04 Dec 2016 Sun 15:11 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 08:11   

– Слушаю.

– Вам что-нибудь известно про ЦОС? Это Центр особого назначения ГРУ.

– Нет.

– Вы знаете, кто является начальником этого Центра?

– Не знаю.

– Начальником является генерал-лейтенант Мамсуров.

– Мамсуров – первый заместитель начальника ГРУ.

– Правильно. Но у него есть еще и смежная должность.

– Любопытно.

– Об этом никому знать не положено.

– А вы как узнали?

– Случайно.

– Можно подробнее?

– Можно. С чего начать?

– С начала.

– Понял. Дело в том, что должность у меня почетная – офицер для особых поручений генерал-лейтенанта Мамсурова. Но офицеру для особых поручений иногда приходится выполнять презренные обязанности адъютанта. Вы, конечно, понимаете разницу в обязанностях.

– Понимаю. Но для пользы дела уточните.

– Адъютант получает в секретной части документы и карты. Адъютант за командиром портфель носит. Адъютант на телефоне сидит, ведет журнал приема сообщений, карандаши точит. В полевых условиях, где нет официанток, огненную воду командиру к ужину разливает, колбасу режет, девку на ночь обеспечивает, если на то намек дан. Простите, Никита Сергеевич, я говорю как есть, а не так, как должно быть.

– Только так и надо говорить.

– А офицер для особых поручений и по рангу выше, и по званию, и обязанности у него совсем не те. Офицер для особых поручений должен знать все соединения и части, которые подчинены его начальнику, все слабые и сильные стороны этих соединений и частей, их положение, состояние и задачи, которые перед ними поставлены. Офицер для особых поручений, пусть это и звучит странно, обязан обстановку знать и понимать даже лучше своего командира. Его глазами командир высокого ранга на поле боя смотрит. Вот, осенью прошлого года в Венгрии доложили из 66-й гвардейской стрелковой дивизии в штаб 38-й армии, что первый батальон 193-го гвардейского стрелкового полка захватил железнодорожный мост через Дунай. Командующий армией генерал-лейтенант Мамсуров немедленно взял ситуацию под личный контроль. Но самому нестись туда нет ни возможности, ни времени, и бросать управление 38-й армией ему никто не позволит. Шлет меня. Беру три БТР-152. На одном спаренная зенитная установка ЗПУ-2, хороша по верхним этажам длинной очередью сразу из двух стволов врезать, на двух других бронетранспортерах мотострелковый взвод. Рвусь к мосту. По пути попадаем под огонь. Один солдатик убит, четверо раненых.

– Прорвались?

– Прорвались. Матерю командира батальона, который мост держит. Хотя он подполковник, а я капитан. Оборона моста жиденькая. Я ему: разобьет тебя контра, загонит грузовик с динамитом на мост и шарахнет. И вся 38-я армия на западном берегу Дуная останется без патронов и снарядов, без жратвы и го-рючки. Оттого говорю, что оборона объекта, можно сказать, стратегического у тебя, комбат, организована разгильдяйским образом. Рой траншеи! Рой окопы! Проволокой колючей оплетай. Минными полями подходы прикрой!

– Прикрыл?

– Прикрыл, Никита Сергеевич. Не его это вина была. Не дали ему ни мин противопехотных, ни проволоки. И народу в батальоне на оборону такого объекта совсем мало. Несусь обратно на командный пункт армии. Докладываю командующему 38-й армией генерал-лейтенанту Мамсурову: командир батальона молодец. К награде представлять надо. Не его вина, что оборона жидкая. Это командиру полка по шее дать надо. Почему еще один батальон в оборону не поставил? Почему танками не усилил? Одним ослабленным батальоном тот мост не удержать.

– Удержали мост?

– Удержали, Никита Сергеевич. Я того комбата уже после Венгрии встречал. Мне за тот мост досрочно звание майорское дали, ему – орден Александра Невского на грудь. Мы с ним флягу спирту распили по такому случаю.

– Но иногда за адъютанта вам работать приходится?

– Да, Никита Сергеевич. Три дня назад услал генерал-лейтенант Мамсуров своего адъютанта в Тамбов по каким-то делам, потому его обязанности временно на меня пали. Генерал Мамсуров осваивает новую должность. По нашим порядкам ему, как и мне, как каждому офицеру и генералу положено в таком случае подъемное пособие, то есть еще одна дополнительная получка. И не в конце месяца, а сразу по прибытии на новое место службы. Это адъютантское дело – в финансовом отделе деньги для командира получать. Не самому же генералу в очереди толкаться. Иду. Получаю. Приношу конверт генералу Мамсурову. Теперь надо членские взносы в партию заплатить. Отсчитал генерал проценты, дает мне партийный билет и деньги.

– Каждый коммунист обязан лично платить партийные взносы.

– Правильно. Но генерал Мамсуров был занят. Иду в партийный комитет ГРУ, плачу. Секретарь денег не принимает. Слишком много, говорит, принес.

– Ошибся генерал Мамсуров?

– В том-то и загвоздка, Никита Сергеевич, что генерал Мамсуров никогда не ошибается.

– В чем же дело?

– Вот и я о том же: в чем дело? Не тревожа генерала, начинаю разбираться. Подъемное пособие, как и получка, состоит из трех частей: деньги за воинское звание, за занимаемую должность и процентная надбавка за выслугу лет. И чепуха какая-то у меня получается. Я твердо знаю, что у генерала одна должность – первый заместитель начальника ГРУ, а ему еще за какую-то другую, мне не известную должность платят.

– Если я правильно понял, генерал Мамсуров получил подъемное пособие сразу за две должности. И, как честный коммунист, исправно заплатил членские взносы со всех полученных денег. Но секретарю партийного комитета ГРУ ничего не известно о второй должности, потому он денег не принял. Посчитал, что генерал ошибся, что прислал слишком много.

– Именно так.

– И вы сообщили генералу Мамсурову, что произошло какое-то недоразумение...

– Нет, Никита Сергеевич. Генералу Мамсурову я ничего не сказал. Я пошел в финансовый отдел разбираться.

– И?

– И кассир сообщил, что все тут правильно. 28 июня 1957 года создана войсковая часть 41339, и генерал-лейтенант Мамсуров помимо должности первого заместителя начальника ГРУ назначен командиром этой части, поэтому деньги ему выплачены правильно.

– А финансистов эта странность не смутила?

– Нет. Через финансовый отдел ГРУ идут миллионы. Для финансистов несколько лишних тысяч – сумма незначительная. Для финансистов главное, чтобы дебит с кредитом сходился. Прибыл новый первый зам начальника ГРУ, ему положены деньги за это и еще вот за это. Если в столбиках цифр все сходится до рубля и копейки, то финансистам больше не о чем беспокоиться. Есть приказ платить за должность первого зама – платят. А есть еще приказ – платить за должность командира какой-то там войсковой части. Никаких проблем – платят и за это.

– Вы узнали, что это за войсковая часть? Что за этим номером скрывается?

– Узнал.

– Как?

– Одна из обязанностей адъютанта – получать документы для начальника в секретной части, носить за ним портфель, после работы возвращать документы в секретную часть. Оттого, что мне выпало исполнять презренные обязанности адъютанта, оттого, что возникла такая ситуация, я воспользовался случаем и в совершенно секретные документы генерала Мамсурова заглянул. Готов за это нести наказание по самой страшной статье Уголовного кодекса.

– Если на кого действие кодекса и будет распространено, то только не на вас, товарищ майор. Кто подписал приказ о создании этой войсковой части?

– Министр обороны Маршал Советского Союза Жуков.

– И что это за войсковая часть такая?

– Войсковая часть 41339, то есть Центр особого назначения ГРУ, – это совершенно фантастическая организация. Там готовят диверсантов. В военных академиях офицеров учат три-четыре года. В Военной академии Генерального штаба – и того меньше. А тут срок подготовки рядовых солдат определен в семь лет. И что за чепуха? Срок действительной службы в Советской Армии – три года, а у этих – семь. Личный состав – только сверхсрочники, а это дикость для Советской Армии, никогда у нас такого не было.

– Что там за солдаты?

– Это диверсанты, спортсмены высшего класса: борцы, самбисты, боксеры, стрелки, мотоциклисты, лыжники, парашютисты, пятиборцы. Их там никак не меньше двух тысяч. У нас в армии рядовой солдат получает 30 рублей в месяц, а рядовой солдат ЦОН – ровно в 24 раза больше. То есть один получает столько, сколько рядовые целого взвода. Это не все. 720 рублей – это только основная зарплата. Жуков установил целую кучу надбавок за выслугу, за классность, за каждый день полевых учений, за парашютные прыжки, за допуск к секретным документам. Надбавки в сумме превышают основную получку. Выходит, что рядовые солдаты получают больше, чем офицеры Советской Армии. Кроме того – жратва отменная, казармы лучшие, снаряжение добротное, обмундирование самого высокого качества. Я про офицеров ЦОН и не говорю. Им – квартиры в Москве из министерского резерва, оклады какие-то совсем уж невероятные. Сам Мамсуров за должность начальника ЦОН получает почти столько же, сколько за свою основную работу первого заместителя начальника ГРУ.

– Где находится этот Центр?

– Центра как такового нет. Чтобы не напугать местную власть и соответствующие недремлющие компетентные органы, небольшие подразделения, взводы и роты рассредоточены в разных гарнизонах и военных лагерях: в Воронеже, в Тамбове, в Туле. Но если разобраться – всем им не больше одной ночи поездом до Москвы. А одна рота – в Алабино. Замаскирована под сборы спортивных команд военных округов и флотов.

– Поступим так, товарищ майор. Я сейчас пошлю человека в партийный комитет ГРУ, он сообщит секретарю о создании особой войсковой части, которая якобы возникла по решению Центрального Комитета. О ее существовании не должен знать никто. Мой человек потребует от секретаря, чтобы тот партийные взносы генерал-лейтенанта Мамсурова принимал без всяких вопросов. Мой человек напомнит секретарю об ответственности за сохранение государственной, военной и партийной тайны. После этого вы зайдете к секретарю, отдадите ему деньги. Пусть секретарь поставит штамп в партийном билете Мамсурова, удостоверяющий, что взносы уплачены. Вернете партийный билет генералу так, как будто ничего не случилось: он вам вручил деньги, вы их сдали в партком. Никаких вопросов при этом ни у кого не возникло. Меня вы, товарищ майор, никогда не встречали, мне ничего не сообщали. Все ясно?

– Все.

– Спасибо товарищ майор. Разберемся. Идите, о своем будущем не беспокойтесь. Будущее я вам обеспечу.


7


Майор Буланов, офицер для особых поручений (в народе – порученец) первого заместителя начальника ГРУ, совершенно случайно узнал о том, что его шеф, генерал-лейтенант Мамсуров, кроме новой основной должности получил еще и дополнительную совершенно секретную должность начальника ЦОН – Центра особого назначения ГРУ. Майор решил, что дело нечисто. И доложил Хрущёву.

Майор, который был аналитиком и от природы, и по должности, по достоинству оценил случайно полученный кусочек информации. И все же понять всю глубину случившегося он, в силу своего относительно невысокого положения, просто не мог.

Суть же этого открытия заключалась в том, что министр обороны СССР четырежды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович, начальник ГРУ генерал-полковник Штеменко Сергей Матвеевич и первый заместитель начальника ГРУ Герой Советского Союза генерал-лейтенант Мамсуров Хаджи-Умар Джиорович 28 июня 1957 года совершили еще один государственный переворот.

Хотя об этом никому пока не сообщили.

Ключевой момент

Жуков был холопом и хамом. Хамом в отношениях с теми, кто младше хоть на одну звездочку. Холопом в отношениях с теми, кто старше по рангу.

Он был холопом и хамом одновременно, без каких-либо переходов между этими состояниями.

После войны вскрылись многочисленные уголовные преступления Жукова: незаконная раздача орденов, воровство, мародерство. А за мародерство статья 266 УК РСФСР предусматривала суровую кару, включая смертную казнь.

Сталин был удивительно покладист. Мародера Жукова он не расстрелял и даже не посадил. Жуков всего лишь был изгнан из состава членов ЦК Коммунистической партии. Но всплывали все новые и новые подробности его деятельности. Над Жуковым нависла угроза изгнания и из самой партии. А это означало конец карьеры.

12 января 1948 года Жуков отправил покаянное письмо члену Политбюро и секретарю ЦК Жданову, который по приказу Сталина разбирал грязные дела военного преступника Жукова. Жуков скулил как побитый пес, просил не выгонять его из партии, обещал исправиться. Сталина в письме называл то просто великим, то великим вождем. А себя – слугой великого Сталина («Военно-исторический архив». 2007. №2. С. 57).

Вникнем: коммунисты борются против угнетения человека человеком, за равенство всех людей на земле. И вот коммунист Жуков пишет официальное письмо в высшие органы руководства Коммунистической партии, в этом письме просит оставить его в рядах коммунистов и добровольно признает себя слугой, то есть холопом, другого человека.

Культ личности Сталина был создан безвольными людишками с эластичными хребтами, которые, подобно Жукову, сами себя не только считали, но и открыто называли сталинскими холопами. Свержение культа личности Сталина было для них расплатой за свое прошлое подлое поведение, за добровольное самоунижение.


ГЛАВА 10


1


Командующий 38-й армией Прикарпатского военного округа – это не номенклатура ЦК. Берите выше. Командующий армией – это номенклатура Секретариата ЦК, то есть не какие-то там начальники в каких-то отделах ЦК принимают решение о его назначении или смещении. Номенклатура Секретариата ЦК означает, что судьбу командующего армией может решить только кто-то из секретарей ЦК.

А заместители начальника ГРУ, тем более первый заместитель – это птицы еще более высокого полета. Это номенклатура Политбюро, которое во времена Хрущёва именовалось Президиумом Центрального Комитета. Только там, на самом верху, могли утвердить кандидата на этот пост. Судьбу первого заместителя начальника ГРУ мог решать только Президиум ЦК. И никто больше.

Именно Президиум ЦК с подачи Маршала Советского Союза Жукова назначил командующего 38-й армией Прикарпатского военного округа генерал-лейтенанта Мамсурова на должность первого заместителя начальника ГРУ. Только Президиум ЦК имел право снять его с этой должности, дать ему или снять с него какие-либо дополнительные обязанности.

Майор Буланов, являясь офицером для особых поручений сначала командующего 38-й армией, а затем и первого заместителя начальника ГРУ, имея доступ к секретам чрезвычайной важности, совершенно случайно узнал о существовании Центра особого назначения ГРУ. И ощутил всем своим майорским существом вопиющую странность: рядовые солдаты этого Центра получали столько же денег, сколько получают прослужившие много лет офицеры, командующие ротами и батальонами.

Сержанты ЦОН, командуя отделениями из десяти бойцов, получали столько же, сколько получают седые полковники, правящие полками, бригадами, а то и дивизиями, то есть тысячами солдат, сержантов и офицеров.

ЦОН ГРУ, вся эта необычная, тайная организация, тщательно замаскированная и спрятанная от посторонних, в том числе и от руководства страны, являлась как бы школой подготовки диверсантов, с программой обучения в семь лет, но с возможностью вступления в бой в любой момент. И командовал той школой не кто-нибудь, а первый заместитель начальника ГРУ.

А это чепуха и абсурд: в подчинении ГРУ – совершенно секретная Военно-дипломатическая академия. Она готовит офицеров-разведчиков для разведывательных отделов и управлений штабов военных округов, флотов, групп войск и фронтов, добывающих офицеров нелегальных и дипломатических резидентур ГРУ, аналитиков Службы информации ГРУ. Командует Военно-дипломатической академией ее начальник в звании генерал-полковника. И никому не пришло в голову поставить во главе Военно-дипломатической академии первого заместителя начальника ГРУ! Это слишком низко для его полета. У него своих забот достаточно.

Но генерал-лейтенанта Мамсурова, для которого даже должность начальника Военно-дипломатической академии слишком низка, кто-то додумался поставить во главе какой-то школы, готовившей рядовых и сержантов!

Вот это и сразило майора Буланова. Вот это он и доложил Первому секретарю Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза товарищу Хрущёву Никите Сергеевичу.

Итак, подведем итоги.

Первое. Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков и начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба генерал-полковник Штеменко самовольно, не ставя руководство страны в известность, создали секретную школу диверсантов численностью в две с половиной тысячи отборных головорезов.

Второе. Рядовой состав вербуется на контрактной основе, что является вопиющей дикостью для Советской Армии. У нас так не принято.

Третье. Секретная школа зачем-то разделена на несколько мелких частей, разбросанных по разным гарнизонам и военным лагерям.

Четвертое. Школа создана не где-нибудь, ее филиалы – не дальше пятисот километров от столицы государства. Почему не в Казахстане? Почему не на Алтае? Почему не в Забайкалье? Кому нужны головорезы в непосредственной близости от Москвы, в пятистах, а то и в ста километрах от Кремля?

Пятое. Министр обороны Маршал Советского Союза Жуков платит своим солдатам-головорезам небывалые офицерские получки, нарушая финансовую дисциплину и социалистические принципы оплаты труда.

Шестое. Командовать школой диверсантов Жуков поставил первого заместителя начальника ГРУ, а это все равно что гонять сорокатонный самосвал для доставки погремушек в детские сады или использовать шагающий экскаватор с емкостью ковша в 25 кубов и вылетом стрелы в сто метров для рытья водосточной канавки на приусадебном участке.

Седьмое. Все это покрыто непроницаемым мраком военной тайны. О том, что генерал-лейтенант Мамсуров помимо основной должности занимает должность начальника школы диверсантов, не должно быть известно никому, включая и его личного офицера для особых поручений.

Что же за всем этим кроется?

Но даже задав этот вопрос, даже дав на него логичный обоснованный ответ, майор Буланов не мог понять истинного смысла происходящего, ибо, как и любой простой советский человек, он не был посвящен в номенклатурные тайны, не знал и знать не мог те тайные законы, в соответствии с которыми действовал механизм власти.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики