09 Dec 2016 Fri 12:33 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 05:33   

Гражданин начальник, этот вопрос я задавал уже много раз. Пользуясь случаем, задаю его персонально. Объясните народу: как Германия могла в полтора раза превосходить Советский Союз по средним и тяжелым танкам, если тяжелых в Германии не было вовсе?

5

Как цифрами ни крути, как советские танки дерьмом ни мажь, от круглого нолика в графе «Германские тяжелые танки» не увернуться. И этот нолик десятилетиями не давал покоя ученым головушкам. И многие в поиск научный ринулись в надежде найти хоть что-нибудь, хоть чем-то тот нолик прикрыть.

Удача улыбнулась исследователю, которому я предрекаю блестящую карьеру. Зовут его Б.Л. Переслегин. Он ошарашил мир открытием: в 1941 году у Гитлера тяжелые танки были! Какие именно? Трофейные французские B-Ibis!

Ура! Кто ищет, тот всегда найдет!

Сенсация немедленно пересекла океан и вызвала настоящее ликование в кругах серьезных историков. Еще бы: наконец удалось доказать, что Гитлер все-таки к войне тоже немного готовился.

И вот Министерство обороны России заказывает серьезному историку из Чикаго серию статей о советских танках. И славный исследователь тут же шлет в Министерство обороны России огромные трактаты о полной неготовности глупых русских Иванов к войне, о полном превосходстве тевтонской расы.

И центральный орган Министерства обороны России все это публикует.

Среди множества удивительных открытий чикагского умника содержалось и это: «Выходит, „мифологи“, мягко говоря, заблуждаются, а их оппоненты правы, утверждая, что и к моменту нападения на СССР гитлеровцы имели на вооружении тяжелые танки. И действительно, по совокупному количеству тяжелых и средних танков приграничные войска СССР уступали немецким».

И тут же далекий заокеанский ученый поет гимн французским танкам B-Ibis, которые были захвачены германской армией в 1940 году: «Вооруженные 75-мм и 47-мм пушками с бронированием 60мм по всему корпусу использовались под названием PzKpfV B1(f). Таких танков немцами было захвачено порядка 400. Использовались они на Восточном фронте, в частности в виде огнеметных танков» («Красная звезда», 25 марта 2006 г.).

Как только сие эпохальное открытие было опубликовано в «Красной звезде», эстафету тут же подхватили серьезные заокеанские историки. Система эта работает по принципу двух зеркал. Они отражают друг друга, создавая иллюзию бесконечности. Министерству обороны России выгодно ссылаться не на Переслегина, а на заокеанского мудреца: видите, во всем мире серьезные ученые так считают. А американским исследователям выгодно ссылаться не на своего доморощенного чикагского знатока, а на Министерство обороны России: русские сами признают себя неполноценными, сами сознают полное превосходство над собой высшей расы и открыто об этом заявляют на весь мир. Материал этот из Москвы получен! Из первых рук! Из Министерства обороны России.

После каждого пересечения океана сенсация набирает силу. Начиналось с небольшой статейки частного лица, поднялось на уровень официального мнения оборонного ведомства России и теперь превращается в общепринятую во всем мире научно подтвержденную истину.

Гражданин министр, пока германские тяжелые танки воспевали всевозможные продажные Переслегины и вторящие им чикагские знатоки, я молчал. Нас еще классик предупреждал: и не оспаривай глупца. Но коль скоро такую чушь порет центральный орган Министерства обороны, давая пищу заокеанским клеветникам, позвольте указать вам на некоторые неточности.

Из текста, опубликованного в подведомственном вам печатном органе, следует, что немцы захватили порядка 400 французских тяжелых танков и все они использовались на Восточном фронте.

Прочитаем цитаты еще раз – никаких оговорок о том, что на Восточном фронте использовалась часть этих танков. Из текста явно следует, что использовались все 400. Причем с самого начала войны.

Во Франции действительно было построено 36 танков B-1 и 362 B-Ibis. Но не все они были захвачены германскими войсками и не все поддавались восстановлению и ремонту. Танков этого типа, которые годились для дальнейшего использования, немцы захватили 161. Некоторые из них потом воевали и на советской территории. Но было их не 400, а 12. И появились они на советской земле не в 1941 году, а в апреле 1942-го.

Осмелюсь доложить, гражданин министр, танками этими была укомплектована 223-я отдельная танковая рота. Материалы по этой роте вы можете запросить в германском военном архиве во Фрайбурге. Уверен, что среди захваченных германских военных архивов, которые хранятся в Подольске, тоже можно обнаружить много интересного. В случае, если некогда заниматься архивами, рекомендую Encyclopedia of German Tanks of World War Two (London, 1978. P. 214).

12 танков этого типа я не записываю в статистику потому, что спор у нас идет о причинах разгрома 1941 года. Если кому-то угодно равнять советскую военную мощь с тем, что появилось у Гитлера почти через год после начала советско-германской войны, то в этом случае 12 трофейных танков В-1 следует сравнивать с тем, что было у Сталина на 21 июня 1941 года, плюс советские тяжелые танки, которые были построены до апреля 1942 года.

6

Теперь обратим наш проницательный взор на тяжелый французский танк. У танка B-1 немцы сохранили название, а B-Ibis назвали B-2. Если читать откровения заокеанского доброжелателя, то предстает нечто весьма мощное. У нашего KB – одна 76-мм пушка, а у грозного француза одна пушка почти такого же калибра – 75-мм, еще одна – 47-мм и еще огнемет. И броня у француза 60-мм не только лобовая, но и вся остальная.

Тут бы нам еще и мощь двигателя сообщили. Но заокеанский открыватель почему-то умолчал. И на фотографию танка полюбоваться бы, но и ее «Красная звезда» публиковать не стала. А ведь лучше один раз увидеть сие чудо французской техники, чем сто раз услышать заокеанские трели.

Потому сами раздобудем изображение изучаемого объекта. И оценим его.

Что видим?

Видим прежде всего допотопную ходовую часть, явно унаследованную от танков Первой мировой войны. И неудивительно. После той войны Франция почивала на лаврах. Ее маршалы были провозглашены национальными героями. Их авторитет сияющей верхушкой пронзил облака.

В том беда и заключалась.

Генералы-победители всегда готовятся не к грядущей войне, а к прошлой. Причем не торопясь. С 1918 года во Франции шло согласование требований к будущему танку. Требования эти были окончательно согласованы со всеми заинтересованными инстанциями лишь в 1927 году. Но это вовсе не значит, что требования отражали прогрессивные взгляды 1927 года. Они отражали взгляды 1917 года.

Что в 1917 году мешало французским стратегам разгромить германскую армию? Мешали пулеметы. Что нужно в будущем? Нужна машина, которая будет идти прямо на пулемет и в упор его расстреляет, открывая путь своей пехоте.

Так и порешили. По виду этот танк больше всего напоминает первые британские танки: гусеницы охватывают корпус. Разница в том, что французы на свое чудо приладили сверху небольшую башню, о которой речь впереди.

Что еще видим?

Видим штампованные траки «подушками». Сцепление с грунтом минимальное. На подъемах и спусках танк скользил, на мягком грунте буксовал.

Обратим внимание на заклепки. На этом внимание читающей публики не заостряю. Кто понимает, оценит.

Что еще?

Еще очень странное расположение вооружения: 75-мм пушка с очень коротким стволом не в башне, а в лобовой части корпуса. А над ней – небольшая башня с 47-мм пушкой и пулеметом. Длина ствола 47-мм пушки – 34 калибра: восторгаться нечем.

Недостатком всех французских танков, включая и этот, была тесная башня на одного человека. Он и командир, он и наводчик, он и заряжающий. И швец, и жнец. В советском самом устаревшем Т-26, вооруженном 45-мм пушкой, за полем боя ведут наблюдение двое: наводчик – постоянно, командир – отвлекаясь на заряжание. А во всех французских танках – в башне один человек: стрельнул и следи, куда снаряд полетел, Потом отвернись от прицела, заряди орудие и снова в прицел смотри, соображай, что изменилось, пока ты отвернулся. В советском танке наводчик не отвлекается на заряжание. Пока снаряд летит к цели, наводчик уже готов произвести следующий выстрел.

Во французском танке в башне сидел командир танка. Он не только стрелял из 47-мм пушки и пулемета, но ему, как командиру, еще приходилось давать указание главному орудию, установленному в корпусе. Если же он еще и командир подразделения, то ему надо было и вверенным подразделением руководить.

Но и это не все. Пулемет в башне не был спарен с пушкой. В самом устаревшем Т-26 пушка и пулемет в едином блоке – нажал на одну кнопку, шарахнул из пушки, на другую – из пулемета. А тут пулемет зачем-то перемещался на 10° влево и на 10° вправо относительно ствола 47-мм пушки. Зачем это, если все равно башня на все 360° крутится?

В советских Т-28 и Т-35 пулемет тоже был установлен независимо от пушки. Но ведь в тех башнях по три человека. На пулемете работал специально на то посаженный боец. Так что пушка и пулемет могли вести огонь одновременно по одной или по разным целям.

А во французской башне один человек должен был крутить башню, а потом еще и пулемет доворачивать в разные стороны. Зачем усложнять и без того предельно сложную машину?

Этот шедевр военной техники имел еще одну странную особенность: главная пушка калибром 75 мм могла стрелять только вперед. У этого орудия уж очень короткий ствол – 17 калибров. Это даже хуже, чем на немецких танках. Там пушка тоже 75-мм, но длиной 24 калибра. Если немецкую называли обрубком и окурком, то как прикажете эту красавицу величать?

Но не тут конец диковинкам. Изюминка вот где: наводчик главной пушки имел подъемный механизм, а поворотного не имел.

И как же быть? Для этого был предусмотрен сложнейший механизм наведения пушки всем корпусом танка. Наводчик наводил по вертикали с помощью подъемного механизма, а водитель – по горизонтали с помощью рулевого колеса, разворачивая весь танк на цель.

После Второй мировой войны шведы осуществили подобную идею на своем танке; там и по вертикали, и по горизонтали наведение осуществлялось всем корпусом танка. Но сделано это было на основе технологии 1960-х годов. Дальнейшего развития такая система не получила.

Французы строили свои танки на фундаменте технологии 1920-х годов. Из этого ничего не получилось.

Если бы французский танк В-1 появился в ходе Первой мировой войны, то цены бы ему не было. И никаких проблем с боевым применением: водитель держит курс прямо на стреляющий вражеский пулемет, а наводчику остается только довернуть по вертикали. Стреляем почти в упор, почти себе под ноги.

Но во Второй мировой войне появилось множество более важных и опасных целей. Главная – вражеский танк. Противнику надо только башню повернуть, а неуклюжему французу надо развернуться всем корпусом. Да и от этого толку мало: короткий ствол плюс сложный способ наведения делали невозможной прицельную стрельбу на более или менее значительные дистанции.

7

На захваченных В-1 и В-2 немцы снимали 75-мм орудие из-за его полной бесполезности.

Этим танкам нашли следующее применение:

– в качестве неподвижных огневых точек на побережье Атлантического океана, в том числе на захваченных британских островах Гернси и Джерси, находящихся у берегов Франции;

– для укомплектования тыловых танковых подразделений, которые не планировали в ближайшее время использовать в боевых действиях; в 1943 году эти танки поступили на вооружение 21-й танковой дивизии, которая погибла в Африке, но была вновь сформирована в Нормандии;

– для обучения водителей;

– в качестве подвижной платформы для 105-мм гаубицы, устанавливаемой открыто на крыше корпуса; всего переделано 16 машин, все использовались во Франции;

– в качестве огнеметного танка, огнемет устанавливался вместо 75-мм пушки.

«Из-за ограниченных возможностей башни на одного человека, а также из-за низких ходовых качеств эти танки не были приняты немедленно на вооружение германских войск. Начиная с 1942 года, после установки на них германской радиоаппаратуры, эти танки стали направлять в тыловые танковые подразделения, в основном на Западе. Некоторые были использованы для обучения водителей. На таких машинах снималась башня… За пределами Франции эти танки использовались дважды: 223-я танковая рота была отправлена в Россию и 7 танков этого типа получила дивизия СС „Принц Ойген“, которая воевала на Балканах» (Encyclopedia of German Tanks of World War Two. P. 213).

Тут самое время и про двигатель вспомнить. На В-Ibis стоял карбюраторный двигатель мощностью 300 л.с. На самых последних – 307 л.с. На наших БТ-7 – 500, и мы кричим на весь мир: легкий, устаревший! На БТ-7М тоже 500, но не карбюраторный, а дизельный.

А тут… 307 л.с. карбюраторный. В лучшем случае. И никто про легкий и устаревший не кричит и даже не шепчет. Наоборот: вот она, мощь! Вот доказательство германской готовности к войне! Вот он, тяжелый танк!

У нас в статистику не включают тысячи танков с двигателями по 500 л.с. как не заслуживающие внимания, а Гитлеру считают танк со слабеньким сердцем, танк, которого в 1941 году на фронте не было.

А ведь мы с вами еще не удосужились озадачить гражданина министра вопросом, сколько же тот тяжелый весил. Гражданин министр, отвечать готовы?

В-1 весил 25 т, имел броню 40 мм. На В-Ibis броня была увеличена до 60 мм, вес вырос до 32 т. По ряду достаточно авторитетных источников – 31,5 т.

Кто, где и когда танк весом в 32 т считал тяжелым?

При этом надо помнить, что большой вес неравнозначен большой силе. Если мужик весит 150 кг, из этого не следует, что силищи в нем немерено. Французские танки имели архаичную конструкцию, вес был использован нерационально, поэтому он таким большим получился.

Да ведь большой вес – это смотря с чем сравнивать. В Советском Союзе в то же время на вооружении состоял Т-28. Первые танки весом 25 т, последние – 32 т. И никто их в тяжелые не записывает; Да и вообще, до самого развала Советского Союза их ни в какую статистику не вписывали. Но они куда как сильнее французских «тяжелых» танков. На последних образцах стояла пушка с начальной скоростью 555 м/сек., и стрелять она могла во все стороны, на все 360°. По огневой мощи этот танк превосходил французского собрата. И броню на него поставили до 80 мм. И двигатель 500 л.с.

Но Т-28 – пройденный этап. Вместо него с 1939 года в серию пошел Т-34. Боевой вес на первых 26,5 т. На самых последних – 32. Ни по каким статьям французский динозавр не мог сравниться с Т-34. Самый легкий, самый первый вариант Т-34 по своей боевой мощи был на два порядка выше, чем допотопный французский «тяжелый танк».

Почему же никто не объявляет Т-34 тяжелым?

8

В книге, объяснения к которой сочинил некто Переслегин, на странице 524 – раздел «Средние танки». И тут – немецкая «Пантера», боевая масса 45 т. Для непонятливых еще и добавлено – средний танк «Пантера». А на предыдущей странице – трофейный французский В-Ibis и объявлено: вот он, тяжелый немецкий танк 1941 года! Боевая масса – 32 т!

Это – истинное лицо серьезной российской исторической науки. Наконец-то удалось доказать, что 32 т – это тяжелый танк, а 45 т – средний, что 32 больше, чем 45.

В этой же книге – сведения про советский средний танк Т-34-85, боевая масса – 32 т. По Переслегину, 32 – это гораздо меньше (или больше?), чем 32.

Тут же советский KB-1С – 42,5 тонны, Переслегин объявляет – это тяжелый танк. Тяжелый получился легче, чем средняя «Пантера».

На странице 527 – Pz-III серии D-E. Боевая масса – 19,5 т. Он объявлен средним.

Гражданин научный профессор, могут ли танки весом до 20 т и весом 45 т числиться в одной весовой категории? И если танки весом от 19,5 до 45 т включительно – средние, то почему танк весом 32 т из этой категории выпадает?

Переслегин не одинок. Он отражает официальную точку зрения Российской академии наук. Именно такие сведения сообщаются во всех академических изданиях.

Где же логика? Кому нужны такие фокусы?

Фокусы нужны пропаганде, а российская историческая наука – ее усердная служанка.

Приказано доказать, что Гитлер был готов к войне, что в 1941 году он имел тяжелые танки, – и тут же наши официальные историки рвут под козырек и танк весом 32 т объявляют тяжелым.

Приказано на бумаге увеличить число средних танков в гитлеровской армии – и вот наши иллюзионисты от истории лихим взмахом танк весом 19,5 т зачисляют в число средних. (А советский Т-28, который имел несравненно более высокие боевые характеристики, который весил 32 т, из статистики вычеркивают.)

Приказано доказать, что во второй половине войны гитлеровцам удалось создать средний танк, который по боевой мощи превосходил Т-34, – и немедленно историки легкого поведения вам это без труда доказывают. Для этого «Пантеру» весом 45 т они объявляют средним танком.

Марксисты свой научный подход именуют мудреным термином – диалектика. В переводе на понятный народу язык – двоемыслие.

* * *

А вопрос так и остался без ответа. Летом 1941 года Красная Армия имела 10 000 (десять тысяч!) пехотных танков Т-26. Но в советских стрелковых дивизиях их не было. Куда же они провалились?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, мы должны вспомнить безумные идеи Тухачевского, по инициативе которого в Советском Союзе были созданы мехкорпуса. Идея прогрессивная… До тех пор, пока в детали не вникаешь…

Для ответа на вопрос о судьбе Т-26, всех танковых войск Красной Армии и всего Советского Союза мы должны вспомнить героическую борьбу Дмитрия Григорьевича Павлова против этого сумасшествия. И его победу. И разгон идиотских мехкорпусов. И недолгое торжество Павлова. И страшную ошибку Сталина, который в начале 1941 года назначил Жукова начальником Генерального штаба. И воссоздание мехкорпусов по инициативе Жукова. И позорный конец всех этих корпусов…

Но всего этого в одной книге не расскажешь. Книга новая нужна.

Дайте срок…

В. Суворов

13 апреля 2008 года

Список литературы

Авторханов А. Загадка смерти Сталина. – Франкфурт-на-Майне: Посев, 1976.

Авторханов А. Происхождение партократии. – Франкфурт-на-Майне: Посев, 1973.

Азаров И.И. Осажденная Одесса. – М.: Воениздат, 1962.

Антипенко Н.А. На главном направлении: Воспоминания зам. командующего фронтом. – М.: Наука, 1967.

Антонов-Овсеенко А. Портрет тирана. – Нью-Йорк: Хроника, 1980,

Анфилов В.А. Бессмертный подвиг. – М.: Наука, 1971.

Анфилов В.А. Провал «блицкрига». – М.: Наука, 1974.

Архипов B. C. Время танковых атак. – М.: Воениздат, 1981.

Астраханский B. C. Библиотека Г.К. Жукова. История, судьба, реконструкция. – М.: Архивно-информационное агентство, 1996.

Баграмян И.Х. Так начиналась война. – М.: Воениздат, 1971.

Баграмян И.Х. Так шли мы к Победе. – М.: Воениздат, 1977.

Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. – Париж: Третья волна, 1980.

Бар-Селла 3. Литературный котлован. Проект «Писатель Шолохов». – М., 1995.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики