04 Dec 2016 Sun 04:55 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 21:55   

Вам приходилось принимать должность на новом месте? В первые дни все офицеры и солдаты на одно лицо. Поди упомни, кто тут командир первого батальона, а кто третьего, кто начальник разведки, а кто заместитель начальника штаба полка, кто твой солдат, а кто не твой.

Хорошо, если в полку всего несколько новых офицеров, которые ещё не освоились. А если весь полк новый? Если все офицеры и все солдаты новые? Если никто никого не знает? 20 новых мехкорпусов, которые начали формировать в марте 1941 года, – это 60 новых дивизий, 260 новых полков, тысячи новых батальонов. Но чтобы их укомплектовать, приходилось бойцов и командиров забирать из ранее созданных соединений и частей…

Весной 1941 года, добившись коренной реорганизации Красной Армии, Жуков перемешал всех командиров всех танковых войск. Все на своих местах были новичками. Все друг на друга смотрели удивлёнными глазами: а ты, братец, кто таков?

7

Жуков никогда не изучал историю военного искусства. А там содержатся уроки на века. Вот вам македонская фаланга. 8, 16, а то и 25 шеренг по 800 – 1000 бойцов в каждой шеренге. Устоять против фаланги не мог никто. Один у неё недостаток: развернуть её невозможно.

Римляне сделали мощный шаг вперёд. Они расчленили монолитную фалангу на отдельные отряды – манипулы. Расчленение на тактические единицы сделало армию более подвижной, управляемой, способной вести сражение на любой местности, осуществлять маневрирование в бою и наращивать удар из глубины.

Казалось бы, монолит – это сила, это крепость непробиваемая. А расчленение – ослабление. Всё обстояло как раз наоборот. Расчленение означало усиление и резкое повышение боевых возможностей.

Однажды некий римский умник по имени Теренций Варрон решил отказаться от расчленённых боевых порядков и сплотить римскую армию воедино. Чтоб, значит, она крепче стала. Римская армия превратилась в огромную фалангу, которая потеряла гибкость и манёвренность. Тут-то Ганнибал меньшими силами и устроил грандиозный разгром. Имя той битвы стало нарицательным – Канны. И урок всем стратегам на все века и тысячелетия: огромная неповоротливая масса предельно уязвима.

Это понимал Павлов.

Этого не понимал безграмотный Жуков. Он где-то услыхал, что крупные танковые соединения – это прогресс. И бросился формировать крупные танковые соединения. Заставь великого стратега войну готовить, так он и лоб расшибёт. И не только самому себе, но и всей армии, и всей стране.

Заявление о том, что курс был взят правильный, действительности не соответствует. Курс был взят дурацкий и преступный. «Надо признать, что наши механизированные корпуса оказались действительно громоздкими» (Маршал бронетанковых войск П. П. Полубояров. Сборник «На Северо-Западном фронте». М., 1969. С. 128).

Кремлёвские соловьи не унимаются: «Начатое тогда формирование корпусов ощутимо отразилось на ходе войны». Именно так: начатое тогда формирование корпусов привело к мгновенной потере двадцати тысяч танков и всего кадрового состава танковых войск. Следствие этого – разгром Красной Армии, поражение в войне и гибель Советского Союза после долгой и мучительной агонии.

Уже 15 июля 1941 года было принято решение мехкорпуса расформировать. Но расформировывать было нечего. Танки либо сгорели от ударов авиации, либо были брошены из-за отсутствия горючего и совсем незначительных поломок.

В оборонительной войне надо реагировать на действия противника, а для этого хороши небольшие легкоуправляемые подвижные соединения и части: отдельные танковые батальоны, полки и бригады. Вот их-то и стали использовать.

А виновником разгрома определили Павлова.

* * *

С 1942 года в Красной Армии возрождаются танковые и механизированные корпуса. По штату в танковом корпусе должно было быть:

в 1942 году – 168 танков;

в 1943-м – 257;

с 1944 года до конца войны – 270.

Механизированные корпуса в эти годы по штату должны были включать соответственно 175, 229, 246 танков.

Война показала, что подвижное танковое соединение должно быть не только мощным, но и гибким. Стремясь к его максимальному усилению, нельзя перешагнуть грань, после которой такое соединение теряет свою подвижность и становится неуправляемым. Оптимальное количество танков для такого соединения 230 – 270.

Это подтверждено опытом величайшей из войн. Это именно то, что предлагал Дмитрий Григорьевич Павлов ещё осенью 1939 года. Только эти соединения он называл не корпусами, а танковыми бригадами и моторизованными дивизиями.

Если кому-то это не нравилось, то следовало только сменить название.

Глава 12. ПРО 170 ДИВИЗИЙ И 2 БРИГАДЫ

Мы насчитывали перед началом войны в Красной Армии 200 дивизий. Через шесть недель после начала войны мы вынуждены были установить, что их было 360.

Генерал-полковник Альфред Йодль.

Протокол допроса от 17 июня 1945 года

1

Итак, замысел Сталина прост и гениален: стравить страны Европы, а на заключительном этапе выступить в роли миротворца, благодетеля и освободителя.

Но возникает вопрос: а было ли у него в достатке сил на такое дело?

Во времена Хрущёва было объявлено, что на 22 июня 1941 года в западных приграничных округах Советского Союза было 170 дивизий и 2 бригады.

В любом учебнике, в любой официальной книге о войне мы найдём привычные 170 дивизий и 2 бригады. «История Второй мировой войны» (Т. 3. С. 425) всё о том же: 170 дивизий и 2 бригады. Под этим подписались все, кто был причастен к казённой исторической науке: Институт военной истории Министерства обороны, Институт всеобщей истории Академии наук и т.д. и т.д.

В любом военном училище, в любой военной академии Сотского Союза от всех курсантов и слушателей требовали знания этой цифры. Тот, кто сумел запомнить, что в западных военных округах 22 июня 1941 года было 170 дивизий и 2 бригады, считался знатоком военной истории, тот мог идти на экзамены и в успехе не сомневаться.

Для тех, кто эту цифру усвоить не мог, сделали облегчённый курс. Во всех армиях мира традиционно две бригады приравниваются к одной дивизии. Тем, кто был не в состоянии запомнить две цифры, придумали одну цифру: 171 дивизия. Усвоившие эту цифру тоже считались знатоками. Им присваивали звания полковников и забирали преподавателями в Военную академию имени Фрунзе.

Рассказы про 170 дивизий и 2 бригады повторялись так часто и так долго, что превратились в истину в самой что ни на есть последней инстанции. Перед самым распадом Советского Союза Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д. Т. Язов (ВИЖ. 1991. № 5. С. 7) назвал всё те же 170 дивизий и 2 бригады, и никто над ним не смеялся. Наоборот, некоторые кивали в знак согласия: вот какой у нас грамотный министр, ведь надо же – какие высоты постиг!

После смещения Горбачёва можно было ожидать, что вот теперь-то наконец в стране будет объявлена гласность, что некоторые наши генералы и официальные историки осмелеют и начнут говорить правду. Но ни один не осмелел…

Результат: «Российская газета» 22 июня 1993 года сообщила про… 170 дивизий и 2 бригады. Подписал старший научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны РФ Г. Иваницкий. Казалось бы, коммунизм рухнул, теперь можно говорить правду. Но нет.

Министр обороны должен был как-то на такие публикации реагировать: старшему научному сотруднику рекомендовать поиск новой профессии, а Институт военной истории разогнать. Но министр обороны не реагировал. Выяснилось, что сам он – выпускник Военной академии имени Фрунзе.

Проходит ровно год, и центральный орган Министерства обороны газета «Красная звезда» 22 июня 1994 года сообщает про 170 дивизий и 2 бригады…

Так и пошло. Текут годы и десятилетия, и каждый год на 22 июня мы вновь и вновь узнаём…

2

Было время, когда и я звонко твердил: 170 дивизий и 2 бригады…

Но в 1969 году Академия наук СССР и Институт военной истории Министерства обороны выпустили сборник «На Северо-Западном фронте». Среди авторов – маршал бронетанковых войск П. П. Полубояров, генерал армии П. А. Курочкин, генерал-полковник Ф. П. Полынин, генерал-лейтенанты В. Ф. Зотов, Ф. Я. Лисицын, Р. С. Терский и другие не менее достойные товарищи. Редактор – главный военный историк Вооружённых Сил член-корреспондент АН СССР генерал-лейтенант П. А. Жилин.

Сборник удивительный. Вот, например, что сообщается на 112-й странице: «К началу войны Прибалтийский особый военный округ имел два механизированных корпуса и три отдельные танковые бригады».

Сообщил это маршал бронетанковых войск П. П. Полубояров. Он подробно описал оба мехкорпуса.

3-м мехкорпусом командовал генерал-майор А. В. Куркин. В составе корпуса 2-я танковая дивизия генерал-майора Е. Н. Солянкина, 5-я танковая дивизия полковника Ф. Ф. Фёдорова и 84-я моторизованная дивизия генерал-майора П. И. Фоменко.

12-м мехкорпусом командовал генерал-майор Н. М. Шестопалов. В составе корпуса 23-я танковая дивизия полковника Т. С. Орленко, 28-я танковая дивизия полковника И. Д. Черняховского и 202-я моторизованная дивизия полковника В. К. Горбачёва.

Кроме того, в составе танковых войск Прибалтийского округа были три отдельные танковые бригады:

6-я – полковника А. И. Горшкова;

22-я – полковника И. П. Ермакова;

27-я – подполковника Ф. М. Михайлина.

О двух мехкорпусах в Прибалтийском округе в то время я знал, но сообщение о трёх бригадах было для меня оглушительным ударом. Ещё бы: мы всё твердим про 170 дивизий и 2 бригады во всех пяти приграничных округах, а тут сообщается, что в одной только Прибалтике одних только танковых бригад было ТРИ.

Ошибка? Непохоже. Маршал бронетанковых войск Павел Павлович Полубояров в 1941 году был только полковником, но занимал весьма высокий пост начальника автобронетанкового управления Прибалтийского особого военного округа. Два механизированных корпуса и три отдельные танковые бригады подчинялись ему. Не мог же он «вспомнить» танковые бригады, которых в его подчинении не было, и командиров, которые этими бригадами не командовали.

Когда был опубликован сборник «На Северо-Западном фронте», П. Полубояров был уже маршалом бронетанковых войск и занимал в советских танковых войсках самый высокий пост – был их начальником. У маршала был доступ ко всем документам, которые касались танковых войск. То, что он писал, было проверено Академией наук СССР, Институтом военной истории Министерства обороны. Правильность всех сведений удостоверена подписью главного военного историка генерал-лейтенанта П. А. Жилина.

Один из авторов сборника, генерал армии П. А. Курочкин, летом 1941 года был генерал-лейтенантом, представителем Ставки ВГК на Северо-Западном фронте. Уж он-то знал о войсках, которыми руководил. Танковые войска – его козыри.

Если сообщение о трёх танковых бригадах – чья-то ошибка, то Курочкин должен был бы поправить. Такая ошибка – не в его пользу. Ему упрёк бросят, у тебя было столько танковых войск, а ты немцев к Питеру пропустил… Потому, если бы кто-то такое сообщил по ошибке, он должен был первым протестовать: не было у меня никаких бригад!

Но Курочкин не возразил. Следовательно, три танковые бригады в Прибалтике были.

Другие источники подтверждают наличие в 1941 году в Прибалтике трёх танковых бригад (помимо двух мехкорпусов). Например: «Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне 1941 – 1945». Книга 1. Рига, 1966. С. 39. Со ссылкой на ЦАМО. Фонд 140. Опись 197659. Дело 5.

Самое мощное исследование о войсках ПрибОВО предъявил читающей публике Руслан Сергеевич Иринархов («Прибалтийский особый…». Минск, Харвест, 2004). На с. 56 он подтверждает существование трёх танковых бригад в составе ПрибОВО по состоянию на 21 июня 1941 года. С этим источником не поспоришь, ибо никто другой более полного и объективного описания Прибалтийского особого военного округа накануне германского вторжения пока не смог представить.

После выхода сборника «На Северо-Западном фронте» перед официальными историками было только два пути.

Первый: признать, что заявления про 170 дивизий и 2 бригады, мягко говоря, не соответствуют действительности.

Второй путь: опровергнуть сведения главного советского танкиста маршала бронетанковых войск Полубоярова и главного военного историка ВС СССР генерал-лейтенанта П. А. Жилина, а заодно – германские архивные документы.

Но наши официальные историки выбрали третий путь: документы, факты и свидетельства игнорировать. Проходят десятилетия, а они так и повторяют: 170 дивизий и ДВЕ бригады.

3

Тогда, в 1969 году, доступа к архивам у меня, понятно, не было. Но я решил как-то истину прояснить: сколько же войск было у Сталина на западных границах 21 июня 1941 года?

Начал с поиска справочника, в котором были перечислены все эти 170 дивизий и 2 бригады. Быстро установил, что такого справочника нет. Почему-то его никто не удосужился составить.

И тогда я его начал составлять сам. Для себя самого. Иметь с собой архив – не получится. Не та у советского офицера жизнь. Молодому офицерику таскать с собой папки с вырезками по гарнизонам не получится. Оставалось одно – запоминать. Встретил, к примеру, в «Военно-историческом журнале» сведения про 125-ю стрелковую дивизию, запомни их. Их немного, только номера полков: три стрелковых – 466-й, 657-й, 749-й и два артиллерийских – 414-й пушечный и 459-й гаубичный.

А потом где-то проскочит фамилия командира – генерал-майор Богайчук Павел Петрович. Через год-другой, если повезёт, то и система подчинения этой дивизии прояснится: она входила в состав 11-го стрелкового корпуса 8-й армии Северо-Западного фонта.

Тем временем и по множеству других дивизий данные накапливаются. И всё стыкуется. И всё одно к другому ложится. Сосед справа – 90-я стрелковая дивизия 10-го стрелкового корпуса. Слева – 48-я стрелковая дивизия 11-го стрелкового корпуса. Вот и день рождения 125-й дивизии открылся. Приказ на формирование – 19 августа 1939 года.

Дата уж больно знакомая. Вспомнишь другие дивизии, а этот лень повторяется то тут, то там: и вот у этой такой же день рождения, и вон у той…

Вы думаете, что запоминать номера полков и дивизий, фамилии командиров и места дислокации – это то же самое, что запоминать телефонную книгу? Вовсе нет. Это то же самое, что любителю футбола запоминать состав любимой сборной. Футбольный, а равно и хоккейный фанаты помнят тысячи данных о том, кто, когда, на какой минуте, с чьей подачи и из какого положения забил. Они помнят состав десятков команд и результаты сотен и тысяч игр. И запоминают это без всякого напряжения. Если интересно, всё это запоминается само собой…

А вывод напрашивался вот какой: в Советском Союзе на государственном уровне война никем не изучалась. За долгие десятилетия никто не пытался восстановить картину случившегося. Поднимите мне веки и укажите того генерала, того маршала, того военного историка, ту группу экспертов, то учреждение, которые развернули карту и воткнули в неё флажки, означающие советские бригады и дивизии. Официальные историки не только не пытались расставлять на карте советские войска, но не удосужились проверить объявленные сведения о количестве бригад и дивизий.

А зря. Удивительная картина вырисовывается.

4

Группировка советских войск (образно говоря, положение фигур на шахматной доске) на 22 июня заслуживает отдельной книги. Сейчас мы говорим не о расположении фигур, а только об их количестве на советских западных границах.

Мне возразят: стоит ли упоминать такую мелочь, как танковые бригады? Думаю, стоит. В Африке у Гитлера было две, затем четыре дивизии. О действиях тех дивизий написаны терриконы книг. Вообще вся британская военная историография второй половины XX и начала XXI века сводится к изучению действий двух германских танковых дивизий в Африке и десантной операции, которая была проведена в Нормандии летом 1944 года.

В 1941 году у Гитлера на советско-германском фронте было всего 17 танковых дивизий. И количество танков в этих дивизиях на 22 июня 1941 года мы уже обсуждали: в среднем по полторы сотни.

Если советские танковые бригады считать мелочью и в расчёт не принимать, то как быть с германскими танковыми дивизиями? Тоже считать мелочью и в расчёт не принимать? У Гитлера на Восточном фронте только две танковые дивизии (6-я и 7-я) по количеству танков сравнимы с советскими бригадами.

Почему же германские танковые дивизии с равным или меньшим количеством танков мы не объявляем мелочью и не сбрасываем со счетов?

5

В той же Прибалтике на 22 июня 1941 года находились три отдельные бригады ПВО:

10-я полковника М. И. Удовиченко в Риге,

12-я полковника Д. Я. Дрожинина в Вильнюсе,

14-я полковника П. М. Барского в Каунасе.

Каждая бригада ПВО включала зенитно-артиллерийский полк, несколько отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов и пулемётных батальонов. Бригады ПВО были вооружены лучшими в мире 85-мм зенитными пушками, а также счетверёнными зенитными пулемётами М-4 и крупнокалиберными пулемётами ДШК. Бригады могли использоваться как против воздушного, так и против наземного противника. В1941 году во всём мире не было ничего лучшего для стрельбы по танкам, чем наша 85-мм зенитная пушка, а счетверённые и крупнокалиберные пулемёты хороши для стрельбы по пехоте. Но эти бригады официальные историки считать не желают. Не будем спорить. Идём дальше.

Там же, в Прибалтике, на 22 июня находились две отдельные противотанковые бригады: 9-я в составе 8-й армии, 10-я в составе 11-й армии. О 9-й противотанковой бригаде известно столько, что можно писать отдельную книгу. Она находилась в Шяуляе, ею командовал полковник Николай Иванович Полянский. В состав бригады входили 636-й и 670-й артиллерийские полки (по шесть дивизионов в каждом полку), минно-сапёрный батальон, автомобильный батальон и другие подразделения. Кому интересно, может найти достаточно материалов и о 10-й противотанковой бригаде.

В каждой бригаде по штату 5 322 человека, 883 автомобиля и трактора, 24 107-мм и 48 76-мм пушек, 48 85-мм и 16 37-мм зенитных пушек, 165 пулемётов.

Номера противотанковых бригад взяты не с неба. В западных приграничных военных округах мы находим весь ряд номеров противотанковых бригад: 1, 2, 3, 5-я в Киевском, 4-я в Одесском, 6, 7, 8-я в Западном и две наших знакомых – 9-я и 10-я – в Прибалтийском округе. Маршал Советского Союза К. С. Москаленко был в те времена генерал-майором артиллерии, командовал 1-й противотанковой бригадой в Западной Украине. Бригада была не только полностью укомплектована, но в ней было и 600 человек сверх штата. Вот как маршал описывает свою бригаду: «Должности старшего и среднего командного состава были укомплектованы хорошо подготовленными офицерами, имевшими большой опыт командования. Словом, бойцы, командиры, политработники, почти все шесть тысяч человек, составлявшие бригаду, были как на подбор… А тем временем прибывали всё новые эшелоны с людьми и боевой техникой» (На Юго-Западном направлении. М., 1960. С. 19).

О том, что за командиры стояли в 1941 году во главе противотанковых бригад, можно судить по такому факту…

Командир 1-й противотанковой бригады стал впоследствии Маршалом Советского Союза, командир 4-й противотанковой бригады полковник М. И. Неделин – главным маршалом артиллерии, первым Главнокомандующим Ракетными войсками стратегического назначения. Командиры других бригад тоже оказались достойными своих высоких должностей.

А теперь попробуйте увязать десять советских противотанковых бригад с привычным «и 2 бригады…». К слову сказать, в то время все остальные страны мира не располагали ни одним столь мощным противотанковым соединением, а также не было ни в одной армии мира и противотанковых пушек калибром выше 50 мм. Но наши официальные историки под визгливые вопли о патриотизме всю эту мощь вычеркнули из нашей истории. Ну и ладно. Поспешим вперёд.

Всё в той же Прибалтике находились 9-я, 10-я, 201-я воздушно-десантные бригады. Все три – в составе 5-го воздушно-десантного корпуса (ВДК), которым командовал генерал-майор И. С. Безуглый. Корпус готовили к десантированию в районе Кёнигсберга. Подготовка к десантированию зашла так далеко, что отменить отданный приказ уже было невозможно. Для обеспечения одновременной переброски трёх бригад 5-го ВДК был развёрнут временный сборочный завод, на котором авиаконструктор Олег Константинович Антонов руководил сборкой десантных планёров. Всё это происходило в такой близости от границ, что утром 22 июня 1941 года Антонов проснулся от грохота германской артиллерии. «В комнату буквально влетел один из инженеров завода: Война! Немцы уже под городом!» (След в небе. М., 1971. С. 220).

На рассвете – нападение, а уже в шесть утра немецкая пехота вышла к цехам завода десантных планёров. Это в какой же близости от границ надо было построить завод десантных планёров, чтобы в первые два часа войны оказаться в зоне боевых действий? Серьёзные историки признают, что Сталин готовил вторжение в Европу… но не в 1941 году, а в 1942-м. Если так, зачем собирать десантные планёры у самых границ в 1941 году? Где их хранить до следующего лета от дождей, ветров и снегов? Рядом с границей нет ангаров для хранения планёров на целый десантный корпус. Если действительно, как признают серьёзные, вторжение готовилось на 1942 год, то надо массовую сборку планёров производить в самый последний момент, а не годом раньше.

(Кстати, антоновский планёр так и назывался «Массовый-4» и для длительного хранения никак не предназначался.) Но мы отвлеклись: обо всём этом – в следующий раз. А сейчас вернёмся к 5-му ВДК. В оборонительной войне этот корпус оказался совершенно ненужным, парашюты и десантные планёры пришлось бросить у границ, а корпус по прямому (освободительному) назначению не использовать. А раз так, серьёзные историки в своей статистике пропустили и сам корпус, и бригады, в его состав входящие, и такие же корпуса в других округах и бригады, их составляющие.

Тут же, в Прибалтике, находилась 1-я отдельная бригада морской пехоты, которой командовал матёрый советский диверсант полковник Терентий Парафило (с октября 1941 года – генерал-майор). На 22 июня 1941 года бригада находилась в Либаве.

На 22 июня в Прибалтике находились две стрелковые бригады: 3-я (полковник П. М. Гаврилов) и 8-я (полковник Н. П. Симоняк).

А стоит ли вспоминать о стрелковых бригадах? Стоит. В каждой из этих бригад был один артиллерийский и два стрелковых полка, в 3-й бригаде – отдельный противотанковый дивизион, а в 8-й – отдельный танковый батальон и другие части и подразделения (Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне 1941 – 1945. Кн. 1. Рига, 1966. С. 144).

3-я стрелковая бригада с частями усиления – это 15 000 человек.

8-я стрелковая бригада с частями усиления, авиацией и береговой артиллерией – 27 000 человек (Там же). Примерно такую же численность даёт и официальная «История Второй мировой войны» (Т. 4. С. 70): «Гарнизон базы во главе с генералом С. И. Кабановым состоял из 8-й отдельной стрелковой бригады (командир полковник Н. П. Симоняк), частей береговой обороны, пограничного отряда, двух авиаэскадрилий и сил охраны водного района. Общая численность достигала 25 тыс. человек».


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики