07 Dec 2016 Wed 11:36 - Москва Торонто - 07 Dec 2016 Wed 04:36   

Хрущёв разоблачал Сталина как бездарного полководца, тем самым давая Жукову возможность занять место гениального военачальника и спасителя Отечества в войне с фашизмом.

Линия XX съезда КПСС заключалась в том, чтобы не отказываться ни от сталинской внутренней политики, ни от внешней. Страна все так же жила осажденным лагерем. В стране действовала единственно верная идеология, шаг в сторону от которой считался побегом.

Хрущёв провозгласил: «Коммунизм – светлое будущее всего человечества» – то есть объявил, что сталинский курс на мировую революцию остается неизменным. И эти слова не были пустой болтовней. Страна все свои силы вкладывала в производство оружия и только оружия. Наметились и новые подходы к решению вопроса обеспечения счастья всего человечества. Достаточно вспомнить, что международный терроризм резко активизировался именно в год XX съезда КПСС благодаря стараниям Хрущёва и Жукова. Вот почему это произошло.

С первого момента существования коммунистической диктатуры вожди пролетариата пытались распространить свою экономическую и политическую власть на окружающие территории: «Даешь Варшаву! Дай Берлин! Уж врезались мы в Крым!»

В арсенале советских вождей было два метода борьбы: освободительный поход (прямая интервенция) или революция (разжигание беспорядков в стане врагов). Оба эти метода они использовали по очереди или одновременно.

После того, как все силы государства были растрачены в Гражданской войне, Троцкий предложил все духовные, интеллектуальные, экономические и природные ресурсы Советского Союза бросить на разжигание перманентной революции во всем мире.

У Сталина был другой подход: все силы Советского Союза направить на подготовку освободительных походов, врагов столкнуть в самоубийственной схватке, а когда они измотают и обессилят друг друга, бросить в бой Красную Армию и освободить Европу и Азию от ужасов капитализма.

Гитлер сорвал план Сталина. Потому после Второй мировой войны вожди Советского Союза оказались в стратегическом тупике. Страны со свободной экономикой выступили единым фронтом перед лицом коммунистической угрозы. Еще раз столкнуть их в самоубийственной войне было невозможно. У Хрущёва оставался только тот путь, который предлагал Троцкий: перманентная революция.

Начиная с 1956 года Советский Союзе резко усилил идеологическую, кадровую, военную и финансовую поддержку так называемых национально-освободительных движений во всем мире. В СССР были созданы тайные центры подготовки как рядовых террористов, так и организаторов партизанской войны. Подготовка кадров шла как по линии КГБ, так и по линии ГРУ. Одним из таких центров было Одесское высшее общевойсковое командное училище, которое находилось под плотным контролем ГРУ. В этом училище был развернут так называемый «партизанский факультет», в котором готовили бойцов из стран Азии, Африки и Латинской Америки. В 1965 году факультет разросся до таких размеров, что училище пришлось разделить на Одесское и Киевское. В Одессе остались учиться темнокожие борцы за свободу, а советских курсантов отправили в Киев.

Начиная с середины 1950-х годов партизанские войны и сопутствующие им атаки террористов во всем мире набирали размах, а вскоре и вышли из-под контроля советских товарищей.

Но чем дальше наши вожди протягивали свои загребущие руки, тем хуже становилось положение в Советском Союзе и подвластных ему странах.

В любой момент могло полыхнуть.


6


Хрущёву пришлось расхлебывать им же самим заваренную на XX съезде кашу. Слухи про преступления Сталина и его тайной полиции ползли по Европе. Весь социалистический лагерь трясло, и вот почему.

Преступления коммунистов на территориях бывшей Российской империи ни для кого не были секретом. В ходе Гражданской войны страну покинули миллионы граждан. Свидетельств хватало; чего стоила одна только книга Сергея Мельгунова «Красный террор в России».

После Второй мировой войны сотни тысяч, если не миллионы бывших граждан Советского Союза, оказавшиеся за границей, не пожелали возвращаться на родину мирового пролетариата. Каждый из них мог стать свидетелем громкого процесса о преступлениях коммунистов. Один такой процесс состоялся. И никто не сумел опровергнуть то, что поведал суду Виктор Кравченко. (Виктор Андреевич Кравченко – советский государственный и партийный деятель, один из первых невозвращенцев. Учился в Днепродзержинском металлургическом институте вместе с Брежневым и был его другом. Во время Второй мировой войны был членом советской закупочной комиссии в Вашингтоне и в 1944 году попросил политического убежища в США, где написал книгу «I Chose Freedom» («Я выбрал свободу») об ужасах коллективизации и о голоде в СССР. Публикация книги стала серьезным ударом по репутации Советского Союза в западных странах. В 1949 году французская прокоммунистическая газета «Les Lettres fran<;aises» обвинила Кравченко во лжи, и он подал иск о клевете. На процессе, который из-за своего масштаба был назван «процессом столетия», выступили сотни свидетелей. Со стороны Кравченко выступали бывшие узники советских лагерей, со стороны коммунистов – некоторые знаменитости, например Архиепископ Кентерберийский и Жан-Поль Сартр, а также бывшая жена и сослуживцы Кравченко, которых советские власти привезли в Париж, чтобы те опорочили Кравченко. Кравченко выиграл, а популярность Коммунистической партии Франции в этой стране значительно снизилась. В 1966 году Кравченко нашли мертвым в его апартаментах в Нью-Йорке; смерть наступила от огнестрельного ранения в голову. ФБР объявило, что причиной смерти стало самоубийство, однако многие предполагают, что Кравченко был убит агентами КГБ. – Прим. ред.).

О преступлениях коммунистов было рассказано и написано вполне достаточно для того, чтобы всю идеологию и практику коммунизма признать преступной. Но Запад этого не делал. Кто-то имел весьма доходный бизнес, вывозя из Советского Союза сокровища и невосполнимые природные ресурсы. Кто-то состоял на содержании Кремля и Лубянки. Кому-то было выгодно вычеркнуть Советский Союз из числа цивилизованных государств и начисто забыть о нем, объявив, что Россия – не Европа. А для большинства обывателей результат последнего футбольного матча между «Арсеналом» и «Челси» был куда более важен, чем гибель миллионов в какой-то далекой, непонятной, изолированной от всего мира стране.

Речь Хрущёва на XX съезде КПСС имела оглушительный эффект не потому, что миру были открыты какие-то неизвестные факты, а потому, что их официально подтвердил главный коммунист планеты Земля. Все то, что еще вчера купленные друзья Советского Союза называли ложью, клеветой и глупыми выдумками наемных буржуазных писак, вдруг оказалось правдой. Коммунистов всех стран мира Хрущёв, не желая того, фактически поставил перед выбором: каждый из них должен был признать себя либо членом организованной преступной группировки, либо полным идиотом, который ничего не хочет видеть и понимать.

Речь Хрущёва нанесла смертельную рану всему мировому коммунистическому движению. Оно больше никогда не смогло подняться на те сияющие высоты показной моральной чистоты и справедливости, с которых их свалил XX съезд КПСС.

Ситуацию следовало как-то стабилизировать. Вызвал Хрущёв советника своего, Шуйского Григория Трофимыча, и озадачил вопросом: что делать будем?

Григорий Трофимыч и сам понимал, что на XX съезде слегка погорячились. Потому ночи не спал, в потолок смотрел, решения искал, знал, что вопрос такой будет задан. Решения нашел, только не торопился о них сообщать, пока Хрущёв сам не спросит.

И вот вопрос задан. И тут же получен ответ. Первое: на следующий, 1957 год в Москве запланирован Международный фестиваль молодежи и студентов. Ничего особенного не замышлялось: привезти три тысячи дармоедов из разных стран, поить их, кормить, рассказывать о преимуществах социализма. А что если превратить этот фестиваль в мировое событие, в праздник мира и дружбы? Не три тысячи пригласить, а тридцать тысяч?

Загорелся Никита. А Трофимыч так и сыплет: пригласить и американских, и немецких, и китайских, и французских студентов, да со всей Африки, а еще из Японии, из Гватемалы и Перу! Да закатить пир на весь мир! С песнями, с плясками! В Москве фасады выкрасить. Как раз завершается строительство стадиона в Лужниках. Сто тыщ зрителей! Парад участников на стадионе устроить! Римский бог войны Марс на войну собрался, а белая голубка в его шлеме гнездо свила. С той поры белый голубь – символ мира. Голубь Ною в ковчег свежий лист принес как символ надежды. Так вот: выпустим над стадионом сто тысяч белых голубей! Никто после этого никакого Сталина и не вспомнит. И миру всему наше послание: при Сталине была тюрьма народов, а теперь, смотрите, – свобода!

Похвалил Никита Сергеевич советника своего: не зря человек штаны в кабинете просиживает. Есть что еще?

Есть и еще.

13 июля американцы объявили, что в следующем 1957 году они запустят искусственный спутник Земли. Первая рукотворная Луна будет американской. И веса она будет огромного – почти полтора килограмма! Нам за ними не угнаться. Но почему не попробовать? Они запустят, а тут же следом за ними и мы: не особенно зазнавайтесь! Вот будет фурор!

Ключевой момент

На XX съезде КПСС Хрущёв и Жуков нанесли сокрушительный удар по Советскому Союзу. Метили они как бы в Сталина. Хрущёв и Жуков объявили: Сталин был плохим, он расстреливал хороших коммунистов. Получалось, что Хрущёв и Жуков остановили это безобразие, отменив массовые чистки правящего класса. Массовый отстрел вождей прекратился. Пирамида наказаний перевернулась с ног на голову. При Сталине чем выше был партийный секретарь, тем более жестокое наказание его ожидало в случае совершения ошибки или преступления. По воле Хрущёва и Жукова все стало наоборот: чем выше должность вождя, тем меньше ему наказание.

До сих пор находятся отдельные товарищи, которые XX съезд КПСС не считают преступлением. XX съезд они ставят чуть ли не в заслугу Хрущёву и Жукову. На первый взгляд, отмена массовых чисток правящего слоя – явление положительное, однако его отрицательные последствия явно перевесили положительные.

В нормальном обществе постоянно происходит естественная смена руководства страны. В социалистическом обществе механизма смены нет и быть не может. И вот почему.

В социалистическом обществе нет эксплуатации человека человеком. Заводы, электростанции, нефтепроводы, шахты, железные дороги, газеты, радио, телевидение и все остальное находится в руках государства, то есть в руках государственных структур, то есть в руках чиновников, бюрократов.

Тот, кто дорвался до власти, всем этим владеет. В его руках все средства для того, чтобы власть свою закрепить навеки: по его заказу всевозможные Шолоховы и Симоновы воспевают мудрость вождей, разнообразные ягоды и ежовы стерегут их покой.

Тот, кто во власть не прорвался, не имеет ничего. Тот попадает в полную экономическую и, следовательно, в политическую, идеологическую и любую другую зависимость от государства, то есть от чиновников и бюрократов.

Тот, кто во власть не прорвался, не имеет решительно никаких возможностей сменить дорвавшихся. У него нет ни издательств, ни денег, ни бумаги, ни печатных станков, ни газет, ни журналов, в которых можно было бы описать одуревших от власти, разложившихся, спившихся и проворовавшихся вождей. Потому тех, кто прорвался, заменить невозможно.

А начни анекдоты про вождей сочинять или по ночам лозунги на стенках писать, тайная полиция тебя вычислит, поймает и поступит так, как поступают с врагами народа. Оно и правильно: ты что же, злодей, против социализма выступаешь? Хочешь вернуть эксплуатацию человека человеком? Да тебя, гада, удавить мало!

В нормальном обществе собственность рассредоточена в руках различных групп людей. Эта рассредоточенная собственность является экономической базой политического разнообразия: у каждой партии свои источники финансирования.

При социализме собственность в руках государства. Потому и партия политическая может быть только одна. Другим партиям негде денег взять даже на скромное помещение для хранения партийных документов. Способ добывания средств может быть только один: шакалить у вражеских посольств, что, согласимся, противоречит интересам государства и им пресекается.

В каждой стране хватает мерзавцев и проходимцев. Но оттого, что собственность рассредоточена, все эти мерзавцы и проходимцы рассредоточены по разным политическим партиям и группам. И они грызутся между собой, отчего общество выигрывает и процветает.

А в социалистическом обществе одна партия, и это партия власти. Все мерзавцы и проходимцы рвутся в эту партию. Все они собраны под одним знаменем. Дорвавшись до власти, они уходить не желают, а общество не имеет никаких механизмов, чтобы от них избавиться.

Сталин использовал единственно возможный в такой ситуации способ оздоровления касты руководителей – насильственную ротацию кадров. Этот процесс назывался чисткой партии.

Сталин проводил чистки регулярно. Из Коммунистической партии – следовательно, из власти – он гнал всех, кто зарвался, зажрался, проворовался, не справился с порученным делом.

Изгнанных с ключевых постов становилось все больше. Их недовольство копилось годами и десятилетиями. В любой момент недовольство сотен тысяч бывших секретарей и начальников, председателей и директоров, уполномоченных и заведующих могло вскипеть и вылиться в бунт. Потому Сталин был должен не только изгонять, но начиная с какого-то этапа и уничтожать изгнанных.

Перед Второй мировой войной Сталин осуществил очищение Коммунистической партии. Однако в ходе войны поднялись, набрали сил, вкусили сладость неограниченной власти новые тысячи проходимцев и прохвостов. Они занимались воровством и мародерством. У них, исповедующих всеобщее равенство и социальную справедливость, зазвенело в руках ворованное золото, свои дома, квартиры и дачи они украшали антикварной мебелью из старинных европейских замков и картинами из музеев Европы. Новая знать нагуляла вес.

Вот почему после войны Сталин гнал с вершин проворовавшихся Жукова, Телегина, Крюкова и им подобных.

Вот почему после войны Сталин готовил новое Великое очищение.

Вот почему он был убит своими верными соратниками и учениками.

Хрущёв и Жуков организовали XX съезд КПСС ради того, чтобы разоблачить Сталина. Только не надо думать, что творили они свое черное дело по доброте душевной, только не надо им приписывать благородства.

И Хрущёв, и Жуков руководствовались совершенно иными мотивами. Они стремились сохранить власть Коммунистической партии над страной и свою личную власть над Коммунистической партией.

Отмена массовых чисток ужасно понравилась секретарям всех рангов, и потому все они дружно поддержали линию XX съезда. Но как только Хрущёв и Жуков отменили массовые чистки руководства, в стране начался застой.

Вот примеры.

Министр иностранных дел СССР товарищ Громыко оставался на своем посту 28 лет, после чего пошел на повышение.

Министр финансов Зверев проработал 22 года на одной должности.

Секретарь ЦК КПСС Суслов – 35 лет.

Заместитель министра иностранных дел Фирю-бин – 26 лет.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев – 18 лет. Если бы он не умер, то остался бы в Кремле на все времена.

Начальник топографической службы Советской Армии генерал-лейтенант Кудрявцев – 30 лет.

Хозяин Узбекистана Рашидов – 24 года.

Генеральный прокурор СССР Руденко – 28 лет.

Министр внешней торговли Патоличев – 27 лет.

Министр путей сообщения Бещев – 29 лет.

Председатель Госплана СССР Байбаков – в общей сложности 22 года, одновременно исполняя обязанности заместителя председателя Совета Министров СССР на протяжении 20 лет.

Главнокомандующий Военно-Морским Флотом адмирал Горшков – без трех недель 30 лет.

Список этот огромен. Каждый сам его может продолжить. Слуги народа сидели на своих постах до полной дряхлости, до глубочайшего маразма, и только смерть вырывала их из рядов борцов за светлое будущее человечества.

Те, кто дорвался до власти, тянули наверх своих родственников и знакомых. В первую очередь – сыновей и мужей своих дочерей.

Сын Брежнева Юрий Леонидович был кандидатом в члены ЦК КПСС, первым заместителем министра внешней торговли и генерал-майором Советской Армии, ни дня в армии не прослужив.

Юрий Чурбанов, зять Брежнева, стал первым заместителем министра внутренних дел. В 34 года Чурбанов стал полковником, в 44 года – генерал-полковником.

Несменяемость руководства как дурная болезнь расползалась среди наших братьев по социалистическому лагерю. Товарищ Янош Кадар, к примеру, правил Венгрией 32 года. По стандартам большинства стран Запада это восемь президентских сроков без перерыва. Но происходило это вовсе не из-за влияния Москвы. Это объективный закон социализма. Тот, кто захватил в стране всю собственность, правит до упора – до того момента, пока более проворные его не свергнут, либо до смерти.

Там, где побеждала «социальная справедливость», там, где собственность переходила под контроль государства, там и без нашего участия устанавливались социалистические правящие династии.

Власть в Сирии и в Азербайджане перешла от отца к сыну, а в Северной Корее – даже и к внуку.

XX съезд КПСС отменил сталинскую практику массовой насильственной смены руководящего слоя.

Результатом стало гниение страны, ее распад и гибель.

Действующие лица

ЗАВЕНЯГИН АВРААМИЙ ПАВЛОВИЧ. Родился в 1901 году. Во время Гражданской войны в возрасте 18 лет возглавлял политотдел дивизии. После войны на партийной работе, ставленник Хрущёва.

В январе 1933 года Завенягин назначен директором Магнитогорского металлургического комбината, возводимого руками заключенных. В 1934 году становится кандидатом в члены ЦК Коммунистической партии. В 1938 году назначен начальником НорильЛАГа ГУЛАГа НКВД СССР, одновременно – директором Норильского горно-металлургического комбината, который строился исключительно силами заключенных.

В марте 1941 года Завенягин назначен заместителем главы НКВД, ему были подчинены четыре самостоятельных ГУЛАГа (Главное управление лагерей железнодорожного строительства – ГУЛЖДС, Глав-промстрой, Главгидрострой и Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности – ГУЛГМП) и два отдельных лагерных управления (Дальстрой и Управление лагерей по строительству куйбышевских заводов, УЛСКЗ, которое кроме авиационных заводов возводило подземный командный пункт Сталина в Куйбышеве и запасную столицу Советского Союза).

В 1945 году Завенягин становится заместителем Берии по руководству советским атомным проектом и получает звание генерал-лейтенанта. В феврале 1955 года назначен заместителем председателя Совета Министров СССР и министром среднего машиностроения (Министерство среднего машиностроения занималось производством ядерного оружия). На XX съезде КПСС Завенягин вошел в состав Центрального Комитета КПСС. Дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии, кавалер шести орденов Ленина.

В сентября 1956 года на Семипалатинском полигоне член ЦК КПСС заместитель главы советского правительства, министр среднего машиностроения Авраамий Павлович Завенягин руководил подготовкой ядерной бомбы для войсковых учений по теме «Применение тактического воздушного десанта вслед за атомным ударом с целью удержания зоны поражения до подхода наступающих войск с фронта». 10 сентября 1956 года во время учений Завенягин получил мощную дозу радиации и 31 декабря того же года скончался.


ШТЕМЕНКО СЕРГЕЙ МАТВЕЕВИЧ. После ареста Берии начальник Генерального штаба генерал армии Штеменко был снят с должности, разжалован в генерал-лейтенанты и отправлен служить в Сибирь.

13 сентября 1954 года накануне учений с применением атомной бомбы на Тоцком полигоне Маршал Советского Союза Жуков вызвал начальника штаба Сибирского военного округа генерал-лейтенанта Штеменко и имел с ним беседу. Жукову был нужен человек, который мог бы пойти на очень серьезное дело.

Штеменко назвал командира 27-го стрелкового корпуса 13-й армии Прикарпатского военного округа генерал-лейтенанта Мамсурова.

Жуков совет принял и сделал все возможное для того, чтобы генерал-лейтенант Мамсуров был поднят на более высокую должность командующего 38-й армии Прикарпатского военного округа.

Вторая встреча Маршала Советского Союза Жукова и начальника штаба Сибирского военного округа генерал-лейтенанта Штеменко произошла после XX съезда КПСС. Жуков поинтересовался, не изменил ли Штеменко своего мнения о Мамсурове. Штеменко свою уверенность подтвердил.

Судьбу генерал-лейтенанта Штеменко в предыдущей книге мы проследили до этого момента. 31 августа 1956 года стараниями Жукова генерал-лейтенант Штеменко был возвращен в Москву, назначен на должность начальника Главного разведывательного управления Генерального штаба – ГРУ ГШ.


ШУЙСКИЙ ГРИГОРИЙ ТРОФИМОВИЧ. Родился в 1907 году. Окончил Украинский коммунистический университет журналистики. Работал в редакциях киевских газет «Коммунист» и «Комсомолец Украины», в апреле 1941 года был направлен на работу в Центральный Комитет Коммунистической партии Украины. А хозяином Украины в то время был Хрущёв Никита Сергеевич.

Сказание о первой встрече Хрущёва и Шуйского имеет несколько достаточно близких вариантов. Я передаю тот, который мне представляется наиболее вероятным.

Итак, молодой боец идеологического фронта, уцелевший и поднявшийся в годы Великого очищения, ждет в приемной, чтобы в первый раз предстать пред грозным членом Политбюро Центрального Комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), Первым секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Украины, первым секретарем Киевского областного комитета Коммунистической партии Украины Хрущёвым Никитой Сергеевичем.

История человечества, напомню, – цепь случайностей. Вышло так, что ждать пришлось долго. Хрущёв то выходил из своего кабинета, то возвращался. Забот в апреле 1941 года у него хватало. И вот, в очередной раз выходя из кабинета, Хрущёв не успел в последний момент подавить гримасу страдания.

– Что с вами, Никита Сергеевич?

Смутился Никита, признался: напасть бюрократическая замучила – геморрой.

– А вы не пробовали метод народный? В положении сидя глубоко вдохнуть, задержать дыхание, глубоко выдохнуть, в этот момент свою выхлопную трубу со всей силой втянуть в себя и удерживать сколько можно. Повторять по одному разу или по несколько раз подряд, но чтобы в день не меньше ста раз. И еще: листочек герани помыть, промокнуть, свернуть трубочкой и засунуть... правильно, все туда же, – в трубу выхлопную. В банальное отверстие. Не забывать чистую воду пить, не меньше двух литров в день.

Хмыкнул Хрущёв неопределенно, на другую тему разговор перевел, расспросил, кто таков, откуда прибыл, в чем видит свою задачу в новой должности, что намерен на новом месте работы сохранять, а что ломать, крушить и беспощадно корчевать.

Поговорили минут пять прямо в приемной, даже не присели. Пожелал Никита Сергеевич успехов молодому специалисту и отпустил.

А через три дня вызвал в свой светлый кабинет, предложил в кресло кожаное сесть. Сам напротив уселся. Это не те кресла, что у письменного стола, а те, что у широкого окна под фикусом. И столик низкий между ними. На столике бутыль вся во льду, два хрустальных бокала и закуска кремлевского стандарта.

Выпили.

Поблагодарил Хрущёв молодого специалиста: а ведь полегчало! Даром что столько лет у лучших кремлевских врачей лечился.

Ужаснулся Гриша Шуйский: как так? У кремлевских врачей? Как можно? Да они же там все по блату устроились!


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики