Всех их перед учениями в обстановку ввели: вон там – «западные», тут – «восточные», прорываем оборону в направлении эпицентра, танков столько-то, пушек – вот столько. Через три дня ТАСС в официальном сообщении оповестило мир о проведенных учениях. Так о какой тайне после того речь?

Что еще мог рассказать участник учений? Что бомба имеет чудовищную разрушительную силу? А кто этого не знает? Допустим, один участник учений проболтался: рассказал кому-то, что при взрыве образуется огненный шар, что световое излучение и тепловой импульс сжигают дома и деревья, оплавляет танковую броню, что ударная волна дробит в щепы любые строения, плющит танковые корпуса и срывает башни. Допустим, услышавший это еще кому-то проболтался, и в конце концов эта информация стали известна вражеским разведкам. Вопрос: да неужто врагам эти сведения неизвестны?

Может быть, Жуков не хотел выдать американцам великую тайну о том, какие у ядерного взрыва поражающие факторы? Так они эти факторы без Жукова первыми открыли.

Что же скрываем? И ради чего?

Объясняю на примере. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 годы уничтожены. Якобы не было места для хранения – пришлось сжечь. Учения состоялись в сентябре 1954 года. С того момента, с 1955 до 1980 года, прошло ровно 25 лет – чистый четвертак. То есть двадцать пять лет место для хранения архивов находилось, а с наступлением перестройки и гласности его вдруг не стало.


3


Какова была ценность полученного на учениях опыта?

Все участники учений дали письменное обещание молчать 25 лет. Всем в личных документах были сделаны фальшивые записи о том, что в сентябре 1954 года они находились на Дальнем Востоке, в Заполярье или в Средней Азии. Участники учений были тысячами выброшены из армии. Жукову они были больше не нужны. Отбросы производства. Шлак.

Если бы Жуков, наградив десятки тысяч солдат лучевой болезнью, белокровием и прочими мерзостями, потом приказал бы их лечить, то ценный опыт получили хотя бы врачи. Но никто лечением участников учений не занимался.

Если бы после учений их участников пропустили через медицинский, радиационный и химический контроль, то ценный опыт получили бы военные медики и специалисты по радиационной и химической защите. Но и этого не было.

Если бы после учений проводили дезактивацию местности, техники и вооружения, то опыт получили бы прочие специалисты. Но не было дезактивации.

Если бы было установлено пристальное наблюдение за здоровьем местных жителей, то и в этом случае опыт получили бы врачи. Интересно же узнать, что будет через 10-15 лет. Будут ли местные девочки, когда подрастут, рожать здоровых детей? Вырастут ли здоровыми мальчики следующего поколения? Но и этими вопросами никто не занимался, а медицинские статистические данные, полученные в районе учений, беспощадно уничтожили.

Так кто же и какой опыт получил на тех учениях?



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики