05 Dec 2016 Mon 07:28 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 00:28   

ГЛАВА 16


1


4 октября 1957 года. Вашингтон. Прием в честь физиков разных стран. Председатель Национального комитета США по проведению Международного геофизического года доктор Беркнер и академик Благонравов ведут беседу о возможности запуска искусственного спутника Земли.

Некто в черном что-то шепчет в левое ухо Беркне-ру. Беркнер вздрагивает, просит повторить. Разворачивается к залу:

– Леди и джентльмены, русские запустили Спутник.

Затем поворачивается к Благонравову, жмет руку. Американский профессор Джон Каплан просит извинения. Ему надо срочно лететь в Калифорнию, чтобы организовать слежение за Спутником.

Благонравов в конце встречи хотел вручить каждому из присутствующих по бутылке «Столичной», но профессор Каплан спешно уходит, не дожидаясь окончания приема. Потому Благонравов за рукав ловит его на выходе и бутылку все-таки вручает.

В этот момент стадом слонов в зал врывается пресса. Вспышки магния сливаются в сплошной ослепительный блеск.

Утром следующего дня на первых полосах газет крупным планом фотография: Благонравов протягивает бутылку Каплану. И заголовки огромными буквами: РУССКИЙ УТЕШАЕТ АМЕРИКУ!


2


Планета взорвалась восторгом. Газеты кричали:

100 ПРОЦЕНТОВ БОЛТОВНИ ПРО СПУТНИК В АМЕРИКЕ, 100 ПРОЦЕНТОВ ДЕЛА В РОССИИ!

5 октября в 16 часов 31 минуту Спутник прошел над Вашингтоном. Космическая гонка началась.

Америка никому не могла позволить себя обойти.

Хрущёв не мог позволить Советскому Союзу отступить на второе место.

Звонок Королёву: готовь второй запуск! Срочно! И третий! Что? Ракеты предназначены для испытаний новой головной части? К чертовой матери головную часть! Все ракеты – на демонстрацию наших достижений!!!


3


На Советский Союз, на советский народ, на его вождей обрушился вал восторженных поздравлений.

А Жукова качали волны в далеком море.

5 октября отряд советских кораблей вышел в Эгейское море. 7 октября – в Ионическое. 8 октября крейсер «Куйбышев», эскадренные миноносцы «Бывалый» и «Блестящий» вошли в порт Задар, отсалютовали пушечными залпами и бросили якоря.

Жуков сошел на берег. Его встретил министр обороны Югославии генерал армии Гошняк. Жуков и сопровождающие его лица отбыли в Белград. Следом – все, кто делегацию обслуживал.

Оттого, что на крейсере «Куйбышев» находился высокий гость и сопровождающие его лица, оттого, что на крейсере был развернут командный пункт и узел связи министра обороны, экипажу пришлось потесниться. По той же причине технический состав сопровождения делегации разместили не только на крейсере, но и на эскадренных миноносцах.

Референт Отдела административных органов ЦК КПСС товарищ Буланов Юрий Сергеевич шел в Югославию на эскадренном миноносце «Бывалый». После того, как делегация и все обслуживающие ее лица сошли в Задаре, Буланов остался на «Бывалом».

Командир корабля капитан 3-го ранга В. X. Саакян вопросов не задавал. Приказали перед походом потесниться и разместить несколько человек на корабле – потеснились, разместили. Сошли все пассажиры на берег, один остался. Значит, так надо. Завершится визит, вернутся пассажиры на корабли – пойдем домой.


4


9 октября в порту Задар всем желающим был открыт доступ на советский крейсер и эскадренные миноносцы. На берегу стояла толпа желающих. А морякам было разрешено увольнение на берег.

Командир «Бывалого» предложил молчаливому пассажиру: старпом за меня останется, может, погуляем по набережной?

Качнул головой пассажир: мне нельзя.


5


В ночь на 10 октября отряд кораблей вышел из Задара и утром прибыл в Сплит. Тут советским кораблям был устроен столь же радушный прием.

Следующий порт – Дубровник. Тут корабли должны были ждать Жукова и сопровождающую его делегацию.

11 октября вновь толпы народа теснились на пирсах, играли корабельные оркестры, на верхних палубах гостей кормили гречневой кашей с тушенкой и макаронами по-флотски. Вечером ансамбль песни и пляски Черноморского флота стучал каблуками по броневой палубе, лихо выбивая чечетку, хор тревожил души собравшихся «Катюшей» и «Калинкой». Стайки советских моряков (по одному нельзя) бродили по улицам удивительного города-крепости.

Вечером 12 октября референт Отдела административных органов ЦК КПСС товарищ Буланов Юрий Сергеевич поднялся на борт крейсера «Куйбышев». Он потребовал встречи с командиром корабля капитаном 1-го ранга Михайлиным.

В командирской каюте Буланов предъявил документы и попросил пригласить для разговора командира отряда кораблей контр-адмирала Тюняева.

Вошел адмирал.

Гражданский человек из Центрального Комитета представился вполне по-военному:

– Товарищ контр-адмирал, референт Отдела административных органов Центрального Комитета КПСС Буланов. У меня для вас и для капитана 1-го ранга Михайлина документы особой важности.

Раскрыл Буланов кожаный портфель, извлек плоскую металлическую коробку размером с географический атлас, осторожно вскрыл. В таких металлических контейнерах дипломатические курьеры перевозят документы чрезвычайной важности: в случае опасности рванул красный рычажок, и все содержимое мгновенно превращается в мерзкое вонючее месиво.

В коробке были два конверта с адресами: «Контр-адмиралу ТюняевуА. Н.» и «Капитану 1-го ранга Михайлину В. В.».

– Товарищи командиры, распишитесь на конвертах, конверты верните мне. Приказы совершенно секретные, вы имеете право их опечатать, зарегистрировать и сдать на хранение в секретную часть крейсера. Это на всякий случай ваше оправдание: вы выполняли письменный приказ председателя Совета Министров СССР Маршала Советского Союза Булганина, первого заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза Малиновского и главнокомандующего ВМФ адмирала Горшкова. Как и сказано в предъявленных вам документах, вы должны выйти на связь с Севастополем, больше ни с кем на связь выходить не имеете права.

Ночью крейсер и два эскадренных миноносца, выполняя письменный приказ главы правительства, первого заместителя министра обороны и главнокомандующего Военно-Морским Флотом, снялись с якорей и тихо ушли во мглу.

Не прощаясь.


6


Раскрыв заговор Жукова – Штеменко – Мамсурова, Хрущёв выманил генерал-лейтенанта Мамсурова в кремлевскую поликлинику, заставил во всем признаться, внимательно выслушал и отпустил: идите, работайте.

Хрущёв рассудил трезво: Мамсуров может доложить Жукову о том, что заговор раскрыт, а может и не доложить.

Если доложит, то Жуков будет вынужден немедленно начинать переворот. Но если Жуков захватит власть, то все равно Мамсурова никогда не простит.

Если Мамсуров не доложит Жукову, то у него остается надежда удержаться на тех вершинах, на которые сумел вскарабкаться.

Вывод: Мамсуров Жукову о случившемся не доложит.

Расчет оказался точным: Мамсурову не было резона рассказывать Жукову о том, что Хрущёв все знает.

Раскрыв заговор Жукова, Хрущёв начал подготовку заговора против Жукова.

Мы знаем, что Жуков хамил всем, кого считал ниже себя по рангу. В 1957 году Жукова занесло очень высоко, поэтому ниже себя по рангу он считал всех. Потому нельзя сказать, что у него было много врагов. Это не так. Врагов у Жукова было не просто много. Его врагами были все.

Против Жукова был настроен весь состав Центрального Комитета ЦК КПСС – после того, как Жуков заявил, что танки подчиняются только ему и никому больше.

Против Жукова была вся Советская Армия и уж конечно весь Военно-Морской Флот. Жуков ухитрился нажить себе врагов не только в Советской Армии, но и в МВД, и в КГБ. Жуков пытался взять эти структуры под собственный контроль, войска МВД и КГБ подчинить Советской Армии, то есть себе, назначить руководителями этих ведомств своих людей. Шеф КГБ Серов это знал и уже работал против Жукова.

Возразят: как же так? Ведь начальник ГРУ генерал-полковник Штеменко пошел на союз с Жуковым! Правильно, но он пошел на союз с Жуковым не потому, что сильно любил и уважал маршала Победы, а потому, что был в обиде на Хрущёва, который генерала армии Штеменко, без пяти минут маршала, разжаловал в генерал-лейтенанты и загнал в Сибирь. Союз с Жуковым был для генерал-лейтенанта Штеменко единственной возможностью вернуться на былые высоты.

И Мамсуров пошел на союз с Жуковым не из-за большого к нему уважения. В 1936 году Мамсуров командовал корпусом. Да не простым, а первым в мире диверсионным. И не в мирное время, а на войне в Испании. Мамсуров прошел всю войну, получил звание Героя Советского Союза, но в 1954 году он по-прежнему командовал корпусом.

Жуков выдвинул Мамсурова на должность командующего 38-й армией, Жуков пробил для Мамсурова должность первого заместителя начальника ГРУ. И обещал светлое будущее в случае, если...


7


Проникнув в планы Жукова, вычислив наиболее вероятные сроки замышляемого переворота, Хрущёв руками посла Фирюбина организовал визит Жукова в Югославию. И не простой визит, а необычно длительный. И сразу после Югославии – визит в Албанию. Столь же продолжительный и насыщенный.

Приказ на возвращение в Севастополь командиру отряда кораблей контр-адмиралу Тюняеву и командиру крейсера «Куйбышев» капитану 1-го ранга Михайлину Хрущёв подготовил без труда.

Жуков ненавидел председателя Совета Министров СССР Маршала Советского Союза Булганина. Булганин платил Жукову той же монетой. Три месяца назад Жуков, спасая Хрущёва (но прежде всего – себя самого), сверг с вершин власти Молотова, Маленкова и Кагановича, пошатнув позиции Булганина. И вот перед самым отлетом Жукова из Москвы в Севастополь заходит Хрущёв к побежденному Булганину и говорит: теперь мы оба против Жукова!

Ой как хорошо! Булганин тут же подписал приказ о возвращении кораблей в Севастополь.

Вторую подпись на приказе поставил первый заместитель министра обороны Маршал Советского Союза Малиновский. Когда в ноябре 1942 года войска Ватутина и Рокоссовского окружили германскую группировку в районе Сталинграда, Гитлер приказал Манштейну прорвать кольцо окружения и спасти армию Паулюса. Чтобы остановить Манштейна, Сталин бросил ему навстречу 2-ю гвардейскую армию генерал-лейтенанта Малиновского. Малиновский Манштейна остановил, получил за это звание генерал-полковника, а через 75 дней – генерала армии. И вот Жуков, которого тогда под Сталинградом не было, объявил себя героем Сталинградской битвы. Каково было слышать об этом настоящим героям!

В августе 1945 года Маршал Советского Союза Малиновский совершил настоящее чудо. Германский генерал-майор фон Меллентин пишет:

Для иллюстрации растущей гибкости боевых действий Красной Армии и ее способности успешно проводить широкие и стремительные танковые операции я хочу указать на сенсационное продвижение маршала Малиновского в Маньчжурию в августе 1945 года (фон Меллентин Ф. В. Танковые сражения. 1939-1945. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. С. 249).

Рывок Малиновского к океану – это шедевр военного искусства. Ничего подобного и близкого Жуков в своей жизни не совершал. Жуков был ревнив к чужой славе.

Отношения Маршала Советского Союза Жукова и его первого заместителя Маршала Советского Союза Малиновского дошли до того, что Малиновский каждый раз шел на доклад к Жукову с твердым намерением: если Жуков ударит в морду, не терпеть, а в ответ дать по морде самому «великому стратегу» (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 363).

Зная об отношениях Жукова со своим первым заместителем (и с остальными подчиненными), Хрущёв дал Малиновскому две бумаги на подпись и тут же эти подписи получил – красивые, энергичные, размашистые.

Третью подпись под приказом отряду кораблей вернуться в Севастополь поставил адмирал Горшков. И тут у Хрущёва не возникло никаких проблем. Жуков ненавидел флот. Флот ненавидел Жукова.

Хрущёву оставалось лишь найти человека, который мог бы находиться рядом с делегацией Жукова, не привлекая внимания ни высоким положением, ни звучным титулом, имея приказы на возвращение при себе, и в нужный момент вручить их командиру отряда кораблей и командиру крейсера. Выбор пал на референта Отдела административных органов ЦК КПСС.

Приказ был подготовлен отдельно командиру отряда кораблей, отдельно командиру крейсера. Но прочитать приказы они должны были одновременно, находясь в одном помещении. Если бы у одного возникли сомнения, то другой бы все равно приказ выполнил.

Контр-адмирал Тюняев, как было предписано в приказе, запросил Севастополь и получил подтверждение.


ГЛАВА 17


1


12 октября в Москву из Югославии ушла шифровка:

Вне очереди.

Строго секретно.

Товарищу Хрущёву Н. С.

На обеде 8 октября у государственного секретаря по делам народной обороны Югославии Гошняка были произнесены речи Гошняком и мною.

Все югославские газеты полностью опубликовали тексты этих речей. Наша же «Правда» ограничилась лишь оговоркой, что министр обороны СССР Г. К. Жуков и государственный секретарь по делам народной обороны Югославии Гошняк обменялись речами.

Я считаю, что такое отношение советской печати к моему пребыванию в Югославии может быть неблагоприятно расценено югославскими руководящими товарищами и общественностью.

Если ЦК КПСС считает нецелесообразным опубликовывать речи полностью, то я считаю, что их следовало бы объявить хотя бы в изложении до моего отъезда из Югославии.

Г. Жуков (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 171).



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики