10 Dec 2016 Sat 09:52 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 02:52   

Глава 8. Зачем коммунистам коллективная безопасность?

Искусственно вызванный голод доводил до людоедства. Только одних детей в голодовку 1933 года погибло около трех миллионов.

«Русская мысль». 2004. № 4

1

В 1933 году в Германии к власти пришел Гитлер, и тут же советская дипломатия развернула интенсивную борьбу за сколачивание антигитлеровского блока: защитим Европу от Гитлера! Обеспечим коллективную безопасность!

Борьба за коллективную безопасность – предмет особой гордости коммунистов: ведь они первыми разглядели опасность и сделали все возможное для того, чтобы уберечь Европу от войны.

«Борьба СССР за коллективную безопасность прошла несколько последовательных этапов. Первым шагом на этом пути явилось предложение Советского Союза подписать соглашение об определении агрессии и агрессора (нападающей стороны), выдвинутое 6 февраля 1933 года на Международной конференции по разоружению» (История Великой Отечественной Войны Советского Союза. М., 1961. Т. 1.С. 82).

Вот как у нас четко устроено. 30 января 1933 года Гитлер стал канцлером, а ровно через неделю Советский Союз уже сделал первый шаг на пути обеспечения коллективной безопасности в Европе!

На этом советские коммунисты, понятно, не успокоились. Борьба только начиналась! Из Кремля на правительства Европы обрушилась лавина предложений: региональные пакты, всеобщее разоружение, общеевропейская система безопасности!

12 декабря 1933 года Центральный Комитет Коммунистической партии принял специальное решение о развертывании борьбы за коллективную безопасность.

Было сделано много. Даже очень. Есть что вспомнить. В Советском Союзе, а теперь в России профессора со слезой в голосе (и удостоверениями ГБ в карманах) рассказывают студентам о тех далеких днях: гордитесь делами наших вождей и дипломатов! Как много они делали для того, чтобы уберечь Европу от войны и Гитлера!

Мы же озадачим тех академиков вопросом: зачем Советскому Союзу коллективная безопасность? Ради чего кремлевские скоморохи всю эту комедию разыгрывали?

2

Ведь и правда странно. Сталин втайне от всего мира готовил на советской территории германских танкистов, летчиков, артиллеристов, саперов, химиков. В нарушение Версальского договора на советской территории германские конструкторы создавали танки, подводные лодки, боевые самолеты, испытывали отравляющие вещества и тяжелую артиллерию. Сталин обеспечил Гитлеру победу на выборах. Это признавали сами нацисты. Иоахим фон Риббентроп считал, что враги партии Гитлера, т.е. коммунисты и социал-демократы, «имели полную возможность уничтожить ее». Риббентроп писал: «Если бы в 1932 году наши враги были едины, они бы могли победить нас…» («Новое время». 1994. № 37. С. 43).

Но в тот момент нацистов победить не удалось, так как среди противников Гитлера не было единства. Сталин разъединил всех противников Гитлера. Это он приказал немецким коммунистам выступать не против гитлеровцев, а против социал-демократов. Потому Гитлер оказался победителем.

Гитлер понимал, что пришел к власти благодаря Сталину, и был ему благодарен. 21 мая 1940 года начальник Разведывательного управления Генерального штаба РККА генерал-лейтенант авиации И.И. Проскуров направил наркому обороны Маршалу Советского Союза С.К. Тимошенко сообщение под грифом «Секретно», в котором содержалось высказывание германского военного атташе в Москве Ашенбреннера: «Я был у Гитлера, который мне сказал: „Помни, что Сталин для нас сделал великое дело, о чем мы никогда и ни при каких обстоятельствах не должны забывать“» (Т. Бушуева. Проклиная – попробуйте понять. «Новый мир», 1994. № 12).

И вот вопрос: зачем же Сталин в 1933 году одной рукой вел Гитлера к власти, а другой тут же сколачивал блок европейских государств против Гитлера?

Если бы Сталин Гитлера к власти не привел, то никакой опасности не возникло бы, и тогда вся эта возня с обеспечением «коллективной безопасности» была бы просто не нужна. Расчистив Гитлеру путь к власти, Сталин тем самым сделал Вторую мировую войну возможной и почти неизбежной, а сталинские горлопаны Кольцов, Эренбург, Генри и им подобные призывали народы мира крепить солидарность и проявлять бдительность.

Если Сталину действительно была нужна «коллективная безопасность», то не надо было готовить в Советском Союзе германских летчиков и танкистов, не надо было учить Геринга, Манштейна, Гудериана, не надо помогать Гитлеру на выборах. Если бы Сталин этого не делал, Вторая мировая война просто не могла бы возникнуть. Вот это и было бы обеспечением безопасности Европы.

3

И еще вопрос: а какой, собственно, Сталину прок от «коллективной безопасности»? Неужели он рассчитывал на братскую помощь Бельгии или Люксембурга в случае нападения Гитлера на Советский Союз?

А кто, кроме Гитлера, мог на нас напасть? Эстония? Латвия? Не верю. Польша? Венгрия? Финляндия? Румыния? Каковы их шансы победно дойти до Владивостока и Магадана?

Даже Тухачевский и тот понимал, что наш народ надо пугать реальным врагом. Но на западных границах СССР до заключения Московского пакта 1939 года не было государств, способных успешно вести наступательную войну против Советского Союза. Поэтому Тухачевский еще в начале 1920-х годов выдумал польско-германскую коалицию, которая якобы была готова в любой момент вцепиться в горло Советскому Союзу.

Об этой мифической польско-германской коалиции Тухачевский писал начиная с Гражданской войны и до самого своего ареста. И после ареста, в ежовском застенке, Тухачевский написал трактат о польско-германском агрессивном блоке, который готовит нападение на СССР. Фантастический вариант Тухачевского не стоит того, чтобы на нем останавливаться даже бегло.

В годы, когда Сталин и его верные соратники вели героическую борьбу за «коллективную безопасность», у Советского Союза не было общих границ с Германией. Страна была отгорожена от мощных держав Европы барьером нейтральных государств, поэтому внезапное нападение на СССР в Европе было исключено. Кроме того, у Сталина была территория, которую завоевать невозможно. А если и удалось бы кому завоевать, то контролировать ее не удалось бы никому. Так зачем же ему «коллективная безопасность»?

Война могла возникнуть между Францией и Германией. Или между Польшей и Германией. Но нападение Германии на Польшу автоматически вовлекало в войну Францию и Британию.

В любом случае Советский Союз мог стать жертвой агрессии в самую последнюю очередь. Отчего же Сталин заботился о «коллективной безопасности» больше других?

У товарища Сталина в стране массовое истребление людей и голод с людоедством. Ему ли беспокоиться о благополучии сытой Дании и распутной Голландии? В 1930-х годах в империи Сталина, как мы помним, выпускалось больше танков, пушек, самолетов и подводных лодок, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. И вот товарищ Сталин «коллективной безопасностью» Европы озаботился: как бы где война не вспыхнула, как бы страданий кому не причинила, как бы польских и норвежских буржуинов от тягот войны уберечь.

В Советском Союзе предприниматели были истреблены поголовно и полностью. Купцы, банкиры, промышленники – все, кто не успел убежать, уничтожены. Потому как буржуй – враг пролетариата. Мало было Сталину крупных буржуев. Он за мелких принялся. Раз имеешь две коровы, значит, кулак. Кулак – мелкая буржуазия. Таких в тайгу и тундру слать! На смерть! Раз у тебя две коровы, значит, может появиться и третья. А от трех коров до многомиллиардного состояния рукой подать. Потому кулака в зародыше душить! Уничтожить как класс!

И в то же время товарищ Сталин ночами не спит. Все думает, как бы парижских и лондонских миллиардеров от Гитлера уберечь, как бы обеспечить им безопасность, как бы сохранить для них мир и покой.

Объясните мне доходчиво, зачем Сталину безопасность буржуинскую хранить.

На вопрос сей никто ответа пока не придумал. Потому нам рассказывают, что вовсе и не Сталин «коллективную безопасность» выдумал. Не его, мол, рук это дело, не его ума. Рассказывают, что «коллективная безопасность» – дело верного ленинца наркома иностранных дел товарища Литвинова Максима Максимовича. Якобы это он за дело мира боролся вопреки злодею Сталину.

Сталин членов ЦК, маршалов и командармов целыми батальонами изводил, а член сталинского ЦК товарищ Литвинов в это время, якобы не обращая внимания на кровавого Сталина, гнул свою линию на всеобщее и полное разоружение, на установление добрососедских отношений в Европе и во всем мире. Такой уж хороший товарищ в Кремле отыскался.

А по моему понятию, если бы товарищ Литвинов хоть словечко вопреки сталинской воле молвил, то не сидеть ему в кресле наркома иностранных дел ни одной минутки после того словечка, а гореть ярким пламенем в крематории Донского кладбища вместе с товарищем Тухачевским и другими товарищами.

Без Сталина никакие инициативы товарища Литвинова, в том числе и «коллективная безопасность», не могли быть не только официально провозглашены, но и не могли быть обсуждены в самом тесном кругу руководителей Народного комиссариата иностранных дел. Ибо их всех тут же обвинили бы в право-левацком уклоне и перестреляли бы, как зайчиков на полянке.

А вопрос так и остался без ответа: зачем Сталину буржуйский покой беречь?

4

Странностей в сталинской внешней политике множество. С кем он союза искал? В первую очередь с Британией и Францией. Нашел с кем!

16 марта 1935 года в Германии введена всеобщая воинская повинность. Этот было не чем иным, как официальным расторжением Версальского мирного договора. Для Британии и Франции этот шаг Гитлера – причина и повод для начала войны. Но Британия и Франция не делали ничего, чтобы Гитлера обуздать.

7 марта 1936 года Гитлер ввел войска в Рейнскую демилитаризованную зону. По условиям Версальского и Локарнского соглашений Германия не имела права держать свои войска в этой зоне. Любое нарушение этого запрета квалифицировалось как агрессия. Франция и Британия должны были в ответ на агрессию объявить войну Германии. Но они даже не пошевелились.

В 1938 году Гитлер присоединил к Германии Австрию. Это новое вопиющее нарушение Версальского договора. Британия и Франция должны были выступить. А они снова ничего не делали.

В марте 1939 года Гитлер захватил Чехословакию и расчленил ее на части. И опять со стороны Британии и Франции – никаких действий.

Вопрос: зачем же Сталин искал союза с этими странами, которые слова своего не держали и были явно не способны защитить даже собственные интересы? Может быть, Сталин рассчитывал, что Британия и Франция, которые не желают защищать себя, бросятся защищать Советский Союз?

На мой взгляд, товарищ Сталин был не глупее нас. На помощь этих стран он явно не рассчитывал. Зачем же тогда товарищ Литвинов суетился? Зачем к «коллективной безопасности» призывал, если знал, что на союз с Британией и Францией положиться никак нельзя?

Договор с Британией, Францией, США был совершенно не нужен Сталину. Если правители этих стран посчитали бы выгодным для себя помогать Сталину, то сами могли проявить инициативу и подписать любой договор. Или могли помогать без всяких договоров. Именно это потом и случилось.

Если же они считали помощь Сталину невыгодной для своих интересов, то могли найти сотни тысяч причин уклониться от выполнения взятых на себя обязательств. И никакой договор тут не поможет. Такое потом тоже случилось. Была достигнута договоренность об открытии Второго фронта в 1942 году. Но западные союзники считали, что это им дорого обойдется. Им было выгодно высадиться во Франции только тогда, когда германский хребет будет окончательно сломан, когда исход войны будет решен. Так они и поступили.

Мы это понимаем, неужели Сталин этого не понимал? Зачем же он много лет боролся за «коллективную безопасность»? Зачем стремился заключить договор с Великобританией и Францией? Ведь опыт тысячелетий исключений не имеет: если твоему потенциальному союзнику в данный момент невыгодно тебя поддерживать, то он найдет причину, чтобы уклониться от выполнения своих обязательств. И наоборот, если кому-то выгодно в данный момент тебя поддержать, то он это будет делать даже без всяких предварительных договоров.

Короче: наличие или отсутствие бумажки о взаимной помощи ничего не меняет. Зачем же Сталину потребовалась такая бумажка?

5

С момента прихода Гитлера к власти личные посланцы Сталина пытались уговорить Гитлера на братский союз. В то же время посланцы Сталина в Варшаве, Праге, Париже, Лондоне пугали германской опасностью и призывали к организации «коллективной безопасности».

Сталин раскачивал лодку. Гитлера пугал тем, что объединится с Британией и Францией, а Британию и Францию – что объединится с Гитлером.

Сталин давал Гитлеру понять: если не будет союза между нами, тогда против тебя подниму всю Европу. А Европу Сталин пугал другим: Советский Союз ужасно слаб и ужасно пуглив – если вы не начнете войну против людоеда Гитлера, тогда я буду вынужден пойти с ним на союз.

Шла игра на повышение. Информацию о контактах с Гитлером Сталин подбрасывал во все европейские столицы. Там возникало беспокойство и разгоралось желание не допустить сговора Москвы и Берлина. Начинались переговоры в Париже, Лондоне, Праге. Информацию об этом Сталин подбрасывал Гитлеру: смотри, удушу…

В те годы в США было очень серьезное перепроизводство сельскохозяйственной продукции. Коммунисты любят показывать возмущенным зрителям ужасные кадры: американские фермеры выливают молоко прямо да землю, сжигают посевы, убивают коров и хлоркой засыпают их туши.

В Советском Союзе проблему перепроизводства решали более радикальным путем. Части Красной Армии под руководством своих доблестных командиров оцепляли целые районы. Тех крестьян, которые производили больше всех, вместе с семьями в разгар зимы загоняли в скотские вагоны, везли за многие тысячи километров в Сибирь, на Урал, в Казахстан и там на морозе выбрасывали в голой степи. Эта грандиозная операция проводилась по приказу Сталина. Непосредственное руководство осуществлял Молотов. Много лет спустя ему был задан вопрос: сколько же людей вывезли тогда в дикие, необжитые районы? Молотов ответил: «Сталин говорил, что мы выселили десять миллионов. На самом деле мы выселили двадцать миллионов» (Ф. Чуев. Молотов. М., 2002. С. 458).

В те годы в концлагерь попал белорусский крестьянин Иван Солоневич. Он один из немногих, кому удалось бежать сначала из лагеря, потом из страны победившего пролетариата. Он оставил потрясающее свидетельство того, что пережил. Вот его оценка того периода: «Советский режим организован не для нужд страны, а для мировой революции. Нужды страны ему, по существу, безразличны. Я не представляю себе, чтобы с какой бы то ни было другой точки зрения можно было объяснить и эпопею с коллективизацией, и трагедию с лагерями. Но если вы встанете на эту точку зрения, то весь советский быт – и в мелочах, и в гигантах – получает логическое и исчерпывающее объяснение» (Россия в концлагере М., 1999).

6

Ключи от Второй мировой войны Сталин держал в своих руках. Никакие соглашения и пакты ему не надо было заключать и подписывать. «Коллективную безопасность» в Европе Сталин мог обеспечить собственными силами. Следовало объявить Гитлеру громко и четко: можешь нападать в Европе на кого нравится, но нефти я тебе не дам. Вот и все. Вторая мировая война после такого заявления возникнуть не могла.

Но Сталин действовал иначе. Он сказал Гитлеру: нападай на кого хочешь, а я тебя обеспечу не только нефтью, но и хлебом, хлопком, никелем, марганцем, хромом, медью, оловом, ванадием, молибденом, вольфрамом. Нападай, а я тебя буду снабжать даже тем, чего у самого нет, чего самому не хватает. Буду за дальними морями каучук покупать втридорога, буду сам переплачивать и тебе за бесценок отдавать. Только нападай!

И когда война наконец полыхнула, «Правда» – центральная газета Коммунистической партии – слегка приоткрыла завесу над истинными чувствами кремлевских обитателей. Писательница-коммунистка Ванда Василевская была принята товарищем Сталиным (о чем тогда никто не знал) и после этого разразилась мощной статьей в таком духе: «Дрожат устои света, почва ускользает из-под ног людей и народов. Пылают зарева, и грохот орудий сотрясает моря и материки. Словно пух на ветру, разлетаются державы и государства… Как это великолепно, как дивно прекрасно, когда весь мир сотрясается в своих основах, когда гибнут могущества и падают величия!»

Вот это настоящая правда. Вот это истинное отношение товарища Сталина к «коллективной безопасности» европейских государств.

* * *

На первый взгляд политика Сталина страдала отсутствием логики: готовил немцев к войне, пробивал Гитлеру дорогу к власти и одновременно проявлял трогательную заботу о безопасности британских и французских буржуев. Но нет в этом никакого парадокса, и логика тут железная: Сталин готовил Гитлера на сокрушение буржуазной Европы, а буржуазную Европу поднимал против Гитлера.

Глава 9. Зачем Красной Армии коридоры через Польшу?

Красная Армия была инструментом агрессивной тоталитарной деспотии, стремившейся поработить весь мир.

А. Гогун. Между Гитлером и Сталиным.

СПб., 2004. С. 213

1

Политика Сталина была предельно простой: в Испании не удалось столкнуть Германию с Великобританией и Францией, но ничего страшного – их можно столкнуть в Чехословакии. А если нет, столкнем в Польше.

И вот в конце 1938 года Сталин резко сменил все свои пропагандистские установки. Антигитлеровская пропаганда в Советском Союзе вдруг разом смолкла. Теперь главное для Сталина – успокоить Гитлера: хватай в Европе все, что нравится, я тебе мешать не буду.

Гитлер требовал пересмотра Версальского договора, в соответствии с которым Восточная Пруссия была отделена от основной части Германии, а город Данциг был объявлен вольным городом. Гитлер требовал, чтобы ему дали коридор на польской территории для строительства автострады и железной дороги между Восточной Пруссией и основной территорией Германии. Кроме того, город Данциг должен был стать частью Германии.

Правительство Польши отказывалось выполнить требования Гитлера. Великобритания гарантировала Польше безопасность. Между Польшей, Великобританией и Францией были подписаны соглашения о взаимной помощи.

Правительства Великобритании и Франции решили привлечь на свою сторону и Советский Союз.

Это было чудовищной и непростительной ошибкой.

Как только Великобритания и Франция согласились на переговоры о «коллективной безопасности», война в Европе стала неизбежной. Дело в том, что переговоры между Британией, Францией и Советским Союзом весьма беспокоили Гитлера. Он считал, что «коллективная безопасность» – это политика окружения Германии (ВИЖ. 1963. № 12. С. 25). Это угроза сырьевой блокадой. Гитлер считал, что Германию загоняют в угол, и судорожно искал выход из этой неприятной ситуации.

Тем временем сталинские дипломаты потребовали немедленного прибытия военных миссий Британии и Франции в Москву.

Правительства этих государств согласились. А кремлевские товарищи торопят: скорее!

До сих пор никто не объяснил, кому нужна была эта спешка. Впоследствии даже официальные советские историки были вынуждены признать, что оснований спешить не было. «Вряд ли теперь, изучив основные государственные и военные документы Японии и Германии, можно согласиться, что в августе 1939 года Советскому Союзу угрожала реальная опасность войны на два фронта… Мы то сейчас знаем, что Япония не решилась напасть на СССР даже в самые критические моменты 1941 и 1942 годов, когда наша страна находилась в отчаянном положении. И у гитлеровской Германии в 1939 году конкретного плана ведения войны против СССР не было» (ВИЖ. 1988. № 12. С. 59).

Но Сталин спешил: время не терпит! Скорее неситесь в Москву!

Делегации Британии и Франции прибыли в Москву. Их встретили на высшем уровне. И началась комедия.

Сталинский капкан действовал безотказно. Одно из двух:

– или Сталин заставит Британию и Францию напасть на Германию;

– или обвинит их в срыве переговоров, попустительстве агрессии и возложит на них вину за возникновение войны в Европе.

Тактика у Сталина совсем простая – выдвигать неприемлемые требования: давайте, господа, договоримся так – вы начинаете усмирять Германию как в случае прямой, так и в случае «косвенной агрессии».

Это детский мат.

После такого предложения делегации Британии и Франции оказались в дурацком положении. Подпиши они договор о том, что готовы напасть на Германию в случае «косвенной агрессии» с ее стороны, и тогда Сталин перед всем миром потребует выполнении этого обязательства. Под термином «косвенная агрессия» можно понимать все, что угодно. И Сталин будет прав, требуя, чтобы Великобритания и Франция объявили войну Германии в ответ на любые ее действия.

Если не подпишешь договор, тогда Сталин объявит, что Великобритания и Франция – пособники агрессора, что они не желают обуздать Гитлера.

2

Итак, 12 августа 1939 года в Москве начались переговоры военных миссий СССР, Великобритании и Франции. На виду у всех глава советской военной делегации нарком обороны Маршал Советского Союза Ворошилов разглагольствовал о том, как бы «обуздать Гитлера». А в тени происходило совсем другое.

11 августа, т.е. еще до начала переговоров с делегациями Великобритании и Франции, Сталин принял решение начать переговоры с Германией о разделе Польши. Это решение было оформлено в виде телеграммы Молотова поверенному в делах СССР в Германии Георгию Астахову. Телеграмма была получена последним в субботу 12 августа. В этот же день в 17.30 содержание телеграммы было передано Гитлеру, который в тот момент вел переговоры с министром иностранных дел Италии графом Чиано. После некоторого раздумья Гитлер сообщил своему собеседнику о телеграмме Молотова следующими словами: «Русские согласны с направлением в Москву германского представителя для политических переговоров».

Чиано оставил по этому поводу такую запись: «Русско-германские контакты протекают очень благоприятно, и именно в эти дни поступило русское предложение с приглашением направить германского полномочного представителя в Москву для переговоров о пакте дружбы» (И. Фляйшхауэр. Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии. 1938-1939. М., 1990. С. 237-238; Г.Л. Розанов. Сталин – Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений 1939-1941 гг. М., 1991. С. 84-86).

Сталин, открыто демонстрируя всему миру решимость остановить гитлеровскую агрессию, в то же время (и даже раньше) тайно протягивал Гитлеру руку дружбы и помощи.

Этими маневрами Сталин обезопасил себя от неудачи при любом развитии событий. Назревал конфликт между Великобританией и Францией с одной стороны и Германией – с другой. Сталин поддерживал (явно или тайно) дружественные отношения со всеми участниками грядущего конфликта и всех подстрекал к более активным действиям.

14 августа 1939 года в ходе переговоров маршал Ворошилов поставил вопрос о том, готово ли правительство Польши предоставить коридоры для пропуска частей Красной Армии через польскую территорию в случае возникновения конфликта с Германией.

На этот вопрос был получен отрицательный ответ.

– Ах так! – сказали кремлевские товарищи. – Тогда мы заключаем пакт с Гитлером и вместе с ним делим Польшу на части. И заключили. И разделили.

3

Отказ Польши пропустить войска Красной Армии через свою территорию стал для кремлевской пропаганды универсальным аргументом всесокрушающей мощи. На вопрос о том, зачем бы заключен пакт с Гитлером, следует немедленный ответ: так ведь Польша отказалась нам коридоры предоставить! Мы были готовы ее защищать, а она не захотела.

Логика в прямом смысле убийственная: пусти меня в свой дом, я тебя буду защищать. А не пустишь – разорву на части.

Товарищ Ворошилов, из-за спины которого торчали сталинские усы, вопрос поставил так: или Польское государство пускает Красную Армию на свою землю, или Красная Армия вместе с Гитлером уничтожает Польское государство.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики