04 Dec 2016 Sun 15:14 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 08:14   

Я понимаю, что министр обороны не знает тонкостей военного дела. Но тут не тонкости! На мой взгляд, министр обороны должен читать центральную военную газету. Допускаю, что министр ничего не понимает в зеленых пушках. Простительно. Но пусть представит себе некие иные зеленые предметы. Интересно, способен ли гражданин министр уловить разницу: 300 тысяч или 2 миллиона?..

Если бы кто-то сказал: раньше мы думали так, а теперь считаем иначе. Но нет. Разные цифры соседствуют в режиме мирного сосуществования: и 300 тысяч орудий и минометов, и 490 тысяч, и 825 тысяч, и «около двух миллионов».

Думаю, что даже пьяный мог бы сообразить: тут что-то не так. Только одна из этих цифр может быть правильной. Но все четыре одновременно правильными быть не могут. Самое удивительное, что речь идет об официальных цифрах, изрекаемых на весь мир лицами весьма ответственными (имею в виду их должности, но не поступки).

Разнобой в официальной авиационной и танковой статистике не столь впечатляет, но тоже представляет интерес. Тут тоже мирно сожительствуют официально объявленные Министерством обороны и Генеральным штабом очень разные цифры. Они объявляются не просто в один и тот же год, но, как мы видели, в один и тот же день в одной и той же газете. Правда, на разных страницах.

Боевых самолетов Советский Союз за время войны произвел 108 тысяч. А может быть, 112 тысяч. Или 134 тысячи. Или 136. Или 137 тысяч. Каждый может выбрать для себя любую цифру. И каждая будет правильной. И каждая имеет официальное подтверждение Министерства обороны РФ.

Танков и самоходно-артиллерийских установок на их базе было произведено 96 тысяч. Или 102 тысячи. Или 108,2 тысячи.

6

На фоне этих примеров каждый сам может себе представить, что творится в других областях российской военно-исторической науки. Например, в вопросе о людских потерях в войне. Легко посчитать, сколько было дивизий в Красной Армии накануне войны. Сегодня любой школьник, используя открытые источники, способен сам составить список всех дивизий с указанием имени командира, места дислокации, подчиненности, боевого состава. А министр обороны, его заместители, главнокомандующие и все нижестоящие структуры, в руках которых находятся все секретные и совершенно секретные архивы, на это не способны. Они не знают количество дивизий Красной Армии на 22 июня 1941 года даже приблизительно.

Они даже отдаленно не представляют, сколько и какого оружия имела армия накануне германского вторжения и сколько получила в ходе войны. И было бы простительно, если бы они держались одной какой-то линии. Тогда было бы ясно – люди ошибаются и заблуждаются. Так нет же. Наши стратеги называют одновременно самые разные цифры.

Легко посчитать, сколько танков, пушек, самолетов промышленность произвела до войны и в ходе войны. Ибо не все военные архивы еще сожжены. Ибо по приказу Сталина начиная с октября 1938 года каждый вечер каждый директор военного завода лично отчитывался перед Москвой за выполнение дневного плана. За обман – расстрел. Обмануть нельзя, ибо был заказчик – армия. Промышленность, например, отчиталась за сдачу сотни танков, а армия получила девяносто. Где остальные? Так вот: имея все статистические данные, Министерство обороны РФ все еще с полной уверенностью оперирует в один и тот же день данными о том, что армия получила 300 тысяч орудий и одновременно – «почти два миллиона орудий». Прикиньте, что творится в области подсчета людских потерь, где счет идет на десятки миллионов, где статистика запутанна, противоречива, недостоверна, а то и вовсе не велась в ходе боев?

Парадокс вот в чем: наши генералы не способны согласовать даже между собой самые основные статистические сведения о состоянии Красной Армии 1941 года. Но самая яростная борьба за правду истории ведется у нас.

Этими самыми генералами.

А история войны на каждом новом историческом этапе предстает в совершенно новом, непохожем, но всегда обольстительном виде.

* * *

Удивительная вещь: против «Ледокола» написана куча книг, защищено множество докторских диссертаций. И в чем меня только не уличали и к чему только не придирались. Но почему-то никто не желает замечать бронебойно-зубодробительного невежества наших генералов, помноженного на безалаберность мегатонного класса.

Глава 5. Со времен гибели Римской империи

Так уж был устроен Советский Союз, что наверх всплывало преимущественно дерьмо. Дерьмо трусливое и глупое.

Юлия Латынина. Нами правят вирусы. «Новая газета»,

17 января 2005 г.

1

Заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза А.А. Щербаков, сын кандидата в члены Политбюро, секретаря ЦК ВКП(б), сокрушил меня играючи. Я однажды вскользь помянул германский самолет Ме-209, тут-то он меня и уличил в невежестве: не было такого самолета! А разгромив на ниве военной истории, добавил в качестве бесплатного приложения кое-что о моем моральном облике, о совершенных злодеяниях.

И тут же целая свора крикунов дружно в меня вцепилась: не было такого самолета! Ура! «Ледокол» опровергнут!

В борт «Ледокола» все новыми разоблачительными книгами бьют. Как торпедами. Счет опровергающих книг уже третий десяток перевалил. А количество статей не поддается учету. В каждой новой книге меня клеймят и обличают. Ключевой аргумент: вот ты нам про Ме-209 врешь, а такого самолета не было! Как можно верить «Ледоколу», если ты такую чепуху несешь?

Меня ловят на мелочах. Казалось бы, ну какая разница, был такой самолет или нет? В систему моих доказательств история этого самолета никак не входит. Просто однажды (один только раз!) наряду с множеством фактов я назвал этот злосчастный Ме-209. Допустим, не было его. Допустим, ошибся. Что от этого меняется?

Но нет. Слово не воробей. Не открутишься, не отвертишься. Раз путаешься в таких мелочах, торжествующе заявляют критики, как можно верить твоим писаниям? Раз однажды такое сказал, отвечай!

Отвечаю: не путаюсь я в мелочах! Шибко грамотные эксперты нашли уйму ошибок в моих книгах. На множество придирок и замечаний я не реагирую. Потому как на все и не ответишь. И создается впечатление: раз не спорю с крикунами, значит, возразить мне нечего. А я не отвечаю на множество замечаний по другой причине. Просто потому, что в подавляющем большинстве замечания и придирки глупейшие. Вроде этой, про Ме-209.

Перед тем как уличать меня в невежестве, заслуженный летчик-испытатель был просто обязан полистать соответствующие справочники, журналы и книги. Думаю, что заслуженному летчику-испытателю было бы интересно узнать что-нибудь об авиации. Разве не так?

В «Ледоколе» – речь о Второй мировой войне, точнее, о ее начале. Так вот, в момент начала Второй мировой войны Ме-209 не просто существовал, он был самым знаменитым самолетом мира. Вроде «Конкорда» в 1970 году.

Перед Второй мировой войной гонка шла за дальность, высоту, маневренность, грузоподъемность. Но основная – за скорость. И Сталин, и Гитлер самое главное внимание уделяли именно этому параметру.

20 апреля 1939 года Германия праздновала день рождения Адольфа Гитлера. Ему исполнилось 50. И вот 26 апреля летчик-испытатель Фриц Вендель, в качестве подарка фюреру, на Ме-209 установил мировой рекорд скорости – 755,138 км/ч. На планете Земля Вендель стал человеком, который передвигался быстрее всех. До 1 сентября 1939 года его рекорд не был побит. Подчеркиваю, речь об официальном мировом рекорде скорости.

Если какой-то человек с улицы не знает про Гагарина и корабль «Восток», то в этом нет ничего страшного. Если про Гагарина и «Восток» никогда не слышал некий космонавт, то это уже серьезнее. Но пока он молчит, тоже терпимо. Страшно, если вдруг некий космонавт бросится яростно доказывать, что не было никогда Гагарина и «Востока». Да не просто друзьям в тесном кругу доказывать будет, а ударит в колокола на весь свет.

Именно так ведет себя заслуженный летчик-испытатель Щербаков, который не имеет даже приблизительного понятия об авиации, который не только не слышал про Венделя и Ме-209, но и бросился в «Военно-историческом журнале» отрицать его существование.

Ученые товарищи из «Военно-исторического журнала» могли бы заслуженному испытателю подсказать: не позорься, авиация – не твоя тема. Но они почему-то этого делать не стали. И над нами смеется весь мир. «Военно-исторический журнал» поступает в библиотеки всех цивилизованных стран. И там люди впадают в истерику: если русские доверяют современное оружие воинствующим невеждам, то надо быть готовым ко всяким неожиданностям.

2

На открытия гражданина Щербакова тучные стада моих критиков ответили бурным излиянием восторга. Редакцию «Военно-исторического журнала» не завалили опровержениями и протестами. Наоборот. Собралась орава официальных ниспровергателей, которые подхватили откровения испытателя Щербакова и понесли их в массы в качестве аргумента, напрочь сокрушающего «Ледокол».

Историю с Ме-209 в качестве убойного антиледокольного аргумента публично использовали: генерал армии М. Гареев, генерал-полковник Ю. Горьков, генерал-майор Ю. Солнышков, Ю. Мухин, Г. Барановский, Г. Иваницкий, А. Ланщиков.

И еще целая научная рать: не было такого самолета! Следовательно, «Ледокол» сокрушен!

Напомню названным серьезным историкам и столь же серьезным полководцам, что Ме-209 в свое время был детально изучен советскими авиационными конструкторами. На нем летали наши славные летчики-испытатели, среди них С.П. Супрун. То были другие люди. Они знали авиацию, они ее любили.

Как же совершенно секретный германский самолет мог быть изучен нашими конструкторами и летчиками? Да очень просто. Сталин, повторяю, уделял особое внимание скорости самолетов. Поэтому взял да и приказал закупить в Германии 36 новейших самолетов 12 типов. Не мог великий вождь мирового пролетариата пройти мимо машины, которая летает быстрее всех в мире.

А наивный Гитлер, как известно, безгранично (до определенного момента) доверял Сталину. Гитлер взял да и продал свои самые лучшие самолеты. В их числе и Ме-209. И продавал он их не для боевого использования Красной Армией, а для детального изучения. Проще говоря, Гитлер продавал не самолеты, а секреты.

И торговал Гитлер авиационными секретами в 1940 году, когда Германию уже засосала трясина Второй мировой войны. Из той трясины Гитлеру уже не было выхода. Влип.

До какой же степени надо было верить Сталину… До какой же степени надо было нуждаться в стратегическом сырье, чтобы в ходе войны в обмен на нефть и хлеб продавать свои военные и технологические тайны!

Говорят, что Гитлер русских людьми не считал, не верил, что они могут что-то перенять или скопировать. Потому не боялся.

Все правильно. Но не следовало исключать и другой возможности. Товарищ Сталин мог гитлеровскими секретами поделиться с Черчиллем и Рузвельтом, что он, кстати, и сделал.

Формально оставаясь союзником Гитлера, Сталин тайно сколачивал антигитлеровскую коалицию. На советских испытательных полигонах и аэродромах тщательное изучение новейшей германской боевой техники вели не только советские, но и британские специалисты, которым Сталин открыл доступ ко всем секретам, которые купил у Гитлера. Этим шагом Гений всех времен и народов не только возместил свои расходы на приобретение германских самолетов и танков, но еще и приблизил конец Гитлера. Раскрывая германские технологические тайны перед противниками Германии, Сталин повышал их способность к сопротивлению.

Но выхода у Гитлера не было. Приходилось идти даже на торговлю морскими, авиационными и другими тайнами.

Испытания новейших германских самолетов, в том числе Ме-209, проводились под Москвой в Летно-исследовательском институте, который в настоящее время носит имя выдающегося летчика-испытателя Громова. Интересно, слышал ли гражданин Щербаков когда-нибудь о Громове и Летно-исследовательском институте? Или тоже бросится яростно опровергать их существование?

3

За последние годы в нашей стране совершен действительно гигантский рывок в изучении военной истории. Правда, есть еще и отдельные недостатки…

Изучение истории ведут энтузиасты. Государство – в стороне.

Но возникает вопрос: а зачем она вообще нужна, военная история?

А затем, что без нее военным человеком быть невозможно.

Военная история – фундамент и основа всех военных наук. Вот вам правило без исключений: генерал, который не знает военной истории, не способен вести современную войну.

Пример: Жуков угробил в Берлине две гвардейские танковые армии: 1-ю и 2-ю. Но об этом в наших военных училищах и академиях не вспоминали. Военную историю в Советском Союзе изучали на героических примерах: ура! вперед! А о том, что бросать крупные танковые части и соединения на штурм городов – преступление, не вспоминали. Зачем прошлое ворошить? В результате такого обучения некий министр обороны России героически двинул танки в Грозный точно так, как Жуков их двинул в Берлин.

Результат точно такой же.

И вот вопрос: кто в данный момент отвечает за нашу родную военно-историческую науку?

Ответ: министр обороны и начальник Генерального штаба.

С министра обороны какой спрос?

Министр обороны России – человек со стороны.

При таком раскладе первый заместитель министра обороны – начальник Генерального штаба генерал армии Ю.Н. Балуевский должен был взять бразды в свои мозолистые руки. Должен был оценить обстановку, принять соответствующее решение и отдать приказ.

А ведь ситуация предельно проста: мы единственная в мире страна, в которой история Второй мировой войны на государственном уровне не изучается. За 60 лет упорных трудов Военно-историческое управление Генерального штаба, Институт военной истории Министерства обороны, множество кафедр в военных академиях и училищах не удосужились даже пересчитать дивизии, которые были в Красной Армии на 22 июня 1941 года.

Если так, то решение напрашивается простое: запретить любые выступления официальных лиц по вопросам, связанным с историей Второй мировой войны, запретить «Красной звезде» и другим военным газетам и журналам публиковать материалы о войне.

Когда будет наведен элементарный порядок в военно-исторической науке, когда будут собраны, обработаны и проверены основополагающие сведения о войне, тогда запрет можно будет снять. Иначе министр обороны, его прямые и непосредственные начальники и его подчиненные выглядят глупейшим образом в глазах всего мира.

Что же делает начальник Генерального штаба генерал армии Балуевский?

Он делает прямо противоположное тому, чего требует обстановка. Он поощряет грандиозные сборища веселых генералов, адмиралов и академиков от военной истории.

Генерал армии Балуевский и сам не прочь публично блеснуть познаниями в области военной науки. А результат – как у Жукова в Берлине. Вот небольшой кусочек из огромной статьи Балуевского в «Красной звезде» от 7 мая 2005 года. Генерал описывает грандиозную Висло-Одерскую операцию Красной Армии в январе 1945 года: «Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».

Висло-Одерская операция – вершина военного искусства и предмет особой гордости нашего военного руководства. Генерал Балуевский выражает не свое мнение. Он цитирует германского генерала и подчеркивает: вот видите, как гитлеровский генерал оценивает стратегическое мастерство высшего командного состава Красной Армии!

Цитате этой выпала долгая счастливая жизнь. Не проходит года, чтобы в официальных военных трудах десятки раз не прозвенело: «…со времен гибели Римской империи»… Такие заявления наполняют гордостью сердца участников грандиозных конференций и симпозиумов.

Но было бы совсем хорошо, если бы наши стратеги сами читали книги, сами готовили доклады и выбирали цитаты для них, а не полагались на то, что подсовывают безалаберные референты. Уверен, что в этом случае ни один из ответственных военных руководителей цитату германского генерала про Висло-Одерскую операцию повторять бы не стал.

В каждой сфере нашей деятельности давно утвердилась обойма казенной мудрости, которую следует изрекать в торжественных случаях с высоких трибун. Но если бы наши генералы были обучены вникать в суть, обращать внимание на мелочи, то комплект цитат, которыми они жонглируют перед почтеннейшей публикой, давно был бы обновлен.

В этом случае из служебного запаса наших стратегов одним из первых, уверен в этом, был бы навсегда вычеркнут пассаж о том, что Европа не знала ничего подобного со времен падения… Впрочем, и десятки других подобных цитат тоже давно и прочно были бы забыты.

История вопроса такова.

4

Сталин понимал, что историю войны между Советским Союзом и Германией написать нельзя. Слишком уж история эта выходила неприглядной и неприличной. Оставалось либо молчать, либо врать безмерно, безгранично и беспредельно.

Сталин выбрал молчание.

При Сталине попыток написать историю войны не предпринималось. Рвение некоторых стратегов сочинять и публиковать свои воспоминания и размышления решительно пресекалось. Вместо научных изысканий и генеральских воспоминаний вышел сборник выступлений товарища Сталина: «Братья и сестры… К вам обращаюсь я, друзья мои!»

И это все.

А после Сталина на трон вскарабкалась целая ватага вождей – коллективное руководство. К осени 1957 года после непрерывной череды яростных побоищ на вершине власти остались двое: Жуков и Хрущев. (Кстати, жук – это жук, а хрущ на украинском языке – это тоже жук.)

Вот два жука и решили сочинить историю войны, наперед зная, что правду сказать нельзя. Но если правда отпадет, что же останется?

Монументальный хрущевско-жуковский (точнее – жуковско-хрущевский) труд должен был на века утвердить главную идею: войной руководил не Верховный Главнокомандующий, а его заместитель – Георгий на белом коне, которого Хрущев вдохновлял и благословлял на подвиги и свершения. 12 сентября 1957 года началась работа над капитальной пятитомной «Историей Великой Отечественной войны». Одновременно выпускались и другие книги, главное назначение которых – подпереть и развить кремлевскую мифологию. 24 сентября 1957 года была подписана в печать книга «Танковые сражения» германского генерала Меллентина. Редактором был первый заместитель начальника ГРУ Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск А.П. Панфилов. Вот в этой книге и содержалась оценка Висло-Одерской операции Красной Армии: «Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером… Европа не знала ничего подобного…»

По признанию битого гитлеровского генерала, на заключительном этапе войны войска Жукова и Конева продемонстрировали такой уровень военного искусства, какого Европа не знала за последние полторы тысячи лет. В этой фразе ясно сказано, что полководческий талант советских маршалов и генералов в последние месяцы войны достиг такого расцвета и уровня, с которым не сравниться ни Бонапарту с Кутузовым и Кромвелем, ни Фридриху с Тюренном и Конде. Фраза лестная. Собственно, из-за этой цитаты книгу переводили и издавали.

Книга еще не дошла до типографии, но ее уже начали цитировать. 8 октября 1957 года Жуков, выступая перед великим вождем Югославии, впервые зачитал отрывок из нее. Озвучил, как выразились бы новоявленные ревнители изящной словесности.

А пока стратег расслаблялся в кругу югославских и албанских товарищей, кремлевские вожди учинили толковище и вышибли великого полководца из своей шайки.

На этом правление Жукова завершилось, соответственно завершилась и работа над грандиозным историческим исследованием. Вместо несостоявшегося пятитомника через три года начал выходить шеститомник, и главная идея там была уже другая: войну выиграл Хрущев.

Фраза о том, что Европа не знала ничего подобного со времен… была вписана и в хрущевскую историю войны (Т. 5. С. 91), но при этом имя Жукова упоминалось вскользь.

Впрочем, Сталина в этой официальной шеститомной истории войны тоже не слишком жаловали. Вот пример отношения к исторической правде. В 1945 году были учреждены медали «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». На лицевой стороне этих медалей – профиль Сталина. И это понятно – он был Верховным Главнокомандующим, а также на протяжении всей войны главой правительства. Создатели хрущевского шеститомника поместили изображения этих медалей на цветной вклейке. На три медали не пожалели целую страницу. Но на этих изображениях не оказалось профиля Сталина!

Я страстный коллекционер военных наград. Они меня влекли с детства. И вот ситуация: у моего отца на мундире, помимо прочих наград, две медали с профилем Сталина – за Германию и за Японию. Когда вышел последний том хрущевской официальной истории, не прошло еще и двух десятков лет с момента окончания войны, поэтому у большинства мужиков Советского Союза в возрасте от сорока и выше и у многих женщин – одна, а то и две такие медали. И по праздникам все, кто воевал, и все, кто ударно вкалывал в тылу, выходили на улицы с этими медалями. У миллионов людей на груди Сталин. А тут выходит официальная история войны и в ней – видимая всем наглая подтасовка.

Если лизоблюдам, которые выдумывали историю войны, центральной фигурой которой они объявили Хрущева, не хотелось вспоминать Сталина, то изображения этих медалей можно было бы просто опустить. Это было бы несправедливо и нечестно в отношении десятков миллионов людей, которые такие медали заслужили кровью и потом. Но в этом случае хотя бы не было фальши и наглости.

Но наши серьезные историки опубликовали фальшивые изображения. С того момента я стал с большой осторожностью относиться к советской официальной истории войны и к трудам серьезных историков.

Кстати, о военных наградах. Культ личности Жукова набирает силу. Ордена Сталина не было. (Был в проекте, но не был учрежден.) А орден Жукова есть. На мелкие детали у нас внимание обращать не принято. Мы и не будем. Но тут деталь совсем не мелкая, а вопиющая: на ордене Жукова стратег изображен в мундире, который был отменен в 1945 году, с четырьмя Золотыми Звездами, последняя из которых получена в 1956 году.

Такое же фальшивое изображение – и на медали Жукова.

Если бы при товарище Сталине кто-то изобразил Ленина в чалме, адмирала Ушакова в тельняшке и бескозырке, а Богдана Хмельницкого в танковом шлеме, то на такие вещи обратили бы внимание. И последовали бы выводы.

А сейчас – можно. Но вернемся к Жукову.

Визит в Югославию завершился печально. Стратег отбывал на крейсере под гром салюта. С эскортом новейших эсминцев. Его провожали почетным караулом, гремел государственный гимн. Жуков отбывал могущественным членом Политбюро. Он еще делил власть с Хрущевым, но многие уже сообразили, что он и Хрущева скоро слопает, как скушал куда более дюжих Берию, Молотова, Кагановича, Маленкова и других вождей сталинской закалки.

Хрущев был самым слабым в когорте сталинских соратников. На веселых партийных гуляньях он был скоморохом. И вот после Сталина все кремлевские мамонты съедены. Никита – последний из могикан. Но именно он, оставшись один на один с Жуковым, надоумил стратега совершить вояж на крейсере по Средиземке. И за время отсутствия полководца скинул его со всех постов.

Жуков вернулся домой никому не нужным пенсионером. Его тут же вызвали на разборку и высказали все, что о нем думали. Стратег, бия себя в грудь, лебезил и унижался, а в доказательство своих заслуг твердил: «Невозможно описать… Европа не знала со времен гибели…»

5

Эту цитату Жуков повторял множество раз из года в год. Ради примера – отрывок из письма Хрущеву от 18 апреля 1964 года: «Висло-Одерская операция, как Вам известно, является одной из грандиознейших операций. Советские войска провели ее блестяще, чем и заслужили всеобщее восхищение. Даже враги и те вынуждены были признать…»

И Жуков, как козырного туза из рукава, швыряет на стол цитату о том, что Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи…

Вслед за Жуковым эту цитату десятилетиями долбят наши генералы, маршалы и академики. И кто только эти слова не повторял! Как только заходит речь о выдающихся военных достижениях, вспоминают Меллентина: «Невозможно описать…»


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики