04 Dec 2016 Sun 23:21 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 16:21   

— А если предупредить американцев?

— Об этом и речь. Если справитесь, полковник, то генеральские лампасы я вам гарантирую.

— Двойная игра?

— Да, полковник.

— Со всеми вытекающими?

— Именно так.

Пеньковский ответил так, как совсем недавно отвечал капитан Ментюков, который на Су-9 без компенсирующего костюма шел на таран в стратосфере:

— В случае чего — не забудьте жену и дочь.

— Все будет сделано. Я рискую вместе с вами, полковник. Если и со мной что-то случится, то наша славная Система по имени ГРУ не забудет ни вас, ни меня.


4


Серов и Пеньковский вдвоем вычислили дипломата, который нужен. То, что он разведчик, сомнений не вызывало. Из какой страны? Скажем так: из одной из западных стран-членов НАТО. Ему следовало дать материал, ценность которого сразу, окончательно и бесповоротно развеяла бы все сомнения. Надо было раскрыть такой секрет, которым не шутят.

7 ноября 1960 года, через две недели после гибели Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения Главного маршала артиллерии Неделина и группы ракетчиков, Пеньковский встретил этого дипломата на приеме в честь 43-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Оказавшись наедине, сунул ему пакет с тугой пачкой документов:

— Передайте правительству США.


5


Западный дипломат рисковал, но не сильно. Дипломатическая неприкосновенность, знаете ли. Венская конвенция 1815 года. Дипломата нельзя арестовать. Его нельзя обыскать. Но если и арестуют по недоразумению, то должны тут же отпустить. Если вам его поведение не нравится, выдворяйте из страны. Но задерживать, тем более обыскивать — не смеете.

На то был построен расчет Серова и Пеньковского: мгновенно без лишних слов передать и отойти. Потом через пару недель встретить и поинтересоваться: ну как подарочек?

Можно такой вопрос и не задавать. Получив такой пакет и отправив его по инстанциям, любой дипломат немедленно получит приказ разыскать того, кто столь важное сообщение передал. И наладить контакт. И попросить передавшего каким-то образом выехать за пределы Советского Союза. Для серьезного разговора на безопасной территории.

Если дипломат чем-то и рисковал, то только до момента, пока не попал в стены родного посольства. Посольство — это кусочек другой страны в Москве. Посольство неприкосновенно. Нападение на посольство — это нападение на саму страну. Со всеми вытекающими.

Как только документ попал в посольство, остается упаковать его в дипломатический багаж. Не подумайте, что документы особой важности пересылают в конвертиках. Вовсе нет. Они останутся в сейфах разведывательной организации, которая действует под прикрытием посольства. Сейфы эти особые. Находятся они в бетонных бункерах. В случае опасности надо сорвать предохранитель и все внутри сгорит в кислородной струе, не оставив даже пепла.

Для отправки важных документов в разведывательные структуры документы снимут на специальную пленку с особым рецептом проявления. Если кто-нибудь посторонний попытается ее проявлять, изображение пропадет. Непроявленные пленки укладывают в особый контейнер с кислотой. Контейнер совсем небольшой, он помещается в портфеле, а портфель пристегивают к руке дипломатического курьера.

Дипкурьеры и их багаж тоже неприкосновенны. Нападение на дипкурьера равноценно нападению на посла, то есть на страну, которую он представляет. Помимо всего прочего, дипломатические курьеры вооружены. Они могут дать отпор нападающим. Это их право и привилегия. Кроме того, если возникнет угроза грузу, курьеру следует только нажать на кнопку, и кислота внутри контейнера уничтожит пленки. А сами документы в это время будут храниться в сейфах посольства. Если возникнут сомнения в подлинности полученных документов, то проще всего прислать в посольство экспертов, и они на месте подтвердят сомнения или развеют их.

Итак, дипломату, который получил пакет, нужно только дойти до посольства…

И документ сдать.

А там пусть начальство разбирается.

Но он полученную пачку в посольство не сдал. Он принес пачку домой. На следующий день он носил пачку с собой. Потом еще неделю. И еще одну.

Через две недели вопрос Пеньковского: ну как подарочек? И ответ осторожного дипломата: я, знаете ли, не шпион. Заберите свои бумаги.


6


На этом работу можно было сворачивать.

Дипломат мог забыть портфель с документами в такси. Или в сквере на лавочке. А народ у нас бдительный. Отнесли бы конвертик куда следует. И это — смертный приговор заговорщикам: и Серову, и Пеньковскому. Был бы раскрыт и Главный маршал артиллерии Варенцов. Документы были такого калибра, что тех, кто имеет доступ к ним, можно пересчитать по пальцем одной руки. Нашли бы всех. И быстро.

— Что будем делать, товарищ полковник?

— Будем пытаться, товарищ генерал армии.


7


Гибель Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения Главного маршала артиллерии Неделина 24 октября 1960 года спутала карты многим. В том числе — ракетчикам. Запуск человека в космос был перенесен с декабря на январь, затем — на февраль, потом — на март.


Ключевой момент


Руководители Вооруженных Сил Советского Союза никогда не скрывали того факта, что полковник ГРУ Олег Пеньковский действовал не по собственной инициативе, а по приказу своего вышестоящего руководства. «Военно-исторический журнал», орган Министерства обороны РФ (1992 год, № 8, стр. 69) сообщает:


Пеньковский получил задание под видом служащего Государственного научно-технического комитета войти в доверие московской агентуры американской или английской разведки.

Газета «Красная звезда», Центральный орган Министерства обороны РФ, 29 января 1997 года уточняет, кто именно поставил Пеньковскому такую задачу — начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба Герой Советского Союза генерал армии Серов Иван Александрович:

А ведь именно он внедрил Пеньковского в Госкомитет по науке и технике с более чем странным заданием под видом служащего управления внешних сношений войти в доверие московской агентуры американской или английской разведок.



Глава 9



1


20 января 1961 года Джон Фицджеральд Кеннеди принял присягу и вступил в должность президента США. В своей инаугурационной речи но вый президент обратился к Советскому Союзу: «Давайте вместе исследовать космос…»

В это время Советский Союз уже запустил первый в мире искусственный спутник Земли, первым доставил на Луну вымпел с гербом Советского Союза, первым осуществил облет Луны и доставил на Землю снимки ее невидимой обратной стороны. Советский Союз готовил запуск первого в мире человека в космическое пространство.

Об этих словах нового президента США немедленно доложили Хрущёву. Тот только криво усмехнулся. Разумеется, призыв остался без ответа.


2


23 марта 1961 года во время тренировки погиб космонавт Валентин Бондаренко. Парню было всего 23 года. Об этом, понятно, пресса не сообщала. В это время был назначен окончательный срок первого полета человека в космос — апрель 1961 года.


3


Юрия Алексеевича упаковали в скафандр. Шлем белый, космический комбез оранжевый, ботинки черные. Красота.

На произведение искусства после его завершения всегда со стороны глянуть надо. Авось в последний момент подметишь какое упущение.

Осмотрели человека: красавец! Ну, все. Готов. Лети!

— Стой! — кричит главный конструктор Королёв. — Стой.

— Что не так, Сергей Палыч?

— Нельзя в таком виде человека в космос отправлять!

— Почему нельзя?

— Да вы на него полюбуйтесь! На кого похож?

— Как на кого? На первого космонавта планеты Земля!

— Хренушки! Года не прошло, как наши славные зенитчики первой ракетой сшибли американский разведывательный самолет U-2. Летчика-шпиона Пауэрса поймали, судили и посадили. Так вот, нашего первого в мире космонавта в его оранжевом наряде от американского летчика-шпиона не отличишь. Приземлится на парашюте, а пьяные мужики в патриотическом экстазе его на вилы поднимут.

— Ух ты. И вправду. Надо срочно звезду красную на шлем присобачить.

— Как ты ее присобачишь?

— Нарисовать!

— Художника! Художника сюда!

Ну где вы на космодроме перед полетом человека в космос, перед самым первым полетом в мире, прямо перед стартом, когда все уже готово, художника сыщете? Нет там места художникам!

Но у нас умеют. Когда захотят.

Тут же художника чуть ли не за волосья притащили: вот он, поганец, в каптерке грелся!

Окинул Сергей Палыч художника оценивающим взглядом: плюгавый какой-то. Ну, уж ладно. Какой есть.

— Краски где?

— Вот они!

— Кисти?

— С собой.

— Вот и давай, прямо на шлеме, прямо сейчас намалюй звезду! Да поскорей, человеку к звездам лететь пора.

— Не буду.

— Чего «не буду»?

— Рисовать не буду.

— Я тебе дам: не буду!! Я тебе покажу Кузькину мать! Почему не будешь?

— Человек в космос летит. Самый первый! Фотографией его веками и тысячелетиями потомки на всех континентах любоваться будут. И на его скафандре — кривая звезда! Не может художник вот так без трафарета прямо на шлеме, который уже на человека надет и потому шевелится, четко звезду нарисовать. Не может!

— Да. Дела.

— А если написать Сэ-Сэ-Сэр?

— Пиши!



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики