09 Dec 2016 Fri 12:34 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 05:34   

На этом поставлена точка.

Коммунистический агитатор сказал правду. Но не всю. Он описал самую первую серию Т-26. Но «забыл» сказать, что после первой серии Т-26 с пулеметным вооружением были еще 22 серии этих танков с великолепными пушками, которым завидовал весь мир. Агитатор «забыл» рассказать, что на последующих сериях, начиная со второй, возрос и боевой вес, и броня была увеличена, а потом возросла и мощность двигателя и количество пулеметов увеличилось.

4

С каждым годом ложь становится все более мерзкой. Вот как высоколобые эксперты Министерства обороны России сравнивают Т-26 с немецким Pz-I, его они называют Т-1: «Очень многие Т-26 были танками пулеметными, равно как и Т-1. Существенное различие состояло в том, что многие советские Т-26 были двухбашенные, а немецкие Т-1 – однобашенные, но тоже с двумя пулеметами. Часто в бою одна башня мешала вести огонь другой, тогда как наличие двух спаренных пулеметов, наоборот, давало возможность концентрации огня. По весу советские танки превосходили, а по скорости уступали Т-1 (28 км/час и 40 км/час соответственно), хотя бронирование и у тех и у других было практически одинаково слабое. Силуэт был выше у Т-26, что явно говорит не в пользу последнего» («Красная звезда», 25 марта 2006 г.).

По заявлению Министерства обороны России, советский Т-26 уступал германскому Pz-I по всем статьям: по огневой мощи, скорости, он был выше, т.е. по нему было легче попасть, был тяжелее, но проку от этого никакого – броня все равно слабая. Германское превосходство налицо. Куда русским болванам тягаться с высшей расой!

Клевету Министерства обороны России способен разоблачить любой школьник, который интересуется темой. Чего стоит одна только милая фраза: «Очень многие Т-26 были танками пулеметными…»! Всего было выпущено 11 218 Т-26. Из них с пулеметным вооружением – 1176. Вычисляйте проценты, гражданин министр.

Кремлевские идеологи относят Т-26 к разряду устаревших. Но не так глупы были британские конструкторы, как их описывает «Красная звезда». И не так был глуп товарищ Сталин, чтобы народные деньги тратить на всякую дрянь. Перед покупкой лицензии советская комиссия тщательно изучила техническую документацию и провела всесторонние испытания замечательной машины. После этого в Советском Союзе было развернуто массовое производство.

Т-26 был экономичным, дешевым, надежным, простым в производстве и эксплуатации, отличался низким удельным давлением на грунт, плавностью хода, хорошей проходимостью. Мелко-звенчатые гусеницы выдерживали пробег 4800 км. Ничего равного и близкого в то время ни у кого в мире не было. Для сравнения: гусеницы германского Pz-I выдерживали 700 км пробега. Скорость танка «Виккерс – 6 тонн» не 28 км/ч, как сообщает «Красная звезда», а 22 мили/ч (British and American Tanks of World War II. P. 27). Это, как ни крути, больше 28 км/ч.

Но может быть, выпускаемые в Советском Союзе Т-26 недотягивали до британского стандарта? Они дотягивали. Попробовали бы у товарища Сталина недотянуть! Всех виновных и невиновных мигом обвинили бы во вредительстве со всеми вытекающими.

Перед развертыванием серийного производства Сталин потребовал ответа не только на вопрос о боевых возможностях британского оригинала, но и о возможности организовать производство на советских заводах точно такой же копии без снижения базовых характеристик. И Сталин на свои вопросы получил положительный ответ.

Для завода № 174, который выпускал Т-26, все необходимое оборудование было доставлено из США. Благо дядюшка за океаном оказался добрым, для товарища Сталина ничего не жалел. А качество работы инженеров, техников и рабочих на этом оборудовании контролировали товарищи с холодными сердцами и горячими головами. У них не забалуешь.

На наших дорогах Т-26 уверенно держал 30 км/ч.

Ха-ха! Но ведь у немецкого Pz-I все равно больше! У него аж 40 км/ч! Правильно. На немецких дорогах.

Pz-I был хорош в курортном климате, на парадах, в опереточных войнах. В сентябре 1939 года Польша держалась героически. Вовсе не так, как Красная Армия в июне 1941 года. Но все козыри были на стороне Гитлера. Польша была почти со всех сторон окружена немецкими землями, в том числе Восточной Пруссией с северо-востока и захваченной Гитлером Чехословакией с юга. И ни одного препятствия легким немецким танкам. И сухой теплый сентябрь. Для поляков трагедия. Для германских войск – короткая победоносная война (правда, с долгим продолжением и печальным финалом).

А французы себя не особенно войной утруждали. Расслабились.

Так вот, на хороших дорогах Pz-I действительно давал 40 км/ч. Но в настоящей войне не успевал даже за колоннами пехоты и гужевыми повозками. 4 июля 1941 года, на тринадцатый день войны, генерал-полковник Ф. Гальдер фиксирует в своем рабочем дневнике чудовищную нехватку танков в германских войсках. Танковая группа Гота, например, в тот момент ухитрилась потерять половину своих танков. И в тот же день на той же странице Гальтер пишет, что танки Pz-I – это обуза для войск. Он рекомендует «отправить их в тыл для внутренней охраны на отечественной территории, охраны побережья, а также в целях боевой подготовки» (Ф. Гальдер. Военный дневник. М., 1971. Т. 3. С. 85). Что и было частично выполнено.

Pz-I не выдержал даже двух недель настоящей войны. В обстановке, когда германских танков катастрофически не хватало, от этого «танка» пришлось отказаться. Лучше не иметь ничего, чем иметь Pz-I.

И вот Министерство обороны России, зная все это, вдруг объявляет, что немецкий Pz-I все равно был лучше. Гражданин министр, чем объяснить вашу противоестественную любовь к Гитлеру и его битому воинству?

5

Коммунисты не сдаются: но ведь у немецкого Pz-I высокая плотность огня!

Граждане, да зачем вам плотность, если танк все равно в настоящей войне использовать невозможно? Если его на тринадцатый день войны пришлось забирать из боевых частей? В глубине Германии у дровяных складов – сторожа с двустволками, вот им в помощь Pz-I. С высокой плотностью. Ни на что иное они не годились. Летом 1941 года настоящая война только началась, ни грязи, ни снега, ни мороза, a Pz-I уже воевать не способен. А знаете, что с ним случилось в октябре?

Из-за дикой нехватки танков не все германские командиры отдали Pz-I. Потому история донесла до потомков снимки и кадры: германский танк ударил лицом в русскую грязь.

И о какой плотности огня речь? В немецком Pz-I – одна башня с двумя пулеметами. Экипаж – два человека: водитель и пулеметчик. В советском Т-26 самой первой серии – две башни, в каждой по одному пулемету. Экипаж – три человека: водитель и два пулеметчика. Соответственно внутренний объем советского танка больше. Но этот объем надо защитить броней. Вот почему его вес был больше.

Странная логика в Министерстве обороны России – один немец ведет огонь по одной цели одновременно из двух пулеметов, потому плотность огня высокая. А двое русских независимо друг от друга ведут огонь из двух пулеметов по той же цели, но у нас плотность огня низкая. Так получается?

Да почему же? И в первом, и во втором случаях по одной цели ведут одновременный огонь два пулемета. При прочих равных плотность огня будет одинаковой.

Граждане эксперты Министерства обороны России поведали о преимуществах германской конструкции, но забыли назвать преимущества советской (т.е. британской). В немецком танке за полем боя следят два глаза, в советском – четыре. Водитель – не в счет. У него свои заботы. Вероятность обнаружения цели двумя советскими пулеметчиками вдвое выше, чем одним немецким.

Если немец ошибся в установке прицела, если не так выбрал упреждение, если не учел силу и направление ветра, то оба пулемета будут бить в белый свет. А если один советский пулеметчик ошибся, то другой поправит.

Если немцу попала соринка в глаз, он прицельно стрелять не будет. А у нас замолкнет только одна башня. Другая будет работать.

Если немцу в башне снесло башку, башня умолкнет. А у нас на этот случай есть вторая голова. Как у Змея Горыныча. И работе одной другая не мешает: ты – вперед и вправо, я – вперед и влево. Если в моем секторе нечто очень важное, действуем по моим командам. Если важное в твоем, действуем по твоим.

Идея иметь две пулеметные башни на одном танке не так глупа, гражданин министр, как кажется неучам. Начиная с Крымской войны в середине XIX века и до наших дней первоочередной задачей любой армии в настоящей войне является прорыв фронта противника. А эта задача сводится в конце концов к выкуриванию пехоты из траншей и других укрытий. В 1943 году на Курской дуге германской армии эту задачу так и не удалось решить. Артиллерия долбила, минометы свирепствовали, авиация бомбила, танки утюжили траншеи, разворачивались на месте, обрушивая стенки. Но траншей много, и танков на все не напасешься. Так вот на этот самый случай и был придуман британский танк с двумя башнями – «чистильщик траншей». Пересекая траншею, танк разворачивает башни в противоположные стороны и очищает траншею от всего живого одновременно вправо и влево от себя. И одна башня другой не мешает. И никакой концентрации тут не нужно, так как огонь ведется с предельно короткой дистанции – до первого излома траншеи.

Но даже не это главное. Пехота на поле боя – не менее важная цель, чем танки и артиллерия. Проблема: целей много, и все мелкие. Потому весьма важна способность боевой машины одновременно поражать несколько целей. Pz-I мог одновременно вести огонь только по одной цели, а наш Т-26 – по двум. И это значимо. Через два десятка лет американцы во Вьетнаме на бронетранспортер М-113 поставили три пулемета: один вперед и два по бортам.

Три пулеметчика могли одновременно вести огонь по трем разным целям.

Кстати, и немцы после войны пришли к тому же. На их БМП «Мардер» три огневые точки, каждая из которых имеет почти круговой сектор огня, каждая ведет огонь независимо от других.

А посмотрите на армию Израиля. Со старых танков (кстати, Т-54, Т-55 и Т-62) израильтяне снимают орудийные башни, вместо них ставят четыре, а то и пять пулеметных огневых точек. И для каждого пулемета свой пулеметчик. И никто никому не мешает. Экипаж такой боевой машины способен вести борьбу сразу со множеством целей, каждая из которых мелкая и подвижная. Если же следовать логике Министерства обороны России, то надо бы одному стрелку вести огонь одновременно из всех пяти стволов. Для пущей плотности.

6

Ну а броня?

На Т-26, как мы помним, лоб корпуса – 16 мм, лоб башни – 25 мм. У германского Pz-I броня куда тоньше. 13 мм – максимум. Не намного лучше и Pz-II. На всех Pz-II, выпущенных до марта 1941 года, максимальная толщина брони – 14,5 мм.

Все Pz-III и Pz-IV, выпущенные до июня 1938 года, тоже имели более слабую броню, чем на нашем Т-26, – 15 мм максимум.

Начиная с середины 1938 года танки Pz-III, Pz-IV строили с броней, максимальная толщина которой 30 мм. Это не намного больше, чем на Т-26.

Но 30 мм – это лоб.

А борт у Pz-IVB и Pz-IVC – 15 мм. Их выпускали до сентября 1939 года.

Борт Pz-IVD – 20 мм. Их выпускали до мая 1941 года включительно.

Кроме того, надо учитывать два момента. Качество советской брони было более высоким. Это признают все гитлеровцы, начиная с министра вооружений А. Шпеера. В британском танковом центре Бовингтон выставлены на обозрение Т-34 и немецкая «Пантера». После войны по ним стреляли из очень мощных корабельных пушек. Сквозь Т-34 снаряд проходил, как пуля ДШК сквозь жестяную коробку. Дырка сквозная. А у «Пантеры» от пробоины в разные стороны – жуткие трещины по полтора метра, рана рваная, весь корпус деформирован. У нас вязкая броня, у немцев – хрупкая. Из-за нехватки многих стратегически важных компонентов и перед войной, и в ходе ее германским металлургам не удалось создать броню, равную по качеству советской. У нас завари дырку, смени экипаж, поврежденные агрегаты и аппаратуру и снова иди в бой, а «Пантера» при попадании такого же снаряда ремонту не подлежала.

И на форму внимание обратим. У немцев корпуса и башни угловатые – множество вертикальных стенок, они почти, а иногда совсем без наклонов. Как коробки из досок. А у нас, даже на самом «устаревшем» Т-26, лобовая вертикальная броневая деталь минимального размера, а башня цилиндрическая. По ней снаряд скользит. Начиная с 1938 года Т-26 выпускался с конической башней, которую сразить еще труднее. При той же толщине брони это давало более высокий защитный эффект, чем применение коробчатых форм с вертикальными или почти вертикальными броневыми деталями.

Т-26 имел двигатель с горизонтальным расположением цилиндров. Потому его корпус, особенно кормовая часть, был низким. Возвышались только достаточно компактная подбашенная коробка и сама башня. А их сразить было непросто.

В ходе Зимней войны в Финляндии ряд Т-26 одели в дополнительные броневые экраны толщиной до 30 и даже 40 мм. Так что суммарная толщина доходила до 50 и даже 65 мм. При этом броня получалась разнесенной, что повышало ее стойкость. Кроме ого, снаряд должен был пробить сначала дополнительную броню, расположенную под одним углом, затем основную – под другим углом. Такую задачу силами германских 37-мм танковых и противотанковых пушек решить было невозможно. Экранированный Т-26 выдерживал не только обстрел 37-мм пушками с любых дистанций, но и обстрел из мощной советской 45-мм пушки с дистанции 400 м.

Генерал армии Д.Д. Лелюшенко в Зимней войне был полковником, командиром танковой бригады: «В экранированный таким образом танк Т-26, где я находился, попало во время Финской кампании 12 снарядов. И ни один не пробил броню» (Москва – Сталинград – Берлин – Прага. М., 1975. С. 33).

Но даже если сравнивать 30 мм на ЛУЧШЕМ германском танке 1941 года с 25 мм на ХУДШЕМ советском, то разница невелика. Это все равно противопульная броня. Пуля не пробьет ни 25 мм, ни 30. А противотанковому снаряду без разницы, что 25 мм, что 30.

Для того чтобы «держать» противотанковый снаряд, броня толщиной 30 мм была недостаточной, а против пуль – избыточной. Проще говоря, ЛУЧШИЕ немецкие танки несли на себе лишний вес, который был не нужен для защиты от пуль, но недостаточен для защиты от снарядов.

Клеветникам, которые объявляют слабой броневую защиту советского танка Т-26, объясняю: САМЫЙ УСТАРЕВШИЙ советский танк был защищен противопульной броней, т.е. такой же, как и ЛУЧШИЕ немецкие танки 1941 года. А разница в том, что, помимо танков Т-26 и других танков с противопульным бронированием, у Сталина были еще танки и с противоснарядным бронированием. А у Гитлера в 1941 году ВСЕ танки были только с противопульным бронированием.

7

И вот Министерство обороны России приглашает серьезного историка, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Юрия Жукова разъяснить ситуацию. Серьезный историк сообщает: «Гражданская война в Испании – великолепный полигон – показала, что все, что мы считали своими достижениями, ни к черту не годится! Что в области создания вооружения мы идем совсем не туда. Мы убедились, что наша авиация многократно слабее немецкой, что танки не соответствуют уровню, достигнутому немецкой танковой промышленностью» («Красная звезда», 21 марта 2007 г.).

Сплетню о том, что война в Испании выявила советское отставание в области авиации, пустил в научный оборот «крысиный король», академик АН СССР, генерал-полковник Яковлев А.С.

Поклеп Яковлева разоблачил Марк Солонин в своей потрясающей книге «На мирно спящих аэродромах». Он доходчиво объяснил шкурный интерес «крысиного короля». Цель жизни Яковлева – вырваться наверх. Для этого надо было утопить истинного короля истребителей Николая Николаевича Поликарпова. После этого еще и оболгать его, выставляя свои поделки шедеврами авиастроения, а себя – спасителем Отечества. Потому «крысиный король» восторгался гитлеровской авиацией времен Испанской войны. Куда, мол, «Ишаку» Поликарпова с «Мессером» тягаться?

Создать достойный истребитель только Яковлеву по силам.

Ради своей карьеры Яковлев клеветал на свою Родину, на свой народ, на его достижения, выставляя всех нас кретинами и недоумками.

А сплетня о том, что советские Т-26 и БТ не соответствовали уровню, достигнутому немецкой танковой промышленностью к финалу войны в Испании, т.е. уровню Pz-I и Pz-II, свежая. Распространяет ее серьезный историк Ю. Жуков при поддержке и содействии Министра обороны России.

В чем ваш шкурный интерес, господа?

Глава 29. Чем, кроме подлости?

Танк Т-26 оправдал себя полностью.

Комкор В.Л. Фролов, командующий 14-й армией в Зимней войне.

Доклад Сталину 15 апреля 1940 года

1

И вот выступает Маршал Советского Союза В.Г. Куликов и громогласно объявляет, что «пакт Молотова-Риббентропа давал некоторую отсрочку войне», без такого пакта «последствия первого удара были бы еще плачевнее» («Красная звезда», 22 июня 1996 г.).

Перевести слова полководца можно только так: в конце августа 1939 года наш народ мог спасти свою шкуру только подлостью, только предательством всех своих соседей, только маневром за чужие спины. Маршал Куликов объявляет, что спасение было только в том, чтобы пойти в услужение Гитлеру, полностью довериться подписанной с ним бумажке, положиться на честное слово фюрера.

Только так себя можно было спасти.

Иных путей, как заявляет маршал Куликов, для спасения не просматривалось. Не подписали бы пакт, Гитлер тут же в сентябре 39-го растерзал бы Польшу, в октябре пошел бы войной на Советский Союз, и разгром был бы страшнее, чем в 1941 году!

Гражданин полководец, позвольте робко возразить.

Никакого разгрома Красной Армии в 1939 году быть не могло.

Тому много причин.

Первая. В случае если бы пакт не был подписан, Гитлеру грозили изоляция и сырьевая блокада. Он это понимал, потому и спешил пакт подписать. Без такого пакта Гитлер поостерегся бы ввязываться в войну. О каком же разгроме Красной Армии речь, если бы не было войны?

Вторая. Если бы Гитлер и ринулся на Варшаву и Краков, не имея на то сталинского разрешения, то тогда ему пришлось бы захватывать не часть Польши, а всю ее полностью. На что требовалось больше времени и сил. В этом случае Красная Армия получала весь сентябрь 1939 года для подъема по тревоге и проведения открытой мобилизации. При таком сценарии внезапное нападение Германии на Советский Союз было бы полностью исключено. Все необходимые сигналы были бы переданы войскам Красной Армии, все задачи доведены до исполнителей, войска были бы выведены в указанные им районы, штабы – на полевые командные пункты, связь была бы переведена на режим военного времени, аэродромы замаскированы, ценности и население эвакуированы из угрожаемой зоны и пр. и пр.

Третья. В случае если бы Гитлер напал на Польшу без сталинского разрешения, Красная Армия и НКВД не душили бы сопротивление польского народа, а помогали бы ему. Уже 1 сентября 1939 года (может быть, и раньше) Советский Союз приступил бы к формированию интернациональных бригад, бросив клич добровольцам всего мира. В этом случае польские партизаны, бойцы интернациональных бригад и советские добровольцы развязали бы настоящую рельсовую войну на польской земле. Сосредоточение германских войск на советской границе, их последующее обеспечение в ходе осенних и зимних наступательных операций на советской территории было бы сильно затруднено, если не сорвано вовсе.

Четвертая. В сентябре 1939 года на советской территории началось бы формирование польских авиационных полков, танковых бригад и стрелковых дивизий. Последующие события показали, что поляки воевали против германских войск доблестно и умело на всех фронтах – от Украины до Италии, от Великобритании до Нормандии, от Северной Африки до Берлина. Их бы уговаривать не пришлось.

Пятая. В 1939 году (в отличие от 1941 года) Советский Союз имел мощные системы самозащиты. Все мосты перед наступающими германскими танками были бы взорваны. И железнодорожные – тоже, были бы взорваны водонапорные башни, паровозные депо, тоннели, стрелочные переходы и системы управления ими и пр. и пр. На огромных территориях Советского Союза к взрывам были подготовлены сотни основных железнодорожных объектов. На их восстановление Гитлеру потребовалось бы несколько лет. А без них невозможно снабжение войск, уходящих все дальше на восток.

Можно назвать еще много причин, которые не позволили бы Гитлеру разгромить Красную Армию в 1939 году так, как он ее разгромил в 1941-м. Не последняя среди них та, что в 1939 году подавляющее преимущество в танках, авиации и артиллерии имела советская сторона.

2

Но давайте поверим полководцу Куликову. Давайте представим, что германская армия без остановки в конце сентября или в начале октября 1939 года двинулась через советскую границу.

Pz-I и Pz-II проблемы для Красной Армии не представляли. В начале 1939 года завершилась война в Испании, которая однозначно показала: этим танкам с Т-26 лучше не связываться. Если бы в октябре 1939 года произошло столкновение Красной Армии и Вермахта, то реальную опасность для советской стороны могли представлять 98 танков Pz-III, вооруженных 37-мм пушкой, и 211 Pz-II с короткоствольной 75-мм пушкой.

Теперь наш взор обратим на Красную Армию.

Давайте забудем про 400 средних танков Т-28 и 40 тяжелых 35, которые в то время имела Красная Армия. По огневой мощи, защищенности, мощности двигателей эти танки абсолютно превосходили не только любые танки Германии, но и танки всех остальных стран мира. Представим, что их не было.

Давайте забудем про пять тысяч БТ с 45-мм пушками (я беру по минимуму на сентябрь 1939 года). Танки БТ превосходили лучшие германские танки по огневой мощи и мощи двигателей при равной, т.е. противопульной, защищенности.

Давайте забудем про три тысячи плавающих танков. У Гитлера просто не было танков такого класса.

Давайте не будем считать полторы тысячи Т-26 с пулеметным вооружением и с 37-мм пушками. Давайте представим, что в Красной Армии в то время были только Т-26 с 45-мм пушками. Летом 1939 года у товарища Сталина их было 8 тысяч.

3

Тут самое время сравнить пушку самого слабого, самого устаревшего советского танка с самой мощной германской танковой пушкой на самом современном германском танке на момент начала Второй мировой войны.

Советская 45-мм танковая (и противотанковая) пушка имела клиновой полуавтоматический затвор, обеспечивавший скорострельность 15 выстрелов в минуту. Бронебойный снаряд весил 1,4 кг. Начальная скорость – 760 м/сек.

Бронебойный снаряд германской 37-мм танковой (и противотанковой) пушки весил 0,68 кг, начальная скорость – 745 м/сек.

Советский бронебойный снаряд имел несколько большую начальную скорость и весил более чем вдвое. Результат был соответствующим.

Немецкая 37-мм пушка на дальности 1000 м при угле встречи 60° пробивала броню 14 мм, а советская 45-мм при тех же условиях – броню толщиной 32 мм. В момент начала Второй мировой войны САМЫЙ УСТАРЕВШИЙ советский танк был вооружен пушкой, более чем в два раза превосходившей по мощи САМУЮ ЛУЧШУЮ германскую пушку на САМОМ СОВРЕМЕННОМ германском танке.

Маршалам Советского Союза на заметку: в 1939 году на дистанции 1 км советский самый устаревший танк мог бороться с любым самым лучшим германским танком. В то время как самый лучший германский танк ему на этой дистанции был не страшен.

В 1942 году в Советском Союзе началось производство танков Т-70. Это были самые лучшие легкие танки Второй мировой войны. А стояла на них все та же 45-мм пушка. Ни один легкий танк мира до самого конца войны столь мощной пушки не имел.

Летом 1941 года самая мощная танковая пушка США – 37 мм. Японии – 37, Великобритании – 40. Речь не о легких танках, а обо всех! А у нас начиная с 1933 года на легком, на самом устаревшем – 45 мм.

Если речь зашла о танковых пушках, то есть смысл повторить характеристики 75-мм германской танковой пушки, которой был вооружен в то время Pz-IV. Это короткоствольное орудие предназначалось для подавления огневых точек, в том числе и бронированных, а не для борьбы с танками. Поэтому для этой пушки был разработан бронебойный снаряд весом 6,8 кг. Штука мощная. Однако начальная скорость была всего 385 м/сек. А это очень мало. Низкая начальная скорость означала не только слабое разрушающее воздействие на цель, но и высокую траекторию.

Если начальная скорость высокая, то траектория настильная. А при низкой начальной скорости для стрельбы на ту же дистанцию приходится ствол задирать выше. Траектория получается крутой. И что? А то, что в бою нет времени на точное определение расстояний. Да и ситуация не позволяет. При настильной траектории снаряд идет почти по прямой. Ошибся в определении расстояния – не беда. Все равно вмажешь туда, куда целил.

А когда снаряд идет по дуге, ошибка в определении расстояния означает, что снаряд или просвистит над целью, или врежется в землю, не долетев. При стрельбе по подвижным целям высокая начальная скорость имеет особую ценность. Если начальная скорость мала, то она и теряется быстро. 385 м/сек. – это в момент выхода из ствола. На второй секунде скорость будет гораздо ниже. На третьей… Пока снаряд долетит туда, куда его послали, цели там уже может и не быть.

4

Вывод у меня простой. Если бы в 1939 году в Красной Армии не было бы ничего, кроме Т-26, то и тогда этого было во много раз более чем достаточно для отражения агрессии. В том же году Финляндия удерживала фронт протяженностью 1610 километров, имея 60 «Виккерсов». Это, как мы помним, то же самое, что и Т-26, только на нем стояла слабенькая 37-мм пушка. И ничего. И финны крови Красной Армии попортили изрядно. Так неужели мы настолько бездарны, что, имея такое количество танков с пушками, вдвое более мощными, опираясь на укрепления «линии Сталина», в том же году не смогли бы удержать фронт в 570 километров? Неужели нашему народу нечем было себя защищать?

* * *

Есть для карьеристов золотая жила.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики