05 Dec 2016 Mon 15:26 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 08:26   

4

Нехорошие, конечно, французики. Войну Гитлеру объявили, а сами сидели в укреплениях, чай пили. Позор лягушатникам на вечные времена!

Да только не нам их хулить. Вот если бы и Советский Союз Германии войну объявил в сентябре 1939 года, да при этом бы и делал еще хоть что-нибудь, тогда можно было других упрекать: мы кровь проливали, а вы в укреплениях прятались!

«Крысиному королю» Александру Сергеевичу перед тем, как других в бездействии укорять, следовало на себя оборотиться. Следовало спросить: а что делал Советский Союз в те славные времена? Как против Гитлера боролся? После того как Великобритания и Франция объявили войну Германии, почему Советский Союз не открыл Второй фронт?

Возразят: так у нас же дружба с Гитлером!

На это полюбопытствуем ехидно: а кто вас, граждане коммунисты, заставлял с людоедами дружбу водить? И если уж влезли в дружбу с Гитлером, так можно было бы ошибку эту исправить. Ведь с Японией дружбу водили, а потом бумажку изорвали в клочки и стукнули издыхающую Японию кувалдой по затылку. Отчего же с Гитлером не рвали дружбу?

Согласен, в августе 1939 года ситуацию было трудно предсказать. Но Гитлер напал на Польшу, и тут же Великобритания и Франция объявили ему войну. Ситуация прояснилась до предела. Тут бы и Советскому Союзу одуматься: пакт мы с Гитлером подписали – бес попутал, промашечка вышла. Извините. Пакт разрываем. И вслед за Великобританией и Францией тоже объявляем войну Гитлеру.

Повод можно было и не искать. Следовало объявить: мы с Гитлером подписали пакт о ненападении, а на Польшу нападать не договаривались. Раз Гитлер напал на Польшу, значит, мы ему объявляем войну и открываем Второй фронт!

Кстати, кремлевская пропаганда до самого развала Советского Союза упорно твердила: мы с Гитлером только о ненападении договорились, но никакого тайного сговора не было, Польшу не делили, секретных дополнительных протоколов не подписывали, а то, что нам некоторые умники в нос тычут, – фальшивка.

Любимец Запада Михаил Горбачев, положа руку на доброе сердце, не мигая честными глазами, твердо стоял на своем: Молотов и Риббентроп подписали только пакт о ненападении. Никаких дополнительных секретных протоколов нет и не было никогда!

Как не поверить честному человеку. И верили. А тех умников, которые нашли копии в германских архивах, тыкали вопросом, как медведя рогатиной: где настоящий документ?

Логика непробиваемая: раз коммунисты документ публике не предъявили, значит, и нет такого документа. Значит – и не было никогда!

А документ лежал в архиве Политбюро... И Горбачев его лично из архива запрашивал, читал и возвращал туда, куда доступа никому, кроме него и его окружения, не было.

Все это к тому, что Советскому Союзу в сентябре 1939 года для объявления войны Германии повод искать было незачем: Гитлер напал на Польшу, и это достаточно веская причина, чтобы воевать.

Но товарищ Сталин не спешил.

5

А можно было проявить осмотрительность и войну не объявлять. Сохранять нейтралитет.

Великобритания и Франция, говорят нам пропагандисты, объявили войну, но ничего не делали. Но это не так. Великобритания и Франция, сидя в укреплениях, блокировали Германию от подвоза стратегического сырья через Атлантику.

А на юге у Гитлера Альпы, дальше – Средиземка, входы в которую контролирует все та же Британия. С юга тоже не подвезешь.

На севере – Балтика. Из Швеции и Финляндии шли потоки стратегического сырья, но весьма ограниченного ассортимента: никель, железная руда, древесина. Все остальное – с востока. И вот бы тут товарищу Сталину нейтралитет соблюсти: тебе, Адольф, хлопок для военных нужд требуется, и вольфрам для бронебойных снарядов? Извини, родной, самому не хватает.

Вот и все. На том бы Третий Рейх и угас.

Но Сталин Второй фронт не открывал. В отличие от тех, кто «войну объявил, но ничего не делал», товарищ Сталин войну не объявлял, но делал много. Слишком много. Он снабжал Гитлера всем, что ему требовалось для ведения войны.

Мало того, 28 сентября 1939 года в Москве был подписан договор «О дружбе и границе». В тот момент против Германии уже объединялись силы Канады, Австралии, Индии, Южной Африки. И Соединенные Штаты в стороне никак не могли остаться. Они должны были тоже вскоре выступить против Гитлера. Зачем же Сталину в сентябре усугублять то, что было сотворено в августе? В августе 1939 года был подписан пакт о ненападении, а в сентябре еще один – о дружбе! Зачем Сталину такая дружба? И если, как говорят кремлевские товарищи, ситуация для разгрома Германии в тот момент была благоприятной, то почему бы Второй фронт не открыть?

А если воевать не хотелось, то по крайней мере можно было бы в гитлеровские друзья не записываться.

6

Повторим для себя, что в 1939 году у Сталина вариантов было много. Все они были более или менее чисты с моральной точки зрения. В случае их использования они привели бы к укреплению безопасности и Европы, и Советского Союза.

Но было одно исключение. Был один вариант – предельно грязный: разорвать Польшу на части и установить общую границу с Германией. Этот вариант превращал Сталина в союзника Гитлера. Использование этого варианта означало конец Польши, начало войны в Европе и резко снижало безопасность Советского Союза, так как создавало ситуацию, в которой война между Германией и Советским Союзом становилась возможной. Кроме того, Германия теперь могла начать войну против Советского Союза внезапным ударом.

Товарищ Сталин выбрал именно этот самый грязный из всех возможных вариантов и немедленно его подписал, не выдвигая никаких дополнительных условий, не обсуждая никаких других вариантов.

Все недостатки этого варианта окупались двумя преимуществами: использование этого варианта действительно вело к столкновению Великобритании, Франции и Германии, кроме того, давало Сталину возможность нанести внезапный удар по Германии.

* * *

Сталин не оттягивал начало Второй мировой войны. Он ее приближал. Сталин оттягивал только момент вступления Советского Союза в эту войну. Потому он не спешил открывать Второй фронт.

Объяснение его действий находим в дневнике генерального секретаря Коминтерна Георгия Димитрова, запись от 7 сентября 1939 года. Был разговор в своем кругу. Для публикации эти откровения не предназначались. Советские товарищи были давно приучены следов не оставлять. А болгарский товарищ по неопытности такие вещи фиксировал.

В присутствии товарищей Молотова и Жданова товарищ Сталин так разъяснял официальному руководителю Коминтерна товарищу Димитрову суть своей внешнеполитической линии: «Война идет между двумя группами капиталистических стран… Но мы пс прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано положение богатейших капиталистических стран (в особенности Англии). Гитлер, сам этого не понимая и не желая, расшатывает, подрывает капиталистическую систему… Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались» (Лев Безыменский. Гитлер и Сталин перед схваткой. М., 2000. С. 290; Война и политика. 1939-1941. М., 1999. С. 38, 97).

Вот и вся разгадка сталинской политики. Вот когда они друг друга до полусмерти искусают, тогда товарищ Сталин и откроет Второй фронт.

Глава 14. Про порочную концепцию

На все эти вопросы «наука» нам не отвечает и ответить не может, не идя на свое кастовое самоубийство. Ибо ответить – это значит признаться в том, что она, «наука», нам врала сознательно, намеренно и систематически.

Иван Солоневич. Народная монархия.

Минск, 1998. С. 131

1

«Плотность минных полей достигала четырех тысяч мин на квадратную милю». Так центральный орган Министерства обороны России описывает подготовку советских войск к ведению оборонительных операций на Курской дуге летом 1943 года («Красная звезда», 22 апреля 2006 г.).

Озадачим министра обороны вопросом: за каким лешим надо ставить мины на квадратную милю? Представьте себе, что нам приказано перекрыть доступ на какую-то территорию площадью в один квадратный километр. На это выделено 100 тонн колючей проволоки. Одна сторона этого участка – километр, вторая, третья и четвертая – тоже по километру.

Весь периметр – 4 километра.

Разделим 100 тонн и получим 25 тонн колючки на один километр периметра. Но будет ли какой-нибудь не до конца выживший из ума министр заплетать проволокой как паутиной все внутреннее пространство на этом квадратном километре?

Теперь представим, что приказано держать участок фронта протяженностью, скажем, 10 километров. На это выделены соответствующие средства. Вопрос: будете ли вы где-нибудь заплетать один квадратный километр площади колючей проволокой?

Да нет, конечно! Из колючей проволоки мы будем возводить заграждения, чтобы противника остановить.

Мины – это тоже средство для создания барьера. Это так и называется – минно-взрывные заграждения. Разница с колючей проволокой только в том, что мины не видны, как ряды проволоки на кольях. Кроме того, мины не только останавливают противника, но еще и отрывают ему руки-ноги, срывают гусеницы, проламывают дно танкам, разрывают в клочья автомобили, повозки и мотоциклы.

И вот нам поставлена задача держать фронт в 10 километров. Выделено на это, помимо прочего, 4000 противотанковых и, допустим, 12 000 противопехотных мин. Давайте выберем где-нибудь квадратный километр и его напичкаем минами. И еще один.

А потом подумаем: да зачем же зря губить такое добро, если нам фронт держать нужно? Да и какой же дурак-противник на этот квадратный километр полезет? Как только вражеские саперы нащупали минное поле, они тут же постараются определить его границы. Границы обозначат указателями, начальники нанесут их на карты и будут обходить стороной.

Так вот, минные поля – это полосы. Они могут быть широкими или узкими, непрерывными или с просветами, прямыми или изломанными, плотными или редкими, перед передним краем или в глубине, но в любом случае их назначение – быть преградой, барьером, препятствием.

Ну давайте представим: дивизия держит фронт в 20, а то и в 30 километров. На правом фланге мы заминировали квадратный километр. И на левом. И еще один по центру. Можно и в тылу у себя квадратный километр заминировать. А что толку? Эти квадратные километры противника остановят? Или мы за этими квадратами укрываться намерены?

Но квадратная миля и того больше…

Постойте, а почему вдруг миля? Немцы на Курской дуге километрами мыслили. Красные командиры – тоже. Если кто из них на лихом коне из Гражданской войны прискакал, тот мыслил верстами. Откуда взялись мили?

Прочитав такое в любимой военной газете, первым делом решил, что завелся у них морячок – соленые глаза: клеши метровые, грудь в ракушках, весь якорями и русалками расписан. Этот, понятно, Курскую дугу милями морскими измеряет. Не иначе у них во флоте квадратные мили минировали. Хотя зачем бы? Даже и во флоте мины – это оружие заградительное: не пустить супостата сюда или не выпустить его оттуда. И на море все равно надо перекрывать какую-то линию от точки А до точки Б. Можно в один ряд. Можно в 20 рядов. Но все равно мы получим нечто похожее на узкие или широкие полосы. Или отрезки полос. Или я чего-то не понимаю?

Удостоверимся. Сейчас, может быть, что-то изменилось. Потому надо найти справочник поближе к войне. К понятиям тех времен.

Лучшее, что мне удалось найти, – «Морской словарь» (Т. 2. М., 1959): «Плотность минного заграждения (минного поля) – среднее число мин, приходящееся на одну милю минного заграждения по фронту».

Вот так: по фронту. И тут нет квадратных миль.

Так отчего же главная военная газета России порет чушь про квадратные мили на Курской дуге? Меня этот вопрос ужасно заинтересовал. А ларчик просто открывался. В центральную военную газету России из Америки поступают огромные статьи совершенно безграмотных авторов. Центральная военная газета эти глупости публикует, отдавая иногда по целому развороту заокеанским придуркам. Министр обороны остановить это безобразие не способен. Поэтому американцы публикуют в центральной военной газете России любую гадость, какая им нравится.

В данном, очень редком, случае они нас хвалят: глупые Иваны иногда тоже воевать старались, вот на Курской дуге по 4 тысячи мин на квадратную милю удосужились ставить. А мне похвала идиота хуже оскорбления. Давайте же вникнем в заокеанский комплимент. Миля – 1609 метров. Квадратная миля – 2 588 881 квадратный метр. Поставим на квадратную милю 4000 мин. Получим – одна мина на 647 квадратных метров.

А ведь не жирно. И очень глупо.

Вот так нас изображают заокеанские высоколобые мудрецы. А Министерство обороны все это покорно печатает в своем центральном органе.

Американская история пишется так: глупые недоразвитые Иваны были совершенно не способны воевать. Немцы расправлялись с ними, как с дебилами. А мудрейшие и храбрейшие американцы спокойно разбили немцев.

Интерес американцев в такой интерпретации истории понятен. По приказу из Америки Министерство обороны России навязывает эту версию своей армии, своему народу и всему миру.

Вопрос: а в чем ваш интерес, уважаемый министр?

2

Вымыслы американских умников распространяются по всему миру за счет военного бюджета России. Эти вымыслы только в некоторых местах хвалебные. Как вот эти откровения про квадратные мили на Курской дуге. А в остальном это веселое глумление над низшей расой, которая совершенно ни на что не способна.

Меня перебивают: Министерство обороны России тут ни при чем. Американцы публикуют в центральной военной газете России то, что им нравится. Какой может быть спрос с министра обороны и его подчиненных? Ругаться надо с американцами! Им надо возражать.

Хорошо.

Возразим американцам.

Граждане американцы, через центральную военную газету России вы высмеиваете советские многобашенные танки Т-28 и Т-35. Однако в 1939 году Советский Союз окончательно отказался от попыток создавать новые многобашенные танки, осознав полную бесперспективность этого направления. Америка в этот момент танковых войск не имела вовсе. Они были созданы только 10 июня 1940 года. А 28 августа 1940 года Соединенные Штаты приступили к созданию многобашенного танка. В апреле 1941 года – первый результат: опытный образец среднего танка M3. Производство началось в августе 1941 года.

Уже название указывает на беспросветную глупость. В первой половине 1940-х годов в США помимо среднего танка M3 выпускался легкий танк M3. И колесный двухосный бронетранспортер M3. И полугусеничный бронетранспортер M3. И 75-мм самоходное орудие M3. И 75-мм танковая пушка M3. И 37-мм противошоковая пушка M3. И еще десятки образцов военной техники и снаряжения с этим же индексом. И так во всем.

Был в то время легкий танк M2 и средний танк M2, и бронетранспортер M2, и крупнокалиберный пулемет M2, и 75-мм танковая пушка M2, и 155-мм пушка M2. Винтовка M1 и танк M1, и 81-мм миномет M1, и 76-мм танковая пушка M1. А в мое время был в США пулемет M60 на танке M60. Сейчас вместо этого танка – снова M1. Это не тот, который тогда, а который сейчас…

Когда речь идет о советском оружии, то достаточно назвать индекс: БТР-60П, АКМ, ИМР. А если речь про американскую технику, то надо еще растолковать, о чем же говорить будем. Но в разговоре можно быстро сориентироваться, а вот в документах… M2 на M2. Это о чем?

Но не будем придираться к названиям. Вот суть. Разговор у нас про американский танк M3, не тот, который легкий, а тот, который средний. Тот, который пошел в серию в августе 1941 года. Вес – 27 т. Экипаж – 6 человек. Конструкция допотопная, крайне неудачная. Некоторые считают, что это самый бездарный танк Второй мировой войны. Категорически не согласен. Это самый бездарный танк всех времен и народов. Расположение вооружения – в три яруса. В корпусе танка 75-мм орудие Пюто и Дюпона образца 1897 года с углом горизонтального наведения всего в 32 градуса. Над корпусом – башня с 37-мм пушкой и пулеметом, а над ней еще одна башня с пулеметом. Пулеметы образца 1919 года. Общая высота танка – 312 см. Три метра. С гаком. Стреляй по нему – не промахнешься. И не спрятаться никуда такому жирафу. Бронирование слабое. Крепление броневых листов – заклепками. Удельное давление на грунт – 0,93 кг на квадратный сантиметр. На советских тяжелых танках этот показатель гораздо ниже – 0,78 на Т-35 и 0,77 на КВ.

Из-за слишком высокого удельного давления на грунт танк M3 при поворотах постоянно зарывался в песок, грязь или в пашню. А без поворота всего корпуса наводить орудие было невозможно. Двигатель – авиационный, звездообразный Wright Continental R-975. Предельно чувствительный к качеству топлива и смазки. На последних образцах, чтобы как-то сбавить чрезвычайную склонность к самосожжению, ставили сборку из пяти автомобильных двигателей общей мощностью 370 л.с. Гусеницы – резино-металлические. Они постоянно сваливались. Особо опасно было имел контакт с огнем. В бою резина выгорала, гусеница разваливалась. Это чудо танкостроения производилось аж до декабря 1942 года.

Дареному коню в зубы не смотрят. Красная Армия получала эти танки в качестве того самого коня. Советские солдаты именовали сей шедевр сокращенно СС – самоходный сортир или БМШ – братская могила шестерых. Ни по каким характеристикам, кроме впечатляющей высоты и чрезмерного удельного давления на грунт, M3 не превосходил снятые с производства два года назад наши Т-28 и Т-35.

На смену танку M3 пришел чуть менее уродливый «Шерман». В Красной Армии танкистов за уголовные преступления в штрафник старались не слать. Берегли кадры. Кадры решают все. Кадры, попавшиеся на изнасиловании соотечественниц, отсылали воевать на «Шерманы».

На «Шермане», как и на M3, стоял тот же звездообразный авиационный двигатель R-975. С этим двигателем «Шерманы» выпускались до ноября 1943 года. Далее из-за нехватки авиационных звездообразных двигателей на «Шерманы» ставили разные двигатели – от V-образного карбюраторного (M4A3) до сборки из пяти автомобильных двигателей (M4A4).

Граждане американцы, вам ли объявлять Т-35 и Т-28 устаревшими? Вам ли зубы скалить?

3

С тяжелым танком комедия была еще более забавной. Американские конструкторы так и не смогли создать тяжелый танк ни до войны, ни в ходе нее. В начале 1945 года появился средний танк «Першинг». Танк был хороший. Понятно, в американском представлении. Двигатель, правда, был бензиновый. На танке стояли 90-мм пушка с длинным стволом. Для среднего танка заключительного этапа Второй мировой войны это было очень здорово.

Однако...

«Башня имела особенность втягивать снаряды в себя, вместо того чтобы их отражать» (Tanks. Amber Books Ltd. London, 2004. P. 69).

На этом проблемы не кончались.

При проектировании башни были допущены ошибки, которые привели к нарушению весового баланса. Башня имела такую форму и так была расположена на корпусе, что длинноствольная пушка своим весом выворачивала башню из корпуса. Для того чтобы уравновесить пушку, пришлось на тыльной стороне башни приварить чугунный противовес в полторы тонны.

И тогда вес танка перевалил за 40 т. И тогда «Першинг» попал в разряд тяжелых. Ура! Оказывается, даже и американцы способны создать тяжелый танк!

Но не радуйтесь раньше времени. Прикинем: какому-то не шибко сильному дяде на спину поместили мешок с песком, взвесили его вместе с этим мешком и объявили тяжеловесом. Сообразим: добавил ли ему сил этот ненужный вес? Стал ли он от лишнего груза сильнее? Легче ли ему стало с этим ненужным весом бегать, прыгать и драться?

Конструктор танка всеми силами старается экономить каждый грамм веса с тем, чтобы эти граммы обратить на усиление броневой защиты, мощности пушки и двигателя. Конструкторы танков экономят на мелочах до такой степени, что блок цилиндров двигателей советских танков делали из алюминия. Но вот вам случай, когда на танк вешают ненужный вес.

Попав по недоразумению в разряд тяжелых танков, «Першинг» в этой компании чувствовал себя весьма неуютно. 90-мм пушка была бы в то время хороша на среднем танке. Но не на тяжелом. На немецких «Тиграх» калибр был чуть меньше, а стволы длиннее. Потому «Першинг» ни по бронированию, ни по огневой мощи до «Тигров» не дотягивал. До ИС-2 – тем более.

Во время войны, за неимением лучшего, «Першинг» был объявлен тяжелым, но сразу после войны переквалифицирован в средние. Настоящего тяжелого танка, сравнимого с советскими и германскими, США создать не удалось.

4

Было ли перед войной и в ее ходе создано нечто такое, чем могли бы гордиться конструкторы американских танков?

Было! Легкий M3 и его продолжение – M5.

Этот танк имел множество модификаций и выпускался с 1941-го по конец 1944 года, т.е. фактически на протяжении всей войны. Разные варианты этого танка весили от 13 до 15 т. Было выпущено 13 859 M3 и 8884 M5, кроме того, большое количество разнообразных машин на их базе: инженерных, ремонтных, огнеметных, зенитных, командирских и пр.

Для того чтобы ложку дегтя не оставлять на десерт, сначала по говорим о недостатках. Их много.

Прежде всего – двигатель. Был в США чудесный самолет: ПТ-27 «Кадет». На наш У-2 уж больно был похож. Или наоборот. На этом самолетике был хороший двигатель Continental W-670 – семь цилиндров звездочкой. Двигатель был знатный. Его ставили и на другие самолеты. Поставили его и на танк.

А это не есть хорошо. И вот почему. Высокооктановый бензин, который уж слишком хорошо горит, это само собой. Кроме того, размеры. Хорошо, на нашем родном Т-26 блок цилиндром расположен горизонтально. Потому высоту силового отделении, да и всего танка можно сделать очень небольшой. На низкий корпус надо мало брони. Это экономия веса.

На американском легком M3 все обстояло наоборот. Двигатель – звезда с семью лучами. Лучи торчат во все стороны. Хорошо на самолете: все цилиндры у тебя на виду. А в танке двигатель упрятан в силовое отделение. Доступ к цилиндрам, упиравшимся в дно, отсутствовал. Для простейшей проверки следовало демонтировать весь двигатель.

Большой размер двигателя означал большое силовое отделение, да и весь корпус танка надо было делать большим. На большой объем надо много брони. А это большой вес. Если весь резерв веса израсходовали на корпус, значит, башня могла быть очень небольшой, а пушечка – игрушечной, 37-мм. Советский Союз от таких пушек отказался за много лет до начала Второй мировой войны. США штамповали их почти до конца 1944 года. В 30-х годах XX века эта пушка имела какое-то применение. Но с начала войны германские танки медленно, но неуклонно получали все более и более мощную броню. Начиная с 1940 года 37-мм пушка была полностью бесполезной в танковых дуэлях. Выражаясь проще, танки эти были почти безоружными. Этот танк мог воевать против мотоциклов, автомобилей, но не более того.

Высота для танка: меньше – лучше. Тут американские конструкторы явно ума и умения не прикладывали. M5 – 240 см. Точно как советский средний танк Т-34-76. В последние дни войны появился советский тяжелый танк ИС-3. Высота – 245 см.

Удельное давление на грунт на американском легком танке M3 – 0,79 кг на квадратный сантиметр, на M5 – 0,88. Растолкую значение этих цифр: советские средние и даже тяжелые танки могли свободно ходить там, где американский легкий танк проваливался в грязь. На советских монстрах ИСУ-122 и ИСУ-152, вооруженных соответственно 122-мм и 152-мм орудиями, удельное давление на грунт было ниже, чем на американском легком танке M5, вооруженном 37-мм пушкой.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики