04 Dec 2016 Sun 23:17 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 16:17   

2-й мехкорпус – 489 танков, в том числе 60 новейших.

3-й мехкорпус – 669 танков, в том числе 51 новейший.

4-й мехкорпус – 892 танка, в том числе 414 новейших.

11-й мехкорпус – 241 танк, в том числе 31 новейший.

15-й мехкорпус – 733 танка, в том числе 131 новейший.

22-й мехкорпус – 647 танков, в том числе 31 новейший.

И т.д. и т.д.

Были у Сталина механизированные корпуса без новейших танков:

1-й мехкорпус – 1 011 танков.

12-й мехкорпус – 806 танков.

14-й мехкорпус – 534 танка.

16-й мехкорпус – 680 танков.

Так у Гитлера все корпуса без новейших танков.

Были в Красной Армии и совсем слабые мехкорпуса. В 17-м, например, было 36 танков. Но из этого вовсе не следует, что Красная Армия была слабой. Наличие таких корпусов свидетельствует только о выдающихся умственных способностях одного Очень Великого Полководца, который требовал формировать всё новые корпуса, который хотел иметь в три раза больше мехкорпусов, чем все остальные страны мира, вместе взятые, наперёд зная, что ни людей, ни танков, ни автомашин, ни средств связи для них нет.

Если суммировать, то выглядела картина так.

У Гитлера на Восточном фронте 9 моторизованных корпусов и один в резерве. В среднем 329 танков в корпусе. В том числе новейших – 0.

У Сталина в западных приграничных округах 20 мехкорпусов, в каждом в среднем 519 танков, в том числе в каждом по 66 новейших танков.

Кроме того, в эшелонах перебрасываются на запад ещё 7 корпусов, в каждом из которых в среднем по 537 танков, в том числе в каждом корпусе по 7 новейших танков.

Для усиления своих броневых армад Сталин мог перебрасывать танки с Дальневосточного фронта, из Забайкальского, Закавказского и некоторых других военных округов. В Закавказском военном округе было 877 танков. В Забайкальском военном округе даже после ухода 5-го мехкорпуса и 57-й танковой дивизии оставалось ещё 1 232 танка. Дальневосточный фронт не воевал, но на его вооружении состояло 3 203 танка.

У Гитлера таких резервов не было.

Мы уже установили, что у Сталина танки были в стрелковых и кавалерийских дивизиях. Например, в мехкорпусах Киевского особого военного округа было 3 945 танков, но общее количество танков в округе – 5 465, так как они были и в других частях и соединениях, помимо мехкорпусов.

У нас в одном округе танков больше, чем в Германии и у всех её союзников, вместе взятых, на всех фронтах от Норвегии до Северной Африки и от Бреста французского до Бреста советского.

Но ведь и это не всё. У Сталина были дивизии НКВД. Количество танков в этих дивизиях никогда не публиковалось. Но было их много. У Гитлера в войсках СС в 1941 году танков не было.

А ещё у Сталина были воздушно-десантные корпуса. С танками.

У Гитлера в 1941 году танков в воздушно-десантных войсках не было.

Кстати, надо вспомнить и о воздушно-десантных корпусах.

Официальная история ВДВ говорит: «Укомплектование корпусов личным составом к 1 июня 1941 года было закончено» (Советские воздушно-десантные. М., 1986. С. 51).

А вот про ПВО: «Шесть артиллерийских полков 2-го корпуса ПВО, который прикрывал Ленинград, имели на вооружении около 600 новых 85-мм орудий, 59 артиллерийских батарей корпуса по боевой организации считались дежурными с готовностью открытия огня в одну минуту. Кроме того, в корпусе имелось 16 37-мм орудий, 76 крупнокалиберных пулемётов, 175 счетверённых пулемётных установок и 246 76-мм орудий, не предусмотреных штатным расписанием. Корпус также имел 12 рот воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), радиолокационный батальон, три полка аэростатов заграждения, два прожекторных полка и шесть прожекторных батальонов артиллерийских полков» (История Ленинградского военного округа. М., 1974. С. 179).

Представьте себе шесть полков по 100 85-мм зенитных орудий каждом! А сверх того ещё почти 250 76-мм зениток сверх штата.

Примерно такой же мощи был и 1-й корпус ПВО, прикрывавший Москву. Но его с началом войны тут же усилили. «Общая численность зенитного артиллерийского вооружения к 22 июля 1941 г. – к началу налётов воздушного противника на Москву составляла: зенитные пушки 85-мм – 564, 76-мм – 232, 37-мм – 248, зенитные пулемёты – 336» (Войска противовоздушной обороны страны. М., 1968. С. 101). К этому добавьте 6-й истребительный авиационный корпус в составе 11 истребительных авиационных полков.

Об авиации впереди разговор особый. Когда будете листать мемуары, обратите внимание на состав авиационных дивизий и жалобы командиров на то, что в них было по два комплекта самолётов.

3

Вернёмся на грешную землю, но поднимемся на более высокий уровень.

Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко: «К началу войны, когда враг был в непосредственной близости, передовые части и соединения 16-й армии – 5-й механизированный корпус (около 1 300 танков), отдельная танковая бригада (300 танков), 32-й стрелковый корпус – начали сосредоточиваться в указанных выше районах» (В начале войны. М., 1964. С. 215).

Генерал-полковник Сандалов: «К июню 1941 года соединения и части, входившие в состав 4-й армии, были в основном укомплектованы личным составом и боевой техникой в пределах штатных норм» (Первые дни войны. М., 1989. С. 55).

«Стрелковые дивизии, находящиеся в приграничной полосе, были почти полностью укомплектованы и имели полагающееся по штату вооружение» (Р. С. Иринархов. Западный особый. Минск, 2002. С. 30).

Генерал-лейтенант артиллерии Г. Д. Пласков (в то время полковник): «53-я дивизия, в которой я был начальником артиллерии, дислоцировалась на Волге. Старший командный состав вызвали в штаб нашего 63-го корпуса. <…> Командир корпуса А. Г. Петровский, обычно спокойный, невозмутимый, заметно волновался.

– Товарищи, – сказал он. – Приказано отмобилизовать корпус. Мы должны укомплектовать части по штатам военного времени, для чего использовать неприкосновенный запас. <…>

Ещё ни разу на учения не брали полный комплект боевых снарядов. Не призывали людей из запаса…» (Под грохот канонады. М., 1969. С. 125).

63-й стрелковый корпус, как и вся 21-я армия, был полностью укомплектован по штатам военного времени и переброшен к западным границам.

Генерал-лейтенант В. Ф. Зотов (в то время генерал-майор, начальник инженерных войск СЗФ): «Сапёрные батальоны были отмобилизованы по штатам военного времени… десять батальонов, прибывших с Дальнего Востока, были вооружены полностью» (На Северо-Западном фронте (1941 – 1943). Сборник статей участников боевых действий. М., 1969. С. 172).

У Сталина кроме дивизий и бригад боевых были бригады, полки и батальоны резервные и учебные. Не будем пренебрегать мелочами.

Маршал Советского Союза С. С. Бирюзов говорит о том, что в самом начале войны встретил под Гомелем запасной полк, «насчитывавший свыше десяти тысяч человек» (Когда гремели пушки. М., 1961. С. 33).

Генерал-полковник Л. М. Сандалов: «Из трёх пулемётно-артиллерийских батальонов численностью по 350 – 400 человек проводилось развёртывание пяти батальонов по 1 500 человек каждый» (ВИЖ. 1988. № И. С. 7).

Это просто малый штрих, но так было везде.

4

Но даже и не это главное. Все советские дивизии, полностью и не полностью укомплектованные, могли стать полнокровными в любой момент. Идея советской стратегии в том и заключалась: не пугать зверя – нанести первый удар тем, что есть, и тут же начать открытый этап мобилизации. И дополнить все недоукомплектованные полки и дивизии.

Каждая дивизия могла нести любые потери, но они тут же восполнялись бы резервистами, готовыми заменить павших товарищей. «Чтобы ясно себе представить, насколько большим было скопление военнообязанных на сборном пункте дивизии, приводим данные из журнала боевых действий 2-го стрелкового корпуса, в который вошла дивизия. В журнале указывается, что «на сборный пункт 100-й дивизии только в течение 25 июня явилось более 1 500 человек одних офицеров» (Первая гвардейская. С. 67. Со ссылкой на архив ЦАМО. Фонд 202. Опись 2159. Дело 29. Лист 15).

100-я стрелковая дивизия (как и все соседние) была не просто укомплектована полностью, но в ней были бойцы и командиры сверх штата. А тут – ещё много тысяч резервистов. Куда их девать? Тот же источник сообщает, что пришлось формировать ещё три полка из бойцов и командиров, которых было некуда пристроить. В дивизии три стрелковых и два артиллерийских полка, а позади – ещё три полка резервистов. Резервистов было столько, что дивизию, и не её одну, можно смело разворачивать в корпус или бросать в интенсивные боевые действия в уверенности, что любые потери немедленно возместят резервисты.

Вспоминает полковник И. И. Исаков: «Бровары были забиты войсками… Не берусь сказать, сколько сотен или даже тысяч кадровых командиров, в основном командиров запаса, находилось в резерве, именовавшемся КУКС Юго-Западного фронта» (Командиры мужают в боях. М., 1968. С. 5).

В Красной Армии восполнение потерь осуществлялось как нигде и никогда, невиданными методами и темпами.

Вот только два примера.

«14-я запасная стрелковая бригада Московского военного округа только в августе 1941 года подготовила и направила на Северо-Западный и Центральный фронты 19 маршевых батальонов и 8 рот общей численностью 19 112 человек… Всего за 15 месяцев 14-я запасная стрелковая бригада подготовила для действующей армии 250 тыс. бойцов и командиров» (Генерал-майор В. Яценко. ВИЖ. 1985. № 2. С. 34).

23 августа 1942 года 21-й отдельный учебный танковый батальон «насчитывал около 2 000 человек, из них 500 офицеров – командиров танков» (ВИЖ. 1976. № 9). 500 офицеров в батальоне!

5

Генерал-лейтенант А. В. Владимирский был подполковником, заместителем начальника оперативного отдела штаба 5-й армии КОВО. Он написал учебник об армии, в составе которой он 22 июня 1941 года вступил в войну. Долгие десятилетия учебник был секретным, но перед самым развалом СССР был опубликован под названием «На Киевском направлении» (М., 1989).

Отличие этой книги от обыкновенных мемуаров в том, что генерал не пишет о себе самом, о своих действиях, мыслях, переживаниях. Это развёрнутый рапорт о боевых действиях 5-й армии с начала войны до сентября 1941 года.

Книга переполнена статистическими данными, которые не только собраны в архивах, но и выверены специальной комиссией с тем, чтобы представить будущим поколениям офицеров и генералов секретную, посторонним недоступную, но в какой-то мере правдивую картину того, что случилось.

5-я армия КОВО – вполне стандартное объединение, которое не выделялось какой-то особой мощью на фоне других армий Первого стратегического эшелона. Её не сравнить ни с 10-й, ни с тем более 9-й армиями, которые явно превосходили её по силам.

На странице 28 даётся численный состав 5-й армии на 1 июня 1941 года – 142 570 бойцов и командиров. На странице 24 пояснение: «Без приписного состава запаса, призванного на учебные сборы в мае 1941 года». А было этих приписных, как мы увидим далее, много тысяч.

На странице 29 находим количество орудий и миномётов в 5-й армии – 2 044. Это без учёта 45-мм противотанковых пушек. Таблица хороша тем, что в ней чётко и ясно расписано, где, сколько, каких орудий было. Например, 122-мм гаубиц в 5-й армии было 260, 152-мм – 235.

Сведения о 45-мм противотанковых пушках приведены отдельно на странице 25. Их было 338.

Танков 5-я армия имела 1 503. Без учёта тяжёлых пушечных бронеавтомобилей.

Как после этого прикажете верить Академии военных наук, при содействии руководства которой выпущена книжка с утверждением о том, что во всей Красной Армии 22 июня 1941 года было всего 1 800 танков?

Как прикажете верить сочинителю Жукову, который объявил что высшие руководители Советского Союза «не видели дальше своего носа, вследствие чего наше руководство не сумело своевременно создать мощные бронетанковые войска, и создавали их уже в процессе войны»?

1 500 танков в одной армии! В ходе войны ни одна советская ТАНКОВАЯ армия ни разу, ни одного дня и ни одного часа таким числом танков не располагала. А тут не танковая армия, а обыкновенная.

Ни в одной германской ТАНКОВОЙ армии в ходе войны такого количества танков тоже не было.

22 июня 1941 года все германские танки на советско-германском фронте были сосредоточены в четырёх танковых группах. Во 2-й танковой группе танков было в полтора раза меньше, чем в нашей самой обыкновенной 5-й армии. И в 3-й танковой группе тоже в полтора раза меньше.

Если взять 1-ю и 4-ю танковые группы вместе, то и тогда они по числу танков до нашей 5-й армии недотягивают. Причём весьма серьёзно недотягивают.

Но если бы даже летом 1941 года советские части, соединения, объединения и не были полностью укомплектованы, то разве это мешает воевать? На войне практически всегда полки, дивизии, корпуса и армии воюют, имея некомплект личного состава и вооружения. Разве это помеха на пути в Берлин?

* * *

У меня нет титулов, нет званий. Я не историк. Но у меня есть интерес. У меня есть страсть коллекционера, страсть борзой собаки, если хотите.

Так вот, совсем не надо носить титулов и званий, чтобы собрать материал, которым набита любая полковая библиотека. Не надо быть ни историком, ни экспертом, а надо просто проявить интерес и собирать сведения о дивизиях так, как мальчишки собирают марки.

Всё доступно.

Только надо протереть много пар штанов…

Глава 16. КАК ЖУКОВ МОСТИЛ ДОРОГУ ГУДЕРИАНУ

Армия, которая научилась наступать, но не обучена в деле отступления, будет разгромлена.

И. Сталин,

Выступление на приёме в Большом Кремлёвском дворце 20 января 1938 года

1

Причину разгрома Жуков объяснил просто: войск не хватало не то что для обороны, но даже и для прикрытия границы.

А мы обратимся к воспоминаниям германского лётчика. Его звали Ганс-Ульрих Рудель. Летал он на Ju-87, совершил 2 530 боевых вылетов. Вот его впечатление о начале войны против Советского Союза:

«К вечеру первого дня я совершил 4 вылета за линию фронта в район между Гродно и Волковыском. Мы обнаружили огромные массы русских танков вместе с длиннейшими обозами. В основном это были танки типов КВ-1, КВ-2 и Т-34. Мы бомбили танки и зенитные батареи, обстреливали из пулемётов автомобили и повозки со снабжением для танков и пехоты. На следующий день первый вылет мы совершили в 3 часа утра, а последний – в 10 часов вечера. О нормальном ночном отдыхе пришлось забыть, поэтому мы использовали каждую свободную минуту, чтобы рухнуть в траву под самолётом и немедленно уснуть. <…>

Возле дороги на Витебск, по которой наступали наши войска, мы видели один из полузаконченных аэродромов, забитый бомбардировщиками «Мартин». Им не хватало то ли топлива, то ли экипажей. Пролетая над многочисленными аэродромами, над разветвлённой сетью укреплений, все мы думали: «Как хорошо, что мы ударили первыми»… Было похоже, что Советы лихорадочно готовили базу для нападения на нас. А какую ещё из западных стран Россия могла атаковать? Если бы русские завершили свои приготовления, у нас не было бы ни малейшего шанса остановить их. <…>

Мы совершили множество вылетов для ударов по русским войскам на большом шоссе, ведущем из Смоленска в Москву. Оно было буквально забито бесчисленными русскими машинами. Танки и грузовики стояли бок о бок практически вплотную, часто тремя параллельными колоннами. Если бы эта масса техники обрушилась на нас. <…>

Атака этой соблазнительной цели не представляла никаких сложностей. Через несколько дней шоссе оказалось забито грудами обломков» (Г.-У. Рудель. Пилот пикировщика. В кн.: Бомбы сброшены! М., 2002. С. 30 – 35).

В том, что немец не врёт, каждый может убедиться, посмотрев хронику тех дней: поля и дороги завалены разбитой, сгоревшей советской боевой техникой, а по дорогам гонят несметные толпы пленных красноармейцев.

Всё сказанное немецким лётчиком можно подтвердить и официальной статистикой потерь Красной Армии. Не буду портить настроение читателям осточертевшей цифирью. Каждый сам может найти сведения о том, сколько миллионов советских солдат попало в плен в 1941 году, сколько орудий, танков и самолётов было потеряно.

Думаю, что при том количественном и качественном превосходстве в вооружении, которое было у Жукова, границу было чем прикрыть. Грех жаловаться на нехватку сил. Разгром 1941 года был обусловлен другой причиной. Вспомним: свой первый орден будущий Маршал Советского Союза Г. К. Жуков получил 31 августа 1922 года. За что? Официальное объяснение: «За Гражданскую войну». Постойте, граждане. Какая война в 1922 году? На Европейской части бывшей Российской империи Гражданская война завершилась в ноябре 1920 года. А в Азиатской части Жуков в те годы не воевал.

Ларчик просто открывался. На фронтах Гражданской войны Г. К. Жуков храбростью не отличился, орденов не заработал. Зато отличился в зверских карательных операциях против русского народа уже после Гражданской войны. Первый орден – за подавление крестьянского восстания на Тамбовщине.

Русский народ всеми силами сопротивлялся коммунистической оккупации. Потому наёмнику Жукову в одном из боёв крепко досталось. Русский боец чуть было не разрубил Жукова пополам. Сам грядущий Маршал Победы этот бой описывает так: «У меня шашка была ещё занесена, а он уже рубанул» (ВИЖ. 1987 №12. С. 41).

Повторяю не в первый раз, что термин «оккупация» придуман не мной. Жуков воевал против русских в Тамбовской губернии. А командовал всеми карателями кумир Жукова Тухачевский, который, не стесняясь, в открытой печати назвал свой способ правления Россией оккупацией.

В тот раз оккупанта Жукова спасло два обстоятельства.

Во-первых, была зима. На нём были полушубок и много другой тёплой одежды. Кроме того, несколько ремней на правом плече. Это и смягчило удар. Во-вторых, на выручку Жукову подоспел другой оккупант и русского бойца зарубил…

На мой взгляд, самый подходящий образ для описания 1941 года именно этот: в свистящем замахе Сталин вознёс сверкающую шашку над Европой… а Гитлер уже рубанул.

Датой советского удара, по моим вычислениям, должен был быть день 6 июля 1941 года.

Независимый историк Марк Солонин на основе тщательного изучения архивных документов пришёл к выводу, что удар Сталина готовился на 23 июня 1941 года. Выходит, что Гитлер опередил Сталина не на две недели, а на 24 часа.

Доказательства Солонина убедительны. Возможно, он прав.

Известное предсказание адмирала Ричардсона, бывшего командующего Тихоокеанским флотом США, я привожу не по каким-то заграничным, недоступным российскому читателю публикациям, а по тексту «Красной звезды» (19 – 25 ноября 2008 г.). В мае 1941 года, выступая на семинаре в Сан-Диего, адмирал заявил, что, вне всякого сомнения, в ближайшее время начнётся война между Сталиным и Гитлером, а после этого изрёк следующее: «Безусловно, крупного успеха достигнет тот, кто первым начнёт наступление, поскольку и Вермахт и Красная Армия обучены на идее блицкрига. (…) Если Сталин неожиданно бросит на Гитлера.200 дивизий и 10 тысяч танков, то Вермахт будет раздавлен и через пару месяцев сталинская армия будет стоять в Гибралтаре. Если же начнёт Гитлер, то где он окажется через два месяца, известно только Всевышнему, ибо он неизбежно завязнет на просторах России, и Сталину придётся истратить уйму времени, чтобы выбить его оттуда».

Адмирал недооценил серьёзность сталинской подготовки. Танков у Сталина было вдвое больше. А в остальном всё правильно: если бы товарищ Сталин рубанул первым, то раскроил бы Европу до самого Гибралтара.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики