06 Dec 2016 Tue 20:52 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 13:52   

ГЛАВА 7


1


Итак, в октябре 1952 года товарищ Сталин был тихо, без лишнего шума снят со своей главной должности. Но не так легко было лишить его всей полноты власти. Сталин ответил серией мощных ударов. Следующий, самый страшный удар должен был свалить и смести с политического горизонта все высшее руководство Советского Союза. Но товарищ Сталин вдруг внезапно заболел и тут же скончался.

Сталинское наследие оказалось очень тяжелым. Я бы сказал – неподъемным. Некоторые проблемы Сталин сумел решить. Во время войны и сразу после нее в Советском Союзе резко возросла преступность в целом и бандитизм в частности. В стране – нехватка всего, от картошки и хлеба до керосина и резиновых сапог, а вот оружия по лесам – в достатке: собирай ватагу, выходи на большую дорогу. Бандитизм в Ростове, Одессе, Львове, Харькове и других крупных городах удалось подавить, используя самые крайние меры. Армейские офицеры, переодевшись в гражданскую одежду, по ночам изображали из себя подвыпивших припозднившихся прохожих и при встрече с грабителями стреляли в лоб без предупреждения. Этот способ борьбы с преступностью использовался не только в Одессе якобы по приказу Жукова, но и во всех крупных городах по приказу Сталина.

Но были проблемы и куда более сложные. Во время войны на оккупированных территориях СССР полыхала гражданская война. Она охватила Белоруссию, Украину, Крым, Северный Кавказ, калмыцкие степи, Смоленскую, Псковскую и Брянскую области. Усмирять пришлось целые народы, изгоняя их с родной земли в Казахстан и Сибирь. Германию разгромили, но партизанская война против освободителей продолжалась в Литве, Эстонии, Латвии, Украине и Польше. Сталину пришлось проводить грандиозные карательные операции, чтобы справиться и с этой проблемой.

На войне погибли миллионы. На каждый миллион погибших приходилось некоторое (и весьма немалое) число калек – глухих и слепых, безруких и безногих, обожженных и получивших иные страшные увечья. В первые послевоенные годы пригородные электрички, вокзалы, площади, базары, кладбища и городские парки Советского Союза были забиты нищими инвалидами. Страна не могла их обеспечить ни жильем, ни продовольствием, ни одеждой, ни деньгами, ни медицинской помощью. Все они, грязные, вшивые, гниющие, опустившиеся, вечно пьяные, были одеты в истрепанную военную форму. На головах – пилотки, офицерские фуражки с поломанными козырьками, шлемы танковые и летные, бескозырки с давно стертыми именами боевых кораблей. На груди – исцарапанные ордена с потрескавшейся эмалью, потертые медали с засаленными ленточками. Они пели песни о минувших боях и сражениях:

Он шел впереди с автоматом в руках,

Матрос Черноморского флота...

Они рассказывали жуткие истории о войне. Они выпрашивали милостыню, которую тут же пропивали. Употребляли они денатурат, политуру и подобные продукты химической промышленности. Своим мерзким видом они портили праздник победившему народу. Что делать с ними?

У товарища Сталина были радикальные решения для любых проблем. И с этой напастью тоже удалось справиться. Страну от инвалидов быстро очистили: под предлогом заботы об их здоровье инвалидов войны со всей страны свозили в «дома инвалидов» и оставляли там умирать без достойного обеспечения и ухода (известно, например, что один из таких домов-интернатов с 1952 года функционировал на острове Валаам).

Итак, эту проблему тоже решили. Но не все проблемы решались так гладко, как борьба с беззащитными инвалидами. Некоторые проблемы удалось решить лишь частично.

Во время войны в германский плен попали миллионы советских солдат и офицеров. Многие погибли на чужбине. Но те, кто выжил, не спешили возвращаться на свою любимую Родину. Кроме того, немцы вывезли около пяти миллионов граждан Советского Союза для работы на германских предприятиях. Война завершилась, но и эти граждане вовсе не горели желанием ехать домой. Их пришлось возвращать обманом и силой. Вернули не всех. Самые проворные уклонились от возвращения на Родину, освободившую Европу от коричневой чумы. Да и у тех, кого принудительно вернули, патриотизма не прибавилось.

В те времена шутили, что Сталин на войне сделал только две ошибки.

Первая: показал Ивану Европу.

Вторая: показал Ивана Европе.

Миллионы советских солдат побывали в Германии и Австрии, в Польше и Чехословакии, в Болгарии и Югославии, в Финляндии, Венгрии и Румынии, даже в Норвегии и Дании. И везде, во всех этих странах люди жили иначе, чем у нас. В самых бедных деревнях разоренной войной Европы все же было лучше, чем в советских колхозах.

Советские солдаты и офицеры, возвращаясь с войны, надеялись, что вот сейчас что-то начнет меняться. Всеобщей была уверенность в том, что теперь распустят колхозы.

Но их не распускали, поэтому лучше не становилось. Главная проблема оставалась прежней: страну было нечем кормить.



2


В 1970-е годы в советской печати замелькало признание Черчилля[7] о том, что во время встреч на высшем уровне якобы и он сам, и все остальные присутствующие вставали, когда входил Сталин, и якобы держали руки по швам. Ваш покорный слуга тоже стал жертвой советской пропаганды. Эту глупость я тоже повторил в своих книгах. Но проверил источники и убедился – Чёрчилль такого не говорил и не писал. Беру свои слова обратно. За допущенную глупость прошу прощения.

Советская пропаганда состряпала и запустила в оборот еще один штамп, звучавший похвалой Сталину: он-де принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой[8].

Вот на эту мякину я не клюнул, эту глупость не повторил, потому как жизнь советских колхозов наблюдал с весьма короткой дистанции. Потому как дед мой, кузнец Василий Андреевич Резунов, всю жизнь пропахал в колхозе имени Шевченко Солонянского района Днепропетровской области. Хутор Садовый, куда я иногда приезжал к своему деду и бабушке, помнил и людоедство после коллективизации, и людоедство послевоенное. Рассказы мужиков были удивительно однообразны. А пожилые женщины не рассказывали ничего – они только плакали, когда заходил разговор о временах «великого перелома», то есть коллективизации, и временах «великой победы над фашизмом».

Горестные рассказы слегка подвыпивших на закате дня мужиков о коллективизации и ее результатах к делу не пришьешь. Потому обратимся к источникам официальным.

С хлебом в 1947 году после голода 1946 года было очень плохо.

Это признал первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Молдавии товарищ Сердюк 3. Т. (Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС. ЦХСД. Фонд 2. Опись 1. Дело 257. Вечернее заседание 26 июня 1957 года).

Не развалился бы Советский Союз, и стенограмма навсегда осталась бы секретной. Читать ее в те времена разрешалось только партийным вождям в ранге не ниже секретаря обкома, то есть губернатора области, если современными понятиями пользоваться. Но и этим деятелям разрешали читать не то, что обсуждалась на пленумах, – для них создавался другой вариант истории, причесанный и припудренный. Та же фраза для деятелей рангом пониже выглядела иначе:

С хлебом в 1947 году после неурожая 1946 года было тяжеловато [выделено мной. – B.C.].

Но всю нашу историю не перепишешь, потому в ней иногда по недосмотру проскакивали кусочки правды:

На Украине в 1946 году был страшный голод, имелись случаи людоедства.

Это слова Первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза товарища Хрущёва Никиты Сергеевича (Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС. ЦХСД. Фонд 2. Опись 1. Дело 257. Вечернее заседание 28 июня 1957 года). В 1946 году Хрущёв был хозяином Украины. Ему ли не знать, что происходило в этой республике. Но если кому интересно, то документальных свидетельств по этому вопросу можно найти в достатке и без особого труда.

Народ то же самое выражал короче и проще:

Серп и молот – смерть и голод.


3


Почему же случился голод? Да потому, что ради так называемой «индустриализации» в начале 1930-х годов была ограблена деревня, самых трудолюбивых и деятельных крестьян объявили кулаками и уничтожили как класс. Остальных террором и голодом загнали в колхозы для того, чтобы хлеб, картошку и сало отбирать не у каждого по отдельности, а у безликих безответственных коллективов. У толпы.

Труд крестьянина – это не бездумная механическая работа, а подлинное творчество: здесь нужно чувствовать природу и ежедневно самостоятельно принимать множество важных решений. Но в колхозах люди не имели никаких стимулов работать творчески. Если государство выгребет всё из колхозных амбаров, то зачем вкалывать?

В колхозах денег не платили. А зачем платить? Ведь это общее коллективное хозяйство. Ведь муж в семье не платит денег жене за то, что она полы вымыла. Жена не платит мужу денег за то, что он дров нарубил. Так было устроено и в колхозе – без денег. В колхозе засчитывали, сколько дней ты отработал. Единицей учета индивидуального вклада каждого колхозника в общее дело был трудодень. День отбыл – и тебе бригадир в ведомости палочку нарисует: день засчитан. Кто работает ударно, тому за один день бригадир мог и две палочки в ведомость вписать, своему другу-собутыльнику – три, своей ненаглядной – хоть пять палочек.

Потом, в конце сезона, происходил расчет. После выполнения поставок государству в колхозе осталось столько-то картошки, столько-то капусты, столько-то свеклы. Что-то откладывали на семена, остальное делили. В колхозе столько-то людей. Всего за сезон на всех засчитано столько-то трудодней. Делим остатки на общее количество засчитанных палочек. Получаем, что одному трудодню соответствует некоторое количество картошки, капусты или свеклы. После того раздаем каждому соответственно его заслугам.

Однако колхозы для того и создавались, чтобы государство выгребало из колхозных амбаров столько, сколько ему требуется. И оно выгребало в соответствии со своими потребностями и планами. Потому к концу сезона заработанные палочки могли вообще ничего не означать.

Народ наш не дурной. Он давно знал простую мудрость: кто хорошо везет, на того и грузят. Так зачем мужикам радеть о результатах своего труда? Зачем вкалывать, если за это тебе увеличат план поставок государству?

Смысла работать не было. Никакого. И тем более не было никакого смысла работать хорошо. Стимулов не было. Потому деревня гнала самогон и спивалась. Веками формировавшаяся крестьянская трудовая мораль стремительно разрушалась и размывалась. Народ колхозную систему оценил точно и сразу:

Вот и молот, вот и серп,

Это наш советский герб.

Хочешь – жни, а хочешь – куй,

Все равно получишь хрен.

Сам Хрущёв был вынужден признать, что дело обстояло именно так. В 1945 году он навестил свою родную Калиновку – село, в котором родился. Вот его рассказ. Очевидно, он не предназначался для печати и был адресован узкому кругу соратников, собравшихся на июньский (1957 года) пленум ЦК КПСС.

Товарищи, мало сказать, что они [колхозники. – Прим. автора] плохо жили. Лошадей нет, повозок нет, хлеба нет.

Я попросил тогда товарища Гречко помочь лошадьми (тогда в армии было много трофейных лошадей). Он дал лошадейу повозки, хомуты. Привели лошадей, а колхоз их не принимает, ведь за ними надо ухаживать! А колхозники в колхозе работать не хотят. Они за свою работу только палочки получали. Они хотели бы, чтобы солдаты за этими лошадьми ухаживали... Кормить лошадей колхозники не хотят, они в этом не были заинтересованы. Вот такое лежачее положение было не только в Калиновке, а вообще в нашем сельском хозяйстве.

Я видел, что они сеют те культуры, которые не дают урожая. Но что я мог им посоветовать? Сеять надо, все предусмотрено планом. А план-то какой! Сидят гении в Москве и расписывают, сколько посеять яровой пшеницы, сколько озимой, сколько ячменя, сколько вики[9], сколько свеклы. И так расписывают сверху донизу. Кто мог отступить от этого так называемого плана? Никто. Тот, кто изменит структуру посевных площадей, тот нарушит директиву (Стенограмма июньского (1957 г.) пленума ЦК КПСС. ЦХСД. Фонд 2. Опись 1. Дело 257. Вечернее заседание 28 июня 1957 года).

В том же выступлении на пленуме ЦК в июне 1957 года Хрущёв признал: «В колхозах вырывали последнее, разорили тем самым сельское хозяйство... В 1951 году колхозники разбегались».

Член Президиума ЦК КПСС товарищ Микоян докладывал: «Мясом по-настоящему мы торгуем только в Москве, Ленинграде, с грехом пополам в Донбассе и на Урале, в других местах с перебоями» (Стенограмма июльского (1953 г.) пленума. Вечернее заседание 3 июля 1953 года. РГАНИ. Фонд 2. Опись 1. Дело 45. Опубликовано: Известия ЦК КПСС. 1991. № 1-2).

Так вот, глупо утверждать, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. Но если уж и прибегать к подобной оценке, то объективности ради вторую часть этой фразы следовало изменить: с той же сохой и оставил.


4


Россия, которую мы потеряли, худо-бедно хлеб вывозила, а Советский Союз себя прокормить не мог. Это одно из главных достижений социалистического способа производства и лично товарищей Троцкого, Свердлова, Ленина, Сталина, Хрущёва и прочих из той же братии.

На катастрофические последствия преступной антикрестьян-ской (то есть антинародной) политики коллективизации наложились столь же катастрофические последствия войны. С войны не вернулись миллионы работников. Но и те, кто остался жив, вовсе не спешили возвращаться в родные колхозы. Рабочие руки требовались везде, демобилизованные солдаты уходили на восстановление шахт Донбасса и металлургических комбинатов Днепропетровска, на расчистку руин Сталинграда и Киева, Воронежа и Новороссийска. Люди шли на лесоповал, на строительство новых заводов на Урале и в Сибири, на Метрострой в Москве и Ленинграде. Куда угодно – лишь бы только не в колхоз.

Потому на Советский Союз после окончания Второй мировой войны и прекращения поставок продовольствия из США закономерно и неизбежно навалился голод. Об этом вожди были вынуждены иногда вскользь упоминать во время своих толковищ. Вот выступает заместитель Председателя Совета Министров СССР, будущий глава правительства СССР, бывший и будущий член Политбюро А. Н. Косыгин, и рассказывает про первые послевоенные годы:

Мне приходилось в тот период выезжать в целый ряд районов: в Башкирию, в Куйбышеву в Молдавию – в связи с возникавшими эпидемиями и голодом. В ряде областей от голода умирало много людей (Стенограмма июньского (1957 г.) пленума ЦК КПСС. Вечернее заседание 28 июня 1957 года. ЦХСД. Фонд 2. Опись 1. Дело 257).

На том же пленуме выступает посол Советского Союза в КНДР товарищ А. М. Пузанов и сообщает, что в октябре 1952 года на XIX съезде КПСС было доложено о том, что «зерновая проблема решена с успехом, решена окончательно и бесповоротно». Товарищ Пузанов продолжает: «Это была не просто лакировка действительности. Это был грандиозный обман партии и народа!»

Бывший первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Карело-Финской ССР, а после того, как все население республики бежало в Финляндию, – первый секретарь Карельского обкома товарищ Л. И. Лубенников добавляет: «В Карелии нельзя было литра молока для больного ребенка достать... И картофель, и овощи скоро будут в достатке» (Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 382). Иными словами, под руководством нашего дорогого Никиты Сергеевича поднимем сельское хозяйство! Скоро будет хватать даже картошки, капусты и огурцов! Правда, в данный момент, за четыре месяца до 40-летия Великой Октябрьской социалистической революции, картошки в стране не хватает.

Первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС товарищ И. К. Лебедев: «В Пензенской области, где я работал, в отдельных селах до 40% было заколоченных хат. Народ ушел, работать было некому» (там же. С. 640).

Вожди в своем кругу признавали, что русская деревня под их мудрым руководством вымирала.

А вместе с нею вымирала и Россия.


Ключевой момент

Меня упрекают: пишешь книги о нашей истории, а стиль у тебя – того, не научный.

Согласен. Не оправдываюсь. Я просто пытаюсь разобраться с некоторыми неясными моментами нашего недавнего прошлого. И если мне удается раскопать нечто такое, что может представлять интерес для народных масс, я публикую свои мысли и заключения.

Наша история безумно интересна. Но находятся люди, которые эту потрясающе интересную историю пишут нарочито нудным слогом. И этим гордятся.

А по мне, народ должен свою историю знать. По крайней мере, ею интересоваться. Так пусть же кто-то мне объяснит, зачем ее, жуткую, дикую, чудовищную, удивительную, ослепительную, искрящуюся, делать нудной, серой и скучной? Давайте же писать так, чтобы не угас интерес народа к своей истории. К нашей истории. Я пытаюсь писать так, чтобы было ясно и понятно, – это не всегда удается, но я стараюсь.


against_all030

Чёрчилль произносит речь в Фултоне 5 марта 1946 года (на снимке вверху); советские историки считали это выступление причиной начала холодной войны. Подлинной же ее причиной была тайная война СССР против своих союзников в ходе совместной войны с нацистской Германией. Но если предположить, что не дела, а речи стали детонатором холодной войны, то таким детонатором следует считать выступление Сталина в Большом театре 9 февраля 1946 г. (то есть почти за месяц до речи Чёрчилля в Фултоне), которое стало призывом к новому противоборству с капитализмом (на снимке внизу).

against_all031

После завершения Второй мировой войны не только внутренняя, но и вся внешняя политика Сталина оказалась провальной. Сталин вопреки им же подписанным Потсдамским соглашениям замыслил прибрать к рукам Западный Берлин и для этого начиная с 24 июня 1948 г. устроил транспортную блокаду города, которая продолжалась почти год. Страны Запада ответили созданием невиданного в истории воздушного моста для снабжения Западного Берлина продовольствием.

against_all032

Жители Западного Берлина выращивают табак и овощи на специальных участках в период блокады (июль 1948 г.).

against_all033

Транспортные самолеты, доставившие в Западный Берлин продовольственную помощь, в очереди на разгрузку в берлинском аэропорту «Темпельхоф» (1948–1949 гг.). Всего транспортная авиация США и Великобритании совершила в блокированный Западный Берлин более 278 тысяч рейсов, доставив более 2 миллионов тонн грузов.

against_all034


against_all035

Самолеты с продовольствием для Западного Берлина приземляются в западноберлинском аэропорту «Темпельхоф» (1948 г.). Одним из интересных эпизодов воздушного моста стали так называемые изюмные бомбардировки: перед посадкой в аэропорту «Темпельхоф» американские экипажи транспортных самолетов выбрасывали на самодельных маленьких парашютах небольшие пакеты со сладостями, изюмом и жевательной резинкой для детей Западного Берлина. Впервые это стал делать американский пилот Гейл Хелворсен; он привязывал носовые платки в качестве парашютов к упаковкам шоколадных вафель, которые получал в посылках от родных, и сбрасывал их над Западным Берлином перед посадкой. К акции подключились и другие пилоты, а транспортные самолеты, снабжавшие продовольствием Западный Берлин, стали называть изюмными бомбардировщиками.

against_all036


against_all037

Советские танки Т-34–85 в Восточном Берлине окружены восставшими жителями (17 июня 1953 г.).

against_all038

Колонна советских танков Т-34–85 на Лейпцигерштрассе в Восточном Берлине, введенная в город для подавления Берлинского восстания (17 июня 1953 г.).

against_all039

Восставшие жители Восточного Берлина направляются к советским танкам (17 июня 1953 г.).

against_all040

Деревянный крест на месте гибели одного из демонстрантов под гусеницами советского танка (17 июня 1953 г.).

against_all041

Жители Восточного Берлина забрасывают камнями советские танки на Потсдамер-платц (17 июня 1953 г.).

against_all042

Жители Восточного Берлина забрасывают камнями советский танк (17 июня 1953 г.).

against_all043

Проводы на целину демобилизованных солдат Советской Армии (1960 г.).

against_all044

Солдаты Советской Армии, приехавшие на освоение целины (1960 г.).

against_all045

Распашка целинных земель в окрестностях Целинограда

(снимок с первой целинной краевой выставки художественной фотографии, 1954 г.).

against_all046

Целинники в свободное от работы время возле своих домиков в казахской степи (1963 г.).

Фотография явно постановочная (в обычной жизни люди вряд ли стали бы слушать патефон, когда рядом играет гармонист), однако дает представление об условиях жизни и быте тех, кто работал на целине.

against_all047

Никита Хрущёв на целине (1956 г.).


ГЛАВА 8


1


После завершения Второй мировой войны не только внутренняя, но и вся внешняя политика Сталина оказалась провальной. На Потсдамской конференции летом 1945 года Сталин предложил передать Ливию, являвшуюся до 1942 года итальянской колонией, под опеку Советского Союза. Так товарищ Сталин пытался получить колониальные владения в Африке: Ливия – это базы на Средиземном море и нефть в придачу. Союзники это предложение не поддержали.

Вторым вариантом было строительство советских военно-морских баз в Югославии. Но и тут случился облом: Югославия, до наведения порядка в которой у товарища Сталина не дошли руки на последнем этапе войны и в первые послевоенные годы, в 1948 году вышла из-под контроля Советского Союза.

Во время Второй мировой войны войска Красной Армии были введены в Иран. Половина Ирана досталась Чёрчиллю, половина – Сталину. Война завершилась, британские войска готовились к возвращению домой, а Сталин решил оставить свои войска в Иране навсегда. Но и этого ему не позволили, пригрозив войной. Сталин, уходя из Ирана, попытался отрезать нефтеносный кусочек этой страны, объявив его «иранским Азербайджаном» и попытавшись под таким предлогом присоединить его к Азербайджанской ССР, но этому воспротивились США и Великобритания.

Тогда Сталин решил взять под теплое крыло Грецию и Турцию. Запад ответил созданием НАТО: Грецию и Турцию не отдадим.

Сталин вопреки им же подписанным Потсдамским соглашениям замыслил прибрать к рукам Западный Берлин. Для этого, начиная с 24 июня 1948 года, он устроил транспортную блокаду Западного Берлина. Запад ответил созданием невиданного в истории воздушного моста. Продовольствием Западный Берлин снабжали по воздуху, а топливо – вот оно, на каждом бульваре стояли столетние липы. Жители Западного Берлина порезали на дрова деревья на бульварах и в парках, но не сдались.

Сталин ударил по Южной Корее. Запад ответил всесторонней военной помощью, а затем и высадкой мощных воинских контингентов США, Великобритании и их союзников на Корейском полуострове. Южная Корея устояла.

Сталин попытался протолкнуть коммунистов в правительства Италии и Франции. Это удалось, но только отчасти. В конечном итоге эта затея снова окончилась провалом.

В результате США и Великобритания, которые во время войны были союзниками СССР, стали его противниками. Отношения с этими странами были резко испорчены, и начался длительный период конфронтации, названный впоследствии холодной войной.


2


Причиной начала холодной войны советские историки обычно называют речь Чёрчилля, которую он произнес в Фултоне 5 марта 1946 года. А где тот Фултон? Ищите на карте – не найдете. И кто такой тот Черчилль? К тому времени он уже потерял пост премьер-министра Великобритании, проиграв очередные парламентские выборы в июле 1945 года, и ушел в оппозицию.

Чудеса: произнес бывший премьер-министр Чёрчилль речь, и грянула холодная война. Выходит, если бы не произнес, то и не было бы никакой холодной войны. И не бежали бы восточные немцы в Западную Германию, а северные корейцы – в Южную Корею. И не стреляли бы пограничники им в спины. И не поддерживал бы Советский Союз африканских князьков, вставших на путь социализма. И не строили бы мы атомные подводные лодки в немыслимых количествах. (До 1994 года в России построено 243 атомные подводные лодки, во всех остальных странах мира вместе взятых – 221 (Красная звезда. 5 декабря 2001 г.).)

На мой взгляд, причиной холодной войны стала вовсе не речь, произнесенная влиятельным политиком. Причины лежали несколько глубже. Красная Армия освободила несколько стран Центральной Европы от «коричневой чумы», но, освободив, не пожелала возвращаться домой. Вскоре во всех освобожденных странах под защитой советских танков пришли к власти те ребята, которые были угодны товарищу Сталину. Они тут же приступили к социалистическим преобразованиям. А чтобы люди не разбегались от навязанного им «счастья», границы были закрыты на крепкие замки и запоры. И поступил приказ доблестным по-гранцам: стрелять всех, кто от счастья бежит.

Отстраненный от власти Чёрчилль, выступая в провинциальном американском городишке Фултоне, всего лишь обратил внимание почтеннейшей публики на то печальное обстоятельство, что «от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен “железный занавес”». Чёрчилль всего лишь сообщил, что в тех странах, куда пришла Красная Армия, мелкие коммунистические партии каким-то образом захватили власть и стремятся «достичь во всем тоталитарного контроля». Что полностью соответствовало действительности.

Так что не имеет вообще никакого значения, произносил ли какой-то Чёрчилль какую-то речь в каком-то Фултоне или не произносил. Важным является только то, что Советский Союз навязал покоренным в ходе Второй мировой войны государствам социалистический строй, то есть предельно неэффективную экономическую систему, которой управляли или преступники, или дураки, за спинами которых стояли преступники. Социализм удалось навязать Польше и Восточной Германии, Чехословакии и Венгрии, Румынии и Болгарии. Однако братские народы этих стран стремились вырваться из дружеских объятий при первой возможности.

Возможность эта была близкой и реальной. 21 декабря 1949 года все прогрессивное человечество торжественно отметило 70-летие товарища Сталина, великого гения всех времен и народов. В сердцах многих теплилась надежда: товарищ Сталин не вечен, ну еще три года протянет, ну пять... Должен же он когда-нибудь завершить свое служение человечеству.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики