08 Dec 2016 Thu 21:04 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 14:04   

Это вы, граждане, здорово придумали. Но ни в трудах теоретиков марксизма, ни в Третьей программе Коммунистической партии Советского Союза никаких оговорок насчет ограничения потребления не содержалось. Там прямо сказано: каждому — по потребностям! И о минимально необходимом количестве выполненной работы тоже — ни намека, ни слова. Работать по способностям — и баста!

Но если же сочинители этого документа имели в виду, что каждый должен будет какой-то минимум работы выполнить и что потребностям нашим будет установлен какой-то потолок, то в этом случае следовало называть вещи своими именами:


ОТ КАЖДОГО — НОРМА, КАЖДОМУ — ПАЙКА.


Так я о чем? Я о том, что осетровой икры на всех все равно не хватит. Как и роскошных особняков на лазурных берегах.

Если кто-то из сочинителей Третьей программы Коммунистической партии Советского Союза этого не понимал, значит, был он дураком.

А если все понимал, но вел народ к достижению заведомо недостижимых целей, — значит, был он преступником.

Коммунисты бывают хорошими и плохими.

Хорошие — это те, которые до верховной власти не дорвались: Маркс, Че Гевара, Бухарин.

А те, которые до власти дорвались, все без единого исключения попадают в категорию дураков или преступников: Чаушеску, Кастро, Пол Пот, Ракоши… Список продолжайте сами.

И это не случайно. Вести народ к будущему, в котором каждый будет получать по потребностям, могли только отпетые негодяи или беспросветные придурки. В диапазоне между этими крайними точками обитало большинство из этой своры (или стада) борцов: преступные дураки.

Затрудняюсь отнести Никиту Сергеевича Хрущёва к той или другой категории. Он был матерым, кровожадным и хитрым преступником. В этом никто не сомневается. Но и дури тоже хватало.


4


А мир ликовал. 6 августа 1961 года в Советском Союзе был выведен на орбиту вокруг Земли космический корабль «Восток-2» с человеком на борту. Этим человеком был Титов Герман Степанович. Майор в 25 лет. На ближайшие полвека он так и останется самым молодым человеком, побывавшим в космосе. Полет Титова — первый космический полет продолжительностью более суток. Корабль совершил 17 оборотов вокруг Земли и на следующий день приземлился.

9 августа Москва встречала героя. Над ликующим городом пронесся правительственный Ил-18 с эскортом из семи истребителей — по два у каждого крыла и еще три замыкающим клином. На аэродроме — Хрущёв, Козлов и все их ближайшее окружение. Красная ковровая дорожка — от места, где должен остановиться самолет, к самой правительственной трибуне. Ил-18 с эскортом прошел над аэродромом, развернулся и плавно пошел на посадку. А истребители перестроились и ушли с набором высоты, как бы откланявшись. Плавно вырулил Ил-18 и замер точно на том месте, которое ему предписано. Спустился по трапу майор Титов, прошел красным ковром, доложил: задание выполнил, готов выполнить любое задание Родины!

На улицах и площадях Москвы — миллионы людей. На Красной площади — демонстрация. На трибуне Мавзолея Хрущёв и Козлов с Гагариным и Титовым.

И тут же пионерская клятва изменена:


Как Гагарин и Титов,

Будь готов! —

Всегда готов!


Уже к вечеру — прием в Большом Кремлевском дворце. Председатель Президиума Верховного Совета товарищ Брежнев Леонид Ильич зачитывает указ: за выполнение ответственного правительственного задания, за мужество, отвагу и героизм, проявленные при его выполнении, присвоить звание Героя Советского Союза майору Титову Герману Степановичу с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

И тут же — речь Хрущёва. Тут уж без Кузькиной матери обойтись никак было нельзя. Помянул ее Никита: уж мы вам ее покажем! И объявил товарищ Хрущёв, что есть у нас что показать. Есть у нас бомбы в 50 мегатонн, есть и в 100, есть и более того!


5


Мир ликовал, пресса исходила восторгом. Под этот восторг 12 августа 1961 года Советский Союз нарушил Потсдамское соглашение. Подписанное в 1945 году главами Советского Союза, США и Великобритании, соглашение предусматривало свободное передвижение по Берлину. Ставя свою подпись, товарищ Сталин рассчитывал на то, что пролетарии Запада, воспользовавшись возможностью, побегут через Берлин в социалистический рай. Но они побежали в капиталистический ад. Чтобы удержать их от самоубийственного безумия, 12 августа 1961 года пришлось блокировать Западный Берлин отрядами восточногерманской полиции и вооруженных стукачей, опоясать весь периметр колючей проволокой, прекратить движение между западной и восточной частями города. А в час ночи 13 августа 1961 года началось сооружение Берлинской стены.

Строительство шло под контролем и прикрытием полиции и войск, которые получили приказ убивать любого, кто попытается убежать из «рая». Приказ распространялся на детей любого возраста. В Уголовный кодекс была вписана статья: за попытку побега — восемь лет, за оказание помощи в подготовке побега — пожизненное заключение.

Западный Берлин со всех сторон был окружен стеной протяженностью 155 километров. Вначале это была именно стена из бетонных блоков высотой три с половиной метра. Но ее развитие и совершенствование продолжалось постоянно.

Вскоре стена превратилась в мощный комплекс инженерных сооружений, состоявший из пяти линий заграждений общей шириной до 150 метров: эскарпы, рвы, контрэскарпы, стены, проволочные сети, противотанковые ежи, сваренные из кусков рельс, бетонные тетраэдры, через которые не прорвешься и на танке, участки местности, заваленные острыми стальными шипами, сложнейшие системы наблюдения и сигнализации, которые позволяли не только поднимать тревогу в случае нарушения границы, но и убивать нарушителя даже без участия пограничников.

Но и погранцы не остались без работы. Через каждые полкилометра была возведена бетонная башня с амбразурами для стрельбы, прожекторами, телекамерами, средствами наблюдения, связи и так далее. Общее число таких башен — 302.

Бдительную охрану стены, помимо людей, несли полторы тысячи караульных собак.


6


Возведением стены в Берлине Советский Союз нарушил Потсдамское соглашение. Это был шаг к обострению отношений. Шаг к войне. И Центральное разведывательное управление США поспешило напомнить президенту Кеннеди: а ведь мы предупреждали! А ведь мы знали, что летом полетит второй советский космонавт. Ясное дело, Хрущёв попытается этот триумф использовать для решения проблемы Берлина.

С этого момента Центральное разведывательное управление США стало считать полковника Пеньковского источником исключительной важности.

А министерство обороны США — предельно неудобным источником исключительной важности.


7


Стена не могла решить проблему сосуществования двух систем. Это было ясно всем. В первую очередь — Хрущёву. Надо было искать радикальное решение. А оно, радикальное, заключалось в том, чтобы уничтожить базу для сравнения. Не должно быть такого положения, когда наши люди видят, что делается на той стороне и качают головами: да, машины-то у них лучше наших, а обувь какая, а одежда… Ради того, чтобы наши несознательные граждане не сравнивали свою жизнь с жизнью нормальных людей, тратилась колоссальная энергия электростанций, чтобы глушить вражьи радиоголоса! Ради этого милиция и дружинники рвали на танцплощадках узкие штаны тех, кто хотел следовать вражеской моде. Ради этого мы кормили коммунистические партии во всех странах мира, — пусть они на наши деньги подрывают проклятый капитализм изнутри!

Но все это — полумеры.

Надо было сделать так, чтобы у них было так же плохо, как и у нас. А для этого следовало хотя бы Германию поставить «на путь истинный». Почему бы не вывести американские, британские и французские войска из Западной Германии? Почему бы не объединить Германию в единое демократическое государство, с рабочей партией во главе, с социальной справедливостью, с перспективой построения светлого будущего?

Что для этого надо?

Прежде всего — вышвырнуть американские, британские и французские войска из Западной Германии. Чтоб не мешали. А как? Угрозами. Как же еще?

Через две с половиной недели после начала строительства Берлинской стены, 31 августа 1961 года, Советский Союз заявил об отказе от принятого на себя обязательства воздерживаться от испытаний ядерного оружия. В 1959 и 1960 годах Советский Союз, Великобритания и США добровольно прекратили ядерные испытания. Теперь товарищ Хрущёв сказал: хватит! Вы как хотите, а мы испытания возобновляем!

8 сентября 1961 года Хрущёв объявил: «Пусть знают те, кто мечтает о новой агрессии, что у нас есть бомба, равная по мощности ста миллионам тонн тринитротолуола, что мы уже имеем такую бомбу, и нам осталось только испытать взрывное устройство для нее».

Мир видел небывалую всесокрушающую мощь Советского Союза. Но мир не видел обратной стороны. Империя расползалась. 15 сентября 1961 года восстал советский город Беслан. Восстание было подавлено войсками и милицией. Толпу несознательных граждан вразумляли дымовыми шашками, а когда это не помогло, — автоматной стрельбой. Об этом газеты не сообщали. Они трубили о новых неслыханных достижениях науки, техники, искусства, промышленности, транспорта, сельского хозяйства.

Газеты были забиты рапортами трудовых коллективов. Страна готовилась к открытию исторического XXII съезда Коммунистической партии Советского Союза.


Ключевой момент


Наши вожди, товарищи Хрущёв и Козлов, Андропов и Брежнев, Косыгин и Горбачев, Маленков и Молотов, Берия и Абакумов, и многие, многие, многие другие жили при коммунизме. Все, что они нам обещали в грядущем, сами имели в настоящем: виллы на берегу лазурного моря, шампанское к завтраку, омаров к обеду и немного осетровой икорочки на вечер под «Байкальскую» водочку. И все у них там было бесплатным: санатории и дома отдыха, бассейны и спортивные залы. Были у них бесплатные квартиры с бесплатной водой, отоплением и электричеством. Одежда и обувь, понятно, бесплатные, как и питание на производстве. Их лечили лучшие врачи, и получали они бесплатно лучшие медикаменты из проклятого зарубежья.

Автомобиль товарища Ленина — «Роллс-Ройс». Понимал вождь толк в автомобилях. Товарищ Дзержинский ходил в солдатской шинели (хотя в армии никогда не служил), но это, как сейчас говорят, — «понты». А жил товарищ Дзержинский в особняке, который до переворота принадлежал самому богатому человеку России. И кушал соответственно. Отдыхали вожди в царских дворцах под шум прибоя.

Но это не все. Те, кто нас вел в светлое будущее, имели в настоящем даже больше того, что нам обещали в грядущих десятилетиях. Они имели целые легионы слуг: поваров и парикмахеров, уборщиц и водителей, телохранителей и портных, зубных врачей и поваров, массажисток, официанток и егерей, садовников и личных пилотов.

И вот представим себе: наступил тот самый обещанный 1980-й год. И все равны. Осетровой икры и дворцов под пальмами, как мы уже установили, на всех хватить не могло. В принципе. И пришлось бы нашим вождям делиться с подведомственным народом жилплощадью и колбасой. Они, надо полагать, о том только и мечтали.

Представим, что наступило прекрасное завтра, и бывшие слуги вождей получают по потребностям. А потребности холуя, надо иметь в виду, даже выше потребностей барина. Не зря сказано: не дай Бог свинье рогов, а холопу барства. Но если вчерашний холоп получит по потребностям, то зачем ему убирать грязные тарелки вождя, выбивать ковры и чесать ему пятки по вечерам?

Прикинем: очень ли хотелось вождям построить коммунизм и жить в ту пору прекрасную, когда никто не будет их охранять и обслуживать? Когда никто не будет загонять дичь в их сети и массажировать их натруженные спины?

Так вот: коммунизм вождям Советского Союза, от Кремля до последнего сельского райкома, был не нужен. Все три программы Коммунистической партии были примитивным обманом: затяните, граждане, пояса сегодня, а уж завтра всем будет по потребностям.


Глава 13



1


17 октября 1961 года в Кремлевском дворце съездов начал свою работу XXII съезд КПСС. Это был звездный час Никиты Хрущёва, высшая точка полета. Этот момент был также высшей точкой карьеры Козлова Фрола Романыча.


Повестка дня съезда:

Отчетный доклад ЦК КПСС. Докладчик: товарищ Хрущёв.

Проект Третьей программы КПСС. Докладчик: товарищ Хрущёв.

Об изменениях в Уставе КПСС. Докладчик: товарищ Козлов.

Выборы центральных органов Коммунистической партии.


Съезд Коммунистической партии — это ситуация, когда вся мощь КГБ, милиции, Вооруженных Сил находятся в состоянии наивысшей готовности. Еще бы: все руководство Советского Союза — политическое, военное, идеологическое, экономическое, транспортное, научное, все министры, маршалы, весь Центральный Комитет собраны в одном зале. В одной точке, если хотите. На местах остались только замы. А вдруг враги войну затеют? А вдруг провокаторы империалистических разведок в каком советском городе новое восстание поднимут?

На тот случай мы порох сухим держим. На тот случай усиленные наряды милиции по улицам шастают. На тот случай — в магазинах небывалое изобилие, хоть колбасу покупай, если деньги есть, хоть сосиски. А в Москве в те дни даже и бананы продавались. Вот как живем. А будем жить еще лучше!

А в это время… Империалисты не дремали.

Еще 29 сентября 1961 года в Западном Берлине десять американских танков М-48 и три бронетранспортера М-59 были выведены на Фридрихштрассе и там постоянно находились. 26 октября 1961 года танки М-48 с навесным бульдозерным оборудованием двинулись к контрольнопропускному пункту «Чарли» на границе с Восточным Берлином с явным намерением сделать пролом в Берлинской стене и снести заграждения, возведенные властями ГДР вопреки Потсдамскому соглашению.

Это был тот самый момент, когда делегаты исторического съезда партии обсуждали программу грандиозных преобразований, каких не знала история человечества. Это был тот самый момент, когда на заполярном аэродроме Оленья изделие «Кузькина мать» проходило последнюю проверку.

С момента появления американских танков на Фридрихштрассе с советской стороны за ними было установлено постоянное наблюдение. 26 октября, как только взревели двигатели американских танков, об этом было доложено в Разведывательное управление штаба ГСВГ (Группы советских войск в Германии).

ГСВГ — это шесть армий: две гвардейских танковых (1-я и 2-я), две гвардейских общевойсковых (8-я и 20-я), одна ударная (3-я), по мощи превосходящая любую танковую армию, и одна воздушная армия (16-я). ГСВГ — это 7600 танков, 2500 боевых самолетов, 8100 бронетранспортеров и бронированных артиллерийских тягачей, тысячи орудий и минометов, десятки тысяч автомашин, полмиллиона солдат и офицеров.

Главнокомандующий ГСВГ Маршал Советского Союза Конев в тот момент, понятно, находился в Москве, на съезде партии. Решение принимал первый заместитель главнокомандующего ГСВГ генерал-полковник Якубовский Иван Игнатьевич. Как только десять американских танков двинулись к шлагбауму, с советской стороны из переулков им навстречу выдвинулись десять советских Т-54–7-я рота 68-го гвардейского танкового полка 6-й гвардейской мотострелковой дивизии 20-й гвардейской армии.

Тут без шуток: наружные топливные баки сняты, закрыты бортовые номера, раскрыты амбразуры орудийных прицелов, расчехлены пушки, зенитные и спаренные пулеметы.

Десять на десять. Те замерли на своей стороне, эти — на своей. Только у наших броня покрепче, силуэт ниже, 100-мм пушка сильнее. Впрочем, стрельба будет с нулевой дистанции. Тут уже нет разницы, у кого какая броня и какая пушка. Тут победит тот, кто ударит первым.

Десять на десять — это видимая часть пока бескровного столкновения. Ровно десять против десяти выставлены ради того, чтобы ситуацию не усугублять. Но весь 68-й гвардейский танковый полк тут, рядом, в соседних улицах и переулках: 94 танка и 12 БТР. Но боевую тревогу (без выхода из городков) генерал-полковник Якубовский объявил всей группе войск, поднял все пятьсот тысяч бойцов. Дай команду — и танковые, мотострелковые, артиллерийские, зенитные и все прочие полки, бригады, дивизии, ломая заборы и стены, мгновенно вырвутся из военных городков, займут боевые позиции и районы сосредоточения.

Объявил тревогу генерал-полковник Якубовский и тут же — срочная шифровка в четыре адреса: товарищу Хрущёву, товарищу Козлову, министру обороны Маршалу Советского Союза Малиновскому, начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза Захарову.

Съезд продолжает свою работу. Выступают шахтеры и ткачихи, сталевары и железнодорожники: Одобряем! Одобряем! Одобряем! Планы партии — в жизнь!

Но делегат съезда Коммунистической партии главнокомандующий ГСВГ Маршал Советского Союза Конев Иван Степанович уже несется в лимузине на красный свет по улице Горького. Скорее на Центральный аэродром! Ему в этот час надлежит быть в Германии.

Маршалы Советского Союза Малиновский и Захаров тоже, не поднимая шума, покинули зал заседаний. Их место — в глубоком бункере в недрах Ленинских гор: Северной группе войск (это наши войска в Польше) — боевая тревога! Южной группе (это в Венгрии) — боевая тревога! Балтийскому флоту! Прибалтийскому, Белорусскому, Киевскому, Прикарпатскому военным округам! Ракетным войскам стратегического назначения! Войскам ПВО страны! Тревога! Тревога! Тревога!


2


В Восточном Берлине все подходы к району противостояния советских и американских танков перекрыты восточногерманской полицией. Но пять особо проверенных молодых коммунисток пропустили. И они украсили броню советских танков цветами. И все газеты Восточной Германии взвыли от радости: уж так нам, жителям Восточной Германии, за колючей проволокой хорошо живется, уж так хорошо, что и не знаем, как отблагодарить наших дорогих освободителей, с помощью которых удалось отгородиться от проклятых буржуйских витрин.


img0059


Жители Западного Берлина (справа) наблюдают за возведением первой линии Берлинской стены восточно-германскими рабочими поперек Вильденбрюгштрассе и Хейдельбергштрассе в августе 1961 года; за рабочими бдительно следит охранник (слева).



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики