04 Dec 2016 Sun 04:54 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 21:54   

8


Жуков сверг коллективное руководство страны и расчистил место на вершине пирамиды власти. Для кого? Для Хрущёва или для себя?

Давайте предположим, что сделал он это для Хрущёва, которого считал дурачком, презрение к которому публично демонстрировал перед всем руководством страны и представителями иностранных государств.

Если Жуков и в самом деле сознательно сажал на московский престол Хрущёва, которого презирал, то кем в этом случае был сам Жуков?

Если Жуков ставил во главе великого государства человека, которому публично выражал свое неуважение, то за кого он принимал весь наш народ?

Допустим, что Жуков разогнал коллективное руководство и освободил место на вершине пирамиды власти не для Хрущёва. Но если Хрущёв отпадает, то кто остается?

Ключевой момент

На примере биографии одного человека рассмотрим жуковский метод наведения порядка и его результаты.

Этот человек – Лосев Анатолий Иванович. Родился в 1906 году. В 17 лет призван в Красную Армию. Окончил артиллерийское училище. В 32 года – командир артиллерийского полка. Воевал в Финляндии, получил свой первый орден. 22 июня 1941 года подполковник Лосев встретил на западной границе в должности командира 306-го артиллерийского полка 155-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта.

Великий Жуков, который отвечал за подготовку планов войны и создание группировки войск для войны, загнал сверхмощную 10-ю армию в Белостокский выступ, который клином врезался в оккупированную Германией польскую территорию. Уже в мирное время 10-я армия с трех сторон была окружена германскими войсками. Германские войска уже в мирное время находились как за левым, так и за правым плечом 10-й армии. Жуков подставил 10-ю армию и весь Западный фронт под разгром. В первые дни войны 10-я армия попала в окружение.

Подполковник Лосев вместе со своим полком из окружения вырвался.

Далее – Смоленское сражение. Все захватчики, которые шли на Москву с запада, в обязательном порядке проходили через междуречье Западной Двины и Днепра. Этот район военные стратеги (Словосочетание «военная стратегия» для военного человека звучит подобно словосочетанию «масляное масло»: дело в том, что слово «стратегия» в переводе с древнегреческого означает «искусство полководца» и издавна употреблялось исключительно для обозначения науки о ведении войны. Однако, поскольку в наше время это слово используется в гораздо более широком смысле (стратегией называют способ достижения сложных целей в каком-либо виде деятельности; говорят, например, о шахматной стратегии, стратегии развития организации, финансовой стратегии и даже о стратегии жизни), в некоторых случаях в этой и других моих книгах я употребляю словосочетание «военная стратегия» для сужения смысла слова «стратегия» в конкретном контексте. – Прим. автора.) называют Смоленскими воротами. Стратег Жуков военной истории не знал, Смоленские ворота к обороне не готовил ни перед войной, ни даже после того, как началась война и ясно обозначилось направление главного удара германской армии на Смоленск и Москву.

В результате Смоленского сражения Западный фронт, срочно воссозданный после разгрома в Белоруссии, был окружен и разгромлен во второй раз. Германской армии была открыта дорога как на Москву, так и в тыл сверхмощного Юго-Западного фронта.

В ходе Смоленского сражения артиллерийский полк подполковника Лосева во второй раз попал в окружение. Во второй раз подполковник с остатками своего полка из окружения вырвался.

Затем Лосев принимал участие в обороне Москвы и Воронежа, был ранен. В октябре 1942 года в Сталинграде полковник Лосев принял под командование 29-ю стрелковую дивизию. Артиллерист – специальность довольно узкая. Редкий случай, когда артиллериста ставят командовать общевойсковым соединением. У Лосева не было опыта управления общевойсковым соединением, но он справился. Дивизия его воевала не на каком-нибудь тихом участке фронта, а в самом Сталинграде.

1 марта 1943 года за героическую оборону Сталинграда 29-я стрелковая дивизия была преобразована в 72-ю гвардейскую, а тридцатишестилетний командир дивизии Лосев получил звание генерал-майора.

Потом была битва на Курской Дуге, затем – форсирование Днепра. 72-я гвардейская стрелковая дивизия захватила плацдарм на правом берегу и 20 дней его удерживала. За это дивизия и ее командир были названы по именам в приказе Верховного главнокомандующего, а генерал-майор Лосев был удостоен звания Героя Советского Союза.

72-я гвардейская стрелковая дивизия неофициально называлась Несменяемой. С момента присвоения гвардейского звания до конца войны и даже чуть дольше, до 11 мая 1945 года, она числилась в составе действующей армии. Ее ни разу не выводили на переформирование или в резерв. Генерал-майор Лосев вел свою гвардейскую дивизию через Украину, Румынию, Венгрию, Австрию. В марте 1945 года Лосев получает под командование 27-й гвардейский стрелковый корпус. Он завершил войну в Чехословакии и стал почетным гражданином Братиславы.

После войны Лосев окончил Академию генерального штаба, командовал корпусом, а затем – военным училищем в Киеве. Кроме «Золотой Звезды» Героя Советского Союза генерал-майор Лосев награжден двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова 2-й степени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды.

В феврале 1956 года министр обороны СССР Маршал Советского Союза Жуков выгнал сорокадевятилетнего генерал-майора Лосева из армии. Без пенсии.

У гвардии генерал-майора Лосева было две профессии. Первая – артиллерист. Вторая – общевойсковой командир. Он прослужил в армии 32 года, при этом каждый день войны фронтовикам, которые находились в действующей армии или в госпитале по ранению, засчитывался за три дня.

Гвардии генерал-майор Лосев отвоевал Зимнюю войну и всю войну против Германии с 22 июня 1941 года, но не до 9 мая, а до 11 мая 1945 года. Прикиньте сами, сколько лет службы ему должны были засчитать дополнительно.

Жуков не засчитал ему ничего. Пошел вон!

В чем именно заключалась вина гвардии генерал-майора Лосева, я не знаю. Ищу, но пока не нашел. Если он действительно был в чем-то виноват, его надо было судить. Но самодур Жуков гнал генералов из армии без всякого суда и следствия.

Куда податься Герою Советского Союза, кавалеру одиннадцати боевых орденов, почетному гражданину Братиславы?

Правильно. У нас нашлись добрые люди. Устроили Героя Советского Союза и почетного гражданина дворником в Киеве. Узнав об этом, возмутился даже Хрущёв: «Как, совсем без пенсии?» (Там же. С. 335.)

Случай типичный, случай стандартный. Один из множества. Психически здоровый человек так поступать не мог. Жуков так действовал в отношении сотен и тысяч заслуженных командиров, прошедших войну.

Но речь тут вовсе не о Жуковском садизме. Речь о том, что Жуков подмял под себя власть в стране. Решать судьбу генерал-майора можно было только в ЦК КПСС. В конечном итоге решение должен был принимать Первый секретарь ЦК КПСС Хрущёв Никита Сергеевич. Такой в нашей стране был установлен порядок. Если генерал где-то допустил ошибку, то министр обороны был обязан поставить вопрос о его судьбе в ЦК КПСС, в Секретариате ЦК КПСС, в Президиуме ЦК КПСС. Но Жуков действовал сам по своему хотению, нарушая все законы и порядки, ни с кем не советуясь.

И вот результат.

Весть о жуковских расправах разнеслась по армии мгновенно. Жуков этому и не препятствовал. Наоборот, его громовые приказы зачитывали всему офицерскому составу Советской Армии на каждом собрании офицеров, часто под расписку: ты с приказом ознакомлен, вот твоя подпись, не говори потом, что не знал.

Офицеры, сталкиваясь с диким произволом и беззаконием, под всяческими предлогами из армии уходили. Лучше напомнить врачам о своих ранах и болезнях и самому списаться в спокойную жизнь, чем дожидаться, когда тебя с позором погонят без пенсии. И ходила по всей стране невеселая песенка на мотив известной в те годы мелодии:

Что стоишь, качаясь,

Офицер запаса?

Ждет тебя в колхозе

Должность свинопаса.

Добровольный массовый уход из армии тысяч офицеров – одна сторона медали. Нежелание молодых парней поступать в военные училища – другая.

Во все предшествующие времена поступить в любое военное училище в СССР было вовсе не просто. Были две основные категории молодых парней, которыми комплектовали военные училища.

Прежде всего – сыновья офицеров. Мальчики росли в дальних гарнизонах, среди танков и пушек, с детства бредили военной службой и, окончив школу, шли по стопам отцов.

Вторым главным источником были ребята из колхозов. Их призывали в армию, они служили солдатами, видели офицерскую жизнь и через один или два года службы подавали рапорта о поступлении в училище.

В 1956 году Советская Армия впервые за свою историю столкнулась с проблемой комплектования военных училищ. Такого никогда не бывало даже при царях, при Николаях и Александрах. Профессия офицера в России во все времена была почетной и уважаемой, а тут вдруг никакими пряниками в военное училища не заманишь.

Взрослеющие сыновья офицеров видели своими глазами, что самодур Жуков вытворяет с их отцами. Отслужи три десятка лет, отвоюй две войны, заслужи орденов на грудь, а тебя Родина как пса выгонит без пенсии, без профессии. И сельские ребята, попав солдатами в армию, видели этот произвол и беззаконие. Желающих встать в офицерский строй резко поубавилось.

И все это творилось в те времена, когда Жуков официально до верховной власти еще не дорвался. Если бы дорвался, то Советская Армия в ближайшей перспективе вообще рассыпалась бы.

Без офицеров армия существовать не может. Офицер принимает бремя службы добровольно. Но добровольцев служить под командованием Жукова в Советском Союзе не было.


ГЛАВА 12


1


После разгрома «антипартийной группы» Жуков потребовал для себя особых почестей. Он пожелал, чтобы его конная статуя из белого мрамора была установлена не где-нибудь, а в Георгиевском зале Кремля.

Живописцы писали портреты Жукова. Скульпторы вырубали его челюсти из гранита и мрамора. Писатели сочиняли романы о его подвигах. Историки находили в архивах доселе неизвестные доказательства его величия.

Появление Жукова на военно-морском параде в Ленинграде 14 июля 1957 года достойно отдельного упоминания. Вообще-то парады на всех флотах всегда принимали адмиралы. Жуков традиции нарушил: принимать парад буду я!

Более того, нарушив собственный приказ, Жуков принимал военно-морской парад в Ленинграде в белой форме одежды, не предусмотренной никакими приказами и правилами. По цвету его одеяние напоминало форму адмиралов, но таковым не являлось: покрой был другим, околыш на фуражке был не черным, а красным, фуражка сверх всякой меры была разукрашена золотыми листьями (см. фотографию на вклейке № X, размещенной между страницами XXX и XXX книги).

30 июня 1955 года министр обороны СССР Жуков подписал Приказ № 105 «О введении в действие Правил ношения военной формы одежды маршалами, генералами и адмиралами Советской Армии и Военно-Морского Флота». Статья 2 этого приказа гласила:

Военная форма одежды носится строго в соответствии с настоящими Правилами. Все предметы военной формы одежды должны отвечать установленным образцам и описаниям.

Статья 4 устанавливала девять случаев, в которых маршалы, генералы, адмиралы и офицеры должны носить парадную форму одежды для строя. Первый из них – при участии в парадах. Для Маршалов Советского Союза приказом Жукова была установлена летняя парадная форма одежды для строя следующего образца:

Парадно-выходная фуражка цвета морской волны с красным околышем, парадный открытый мундир и брюки цвета морской волны в сапоги, белая рубашка с черным галстуком, сапоги, парадный пояс, кортик, белые перчатки; ордена, медали и нагрудные знаки (Правила ношения военной формы одежды. М.: Воениздат, 1956. С. 9).

Все маршалы при участии в парадах должны были быть одеты в предписанную маршалом Жуковым форму. Все, кроме самого маршала Жукова.

Все маршалы – в черных сапогах, а маршал Жуков – в белых туфлях.

Всем маршалам – брюки в сапоги, а маршалу Жукову – брюки навыпуск.

Для адмиралов и офицеров флота было установлено три летние парадные формы одежды для строя:

№ 1: белая тужурка, белые брюки, белые полуботинки, белые перчатки, кортик, ордена и медали;

№ 2: белая тужурка, черные брюки, черные ботинки, остальное как для формы №1;

№ 3: черная парадная тужурка, остальное как в форме №2.

По традиции для участия в военно-морских парадах на Черноморском флоте адмиралы и офицеры были одеты в форму № 1, на остальных флотах – в форму №2, но накануне военно-морского парада в Ленинграде Жуков приказал одеть адмиралов и офицеров в форму № 3 – во все черное.

А сам – весь в белом.

Для матросов и старшин также было установлено три парадные формы для строя:

№ 1: все белое,

№ 2: белая форменка (форменная рубаха), черные брюки;

№3: темно-синяя суконная фланелевка и черные брюки.

Жуков приказал одеть матросов для парада в форму № 3.

Для участия в параде с Чёрного моря в Ленинград прибыл крейсер «Михаил Кутузов». Никто не ожидал, что в жаркий летний день потребуется суконная парадная форма. Не все моряки имели ее с собой. Их срочно переодели на складах Балтийского флота. После парада состоялся прием в честь высшего руководства флота и командиров кораблей, принимавших участие в параде.

День был жарким. Все адмиралы и офицеры – в черном. Во время парада исключением был Главнокомандующий ВМФ адмирал Горшков, который по ошибке появился в форме №2. Перед приемом он ошибку исправил: ему срочно доставили черную форму.

И только Жуков все так же порхал белой вороной. Иного объяснения такому поступку, кроме желания выделиться в белом кителе на общем фоне, найти невозможно.

Весть о вызывающем самодурстве Жукова мгновенно разлетелась среди высшего руководства страны и Вооруженных Сил. Его поведение слишком напоминало манеру рейхсмаршала Геринга, который сам для себя выдумывал обмундирование, не предусмотренное никакими приказами и правилами. Разница заключалась лишь в том, что Геринг, наряжаясь, не заставлял при этом тысячи своих подчиненных одеваться в какую-то особую форму, чтобы выделиться на их фоне.

Козлов Фрол Романович, член Президиума Центрального Комитета КПСС и первый секретарь Ленинградского областного комитета партии, находившийся рядом с Жуковым во время парада и на приеме, доложил о случившемся Хрущёву. Хрущёв сдержался, но выходки Жукова не забыл и через два с половиной месяца, на пленуме, тот случай Жукову припомнил:

Жуков заставил всех командиров флота в черных бушлатах праздновать, а сам одел белый морской костюм. Люди парились в черном, чтобы он, как белая чайка, был бы лучше виден на черном фоне (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы.С. 346).


2


– Георгий Константинович, давайте начистоту.

– А что, Никита, случилось?

– Ничего не случилось. Просто я думаю, что нам надо разделить полномочия.

– Разве они не разделены?

– Разделены, но не четко.

– И что же ты себе хочешь?

– Хочу сельское хозяйство. Согласитесь, Георгий Константинович, вы же в сельском хозяйстве ни черта не смыслите.

– И чтобы я в сельское хозяйство не вмешивался?

– Именно так.

– Хорошо, подумаю. А что мне будет взамен?


3


Руководимая государством (то есть бюрократами) социалистическая экономика Советского Союза не могла удовлетворить потребности населения в самых простых и жизненно необходимых предметах потребления. Потому проблему сохранения Советского Союза можно было решить, только опустив окружающие страны на наш уровень, только уничтожив базу для сравнения.

Попытка перекрыть Суэцкий канал руками президента Египта Гамаля Абдель «на всех Насера» и тем самым обвалить экономику Европы провалилась. В те годы еще не было супертанкеров. Были танкеры обыкновенные. Они шли из Персидского залива в Европу Суэцким каналом. Гонять их вокруг Африки было слишком накладно. Увеличение протяженности маршрута на 8 тысяч километров резко повышало издержки и цену доставляемой нефти, что оборачивалось для Европы кризисом. Потому Хрущёв и Жуков не оставили идею положить тяжелую пролетарскую руку на Суэцкий канал, чтобы в случае необходимости его перекрывать.

Попытка 1956 года не удалась потому, что у Советского Союза не было точки опоры в Средиземном море, то есть не было военно-морских баз в этом регионе.

Строго говоря, одна база была. В Албании. Но ценность ее невелика: держать на той базе мощный флот было невозможно. Дело в том, что одна заправка самого обыкновенного эсминца – это 500 тонн жидкого топлива, легкого крейсера типа «Чапаев» – 3600 тонн. Чтобы один раз заправить легкий крейсер, надо пригнать два железнодорожных эшелона по 30 шестидесятитонных железнодорожных цистерн в каждом. А на интенсивные боевые действия сколько тому крейсеру заправок потребуется?

Но ведь боевой корабль не только топливом кормить надо. Ему снаряды, патроны, морские мины подавай. Если в Средиземку эскадру вывести не только с легкими крейсерами, но и с тяжелыми, с эсминцами, подводными лодками, сторожевиками, если с воздуха эту эскадру авиацией прикрыть, то сколько надо будет подать топлива, боеприпасов и всего остального? И что случится, если корабли выйдут в Средиземное море, а супостат перекроет Босфор, выставив поперек пролива мины в сто рядов, а по берегам поставив танки в укрытиях? Вся эскадра без снабжения окажется в мышеловке.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики