03 Dec 2016 Sat 18:43 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 11:43   

2


Для всех нас, как для страны, ее народа, так и для внешнего мира, была создана парадная картинка: Верховный Совет СССР, местные советы, выборы депутатов трудящихся, голосование, указы Президиума Верховного Совета...

Но на самом деле в стране действовал совсем иной, скрытый от глаз толпы механизм власти. Власть эта жила и работала по своим секретным законам, точно так же, как подпольный уголовный мир существует по особым, не известным посторонним законам, имея свои правила, свою эстетику и этику, свои системы наказаний и поощрений, свою шкалу ценностей, свои понятия о том, что такое хорошо и что такое плохо, и даже объясняясь своим собственным языком, непонятным непосвященным.

Главный принцип, лежащий в основе самой системы номенклатурных должностей, состоял в том, что только Коммунистическая партия и ее высшее руководство имеют право решать кадровые вопросы. Маршал Советского Союза Жуков, тайно создав Центр особого назначения и поставив первого заместителя начальника ГРУ на должность командира этого Центра, нарушил основополагающий принцип функционирования власти. Проще говоря, он вышел из-под контроля Коммунистической партии. Он замахнул-ся на ее монопольное право назначать и смещать руководителей любых рангов, давать им должности и смещать с этих должностей. Сложилась ситуация, подобная той, когда в банде уголовников кто-то тайно, против воли пахана, не ставя его в известность, решает принципиальные вопросы.

Летом 1957 года дело в общих чертах обстояло так же, как и в банде уголовников. Руководство Советского Союза действительно было бандой – самой крупной и самой жестокой бандой в мировой истории. На золоченых нарах восседал пахан по кличке Хрущ, а центровой урка Жучило в тайне от пахана сколачивал свою кодлу.

Кстати, в блатной фене того времени слово «жук» было эквивалентно слову «уркаган» и означало матерого уголовника, ловкого вора, впоследствии – вора в законе. Слово это имело множество производных: жукецало, жучило, жучка-воровайка, жуковатый, жуки-куки, жучить, жуковать. Фамилия Жукова для блатных звучала как Уркин или Жиганов. Но и фамилия Хрущёва имеет похожее значение, ибо хрущами называют майских жуков, чрезвычайно вредных для сельского хозяйства и лесоводства.

Дело, конечно, не в блатных терминах, а в том, что и Жуков, и Хрущёв были уголовниками самого крупного калибра. Летом 1957 года встал вопрос: кто кого?

Даже если бы в замыслах Жукова не было ничего корыстного и темного, его следовало немедленно гнать под нары ближе к параше. Ибо оборзел. Ибо нарушил священные правила своры.

Но и у Жукова не было иного выхода. Он тайно преступил закон темного, закрытого для непосвященных мира, именуемого номенклатурой. Он знал, что за такие поступки во все прежние времена убивали. Жуков сам за такие действия четыре года назад в бывшем сталинском кабинете арестовывал Маршала Советского Союза Берию, ибо Лаврентий Палыч Берия назначил нескольких своих ребят на ключевые должности в МВД, не советуясь с высшими руководителями Коммунистической партии.

За это расстреляли и Берию, и тех, кого он поставил на руководящие посты. Так что Жукову, вставшему на путь Берии, не оставалось ничего иного, кроме как идти до конца – свергнуть пахана и занять его место. В противном случае карьера Жукова в любой момент могла оборваться с непредсказуемыми последствиями для него самого и для его окружения, стоило кому-нибудь узнать о том, что министр обороны самовольно занимается раздачей должностей своим подчиненным, не спрашивая мнения и разрешения Президиума Центрального Комитета Коммунистической партии.


3


В июне 1957 года генерал-лейтенант Мамсуров был назначен первым заместителем начальника ГРУ и одновременно командиром войсковой части 41339, то есть Центра особого назначения ГРУ. Оба назначения были тайными. Посторонним не полагалось знать не только о том, кто является начальником ГРУ и кто состоит у него в заместителях, – о самом существовании ГРУ не знали ни простые советские люди, ни даже подавляющее большинство офицеров и генералов Советской Армии. Назначение Мамсурова сразу на две должности одновременно было осуществлено разными способами.

На должность первого заместителя начальника ГРУ он был поставлен обычным порядком: министр обороны Жуков сделал представление в Президиум Центрального Комитета, который принял соответствующее решение.

А вот на должность начальника Центра особого назначения ГРУ генерал-лейтенант Мамсуров был назначен иначе. На эту должность его назначил Жуков, никого не спрашивая, никого не ставя в известность, не сообщая никому ни о дополнительных обязанностях, возложенных на генерала, и даже никому не докладывая о создании войсковой части 41339. Об этой войсковой части, об этом Центре должны были знать только трое: министр обороны Жуков, начальник ГРУ генерал-полковник Штеменко и его первый зам генерал-лейтенант Мамсуров.

Две с половиной тысячи диверсантов, которых готовили в ЦОН, были рассредоточены по двум десяткам больших и малых городов. Они не знали ни общей структуры Центра, ни его сил и возможностей, ни самого этого названия, ни целей, которые перед ними будут поставлены.


4


Первого заместителя начальника ГРУ генерал-лейтенанта Мамсурова подвела точность – точность в исчислении и уплате партийных взносов.

Денежные средства, за счет которых финансировалась партия большевиков и впоследствии КПСС, «деньги партии», «золото партии» – одна из самых больших и тщательно охранявшихся тайн XX века, это тема для отдельного разговора. На первый взгляд, все было предельно прозрачно и в Уставе доходчиво изложено. Последний, XII раздел Устава КПСС назывался «О денежных средствах партии». Он гласил:

Денежные средства партии и ее организаций составляются из членских взносов, доходов от предприятий партии и других поступлений.

Первая и главная статья доходов – членские взносы. Те, кто имел низкую заработную плату, отдавали каждый месяц в партийный общак один процент от получаемых денег. Те, кто получал нечто ощутимое, платили два процента. А те, кто получал много, платили три процента. Все члены Коммунистической партии платили трудовые копеечки в партийную кассу. Партийный секретарь ставил в партийный билет штамп об уплате и вписывал в графу полученную сумму.

Вторая статья доходов – предприятия партии. К числу предприятий Коммунистической партии относились газета «Правда», журналы «Коммунист» и «Партийная жизнь», бесчисленные районные, областные, краевые, республиканские, а также молодежные, профессиональные и все прочие «Правды» – «Комсомольская правда», «Пионерская правда», «Правда Украины», «Киевская правда», «Правда Востока», «Магаданская правда», «Амурская правда», «Армавирская правда», «Ахтырская правда» и так далее. «Правда», «Правда», одна только «Правда» и ничего, кроме «Правды». Но иногда в киоске вам могли сообщить: «Правды» нет, «Советская Россия» продана, остался только «Труд» за две копейки.

Третья статья доходов Коммунистической партии, «прочие поступления», никак не расшифровывалась, она составляла ничтожную долю процента. По крайней мере, так было официально заявлено.

О доходах Коммунистической партии Советского Союза мы можем судить, например, из сведений, официально объявленных на XXII съезде КПСС.

Доходная часть партийного бюджета в 1961 году формировалась:

• на 67,8 % за счет партийных взносов коммунистов;

• на 31,7 % за счет предприятий партии;

• «прочие поступления» составляли 0,5 %.

Что реально означали эти проценты? Это 100 миллионов рублей или миллиард? Или 10 миллиардов? Такие вопросы никто не задавал. Сколько получала и сколько тратила КПСС, никому знать не полагалась. Успокаивало то, что если к 67,8 процента прибавить 31,7 процента и добавить еще 0,5 процента, то получалось ровно 100 процентов! Все сходилось! Больше этого нам знать не рекомендовали.

Во главе КПСС явно стояли финансовые волшебники. На один, два и три процента, собираемых с коммунистов, и на копейки, за которую продавали «Правду», они ухитрились возвести в Кремле дворец для проведения своих съездов и перестроить комплекс зданий на Старой площади. Им хватало денег на удовлетворение растущих потребностей огромного, раздутого, наделенного всеми мыслимыми привилегиями и благами аппарата Центрального Комитета, центральных комитетов союзных республик, сотни обкомов и крайкомов и тысяч райкомов.

У них было достаточно средств на содержание густой сети тайных партийных распределителей и санаториев, закрытых ресторанов и бань, закрытых магазинов и кинотеатров, закрытых поликлиник и увеселительных учреждений.

У них были деньги на огромные парки персональных автомобилей, на верную обслугу и надежную охрану.

На каждом предприятии сидел партийный секретарь, обеспеченный высокой заработной платой, кабинетом, квартирой, секретаршей, транспортом и средствами связи.

Перед каждым заводоуправлением на средства партии был поставлен памятник Ленину.

В каждом районном центре на лучшем в городе месте, на центральной площади они возводили здание райкома с памятником Ленину.

В каждом городе – горком, перед ним – памятник Ленину.

В каждом областном центре на самом лучшем месте – роскошное здание обкома. С памятником Ленину на центральной площади.

В каждом краевом центре на самом лучшем месте – роскошное здание крайкома. С памятником Ленину на центральной площади.

В каждом республиканском центре – роскошное здание республиканского Центрального Комитета. С памятником Ленину на центральной площади.

Памятников Ленину налепили десятки тысяч. На те проценты, на те трудовые копеечки коммунистов.

Коммунистической партии хватало денег на то, чтобы содержать Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота с целой ватагой деятелей в генеральских и адмиральских погонах, политические управления видов Вооруженных Сил, военных округов, флотов и групп войск, политические управления и отделы в общевойсковых, танковых, ракетных и воздушных армиях, флотилиях, корпусах, дивизиях, замполитов в полках, батальонах, ротах и на кораблях.

А еще на те копеечки проводились грандиозные партийные конференции и съезды в районах и областях, в краях и республиках, и, конечно, в Москве. На те копеечки Коммунистическая партия Советского Союза содержала Высшую партийную школу при ЦК КПСС, Военно-политическую академию имени Ленина, десяток высших военно-политических училищ. А еще на те копеечки кормились тысячи и тысячи ветеранов партии, просидевшие всю жизнь в райкомах и обкомах.

Особая статья – братские коммунистические партии США и Франции, Канады и Австралии, Аргентины и Австрии, Великобритании и Бельгии, Уругвая и всяких прочих гондурасов. Все они висели на шее КПСС, все кормились с ее щедрой ладони.

Понимая, что львиную долю доходной части бюджета КПСС составляют именно членские взносы коммунистов, честный и точный генерал Мамсуров заплатил в партийный комитет ГРУ ровно три процента от подъемного пособия на новом месте службы.


5


У истории неисчислимое количество возможных вариантов. Но срабатывает только один.

Если бы Мамсуров, как это и положено, сам зашел в партийный комитет и отдал бы партийному секретарю три процента от полученных денег, то секретарь их бы не взял: генерал принес лишнего. И тогда Мамсуров, мгновенно отреагировав, спросил бы: а сколько нужно? Отсчитал бы сколько требуют, извинился за ошибку. И больше никогда бы ее не повторил.

Тогда мы жили бы сейчас в совсем другой стране. История страны и мира сложилась бы совсем иначе. Я вовсе не уверен, что изменилась бы она в лучшую сторону. Но Мамсуров был очень занят, и сам зайти в партийный комитет времени не имел. Слишком старательно выполнял приказы Маршала Советского Союза Жукова.

Если бы Мамсуров послал в партком своего адъютанта старшего лейтенанта Енакиева, то и тогда все бы обошлось. Старший лейтенант принес бы деньги партийному секретарю, тот бы отказался их взять, и старший лейтенант вернулся бы к Мамсурову. Далее – как в первом варианте.

Но старший лейтенант Енакиев был очень занят. Слишком старательно выполнял приказы генерал-лейтенанта Мамсурова, носился по гарнизонам и военным лагерям, передавая пакеты с инструкциями первого заместителя начальника ГРУ. Потому презренные обязанности адъютанта выпало исполнять офицеру для особых поручений майору Буланову. Юрию Сергеевичу.

Так Хрущёв узнал о существовании Центра особого назначения ГРУ.

И тут же жизнерадостная хохотушка из кремлевской поликлиники позвонила Мамсурову. О смертельной болезни она щебетала глупо и радостно: вот, мол, товарищ генерал, какая напасть на вас обрушилась, мужчина вы в самом цвете, кто бы мог подумать... Так что приезжайте немедленно.

Мамсуров приехал.

И попался.


6


А в это время Жуков заказывал свои парадные портреты и картины, на которых его изображали на белом коне, топчущим знамена поверженного врага. Картина «Жуков на коне» – 298 на 198 сантиметров. Площадь картины Яковлева «Победа» – 12 квадратных метров.

А в это время Жуков приказал сочинить пятитомную историю прошедшей войны и лично ее редактировал (После того как Жуков был смещен со своих должностей, работа над пятитомником была прекращена, а вместо него впоследствии было выпущена шеститомная «История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945» (М.: Воениздат, 1960-1965). – Прим. автора.).

А в это время Жуков лично просмотрел только что созданный, еще не прошедший цензуру и пока не выпущенный на экраны фильм «Сталинград» и приказал его кардинально переработать, подчеркнув ключевую роль Жукова в Сталинградской наступательной операции, хотя на самом деле Жуков в этой операции никакого участия не принимал.

А в это время в адрес руководства страны вдруг косяком, как по команде, пошли письма от трудящихся с предложениями присвоить четырежды Герою Советского Союза Маршалу Советского Союза Жукову звания Генералиссимуса Советского Союза.


7


Итак, генерал-лейтенант Мамсуров сдал 38-ю армию и отбыл в Москву. 38-ю армию принял генерал-лейтенант Лащенко, который до этого командовал Особым корпусом в Венгрии. Особый корпус был преобразован в Южную группу войск. Командующим был назначен генерал армии М. И. Казаков. В этом назначении был свой умысел.

Во-первых, надо было срочно убрать из Венгрии всех генералов, которые отличились осенью 1956 года, оказывая братскую интернациональную помощь венгерскому народу. Потому Лащенко, Мамсуров, Бабаджанян и другие борцы за народное счастье были заменены генералами, которых в Венгрии раньше никто не знал.

Во-вторых, замена генерал-лейтенанта на генерала армии должна была подчеркнуть наше уважение к венгерскому народу и подтвердить готовность и впредь защищать завоевания социализма: вот видите, какого высокого начальника мы к вам прислали, так что за будущее не беспокойтесь, если надо будет, мы вновь выполним свой интернациональный долг и никому не позволим нарушить вашу спокойную жизнь.

Новый вождь Венгрии товарищ Янош Кадар и генерал армии Казаков нашли общий язык, быстро сработались, но это почему-то не понравилось Жукову.

Министр обороны решил без согласия ЦК отозвать и назначить товарища Казакова командующим одного из внутренних округов (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 245).

Это был крутой перебор. Жуков не имел никакого права решать судьбу генерала армии, да не простого, а того, который командовал войсками в только что усмиренной Венгрии.

Раньше Жуков самовольно упразднил должности члена Военного совета подводных сил Черноморского флота и члена Военного совета эскадры Черноморского флота. Жуков допускал и другие подобные вольности. Но попытка самовольного отстранения от должности командующего Южной группой войск, у которого четыре генеральских звезды на погонах, было не чем иным, как провозглашением полной независимости Жукова от какой-либо власти.

Ключевой момент

Дорвавшись до власти, Жуков занялся наведением порядка в армии. Он следовал нерушимому принципу: за состояние воинской дисциплины отвечают командиры. Этот принцип существовал и до Жукова, но при Жукове он был возведен в ранг основного и единственного, да так и заматерел навсегда до самого крушения Советского Союза. Вот образец кипучей деятельности великого стратега:

Приехал товарищ Жуков на Балтийский и Северный флоты, ознакомится с делом на этих флотах. Чем окончилась эта поездка министра обороны, члена ЦК нашей партии? Она кончилась тем, что был уволен из Армии 371 офицер, 24 были сняты и понижены в должностях, то есть почти 300 человек оказались «негодными» в результате только одной экскурсии министра (там же. С. 264).

Поездка на Балтийский флот – четыре дня, и четыре дня – на Северный. Получается, что в среднем каждый день Жуков гнал из Вооруженных Сил по 46 офицеров, среди которых были генералы и адмиралы. Если он работал по десять часов в день, то в среднем каждые 13 минут выгонял одного офицера, генерала или адмирала как дворового пса на мороз. Не считая тех, кого всего лишь понижал в должности.

На протяжении всей войны командующие всех четырех советских флотов ни разу не были сменены – как вступили в войну командующими, так ее и завершили. Это показатель того, что у Сталина к флоту претензий не было. Но вот появился Жуков, и косит всех подряд. Он побывал только на двух флотах, готовился побывать и на двух других.

Со времени окончания войны прошло 12 лет. Жуков гнал не лейтенантов, он на тот уровень не опускался. Он гнал капитанов 1-го и 2-го рангов, полковников, генералов и адмиралов, – то есть людей, прошедших войну. Такой размах, такое количество увольнений указывают на то, что Жуков гнал из армии и флота вообще практически каждого, кто попадался на глаза. Он только выгонял, потому как в мирное время не имел права расстреливать. Когда у Жукова было право расстреливать, он пользовался этим правом с тем же размахом.

В книге «Беру свои слова обратно» я приводил статистику «кадровой работы» Жукова на Халхин-Голе. Сталин послал в район боев Генерального секретаря Союза писателей СССР В. П. Ставского, чтобы гражданский человек оценил происходящее как бы со стороны. Ставский докладывал Сталину: «За несколько месяцев расстреляно 600 человек, а к награде представлено 83» (Вести. 10 июля 2003 г. С. 39).

Жуков прибыл в Монголию 5 июня 1939 года. 16 сентября боевые действия были прекращены, расстрельные полномочия Жукова кончились. Итог его работы – 600 расстрелов за 104 дня. По шесть смертных приговоров Жуков в среднем выносил каждый день. Без выходных и праздников. Если прикинуть, что спал он примерно по шесть часов в сутки, то за 18 часов бодрствования смертный приговор он выносил в среднем через каждые три часа.

Я получил золотые лейтенантские погоны через 11 лет после того, как Жукова сместили, но основной жуковский принцип наведения порядка, когда командир отвечал за дисциплину своих подчиненных, так и не был отменен. На собственном примере объясняю, чем это оборачивалось на практике.

Итак, я – взводный командир, у меня в подчинении четыре сержанта и тридцать рядовых: три отделения по одиннадцать человек и мой зам. В моем взводе происходит чрезвычайное происшествие: взвод в карауле, ночью часовой рядовой Рзаев, нарушив Устав гарнизонной и караульной службы, присел на деревянный ящик, чего не имел права делать, и совершил то, что часовому на посту прямо и категорически Уставом запрещено.

А присев, уснул.

Я как начальник караула проверял посты и его, сонного, застукал. На войне за сон на посту расстреливали. В мирное время можно ограничиться дисциплинарным взысканием, но можно наказать и круче. Ясное дело, на следующий день и далее я рядового Рзаева на занятиях задолбал. Он, гад, у меня в противогазе и в резиновом плаще химзащиты бегал к вершине высоты 333,8 до блевотины и до обморока. (Надеюсь, мои солдатики до гроба не забудут высоту 333,8.)

Но никакого дисциплинарного взыскания я на рядового Рзаева не наложил. И ротному командиру о чрезвычайном происшествии докладывать не стал. Не потому, что я такой добрый. А потому, что я лично отвечал за дисциплину своих подчиненных.

Мой ротный, Валера Арбузов, – такой же лейтенант, как и я, только на год раньше выпущенный. Армия стремительно росла. В Чехословакии Центральную группу войск сформировали, на Дальнем Востоке с китайцами сцепились и уйму новых дивизий развернули. Офицеров не хватало. Кроме того, из моей родной 66-й гвардейской дивизии офицеров всех рангов забирали и на Кубу, и в Египет, и в Алжир, и во Вьетнам, а ведь кто-то взамен ушедших должен был выполнять их обязанности, потому на капитанских и майорских должностях работали лейтенанты или старлеи.

О том, что происходило тогда в моем Прикарпатском военном округе, покажу на примере. Округом командовал генерал армии Лащенко Пётр Николаевич – тот самый, который двенадцатью годами раньше в звании генерал-лейтенанта командовал Особым корпусом в Венгрии. Но командующего округом мы не видели ни разу. После разгрома египетской армии в 1967 году Лащенко отбыл в Египет, где восстанавливал боевую мощь наших африканских братьев. Но должности убывших в загранкомандировки было приказано не занимать. Он так и продолжал считаться командующим войсками Прикарпатского военного округа. Военный округ, в котором было четыре армии и два отдельных корпуса, не считая отдельных дивизий, бригад и полков, почти два года существовал без командующего. То же самое происходило на всех других уровнях. Потому лейтенанты командовали не только ротами, но и поднимались гораздо выше.

С ротным командиром лейтенантом Валерой мы друзья, только не мог я ему доверить, что у меня чрезвычайное происшествие, за которое солдатика неплохо бы и в дисбат законопатить.

Я – первый фильтр на пути правдивой информации о состоянии воинской дисциплины. Начальник караула или его помощник посты проверяют не в одиночку, а со сменой из двух-трех караульных. Так что информация о происшествии могла всплыть. Если ротный каким-то образом пронюхает про случившееся, он мне вмажет: распустил взвод! Порядка навести не способен!

Но, устроив мне нагоняй, Валера ничего не доложит командиру батальона. Потому как солдатик подчинен мне, а далее – ему. За любое нарушение накажут не только меня, но и его. Он – второй фильтр.

Командир батальона подполковник Протасов ничего об этом узнать не должен. А если узнает, устроит нагоняй и мне, и ротному, но командиру полка подполковнику Бажерину не доложит. Комбат – третий фильтр.

Если командир полка Бажерин пронюхает о случившемся, то попадет всем нам. Командиром дивизии был генерал-майор Нильга. Он, понятно, ничего узнать не мог, потому как командир полка – это четвертый фильтр.

Случись что более серьезное, командир дивизии будет пятым фильтром.

Командующий 13-й армией – шестым.

Командующий Прикарпатским военным округом – седьмым.

И так до самого верха. Благодаря применению Жуковского принципа наведения порядка руководство всех рангов получало отфильтрованную информацию. Чем выше стоял командир, тем краше вид перед ним открывался. А оборачивалось это тем, что рядовой Рзаев четко понимал: за его сон на посту отвечать будет не он сам, а гвардии лейтенант Резун и все его вышестоящие командиры.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики