08 Dec 2016 Thu 21:05 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 14:05   

Искупление

(Источник: Книга Урантии)


atonement

Доктрина Искупления – господствующее убеждение, что жизнь Иисуса была принесена в жертву, чтобы искупить грехи человечества по приказу мстительного Бога – один из значимых камней преткновения, который сбивает нас с толку относительно истинной природы Бога. Книга Урантия учит нас, что Бог ни сердит, ни мстителен, ни ревнив, и что человек не греховен в своей основе. И Иисус из Назарета прожил своей жизнь во плоти, чтобы установить царство небесное и раскрыть нам любящего Небесного Отца, а не гневное или обидчивое Божество.


Ниже Вы найдете цитаты из книги, которые рассматривают понятие искупления с точки зрения Бога, Иисуса, Павла, христианства, Авраама и связь с крестом. Также включены цитаты относительно развития этой доктрины во времени, но Документ 89 – Грех, Жертвоприношение и Искупление – дает всесторонний и детальный обзор древнего происхождения этих понятий, и мы рекомендуем Вам прочитать этот поучительный Документ, чтобы понять, как эти идеи укоренились в нашей цивилизации и наших эволюционирующих религиях.


Бог и искупление

Праведность подразумевает, что Бог есть источник нравственного закона вселенной. Истина раскрывает в Боге просветителя, учителя. Любовь же дает чувство и жаждет чувства, ищет отзывчивого товарищества, подобного тому, которое объединяет родителя и ребенка. Праведность может быть божественной мыслью, но любовь есть отеческое отношение. Ошибочное предположение о несовместимости праведности Бога и бескорыстной любви небесного Отца допускало отсутствие единства в характере Божества и привело к созданию доктрины искупления – философского оскорбления как единства Бога, так и его свободной воли. ~ Книга Урантии, (41.3) 2:6.5


Посвящение Райского Сына вашему миру было присуще самой ситуации завершения планетарной эпохи; оно не было устроено специально с целью завоевания Божьей милости. Это посвящение оказалось также последним личным деянием Сына-Создателя в его долгом и смелом начинании – эмпирическом обретении полновластия в своей вселенной. Какой насмешкой над бесконечным характером Бога является учение о бессердечии и безжалостности отца, столь безучастного к невзгодам и страданиям своих созданий, что его нежное милосердие было проявлено лишь после того, как он увидел своего невинного Сына истекающим кровью и умирающим на кресте! ~ Книга Урантии, (60.5) 4:5.6


Служение Вечного Сына посвящено раскрытию Бога любви во вселенной вселенных. В задачу этого божественного Сына не входят постыдные попытки уговорить милосердного Отца полюбить своих скромных созданий и проявить милость к грешникам времени. Сколь ошибочно представлять Вечного Сына взывающим к Всеобщему Отцу явить милосердие к своим низшим созданиям материальных пространственных миров! Такие представления о Боге незрелы и нелепы. Вместо этого вам следовало бы понять, что вся милосердная опека Божьего Сына является непосредственным откровением сердца Отца, исполненного всеобщей любви и бесконечного сострадания. Любовь Отца – это действительный и вечный источник милосердия Сына. ~ Книга Урантии, (75.9) 6:3.4


Варварское представление об умиротворении разгневанного Бога, стремление умилостивить оскорбленного Господа, добиться расположения Божества с помощью жертвоприношений, покаяний и кровопролития олицетворяет религию абсолютно незрелую и примитивную, философию, недостойную просвещенной эпохи науки и истины. Для небесных существ и божественных правителей, несущих свою службу и правящих во вселенных, такие верования являются глубоко отталкивающими. Верить, полагать или учить, что невинная кровь должна быть пролита для того, чтобы завоевать всевышнее расположение или отвратить вымышленный божественный гнев, является оскорблением Бога. ~ Книга Урантии, (60.3) 4:5.4


Происхождение доктрины искупления

Уже на самом раннем этапе у андонических народов появился обычай воздерживаться от использования мяса тех животных, которым поклонялось племя. Вскоре, для оказания должного воздействия на сознание молодого поколения, был создан культовый обряд, который совершался у тела одного из почитаемых животных, а еще позднее их потомки превратили эти примитивные действия в более изысканные обряды жертвоприношения. Таково происхождение жертвоприношения как части поклонения. Эта идея была развита Моисеем в древнееврейском ритуале и была, в целом, сохранена апостолом Павлом в качестве доктрины искупления греха «пролитием крови». ~ Книга Урантии, (716.3) 63:6.4


Согласно древнейшему представлению, жертва являлась податью, взимаемой духами в обмен на свое невмешательство. И уже позднее появилось понятие искупления. С отходом человека от представления об эволюционном возникновении человечества и по мере того, как предания о времени Планетарного Князя и пребывании Адама просачивались сквозь века, широкое распространение получила концепция греха и первородного греха, в результате чего жертвы, приносимые для искупления случайных и личных грехов, стали рассматриваться как жертвоприношения во искупление греха всего человеческого рода. Искупление через жертвоприношение было всеобъемлющей гарантией, покрывавшей негодование и ревность даже неведомых богов. ~ Книга Урантии, (978.2) 89:4.5


В своей эволюции религиозные обряды прошли путь от задабривания, уклонения, заклинания, принуждения, умиротворения и умилостивления до жертвоприношения, искупления и спасения. Методы отправления религиозных ритуалов начались с примитивных культов, прошли стадию фетишей и поднялись до магии и чудес. Когда же в ответ на дальнейшее усложнение представления человека о сверхматериальных сферах ритуал стал более сложным, он не мог не оказаться во власти знахарей, шаманов и жрецов. ~ Книга Урантии, (986.1) 90:0.1


Древние социальные братства основывались на ритуале пития крови; ранняя еврейская община скреплялась кровавой церемонией. Павел собирался создать новый христианский культ на «крови вечного завета». И хотя он обременил христианство ненужными учениями о крови и жертвах, он действительно, раз и навсегда, покончил с доктринами, которые исповедовали искупление посредством человеческих или животных жертв. Его теологические компромиссы показывают, что даже откровение должно подчиняться постепенному управлению эволюции. Согласно Павлу, Христос стал последней, исчерпывающей жертвой; теперь божественный Судья удовлетворен полностью и навечно.

Так спустя многие века культ жертвоприношения превратился в культ причастия. Поэтому причастия современных религий являются законными преемниками этих отталкивающих древних церемоний жертвоприношения людей и еще более древних каннибальских ритуалов. Многие до сих пор полагаются на кровь для спасения, однако это, по крайней мере, приобрело образный, символический и мистический характер. ~ Книга Урантии, (984.3) 89:9.4


Религия всегда в значительной мере выражалась в обрядах, ритуалах, обычаях, церемониях и догматах. Как правило, ее портило неизменно пагубное заблуждение – иллюзия избранности народа. Принципиальные религиозные понятия – заклинание, наитие, откровение, умилостивление, покаяние, искупление, заступничество, жертва, молитва, исповедь, поклонение, жизнь после смерти, таинство, ритуал, выкуп, спасение, избавление, завет, скверна, очищение, пророчество, первородный грех, – все они восходят к ранним временам изначального страха перед призраками. ~ Книга Урантии, (1005.4) 92:3.2


Когда первобытный человек чувствовал, что его общение с Богом прервано, он прибегал к жертвоприношениям в попытке добиться примирения, восстановить дружеские отношения. Жажда праведности ведет к открытию истины, а истина повышает идеалы, что создает новые проблемы для индивидуального верующего, ибо наши идеалы имеют тенденцию возрастать в геометрической прогрессии, а наша способность жить согласно этим идеалам улучшается только в арифметической прогрессии. ~ Книга Урантии, (1133.2) 103:4.2


Великий завет

Завет, который Мелхиседек заключил с Авраамом, представляет собой великий урантийский договор божественности с человеческим родом, в котором Бог соглашается выполнить всё; человек же соглашается только верить в обещания Бога и следовать его наказам. До сих пор считалось, что спасения можно добиться только делами, – жертвами и подношениями; и вот Мелхиседек вновь возвестил на Урантии благую весть о том, что спасение – благоволение Бога – достигается верой. Однако, это евангелие простой веры в Бога было слишком трудным; последующие семитские племена предпочли вернуться к более древней практике жертвоприношений и искупления грехов через пролитие крови. ~ Книга Урантии, (1020.7) 93:6.4


Иисус и искупление

Иисус отбросил все ритуалы жертвоприношения и искупления. Он разрушил основание для любого подобного вымышленного страха и чувства изоляции во вселенной, провозгласив, что человек – дитя Божье. Отношение создания и Создателя строилось на основе отношений дитя и родителя. Бог становится любящим Отцом по отношению к своим смертным сыновьям и дочерям. Навечно отменяются любые ритуалы, не являющиеся законной частью этих сокровенных семейных отношений.

Отношение Бога-Отца к своему дитя определяется не действительной добродетелью или достоинством создания, а признанием мотивации дитя – его цели и намерения. Такие взаимоотношения суть отношения родителя и ребенка, которыми движет божественная любовь. ~ Книга Урантии, (1133.4) 103:4.4


Сын-Создатель воплотился в образе смертного человека и посвятил себя человеческому роду Урантии не для умиротворения гневного Бога, а для того, чтобы убедить всё человечество осознать любовь Отца и свой статус детей Божьих. В конце концов, даже великий сторонник доктрины искупления частично понял эту истину, провозгласив, что «Бог во Христе примирял мир с собой». ~ Книга Урантии, (1083.6) 98:7.1


Существует огромная опасность неправильного понимания того смысла, который заключен в многочисленных высказываниях и многих событиях, связанных с завершением пути Учителя во плоти. Не следует смешивать жестокое обращение с Иисусом невежественных слуг и грубых солдат, нечестное ведение судебного разбирательства и бесчувственное отношение мнимых религиозных учителей с тем фактом, что Иисус, терпеливо покорившись всем этим страданиям и унижениям, воистину выполнял волю Райского Отца. Действительно и истинно, воля Отца заключалась в том, чтобы его Сын выпил до дна чашу смертного опыта, – от рождения до смерти.

Однако небесный Отец не имел абсолютно никакого отношения к тому, чтобы провоцировать на варварское поведение якобы цивилизованных людей, которые столь жестоко истязали Учителя, раз за разом варварски глумясь над не сопротивляющимся человеком. Бесчеловечные и ужасающие испытания, которые Иисусу пришлось выдержать в последние часы своей смертной жизни, ни в коей мере не являлись частью божественной воли Отца, которую человеческая сущность Иисуса столь победоносно поклялась исполнить при окончательном подчинении человека Богу, о чём свидетельствует его троекратная молитва, произнесенная в то время, как его уставшие, обессилевшие апостолы спали в саду. ~ Книга Урантии, (1971.6) 183:1.1


Отец небесный желал, чтобы его посвященческий Сын завершил свой земной путь естественно, как и все остальные смертные, вынужденные завершать свою жизнь на земле во плоти. Обычные мужчины и женщины не могут рассчитывать на то, что Божий промысел облегчит их последние часы на земле и скрасит последующий эпизод смерти. Поэтому Иисус решил расстаться со своей жизнью во плоти в соответствии с естественным развитием событий, упорно отказываясь высвободить себя из безжалостных тисков подлого заговора, – жестоких событий, которые с ужасающей неотвратимостью вели его к невероятному унижению и бесславному концу.И от начала до конца всё в этом поразительном проявлении ненависти и беспрецедентной демонстрации жестокости было делом рук порочных и нечестивых людей. Бог небесный не желал этого, как не было это сделано под диктовку заклятых врагов Иисуса, хотя они и сделали многое для того, чтобы бездумные и порочные смертные отвергли посвященческого Сына подобным образом. Даже отец греха отвернулся от невыносимого ужаса сцены распятия. ~ Книга Урантии, (1972.1) 183:1.2


Человек, а не Бог задумал и осуществил казнь Иисуса на кресте. Действительно, Отец отказался вмешиваться в ход человеческих событий на Урантии, но Райский Отец не распоряжался о смерти своего Сына, не настаивал на ней и не требовал, чтобы она совершилась в том виде, в каком это произошло на земле. Конечно, рано или поздно Иисусу пришлось бы тем или иным путем освободиться от своего материального тела, завершить свою инкарнацию во плоти, однако он мог осуществить эту задачу бесконечным множеством других способов, вместо того чтобы умирать на кресте между двумя ворами. Всё это совершено людьми, а не Богом. ~ Книга Урантии, (2002.3) 186:5.2


Смертный человек никогда не являлся собственностью вселенских мошенников. Иисус умер не для того, чтобы выкупить человека, вырвать его из когтей изменнических правителей и падших князей сфер. Отец небесный никогда не замышлял столь вопиющей несправедливости, как проклятие души смертного человека из-за злодеяний его предков. Не была смерть на кресте и жертвой, которая заключалась в попытке отдать некий долг, появившийся у человечества перед Богом. ~ Книга Урантии, (2016.8) 188:4.3


Даже если бы Бог являлся суровым верховным судьей вселенной, в которой царит справедливость, ему явно не понравилась бы наивная идея подменить виновного преступника невинным мучеником. ~ Книга Урантии, (2017.6) 188:4.11


Филон, Павел, христианство и искупление

Павел осознал и благоразумно исключил из своей основной дохристианской теологии многие, хотя и не все, противоречия Филона – следствие его попытки объединить мистическую философию греков и доктрины римских стоиков с законопослушной теологией иудеев. Филон проложил путь Павлу, позволив ему более полно восстановить концепцию Райской Троицы, давно уже подспудно существовавшую в иудейской теологии. Только в одном вопросе Павел не смог сравняться с Филоном или превзойти учения этого богатого и образованного александрийского еврея – и этим вопросом была доктрина искупления: Филон призывал отказаться от учения о прощении, обретаемом только через пролитие крови. Возможно, что он также более ясно, чем Павел, осознал реальность и духовное присутствие Настройщиков Сознания. Однако по своему происхождению теория Павла о первородном грехе – доктрина наследственного греха и врожденного зла и избавления от них – являлась частично митраистской и имела мало общего с иудейской теологией, философией Филона или учениями Иисуса. Некоторые аспекты учений Павла, касающиеся первородного греха и искупления, отражали его собственные идеи. ~ Книга Урантии, (1339.1) 121:6.5


Евангелие Иисуса – в том виде, в котором оно вошло в культ антиохийского христианства Павла, – смешалось с тремя учениями:

1. Философскими рассуждениями греческих прозелитов иудаизма, включавшими некоторые их представления о вечной жизни.

2. Привлекательными учениями основных мистериальных культов, в особенности доктринами митраизма об избавлении, искуплении и спасении за счет жертвы, принесенной одним из богов.

3. Суровой моралью традиционной еврейской религии. ~ Книга Урантии, (1340.6) 121:7.8

В своем стремлении обеспечить учениям Иисуса благоприятный прием со стороны некоторых групп своих современников, апостол Павел написал много посланий директивного и назидательного характера. Так же поступили и другие учители евангелия Иисуса, однако никто из них не предполагал, что некоторые из этих писаний могут быть впоследствии объединены теми, кто представит их как воплощение учений Иисуса. Поэтому, хотя так называемое христианство действительно содержит больше от евангелия Учителя, чем любая другая религия, в то же время в нем есть много вещей, не имеющих отношения к учению Иисуса. Помимо включения в раннее христианство целого ряда доктрин, заимствованных из персидских мистерий, а также значительной части греческой философии, были допущены две принципиальные ошибки:

Попытка соединить евангелическое учение непосредственно с еврейской теологией, примером чему является христианская доктрина искупления – учение о том, что Иисус является принесенным в жертву Сыном, удовлетворяющим суровое правосудие Отца и умиротворяющим божественный гнев. Эти учения были порождены похвальным стремлением сделать евангелие царства более приемлемым для неверующих иудеев. Хотя эти попытки оказались неудачными в том, что касалось обращения евреев, им удалось смутить и отвратить многие искренние души во всех последующих поколениях. ~ Книга Урантии, (1670.3) 149:2.2


Значение смерти Иисуса на кресте

Хотя Иисус умер на кресте не для того, чтобы искупить первородный грех смертного человека или указать на некий способ эффективного обращения к оскорбленному и неумолимому Богу, хотя Сын Человеческий не предлагал себя в качестве жертвы для того, чтобы усмирить Божий гнев и открыть путь для спасения греховного человека, хотя эти идеи искупления и умиротворения являются ошибочными, – несмотря на всё это, смерть Иисуса на кресте исполнена значения, которое не следует упускать из виду. Урантия действительно стала известна среди соседних обитаемых планет как «Мир Креста». ~ Книга Урантии, (2016.6) 188:4.1


Осознав идею Бога как истинного и любящего Отца – единственное представление, которому когда-либо учил Иисус, – вы должны быть последовательны и сразу же, решительно отказаться от примитивных представлений о Боге как обиженном монархе, суровом и всемогущем правителе, основная утеха которого заключается в выявлении злодеяний своих подданных и наблюдении за их адекватным наказанием, – пока некое существо, почти равное ему самому, не согласится добровольно пострадать за них, умереть за них и вместо них. Вся идея выкупа и искупления абсолютно несовместима с тем представлением о Боге, которому учил и примером которого являлся Иисус Назарянин. Бесконечная любовь Бога является первостепенным атрибутом его божественной сущности. ~ Книга Урантии, (2017.3) 188:4.8


Все эти представления об искуплении и жертвенном спасении уходят своими корнями в эгоизм и находят в нем опору. Иисус учил, что служение собратьям является высшим представлением о духовном братстве верующих. Спасение должно быть само собой разумеющимся для тех, кто верит в богоотцовство. Главной заботой верующего должно быть не корыстное желание собственного спасения, а бескорыстное стремление любить и, следовательно, служить своим собратьям так, как любил смертных людей и служил им Иисус. ~ Книга Урантии, (2017.4) 188:4.9


Вся идея искупления переносит спасение в план нереальности; такое представление является чисто философским. Человеческое спасение реально; оно основано на двух реальностях, которые можно постигнуть верой создания и тем самым сделать их частью индивидуального человеческого опыта: факте богоотцовства и вытекающей из него истины – братстве людей. В конечном счете, справедливо утверждение о том, что вам «простятся долги так же, как вы будете прощать своим должникам». ~ Книга Урантии, (2017.8) 188:4.13


Крест является высоким символом священного служения, жизни, посвященной благополучию и спасению собратьев. Крест не символизирует Сына Божьего, принесенного в жертву вместо виновных грешников для умиротворения гнева оскорбленного Бога: и на земле, и по всей огромной вселенной он остается вечным священным символом праведников, посвящающих себя падшим и тем самым спасающих их самозабвенной преданностью своей любви. Крест действительно является символом высшей формы бескорыстного служения, предельной самоотверженности, заключенной во всём посвящении праведной жизни, прошедшей под знаком беззаветного служения, – даже в смерти, смерти на кресте. И само зрелище этого великого символа посвященческой жизни Иисуса действительно пробуждает во всех нас желание следовать его примеру.

Глядя на Иисуса, жертвующего своей жизнью на кресте, мыслящие мужчины и женщины вряд ли позволят себе вновь сетовать даже на самые жестокие жизненные невзгоды, уже не говоря о мелких беспокойствах и многих чисто воображаемых бедах. Его жизнь была столь славной, а его смерть – столь победоносной, что все мы испытываем желание разделить и то, и другое. Всё посвящение Михаила наполнено действительной притягательной силой, начиная с его юных дней и вплоть до ошеломляющего зрелища его смерти на кресте.

Поэтому, рассматривая крест как откровение Бога, убедитесь в том, что вы не смотрите глазами примитивного человека или пришедшего ему на смену варвара, ибо и тот, и другой видели в Боге беспощадного Властелина, вершащего суровое правосудие и поддерживающего строгий правопорядок. Вместо этого постарайтесь увидеть в кресте последнее выражение любви Иисуса, его преданности своей жизненной миссии – посвящению смертным расам своей огромной вселенной. Стремитесь увидеть в смерти Сына Человеческого вершину раскрытия божественной любви Отца к своим сынам, населяющим сферы обитания смертных. Таким образом, крест выражает самоотверженность добровольной любви и посвящение добровольного спасения всем, кто готов получить эти дары и эту преданность. Крест не связан с каким-либо требованием Отца и выражает только то, что Иисус с такой готовностью отдал и от чего он отказался уклониться. ~ Книга Урантии, (2019.2) 188:5.9

Урантия

Что говорит книга Урантии о:

Cover How I Found Urantia Book

Cover About Urantia Book

galaxy