06 Dec 2016 Tue 08:43 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 01:43   

— К-19.

— Неужели ничего интереснее не придумали? У них лодки названы красивыми именами, а у нас буквы и цифрами, как у зэков каторжного лагеря.

— У нас так принято.

— Мы немного отстаем, но сохраняется примерное равенство: одна лодка у них, одна скоро будет у нас. Так?

— Нет, не так. Равенства нет. У них на лодке 16 ракет, у нас три.

— Значит, у них пятикратное превосходство.

— Опять нет. Наша ракета Р-13 имеет дальность 600 километров, у них «Поларис» — 2200 километров, они уже начали испытания новой модификации с дальностью 2800 километров. У нас пока ничего близкого не просматривается.

— А заряды?

— У нас в полтора раза мощнее. Зато у них точность в два раза выше при том, что стреляют в три раза дальше. На новом «Поларисе» заряд будет как у нас, но дальность в четыре раза больше и точность тоже в четыре раза выше.

— Чем еще, Главком, порадуешь?

— У них подводный старт. Готовность к пуску — минута. У нас — надводный. Предстартовая подготовка под водой 30 минут. Потом всплываем и запускаем ракеты. На поверхности надо находиться минимум 12 минут… В непосредственной близости от американского берега.

— Но и это не все?

— Не все. Через полтора года у них будет 9 атомных ракетных лодок, у нас — пять. У них на девяти лодках 144 ракеты, у нас на пяти — 15. У них на твердом топливе, у нас на жидком. Мы храним ракету максимум три месяца, после того ее нужно выгружать и проводить техобслуживание. У них техобслуживание через полтора года. Если даже иметь на наших лодках столько же ракет, как и у них, реально готовых к пуску у них будет больше. Самое главное в том, что они могут запускать ракеты из акваторий, где нашего флота нет, где они прикрыты своим надводным флотом и авиацией, а мы вынуждены запускать ракеты только там, где нет ни нашего надводного флота, ни авиации, только там, где действует не только их флот, но и береговая противолодочная авиация.

— Теперь все?

— Нет. Через пару месяцев американцы примут на вооружение сверхзвуковой палубный бомбардировщик «Виджил ент». Он сможет нести самые мощные термоядерные заряды. Боевой радиус 1000 километров. Они могут наносить стратегические удары с авианосцев. У нас авианосцев нет.

— И?

— И не забудем флоты Британии, Италии, Германии, Японии. Там и Франция может подсобить.


6


И еще одна встреча с командующим ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Главным маршалом артиллерии Варенцовым для увязки последних деталей.

Варенцов: Вы только Америку раздолбите, а с Европой проблем не будет.

Вздохнул глубоко Маршал Советского Союза Москаленко:

— Не имею права я тебе, Сергей Сергеевич, рассказывать, но знай: долбить Америку мне нечем.

— Как нечем?

— Вот так. Повторяю: не имею я права тебе этого говорить, но наша секретность когда-нибудь всем нам преподнесет печальный урок. Мы тешим себя мощью, которой нет. Ты планируешь в случае войны расчистить ядерными ударами дорогу к океану для танковых армий. Это вполне возможно. Но тебе не мешает иметь в виду, что за эти удары мы получим по зубам от американцев. И ответить нам нечем. Из этого исходи.

— А как же космос, спутники, облет Луны?

— Все стратегические ракеты, которые промышленность выпускает, сразу идут на показуху: выпустили одну ракету — запустили спутник, выпустили другую — еще один. На боевом дежурстве против Америки нет ни хрена. Такие дела.

— А стратегическая авиация? А атомные подводные лодки?

Ничего не ответил маршал Москаленко. Только похлопал Варенцова по плечу, вздохнул и отвернулся.


7


Начальник ГРУ генерал армии Серов аккуратно сложил газету «Правда» и сунул ее в мусорный ящик. Это была как раз газета с заявлением товарища Хрущёва о том, что ракеты у нас как колбасы с конвейера сходят.

— Что делать будем? — Это вопрос командующему ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Главному маршалу артиллерии Варенцову.

Это вопрос, на который ответа может и не быть.

Работа любого командира сводится к тому, чтобы собрать все сведения о противнике и своих войсках, оценить обстановку, принять решение, отдать боевой приказ, держать под контролем его выполнение.

Варенцов и Серов обстановку оценили. Но что дальше? Где решение?

Обстановка ясна. Хрущёв поставил задачу в декабре 1960 года запустить человека в космос. Сейчас октябрь. Полет человека в космос станет доказательством несокрушимой ракетной мощи Советского Союза. Как только человек полетит, Хрущёв начнет пугать Европу и Америку ракетами, требовать решения проблемы Берлина. Для уничтожения Европы ракеты есть, для уничтожения Америки — нет. Разговор пойдет на повышенных тонах и… все может кончиться очень даже печально для всех. Блефовать, не имея в руках козырей, — самоубийство. Это ведь не игра в дурачка подкидного. Дело может обернуться Третьей мировой войной.

— А если предупредить американцев, что Хрущёв блефует, что нет у нас в боевых частях таких ракет, которые до Америки достают?

— Как ты их предупредишь? Поедешь и скажешь: не верьте Хрущёву? Но почему они должны тебе верить, а ему нет?

— Выход один: предоставить американцам сведения, но такие, которые они могли бы проверить и убедиться, что мы не врем.

— Как эти сведения им передать? Как передать, чтобы поверили?

— У нас опять-таки один только выход: наш офицер позволит себя завербовать американским разведчикам и передаст им секреты, а они пусть проверяют.

— Какой офицер на это пойдет?

— Надо искать.


Ключевой момент


Невероятная степень секретности, которая окружала в Советском Союзе буквально все сферы жизни, в сочетании со столь же невероятной степенью показухи давали эффект трижды искаженного зеркала. Сами вожди имели превратное представление о реальном положении дел. В те годы и советский народ, и весь мир видели могущественную державу, которая была способна запустить первый в мире искусственный спутник Земли, доставить на Луну вымпел с изображением герба Советского Союза, совершить первый в мире облет Луны и сфотографировать ее обратную, невидимую сторону. Ракетно-космическая мощь Советского Союза пугала и завораживала.

В настоящее время высшее руководство Вооруженных Сил России вынуждено признать, что в январе 1961 года в распоряжении советского руководства находилась одна ракета, способная достать Америку. Это было изделие Королёва 8К74 на объекте «Ангара» — полигон Плесецк, площадка 151–1 («Красная звезда», 16 февраля 2001 года). Но эта единственная ракета никогда не стояла на боевом дежурстве.

Степень надежности, защищенности и боеготовности изделия 8К74 для решения стратегических задач во всеобщей ядерной войне считалась неудовлетворительной. Именно поэтому в такой спешке шла разработка и испытания изделия Янгеля 8К64. Именно поэтому Янгель, вопреки инструкциям и запретам, приказал делать ремонт электрических цепей ракеты, не сливая окислителя и топлива.


Глава 8



1


Рядом с кабинетом начальника ГРУ генерала армии Серова — большой рабочий зал. Тем хорош, что тут длинные широкие столы, на которых можно развернуть карты любого размера. Сегодня столы завалены папками с личными делами офицеров ГРУ. Работа генералу армии Серову такая, которую нельзя поручить ни заместителям, ни помощникам, ни адъютантам.

Всю ночь, день и еще ночь, подбадривая себя кофейными порциями, генерал перебирал папки, отложив сначала два десятка, выбрав из них пять и, наконец, оставив только одну.

Итак, кандидат есть. Полковник ГРУ Пеньковский Олег Владимирович. Кадровый артиллерист. Окончил военное училище. В 20 лет — первая война, страшная война с Финляндией. Вскоре, следом за ней, — война с Германией. В 25 лет — командир 51-го гвардейского истребительнопротивотанкового артиллерийского полка. Проще говоря, смертник. Противотанковая артиллерия — это те ребята с пушками, которых ставят на пути прорвавшегося танкового клина. Пеньковский выжил. Грудь в орденах: Александр Невский, два Красных Знамени, Отечественная война первой степени, Красная Звезда. После войны — две военных академии. В том числе — совершенно секретная Военно-дипломатическая, кузница кадров ГРУ. В 31 год — полковник. Работал за рубежом, на очень ответственной должности — резидента ГРУ в Турции. Это генеральская должность. Официальное прикрытие — военный атташе. Это тоже генеральская должность. Пеньковский одновременно занимал две генеральских должности, работал за двух генералов, но оставался полковником. В звании полковника застрял на десять лет. На войне давно был бы генералом, но в мирное время таким редко дают ход: под начальство не подстраивается, слишком стойко отстаивает свое мнение. Таким только на войну, только там они раскрывают свои способности полностью. Только туда они рвутся. Туда такому и дорога.


2


Задача чрезвычайной сложности — найти человека, который смог бы предупредить Америку… Да нет же! Не Америку! Предупредить планету Земля о грозящей опасности. Опасность не в том, что у Хрущёва много ракет, опасность как раз и заключается в том, что ракет, способных поразить Америку, у Хрущёва в тот момент не было! Оттого, что их не было, безалаберный Хрущёв решил играть надувными мышцами. Он решил блефовать. А это — угроза всем. Это угроза жизни планеты.

Так неужели начальнику ГРУ генералу армии Серову было трудно найти человека, который отдал бы свою презренную жизнь ради спасения человечества?

Осмелюсь доложить: трудно.

На миру и смерть красна. Легко идти на смерть, когда вся рота видит твой самоубийственный подвиг. А начальнику ГРУ генералу армии Серову Ивану Александровичу предстояло найти такого человека, который решился бы пойти на самоубийственный подвиг, о котором никто никогда не должен узнать.

Желающих обессмертить имя свое — пруд пруди. А вот отдать жизнь и совершить подвиг, о котором никто не должен узнать, готов совсем не каждый. Более того, тут не только угроза смерти. В случае провала человек, который спасает планету от гибели, будет объявлен предателем и опозорит имя свое навеки.

Потому решили так: начальник ГРУ генерал армии Серов Иван Александрович ищет подходящего человека, и командующий ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Главный маршал артиллерии Варенцов Сергей Сергеевич тоже ищет. Потом они встретятся, каждый представит своего кандидата, и вдвоем выберут лучшего.

Серов выбирал своего, Варенцов — своего.

И вот они встретились. У каждого в руке — папочка с личным делом.

Серов объяснил, что лучшим для этого дела будет Пеньковский Олег Владимирович: фронтовик, отбивал атаки «Пантер» и «Тигров», устоял, после войны попал в военную разведку, показал себя с лучшей стороны, работал за рубежом, в Турции, стране с очень тяжелой агентурной обстановкой, был полковником, но справлялся одновременно с двумя генеральскими должностями, лично храбр, принципиален, не злоупотребляет спиртным, примерный семьянин. Главное — это солдат, который не задумываясь пойдет в бой и на смерть, если этого потребует воинский долг. А кто у тебя?

Раскрыл Главный маршал артиллерии Варенцов свою папку:

— Мой кандидат не хуже твоего, знаю его лично со времен войны, он тоже полковник, тоже из противотанковой артиллерии, его и зовут так же — Пеньковский Олег Владимирович.


3


В 1960 году особая комиссия просмотрела личные дела трех с половиной тысяч летчиков-истребителей ВВС, ПВО и ВМФ. Из этих тысяч отфильтровали 347 кандидатов. С каждым вели серьезную работу. Самый первый разговор начинался вопросом:

— Вы хотели бы летать на новых летательных аппаратах?

— Это на каких же?

— На новых.

— А какие высоты и скорости?

— Высоты большие. Скорости — тоже.

И какой же летчик-истребитель не любит быстрого полета?

После второго фильтра осталось 12 человек. Эта команда получила название «Группа ВВС № 1».

Из этой группы выделили шестерых. А из них — первую тройку: Гагарин, Нелюбов, Титов.

Из трех выбрали одного.

Примерно так в том же году работал начальник ГРУ генерал армии Серов. Папок сначала было много, потом меньше и меньше, пока не осталась одна. И разговор с полковником Пеньковским начался примерно с такого же вопроса:

— Вы хотели бы принимать участие в разведывательной операции особой важности, немыслимой сложности и смертельного риска?

— Да.

— Вы готовы?

— Готов.

— Мне нужен доброволец. Вам, полковник, даю право в любой момент отказаться от выполнения этого задания. Суть дела. В ближайшее время в Советском Союзе будет произведен запуск космического корабля с человеком на борту. И это может стать началом конца. Конца человечества. Экономическая система Советского Союза не выдерживает конкуренции с экономикой Запада. Рано или поздно — думаю, рано, — Советский Союз рухнет. У наших правителей одна надежда — торговать ресурсами.

— Но торговать ресурсами — торговать Родиной!

— Правильно. Вы, полковник, как вижу, не забыли заветы товарища Сталина. Сталин так и говорил: торговать ресурсами — торговать Родиной. А Хрущёв эти заветы забыл. Вернее — никогда этой точки зрения не разделял. Хрущёв решил торговать ресурсами, то есть Родиной. В Советском Союзе началось строительство самой мощной системы трубопроводов в мире, чтобы выкачивать нашу нефть. Скажу больше: Хрущёв намерен русскую нефть продавать за американские доллары.

— Этого не может быть! Это неправда.

— К сожалению, полковник, это правда.

— Но почему за доллары? Пусть они везут к нам свои товары, мы их обложим на границе налогом, пусть продают самое лучшее, что у них есть. Пусть заработают рубли, а уж на них покупают нашу нефть.

— Все правильно, но Хрущёву проще продавать за американские фантики. Проблема в том, что сколько бы он их ни заработал, наша система устроена так, что от нас люди бегут на Запад, а с Запада к нам не бегут. Основная дыра, через которую бегут — Западный Берлин. Если смотреть шире — Западная Германия. Сейчас первый человек полетит в космос, и Хрущёв начнет дипломатическое и политическое наступление, чтобы решить проблему Берлина и в целом проблему Германии. Дипломатическое и политическое наступление может перерасти в военное. Проще говоря, в Третью мировую. Самое страшное в том, что Хрущёв блефует.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики