10 Dec 2016 Sat 07:55 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 00:55   

Следующий по важности ранг – кандидат в члены ЦК. Возглавил товарищ какой-нибудь важный крайком или обком (например, Куйбышевский) или военный округ (например, Дальневосточный), доказал делом, что с работой справляется, вот тогда ему могли такой ранг и присвоить. На партийном жаргоне это называлось «выбрать».

Еще выше – член ЦК. Этот титул присваивали первым секретарям союзных республик, некоторых краев и областей, некоторым министрам, крупнейшим чекистам, самым выдающимся идеологам и военным очень высокого ранга.

По Уставу партии не реже одного раза в три месяца в Москве собирался пленум ЦК, на который собирались члены ЦК, кандидаты в члены ЦК и члены ЦРК. Пленум решал важнейшие вопросы руководства страной и мировым коммунистическим движением.

В 1957 году в составе ЦК КПСС было 126 членов, 117 кандидатов и 62 члена ЦРК.

Из состава членов ЦК КПСС пленум выбирал Политбюро, которое в рассматриваемый нами период называлось Президиумом ЦК КПСС; в 1957 году в него входило 11 членов и 7 кандидатов. Политбюро (Президиум) собиралось раз в неделю в плановом порядке. В случае необходимости – в любой момент.


ГЛАВА 6


1


18 июня 1957 года. Кремлевская столовая, специальный зал для членов Политбюро.

В 1952 году Политбюро переименовали в Президиум Центрального Комитета КПСС, но название зала намертво к нему прилипло.

Чистота ослепительная. Даже чище, чем на свиноферме в правдивом фильме Ивана Пырьева про счастливую колхозную жизнь.

Завершался обед. В зале 7 из 11 членов Президиума ЦК КПСС – товарищи Булганин, Ворошилов, Каганович, Маленков, Молотов, Сабуров, Первухин, и трое из 7 кандидатов члены Президиума ЦК КПСС – товарищи Брежнев, Фурцева и Шепилов.

Возник разговор. О Хрущёве.

Слово за слово – тут же и решили: чего тянуть? Позовем Хруща да и снимем. Все в сборе? Не все. Но большинство.

Как позвать, чтобы не спугнуть? Просто: предстояла поездка членов Президиума Центрального Комитета в Ленинград. 16 мая 1953 года Ленинграду стукнуло 250 лет. Об этом не вспомнили никто. Опомнились слишком поздно. Потому решили праздновать через четыре года после юбилея – 21 июня 1957 года.

Велика ли разница, праздновать в мае или в июне, в тот же год, или четыре года спустя? Вожди решили: разницы нет. Следовало только обсудить, кто из кремлевских начальников перед какими аудиториями будет выступать и о чем говорить.

Позвонили Хрущёву: Никита Сергеич, зайди на минутку, про Ленинград решить надо.

Пока Хрущёва ждали, Маленков предложил: Хруща снимаем и ставим министром сельского хозяйства, Молотова – руководителем Коммунистической партии.

Молотов: а Маленкова – главой правительства.

Товарищ Каганович предложил Маршала Советского Союза Булганина назначить председателем КГБ, а Булганин предложил назначить товарища Кагановича секретарем ЦК, отвечающим за контроль над Вооруженными Силами, военной промышленностью и внешней политикой.

С этим согласились, перешли в зал заседаний. Тут и Хрущ в дверях обозначился: какие с Ленинградом неясности?

Товарищ Маленков объяснил, что с Ленинградом в общих чертах все ясно. Не ясно с должностью Первого секретаря ЦК КПСС. А ведь должность такая Уставом КПСС не предусмотрена – кстати, как и должность Генерального секретаря, существовавшая до того. Потому Президиум Центрального Комитета КПСС постановил упразднить должность Первого секретаря Центрального Комитета КПСС как не соответствующую Уставу партии.

Повторялся прошлый сценарий. В 1922 году была учреждена должность Генерального секретаря Центрального Комитета. Эту должность занял Сталин. Но соответствующие изменения в Устав партии внесены не были. В октябре 1952 года был принят новый Устав партии, в котором тоже ничего о такой должности не было сказано. Новый Устав принимали для того, чтобы отстранить Сталина от власти: вот, смотри, Коммунистическая партия проголосовала за новый устав, в котором твоя должность, товарищ Сталин, не предусмотрена. Брысь отсюда!

После смерти Сталина была учреждена должность Первого секретаря Центрального Комитета, которую 13 сентября 1953 года занял Хрущёв. Однако в Устав вновь не было внесено никаких изменений. То есть Хрущёв занимал должность, Уставом не предусмотренную. 18 июня 1957 года вожди решили: должность эту отменяем и тем самым отстраняем товарища Хрущёва от руководства партией и страной.

Хрущёв возражал: кто вы такие? Первым секретарем меня поставил пленум ЦК, и только пленум может снять. Собирайте пленум, собирайте всех 126 членов ЦК, 117 кандидатов и 62 члена ЦРК, пусть они решают.

Но и на это был заготовлен ответ: на должность Первого секретаря ЦК, товарищ Хрущёв, тебя назначили мы, члены Президиума ЦК. А пленум, все эти триста вождей низшего ранга, всего лишь покорно утверждали нами принятое решение. Мы тебя назначили, мы тебя и снимаем.

В этот момент в зале появился товарищ Микоян. Из 9 членов Президиума ЦК КПСС семь против Хрущёва, двое за него: сам Хрущёв и после некоторого колебания – Микоян.

Кандидаты в члены Президиума ЦК КПСС имели право совещательного, но не решающего голоса. То есть: все слушают, мнение высказывают, но в голосовании не участвуют. В тот момент в зале присутствовали только три кандидата. Их мнения разделились.

Шепилов – против Хрущёва. Брежнев и Фурце-ва – хрущёвские выдвиженцы. Снимут Хрущёва – их тоже прогонят. Они, ясное дело, за Хрущёва.

Жуков тоже из команды Хрущёва, но он отсутствовал. Жуков находился в Солнечногорске, где работала группа генералов, которая разрабатывала документы для проведения еще одних войсковых учений с применением ядерного оружия.

Присутствие Жукова на заседании Президиума ЦК КПСС не требовалось. Жуков был всего лишь кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Он имел право высказывать свое мнение, но решающего голоса не имел.


2


Тем временем Молотов, Маленков и Каганович задавали тон, крыли Хрущёва последними словами, припоминая ему все глупости, сделанные им за четыре последних года.

Это было непростительной ошибкой.

Кандидат в члены Президиума товарищ Шепилов, который права решающего голоса не имел, кричал, надрываясь: так голосуйте же, голосуйте, мать вашу!

Следовало немедленно проголосовать, принять решение о снятии Хрущёва, прекратить разговоры и перейти к решительным действиям.

Первое: Хрущёва запереть в комнате без телефонов. Хотя бы на сутки.

Второе: Микояна, Брежнева и Фурцеву, которые поддерживали Хрущёва, – туда же.

Третье: под любым предлогом вызвать в Кремль председателя КГБ генерала армии Серова и тоже посадить под замок. Хотя бы на несколько часов.

Тут же новому шефу КГБ Маршалу Советского Союза Булганину сменить охрану в Кремле, в зданиях ЦК на Старой площади, на правительственных узлах связи, обеспечить связью своих людей, отключить каналы правительственной связи во всех учреждениях, где Хрущёв посадил своих выдвиженцев.

После того людей Хрущёва вызывать на заседание в Кремль. Заседание проводить на любую тему, лишь бы на много часов и до поздней ночи, а еще лучше – до первых петухов. В это время своим людям сообщать о назначении на новые посты в министерствах и требовать от них немедленно принимать дела.

И самое главное: новому секретарю ЦК по вопросам обороны и внешней политики товарищу Кагановичу следовало вихрем нестись в Министерство обороны, поменять охрану и отдать приказ Жукова, позиция которого в данном вопросе не ясна, в министерство не пускать.

Вот после того можно было созвать пленум Центрального Комитета и объявить его членам, что товарищ Хрущёв с работой Первого секретаря не справился, должность такая Уставом КПСС не предусмотрена, решением Президиума ЦК она ликвидирована, товарищ Хрущёв переводится на менее ответственную должность министра сельского хозяйства.

Кто бы возразил?

Вот там, на пленуме, и следовало высказать Хрущёву все, что против него было накоплено.

Но Молотов, Маленков и Каганович увлеклись. Они сняли Хрущёва и принялись припоминать ему просчеты, глупости и ошибки. Ворошилов, Булганин, Первухин и Сабуров не отставали. Дров Никита успел наломать – было над чем глумиться.

Хрущёв слабо огрызался.

Во время перерыва Фурцева Екатерина Алексеевна, кандидат в члены Президиума ЦК, секретарь ЦК КПСС, выскользнула из зала, мышкой-норушкой прошмыгнула в свой кабинет и набрала номер приемной Жукова в Министерстве обороны: где он?

Получила ответ: в Солнечногорске.

Властью Центрального Комитета Фурцева потребовала немедленно соединить. Соединили.

И она крикнула в трубку: Жора, Никитку скинули! Спасай!


3


– Ты, товарищ Хрущёв, ездил в Финляндию и там с финским президентом в финской бане голышом сидел! Это где же видано, чтобы государственный деятель свою великую страну представлял с голой жопой!

– А ты, товарищ Молотов, с Риббентропом шампанское пил, Гитлеру ручку жал. Лучше уж с друзьями с голой жопой сидеть, чем Гитлеру жопу лизать!

Перепалка шла в том же ключе. Дальше не рассказываю, потому как вожди лексику по большей части использовали ненормативную.


4


Жуков действовал так, как должны были действовать члены Президиума ЦК, решившие сбросить Хрущёва.

Первым делом из Солнечногорска Жуков позвонил председателю КГБ Серову: Ваня, будут вызывать в Кремль, не ходи! Запрись у себя! Никого к себе не пускай! Не давай сменить охрану Кремля! Крепко держи узлы правительственной связи. Телефоны всех, кто, по твоим сведениям, поддерживает Молотова, Маленкова, Кагановича, выруби!

Второй звонок маршалу Коневу: Ваня, возьми список членов ЦК, обзванивай всех, созывай в Москву! От моего имени приказывай командующим военными округами и флотами выделять самые скоростные самолеты для членов ЦК. Самолеты сажай на Центральный аэродром!

Третий звонок начальнику ГРУ генерал-полковнику Штеменко: Серёж, несись на Центральный аэродром! Будут прибывать члены Центрального Комитета, введешь их в курс дела!

Пока Жуков звонил трем своим боевым товарищам, генерал-лейтенант Китаев, генерал для поручений особой важности министра обороны СССР, связался с командующим войсками Московского военного округа Маршалом Советского Союза Москаленко и передал приказы министра обороны.

Первое: поднять по боевой тревоге (без выхода из военных городков) 2-ю гвардейскую Таманскую орденов Суворова и Кутузова мотострелковую дивизию.

Второе: всех маршалов, генералов и адмиралов, которые находятся в Москве или в районе Москвы, поднять по тревоге, вооружить, собрать в Министерстве обороны, быть в готовности к немедленному исполнению приказов министра обороны СССР.

Третье: поднять по боевой тревоге слушателей военных академий, вооружить, выставить офицерские караулы на Центральном аэродроме Москвы, в гостинице «Москва», где будут размещаться прибывающие члены ЦК и кандидаты в члены ЦК, блокировать все движение на площадях и улицах, прилегающих к Кремлю, выставить там вооруженные офицерские патрули.

Четвертое: блокировать все движение от Солнечногорска до Боровицких ворот Кремля.


5


Путь от Солнечногорска до Кремля Жуков и Китаев проскочили сверкающим метеором.

Кандидаты в члены Президиума Центрального Комитета не имеют на заседаниях Президиума ЦК права решающего голоса. Но один из кандидатов, по фамилии Жуков, ворвавшийся в зал заседаний, все-таки решающий голос имел, хотя и неофициально.

Голос Жукова был громче голосов всех остальных членов Президиума вместе взятых. Жуков был Маршалом Советского Союза, министром обороны СССР. В его руках была Советская Армия.

Жуков влетел в зал и объявил: вы, товарищи дорогие, решили Хрущёва Никиту Сергеевича отстранить от власти, но Советская Армия вашего решения не поддержит. Если надо будет пригнать сюда 200 танков для решения вопроса, я это устрою.

К этому Жуков добавил, что танки выполняют только его приказы, и ничьи больше.

Заявление Жукова не понято, не оценено даже и через полвека.

На самом деле это заявление было не чем иным, как провозглашением в Советском Союзе военной диктатуры.

Смысл заявления Жукова был таким: вот вы, ребята, тут заседаете, из себя вождей корчите, верховную власть изображаете. Но Армия вам не подчиняется! Армия подчиняется мне! Вопрос о том, кто будет править страной, решается не в Кремле, а в Министерстве обороны. И решается он не вами, дорогие товарищи, а только мной.


6


Оценим обстановку. Назовем вещи своими именами. Еще древние китайцы знали: правильно назвать – значит правильно понять.

Так как же мы назовем происходившее в те дни в столице нашей Великой Родины?

Правильно: военный переворот.

Согласимся: не было танков на улице, не было стрельбы и кровопролития. Но у всех присутствующих было ясное понимание: сопротивление бесполезно. Если потребуется, будут и танки, и стрельба, и кровопролитие.

Давайте мысленно перенесем ситуацию в любую другую страну: собрались центровые политические, промышленные, финансовые воротилы, решают вопрос о верховной власти. И тут вдруг большой армейский начальник им говорит: да кто вы такие? Не ваше это дело. Вопрос о верховной власти решает армия – то есть я как ее высший руководитель.

Расклад в Кремле на 18 июня 1957 года был таким: либо верховная кремлевская власть контролирует армию, либо армия контролирует верховную кремлевскую власть. Других вариантов быть не могло.

Жуков открыто и нагло объявил кремлевским вождям, что в стране по имени Союз Советских Социалистических Республик вводится второй вариант. А первый отменяется. Вот прямо сейчас. Всеми уважаемым товарищем Жуковым Георгием Константиновичем.


7


18 июня 1957 года заседание Президиума Центрального Комитета завершили достаточно рано – в 8 часов вечера. Хрущёву нужно было тянуть время. Ему нужно было выиграть хотя бы одну ночь. Катя Фурцева предложила заседание перенести на завтра. Вожди орали друг на друга с самого обеда. Расход нервной энергии утомляет куда больше, чем расход энергии физической. Устали, изнемогли все. Потому согласились.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики