10 Dec 2016 Sat 15:41 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 08:41   

Командующий войсками ЛФ Герой Советского Союза генерал армии Жуков.

Член военного совета ЛФ секретарь ЦК ВКП(б) Жданов.

Начальник штаба ЛФ генерал-лейтенант Хозин. (Военно-исторический журнал. 1988. № 11. С. 95.)

А вот выдержка из шифровки командующего Ленинградским фронтом генерала армии Жукова Военному совету 8-й армии 22 сентября 1941 года:

Такой военный совет вполне заслужил суровой кары, вплоть до расстрела. Я требую: Щербакову, Чухнову, Кокореву выехать в 2 дно, 11 сд, 10 сд и лично вести их в бой. Шевалдину и Кокореву предупредить командиров всех степеней, что за самовольное оставление Петергофа будут расстреляны как трусы и изменники (там же. 1992. № 6. С. 18).

Генерал-майор Щербаков В. И. – командующий 8-й армией.

Дивизионный комиссар Чухнов И. Ф. – член Военного совета 8-й армии.

Генерал-лейтенант Шевалдин Т. И. – заместитель командующего 8-й армией.

Генерал-майор Кокорев П. И. – начальник штаба 8-й армии.

2 дно – это 2-я Ленинградская дивизия народного ополчения, то есть 10 тысяч необученных, негодных к военной службе людей, одетых в собственную гражданскую одежду, вооруженных чем попало, включая трофейные японские сабли времен Русско-японской войны и музейные винтовки. В Москве было сформировано 16 таких дивизий, в Ленинграде – 10 дивизий, не считая отдельных полков и батальонов. Жуков приказал командующему 8-й армией бежать впереди одной из таких дивизии и кричать «ура», увлекая за собой бойцов на немецкие минные поля и под плотный пулеметный огонь. Не будет успеха – расстреляет Жуков. Вот весь секрет его полководческого мастерства.

23 сентября 1941 года Жуков отправил командующим армиями Ленинградского и Балтийского фронтов шифрограмму №4976:

Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они тоже будут расстреляны (Журнал «Начало». №3. 1991).

Ни один из гитлеровских фельдмаршалов и генералов, на даже сам Гитлер никогда подобных приказов не отдавали.

Вот выдержка из шифровки Жукова командующему 49-й армией генерал-лейтенанту И. Г. Захаркину от 12 октября 1941 года:

...Переходом в контрнаступление восстановить положение. В противном случае за самовольный отход из гор. Калуга не только командование частей, но и вы будете расстреляны... (Мерца-лов А.Н., МерцаловаЛ. А. Иной Жуков. М.: 1996. С. 66.)

8 ноября 1941 года командующий 43-й армией Западного фронта генерал-майор К. Д. Голубев обратился к Верховному главнокомандующему Сталину: работать под командованием Жукова невозможно.

На второй день по приезде меня обещали расстрелять, на третий день отдать под суд, на четвертый день грозили расстрелять перед строем армии (Известия ЦК КПСС. 1991. №3. С. 220-221).

Это только некоторые документы и только за неполные два месяца, но так Жуков поступал на протяжении всей войны. А теперь нас пытаются убедить в том, что после войны Жуков просто изнывал от переполнявшего его желания восстановить историческую правду:

Одним из главных вопросов жизни партии он считал преодоление наследства культа личности Сталина. И в годы хрущёвской опалы маршал оставался верен курсу XX съезда на десталинизацию, хотел рассказать народу правду о «вожде всех времен», правду о событиях Великой Отечественной войны, как он их видел (Родина. №10 (октябрь). 2000).


ГЛАВА 9


1


– Мне нужно увидеть товарища Хрущёва. Никиту Сергеевича.

– Кто вы?

– Майор Буланов.

– По какому вопросу?

– По важному.

– Я помощник товарища Хрущёва. Мне вы можете сообщить о своем вопросе.

– Не могу.

– Намекните.

– Не намекну.

– Хорошо. Я запишу вас на прием. В октябре.

– Но сейчас июль!

– Сейчас товарищ Хрущёв занят. Потом он уезжает на отдых. А сентябрь предельно загружен.

– Мне срочно.

– Срочно не выйдет. Только в октябре, товарищ майор.


2


История человечества – цепочка случайностей. Мы это еще в детстве постигали: не было гвоздя – отвалилась подкова, без подковы захромала лошадь, командир на хромой лошади стал легкой мишенью, убили командира – побежала армия. Враг вступает в город, пленных не щадя, оттого что в кузнице не было гвоздя.

Или вот: одна мама, уплыв за облака в своих фантазиях, забыла повязать шарфик на шею сыну, он простудился, заболел и умер. И мы не знаем, какого злодея, гения или гениального злодея потеряли. И не дано нам знать, куда бы повернула история, если бы на его шее тем пасмурным ноябрьским днем был повязан шарфик. А другая мама в тот самый день своему сыночку на тонкую шейку заботливо повязала толстый красный шерстяной шарф. И он не заболел и не умер. Он вырос и стал взрослым. Звали его Адольфом. И пошла история человечества другим путем. По ухабам.

Случилось так, что 3 июля 1957 года в 12 часов 18 минут по московскому времени Хрущёв Никита Сергеевич, Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, вышел из своего кабинета в тот самый момент, когда его помощник Шуйский Григорий Трофимович произносил слова «только в октябре, товарищ майор».

Вышел бы Никита из своего кабинета минутой позже, не услыхал бы слов своего главного помощника – пошла бы история человечества иным руслом.

Но Хрущёв вышел из кабинета именно в тот самый момент.

И услыхал.

Встрепенулся Хрущёв, прозванный ближайшими соратниками и подчиненными в руководстве страны Колобком и Лысым Членом:

– Кто это?

– Какой-то майор.

– Фамилия?

– Буланов.

– Он оставил телефон?

– Нет. Он бросил трубку.

– Немедленно узнай, откуда звонил.

Набрал Григорий Трофимович Шуйский три ноля и тут же получил ответ: звонили из телефонной будки номер 15884 возле западного выхода Киевского вокзала Москвы, разговор короткий, кругом толпа, потому 326-я бригада наружного наблюдения 7-го управления КГБ взять ситуацию под контроль не успела.

– Дела... – Товарищ Хрущёв тяжело опустился в кресло.

– Никита Сергеевич, мы вместе работаем много лет. Я все правильно делаю, если понимаю ваши приказы, ваши поручения, вашу логику. Сейчас понять не могу. Что случилось? В чем проблема? Объясните. Я положение исправлю, в следующий раз не промахнусь.

– Оцените, думный боярин, какого черта какой-то майор Буланов будет требовать встречи с Первым секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза? И как какой-то майор Буланов смог найти номер телефона моего самого главного помощника?

Призадумался товарищ Шуйский Григорий Трофимович, затылок почесал. Не поспоришь: маху дал. Надо было расспросить майора, надо было телефончик взять или адресок.

– В общем, так: мне, Григорь Трофимыч, майора Буланова достань из-под земли. Но чтобы никто – повторяю, никто – не узнал, что я его искал.


3


Задача поиска усложнялась тем, что майоры служат не только в Советской Армии, но и в милиции, в КГБ, в пограничных войсках КГБ и во внутренних войсках МВД.

Но все же главное внимание Трофимыч обратил на Министерство обороны. Потому как офицеры других ведомств представляются иначе. Себя они называют не просто майорами, но майорами КГБ, майорами милиции, майорами внутренней службы.

И вот в Главное управление кадров Министерства обороны СССР позвонил референт из Президиума Верховного Совета: ищем героев войны с фамилиями Берестов, Буланов, Вознюк, Рыльский, Смородов. Дело под личным контролем товарища Ворошилова, потому на поиск вам два часа.

Помощник товарища Хрущёва Шуйский Григорий Трофимович отправил срочные запросы и в КГБ, и в МВД. И тоже – не от своего имени. И тоже фамилию майора Буланова затасовал в колоду других имен.

С момента окончания войны прошло двенадцать лет, потому можно было предположить с большой долей вероятности, что майор, позвонивший в личный секретариат Хрущёва, воевал. Потому его искали якобы как героя, которому не вручена награда.

Но можно было предположить, что он не воевал. Если в училище поступил в самом конце войны или даже после ее победного окончания, то самое время ему сейчас майором стать.

Если майор не воевал, то и на этот случай был введен в действие особый вариант поиска.


4


В ту ночь Никита Хрущёв остался ночевать в Кремле, приказав резко усилить охрану не только Кремля, но и комплекса зданий Центрального Комитета на Старой площади. Трофимычу повелел будить себя в любое время, как только появится результат.

Григорий Трофимович Шуйский разбудил Первого секретаря Центрального Комитета ни свет ни заря. В четыре утра с минутами. Появился он в кремлевской квартире Хрущёва небритым, глаза красные, под глазами отеки. Доложил, сдерживая зевоту:

– Майор Буланов Юрий Сергеевич, офицер для особых поручений генерал-лейтенанта Мамсурова.

– А Мамсуров где у нас? 38-й армией командует?

– Командовал. До недавнего времени. По представлению министра обороны СССР Маршала Советского Союза Жукова генерал-лейтенант Мамсуров назначен первым заместителем начальника Главного разведывательного управления Генерального штаба.

– И утвержден?

– Под решением Президиума Центрального Комитета ваша подпись, Никита Сергеевич.

– Теперь вспомнил. Влипли мы с тобой, Григорь Трофимыч.


5


Майора Буланова Юрия Сергеевича остановил на улице случайный прохожий в потрепанном брезентовом плаще, сверкнул алым удостоверением с золотым гербом, пригласил пройти. За углом ждала неприметная серая «Победа».

Советские конструкторы эту машину проектировали еще в годы войны. Испытания проводили в победном 1945 году. И дали машине гордое имя «Родина». И показали товарищу Сталину. Осмотрел товарищ Сталин шедевр конструкторской мысли, поинтересовался между делом: по какой цене «Родину» продавать будете?

И тогда машине дали другое имя. Еще раз показали товарищу Сталину. Товарищ Сталин похвалил: «Победа», а небольшая.


6


Встречи с высоким руководством, если о них посторонним знать незачем, у нас было принято проводить на дачах, за зелеными заборами, в сосновых борах. С самым высоким руководством – в Серебряном Бору.

Умеет русский народ красивые имена давать. Серебряный Бор! Это хватило же у кого-то воображения так назвать сосновую рощу за широким каналом на тихой окраине Москвы. Звучит даже лучше, чем если бы место это сказочное назвали бы Золотым Бором.

Серебряный Бор! Тут всегда хорошо. В июле – особенно: белочки по веткам друг за дружкой гоняются, птички какой-то породы незнакомой трелями любовь к жизни утверждают, шмель жужжит, нектаром насытившись.

Первым делом товарищ Хрущёв сообщил майору Буланову, что его отсутствие на рабочем месте не будет замечено: генерал-лейтенант Мамсуров сегодня весь день будет крепко занят в отделе административных органов Центрального Комитета. Об этом позаботились. Расспросил товарищ Хрущёв майора о работе, о семье, о здоровье, и перешли к делу.

– Никита Сергеевич, я понимаю, что не имел права...

– Право у вас есть. Оно записано в Уставе КПСС, утвержденном XIX съездом Коммунистической партии. Каждый коммунист имеет право обращаться в любые партийные органы, вплоть до Центрального Комитета. Вы коммунист. Вы обратились в Центральный Комитет. Я – Первый секретарь Центрального Комитета. Слушаю вас, товарищ майор.

– Никита Сергеевич, можете меня наказать, можете судить, если в чем виноват, но позвольте сначала задать вопрос.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики