06 Dec 2016 Tue 08:45 - Москва Торонто - 06 Dec 2016 Tue 01:45   

Постойте… И турецкая контрразведка после этого не взяла Пеньковского за белую задницу? И не потребовала от него продолжать работу?

Если в вашей стране к вам придет вражеский полковник и выдаст государственные тайны, вы ему спасибо скажете и с миром отпустите? Да он же сам крючок заглотил! Да он же сам на себя компромат вам на блюдечке принес. Да ему же теперь деваться некуда. Он же попался!

Неужели турецкая контрразведка так глупа? Полковник ГРУ стал предателем, сам принес материал на своего командира. Но тем самым принес в контрразведку расстрельный материал на себя самого. За такие вещи в Советском Союзе, да и в любой другой стране, убивают после жестоких пыток. Неужели турецкая контрразведка этой возможностью не воспользовалась? Неужели фактом добровольного предательства не прижала полковника к стенке?

Нет, граждане, это не турецкая контрразведка так глупа. Все эти рассказы — свидетельство глупости тех, кто такие истории сочиняет.

Если все это правда, то давайте посмеемся над нашими доблестными чекистами, бесстрашными людьми с умными, чуть усталыми глазами… Они знали, что советский полковник передает турецкой контрразведке совершенно секретные сведения о работе резидента ГРУ в Турции, но трусливые чекисты, изменив присяге и Родине, своих служебных обязанностей не выполняли.

Обратите также внимание на то, что советская военная разведка даже после того, как начальник ГРУ генерал армии Серов был смещен и разжалован в генерал-майоры, не только не забыла о семье Пеньковского, но и помогала его жене и дочери. Помощь, часто негласная, оказывалась и более высокими покровителями: например, имущество Пеньковского, вопреки приговору и установленному действующим законодательством наказанию,4 было оставлено его семье; дочь Пеньковского смогла поступить в МГУ, ведущий университет страны, двери которого для родственников государственных преступников в те времена были закрыты.

В ГРУ Пеньковского знали, им гордились, его любили.


7


Во времена великих успехов Советского Союза в космосе в народе жила и официальной пропагандой усиленно подпитывалась легенда о каком-то особом ракетном чудо-топливе, которое позволяет Советскому Союзу уверенно держать первенство в покорении Вселенной.

Самым что ни есть официальным писателем Советского Союза был Александр Борисович Чаковский, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий, Герой Социалистического Труда, кавалер семи орденов, в том числе — четырех орденов Ленина, член Центрального Комитета Коммунистической партии, депутат Верховного Совета СССР, секретарь правления Союза писателей и прочая и прочая. В год казни Олега Пеньковского писатель Чаковский опубликовал повесть «Свет далекой звезды». В основе сюжета — история о том, как женщина-ученый в особо закрытом научном центре создает какое-то совершенно необыкновенное ракетное топливо…

Немедленно был снят фильм под тем же названием. Снимал сам Иван Пырьев, любимец Сталина, создатель шедевров о счастливой и привольной колхозной жизни, о прелестных свинарках с роскошными прическами, напудренными и накрашенными ангельскими личиками и ухоженными лакированными ногтями, о кубанских казаках, поющих и приплясывающих, а между сольными и групповыми танцами собирающих обильные урожаи.

Выход повести, а затем и фильма «Свет далекой звезды» совпали со странными явлениями в развитии советской космической программы. Вдруг стало понемногу, а потом все явственнее проявляться топтание, затем и отставание СССР от США.

И народу сообщили: мерзавец Пеньковский продал секрет нашего ракетного топлива!

Однако…

Однако все советские космические достижения были осуществлены с помощью «Великолепной семерки» — ракеты Королёва Р-7 (она же — 8К71) и ее модификаций.

А летала «Семерка» на керосине. Обошел Королёва великий немец Вернер фон Браун, который создал для Америки самую мощную ракету в истории человечества «Сатурн-5».

Но и эта ракета тоже летала на керосине.

Поэтому если поверить рассказам о том, что Пеньковский продал Америке секреты нашего ракетного топлива, то придется признать, что он продал секрет производства керосина.

На самом же деле Америка резко обогнала Советский Союз в создании твердого топлива для боевых ракет.

20 апреля 1959 года состоялся первый успешный запуск ракеты на твердом топливе «Поларис А-1».

14 апреля 1960 года — первый успешный пуск этой ракеты с борта атомной ракетной подводной лодки «Джордж Вашингтон», которая находилась в надводном положении.

20 июля 1960 года произведен успешный пуск ракеты «Поларис А-1» из-под воды.

15 ноября 1960 года ракета «Поларис А-1» была принята на вооружение.

Через 20 лет, в октябре 1980 года, в Советском Союзе была принята в опытную эксплуатацию первая советская твердотопливная баллистическая ракета для подводных лодок Р-31 (ЗМ17). Ракетами этого типа в качестве эксперимента была вооружена только одна атомная подводная лодка К-140. Ракета в серию не пошла. Перед самым распадом Советского Союза испытания ракеты Р-31 были прекращены.

Прошло еще 30 лет, и у Военно-Морского Флота современной России по-прежнему большие проблемы с твердотопливными баллистическими ракетами для подводных лодок.

Кстати, «Поларис» в переводе означает «Полярная звезда». Вот так до нас доходит свет далекой звезды.


Выводы и заключения


В деле Пеньковского есть несколько вопросов, на которые даны либо невнятные ответы, либо не дано никаких.

Я предлагаю свои ответы. Если у кого-то есть более убедительные объяснения, готов их выслушать, обсудить и согласиться. Итак, повторим пройденное…

Вопрос: Зачем размещать ракеты на Кубе, если Америке можно угрожать теми ракетами, которые находятся на территории Советского Союза?

Ответ. В 1962 году с территории Советского Союза угрожать Америке было почти нечем. С момента появления ядерного оружия Советский Союз значительно отставал от США по количеству ядерных боеприпасов и средств их доставки. В конце 50-х — начале 60-х годов XX века советская ракетная промышленность работала с креном на показуху. Мощные ракеты немедленно использовались для демонстраций в космосе, для Вооруженных Сил оставалось слишком мало. В октябре 1962 года в Советском Союзе было только пять стартовых площадок для ракет 8К74, способных долететь до Америки. Они находилась на поверхности, были предельно сложными и уязвимыми. Вооруженные Силы имели до двух десятков ракет 8К64 на высококипящих компонентах. Но эта ракета еще не была принята на вооружение. Единственным способом оказать психологическое воздействие на Америку было размещение на Кубе ракет с дальностью 2100 и 4500 километров.

Вопрос: Какова реальная стратегическая ценность ядерных зарядов, размещенных на Кубе?

Ответ: Весьма малая. Теоретически угрозу Америке могли представлять 40 стратегических ракет с зарядами мегатонного класса. Однако они были предельно и даже запредельно уязвимы до запуска. Нанести внезапный удар этими ракетами было невозможно из-за длительности видимой со стороны подготовки. Еще 20 таких же ракет с зарядами были бесполезны. Никто не позволил бы после первого ракетного залпа вывести из укрытий еще два десятка стратегических ракет и готовить их к старту на тех же стартовых площадках. После первого ядерного удара с Кубы по США, а то и раньше, последовал бы ядерный удар с территории США по Кубе. И ничего бы от нее не осталось.

Из 104 советских тактических ядерных зарядов, которые уже были доставлены на Кубу, теоретически опасными для США могли быть только шесть бомб для шести бомбардировщиков Ил-28А. Но вероятность того, что они могли долететь до цели в условиях полного господства американских сверхзвуковых истребителей, крайне мала.

Остальные 98 тактических зарядов против Америки использовать было невозможно из-за недостаточной дальности носителей.

Вопрос: Какова практическая цель размещения на Кубе мощной группировки советских войск с избыточным количеством ядерных зарядов, для которых не было подходящих носителей?

Ответ: Группировка советских войск была «обменным фондом» для грядущих переговоров о выводе американских, британских и французских войск из Западной Г ермании.

Вопрос. Как полковник Пеньковский мог передавать совершенно секретные документы, к которым у него не было и не могло быть доступа?

Ответ: Он получал документы от генералов и маршалов из высшего руководства Вооруженных Сил СССР, которые сознавали опасность возможного ракетно-ядерного кризиса и у которых был доступ ко всем секретам.

Вопрос: Почему он не убежал? Советская пропаганда утверждала, что мотивом его действий была тяга к деньгам и повышенная страсть к женскому полу.

Ответ: Пеньковский не был предателем. Он действовал не по собственной инициативе и не ради денег, а по приказу начальника ГРУ генерала армии Серова.

Вопрос. Как советская контрразведка смогла обнаружить измену Пеньковского?

Ответ: Она не могла никак. Только помощь из-за океана могла его раскрыть. Причем быстро и полностью.

Вопрос: Почему руководители КГБ не приняли решения об аресте Пеньковского сразу после того, как стало ясно, что он работает на Великобританию и США? Это стало ясно 18 декабря 1961 года, но Пеньковский продолжал передавать совершенно секретные материалы в огромных количествах до самого момента ареста 22 октября 1962 года? Почему руководство КГБ не пресекало эти действия?

Ответ: Фрол Романович Козлов, человек номер два в советском руководстве, пытался использовать дело Пеньковского против руководства Советской Армии и против Хрущёва, который был человеком номер один.

Вопрос: Почему Пеньковский не был взят с поличным, почему он был арестован просто на улице, а не в момент передачи секретных материалов?

Ответ: Высшие руководители Советского Союза в лице Хрущёва, Брежнева, Косыгина и Микояна узнали о деле Пеньковского только в момент резкого обострения кризиса.


Эпилог


Через восемь лет после казни полковника Пеньковского я поступил на Первый факультет совершенно секретной Военно-дипломатической академии Советской Армии. На тот самый факультет, который когда-то окончил полковник Пеньковский Олег Владимирович. Память о нем жила, как в академии, так и в Главном разведывательном управлении Генерального штаба, для которого Академия ковала кадры.

Ни для кого в руководстве ГРУ и Военно-дипломатической академии не было секретом, что Пеньковский выполнял приказ своих командиров, хотя в официальных выступлениях, на практических занятиях и лекциях все они должны были клеймить и проклинать подлого изменника. Зато в частных разговорах искоркой постоянно проскакивал намек: не все так просто, ребята…

В 1963 году, сразу после процесса, широким народным массам показали отрывки кинохроники из зала суда. А мы через много лет имели возможность смотреть эти материалы в гораздо более полном объеме.

Меня поразила улыбка Пеньковского в последний момент, когда после оглашения смертного приговора его выводили из зала суда. Это была улыбка счастливого человека.

Как же так? Смертника ведут на страшную казнь, а он счастлив!

С другой стороны, спасти от гибели хотя бы одну планету, пусть и не самую большую, но самую прекрасную, — разве этого не достаточно для полного счастья?


Послесловие


Только сегодня можно подвести окончательные итоги и оценить события того великого десятилетия, их влияние на судьбы страны и мира. Наша нынешняя жизнь соткана из последствий тех решений, которые были приняты страной, ее руководителями, народом, каждым из нас, жившим в те годы.

Нигде в мире не было столь огромной пропасти между реальным положением дел и обещаниями власти: в светлом будущем всё для вас, граждане, будет по потребностям, а сейчас — карточки на продукты отвратительного качества.

Но Москву нельзя было обижать. В Москве иностранцы. Им надо было показать, что в Москве иногда продается колбаса. И хлеб в Москве почти без очереди. Иногда продают яйца, молоко и даже мясо!

Система была простой и понятной. Вся страна кормила и одевала Москву. Со всей страны в Москву свозили мясо и масло, сыры и колбасы, одежду и обувь, яйца и молоко, творог и сметану. А потом население всей страны съезжалось в Москву, все это скупало и развозило обратно по всей стране.

Люди приезжали в столицу издалека, становились в очереди с ночи, стояли весь день, к вечеру покупали кусок сыра, который почему-то назывался голландским, колбасу, произведенную из неизвестного продукта, стиральный порошок, и ночью возвращались домой. Каждый вечер из Москвы во все концы страны отправлялись сотни поездов, доверху набитых счастливыми людьми, которым удалось урвать кусок. В народе те поезда так и звались — колбасные.

Кремлевскому руководству с этим надо было бороться. А то приезжие разметали весь товар, опустошая магазинные полки. Москвичи обижались. Последний вождь Советского Союза Михаил Горбачев был ужасно талантлив. Нашел выход. Ввел в Москве «Визитную карточку покупателя». Ты живешь в Москве, тебе дают такую карточку, идешь в магазин и покупаешь все, что хочешь. А не живешь в Москве — не получишь карточки покупателя! Толкайся в очереди хоть месяц, тебе ничего не продадут.

У Горбачева был небольшой недостаток: он никогда не задумывался над последствиями своих гениальных решений.

Да, в Москве ввели «Визитные карточки покупателя», и приезжим ничего без той карточки не продают. Но тогда приезжим некуда девать свои деньги. В своем городе ничего нет, а в Москве чужим продавать не велено. Что же делать с деньгами, на которые ничего нельзя купить? Руководители советской торговли быстро сообразили, как ситуацию использовать. Зачем продавать держателю «Визитной карточки покупателя» кусок мыла по государственной цене, если в стране избыток денег и на черном рынке этот товар заберут по гораздо более высокой цене?

И все товары пошли налево. Магазины Москвы опустели.

У гениального решения товарища Горбачева было и другое следствие. Чужие в Москву ездить перестали, им все равно тут не продают. И тогда вдали от Москвы стало совсем нечего есть. И народ по провинциям зашевелился. И если что, то громить руководство будут именно там, где нет «карточек покупателя», где пустые магазины: во Владимире и Ярославле, в Рязани и Туле, в Куйбышеве и Калинине.

Местные князьки забеспокоились: в случае голодного бунта бить-то нас будут, а не московских вождей! И возмутились: нашим людям нельзя в Москве даже вонючую колбасу покупать! Ладно. Но откуда она в Москве? Не на Красной же площади коров и свиней выращивают. И не на улице Горького. А где? Да у нас же! Мы, соседние области, Москву кормим, отправляя туда продукты. Нет уж, голубчики, вы в Москве как хотите, но мясо из моей области отправлять в Москву не буду. А то случись восстание, кого за ноги повесят?

И соседние области перестали снабжать Москву продовольствием. Тогда жители Москвы обиделись: да что же это происходит?

Итак, государство печатает деньги, на которые ничего купить нельзя. Что делать вождям? В январе 1991 году Генеральный секретарь ЦК КПСС, Президент СССР Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения в трехдневный срок 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года. Зарплата инженера в то время — 150 рублей в месяц. Люди работают, создают космические корабли и подводные лодки, танки и пулеметы, им за работу платят деньги. Но в магазинах ничего нет. И Горбачев объявил отпечатанные его правительством деньги недействительными. Лежали у тебя деньги в банке, ты их решил взять, а мы не отдадим! Они списаны. А то слишком много денег в стране развелось.

Люблю великую картину Маковского «Крах банка». В зале обанкротившегося финансового учреждения барыня что-то доказывает полицейскому, возмущенный генерал пытается излить негодование своей молоденькой жене, купчина, сокрушенно понурив голову, смирился с мыслью, что все кончено, все потеряно. А в уголке проворный щёголь из правления банка, воровато оглядываясь, быстро прячет во внутренний карман какие-то бумаги.

Эта картина написана за сто лет до краха Советского Союза. Но она точно отражает все, что случилось во времена правления проворного щёголя: люди вложили деньги в банк (в государственный банк!), банк разорился, денежки пропали в глубоких карманах руководства.

Горбачев ограбил свой народ на миллиарды. Причем ограбил дважды.

Первый раз: предложил положить деньги в банк и не вернул их.

Второй раз: оставил без денег тех, кто государству не верил, деньги в государственном банке не хранил, а держал под матрасом.

Обмен денежных знаков внезапный. На обмен три дня. Но обменять можешь только малую сумму. А остальными можешь обклеивать стенки в сортире. Они больше не принимаются.

А если ты геолог в пустыне, как ты деньги старого образца на новые поменяешь? А если ты в поезде из Владивостока семь суток трясешься? А если ты капитан атомной подводной лодки, в океане супостата ядерной мощью стращаешь? А если ты офицер, на Тоцком полигоне учения проводишь? А если ты космонавт в космическом полете? А если ты ракетчик в шахте на боевом дежурстве? А если ты актер на съемках фильма?

Ответ у Горбачева один: плакали ваши денежки. Я-то свои обменять сумел.

Представьте, что вы выполнили работу, заказчик с вами расплатился, а потом объявил, что деньги, которые он вам дал, фальшивые. Именно так Горбачев поступил с народами Советского Союза: те деньги, которые его правительство печатало и которыми платило народу, объявил негодными, ничего не стоящими бумажками. Горбачев и его правительство денежки у народа сперли, стырили, склячили.

Повторю сто тысяч раз: Советским Союзом правили дураки и преступники. Поясняю свою мысль на примере любимого Западом Горбачева. Очевидно: Горбачев — преступник, ибо подписав указ о денежной реформе, он ограбил свой народ. К этому добавлю: еще и глупец. Прикинем: кто после таких финансовых финтов сохранит ему верность? Кто его поддержит? Долго ли ему после того в Кремле сидеть?

Однажды я слышал похвалу Горбачеву: говорили, что он якобы прекратил холодную войну.

Он ее не прекратил, а проиграл, развалив своим «мудрейшим» руководством страну, ограбив ее народ и бросив на растерзание другим, еще более свирепым и хищным грабителям.

Но мне хочется верить: если мир опять окажется у опасной черты, среди нас снова найдутся герои, которые спасут его от гибели.


Бристоль 11 июня 2011 года



Виктор Суворов о своих книгах и о себе


Родиться меня угораздило на Дальнем Востоке в 1947 году. Детство прошло в дальних и очень даже дальних гарнизонах — Барабаш, Янчиха, Славянка, снова Барабаш, Рязановка… И было там все, что нужно человеку для полного счастья: самоходные орудия СУ-76 и СУ-100, зенитные пушки 52-К, бронетранспортеры БТР-40, БТР-152 и даже БТР-50П, гаубицы М-30 и Д-1, артиллерийские тягачи, танки ПТ-76 и еще много-много всего разного, включая брошенные укрепленные районы по всему побережью Тихого океана.

В Барабаше стояла дивизия, в Славянке — тоже, потому школы там были большие, а в Рязановке у нас была одна учительница на все четыре класса. Она же была и директором школы, и уборщицей. В одной комнате сидел и первый, и второй классы; потом, во вторую смену, в той же комнате — третий и четвертый. По пять-шесть ребят в каждом классе. Учительница вела половину урока с первым классом, вторую половину урока — со вторым, а после обеда первую половину урока — с третьим классом, вторую — с четвертым.

В сентябре 1957 года моего отца после 12 лет службы на Дальнем Востоке перевели в Киевский военный округ. В Конотопе мы жили на улице Гарматной, то есть на Пушечной или Артиллерийской, если на русский язык перевести. Учился я в школе № 8. Первые четыре класса — пять разных школ. Когда мы уезжали из Рязановки, учительница вырвала листок из тетрадки и написала справку: «Володя Резун за сентябрь получил отличные оценки по таким-то предметам…» Печати у нее, ясное дело, не было. Чисто конкретно: филькина грамота. И тогда отец в штабе заверил сей документ печатью 72-го гвардейского Порт-Артурского ордена Александра Невского минометного полка.

В августе 1958 года я поступил в Воронежское суворовское военное училище. Суворовские училища были созданы по приказу товарища Сталина в 1943 году. При нем этих училищ было 15. Кроме того — два суворовских училища НКВД. У тех были не алые погоны, петлицы и лампасы, а синие. Их называли «аракчеевцами». После Сталина в системе Министерства обороны было создано еще два СВУ: Ленинградское и Минское. Организация всех суворовских военных училищ была установлена лично товарищем Сталиным: начальник училища — генерал-майор, у него три полковника в заместителях: первый зам, начальник учебного отдела и начальник политического отдела. В каждом училище — семь рот. Ротные командиры — подполковники, взводные — майоры. Прапорщиков тогда не было, были сверхсрочники. В каждой роте — старшина роты, в каждом взводе — заместитель командира взвода. То есть в каждой роте по четыре сверхсрочника или прапорщика, если перевести на современные понятия.

Во взводе — 25 суворовцев, в роте — 75, в училище — 525. Однако выгоняли оттуда беспощадно. После первого года обучения обычно делали небольшой дополнительный набор. После того непригодных выгоняли, но нового набора не было, поэтому в училищах был некомплект, который в каждой роте увеличивался по мере приближения к выпуску.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики