09 Dec 2016 Fri 10:38 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 03:38   

Это типично мафиозный расклад: мы берем ваш ресторан под защиту, под свое теплое крыло. Не согласны? Тогда силой возьмем или сожжем.

Глядя на те события из нового тысячелетия, мы вынуждены признать, что решение польского правительства не пускать красных на свою землю было, безусловно, правильным.

Начнем с чисто этической стороны.

Если Советский Союз был намерен защищать Польшу от германской агрессии, то переговоры следовало вести не с Великобританией и Францией, а с Польшей. Если стоял вопрос о безопасности Польши и Советского Союза, то при чем тут Великобритания и Франция?

У Великобритании и Франции свои интересы, которые с интересами Советского Союза могли совпадать, а могли и не совпадать. А интересы Польши в данном вопросе на все сто совпадали с интересами Советского Союза: не пустить Германию на восток!

Так что если уж речь зашла о том, чтобы остановить движение Германии на восток, то первым делом следовало Польшу пригласить за стол переговоров. Но до этого товарищ Ворошилов не додумался. За него думал товарищ Сталин и рассудил по-сталински: Польшу не приглашать, решать вопросы польской безопасности за ее спиной, требовать ответы на жизненно важные для поляков вопросы не у правительства Польши, а у британцев и французов. И требовать немедленного ответа!

Проще говоря, вопросы безопасности Польши решались без ее участия, как будто она не являлась суверенным государством, как будто уже списана со счетов, как будто не в Варшаве, а в Париже и Лондоне должен решаться вопрос, пускать Красную Армию на польскую землю или не пускать.

Нужно с сожалением признать, что делегации Великобритании и Франции были укомплектованы людьми не самыми умными. Как только Ворошилов поставил вопрос о коридорах через Польшу, представители Великобритании и Франции должны были немедленно, дружно и резко ответить: мы не вправе решать этот вопрос, мы не уполномочены его обсуждать. Но британские и французские мудрецы попали в сталинский капкан и втянулись в дискуссию.

Расчет Сталина был точным. Ставить на обсуждение проблему, которая касалась суверенитета Польши, без приглашения польской делегации на переговоры означало преднамеренное открытое и наглое дипломатическое оскорбление. Если бы правительство Польши ответило положительно на поставленный вопрос, то это стало бы позором для страны и национальным унижением.

Представьте себе, что какие-то люди за закрытой дверью между собой решают, пускать в ваш дом посторонних или не пускать. Вас они в свою компанию не зовут. Договорившись между собой, высовывают головы из-за двери: эй, мужик, ну ты как, согласен?

Я бы таких мудрецов послал подальше. И правительство Польши поступило именно так. Иначе оно поступить не могло, и права такого не имело! В любом случае принципиальная политика является единственно верной. Правительство Польши в данном случае проявило глубокую принципиальность. Честь и хвала!

Последующие события полностью подтвердили правильность решения правительства Польши. Через несколько месяцев Эстония, Литва и Латвия разрешили разместить на своей территории гарнизоны Красной Армии. Понятно, что размешали эти части ради «обеспечения безопасности от германской агрессии». Никакой безопасности странам Балтии Красная Армия обеспечить не смогла. Летом 1941 года Гитлер вышиб советских «защитников» из Прибалтики за пару недель.

Зато такое «обеспечение безопасности» уже летом 1940 года обернулось «восстанием народных масс», свержением законных правительств, «добровольным вступлением в братскую семью народов», коллективизацией, массовым уничтожением людей и оккупацией, которая замышлялась на веки вечные.

Если бы в 1939 году правительство Польши дало согласие пустить Красную Армию на свою территорию, то через весьма короткое время в Варшаве произошла бы «социалистическая революция».

4

Польша на такой шаг решиться не могла. И правильно. Финляндия, большая часть Польши, Эстония, Литва, Латвия, Бессарабия в свое время входили в состав Российской империи. После крушения империи они Москве не подчинялись. В начальном периоде Второй мировой войны Советский Союз попытался все эти земли вернуть под свой контроль. Польша и Финляндия сопротивлялись, в результате после войны они сохранили свою государственность, хотя и урезанную. А все, кто в 1940 году принял советские войска без сопротивления, после войны были включены в Советский Союз.

Правительство Польши отказалось пропустить советские войска через свою территорию, так как понимало, чем это кончится. И это подвиг. Этим шагом правительство Польши обеспечило своему народу возможность возродить страну в далеком будущем. В начале нового тысячелетия темпы развития экономики Польши были самыми высокими в Европе. Одна из главных причин – поляки всегда сопротивлялись коммунизму, в том числе и летом 1939 года.

5

В 1920 году Сталин и Ворошилов рвались через Польшу в Германию, чтобы зажечь пожар Мировой революции.

Сталин и Ворошилов были биты Пилсудским.

С 1920 до 1939 года Сталин и Ворошилов делали все возможное и невозможное для свержения правительства Польши и установления в этой стране коммунистической диктатуры. Дело дошло до засылки на польскую территорию террористических банд чекистов под руководством И. Нехведовича, С. Ваупшаса, В. Коржа, К. Орловского и им подобных для развертывания «партизанской войны».

«Партизанской войны» не получилось. Сталину и Ворошилову пришлось вернуть всех этих героев домой и использовать по их основной вертухайско-расстрельной специальности. Ваупшас, например, пошел командовать концлагерем, а потом вновь отправился за рубеж, на этот раз в Испанию, строить счастливую жизнь, используя свой обильный опыт террориста и тюремного надзиралы.

Точно такая же биография и у Орловского: с 1920 по 1925 год руководил бандой террористов на территории Польши, затем был крупным начальником на одной из самых знатных строек ГУЛАГа – на строительстве Беломорско-Балтийского канала. После этого – братская помощь народу Испании.

Проверьте биографии Коржа, Нехведовича и других героев советского международного терроризма и с удивлением обнаружите все тот же узор: «партизанская война» в Польше, крупная должность в НКВД, далее – Испания.

И вот в 1939 году все эти ваупшасы и орловские вновь собрались в Москве и ждали новой работы. А товарищи Сталин и Ворошилов в этот момент вдруг возгорелись желанием Польшу защищать, потому потребовали, чтобы их войска пустили в польскую землю.

Понятно, что это требование было для польского правительства неприемлемым. Сталин и Ворошилов это знали. Потому такое требование и выдвигали.

Польша отказалась пропустить советские войска через свою территорию. Вот это и надо было Сталину. Отказываетесь пропустить? Тогда переговорам с Британией и Францией конец. Тогда мы заключаем пакт с Гитлером!

И тут же его заключили.

6

Коммунистические идеологи настаивают: у нас не было выбора – либо мы защищаем Польшу как сестру родную, либо вместе с Гитлером ее убиваем и рвем на части. Иного не дано.

А мы обратим внимание на близость дат.

Вопрос о коридорах для пропуска частей Красной Армии через территорию Польши был впервые поднят Ворошиловым 14 августа 1939 года, а уже 19 августа Молотов дал окончательное согласие на визит Риббентропа в Москву для раздела Польши.

Проще говоря, кремлевские борцы за коллективную безопасность вопрос о коридорах ставили так, что на него мог последовать только отрицательный ответ. Кроме того, времени на размышления не дали никакого.

Если бы правительство Польши вопреки здравому смыслу и национальным интересам страны все-таки изменило свое решение и разрешило проход частей Красной Армии через свою территорию, то ситуацию изменить было бы все равно невозможно: в Кремле уже летели пробки в потолок за братскую дружбу Сталина и Гитлера.

А товарищ Ворошилов объявил: «СССР заключил пакт о ненападении с Германией в результате, между прочим, того обстоятельства, что переговоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодолимых разногласий» («Известия», 27 августа 1939 г.).

Логика потрясающая. Великобритания и Франция не хотят нападать на Германию в случае «косвенной агрессии» с ее стороны, поэтому мы становимся не «косвенными», а прямыми и настоящими агрессорами, убийцами и людоедами, мы становимся союзником Гитлера, будем снабжать его всем необходимым для сокрушения Европы и вместе с ним будем Европу терзать.

7

Самое расхожее коммунистическое объяснение причин заключения пакта Молотова-Риббентропа состоит в том, что Красная Армия была совершенно не готова к войне. Сталину якобы требовалось выиграть время и оттянуть начало войны. Сталин оттягивал войну и в 1939-м, и в 1940 году. Но и после того он все еще был совершенно не готов и делал все возможное, чтобы война началась не в 1941 году, а как минимум в 1942-м или 1943-м.

Очень толковое объяснение.

Но только как его увязать с требованием предоставить коридоры?

Ворошилов требовал коридоры с 14 августа 1939 года до 18 августа включительно. В эти дни Красная Армия была готова идти в бой немедленно. Но 19 августа и Сталин, и Ворошилов вдруг осознали, что страна и армия к войне не готовы, и принялись войну оттягивать.

А еще через неделю Ворошилов сокрушался: ах, если бы мне дали коридоры! Уж я бы с Гитлером сразился, да вот возможности мне такой эти зловредные поляки не предоставили. Вот слова Ворошилова: «Советская военная миссия считала, что СССР, не имеющий общей границы с агрессором, может оказать помощь Франции, Англии, Польше лишь при условии пропуска его войск через польскую территорию, ибо не существует других путей для того, чтобы войти с соприкосновение с войсками агрессора» («Известия», 27 августа 1939 г.).

Из этого однозначно следует, что ни Ворошилов, ни Сталин, который стоял за его спиной, в конце августа 1939 года Красную Армию беспомощной не считали, что были готовы немедленно бросить советские дивизии и корпуса в сражения. Им только коридоров не хватало.

Зачем же тогда они решили заниматься «оттягиванием»? Зачем ради «оттягивания» преступный сговор с Гитлером подписывали?

* * *

Кремлевским оракулам давно пора определиться:

– либо признать, что коридоры через Польшу были нужны Ворошилову и Сталину только затем, чтобы сорвать переговоры с Великобританией и Францией и найти оправдание преступному сговору с Гитлером;

– либо признать фальшивым тезис о том, что пакт с Гитлером был заключен ради «оттягивания войны».

А то нехорошо получается: Красная Армия совершенно не готова к войне, ближайших лет ей на подготовку никак не хватит, потому давайте нам немедленно коридоры через Польшу, мы готовы вот прямо сейчас Гитлера усмирять!

Глава 10. Судьба Европы была бы иной...

Если бы правительства Англии и Франции в 1939 году захотели объединить свои военные силы с Советским Союзом против агрессора, как мы это предлагали, судьба Европы была бы иная...

Г.К. Жуков, Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза. Воспоминания и размышления.

М., 1969. С. 188

1

Чтение мемуаров Жукова – занятие утомительное. Требует усилий. Один только стиль чего стоит: судьба была бы иная... Судьба какая? Иная. Была бы какой? Была бы иной.

Ну почему бы не написать, что судьба была бы иной? Читалось бы легче.

И что это за странная зависимость: чем дальше от первого издания «Размышлений», тем больше грамматических, стилистических, орфографических и синтаксических ошибок. И смысловых.

В советские времена был изобретен так называемый Знак качества. Теоретически им должны были отмечать те товары, которые соответствовали мировым стандартам. На практике все выглядело несколько иначе.

Издатели «Размышлений» вспомнили родную совковую всенародную борьбу за качество. Вместо добросовестной работы над ошибками в мемуарах великого стратега они тиснули на титульный лист «Размышлений» похвалу Михаила Шолохова, который удостоверил, что в этой книге с качеством полный порядок. Классик социалистического реализма изволил выразиться в том смысле, что писателям-профессионалам нелегко тягаться с такой литературой.

Тут на первый взгляд самоуничижение Шолохова в чистом виде. На самом деле перед нами образец самовосхваления и самовозвеличивания: уж такой я великий Шолохов, но даже и мне, шибко талантливому, нелегко и непросто в литературном мастерстве с жуковским мемуаром состязаться.

Для того чтобы оценить литературный дар Шолохова, настоятельно рекомендую книгу, которую написал Зеев Бар-Селла. Книга называется «Литературный котлован. Проект „Писатель Шолохов“». У слепых щенков на какой-то день после рождения прорезаются глазки. Именно такое воздействие на людей производит «Литературный котлован»: почитаешь – и глазки прорежутся. Хлопаешь ими, затылок чешешь: да как же я сам все это раньше не замечал?

Но вернемся к бессмертному шедевру Жукова. Это тоже гимн себе. «Если бы правительства Англии и Франции... захотели объединить... как мы это предлагали...»

Уровень: с одной стороны – правительства Великобритании и Франции, с другой стороны – мы.

Это кто?

В марте, апреле, мае 1939 года Сталин и Молотов через своих самых доверенных людей вели интенсивные закулисные переговоры с правительствами Великобритании и Франции по вопросам обуздания Германии. В то время комдив Жуков махал саблей в Белорусском особом военном округе. Сам он правительствам Великобритании и Франции ничего не предлагал, его мнение тогда никто не спрашивал.

Следствием закулисной активности Сталина и Молотова стали переговоры военных делегаций СССР, Великобритании и Франции в августе того же года. Комкор Жуков в это время воевал в Монголии. Никакого отношения к московским переговорам он не имел, и вспоминать ему нечего.

Так почему бы не написать: Сталин и Молотов предлагали... Или: советское правительство предлагало... Или: члены советской военной миссии, которую возглавлял Маршал Советского Союза Ворошилов, предлагали...

Почему это: мы?

2

И не пора ли разобраться с тем, что это мы предлагали?

В свое время мне довелось работать в Женеве. В тот момент там проходили переговоры по безопасности и сотрудничеству в Европе. Потом достигнутые в Женеве соглашения были подписаны в Хельсинки.

Почему в Хельсинки?

По той причине, что товарищу Брежневу было удобно из Ленинграда на поезде до Хельсинки доехать. А до Женевы на самолете несподручно. Поэтому подписание перенесли из Швейцарии в Финляндию. И делегации 34 остальных стран Европы и Северной Америки направились туда, куда было удобно товарищу Брежневу...

Но вся многолетняя предварительная работа была проделана в Женеве. И мне довелось изнутри увидеть механизм выработки решений. В Женеве, помимо советского посла, постоянно находился заместитель Министра иностранных дел СССР, глава советской делегации товарищ Семенов. Вместе с ним в лучших отелях Женевы обитал целый табор работников МИДа. Вкалывали они, как негры на хлопковых плантациях. От зари до зари. Битва шла за каждую запятую. Долгими годами серьезные люди из многих стран занимались пустопорожней болтовней.

Москва бдительно следила за каждым произнесенным словом, за каждой вписанной в протоколы буквой. Любой малый промах, любая неудачная фраза могли вызвать жуткий скандал. Из Москвы летели шифровки, и товарища Семенова с сердечным приступом увозили в шикарный госпиталь, который был доступен только арабским шейхам и пролетарским вождям...

Как только намечался успех в многолетних словоблудиях, в Женеве появлялся товарищ Громыко, член Политбюро и министр иностранных дел, а вслед за ним – два самолета консультантов...

Одновременно в Женеве другими делегациями велось множество других переговоров: о морских границах и территориальных водах, о морском праве, о распределении радиочастот, о сокращении стратегических вооружений и пр. Подход тот же: ни пяди своей земли врагам не отдадим!

Баталии дипломатические, доложу я вам, никак по накалу не уступают танковым сражениям.

Самые же тяжелые дипломатические битвы бывают не между противниками, которые пытаются договориться, а между партнерами, которые не доверяют друг другу.

Исключением из этих правил были переговоры военных миссий Великобритании, Франции и СССР в Москве в августе 1939 года.

3

В ходе переговоров о создании военно-политической коалиции стремление каждой стороны заключается в том, чтобы брать на себя обязательства по минимуму, а на своего партнера взваливать их по максимуму. И еще немножко сверх того. Оттого-то страсти и разгораются.

Ничто перед началом московских переговоров 1939 года не предвещало сюрпризов. Германия была окружена противниками. С одной стороны – Великобритания и Франция, с другой – Польша, Румыния, Турция, которые в тот момент были союзниками Великобритании и Франции.

В любом случае, пошел бы Гитлер на запад или на восток, Великобритания, Франция и Польша были вынуждены воевать против него. В то же время при любом раскладе Советский Союз оставался вне войны, так как не имел общих границ с Германией.

Правительства Великобритании и Франции поставили перед своими делегациями задачу добиться в ходе предстоящей жестокой дипломатической схватки, чтобы правительство СССР приняло на себя следующие обязательства:

– в случае германской агрессии Советский Союз не должен предпринимать ничего против Польши, Румынии и Турции;

– во время войны Советский Союз обеспечивает транзит грузов для этих стран через советскую территорию;

– если в ходе войны Польша, Румыния или Турция найдут нужным покупать в Советском Союзе оружие для борьбы против Германии, Советский Союз им не откажет.

Французская делегация имела инструкцию «Большего с русских не спрашивать» (1939 год: уроки истории. М., 1990. С. 314). Требования Великобритании были и того скромнее.

Делегации Великобритании и Франции приготовились к изнурительной борьбе, но глава советской военной делегации Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов тут же одной фразой принял все условия: «Предложения Великобритании и Франции не вызывают возражений».

Делегации Великобритании и Франции в 7 минут добились всего. 6 минут на изложение своей позиции и 1 минута на размышление и ответ пролетарского маршала. Никакой нервотрепки, никакой борьбы за формулировки и их толкование. Ни паралича, ни инфаркта главам делегаций. Просто и ясно: все ваши требования, господа, принимаются.

Что же советская делегация потребует от потенциальных союзников как плату за свою столь невероятную уступчивость?

Товарищ Ворошилов от Великобритании и Франции не потребовал ничего!

Наоборот, он призвал Великобританию и Францию требования к Советскому Союзу усилить: «Я полагаю, что господин Думенк, излагая планы обороны западного фронта... не ограничится только западом, а выскажет свои предположения, как, по его мнению, должна быть организована защита, оттяжка сил агрессора на востоке» (СССР в борьбе за мир накануне Второй мировой войны (сентябрь 1938 – август 1939). Документы и материалы. М., 1971. С. 218).

Делегации Великобритании и Франции изложили свои военные планы. Советская делегация терпеливо их выслушала и не выдвинула ни единого возражения, ни единого пожелания.

Подозреваю, что если бы британская и французская делегации привезли на переговоры гораздо более скромные обязательства, то и это было бы принято Москвой без возражений и обсуждения.

Тактику Ворошилова можно выразить так: что это вы, господа, все на себя обязанности берете? Почему бы вам эти обязанности на Советский Союз не взвалить?

4

15 августа 1939 года в ходе переговоров в Москве советская делегация выложила карты на стол: если агрессия Германии будет направлена против Великобритании и Франции, то Советский Союз выставит «63 пехотные дивизии, 6 кавалерийских дивизий с соответствующим количеством артиллерии, танков, самолетов, общей численностью около 2 миллионов человек» (Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1969. С. 185).

Никто не просил Советский Союз о таком участии. Советский Союз мог спокойно жить мирной жизнью и из своего безопасного далека наблюдать за всеевропейским мордобоем. Но товарищ Сталин был почему-то готов бросить умопомрачительное количество танков, артиллерии и авиации в бой за свободу и независимость французских и британских капиталистов, эксплуататоров, кровопийц и угнетателей трудового народа. Причем с самого первого момента войны.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики